//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые горы » Ард-Аилл - обитель правящей семьи


Ард-Аилл - обитель правящей семьи

Сообщений 101 страница 113 из 113

1

http://s4.uploads.ru/9qBJ4.png
Обитатели
Иррлуасса, Фауст, Арнхилль, Кордо

Одна из высочайших вершин Серых гор стала домом для правящего семейства стаи Равновесия и, по совместительству, приёмной. Драконы обустроили под свои нужды обширную сеть пещер, облагородив их и приспособив для комфортного проживания большой семьи.
По традиции, принесённой из земель светлых, входы в логово завешены шкурами, препятствующими ветру и позволяющими дольше сохранять тепло. Стены гротов и туннелей украшены разноцветными светящимися кристаллами, образующими друзы. Сейчас полностью обжиты лишь три пещеры, остальные используются в качестве кладовых или пустуют в ожидании того дня, когда у обитателей появится свободная минутка.
Первый грот со стороны главного входа - приёмная. Она выглядит почти пустой и большую её часть занимает огромный каменный стол. В стенах имеется несколько ниш, приспособленных под хранение документов и письменных принадлежностей. Это самая низкая из всех пещер Ард-Аилла, но даже в ней Духи чувствуют себя свободно и не задевают рогами потолок. Освещение преимущественно белое, имеется несколько жёлтых кристаллов.
Следующий грот отвели под жилую часть. От приёмной его отделяет длинный изогнутый коридор и ещё одна занавесь. Этот грот, напротив, является самым крупным, свод поддерживают несколько каменных колонн. Именно здесь правители отдыхают от забот и проводят время с детьми. Пока что основными элементами интерьера являются две лежанки из шкур, еловых лап и охапок сена, но постепенно пещера начинает приобретать признаки индивидуальности. На стенах постепенно появляются рисунки Фауста и пучки ароматных трав, собранные Иррлуассой. В нишах и на навесных полках, созданных умельцами стаи, хранятся многочисленные мелочи, нужные в быту. Добавляют уюта мякие жёлтые и оранжевые тона кристаллов-светильников и тёплое излучение жар-камней. Пещера имеет два выхода, помимо основного, один из которых через сквозной грот выходит наружу, а другой ведёт в своего рода мастерскую.
Эту пещеру старшие драконы единогласно определили как будущее рабочее место. Практикующим магу и артефактору пришлось по душе обширное и довольно светлое пространство. Там нашлось место для ингредиентов и материалов, как пока ещё не отсортированных, так и уже заботливо разложенных по ящикам и мешочкам, заготовок для артефактов, разнообразной посуды, личных записей и трудов признанных учёных мужей. Пещера также имеет второй выход, связанный со всё тем же сквозным гротом, выполняющим роль внутреннего холла. Вход в мастерскую со стороны спальни завешен шкурой, придавленной внизу парочкой тяжёлых камней, чтобы птенцы не влезли в родительские закрома.
Остальные пещеры пока не используются. Вполне вероятно, что в будущем их займут подросшие дети правящей четы, ну а пока там гуляет ветер.

