//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые горы » Ард-Аилл - обитель правящей семьи


Ард-Аилл - обитель правящей семьи

Сообщений 1 страница 50 из 108

1

http://s7.uploads.ru/5Pv9e.png
Обитатели
Иррлуасса, Фауст, Арнхилль, Кордо, [Исаак]

Одна из высочайших вершин Серых гор стала домом для правящего семейства стаи Равновесия и, по совместительству, приёмной. Драконы обустроили под свои нужды обширную сеть пещер, облагородив их и приспособив для комфортного проживания большой семьи.
По традиции, принесённой из земель светлых, входы в логово завешены шкурами, препятствующими ветру и позволяющими дольше сохранять тепло. Стены гротов и туннелей украшены разноцветными светящимися кристаллами, образующими друзы. Сейчас полностью обжиты лишь три пещеры, остальные используются в качестве кладовых или пустуют в ожидании того дня, когда у обитателей появится свободная минутка.
Первый грот со стороны главного входа - приёмная. Она выглядит почти пустой и большую её часть занимает огромный каменный стол. В стенах имеется несколько ниш, приспособленных под хранение документов и письменных принадлежностей. Это самая низкая из всех пещер Ард-Аилла, но даже в ней Духи чувствуют себя свободно и не задевают рогами потолок. Освещение преимущественно белое, имеется несколько жёлтых кристаллов.
Следующий грот отвели под жилую часть. От приёмной его отделяет длинный изогнутый коридор и ещё одна занавесь. Этот грот, напротив, является самым крупным, свод поддерживают несколько каменных колонн. Именно здесь правители отдыхают от забот и проводят время с детьми. Пока что основными элементами интерьера являются две лежанки из шкур, еловых лап и охапок сена, но постепенно пещера начинает приобретать признаки индивидуальности. На стенах постепенно появляются рисунки Фауста и пучки ароматных трав, собранные Иррлуассой. В нишах и на навесных полках, созданных умельцами стаи, хранятся многочисленные мелочи, нужные в быту. Добавляют уюта мякие жёлтые и оранжевые тона кристаллов-светильников и тёплое излучение жар-камней. Пещера имеет два выхода, помимо основного, один из которых через сквозной грот выходит наружу, а другой ведёт в своего рода мастерскую.
Эту пещеру старшие драконы единогласно определили как будущее рабочее место. Практикующим магу и артефактору пришлось по душе обширное и довольно светлое пространство. Там нашлось место для ингредиентов и материалов, как пока ещё не отсортированных, так и уже заботливо разложенных по ящикам и мешочкам, заготовок для артефактов, разнообразной посуды, личных записей и трудов признанных учёных мужей. Пещера также имеет второй выход, связанный со всё тем же сквозным гротом, выполняющим роль внутреннего холла. Вход в мастерскую со стороны спальни завешен шкурой, придавленной внизу парочкой тяжёлых камней, чтобы птенцы не влезли в родительские закрома.
Остальные пещеры пока не используются. Вполне вероятно, что в будущем их займут подросшие дети правящей четы, ну а пока там гуляет ветер.

0

2

>>>52 года спустя<<<
Драконесса сидела в одном из гротов, где на мягкой подстилке лежали два яйца. Светло-серая скорлупа в тёмных крапинках затвердела давным-давно, и с каждым днём всё ярче ощущалось биение жизни под её защитой. Иррлуа подозревала, что детёныши вылупятся в ближайшие несколько дней и не отходила от кладки дольше, чем на десять минут, и только в присутствии Фауста.
Поудобнее сложив крылья, Рассвет повернула голову к выходу из грота и улыбнулась: всего десяток дней они живут здесь, а она уже называет Ард-Аилл домом. Сколько всего произошло... Иррлуа хорошо помнила, как в один морозный день перед ней вдруг раскрылся портал, из которого вывалился грязный и уставший дракон. Правда, прежде чем выслушать доклад Рэлира, светлая прогнала его есть, мыться и отдыхать. Вести же, которые принёс Странник, изменили её судьбу. Земля, которая являлась ей во снах, действительно существовала. Считав образ и проложив туда портал, драконесса окончательно убедилась в этом. Дальше началась бурная тайная деятельность: надо было предупредить друзей и Фауста, причём так, чтобы ни одна посторонняя душа об этом не узнала. К счастью, всё завершилось более-менее успешно. Новый портал, который она удержала лишь благодаря поддержке любимого, и вот они все стоят на земле за сотни миль от своей родины.
Сумеречный собрал воинов и магов и очистил горы от наиболее опасных тварей. Рассветную моментально отстранили от дел, но драконесса и не сопротивлялась. Во-первых, она слишком устала, во-вторых боялась отходить от кладки. Поэтому на её плечи легли всевозможные административные обязанности. С поддержкой Дориана и Айтана она распределяла полномочия между драконами, формировала внутренние организации, писала Кодекс стаи... В общем, полторы седмицы пролетели быстро, как один день, и насыщенно, как целый месяц. Равновесные потихоньку обустраивались на новом месте. Правда, вопросов и проблем меньше не стало. Всё же объединить сотню драконов разных рас под одним крылом очень тяжело. И хотя все они не стремились к разжиганию вражды, неприятные казусы всё равно случались и большей частью они происходили из-за разных традиций. Это выявляло необходимость создания нового этикета и т.д. И так было каждый день. Иррлуа вспоминала свои первые дни на посту Главы стаи Света и понимала, что они не идут ни в какое сравнение с нынешним. Тогда ей нужно было лишь вникнуть в хитросплетение большой политики, здесь же нужно создавать всё с нуля. Хорошо, что рядом с ней Фауст и талы. Дориана она знала очень давно и без колебаний предоставила учёному необходимые полномочия, а за Айтана поручился Дух Сумерек. Это решило дело. Во избежание конфликтов было решено, что советников, как и правителей, должно быть двое.
И всё же, где задержался её драгоценный супруг? Неужели что-то случилось?

0

3

52 года спустя

Фауст летел во главе драконьего клина, со свистом рассекая воздушное пространство. Кровь стекала по нижней челюсти - очередная стычка с местными дикими животными прошла не особо успешно. Его отряд имел вид тоже не особо здоровый: у кого не хватало глаза, у кого была вся морда расцарапана. Ему повезло чуть больше, чем другим: обошёлся вывихом плеча и расцарапанной нижней челюстью. Зато очередной сектор был зачищен, твари отошли на ещё большее расстояние от их лагеря. Драконы были порядком вымотаны новым вылетом, но все они знали, что завтра вылазка повторится. Здесь животные были непуганные, ещё ни разу не встречавшие драконов, им понадобится какое-то время, чтобы указать место "аборигенам".
Тёмный чувствовал себя премерзко: рану саднило, кровь стекала по челюсти и дальше на шею, потому вся шея и грудь тоже у самца теперь имели вид влажный и багряный. Хорошо, что хоть лететь смог после потасовки, а то пришлось бы боевым товарищам своего лидера тащить до лагеря, а им итак было всем несладко.
Но вот впереди уже показались патрульные. Отсалютовав собратьям, тёмный полетел дальше, держа курс отнюдь не в пещеру целителя, а прямо в родную пещеру, к супруге. Конечно, не хотелось Иррлуассу шокировать таким вот собой красивым, но выбора особого не было. От целителя он боялся уже до логова не доползти, не то что не долететь.
Отряду он дал вольную, и драконы разлетелись кто к лекарю, кто к семье, кто по своим делам. Сам он направился в грот. Самец с шумом опустился на каменный пол, отчего земля аж дрогнула и потопал внутрь, прихрамывая на переднюю левую лапу. Внутри, как и ожидалась, находилась его красавица-жена возле кладки, состоящей из двух яиц. Несмотря на дикую усталость, жуткую потрёпанность и вообще отвратительное состояние как физическое, так и моральное, Призрак улыбнулся Лу и прохрипел:
- Я думал, ты ещё досыпаешь, родная.

0

4

Драконесса беспокойно дёргала ушами, стараясь услышать знакомый свист крыльев, но вой ветра забивал все звуки снаружи. Увы, Фауст задерживался. Видимо, его отряду пришлось столкнуться с чем-то непредвиденным. Как и несколько прошлых вылетов. Первое время она мерила шагами грот, постоянно выбегала на склон и опрашивала всех пролетающих мимо драконов, но потом заставила себя поверить в воинские умения любимого и стала уделять больше внимания кладке, а не своим страхам. В конце концов, Фауст никогда не подвергал сомнению её пророческий дар, даже в те минуты, когда она сама раздумывала над точностью своих видений. Так почему она отказывает ему в обратном? Потому-то и сидела сейчас крылатая в недрах горы, в тёплой, сухой и светлой пещере, а не маячила на склоне.
Но вот в коридоре, ведущем наружу, показался тёмный силуэт и в грот вошёл Призрак. Морда и шея были залиты кровью, кроме того, он заметно прихрамывал и жутко хрипел, до полусмерти перепугав светлую. Драконесса вскочила и рванулась к нему:
- Фауст! Что случилось? Не стой, ложись сюда, - Иррлуа быстро сориентировалась и, махнув хвостом на самую большую подстилку в пещере, убежала по внутреннему коридору вглубь горы, чтобы буквально через минуту вернуться с небольшим пузырьком, принесённым ещё с Имперского, и ворохом мягкой травы. Как ни крути, но росла она среди светлых и целительство знала. А в последнее время у неё было много практики - мастеров Жизни катастрофически не хватало... Шесть  магов, один из которых только недавно начал изучать секреты силы, на почти сотню драконов было слишком мало. И хотя Иррлуа старалась не перенапрягаться, памятую о недавнем истощении, порой ей приходилось участвовать в исцелении пострадавших.
Стереть смоченным в зелье пучком трав кровь с морды и шеи, аккуратно коснуться кончиками пальцев краёв ран, стараясь не причинить лишней доли, сосредоточиться, прогнать сквозь себя энергию и на выходе "обесцветить" её, убрав оттенки светлой силы. А уж вправлять выбитые суставы драконесса научилась ещё в юности. Летуну такое умение жизненно необходимо.
Всё это она проделывала автоматически, практически не уделяя внимания процессу. Невольно вспомнилась их первая встреча, когда светлая лечила Фауста после неудачной попытки защекотать её.
- Душа моя, сейчас будет больно, - предупредила Рассветная и резко дёрнула переднюю лапу тёмного. С неприятным щелчком сустав встал на место. Вздохнув, она сгребла в угол испачканные кровью пучки травы и легла рядом с любимым.

0

5

Дракон улыбнулся супруге ещё шире, когда увидел на её милой мордашке испуг. Конечно, попробуй от такого не шокироваться, когда муж приходит весь окровавленный, словно его только что пытались поделить на неравные части виверны. Левая лапа жутко болела, это стало очень ощутимым именно сейчас, когда дракон не совершал лишних движений, которые могли бы его отвлечь.
Милая оказалась совсем близко и встревоженно заговорила. Тёмный послушно потопал к подстилке, мимолётно погладив светлую хвостом по спине и бросив короткий довольный взгляд на кладку. Дракон грузно опустился на указанное место, стараясь ещё больше не травмировать лапу, а Иррлуа тем временем убежала за своими целительскими штучками. Вернулась она быстро, с каким-то таинственным пузырьком и травой. Супруга принялась очищать его от крови и промывать раны. Нежные прикосновения лап заставили расслабиться, и дракон чуть ли не блаженно уркнул. Зелье приятно холодило, чуть-чуть пощипывая. Кое-какие из ран уже хорошо так запеклись, покрывшись толстой коркой из свернувшейся крови, а кое-какие ещё кровоточили. Однако тёмный и виду не подал, что ему неприятно, с благодарностью смотря на Иррлуассу.
Хорошо, что наши дети ещё не проклюнулись. Увидели бы незадачливого папку всего такого распрекрасного, потом бы снились кошмары по ночам. - усмехнулся Призрак своим мыслям. Но шутки в сторону - до вылупления оставались считанные дни, он знал это. И, откровенно говоря, сильно волновался. Быть родителем непросто, во всяком случае, хорошим родителем - точно непросто.
Дорогая жёнушка и его плечом не помедлила заняться. Щёлкнув, сустав встал на место, а дракон при этом глухо рыкнул, стиснув зубы. После убрав испачканную в крови траву, Лу улеглась рядом с ним, и он обнял её крылом.
- Спасибо, любимая. Что произошло в моё отсутствие?

0

6

Драконесса прижалась к правому боку любимого и положила голову ему на здоровое плечо. Все страхи отступили и теперь казались беспочвенными и даже детскими. А что касается ран... Они оба знали, на что шли. И Фауст прекрасно понимал, что пройдёт немало времени и будет пролито немало крови, прежде чем новые земли станут безопасными, и сама Иррлуа осознавала, что в один прекрасный день может не дождаться супруга домой. Был, конечно, выход, но они оба были Духами и не могли позволить себе отсиживаться в тёплой пещере, пока их смертные собратья идут в бой.
- Да ничего, в общем. Ночь прошла спокойно, только один раз патруль свернул с маршрута: виверны подобрались слишком близко. Один из отрядов вернулся за два часа до вас, так там и вовсе ни одного целого дракона не было. Все живы и даже самые пострадавшие скоро встанут в строй. Мне кажется, что наши целители скоро станут сильнее, чем у светлых, - тихо хохотнула Иррлуа. Она была недалека от истины: маги Жизни в стае Равновесия практиковались ежедневно. Ученики, ещё не знающие необходимых заклинаний, спешно их разучивали и работали на подхвате, напрямую подпитывая наставников своей энергией. Обычно подобное не допускалось, т.к. считалось слишком опасным для молодых магов, но именно благодаря грамотной работе целителей всех возрастов драконы Равновесия не только выживали, но и не оставались калеками. В исключительных случаях привлекали Рассветную. И пусть ей не всегда хватало умения, но общий запас сил с лихвой компенсировал недостаток знаний. - Айтан забегал - тебя искал зачем-то. То ли перепись ему была нужна, то ли ещё какие-то бумажки... Сказал, что до полудня будет у сказителей - хочет их к делу приставить. А так всё спокойно: охотники улетели на рассвете вместе с разведчиками, дневные патрули заступили на посты. Ждали только вас и ещё один отряд. Его, кажется, маг из водных возглавляет. Ребята задерживаются.
Драконесса замолчала. Ей было тепло и уютно, но почему-то усилилась какая-то иррациональная тревога, что не отпускала её последние дни.

0

7

Дракон накрыл супругу широким чёрным крылом и прижал к своему боку поплотнее. Увы, никакие целебные растения, да и магия тоже, не могли избавить его от усталости, а вымотался он одинаково сильно что во время зачистки территории, что во время перелёта назад. Сейчас бы самое время поспать, но дела их небольшой на данный момент стаи были неотложны. Хорошо, что хоть целители справлялись с имеющимися у новоявленных приключенцев травмами. Иначе туго бы пришлось с этими самыми вылазками. Всему побитому и поломанному-то, поди, совсем не комильфо воевать с дикими тварями, которые ещё и в силу непуганности были посмелее и поагрессивнее своих собратьев с Большого материка.
- Главное, что потерь пока нет. Мы итак утащили из стай не больно-то много народу. Хорошо, что некоторые одиночки присоединились, у них и выносливость выше, и навык выживания в подобных условиях лучше. - отозвался тёмный, - К Айтану я зайду позже, иначе ему вот прямо сейчас придётся разжёвывать и объяснять мне даже самые элементарные вещи. Кажется, тот рептилопард таки вышиб мне часть мозгов всей своей прилетевшей в меня увесистой тушкой.
Дракон не особо весело усмехнулся. Такими снарядами в него ещё не попадали, но ощущения были действительно неприятные, ведь именно из-за этого красавца у него нижняя челюсть такая вся их себя здоровая и ни разу не расцарапанная. Хоть бы пережить послезавтрашний вылет. - хмуро подумал Призрак, которому уже начинали надоедать эти постоянные стычки. Однако, чем больше территории они себе отхватят, тем им же лучше: больше кормовых участков, больше мест для проживания, больше мест для водопоя. И это означало, что в ближайшее время передышка им не светит.
- Как мелкие? Никто не пытался прорваться в мир раньше другого? - мурлыкнул Фауст, глянув на кладку. Яйца всего два, и в одном стопроцентно засел Дух. Будет интересно взрастить своего маленького Хранителя мира, уж он-то не упустит случая поучаствовать в жизни мелких, ошибок своей матери в этом плане не допустит.

0

8

Начало
Тепло и тесно - такими были первые впечатления. Темно. Нет ни времени, ни пространства. Лишь маленький кусочек сущего. А внутри - огонёк жизни. Слабый, едва тлеющий, но он был. Ждал своего часа, если можно так сказать. И этот час настал, когда в глубине тёмного мирка загорелась новая искра, уже не жизни, а сознания.
Не было ни страха, ни боли, ни даже дискомфорта. Просто что-то словно толкнуло изнутри и сказало: "Пора!" Рывок, ещё и ещё. Больно. Страшно. Не получается. Темнота начинает давить. Хочется свернуться в клубок и снова погрузиться в ожидание, но всё то же внутреннее чутьё толкает на продолжение борьбы. Снова изо всех сил удариться о стену, и снова без толку.
Небольшое яйцо то дёргалось, то замирало. По белоснежной, с бледно-синими волнистыми полосками, поверхности зазмеились первые трещины, медленно, словно неохотно. Спустя какое-то время они стали крупнее, от прежде монолитной скорлупы откололся небольшой кусочек. Но это хватило, чтобы придать сил птенцу. Забившись внутри, он опрокинул яйцо на бок. Скорлупа разбилась на несколько осколков.
В ноздри ударил холодный свежий ветер, глаза обжёг нестерпимо яркий свет. Страх, отступивший перед желание выбраться наружу, вернулся вновь. Растерянно пискнув, дракончик отполз назад, пытаясь забиться под скорлупу. Спрятаться, обратно в уютный мирок, где всегда темно и тепло, где всё уже так привычно. Однако вместе с тем в душе зародилась пока что слабая тяга к свету, к теплу, но более иному, нежели под скорлупой. Вот из мелкой пока что дырочки в яйце показалась лапка, маленькая, с крохотными коготками, такими же белыми как и чешуя, покрывающая её, а вслед за этим из яйца донёсся слабый, но даже немного возмущённый писк.

+1

9

В путь
Её окружала темнота. Она мягким тёплым пологом окутывала всё существо драконочки. В ней было уютно и хорошо. Но то глубинное чутьё, что ведёт по жизни каждого из нас, подсказывало, что пришла пора покинуть этот тесный мирок. Развернуться, неуверенно толкнуть лапкой твёрдую стенку. Скребнуть по ней крохотными коготками. Ощутить, как что-то родное медленно отдаляется, яростно кинуться вслед. Точнее, попытаться - ведь стенка всё ещё преграждает путь. Изо всех силёнок ударить по мерзкой поверхности лапой, толкнуть плечом, может, даже боднуть...
Нельзя сказать, сколько продолжалась борьба за право жить. Дымчато-серое яйцо дёргалось, сотрясаемое ударами изнутри, но скорлупа оказалась слишком крепкой. Порой оно замирало, порой содрогалось так, что казалось - ещё мгновение, и оно разлетится на кусочки. Но вот он настал, чудесный миг рождения. Спустя целую вечность по скорлупе пробежали первые трещины, а вскоре после того от неё откололся первый осколок. А за ним - ещё несколько. В дыру просунулась маленькая любопытная мордочка. Наморщила нос, чихнула и с писком спряталась обратно. Чтобы через несколько мгновений проломить ненавистную стенку и упасть на травяную подстилку гнезда.

+1

10

- Тебе бы поспать, - отметила Иррлуа, намётанным взглядом целителя определив, насколько устал её любимый. - Дела никуда не улетят, но если ты не выспишься, то рискуешь ошибиться. Ты нам нужен вменяемым, а не валящимся с лап с одной-единственной мыслью об отдыхе.
Драконесса считала, что Фауст может позволить себе день передышки. Все Равновесные знали, что им делать. По сути, оставались лишь заботы административного характера, с которыми ей вполне по силам справиться, да непредвиденные обстоятельства, которые в любом случае оторвали бы Призрака от текущих дел.
- Нет пока, - светлая улыбнулась и потёрлась щекой о шею супруга. - Может, папку домой ждали? - с усмешкой спросила она. - Кстати, последний отряд вернулся. Из дозора передали сообщение. Трое ранены, один тяжело, погибших нет. Наткнулись на гнездо каких-то неизвестных существ и...
Драконесса не договорила. Её внимание привлекло движение в гнезде. Одно из яиц - то, что было крупнее и светлее, начало шевелиться. Выскочив из-под крыла Фауста, Рассвет почти мгновенно оказалась рядом с кладкой. Собранность и спокойствие испарились без следа. Несколько минут томительного ожидания, и по белой с голубыми прожилками скорлупе пробежали трещины. Тут же зашевелилось и второе, дымчато-серое, с тёмными разводами. Иррлуасса застыла над гнездом, от волнения скребя когтями каменный пол и метя хвостом. Древний, как сама Империя закон, гласил, что птенец неспособный пробить скорлупу, всё равно обречён на смерть. Поэтому сколь бы сильно не хотела она помочь детям, нужно было сдержаться.
Наконец первый из птенцов показался наружу. Чтобы тут же спрятаться обратно. Лу разворошила носом обломки скорлупы и лизнула птенца в лоб. Белый, как снежные шапки гор, он был довольно крупным. Переглянувшись с Фаустом, вальда уверенно выдала:
- Дух. Светлый, - и перевела взгляд на второе яйцо, шепча что-то успокоительно сынишке.
А вот "обитатель" серого яйца не торопился. Долгое время оно просто дёргалось. К тому моменту, когда на нём появились трещины, первый малыш уже был вымыт и высушен. Всё это время Луасса не сводила напряжённого взгляда с тёмных разводов. Наконец и там появилась дыра, куда тут же высунулся кончик носа. Пискнув, птенец спрятался обратно и, толкнувшись последний раз, пробил скорлупу и вывалился на траву. Чтобы тут же оказаться рядом с братом под крылом матери.
- Тёмная и... смертная, - выдавила колдунья, растерянно глядя на мужа. Она не понимала, как такое стало возможным. Первый ребёнок Духа - всегда Дух! Но у Фауста наследников не было. Как не было и Сути у второй малышки.

+1

11

Фауст фыркнул, услышав об отдыхе. Как там его мать раньше говорила? "Отдохну на том свете"? Она-то теперь точно отдыхает, хоть и шляется по миру неизвестно ради чего. Могла бы уже оставить истерзанный войнами и раздорами мир в покое и вернуться в свою стихию, так нет же.
- Надо расчистить хоть один край, переместить границу дальше. Потом отдохну, - проворчал валд, прижав к себе супругу крепче. Здесь у них не было надёжной Завесы, не было достаточного количества воинов и магов для защиты. Каждый дракон был на счету, а боевой дух, как он уже успел узнать за годы правления стаей Тьмы, поднимается при виде короля, идущего в бой наравне с соплеменниками.
Любимая шутливо отозвалась на счёт детей, которые вот-вот, со дня на день, должны были появиться на свет. На счёт последнего отряда ему уже сообщили наспех, но хорошо, что его королеве тоже вовремя предъявляют донесения.
- Знаю, я зайду лично проведать раненных, как только немного отдохну.
Неожиданно самец заметил движение со стороны кладки. Переведя взгляд, дракон, к своему удивлению, обнаружил, что светлое яйцо начало покачиваться. Похоже, хозяину оного надоело там сидеть. Иррлуасса метнулась к кладке и зависла над ней, ожидая, пока дети проклюнутся. Первым раскололось яйцо посветлее, хотя второе тоже начало покачиваться. Фауст поднялся на лапы и зашёл с другой стороны кладки. Жена как раз в это время зарылась носом в обломки скорлупы, и тёмный заметил белый комочек, который являлся его чадом, его первенцем. Светлый... Наследник Силы Иррлуа, - подумал валд.
Через некоторое время к светлому птенцу присоединилась его сестра, тёмная самочка. Смертная. Дракон нахмурился, однако объяснение нашлось довольно быстро.
- У меня больше нет Источника. Я Дух, нить которого ни к чему не ведёт. Но я скоро это исправлю. Наши учёные нашли древние скрижали, я изучил несколько - в одной указан рецепт приготовления мощного артефакта. Он может связать своего владельца с Серым Пленом.
Самец опустил голову и лизнул обоих малышей в макушку. Выглядели они вполне здоровыми, светлый, как оно и должно быть с Духом, был заметно крупнее своей сестры. Фауст тепло улыбнулся мелким: наконец-то он стал отцом.

+1

12

Яркий свет сменился приятным мягким полумраком: его загородило что-то большое и мягкое, накрывшее птенца. Драконочка довольно мурлыкнула и зашевелилась, пытаясь не то встать на лапки, не то отползти куда-то в сторону. В итоге она наткнулась на что. Больше неё, но совсем чуть-чуть.
Большое, что загораживало свет, немного отодвинулось, и малышка увидела огромного чёрного дракона, ласково глядящего на неё. Он наклонился, лизнул её, обдав тёплым дыханием. Растерянно пискнув, тёмная повернула головку вбок. Рядом обнаружился ещё один большой дракон, белый. Он лежал, и под его крылом сидела она сама и третий дракон. Тоже белый, но маленький. Малышка посмотрела на свои лапки и хвостик. Все они были не похожи друг на друга. "Разные",  - подумала она. Первая осознанная мысль.
Большие драконы о чём-то разговаривали, но новорожденная не могла понять этого. Слышала звуки, но не видела в них смысла. Но сидеть на месте ей быстро надоело. Поднявшись на лапки, она постояла, покачиваясь, а потом сделала первый шаг. И ещё один. Восторженно запищала, радуясь своему успеху, и тут же упала носом в траву. Это оказалось больно. Маленькая драконочка заплакала. Одновременно с этим она поняла ещё кое-что: очень хотелось есть. И тёмная снова закричала, на этот раз требовательно. И уставилась на большого чёрного дракона.

0

13

Множество новых ощущений словно бурный поток хлынуло на новорожденного дракончика - яркий свет, разнообразие чуждых ещё запахов, звуков, а главное, два больших дракона, смотревших на него. Разумеется, светлый совершенно ни о чем пока не думал, а лишь ощущал какое-то странное тепло в груди. Оно было настолько приятным, что из груди невольно вырвалось тонкое ещё, рычание, а когда он попытался встать, то чуть покачнулся но не упал, заботливо поддержанный большим чёрным драконом, лизнувшим его в макушку. Птенец даже разок потёрся о его нос головой, чихнув и осев на пол.
Он огляделся. Заметил большую белую драконессу, к которой сразу же почувствовал особый интерес, от которого даже как-то на душе ёкнуло, словно шёлковая нить. Точно такое же чувство светлый испытал и когда посмотрел на чёрного дракона, а затем на меньшую даже чем он, драконочку. Коротко пискнув и сделав пару неуверенных шажков, птенец удивлённо пискнул ещё раз, будто не ожидав что попытка сделать первые шаги будет удачной. Затем ещё шажок, следом за ним другой, третий, в направлении сестры. Та тоже пыталась не сидеть на месте, упала, испытала боль, кольнувшую белого где-то в середине груди.   А затем возмущённо и требовательно запищала, на что птенец ответил таким же писком, и заторопился было к ней, но тоже упал, не так сильно, но всё же неприятно, и перевернулся на спину, жалобно глядя то чёрного то на белого дракона, поджав лапки.