0

101

Неизвестно, сколько бы ещё так просидел Кордо, не вмешайся Фауст. Тёмная сфера окружила птенца, мягко поднимая того в воздух. Ещё не успевший оправиться от испуга Лин отнёсся к перелёту так, как будто только таким способом он и перемещался до сих пор по пещере, хотя при иных обстоятельствах непременно нашёл бы происходящее ужасно захватывающим. Сейчас же этот короткий путь дракончик преодолел, недвижимо распластавшись в чаше сферы и не сводя глаз с Новы. Кордо казалось, что тот в любой момент может взмахом лапы сшибить его обратно на пол. Но страшный посетитель даже не попытался, и очень скоро лапы малыша коснулись отцовской чешуи. Только в этот момент напряжение, сковавшее тельце, отпустило. Уж здесь-то точно безопасно. Нэйлин засопел переводя дух, цепляясь коготками за чешую и прячась от Эниги за шипообразными пластинами. Отреагировать на внимание Арны сразу силёнок как-то не хватило. 
Передышка длилась недолго. Вокруг птенцов вдруг вновь сформировалась сфера Тьмы и потащила прочь. Кордо только и успел, что протестующе пискнуть, но эффекта это не возымело, и через несколько мгновений брат с сестрой оказались высажены на пол. Но "под стражей". Видно, Валд решил не рисковать и не оставлять детей без присмотра даже на минутку. Светлый обиженно заворчал, глядя на удаляющийся хвост Фауста в проёме.
Благо отец семейства отсутствовал не слишком долго, чтобы заставить малышей почувствовать себя брошенными. В ответ на реплику Фауста Нэйлин не то жалобно, не то вопросительно вскрикнул. Похоже, даже пережитое буквально несколько минут назад потрясение не лишило его разговорчивости.
Вдруг в поле зрения появилась новое... нечто. Весь его вид заставлял вспомнить о еде. Но еда не шевелится. Это была одна из тех немногих истин, на которых строилась жизнь юного наследника. До поры. Сейчас же эта перемена ввергла его в некоторое недоумение, заставив забыть о пережитом испуге. Кордо удивился бы ещё больше, знай, что по-настоящему живые кролики ведут себя совершенно иначе.
Пока нечто отвлеклось на Арну, До-До по-пластунски пополз крюком, обходя его со спины, а затем притих, оставаясь на некотором отдалении. Хвост елозил по полу туда-сюда. Это одновременно напоминало попытку и устроить засаду, и просто понаблюдать со стороны.
Терпения, впрочем, хватило ненадолго. Очень скоро птенец двинулся в сторону сестры-охотницы и её жертвы.

+1

102

Беспокойный писк Нэйлина, который тот подал по прибытии отца, навёл Фауста на мысль, что если мелкие не смогут тотчас улечься спать, то ему придётся ещё какое-то время развлекать два любопытных носа, которые по малолетству с завидной успешностью шагали в пасть опасности.
"Где же ваша мама, родные мои?.."
Можно было бы ещё сотню раз обставить думы о Лу как следствие того, что Призрак считал себя хреновым нянькой и думал, что лучше бы матери птенцов поскорее вернуться и окружить своих любимых чад женскими теплом и заботой. Но на самом деле сам Валд очень переживал и страшно соскучился. Ему было беспокойно за Иррлуа, и по прибытии их абсолютно точно ждал разговор.
Чтобы отвлечь и себя и детей, тёмный решил сыграть с ними. Верраял никогда не баловал своего старшего сына ни ласками, ни заботой, ни играми. Он и Арамэльминдиз в принципе уделяли ему мало времени и внимания, особенно когда юный Сумеречный смог самостоятельно гулять, охотиться и защищаться. Венценосная персона и её верный пёс, положивший все свои труды на алтарь науки, были заняты своими делами, но однажды, ещё в пору подросткового возраста наследника, Хаос решил сыграть со своим чадом в игру. Он поднял взрослую аишму некромантией и здорово напугал Фауста. Некроманту показалась забавной картина - юный принц носится перед логовом как угорелый, пока его преследует здоровенная хищная тварь. Тогда он ещё не понимал, что зверюга убьёт его разве что по приказанию Хаоса, в тот момент принц искренне верил, что аишма обладает собственной волей и может убить его ради еды. А отец ему совсем не помог, не защитил...
Валд решил поднять некромантией кролика. Он не намеревался пугать своих детей, лишь отвлечь. Меховой личующий ушастый перемещался боком по приказу Фауста, привлекая внимание Арны. Мелкие отреагировали как положено - оба припали к земле, начав первую в жизни охоту.
Кролик сморгнул, чтобы оболочка глаз не пересохла, а затем внезапно весь вытянулся вверх чуть ли не свечкой и "грозно" протарабанил отставленной задней лапой по земле, прежде чем резво отпрыгнуть вбок, развернуться и понестись прямо на старшего птенца. О да, в жизни вас ни один кролик не стал бы "таранить" так, как этот. Но если прожить с некромантами долго, то ещё не то повидаешь. Тёмному было интересно, что сделает Нэйлин, если зверюшка на него нападёт, и что сделает его сестра, увидев, что её брата атакуют. Они ещё малы, это верно. Но характер закладывается с детства. Какими бы ни были результаты, Фауст еще не раз преподаст им уроки. В том числе правила командной игры и защиты своих ближних и слабых.