0

14

Непоседливые птенцы почти сразу попытались расползтись в стороны. Это было естественно, но Иррлуа очень не хотелось выпускать их из-под крыла. Малыши осматривались, пытались встать на лапки и даже ходить. Такие милые и неуклюжие, что улыбка сама собой растянула губы.
- Вот как, - протянула драконесса, хвостом отгораживая птенцам путь в дальнюю часть грота. - Серый Плен... Неожиданный Источник силы. Но это может сработать. Интересно только, почему об этом раньше никто не знал? Да, отлучение до этого года не практиковалось, но почему в стаях никто даже не задумывался о таком? Ладно простые учёные. Я допускаю, что им просто не могло прийти в голову, что Духа можно лишить Источника, в конце концов, это закрытая информация. Но Старшие? Но Дочери? Не нравится мне всё это, - Иррлуа задумчиво дёрнула себя за прядь гривы. В последнее время этот жест вошёл у неё в привычку.
Малыши же не теряли времени и, пока родители отвлеклись на разговор, попытались исследовать окружающий мир. В итоге тёмная девочка споткнулась и упала, привлекая тем самым брата. Белый птенец заторопился на помощь и сам не удержался на лапках. Грот наполнился писком. Рассветная улыбнулась и помогла перевернуться сыну, аккуратно сложив крылья того за спиной. К счастью, они не помялись. Дочка же была осторожно перенесена поближе, на мягкую траву, где и падать не так больно, и сидеть теплее.
- Фауст, им нужна еда. Принесёшь? - во время целительской практики Лу доводилось и кладку принимать, и помогать выхаживать новорожденных птенцов, поэтому она прекрасно знала, что в первые дни они будут в основном есть и спать. Но знала в теории, а потому далеко не сразу поняла, что значил требовательный писк. - И надо придумать детям имена... - протянула драконесса, задумчиво глядя на очередную попытку дочки пройти больше нескольких шагов.

0

15

Малышня вовсю начала исследовать окружающий мир и громко заявлять о себе. Пожалуй, даже слишком громко. Тёмная самочка первой попробовала сделать первые шаги, и самец молча наблюдал а этим, будучи погружённым в свои мысли. Раньше Иррлуа сидела или лежала возле кладки, не отходя от неё, теперь не далёк тот час, когда придётся носиться за детишками по всем пещерам, пытаясь поймать за хвосты и утащить в гнездо. Понятное дело, что мир большой и интересный, но конкретно эта его часть очень даже не безопасна.
Светлый птенец присоединился к сестре, сделав несколько шажков. И снова возмущённый писк. Правые шаги. Первые падения. Первый голод. Дракон сращу смекнул, что мелким неплохо было бы набить брюшко чем-нибудь мясным. Кажется, в смежной пещере ещё были залежи оленины, свежие совсем залежи.
- Меня тоже удивили эти находки, но я собирают выжать из них максимально пользу. Серый Плен - отличный неиссякаемый Источник, но я не знаю как может отразиться на драконе присоединение к нему, - задумчиво отозвал тёмный, - Да, сейчас принесу. Имена придумаем вместе.
Самец развернулся спиной к жене и потопал в смежную пещеру. Несколько секунд оттуда доносился небольшой шум, более всего напоминающий возню, а через мгновение валд уже притащил сочный такой шмат оленины. Подтащив его к гнезду, тёмный обратился к детям:
- Налетайте, мелкие. Тут на вас двоих хватит.

0

16

Большие драконы что-то говорили, обращаясь друг к другу, но при этом то и дело посматривали на малышку и белого дракончика. Тот же со всех лап спешил к ней, но споткнулся, как и сама тёмная пару минут назад. Она издала особо пронзительную трель, и буквально через мгновение какая-то сила аккуратно сжала шкуру у неё на загривке и, подняв в воздух, перенесла обратно на траву. У силы были очень красивые зелёные глаза и длинная грива того же цвета. Мгновенно забыв о боли, малышка принялась ловить шевелящуюся кисточку, весело прыгая вокруг неё и задорно попискивая. Впрочем, и это увлекло её не надолго. Как только вернулся большой чёрный дракон, птенца как магнитом потянуло к тому, что он принёс с собой.
С интересом обнюхивая мясо, драконочка кружила рядом, опасаясь дотронуться. Пол тоже выглядел безобидно, а ударил больно! Но тут живот заурчал, и растущее чувство голода простимулировало инстинкты. Издав грозное "вяк", тёмная кинулась к мясу и вцепилась в него. Оторвала кусок, прожевала, проглотила. Вкусно! Но мало. И малышка больше не отвлекалась, пока от солидного шмата дичи не осталось ни кусочка. Только два довольных жизнью птенца.
Драконочка сонно щурилась на взрослых. Есть больше не хотелось, ей было тепло и хорошо. Не долго думая, она перебралась поближе к белой и, протяжно зевнув, закопалась в траву под её крылом, прижавшись к тёплому боку. Сон сморил малышку мгновенно.

0

17

Не успев ничего толком сообразить, едва стало больно от ушиба, как всё-та сила, от которой веяло теплом и заботой, мягко подняла птенца и поставила его на лапки, уложив крылья на спине. Взгляд полный благодарности и любви тут же не заставил себя ждать, и был направлен в глаза большому белому дракону, с красивыми зелёными глазами. В груди отчего-то снова кольнуло, словно обозначая что-то важное, но на этот раз укол был не болезненным а скорее приятным, словно очень сильное выражение любви. Но долго не отводить взгляд всё же не получилось - нос тут же уловил незнакомый, но крайне соблазнительный запах, и дракончик тут же повернул голову в сторону его источника. Сам источник принёс большой чёрный дракон, а сестрёнка уже кинулась пробовать гостинец. Сначала рявкнула, накинулась, откусила кусочек, с секунду подумала, а затем уже не отходя от куска, есть дальше. Значит очень вкусно!
Издав не менее громкий "вяк", птенец заторопился к еде, чудом не упав по пути, не споткнувшись ни обо что, и не сомневаясь, набросился на кусок мяса, справившись с его поеданием на несколько мгновений позже сестры. Та, сонно покачавшись на месте, впрочем как и сам дракончик, перебралась в более тёплое место, под крыло матери, и уснула. А вот птенец, хоть и ощущал сонливость, но всё же попытался сделать ещё пару шагов к чёрному дракону, стоически пытаясь держать голову так, чтобы смотреть дракону в глаза, но его собственные глаза то и дело закрывались, а голова предательски опускалась к земле. Пару раз дракончик чуть не упал носом в пол пещеры, как это сделала сестра, несколько минут назад, чихнул, пискнул, и на слабеющих ногах всё же забрался под крыло к белому дракону, прижался уже к сестре, положив голову ей на плечо, и уснул мгновенно.

0

18

Иррлуа сильно не нравились планы Фауста, но в тоже время она понимала, что стае необходим полноценный Дух. Себя драконесса таковым не считала. Она не воин, её профиль - магия и внешние связи. По крайней мере, у её супруга контактов на Западном ни с кем нет, а вот Рассветная смогла уйти без скандала, так что при необходимости сможет установить дипломатические связи от имени Равновесия. А им нужен на Восточном не тот, кто горазд только цветными шариками детвору развлекать да говорить складно, а тот, кто поведёт за собой драконов хоть в недра вулкана, хоть в морскую пучину. Нужен сильный и харизматичный лидер, которому будут подчиняться не по инерции, потому что привыкли так, но из-за его личностных качеств. Артефакт мог вернуть Фаусту силу и, как следствие, возвести его обратно на уровень сильнейший созданий Саяри. Но в то же время светлой казалось, что это очень опасно. Слишком опасно.
И всё же вальда оставила сомнения при себе. Сейчас не время и не место для подобных разговоров, да и Фауст вряд ли сию секунду кинется колдовать над артефактом. А вот малыши требуют внимания прямо сейчас.
Дети тем временем наелись, подчистую умяв всё принесённое мясо. Сонно щуря глазки, птенцы расползлись в стороны: тёмная сразу направилась к матери под бок, несказанно обрадовав этим Иррлуассу, а вот сынок куда-то собрался. Как оказалось, к отцу. Но и он в конце концов перебрался под крыло.
- Есть какие-нибудь мысли, как их назвать? - сонное сопение малышей умиляло. Драконесса чуть приподняла крыло, чтобы рассмотреть их получше. Маленькая чёрная девочка и крупный белый мальчик. Светлый и тёмная. Смертная и Дух. Такие разные, их дети. Впрочем, чего ещё можно было ожидать при таких-то родителях?

+1

19

Супруга промолчала на счет его рискованной затеи. И хорошо - он знал, сколь это небезопасно, ведь до этого артефактов подобной силы ещё никто не творил в их мире. Но он должен попробовать. Дух, лишённый Источника, слаб, он неполноценен и не может на должном уровне конкурировать с собратьями-хранителями Саяри. Повезло, что хоть Иррлуасса избежала таких проблем. Но от своей матери тёмному и не приходилось другого ждать - Арамэльминдиз не славилась умением прощать.
Мелкие, тем временем, накинулись на мясо, начав с аппетитом оное поглощать. Призрак слабо улыбнулся, глядя на своих детей. Уход стоил того, чтобы иметь возможность видеть их вылупление, первые шаги, первую кормёжку. И счастье любимой, конечно, тоже. Иррлуа ушла с ним в опасное место, полагаясь лишь на его слова о защите и любви. Ни один тёмный до этого не совершал подобных поступков ради светлой. А тем более мало кто мог даже помыслить о том, что наследник Тмнейшей променяет безраздельную власть над стаей Тьмы, над могущественным Тёмным Альянсом на жизнь изгнанника с дополнениями из беременной самки и толпы таких же изгоев, за которых ему пришлось нести ответственность. И вот сейчас он видел плоды этого выбора. Новоявленная стая, собственные земли, где они со времени смогут властвовать безраздельно. И его дети. Нет, выбор был верным, он не ошибся.
Мелкие вскоре перебралась под крыло матери и сладко засопели в две дырочки, заснув. Фауст прилёг напротив и стал с интересом рассматривать беленького Духа. Чем-то он ему отдалённо напомнил Аллинэю. И в большей степени глазами. Может, стоит поиграть с именем его бабки, составляя его собственное? У Иррулуа это, наверное, лучше получится.
- Давай назовём старшего в честь твоей матери. Он похож на неё немного, - озвучил свою мысль валд.

0

20

- Ещё бы, - ласково фыркнула Иррлуа, дотянувшись носом до щеки супруга. - Ведь он её наследник. Я больше по производным школам, вроде Разума и Жизни, а в малыше явственно чувствуется искрящийся Свет. Вот кому следовало родиться вместо меня, - невесело пошутила драконесса. Порой ей казалось, что своим уходом она предала мать, которая хотела, чтобы Рассветная заботилась об их стае после неё. А она сбежала с тёмным за край земли. О, как же ранило её презрительно шипение, впервые прозвучавшее ещё в день прощания с Аллинэей: "Бесполезная полукровка! Не быть ей нашей правительницей!". Разумеется, в морду Главе это сказать никто не осмелился, но благодаря чуткому слуху Луасса всё слышала. Было больно и горько. А потом ей стало казаться, что злопыхатели в чём-то даже правы. Ведь она и впрямь оказалась никудышной Главой. Оставалось лишь надеяться, что вальда из неё выйдет получше.
- Лин? Ммм. Не то, - принялась она перебирать слоги и подходящие имена на их основе. - А если другое... Нэя. Нэя-Нэя. Нэй. Уже лучше, но слишком коротко. Лин. Нэй. А если наоборот? Нэй-Лин. Нэйлин. Как тебе? Нравится?
Иррлуа пытливо смотрела на мужа. "Звёзды, как же он устал. Никуда не пущу", - драконесса усмехнулась своим мыслям. Перевела взгляд на завозившуюся во сне дочь. Тёмная малышка была очаровательна. Впрочем, все птенцы в таком возрасте вызывают умиление. - А как назовём дочку? Она тёмная, значит и имя выбирать тебе.

0

21

Дракон явно уже думал только одним полушарием, ибо всё, что говорила любимая, доходило до него чрезвычайно медленно. Тёмный зевнул, раззявив зубастую пасть. Чёрт, если он хоть чуть-чуть не поспит, то скоро на собратьев начнёт бросаться. Ласковое прикосновение к щеке заставило размечтаться о том, чтобы поспать под боком Иррлуа подобно детишкам. Однако на ум тут же приходили слова "мечтать не вредно" и "ты ж валд, тебя дёргают все и вся в любое время и по любому важному поводу". Впрочем, сейчас нарушителей спокойствия на горизонте не было видно, потому можно было изобразить из себя большого и довольного кошака, умастившись под вторым крылом жены.
Иррлуасса начала перебирать варианты имени, которые тёмный улавливал краем уха. Он готов был согласиться с её решением, всё-таки мальчишка светлый, пусть и зовётся на светлый манер.
- Нэйлин? Хорошо звучит. Мне нравится, - согласился валд, сонно мигая. Вот сейчас как рухнет вот прям тут, где лежит, и даже домкратом не поднимите.
От внимательного взгляда жёнушки не укрылось, что тёмный готов сию минуту провалиться в сон, глубокий и без сновидений. Валд заметил как тёмная малышка завозилась. Странно, но она ему не напоминала ни его мать, ни отца толком. Потому и назвать он решил на свой вкус, но первый слог всё равно пришёл на ум именно "ар", как в имени Темнейшей.
- Пусть зовётся Арной, - решил дракон.

0

22

К счастью, Фауст не обратил внимания на её первые слова. В другое время Иррлуа не преминула бы разыграть вселенскую обиду, но сейчас была даже рада тому, что супруг её почти не слушает. Всё же довольно бессмысленный спор о том, кто она такая и где её место, продолжать не хотелось. Оба всё равно останутся при своём.
Фауст тем временем перебрался к ней под второе крыло. Выглядело это довольно комично, но сути не меняло: никуда её драгоценные в ближайшее время не собирается. И правильно, нечего по горам носиться, когда дома маленькие птенцы. К слову, её решение по поводу имени сына он одобрил. Непонятно только, слишком устал, чтобы спорить, или и в правду понравилось. Впрочем, одно другому не мешало.
- Как скажешь. Мне кажется, ей подходит, - драконесса с улыбкой смотрела на своих тёмных. - Спи. Никуда твои дела не улетят. В конце концов, пару часов нормального сна ты себе позволить можешь. И это не вопрос, а утверждение. А если случится что-то неожиданное, то ты ещё долго не сможешь присесть и отдышаться, не то, чтобы отдохнуть нормально.
Иррлуа серьёзно смотрела на любимого. Сейчас она говорила не только как спутница жизни и опора, но и как целитель. Видно же, что он чуть ли не с лап валится! А если сюда сейчас кого-то принесёт, она этого кого-то лично покусает. Идите к Мороку, уважаемые. Валд изволит спать. Да и вальда не прочь... Но лучше она пока просто полежит. Кто его знает, когда малыши проснутся.

0

23

пик Ветров
Айтан плюхнулся, иначе не скажешь, на площадку перед входом в пещеру. Вроде всего-то половина дня прошла, но замотался до маловменяемого состояния. В последнее время тал вставал ещё до рассвета, а ложился далеко за полночь. И при том, что активной работой он практически не занимался, больше носясь по горам и пытаясь как-то скоординировать действия разведчиков, охотников и патрулей, уставал безумно. Причём патрулями и добычей вроде как занимался Дориан, но сведения, где искать дичь и на какие места стоит обратить особое внимание воинам находились опять-таки у Айтана. Пока не заработает архив, покоя ему и близко не видать. Теперь вот ещё сказители добавились. Причём никто его об этом не просил - сам, по доброй воле, взвалил на себя дополнительную ношу. Будто своих проблем было мало. С другой стороны, повлиять на разношёрстую толпу бездельников может только тот, кто знает это общество изнутри. В новообразованой верхушке стаи таковым был лишь сам Айтан.
Для порядка негромко стукнув по стене туннеля, тёмный поплёлся вглубь переходов, настраиваясь на тяжёлый спор с Фаустом. Какого же было его удивление, когда друг обнаружился спящим под крылом супруги. А под вторым мирно посапывали два птенца. Морда тала расплылась в глупой улыбке. Долгожданное событие всё же свершилось! Он хотел уже было удалиться (какие разговоры могут быть в такоц момент!), но дремавшая Иррлуасса подняла голову и негромко поздоровалась:
- Ясного дня.
- Приветствую, вальда. Примите мои поздравления, - взгляд Айтана то и дело возвращался к малышам. Какие же они милые. Когда спят. Принимая посильно участи в воспитании малдших брата и сестры, он не питал иллюзий относительно детей.

0

24

Имена детям таки совместно и без споров придумали. Тёмный и светлая удивительно хорошо умели договариваться, хотя Фауст всё же был не подарком. Кровь есть кровь, и в нём текла она от двух наиболее опасных в этом мире Духов. Оставалось всё же большой загадкой, как его угораздило влюбиться в светлую по уши, да ещё и наплевать с горы Мрака, что она дочь Аллинэи. Любовь ломала даже такие преграды, о да. И этому Призрак был крайне рад.
Тёмный всё же оккупировал тёпленькое местечко под другим незанятым боком Иррлуассы. Какое же было удовольствие побыть хоть немного рядом с семьёй. Что характерно, первое знакомство с мелкими не сопровождалось воплями и невозможностью сомкнуть глаз. Как раз оборот, оба карапуза тут же сладко засопели возле мамки. Фауст тоже засопел, умастив голову на лапы, лишь на автомате покивав на слова жены, которые услышал не полностью в силу отказывающегося работать мозга.
Спал недо-Дух без сновидений, хотя пустота и чернота, которые таки иногда появлялись, пару раз являли очертания его матери, какой она была без телесной оболочки. Как раз, когда её настигло заклятие дезинтеграции. Совесть Фауста порой всё ещё иногда грызла. Пусть его мать и не ушла из этого мира совсем и здорово капала на мозги во время его правления в стае Тьмы, всё же он чувствовал вину за то, что произошло в Руинах. Меж двух дорогих самок он выбрал ту, что не являлась его роднёй по крови. Но оказалась ближе по духу. Сейчас уже поздно оглядываться назад - ход сделан, пески времени бегут дальше. Пусть его сочтут предателем, зато он не изменил себе, не изменил своему сердцу. Если бы его снова поставили перед выбором, он снова выбрал бы изгнание и Иррлуа. А кто считает долг перед стаей выше долга перед сердцем и готов страдать до конца своей долгой драконьей жизни, пусть так. Он не философ и не мудрец - не ему и судить.
Внезапно в пещере раздался шорох, словно чьи-то лапы мягко ступали по камню. Призрак поморщился и всхрапнул, совершенно по-кошачьи спрятав морду в лапе. Однако позже над ухом раздался голос любимой, и Валд смирился с тем, что пора просыпаться. Тем более, что второй голос, который отозвался на приветствие Вальды, принадлежал его другу. Фауст убрал лапу и поднял голову, заспанно глянув на Айтана.
- Здоров будь, Чар, - тёмный скосил взгляд на мелких, что всё ещё добросовестно дрыхли и разве что только не храпели, а затем снова уставился на друга, - Хороши мелкие, а? Один Дух. Я не безнадёжен... - Призрак негромко усмехнулся, опасаясь разбудить птенцов, - Ты какими судьбами зашёл: просто поговорить или что-то случилось?
Последний вариант был бы крайне нежелателен. Валду меньше всего хотелось бы сейчас разгребать какую-либо хрень, произошедшую в стае.

0

25

Драконесса пристально наблюдала за малышами, вовсе не собираясь спускать с них глаз. Знала, насколько шустрыми могут быть эти милые птенцы, стоит лишь отвернуться. Как известно, бережёного Звёзды берегут. Тем более, что Серые горы заметно уступали по безопасности что Чёрным горам тёмных, что её родной Калхоне. Как ты ни гоняй тварей, должны пройти месяцы, чтобы они окончательно уяснили, чья здесь территория. И если взрослый дракон мог если не отбиться, то хотя бы продержаться до подхода помощи, то детям можно было передвигаться лишь в сопровождении старших. Терять молодое поколение никто не хотел. И слава Звёздной, что обычно непоседливые малыши и гордые подростки вняли словам.
Но вот мирное сопение птенцов и тепло супруга под боком сморили её. Иррлуа погрузилась в дрёму, изредка прерываемую резкими звуками снаружи. Так было и в этот раз, но драконессе пришлось вернуться в реальность, когда она услышала шаги. Чужие здесь ходить не могли (точнее, могли, но не стали бы стучать при входе), а своих надо поприветствовать. Тем более, что нежданным посетителем оказался Айтан:
- Ясного дня.
Видеть тёмного таки мбыло очень непривычно. В последние дни они редко пересекались, но коль Иррлуа видела тала, то он обязательно был чем-то занят и "светил" усталой мордой. Сейчас же эта самая морда озарилась совершенно чуждой улыбкой. Увы, светлая никогда не интересовалась прошлым Айтана и не знала о его талантах. Архивариус и архивариус, что тут ещё говорить.
Голоса разбудили Фауста. Любимый, хоть и имел крайне сонный вид, сразу включился в разговор. И тем самым напомнил, что он не только отец семейства, но и правитель. Которого, похоже, догнали его обязанности. Помрачнев, Рассветная отвернулась, чтобы не портить недовольной мордой настроение драконам. В конце концов, они добровольно приняли на себя эти роли.

0

26

Тёмный вздохнул и усилием воли заставил себя отвлечься от созерцания малышей. Прибавление в правящем семействе - это здорово, только он шёл сюда отнюдь не за этим.
- Воистину, - тал улыбнулся. Что именно он откомметировал этим, осталось на усмотрение слушателей. Хотя в силах друга Айтан никогда не сомневался. В конце концов, иначе Фауст просто не был бы Фаустом!
- И то, и другое, и можно без костей, - задумчиво хмыкнул тёмный. Не хотелось бы сейчас напрягать валда, но иначе никак. Вон, и Рассветная хмурится. Знает, что без причины бы он сюда не пришёл - Айт предпочитал встречаться с другом на нейтральной территории, в пещеру заявившись лишь дважды и то по очень важным делам. - Вы в лазарете давно были? - обратился он сразу к обоим правителям. - Если давно, то советую заглянуть на досуге. Фауст, ты будешь неприятно удивлён количеством раненных, а Вы, вальда, - состоянием целителей. Сам я невеликий маг, но вижу, что они на грани истощения. Ещё пара дней, и ребята лягут рядом со своими пациентами. Я считаю, что нужно остановить захват территории. Других драконов здесь нет, наше право на эту землю никто не оспорит. А дикие звери не стоят того, чтобы выжимать из себя все соки. Мы очистили горы. За неполных две седьмицы - более чем достаточно. Гнать дальше нет смысла! Нас слишком мало, чтобы удержать такой кусок, не говоря уже о том, чтобы заселить весь материк. Его территории сравнимы по площади с целым Альянсом, а нас в шесть раз меньше, чем в одной стае! И примерно четверть годна лишь на присмотр за молодняком, не считая легко раненных.
Дракон говорил негромко, как и правящая чета, чтобы не разбудить малышей. Зато уверенности было достаточно, чтобы заставить упрямого Духа задуматься. Заинтересованный же взгляд Иррлуассы давал надежду, что та поспособствует убеждению супруга. К мнению жены он прислушивался. Если только речь не шла о её безопасности.

Отредактировано Айтан (23 Июн 2014 21:28:55)

+1

27

Дракон краем глаза заметил, как Иррлуасса отвернулась. Что ж, она должна помнить, что её венценосный супруг не только отец семейства, но и предводитель "кучки неудачников", как выразилась Темнейшая перед его уходом. Может быть, это было её проклятье ему на дорожку: завоевание действительно шло тяжело, с потерями и переменным весьма сомнительным успехом. Спасибо, матушка, ещё раз спасибо. Зато здесь Фауст смог стать самим собой, а не косить под типичного тёмного засранца. А ещё наконец-то покинуть касту холостяков, променяв её на почётного женатика и семьянина.
От мыслей его отвлёк старый друг, который наконец-то заговорил о причине своего визита в обитель правителей стаи. Вот как, значит их резервные силы тоже на исходе. Фауст понимал, что драконы в таком темпе долго не протянут. Он тоже не железный и не сможет один защитить всю стаю, когда смертные драконы выбьются из сил. С другой стороны, он хотел всеми силами отодвинуть границу завоёванной территории как можно дальше от этих мест. Дабы лагерь был в большей безопасности, а дикие твари, постоянно получая отпор, боялись сюда сунуть нос. Конечно, у него не было пяти сотен драконов, как в стае Тьмы, чтобы успешно реализовать задуманное. А жалкая сотня уже готова была дружно и единогласно полечь кверху лапками. Вздохнув, самец тяжело поднялся с нагретого места и с явной неохотой отлеплепился от бока супруги.
- Чар, я понимаю, что наши силы на исходе. В лазаретах не был, но отчёты о проделанной работе получаю стабильно вовремя. Даже если я дам отмашку на новый рейд, драконов всё равно придётся снаряжать в патрули на границы. Отдых нам не светит, - хрипло сообщил Валд, мотнув рогатой головой, чтобы отогнать остатки сна. Хорошего сна, между прочим.
- Идём, я хочу глянуть, что там у целителей происходит, - решительно объявил тёмный, после чего обернулся к жене и добавил, - Скоро вернусь. Не скучай. В запасе ещё есть несколько кусков мяса - если мелкие проснутся, знаешь, где взять.
После этого самец пошуршал к выходу, напоминая собой мрачную грозовую тучку. Большую тучку.
======>>> Зелёные гроты

0

28

Тёмный досадливо закусил губу. Не хотелось отрывать друга от семьи, тем более в такой день! Но если не они, то кто? Кто, кроме него, наберётся наглости в лоб заявить валду, что он не прав (или собеседник считает, что валд не прав)? Кто, кроме валда, может остановить захват территории? Допустим, по последнему пункту может высказаться и вальда, но за последнее время в правящей семье сложилось определённое разделение обязанностей. К тому же теперь Иррлуасса и вовсе отойдёт от дел. А значит у Фауста и талов прибавится работы. И что-то смутно подсказывало тёмному, что большая часть дел светлой госпожи ляжет на него. Ибо молодая мать занималась по большей части внутренними делами стаи, в которых Айтан, как сказитель, по умолчанию близкий к простым драконьим делам, смыслил поболее остальных. Что ж, значит так надо. Работы он не боялся. К тому же часть дел можно будет свалить на помощницу, которую обещал прислать Дориан. Хоть бы девочка и впрямь толковой оказалась. А то он всякого навидался ещё в бытность архивариусом у тёмных.
- Это понятно, но даже усиленный патруль отнимает меньше сил и драконов, чем самая медленная война. Ты воин, сам должен понимать... - тал устало мотнул головой. Увы, научиться рассчитывать не на шесть сотен морд, а всего на одну будет нелегко. Тем паче, что далеко не все драконы новой стаи вошли в полную силу.
- Идём-идём. Госпожа Иррлуасса, хорошего Вам дня, - коротко поклонившись вальде и кинув прощальный взгляд на малышей, тёмный выбрался в коридор и двинулся за Фаустом.
Зелёные гроты

0

29

Зелёные гроты
Дракон намеревался сначала зайти к себе, но, на бегу просматривая отчёт целителей, резко передумал. Нет. Сначала он уведомит об этом вальду, а потом уже займётся своими делами. Надо было закончить плановый разбор документов, познакомиться с помощницей от Дориана, прикинуть, кого ещё можно пристроить к делу. Да и о сказителях не следовало забывать. В общем, дел по горло.
- Госпожа, простите за беспокойство, - Айтан просунул голову в пещеру, убедился, что не помешает, и лишь после этого просочился внутрь. - Целителям не хватает накопителей и настоев. Наши запасы были весьма скудны, а пополнять их мы не успеваем. Все достаточно сведущие в алхимии драконы заняты в Зелёных гротах. Они просили передать, что при текущем количестве раненых, зелий хватит ещё на несколько дней, не более. С накопителями ещё сложнее, но пока они держатся на живой силе. Маги обещают что-то придумать, но времени на исследования у них тоже не слишком много. На этом всё.
Тёмный замялся и принялся изучать свод пещеры, пока Рассветная обдумывала поступившую информацию. Было ещё кое-что, о чём он хотел сказать, но не как советник правителю, а как близкий дракон - жене своего друга.
- Что-то ещё? - голос Духа звучал устало.
- Да, госпожа. С Вашего позволения... Поговрите с валдом. Я надеюсь, что целители промоют ему мозги, но если со своей стороны удержите его семьёй... Я не хочу потерять друга и правителя. Фауст довёл себя до такого состояния, что легко может ошибиться. Однажды ему повезло, но стоит ли испытывать судьбу? - тал намекал на события полувековой давности, когда молодой Глава тёмной стаи точно так же загонял себя до невменяемого состояния и едва не свалился в ущелье на охоте. Тогда ему повезло, но нужно ли выжимать все соки сейчас? Айтан считал, что в этом нет необходимости. Их противники в этой войне - всего лишь дикие звери, а не хитроумные драконы.