Отредактировано Фауст (27 Авг 2017 15:09:48)

+2

103

Подползая к кролику и нещадно вихляя во все стороны, малышка настороженно нюхала воздух. Уже знакомые запахи и новые и непонятные сплетались в одно целое. Детёныш помнил по прошлым дням, с какой лёгкостью отец обращался с такими тушками. Но по мере приближения становилось ясно, что предполагаемый обед не уступает размерами маленькой охотнице. Жутковато.
Особенно страшно стало, когда кролик забарабанил лапой, вытянувшись во весь рост. Драконочка оцепенела от ужаса. Застыв в тени выступа, Арна пыталась слиться с полом. Наверное, у неё даже неплохо получилось, с чёрной шкуркой-то. Другое дело, что едва ли она осознавала, что и для чего делает. Недаром драконы уже давно поняли, что при должно доле удачи даже новорождённый птенец способен выжить самостоятельно, на одних лишь инстинктах.
Но вот страшный лохматый зверь опустился на четыре лапы и понёсся в сторону Кордо. И тут тоже сыграли свою роль врождённые данные. Белый братик был частью её мирка, а это топотучее животное - нет. И драконочка неуклюже запрыгала следом, помогая себе крыльями и временами припадая к земле, словно вспомнив, что она, вообще-то, охотится.
Арна пока что не нападала и даже не приближалась к кролику на расстояние прыжка, старалась держаться поблизости, наблюдая и пытаясь своим детским умишком уразуметь, что к чему.

0

104

Кордо следил. Ему казалось, что у него вполне удачная позиция для скрытого наблюдения. Конечно, дракончик не задумывался о том, выгодно или не выгодно он залёг. Но кролик был занят Арной, на Лина совсем не обращал внимания, так что, кажется, всё шло хорошо.
Пока ушастый не выпрямился на задних лапах и не забарабанил одно из них по полу. Нэйлин рефлекторно подался назад. От банальной неожиданности. Кто бы мог подумать, что этот здоровенный кусок меха может выкинуть такой фокус? А затем личующий грызун и вовсе развернулся мордой к светлому. Он его заметил! Птенец досадливо фыркнул и во все глаза уставился на кролика. Тот рванул к До-До.
Ой-ой-ой!
Черногривый на автомате принял защитную стойку. Шаткую и неуклюжую, но это определённо была она. Упёрся лапками в пол, пригнулся, защищая живот и шею, уставился на мохнатого исподлобья. На пару мгновений малец раскрыл крылья. Могло показаться, что он попытается улететь, но нет. Кордо просто инстинктивно попытался напугать противника, сделавшись визуально больше. Раскрытые крылья "увеличивали" птенца чуть ли не втрое. Крыльями светляк однозначно в папу пошёл, со временем будет почти такой же размах.
Трюк, к сожалению, не сработал, ведь зверь был ведом чужой волей. Свою неудачу Нэйлин понял очень скоро, и совсем бесполезный плащ крыльев сдулся. До столкновения оставалось совсем чуть-чуть. По крайней мере так казалось малышу.
Кордо сиганул в сторону, так резво, насколько позволяли неумелые лапы. Прыжок вышел не слишком впечатляющим: птенец неудачно приземлился, потерял равновесие и шлёпнулся на бок с громким и удивлённым "Уф!". Завозился, пытаясь подняться. Будь зверь настоящим хищником эта проволочка могла бы дорого светлому обойтись. Благо, это всего лишь первая в жизни тренировка.
Наконец, лапы перестали сопротивляться попыткам подняться, и Нэйлин снова был готов. К чему? А вот это ещё неизвестно. Он припал к земле, не сводя взгляда с кролика. Готовый и идти в ответное наступление, и нестись наутёк прятаться за могучими отцовскими лапами.

Отредактировано Кордо (30 Июл 2017 16:04:52)

+2

105

Мелкие, увлечённые битвой с ушастым личёнышем, даже не заметили, что отец-то их уже прилёг и с интересом, тихо посмеиваясь хрипло, наблюдает за тем, как наследник и его сестра пытаются справиться с выставленным против них противником. Самое интересное, что дети были ровно в том возрасте, в котором ещё не осознаёшь, что сражаешься с мертвечиной. Наверное, почти каждый второй дракон Света назвал бы такие тренировки неблаготворными для птенцов. Некромантия же неестественна, жутка и вообще нечего детей знакомить с такой гадостью. Но Призрак готов был не только знакомить, но и лично обучать, если у одного из птенцов обнаружится склонность к данному виду магии.
Кроль имел столь боевой вид, что дочка пришла в полнейшее недоумение, а затем и в ужас. Дерзкая еда попалась, Арночка. После этого ушастый переключился на её брата, неумолимо надвигаясь и явно собираясь протаранить... ушами? Кордо предпринял попытку устрашения. А молодец, парень. Один из способов избежать стычки - дать понять противнику, что ты опаснее, больше и сильнее, чем кажешься, и ему не по зубам. Увы, папка-то, затейник, знал истину, потому зверёк продолжил атаку. Кордо вовремя ушёл с линии удара, но неизбежно упал, так как нетвёрдо стоял на лапах. Не научился ещё.
Пушистый хвост мехового террориста-ужаса всех птенцов завилял, что могла со всех ракурсов рассмотреть Арна. Носик при этом забавно дёргался, хотя зверь и не мог им вдохнуть. Личёныш снова вытянулся свечкой, но больше лапой не топал. Он чутко поводил ушами, словно слышал что-то неведомое, одному ему известное, а затем резко стартанул прочь, решив... спрятаться за Арной. От чего? Да арахнид его разбери. ЧуднОй он у Фауста вышел. Придурковатый.
Навязав полукруг, кроль попытался оказаться ровно позади Арнхилль. Самое интересное, что если самочка вздумает побежать прочь, то ушастый двинется за ней и будет гонять хоть по всей площадке. Негодяй. Средь бела дня на беззащитных хищников покусился. Что за дичь невоспитанная пошла? В конец зарвалась.
Фауст чуть щурился, уложив массивную голову на лапу и наблюдал за этим абсурдом. Играть с детьми ему понравилось, хотя судя по этому опыту, он в методах от Верраяла отличался лишь тем, что мрачного удовольствия от ужаса птенцов не получал и реально опасных занекромантенных животных на них не натравливал. А так... ну да. Тренировочный лич. Всё-таки Призрак оставался тёмным и имел соотвествующее воспитание. И это был его единственный на памяти пример, как можно было занять детвору.

+1

106

Когда Кордо не удержался на лапах и плюхнулся на пол, тёмная не выдержала и с ворчанием подбежала к брату. Вроде как защищать, пока тот не распутает негодные конечности и не утвердится на них вновь. Ну или попросту желая оказаться поближе к кому-то знакомому и понятному. Арна встала рядом со светлым, не сводя глаз с лича, пока тот дёргал носом. Будь в её поле зрения Фауст, скорее всего, малышка решила бы укрыться под могучим отцовским крылом, но, к добру или к худу, она стояла спиной к нему и не догадалась обернуться. Даже не вспомнила. Весь её мирок, и без того ограниченный пространством родительской спальни, сузился до Кордо и кролика. Который опять куда-то рванул!
Пускать за спину это странное-страшное Арна не собиралась. Резко развернувшись следом за личем, она сама чуть не запуталась в лапах, мягкие коготки цеплялись за неровности пола и больше мешали, чем помогали. И осознание того, что дохляк пытается подобраться к ней с тыла (а так это было с её точки зрения), придало драконочке ускорения и, заодно, некоторого просветления. С жалобным писком она бросилась в сторону, отбегая от Кордо к стене. Задумка в какой-то мере удалась: лич последовал за ней. А дальше малышка собиралась прибегнуть к недавно открытому способу избавиться от чужого внимания. Так и не убранные залежи мешком, тюков и рулонов по-прежнему покоились вдоль стен, и именно среди них Арна планировала укрыться. В прошлый раз мама до-о-о-олго её искала, хоть и знала, куда мог запропаститься детёныш. Поэтому драконочка юркнула под прислонённую к стене шкуру, скрученную в тугой рулон, просочилась межу двумя мешками с чем-то мягким и шуршащим и затерялась в залежах. О её там существовании напоминали только шорохи и поскребывания.
Со стороны могло показаться, что тёмная бросила брата на произвол судьбы, но её мысль была намного честнее. Увести кролика в сторону, избавиться от его назойливого общества (попытаться хотя бы) и напасть сверху. Потому что она-то точно сможет забраться на гору, а вот он... Увидим. Ну и Кордо тоже вряд ли будет терять время. На это Арна очень рассчитывала, помня, как напугал её кролик в первый раз. Одной ей с ним точно не справиться, только вдвоём.