0

30

Иррлуасса проводила взглядом драконов и неожиданно расплакалась. Тихо, глуша рыдания в подстилке, но горько и отчаянно. Безумное напряжение последних дней, постоянные споры всех со всеми, долгие бессонные ночи в ожидании Фауста - всё это наконец прорвалось в глухом вое раненного зверя. Она устала быть сильной. Устала во всём полагаться только на себя и на мужа. А когда он на несколько дней улетал в патруль - начинался кошмар. Каждый вечер, каждое утро Иррлуа ожидала, что сейчас в пещеру зайдёт Дориан или тот же Айтан и тихо скажет: "Мне очень жаль, вальда. Ваш муж погиб в бою". Она знала, что Фауст не будет сидеть на месте. Знала, что оба они будут рвать жилы, работая наравне со всеми и даже больше, полностью использую дарованные природой способности. Пусть даже её любимый дракон больше не Дух, но он сохранил присущую им силу и выносливость. Да и сама она... Не будь кладки - светлая сейчас сидела бы в лазарете и колдовала до полного изнеможения.
Но они Духи, они увели за собой сотню драконов и обязаны сохранить их жизни любой ценой. Но при этом не должны погибнуть сами. Просто потому, что если не станет их, не станет и стаи. Сколько дней пройдёт прежде, чем давние враги вцепятся друг другу в морды? Вряд ли больше седмицы. Нет, они должны выжить. Назло всему миру и всем врагам. Назло Западному? Пусть даже так.
Постепенно успокаиваясь, драконесса перевела взгляд на птенцов. Их с Фаустом дети. О, сколь многие хотели бы их уничтожить! Но Иррлуа была готова вцепиться в горло любому, кто осмелился бы угрожать её малышам. Пусть она не воин, пусть. Но есть магия, есть сила Источника, а значит многие лягут на пути к своей цели и больше не встанут.
Когда в пещеру вошёл Айтан, светлая раздирала когтями мясо, представляя на месте тушки всех врагов по очереди. Спокойно и сосредоточенно. Без капли лишних эмоций. Пусть все твари сдохнут.
- Вот как. Что я могу сказать... Немного. Сейчас восполнить запасы практически невозможно. Многие зелья делаются из компонентов, которые в зимнее время не найти. Мы постараемся найти заменители либо оригинальные компоненты.
Несказанное повисло в воздухе. Стая собиралась очень быстро, уходили налегке. Видимо, придётся идти на поклон к Эльсирину. Драконессу передёрнуло. Дядюшка ничего не скажет, но в его глазах она навсегда останется маленькой девочкой, не способной справиться с трудностями и предугадать их.
- Я поговрю с ним. Надеюсь, целители объяснят Фаусту, что к чему. А я, в свою очередь, найду, как удержать его в гнезде.

0

31

Рейна выглядела крайне усталой и сердитой. Что бы ни произошло перед его приходом, Иррлуассу это не обрадовало. Лезть в чужую душу Айтан не стал, разумно полагая, что при необходимосит светлая поделилась бы с ним тревогами или же попросила бы найти мужа. Поскольку ничего из этого не было, тал предпочёл забыть о странностях в поведении драконессы. В конце концов, она Дух и сама знает, что к чему. Да и... Хрупкая внешне Иррлуасса не вызывала в нём безотчётного страха перед величием высшего существа, как это бывало перед Темнейшей и Верраялом. Ей хотелось восхищаться. А ещё - идти за ней хоть в пекло Бездны.
Нет, он вовсе не влюбился. Но нашёл своего вождя, ради которого был готов на всё. Если Фауст был Чару в первую очередь другом, то его несравненная супруга стала Королевой. Той, перед которой не стыдно преклоняться.
- Было бы весьма кстати, рейна, - заметил тёмный. Понятно, что большая часть материка не то, что не очищена - даже не исследована толком. Но вероятность, что им удастся найти нужные травы или же их аналоги была ничтожна мала. Оставалось идти на поклон к имперским, чего никому не хотелось. Увы, обстоятельства не спрашивали мнения драконов.
- Будем уповать на благоразумие Фауста. Благодарю Вас за понимание, рейна, и на сём прощаюсь. Дела не ждут, - поклонившись, Айтан выбрался из пещеры и быстрым шагом пошёл прочь. Внутренними коридорами, чтобы не попасть под буран, он пробирался на своё рабочее место. Где-то там его должна была дожидаться помощница, присланная Дорианом. Да и отчёт из Зелёных гротов надо было изучить детально, а не пролистать на ходу. И поспать наконец! Иначе завтра он точно свалится с лап или спутает тёмного и светлого и вполне закономерно отхватит по морде. Хотя у целителей спать тоже хорошо. Даже лучше, чем у себя - никто не побеспокоит в неурочный час.
Ониксовая пещера

0

32

Зелёные гроты
Тёмный приземлился у входа весь хмурый. Видеть в докладах численность пострадавших и читать краткий отчёт о характере большинства ранений - одно, прийти самому к целителям и увидеть, что у них яблоку негде упасть, а сами лекари с ног валяться, не отходя от тех, у кого совсем дела плохи, - совсем другое. Совсем ещё юные, самцы и самки, они вверили ему свои жизни и пошли за ним в поисках лучшего мира, лучшей жизни. Пока что им приходилось лишь проливать кровь, всем, бок о бок - тёмным, светлым, огненным, земляным, водным и воздушным, а также полукровкам. Битвы с общим врагом сплотили представителей различных подвидов, научили игнорировать предрассудки и старые правила шести стай большого материка. Теперь они все большая семья, от их единства и слаженности работы зависит будущее их новой стаи. Он готов отдать себя всего, чтобы реализовать свой план - построить новый мир, вдали от войны, где драконы смогут сосуществовать в гармонии друг с другом, вне зависимости от их крови, расы, убеждений, в мире, где брак между теми же светлыми и тёмными будет нормальным явлением, а не преступлением. Но его сил явно не хватало. Ему очень нужна была помощь, совет более опытного дракона, старшего товарища. Но где его взять? Он сам был в своей стае самым старшим как по должности, так чисто по возрасту. Во всяком случае, так ему помнилось.
Все мысли были выметены из головы, когда он снова увидел свою дорогую супругу и мелких, которые пока что ещё мирно спали. Засони. Ничего, пусть спят и не видят, какой их папка "мрачная тучка, а вовсе не дракон", как поётся в песенке.
- Лу, я принял решение. По крайней мере неделю переждём. Ещё несколько вылетов, и воевать будет некому.
Вот что-что, а признавать свою неправоту тёмный умел. Научился с годами, к счастью. И сейчас уступал, не чувствуя укола гордости. Это было разумное решение на благо его стаи, его драконов. Всё остальное не важно.

0

33

Проводив советника взглядом, Иррлуасса быстро проглотила кусок мяса, от которого её оторвал поздний визит, и свернулась вокруг птенцов, накрывая их крылом. В мыслях она подбирала аргументы, которые смогут убедить любимого подождать. И дело было не только в неуклонном уменьшении количества боеспособных драконов. Увы, рейна плохо разбиралась в военных премудростях и прекрасно понимала, что в вопросах безопасности муж смыслит куда больше неё. Но беспокоилась драконесса по другому поводу. В последнее время сны её были... тревожными. Первые дни Рассвет отмахивалась от них, списывая на волнение и мандраж, но сейчас, когда обстановка более-менее нормализовалась, лучше не стало. Тогда-то Иррлуа и вспомнила, что через сны ей порой удаётся уловить предостережения грядущего.
- Неужели даже здесь нам не видать мира? Или это внутренняя угроза? Но что, что?! Небо, дай нам шанс, не оставь в час отчаяния. Освети путь, укрой от бед, - сбивчиво шептала драконесса едва ли не первую в своей жизни молитву. Не Свету, не Звёздам, а всему миру сразу, не выделяя ни одну из Стихий.
Резковатый и усталый голос Фауста напугал светлую. Отвлёкшись на свои переживания, она не заметила его возвращения и вздрогнула. С одной стороны, она была даже рада, что не придётся спорить с любимым. С другой же... Кажется, она только что нашла способ помочь ему и заодно избавиться от сомнений.
- Всё настолько плохо? Я ещё не была в Гротах, - немного грустно пояснила Иррлуа причины своей неосведомлённости. Всё же отчёты и негодования алдэ мало что могли прояснить, а увидеть всё собственными глазами драконесса не могла из-за кладки.
- Знаешь, я, кажется, знаю, как обезопасить нашу землю на первое время. Это полумеры, но лучше, чем ничего... Надо навесить Сеть.
С самого образования стай Духи защищали таким образом свою территорию. Каждый исхитрялся в меру своих способностей, но основа у этого сложнейшего ритуала была одна. В силу специфики Севера, Сети светлых Духов обладали, пожалуй, наилучшей способностью отслеживать проникновение неразумных существ. Кроме чисто практического применения, у Сетей было ещё и чисто психологическое назначение. "Это моя земля и на ней действуют мои законы," - именно так воспринималась эта древняя магия.
Не будь необходимости денно и нощно следить за кладкой, Иррлуа уже давно бы занялась этим. Но ритуал требовал полного погружения, и во время его проведения она становилась полностью беззащитной. Теперь же, когда любимый супруг задержится в гнезде, а птенцы хоть и требуют много внимания, но справиться с ними может не только самка с материнским инстинктом, настал подходящий момент. Маги по просьбе рейны во время вылетов устанавливали маячки, по которым она сможет выстроить каркас заклинания. А дальше в ход пойдут навыки, полученные во время поддержки Сети на Севере, и богатая фантазия. Как ни крути, а магия всё же очень творческая вещь.

0

34

Не то, чтобы Фауст был огорчён. Пусть он не матёрый правитель, но это не мешает ему мыслить логически. Истощения ресурсов следовало ожидать. Пусть даже драконов умело латают, целителям тоже надо отдыхать, что невозможно при постоянных рейдах, из которых пятьдесят процентов возвращалась на грани жизни и смерти, а остальные - с тяжелыми и средними травмами. Формирование его государства шло совсем не по тому плану, который он в своей голове составил. Интересно, у матери также было? Она тоже злилась из-за неудач или у неё изначально были учтены все возможные отклонения от намеченного пути развития стаи и Альянса? Пусть с родительницей после ухода его отношения разрушились совсем, но совет именно такого, как она, опытного дракона ему бы сейчас не помешал.
Тёмный потёр когтистой лапой усталую морду и решил, что если сейчас приляжет рядом с Лу, то при следующем внезапном пробуждения посредством какого-либо отвлекающего фактора может психануть. Организм отказывался дальше терпеть перегруз и настаивал на подзарядке в виде крепкого здорового сна.
- Хуже, чем сухо описано в докладах. Нам почти некого посылать в рейд. Разве что мясо на убой. А вылетать одному... Можно сразу пешком топать в Серый Плен. У нас очень мало драконов, - Призрак привалился бронированным боком к стене и чуть съехал по ней, из-за чего раздался противный скрежет. Красные глаза мигом остановили взгляд на малышах. Чуть не забыл, что тут птенцы спят! Не хватало ещё мелких разбудить - вон какие милые моськи, невинные.
Иррлуасса внезапно продолжила тему дел стайных в ином ключе. Фауст наморщил лоб, отчего вздыбились мелкие чёрные чешуйки. Он знал о защите светлых довольно обтекаемую и не самую полную информацию. Некогда было, когда сажал свой зад коронованный на трон. Надо было думать о защите своих земель. И теперь его лучшее творение, его гордость, вершина его мастерства в области артефакторики находилась на большом материке и использовалась тёмными. Валд тяжело вздохнул, мысленно посетовав, что не смог забрать творение с собой, а затем таки взглянул на супругу.
- Если ты чувствуешь в себе силы оградить нас такой защитой, попробуй. Только не переусердствуй. Думаю, позже я смогу создать защиту, аналогичную Матовой Завесе. На это нужно время. И силы.
Призрак скользнул взглядом по маленькой белой головке сына, закрывшего нос лапой так по-детски смешно. Словно котёнок. И непроизвольно улыбнулся. Шкет так напоминал его супругу.
- Как думаешь, Духом чего он будет? Я слышал, что мой младший брат - Дух Разрушения. Подумалось, что наш сын мог бы быть Духом Созидания...

0

35

Крепкий сон сытого и здорового птенца надолго увлёк в свои объятия маленькую драконочку. Он пропустила оба визита неизвестного ей ещё чёрного-другого, отсутствие чёрного-большого-родного и даже странное поведение белой. Обильная пища, мягкая подстилка и материнское крыло сделали своё дело. Из тёплой темноты малышку вырвал неприятный резкий звук. Вскинув мордочку, она завертела головой, сонно щуря глаза. Оба больших были тут и снова о чём-то говорили. Не так, как могла малышка, за этими звуками стояло что-то большее. Что - она пока не знала.
Широко зевнув, тёмная осторожна поднялась на лапки и засеменила к чёрному дракону, смешно переваливаясь с боку на бок и поминутно оглядываясь на белого. Она ещё помнила, как легко тот перенёс её к себе за много шагов. Малышка успела немного узнать о нём и даже пожевать хвост, но вот второго пока только видела издали. А ещё он принёс что-то очень вкусное. Но сейчас тёмная не хотела есть, она хотела добраться до большого дракона!
Поторопившись, птенец не уследил за лапками и, споткнувшись, с писком налетел на большую лапу. Цель достигнута!

0

36

Да, они оба за годы жизни в стаях и последующего правления невольно привыкли рассчитывать на большое количество драконов. В этом не было вины Духов, но теперь им надлежало срочно выработать другую стратегию - старая не выдержала испытания реальностью. Да и не подходила двухосновная иерархия молодой стае. Другие условия, другие драконы. Нет, им нужно что-то принципиально новое. Гибкое и прочное, как степные деревья. И в то же время жёсткое, как сталь. Иррлуа постепенно приходила к мысли, что им нужно сформировать какое-то подобие стражей севера из её родной стаи. Не такое же, но взять за основу ряд принципов - почему бы и нет? Их новый дом суров и опасен, и залогом выживания могла стать только дисциплина вкупе с чёткой иерархией. Кто кому подчиняется, кто куда бежит, кто за что отвечает. Иначе никак. Но для этого нужно было посоветоваться с мужем и советниками, особенно с Дорианом.
- Это сложно, но я справлюсь. Меня... учили действовать по маякам и строить Сеть без предварительной привязки Наследника. Всё будет хорошо, но на несколько часов я впаду в транс. Так что тебе придётся присмотреть за малышами, - драконесса с улыбкой следила за дочкой, целеустремлённо идущей к отцу. - Думаю, двойная защита нам не помешает. Кто знает, что нас ждёт. Если не возражаешь, я начну подготовку прямо сейчас. Костяк заклинания строится очень долго.
Сын пока спал крепким сном маленького птенца. Иррлуа не задумывалась, кем он мог стать в будущем и, если бы Фауст не спросил, ещё долго бы избегала этих мыслей. Но слова любимого запустили в разуме мага логическую цепочку, которая в конце концов разродилась вполне внятной мыслью. Её светлая и озвучила:
- Вполне возможно. Вся Саяри держится на противоборстве и равновесии Стихий. И если какая-то из них обретает воплощение в Духе, то в ближайшее время должен появиться его антипод. Раз твой брат стал Разрушением, то Нэйлин как наследник светлой ветви вполне может быть Созиданием. Если, конечно, эти силы можно назвать Стихиями, - драконесса немного помолчала. - Меня только одно смущает. Сколько лет твоему брату? Не рано ли у него определилась принадлежность?
Сама Иррлуа с самого детства определялась как светлый Дух и особых навыков не имела. Про других знала разве что в теории, но всегда считала, что магия пробуждается в более сознательном возрасте. Впрочем... Дух ведь. Кто его знает, как это происходит у рождённых? Ведь все воплощения Стихий были в первом поколении.

0

37

Тёмного почти выбило из колеи увиденное. В нём не умер завоевательский дух, присущий особям его подвида, однако если Фауст мог продолжать рваться в бой, то сейчас у него за спиной не было десятков столь же радикально настроенных членов стаи Тьмы. Его новые подчинённые пестрили разнообразием в плане идеологии и характеров. Некоторые из них вовсе пошли за ним в надежде на лучшую жизнь, которую они смогут обустроить лишь со временем, преодолев вместе многие трудности. Не все из них были воинами или хотя бы просто особо выносливыми. А снаряжать в рейды драконов другой специализации глупо - всё равно что отправлять мясо на убой. Как ни печально, выбора у него нет - придётся укротить желание как можно дальше отодвинуть границу их новых земель и постараться удержать уже завоёванное.
Жена говорила мудро, однако он всё равно опасался, что мощное заклинание надолго выведет её из строя и может даже пошатнуть здоровье.
- Не возражаю, за мелкими пригляжу, - всхрапнув, молвил Валд, тут же уставившись на приближающийся к нему маленький забавно переваливающийся тёмный комочек, который являлся его дочерью. Драконочка прикатилась ему прямо под лапы, впечатавшись носом в запястье. Фауст наклонил голову так, чтобы она была примерно на уровне с птенцом, - И куда это вы собрались, юная леди? - низким голосом осведомился заботливый отец, своим грандиозным родительским чутьём чуя, что малышке нужно уделить внимание. Арна была быстро поймала за хвост мощными челюстям, которые ныне старались не травмировать конечность родного чада. Птенец был закинут на спину, где мог вдоволь побегать меж шипов и даже скатиться с длинного родительского хвоста.
- Кажется, около пяти. Мне сообщали, что его способности проявились очень рано и бурно и именно в магии Разрушения. А ведь эта школа одна из самых сложных для освоения. Удивительно. Впрочем, нет... Не с такими генами, - Призрак покачал головой. Сам же был с теми же кровями и прославился созданным им мощным защитным артефактом. Однако проявление столь серьёзной силы его беспокоило. Пусть мир избавился от Дочерей, но его мать умудрилась обзавестись новым наследником. И он подозревал, что более она не допустит, чтобы её отпрыск стал вольнодумцем. Ладно, время покажет...

0

38

Малышка весело попискивала, обследуя родительскую лапу. Блестящие чёрные чешуйки были невообразимо красивыми и отражали блестящие глаза Арны. Драконочка этого не понимала и просто ловила ладошками огоньки, пока прямо перед ней не опустилась огромная морда. Птенец замер, во все глаза уставившись на столь неожиданно появившийся в поле зрения предмет.
Каким-то внутренним чутьём Арна уловила, что прозвучавшие слова предназначались ей, и, по-птичьи наклонив голову, несмело выдала:
- Эу?
Тут её аккуратно подхватили и подняли в воздух. Не успела драконочка испугаться, как уже ощутила под лапками твёрдую поверхность и облегчённо распласталась на ней, на всякий случай ухватившись за ближайший шип. А вдруг её снова куда-то потащат? Но большой дракон не спешил вмешиваться в приключения малышки, а потому она вначале робко, а потом всё более и более уверенно исследовала широкую спину. Обнюхала и даже попробовала на зуб шипы, потопталась по чешуе и наконец добралась до крыльев. Потыкала лапкой в основание крыла, легонько надавила на мембрану и отшатнулась, когда та слегка зашуршала. Но поскольку страшное не нападало и вообще не двигалось, то драконочка осмелела и удобно устроилась между лопатками родителя. Восторженно запищала, раскрывая миру свою радость.
Пока родители обсуждали свои непонятные малышке дела, та успела добраться до шеи Фауста, оттоптать плечо, с которого чуть не скатилась, и поглазеть на длинный хвост. А потом свернулась в клубок между громадных крыльев и задремала, пригревшись. Тёплый мрак обнимал её и что-то нашёптывал на ухо. Что - неизвестно, ведь драконочка ещё не понимала слов...

0

39

Иррлуа с тяжёлым вздохом поднялась на лапы. Оглядев пещеру, она выбрала один из углов и перетащила туда охапку сена. Ритуал займёт не один час, и провести всё это время на холодных камнях драконесса не хотела. Если честно, то светлая боялась. Никогда она не строила даже образ Сети без подготовки и не слышала, чтобы этим занимались другие Духи. Да, самые первые защитные заклинания, рассчитанные на покрытие всей территории стай делались без предварительной расстановки маяков, но мать рассказывала, что она вообще плела Сеть частями. Сначала укрыла Калхону, а от неё уже начала расширять плетение на остальные земли. Ей же придётся накрыть сразу всё. Или... "Нет, так точно не получится. Маяки маяками, но без них нужно иметь хотя бы зрительную привязку к местности. А я не покидала гор. К сожалению. Тогда... Повторим подвиг Духа Света? От пика на юго-запад. Волнами. Но каналы основы придётся провесить сейчас, потом это будет слишком затратно. Небо ясное, хоть бы получилось!" - взмолилась про себя Иррлуасса.
- Так ведь речь не об освоении школы, а о Стихии. Тут наследственность куда важнее. Хотя это настолько непонятная вещь, что может не покоиться даж чистокровному дракону, - рассеяно заметила светлая. Мыслями она была уже далеко от пещеры, воскрешая в памяти очертания материка. Она видела их лишь однажды, во сне, но запомнила хорошо. Картинка была чёткой и яркой. Оставалось надеяться, что она не ошиблась в своих силах и возможностях. - Пожелай мне удачи, душа моя, - драконесса на мгновение прижалась лбом к голове мужа и отошла. Она обязана справиться.
Колдунья легла на подстилку и подобрала под себя лапы, как большая кошка. Замерла неподвижной статуей имени себя самой и погрузилась в мир магии. Невесомым кружевом перед её внутренним взором сплетались энергетические потоки, щедро напитанные Светом. Через некоторое время гору буквально пронзил сияющий столб волшебства. Самая простая часть - центр будущей "паутины" - была готова. Иррлуа нехотя открыла глаза и растянулась на камнях. Она пропустила через себе огромное количество энергии Источника и теперь хотела только одного: спать. Но самое большее через полчаса ей нужно было приступать к самой сложной части процедуры. Магия на это почти не тратилась, но процесс требовал предельной концентрации.
Рейна прошлась из одно конца пещеры в другой, разминая затёкшие мышцы. Ей предстояла грандиозная работа. Сложная, затягивающая, но безумно интересная. Разогнав кровь, Иррлуасса вернулась на выбранное место и снова погрузилась в транс, на этот раз надолго. Кропотливо выплетая нити заклинания, закрепляя их на столбе, больше похожем на веретено, пропуская через свою суть и пока что отпуская их. Чем-то её работа была похожа на дело пряхи или швеи: свить из огромной массы энергии нить и закрепить её. А потом перевить её другой. И так много-много раз.

0

40

Правильно сделал, что пришёл в пещеру. С семьёй всегда легче переживать не лучшие времена. Один лишь вид новой жизни, которой дали начало он и его прекрасная супруга, согревал теплом его душу. Но прятаться от проблем под крылом жены самец был не намерен. Они будут держать границы, будут увеличивать популяцию - вот оно, начало, уже положено. У него теперь есть наследники. И не важно, что лишь один из них Дух, сына и дочь он возлюбил с первого мгновения их появления на свет равно горячо и крепко. И словно читая его мысли, тёмная малышка потопала к родителю в развалочку. Мысленно Фауст умилился не раз и не два, но выражение морды было совершенно каменным. А после вовсе поймал птенца, добравшегося до пункта назначения. Арна была отправлена на спину родителю и там могла творить почти всё, что взбредёт в её маленькую головку. Птенец там завозился и действительно принялся исследовать новую территорию. Валд краем глаза наблюдал за тем, как маленькая лапка проверяет мембрану его крыла на прочность. Лапки успели поделать ему массажик почти по всей длине спины, но местом своего временного отдыха дочка избрала впадину меж его крыльев. Крохотный тёмный комочек умильно сопел в собственную лапу, и счастливый отец семейства улыбнулся уголками рта. Брат Арны так и не проснулся, хотя когда сестра восторженно пищала, пару раз дёрнул лапой, а затем перевернулся пузом кверху, развалившись возле матери.
Зато Иррлуасса принялась за работу незамедлительно. Валд неотрывно следил за супругой. Любое недомогание, любой намёк на то, что ей стало плохо, - и никаких больше Сетей. Никакая защита не стоит здоровья его жены. Коль стая так сильно нуждается в поддержке безопасности по периметру, сын Темнейшей готов был сложить зубы на полку, не спать сутками, но сделать новые артефакты для того, чтобы обезопасить членов своей стаи и свою семью в первую очередь. Он чувствовал ток магии, то, как ловко Иррлуа управлялась со столь тонкой материей. И ободряюще ей улыбался, когда она прерывалась.
- Если я могу помочь - напитать силой или ещё как- то - только скажи, - негромко сказал Призрак, дабы не сбить возлюбленную с контроля над магией и не разбудить мелких.

0

41

Большой материк
Драконесса скользила над водой незримой тенью. Намного быстрее, чем могло бы любое живое существо, ведь призраку не было нужды преодолевать сопротивление воздуха или устраиваться на отдых. В мыслях крутился первый разговор с Аграилом. Недоверие, узнавание, радость встречи, боль осознания - как прежде не будет. Им было что обсудить, но Аллинэя рвалась на восток, и брат пошёл ей навстречу, взяв обещание поговорить позднее. Совершенно напрасно, кстати. Светлая сомневалась в необходимости возвращаться к активной политической деятельности, но вот бросать старых друзей точно не собиралась. А Духи Светлого Альянса давно стали ей даже не друзьями - семьёй. В общем, драконесса не мыслила себя в отрыве от них. Хотя душевных метаний это не отменяло. Умом Аллинэя понимала, что её знания и опыт могут понадобиться Альянсу, особенно в условиях активности Арамэльминдиз, но Небо, как же ей хотелось просто улететь на край земли! Сердце Светлейшей рвалось к нежданной свободе, прочь от оков долга и навязанных жизнью масок. И теперь драконесса не могла решить, что ей дороже: драконы, ради которых она когда вступила на этот путь, или она сама.
Но вот впереди замаячили пока неясные очертания далёкой земли. За половину суток призрак преодолел десяток тысяч километров. Фантастическая величина, если подумать. Ни одно живое существо на это не способно. Но ведь Аллинэя уже давно не относилась к миру существ из плоти и крови. По сути, она сейчас была ближе к летящему заклинанию. Та же энергия, только немного в другой форме.
На берег драконесса "ступила" уже глубоко за полночь, точнее определить время она затруднялась. Небо было затянуто тучами, где-то неподалёку бушевала буря. Дух покрутила головой, ощущая мощный ток энергии в горах впереди. Кто сплетал заклинание невообразимой мощи. На такое способны немногие... Покачиваясь на волнах чужой магии, Аллинэя плыла к их источнику. Ей было интересно, кто творил... такое.
А вот и горы. Эпицентр колдовства был там, среди скал и пещер. И через полчаса хаотических метаний в каменном лабиринте, светлая выбралась к высокому пику, откуда волнами шла мощнейшая магия. На неё отзывалась сама основа мира, те нити, которые теперь могла видеть драконесса. Она неосознанно впитывала щедро разливаемую силу, пролетая через очередной туннель в толще породы. Зрелище, открывшееся ей в пещере, повергло Духа в шок. Иррлуа, её малышка, плела Сеть! Только сейчас Аллинэя узнала заклинание. Защита своей земли. А кто это там в углу возвышается тёмным силуэтом? Неужто сам Дух Сумерек? Но кроме Фауста в гроте было ещё двое драконов, точнее, дракончиков. Получается, её внуки? Тёмная малышка, почти невидимая за крыльями отца, и светлый крепыш, свернувшийся на подстилке.
Что интересно, ни один из птенцов не был Духом. О наследовании сил Аллинэя знала немного. Только то, что видела своими глазами. Её дочь обладала связью с Источником с самого рождения. Что будет с её внуками, светлая не могла даже предположить. Но, если подумать, Нэя пришла сюда вовсе не за этим.
- Ну здравствуй, Сумеречный, - телепатировала драконесса, проявляясь посреди пещеры. С Фаустом она была толком не знакома и даже видела, дай небо, пару раз.