+1

107

Нападения не последовало. Мохнатый резко потерял к Нэйлину интерес. Сей факт птенца обрадовал, но только до тех пор, пока он не понял, что личующий прохвост не бросил свою охоту вовсе, а переключил внимание на Арну, которая с писком кинулась прочь. Оба тут же испарились из поля зрения наследника, и тому пришлось круто развернуться на месте, чтобы снова отыскать их взглядом. Кроль буквально наступал драконочке на пятки, чем вырвал у Нэйлина одновременно испуганный и возмущённый возглас. Он вот-вот её поймает!
Благо шустрая сестрица успела ускользнуть и затеряться в куче мешков и прочего скарба, который родители прихватили с собой с Большого материка да так и не разобрали до сих пор. Теперь она в безопасности. А в безопасности ли? Мохнач большой и, похоже, сильный, и отставать от тёмненькой он не собирался. Во всяком случае, пока. Вдруг он сможет свалить все эти мешки и добраться до Арны? Не все из них тяжёлые, Кордо это уже лично проверял. Надо сестрёнку выручать! И мальцу было совершенно невдомёк, что это Арна своим манёвром выручала его.
На несколько мгновений Лин растерялся. Как ему помочь сестре? Протаранить лича и сбить его с лап? Умей Кордо рассуждать и знай о природе своего противника, он бы понял, что идея эта так себе. Кролик был массивнее и тяжелее, птенцу не хватило бы сил свалить на пол существо, даже боли не чувствующее. И даже разгон тут не помог бы: неокрепшие лапы вряд ли бы справились с задачей и смогли дать достаточный толчок. От воплощения этой задумки Нэйлина уберегло появление другой. Ещё неизвестно, какая из них была бестолковее, но по мнению Кордо ситуация требовала немедленных действий, потому принялся воплощать свой простой, как галька, план.
Дракончик припал у полу и со всей возможной резвостью, не идущей в ущерб скрытности, двинулся к кролику, стараясь держаться позади него. Почти так же, как тот преследовал Арну, только гораздо тише (о том, что отсутствие хоть какого-то укрытия и отлично заметная на фоне тёмного камня белая шкурка практически сводят его усилия на нет, ещё догадаться нужно). Ползти не так уж долго. Хоть бы не обернулся!  А когда Кордо доползёт, то как на кролика напрыгнет, да как укусит! Изо всех силёнок своих маленьких челюстей сдавит хрупкие позвонки у основания черепа. Отчего-то сын Призрака был уверен, что кусать нужно именно туда. Словно бы других вариантов в принципе не существовало. Будь кролик живым, это даже могло бы сработать. А если Арна подоспеет, то может, у птенцов и получится одолеть страшного-ужасного.