0

42

Дракон застыл словно статуей самого себя, величественной, но немного усталой, тёмной громадой он возвышался надо всем, что было в пещере. Ещё не выветрится до конца запах мяса, коим птенцы впервые в жизни потрапезничали. В животе протяжно заурчало. Тёмный трудоголик иногда вообще забывал за своими валдскими делами, что надо есть. А ещё спать. И банально отдыхать. Иногда Фаусту хотелось насоздавать массу работоспособных натуральных копий самого себя. Чтоб успеть везде и всюду. Особенно на границах, где такие копии смогли бы подменить любого выбывшего из строя дракона. В животе снова заунывно, жалобно так чуть ли не завыло, и самец понял, что если на этот раз он проигнорирует зов голода, то будет вынужден всюду ходить под аккопонимент оркестра собственного производства. Двигаться с места не хотелось, потому Дух открыл портал и сунул в него морду. Выход вёл в личный "загашник", он же кладовая. Утащив упитанного оленя, тёмный закрыл портал и принялся терзать тушу зубами. Он и не знал до этого момента, что настолько голоден. Призрак старался особенно не шуметь. А то ещё малышню разбудит или любимую с плетения этой магической штуки собьёт. Запах крови приятно щекотал ноздри, а вкус мяса наполнял зубастую пасть слюной. Когда олений бок начал напоминать собой одну сплошную разодранную по краям дыру, Фауст почувствовал некоторое удовлетворение. Во всяком случае, "оркестр" больше не гомонил. Тёмный глянул назад, как там дочка устроилась. Та себе сопела и сопела в лапу, периодически забавно морщась. Наверное, снилось что-то яркое и полное новых впечатлений. Валд усмехнулся этим мыслям. И от них же был отвлечён внезапным вторжением в свой разум, на которое, по понятным причинам, чисто инстинктивно ответил закрытием своего сознания от неизвестного. Хотя почему же неизвестного? Фауст остановил взгляд на появившемся посреди пещеры белом призраке. Он помнил этот образ. Он знал его. Но не знал самого дракона, то есть, конечно, видел пару раз, много о ней слышал, но лично знаком не был. Так вот ты какая, Светлая Дочь. Сумеречный был удивлён. Нет, не тому, что её видит. Что духи Дочерей всё ещё в мире, он знал и раньше. Зато никак не ожидал увидеть Пресветлую в обители его скромного семейства. И Призрак, признаться, был не уверен, что рад этому визиту. Конечно, она мать его жены, но выходцы с Большого материка, которые тут могли появиться несанкционированно и практически бесконтрольно, его, мягко говоря, напрягали. Это его земля. Он её отвоёвывал пядь за пядью. И пребывать на ней будут лишь те, кому он дозволит. Впрочем, Фаусту хватило ума придержать свою тёмную натуру.
- Здравствуйте, Пресветлая, - сдержанно также по менталу отозвался Дух, с прищуром глядя на призрака. Ну не звать же её "мамой" в самом деле? Хотя, это было бы как минимум забавно.

0

43

О чём говорить? С чего начать? Что сказать? Драконесса сама не знала, зачем она пришла сюда. Теперь ещё и Фауст... Как быть с сыном не то здейшего врага, не то самого близкого существа во всём мире? И ей лично он никто, с Духом Сумерек судьба её не сводила. Разве что на войне, но тогда он был ещё молод и всецело подчинялся матери. Глупо винить его за исполнение приказов. Да и сама Аллинэя ведь не стояла тогда в стороне. Да, это дело прошлое. А как быть с настоящим? Не враг, не друг, но муж единственной дочери, любимой, несмотря ни на что. Муж ведь? Дети-то точно его, фамильное сходство на мордашках написано. Да и Миса что-то такое упоминала... Признаться, тогда Светлейшая пропустила мимо ушей тонкости взаимоотношений наследников. Зря, видимо. Но что теперь об этом горевать. В любом случае, чтобы обмануть Иррлуа - мага Разума, между прочим, надо очень постараться. Нет, тёмные в большинстве своём может и двуличные скотины, но конкретно этот в категорию "тёмный обыкновенный" явно не попадает. Что, с одной стороны, удивительно, при таких-то родителях (уж кто-то, а тёмные Духи должны были вырастить просто идеального наследника), а с другой - ребёнок Арамэль просто не может быть нормальным. Безумие у них тоже фамильное, но это "подарок" уже от Создательницы, Дочери к нему лапы не прикладывали.
Но вернёмся к разговору. Аллинэя была приятно удивлена реакцией вероятного зятя. Без нападок и обвинений во всех смертных грехах, без патетических воплей в стиле "сдохну, но не пущу". И хотя в душе у него наверняка бушевал целый шквал чувств, внешне это не отразилось. Почти. Кого-то другого прищур алых глаз мог бы повергнуть в трепет или как минимум вызвать дискомфорт, но только не у Духа Света. Уж её воля была закалена противостояниями с куда более суровым противником. Даже двумя. И если один из них своим видом вызывал скорее горечь поражения и усталость "опять будет плести словесные паутины и поливать грязью", то второй вызывал оторопь и желание не то вцепиться в глотку, не то бежать, бежать на край Серых равнин, подальше от этого кошмара целителй. К своему величайшему неудовольствию, причин лютой ненависти к Верраялу Светлейшая так и не поняла. Осталось смириться с этим фактом и радоваться, что негативное отношение не перешло на его сына: к Фаусту драконесса испытывала весьма сложные чувства, которые даже описать затруднялась, но ненависти там точно не было. Тут было и лёгкое раздражение (не могла доча выбрать кого-то попроще), и отнюдь не лёгкий интерес к личности тёмного, и сомнения, и даже абсолютно необъяснимое доверие. Последнее только усиливало раздражение, потому как причин для доверия пока не было. А само оно было.
- Я смотрю, вы даром времени не теряете, - "в отличие от меня". Драконесса неопределённо повела в воздухе крылом, обозначая разом и стаю, деятельность в которой не прекращалась даже ночью, и птенцов, и сам факт присутствия драконов здесь. Внезапно она переместилась и зависла в полуметре над внуком, с неожиданной нежностью рассматривая посапывающего малыша. - Поздравляю.
Драконесса хорошо помнила, каково это - разрываться между детёнышем и обязанностями. Хотя детям будет легче, ведь их двое... Аллинэя в который раз мысленно вопросила безучастные звёзды, почему ей пришлось нести это бремя в одиночку.
Судя по тому, что увидела светлая, Фауст работал за троих, пока Иррлуа сидела в логове.
Ещё Дух хорошо помнила, как тяжело приучить драконов работать сообща, подчиняться приказам командиров и ставить благо стаи превыше собственного. А ведь у неё под крылом были только светлые! Здесь же... Кого только не было. До мира ещё далеко, но и вцепляться друг другу в глотки бывшие враги не спешили. Смогла бы она добиться такого? Нэя не знала.
- Непростую задачу вы себе поставили. Справитесь? - "голос" драконессы звучал глухо, словно она говорила из-под толщи своих воспоминаний, захлестнувших её с головой. Какие-то смазанные картинки даже прорвались в речь. - Хотя куда вы денетесь... Лу - девочка упрямая, от своего не отступится. И ты, видно, такой же, иначе не сидел бы тут. Удачи вам пожелать, что ли? Удачи да счастья.
Аллинэя намеренно не говорила, зачем явилась, и вообще, как ей самой казалось, несла что-то на грани бреда. А дело было в том, что она, во-первых, сама толком не знала, чего ждала от этой встречи, а во-вторых, хотела спровоцировать тёмного хоть на какую-то реакцию. Найти точки соприкосновения, хоть что-то общее! Да и просто узнать этого дракона. Что-нибудь кроме титула, на который он больше не имеет прав, и родословной, которая конечно играет роль, но явно не самую главную. Была ещё одна причина для внезапного явления в гости, но она касалась уже Иррлуа. Было кое-что, что Аллинэе было жизненно необходимо обсудить с дочерью, пока не стало слишком поздно.

+1

44

В голове мелькнула мысль, что стоит, быть может, ментально сообщить Иррула, что её мать здесь. Вряд ли Пресветлая решила почтить их своим присутствием ради разговора с сыном своей сестры. Уж скорее верится, что решила проведать доченьку. Не запудрил ли ей мозги тёмный и всё такое. Ведь так же примерно думал Эльсирин, верно? Дух Сумерек (хотя уже и не Дух совсем) хорошо запомнил тот разговор. Разумеется, вся вина лежала на нём. Разумеется, это он вскружил маленькой девочке голову и воспользовался этим. Только он уже достаточно сделал, чтобы доказать, что это не было игрой - он действительно выбрал Иррлуассу. Одну во всём мире и в противовес всему остальному миру, учению матери и своему долгу лидера Тёмного Альянса и стаи Тьмы в частности. Оставалось лишь уповать, что мать его избранницы проявит бОльшие понимание и терпимость. У него не было никакого желания оправдываться. Да он и не собирался. Всё уже сделано. Они здесь, они обустраивают свой новый дом, они наконец-то свободны от цепей, что их держали на большом материке. Именно такого рода мыслями был вызван тот самый прищур, что был весьма схож с тем, как недобро щурилась его мать. Фамильное сходство - никуда не деться.
Вопреки ожиданиям, Аллинэя не перешла сразу к пропесочиванию тёмного. Поздравление звучало искреннее и заставило на мгновение скосить взгляд на маленький сопящий комок на его собственной спине. А после воззрился на склонившуюся над светлым малышом драконицу. И только сейчас счастливый отец семейства заметил, что мелкий отчасти очень даже похож на свою бабушку. Кстати...
- Спешу... - "...и спотыкаюсь..." - ...и Вас поздравить, Пресветлая. С появлением внуков и присвоением гордого звания "бабушки".
Да, это отчасти прозвучало шпилькой. Такой уж у Фауста был характер, что не смог удержаться от оглашения этой новости, пусть она итак была понятна. Ведь когда из чужих уст слышишь, что ты являешься уже аж бабушкой, обычно становится немного не по себе. Впрочем, самец отпустил эту лёгкую колкость совсем беззлобно. И при упоминании Лу улыбнулся, чуть щеря острые зубы. Да уж, жёнушка его была едва ли не упрямее его самого. И это совсем не раздражало, скорее уж умиляло, ведь Иррлуа была моложе его на достаточно большое количество лет.
- Придётся. На большом материке наш союз не одобрили. И вряд ли когда-либо одобрят. Нам оставалось лишь уйти. И мы нашли место, где установили свои порядки, которые некоторым пришлись по душе. И я считаю, что мы поступили правильно, оставив грызню Альянсов и решившись построить стаю, объединив драконов самых разных кровей. Работы много, но задача выполнима. Я уверен в этом.
Командирский тон, выработанной годами главенства, прорезался и сейчас. Тёмный говорил как хозяин земель - не больше и не меньше. Аллинэя была Главой стаи во времена, когда то устройство только строилось. Сейчас его называли "старым строем" здесь, на этом материке. Старым потому, что ушедшим казалось бессмысленным "перетягивание верёвки", а именно в эту "игру" стаи и играли. Кто кого переборет. А ведь в каждой стае были свои уникальные научные достижения, изобретения, традиции и личности. Фауст не видел смысла уничтожать это всё. А вот объединить - самое оно. Пользуясь опытом тех, кто в каких-то определённых сферах деятельности более сведущ, наверняка добьёшься большего успеха, чем если будешь делать сам, как типичный интуит, методом левой пятки.
Спасибо... - тёмный задумчиво сжал и разжал здоровенную лапищу, словно взвешивая слова, которые собирался произнести, - Я хотел узнать... Что произошло после того, как Звёздный лич... В общем, что было после?..