+1

108

Наверное, это было неправильно. Наверное, никакие бунтарские и иные качества и благотворное влияние более мирных северных друзей в детстве и отрочестве не смогли выветрить из Фауста его тёмность. Это его суть. Это он сам. Отказаться от этого - перечеркнуть себя. Может, его мать была безумной и жестокой мразью. Но в одном она всегда была права: самая большая сила дракона в принятии себя. Таким, какой есть. Принял себя - обрёл гармонию со своей природой. Обрёл гармонию - окреп как личность. Отсюда уже берут начало уверенность в себе, способность брать на себя ответственность, принимать на себя труд по изобретению и принятию решения. Призрак впервые за долгое время засомневался, так ли уж невинно это всё. Да, отец с ним играл и вот эта возня с личами помогает без риска для жизни тренировать охотничьи и иные навыки. Даже боевые, хотя птенчикам пока рано было об этом думать. Но писк Арны разбил эти рассуждения вдребезги. Самочка боялась, а кроль, следуя отданному приказу, продолжал преследовать мелкую до того самого места, где самочка потом укрылась. Личующий ушастый ходил вокруг да около мешков, то ли думая, как бы выкурить оттуда свою цель, то ли как самому туда забраться. Разумеется зверёк не мог видеть затылком, потому по идее действия Кордо должны были им остаться незамеченными. Но вот кукловод-то всё видит да тихо похмыкивает, оценивая храбрость сынишки. В нём явно было больше от светлых даже по харакеру. Он не стал пользоваться случаем и смываться, пока Арнхилль отвлекает противника. Как истинный герой и защитник, птенчик бросился на врага, явно желая повергнуть его и избавить сестру и себя от угрозы насовсем. И его действия увенчались успехом: белёсый влетел в мехового агрессора и мелкие зубки сомкнулись на шее кроля. Призрак бы ещё на его месте повернул бы эту самую шею до противного хруста, но этому он обоих карапузов ещё успеет научить.
Враг обмяг в пасти птенчика и больше не подавал признаков жизни - безвольно осел поверженной кучей костей, мяса и меха. Кукловод отменил заклинание, теперь Нэйлин мог пожевать честно добытое пропитание. И сестру угостить. Конечно, эта охота была бы слишком лёгкой для бывалого, но перед Сумраком были даже не годовалые птенцы, а совсем-совсем крошки. Они выложились по-полной и заслужили награду... и похвалу.
- Молодцы, сорванцы, - прогудел довольный и тоже от души насладившийся этой игрой затейник-папочка, - А теперь налетай - сами добыли, сами и съели. Нечего добру пропадать.
"В следующий раз будет сложнее. Папка вас быстро на практике научит двигаться, атаковать и защищаться."
Впрочем, был момент, который самца беспокоил. Он был доволен храбростью обоих отпрысков, но хотел бы быть уверенным в том, что если те столкнутся с реальной угрозой, то не будут игнорировать возможность бросить клич о помощи, чтобы родители могли вовремя подоспеть и вытащить любопытные носы из передряги. Сейчас же никто из мелких не побежал прятаться за папку. Смелость - прекрасная черта, но бывают ситуации, в которых излишнее геройство - глупость. Которая может стоить жизни. Причём не только тебе.

+3

109

А под покровом густых теней, между тем, разыгралась целая драма, скрытая от чужих глаз. Арна наступила лапкой в расплывшийся по полу моток верёвки и умудрилась в нём запутаться. И вместо того, чтобы штурмовать крутой бок мешка, уже изрядно поцарапанного тоненькими коготками, бестолково возилась на одном месте. Но вот коварные петли наконец поддались, тёмная как могла быстро взобралась наверх, как раз вовремя, чтобы увидеть стремительный бросок брата и поддержать его громким воплем. Враг повержен! Ура!
Тут в поле зрения малышки попала чья-то большая лапа. Папина лапа, как с некоторым опозданием она всё же догадалась. И негромко засвистела. Мол, как так, ты тут был и не помог? Впрочем, пока всё отошло на второй план, потому что после всплеска активности Арна просто зверски проголодалась и теперь примеривалась, как бы ей побыстрее спуститься вниз, к добыче. А в том, что дохлый кролик из категории противника перешёл в разряд съедобного-безопасного, она ни секунды не сомневалась. Внутреннее чутьё. Жаль только, что выбирать верную дорогу это чутьё ещё не научилось! Драконочка успела преодолеть почти половину спуска, когда казавшийся надёжным выступ внезапно сполз под весом маленького тельца, и остаток пути Арна проделала на пузе, сердито вереща на всю пещеру.
Но птенцу повезло не ушибиться об пол, поэтому сразу же после своего приземления малышка бодро пошлёпала к брату и тыкнулась ему носом в плечо. Мол, здорово сработал. И, примерившись к тушке, вгрызлась в мягкое брюхо, где кожа была тоньше всего. Это вам не очищенные и прожаренные заботливыми родителями куски, а почти что настоящая добыча. Впрочем, для Арны она и была настоящей, ведь драконочка не ведала о магическом вмешательстве в посмертие кролика и о том, что каждое его движение было срежессированно тёмным гением воспитания.
Наевшийся и мгновенно осоловевший от усталости и чувства сытости птенец довольно курлыкнул и приблудился под бок к родителю, чтобы устроиться подремать и переварить обед.

+2

110

Ушастый ничего не заподозрил и продолжил выслеживать тёмную. То, что надо! Зубки впились в загривок. Кусь. От одного укуса кролик осел на пол и больше не шевелился. Словно бы сдался и признал своё поражение в этой игре. Хотя для светлячка это была совсем не игра, а самая настоящая борьба и охота. И он победил! После небольшого промедления, убедившись, что мохнатый не собирается подниматься на лапы, птенец отпустил шею своей первой добычи, и перевёл сияющий взгляд на Арну, которая к этому времени выползла из глубины нагромождения мешков и поприветствовала маленький триумф брата радостным писком. Пусть к развязке она не успела, её вклад в успех был не меньшим.
А потом Кордо звонко чихнул и потёр лапой нос. Очень щекотный оказался мех у этого кролика. Раздался голос отца. Который, по-видимому, всё это время был здесь, но в отличие от Арны До-До не возмутился его безучастностью. Про это он уже не помнил, и это было не так уж важно. Потому что кто у нас сегодня герой дня? Правильно. Малец поднял глаза на Валда, вильнув хвостом туда-сюда, и отрывисто пискнул несколько раз. Вроде как, смотри, я кролика поймал! Ты видел, да? Сам! Почти.
От хвастовства его отвлекли вещи более насущные. Только сейчас, когда опасность миновала, до Нэйлина дошёл аппетитный запах крольчатины. Пахло совсем не так, как те зажаренные куропатки, но не менее соблазнительно, а возможно даже и более, ведь птенец, оказалось, успел здорово  проголодаться - затеянная отцом тренировка выпила из дракончика почти все силы, и теперь хотелось одного: набить брюхо и завалиться спать. Остальное перестало интересовать мальца совершенно, потому он последовал примеру сестры и присоединился к обеду. Благо тушка была достаточно крупной, чтобы с лихвой утолить голод малышни. Со своей порцией Лин закончил позже Арны. Уютное тепло в животе навевало сон, веки налились тяжестью, и светлый пошарил осоловелым взглядом по пещере в поисках гнездышка. Гнёздышко на поверку сразу не обнаружилось, зато нашлась сестра, уже устроившаяся на тихий час к отцу под брюхо. Птенец просеменил к ней и устроился рядом, сладко зевнув.

Отредактировано Кордо (19 Янв 2018 20:49:47)

+1

111

"А я не плохо справляюсь."
Как говорится, сам себя не похвалишь... У Призрака было очень мало опыта в общении с самыми юными представителями драконьего рода, так что свои посиделки с собственными детьми он считал едва ли не блестящими. Дети целы? Целы. Накормлены? Накормлены. Даже занять их смог, чтоб со скуки не полезли кула-нибудь не туда. Сладкие носы вон уже и под бок пришли - греться и спать после сытной трапезы. Папкин хвост тут же полукругом свернулся прям перед ними, создавая этакий барьер между оставшейся частью пещеры и нынешним сонным лежбищем малышни. Это должно было создать видимость защиты от внешних посягательств, к тому же усложнит для мелких любопытных хвостов задачу возможного побега - по отцовому боку не сильно полазаешь за отсутствием навыка верхолазания. А уж как кто-то перелезает через его хвост Фауст просто почувствует. Ибо самец, покуда был единоличным нянькой, и сам иззевался. Активная деятельность, вроде отгоняния дикой живности от границ, быстро сонливость снимает как лапой. Было непривычно валяться тут столько времени... в непривычной роли. И хотя тёмный не мог сказать, что ему не понравилось, он прямо чувствовал, что скоро вахта сменится, а Валд с горящей чёрным огнём задницей будет носиться по половине своих владений, навёрстывая упущенное и решая дела в духе "левой лапой бью морду захватчику, правой - подписываю очередной документ, а хвостом ещё люльку качаю". Ну да не беда. Должен был уже привыкнуть к этому. Хотя бессонные ночи только в самом начале переносятся легко - потом накапливается недосып, сильнее устаёшь. И становишься драконоваренькой. Сумеречная варенька, кстати, тоже захотела есть, насмотревшись на то, как дети хомячат за обе щеки. И надо бы прибрать...
"Вынеси-ка себя сам, приятель."
Сумрак поднял заклинанием Некромантии то, что осталось от кролика. Кособочась и едва не валясь с костяных лап, лич подобрал куски своей меховой шубки и побрёл с этим в местную мусорку-отхожее место. После это всё, естественно, отправится вообще за пределы пещеры, а сейчас и так сойдёт.
Затем случилось кое-что ещё более странное. А именно - Валд не стал будить детей своими поползновениями в сторону закромов с едой. И хвост не стал убирать. Фаусту принесли поесть - в прямом смысле. Тушу оленя принёс в пасти заличованный волк, положил прямо перед некромантом, а затем вернулся в ту сумку, из которой его мешковатая и изрядно потрёпанная тушка вывалилась. Вся еда была свежая в доме Владыки молодой стаи, потому, как личи, они были более работоспособны - не разложились ещё. Следы магии Смерти жена, конечно, потом увидит и придётся объяснять, что он тут творил и вытворял. Впрочем... ей тоже много что придётся объяснять. Замнут.
Призрак принялся поедать оленятину, зарываясь носом в дыру в брюхе копытного. Весь перемазался, короче, как всегда. Да и не считал дракон, что нужно аккуратно есть. Смысл? Одно дело этикет в общении - чтоб никого не обидеть. А уж как он жрёт, справляет нужду и прочее - это никого не касается. Чай, не вашу еду уминает.
Наоблизывавшись, Сумрак убрал следы собственной трапезы прежним способом и уронил тяжёлую рогатую голову на пол. Перестарался малёха, ибо тот аж вздрогнул. Благо, дракон никого не разбудил, а дети лишь заворочались. В пещере лидеров Равновесия наступило сонное царство.