0

45

Магия, послушная воле Духа, постепенно принимала желаемую форму. Иррлуа не видела её, не могла видеть, но почему-то была уверена, что большую часть материка накрывает незримая сеть. Пока ещё без каких-либо дополнений, но каркас выстроить было сложнее всего. Магическое конструирование Иррлуа любила и неплохо разбиралась в создании новых заклинаний. А вот такая монотонная и обширная работа давалась ей очень тяжело. Но и она подошла к концу: драконесса вымоталась так, будто облетела весь материк, но завязала последний узелок - так ей это представлялось. На деле же заклятье замкнулось и перешло на самообеспечение. Хорошо, что метки стаи они с Фаустом разработали и навесили в первые же дни!
Затёкшее тело повиновалось неохотно. Сжимая и разжимая пальцы, светлая не спешила открывать глаза. Перед внутренним взором всё ещё сверкал безумный водоворот магии. Фантазия у вальды богатая, что поделать. Пока что она ориентировалась исключительно на слух. А в пещере было тихо - раздавалось только размеренное дыхание птенцов и недовольное сопение Фауста. Незаметное для остальных, но Лу-то своего супруга знала куда лучше всех остальных, вместе взятых! Хотя были ещё близкие друзья тёмного, с малолетства знакомые с ним, но их здесь не было.
Первым, что увидела драконесса, стал Нэйлин. Малыш подполз ей под бок, пока она была увлечена колдовством, и теперь посапывал, уткнувшись носом в материнский бок. А вот после Иррлуа не поверила своим глазам: Фауст буравил взглядом Духа Света! "Перенапряглась? Галлюцинации? Долетели..." Рассветная вонзила когти в ладонь, но призрачный силуэт никуда не делся. Висел немой издёвкой посреди пещеры и играл в гляделки с Фаустом.
- Мама, это правда ты?! - драконесса подскочила и кинулась к видению. Остановилась в шаге и несмело протянула лапу, чтобы коснуться плеча, но тут же отдёрнула: пальцы обожгло нездешним холодом.
"Нет... Как? Не верю! Но вот же... И смотрит... Двигается. Почему молчит? Почему ты молчишь, мама?!" Всё рациональное, что было в душе светлой, упокоилось с миром под напором чувств. Смешались воедино вина, сбывшийся страх потери и одиночества, робкая надежда на лучшее и непонимание. В себя Иррлуа привёл плач птенца: лишённый тепла и потревоженный стремительным движением малыш обнаружил отсутствие матери и захныкал, пытаясь перевернуться на живот. Тут же забыв обо всём, она кинулась обратно и заворковала над сыном, сворачиваясь рядом и накрывая горячим крылом. Впрочем, косить на призрачный силуэт глазом светлая тоже не забывала.

0

46

"Вот наглец!" - восхитилась про себя драконесса. - "Хотя чего ещё можно ожидать от сына моей сестры?" Кстати, что интересно: если Арамэльминдиз светлая считала сестрой и знала, что это взаимно, то вот её сын племянником даже в мыслях не именовался. Такой вот парадокс мышления Духа.
- Выполнима, - спокойно согласилась Аллинэя. - Мы ведь когда-то тоже жили в мире. Когда ещё не было стай, а был один народ. Жаль, что долго это не продлилось. Как только сформировались костяки стай, началась грызня. И определяющим признаком стала раса... Да... Что-то мы тогда упустили. Надеюсь, вы сможете пройти по этому пути до конца, - "хотя в первую очередь это будет означать, что не драконы такие, а Духи возжелали власти. Впрочем, так ведь и было, верно? Но одно дело строить догадки, "что было бы, если бы", и совсем другое - видеть, как на самом деле могла бы пойти история, если у кое-кого было бы чуть больше совести и ума, и чуть меньше амбиций... Да и я хороша. Все хороши. Д-д-духи, мать нашу Звёздную. Никогда себе этого не прощу. Ни себе, ни ЕЙ. Слышишь, не прошу, будь ТЫ хоть в тысячу раз старше и мудрее меня!"
- Правда, - драконесса развернулась к дочери и отпрянула, когда протянула лапу вперёд. Но Лу умная девочка, сама сообразила, что лучше бы им не соприкасаться. - Прости, что так получилось... Я хотела бы быть рядом все эти годы, но... Я только сегодня снова осознала себя. Ну, не плачь, всё хорошо, правда, - Нэя говорила только с дочерью, Фауст её слов не слышал. Приблизившись к светлой части семейства, она успокаивала перенервничавшую Иррлуа. И заодно сама успокаивалась. - Ты ни в чём не виновата, так было суждено свыше. Даже если бы тебя не было ТАМ, я всё равно не вернулась бы из боя. Поверь на слово мудрой драконессе. Моя смерть ждала в Руинах несколько лет.
Безумно хотелось обнять девочку, накрыть крылом, как сама она накрыла птенца, но куда там... Аллинэя хорошо понимала: сейчас её прикосновение не принесёт облегчения, скорее наоборот. Вместо этого она заговорила снова, обращаясь к обоим драконам:
- Всё произошло очень быстро. Даже больно не было. Кому бы ни принадлежали те кости в прошлой жизни, их заклятье было милосердно. Просто вспышка боли. А потом... Ничего. Я смутно помню какое-то незнакомое помещение в Соборе, а после - пустота. Для меня этих лет не было, полвека пролетели как один день. Мерзкое ощущение - потеряться во времени.

+1

47

Что может сниться новорожденному птенцу? Тепло материнского бока, запах свежего мяса и тембр голоса отца. Покой и уют. Темнота обнимала малышку со всех сторон и нашёптывала что-то безумно интересное. Память крови подсказывала, как охотятся, летают и просто живут взрослые драконы. Но вот в очередную картинку из прошлого её народа вклинился отчаянный плач из настоящего. Насторожившись, драконочка мгновенно проснулась и закрутила головой, пытаясь понять, откуда доносится звук.
Протоптавшись по отцовской спине, она выбралась на плечо и восторженно запищала: в пещере было что-то новое! Белёсое, почти прозрачное и безумно интересное. Вроде дракон, не не такой, как её родители и братишка.
Исследовать неизвестное явление хотелось безумно. Но страшно. Наконец драконочка решилась. На пузе съехала по хвосту родителя и поспешила к призраку, смешно переваливаясь. Острожно принюхиваясь, тёмная остановилась в нескольких шагах от Аллинэи. Почему-то вблизи этого дракона ей было холодно, а рядом с родителями - тепло. И братик тоже тёплый. Всё это Арна попыталась выразить словами, но получилось только фырчание. Малышка попыталась поймать кончик хвоста своей призрачной родственницы, но промахнулась - Светлейшая резко развернулась, убирая желанную цель из зоны доступа.
Распластавшись на полу, птенец наморщил нос и недовольно запыхтел.

0

48

Начало игры.

В пещере царило спокойствие. Сквозь сон Кордо слышал тоненький писк сестры и приглушённый говор родителей, но ему было так тепло и уютно, что просыпаться совсем не хотелось. Постепенно темнота всё сгущалась, скрадывая звуки. Перед глазами замелькали видения, смысл которых птенец не мог понять. Может, и не было в них никакого смысла? Внезапно Иррлаусса, возле чьего бока так славно устроился Кордо, подскочила, как ужаленная. Эти резким движением малыш оказался опрокинут на спину и забарахтался на каменном полу, сначала обиженно засопев, а потом и вовсе захныкав. Через пару мгновений драконица опомнилась и поспешила к своему чаду, но дело было сделано, Кордо проснулся. Мать постаралась успокоить его, зашептав что-то ласковое на ухо, свернулась вокруг него и накрыла крылом, как будто ничего не случилось, но малышу показалось, что что-то всё-таки не так.
Высунув голову из-под материнского крыла, Нейлин принялся вертеть ею по сторонам в попытках найти источник тревоги. Сестрёнку, шлёпнувшуюся на пол и недовольно пыхтящую, он увидел практически сразу, но лишь потом - странный призрачный силуэт, возвышавшийся над ней. Он был очень похож на взрослого дракона, но какого-то не такого, почти прозрачного. Может, он один из тех штук, что иногда создаёт мама? Так или иначе, остатки сна как лапой сняло. Ужасно захотелось посмотреть на это нечто поближе, и Кордо с завидной решимостью принялся выбираться из материнских объятий. Та, впрочем, не особо сопротивлялась, так что попытки птенца в конечном итоге увенчались успехом, и он заковылял на своих длинных лапках прямиком к неизвестному. Запаха дракончик никакого не почувствовал, зато от призрака здорово потянуло холодом. Это остановило маленького исследователя всего на миг. Это точно не мамино создание, такого она еще не делала. Значит нужно выяснить, что это, правильно? Несомненно Кордо сказал бы что-нибудь подобное вслух, если бы умел. Было немножко страшно, но ведь родители рядом, что может случиться? Так малыш стал осторожно приближаться к призраку, явно намереваясь узнать, каков тот на ощупь.

Отредактировано Кордо (7 Сен 2015 16:23:52)

0

49

Первоначальное беспокойство улеглось, и Фауст почувствовал себя почти в своей тарелке. Парадоксально, но тёмный никогда не испытывал неудобства при общении со Старшими Духами. Гены ли тому виной (ведь его мать тоже по-свойски обращалась с собратьями-Хранителями), личные качества дракона ли, но Сумеречный не робел и перед Пресветлой. Даже разговор у них пошёл хоть и на дистанции, но Фауст быстро начал её сокращать, то колкостью, то изрекая мысли, которыми предпочитал делиться лишь со своими сподвижниками. А Аллинэю вряд ли можно было к ним причислить на данный момент.
- Амбиции. И слишком разное мышление, - коротко отозвался мысленно Сумеречный в ответ на упоминание Пресветлой единого достайного народа. Кто ж виноват, что его мать посчитала мир неправильным и решила его перекроить? Говорят, что в каждом Духе отчасти живёт свой внутренний Творец. И каждый из них построил бы этот мир по-своему, только не все решаются и готовы положить на это чуть ли не жизнь. Его родительница смогла, и история сложилась так, как сложилась. Теперь уже поздно думать о том, что могло быть иначе. В их власти попытаться лишь изменить будущее. И за это уже взялся не менее амбициозный алоглазый отпрыск Темнейшей.
Всё же их болтовня вывела Иррлуа из транса, да и птенцы проснулись - оба. И оба любопытно уставились на свою призрачную бабку. Валд косо глянул на своё плечо, за которое цеплялась коготками дочка. Маленькая егоза - быстро покинула свою живую "лежанку" и отправилась исследовать неизвестную штуку в воздухе. Не обошлось без ушибов. Куда ж без них неуклюжему птенцу? Нэйлин запищал, протестуя против такого резкого удаления от себя материнского бока. А ведь они не так давно прилегли отдыхать. Ещё часик покоя Валду мог перепасть.
"Мечтай-мечтай..."
Восклицание Иррлуа выдавало её чувства с головой. Конечно, не сразу поверила в реальность происходящего, конечно, хотела обнять мать, которую так долго не видела. Однако как только Лу дотронулась до призрака и отдёрнула лапу, Фауст нахмурился. Он был знаком с хладом смерти - его отец был в этом асом, однако тёмный был против того, чтобы его жена соприкасалась с этой материей. К этому ощущению и некроманты долго привыкают, что уж говорить о Духе Рассвета?..
Вон и сын не пожалел возвращаться в тепло, под крыло опомнившейся родительницы. Тоже потопал к Аллинэе. Ну уж нет.
- Стой, шустрый, - хвост Фауста преградил путь Кордо, - Замёрзнешь. Арна, ты тоже, дочка.
После этого Валд снова поднял взгляд на Духа Света. Кажется, та ещё не совсем привыкла к себе нынешней. Интересно, а он сам после смерти станет призраком или отойдёт в Серый Плен?..
- Соболезную, Пресветлая, - как можно более мягче эмоционально окрасил Призрак своё искреннее сочувствие, - Но птенцов не трогайте. Они не готовы соприкоснуться с... мёртвой сутью, которую не принимает Серый Плен. Вы останетесь здесь или прилетели погостить?
Фауст не собирался прогонять Аллинэю, но надеялся, что она сможет стать их связью с большим материком. Пусть они ушли с концами и оборвали все нити, ведущие назад, а сведения были бы нелишними.

+1

50

Слова мамы, негромкие, такие привычные, вписанные в одной Аллинэе известный ритм, лились, казалось, нескончаемым потоком. И что с того, что звучали  они лишь в сознании? Мама - вот она, стоит совсем рядом. Такая родная. Такая чуждая. Повторное осознание случившегося полвека назад ломало и скручивало всё внутри. Боль, обида, чувство вины - всё смешалось в голове драконессы.
По щекам Иррлуа потекли слёзы. Она была не из тех, кто никогда не плачет, но всё же старалась не показывать чувства открыто, неосознанно подражая матери. Но сейчас она плакала от облегчения. На неё никто не сердился. Ни за тот день, ни за нынешний. Мама, бесконечно мудрая и понимающая. Она простила её, она всё поняла.
Свернувшись на своём месте, светлая вполглаза следила за малышами. Оба птенца проявили недюжинный интерес к призраку и хотели исследовать новое явление в своей жизни. Но Нэйлина остановил Фауст, а от лапок Арны увернулась сама Аллинэя. Только тогда Лу сообразила, что холод, обжёгший ей пальцы, имел явное отношение к магии Смерти. Знакомство с такой энергией в столь нежном возрасте детям действительно ни к чему. Хотя в самой некромантии она не разбиралась от слова "совсем" и даже совместная жизнь с Фаустом не прибавила ей понимания, но общие магические законы Рассветная знала и умела применять не только в своей области, но в любой другой школе. Благо, теория была общей для всех разделов магии, известных драконам. Во всяком случае, в глобальном смысле. Нюансы, конечно же, существовали во всех школах, но конфликт энергий предрасположенности существовал независимо от всего. Целители некро-заклятья переносили хуже всего. И хотя сама Иррлуа магию Жизни изучала поскольку-постольку, некоторые способности к ней всё же имела, за что сейчас и поплатилась.
- Мам, а ты к нам надолго? И как дела... там? - драконесса неопределённо повела крылом, не желая прямо называть покинутую родину. Тем более, что она всё чаще являлась ей во снах. Рассвет почти не говорила на эту тему с мужем, ведь они оба многое там оставили и, возможно, о многом жалели. Не желая бередить раны, Лу не лезла Призраку в душу, но сама она тосковала по оставшимся за океаном друзьям, собратьям-Духам, которые были ей семьёй, привычному укладу жизни и многому другому. А в первую очередь по тому, что там всегда была возможность переложить часть забот на могучие плечи Эльсирина, который всегда был рядом. Здесь со всеми бедами приходилось справляться самостоятельно. Вся стая работала непокладая лап, и вальда тянулась за своими подчинёнными изо всех сил, взращивая в себе силу воли, которых ей так не хватало в жизни. Одним упрямством дела не поправить. Пожалуй, за прошедшие дни "малышка Лу" стала старше на целую жизнь.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые горы » Ард-Аилл - обитель правящей семьи