Временной эпизод завершён

+1

112

5 Вьюги, вечер
В мягком жёлтом свете кристаллов Иррлуа казалась самой себе песчаной статуей, на которой какой-то умелец прорастил травяной ковёр. Двигаться было так же лениво, как медленно и неохотно пересыпались в нижнюю чашу золотые крупицы, отмеряя ход времени. Обратный переход дался ей очень тяжело. Одно дело проскочить через портал самой или в сопровождении одного дракона. Провести через полмира целый караван - совсем другого уровня задача. Кажется, сил вальды хватило лишь на то, чтобы обвести встречающих взглядом, полным торжества, а после - осесть безвольным телом прямиком в жаждущие лапы целителей.
В сознание она пришла утром следующего дня, истощённая и заботливо укутанная тёплыми шкурами. Под крылом уютно сопели малыши. Соскучились, родные. Поблизости нашлась и пиала с водой, размером с добрый таз, которую Иррлуасса мгновенно осушила и снова впала в забытьё. Так продолжалось ещё несколько дней. Сон с перерывами на еду и питьё, чуть позже - ещё с краткими вылазками до отхожего места.
Из приёмной доносились приглушённые голоса и шелест свитков. Фауст работал. Вероятно, он же и приносил супруге пищу и воду, но сама она этого ни разу не видела. Не то специально подгадывал, не то само так получалось. Или вовсе не он, а ответственный целитель. Как бы то ни было, муж попадался ей на глаза лишь несколько раз за все эти дни, преимущественно ночью, уже спящим. Что характерно - в другом углу.
Но даже когда драконесса оправилась от потери сил и смогла вернуться к своим обязанностям, стена между супругами никуда не делась. Иррлуа не считала возможным для себя пойти просить прощения, поджав хвост, это попросту перечеркнуло бы всё сделанное ранее. Фауст... вероятно, тоже имел веские причины не идти на контакт. Упрямый абак!
Терпение драконессы иссякло на третьи сутки. Пятый день нового месяца она посвятила делам целителей, просидев в Зелёных гротах с самого рассвета и до вечерних сумерек. Нужно было разобраться, наконец, что именно она принесла от светлых, и насколько это оказалось полезно. Лазарет стоял на рогах: травы, коренья, настойки и прочее спешно сортировали, готовили к хранению, пускали в ход. Было ясно, что до тёплых дней они на новых запасах дотянут, даже экономить особо не придётся. Уяснив это и убедившись, что целители и без монаршего надзора знают, что делать, Иррлуа тепло распрощалась с сородичами и побрела в сторону Ард-Аилла. Подземный путь привычно ложился под лапы. А, казалось бы, ещё и месяца не прошло, как они здесь. В горы переселились и того позже.
В душе самки крепла уверенность. Извиняться ей, скорее всего придётся, хоть и не за своё решение - в его правильности Рассвет не сомневалась и сейчас. Но пусть, язык не отвалится. А вот обсудить, так сказать, взаимное положение в вертикали... Этот нарыв нужно было вскрыть и побыстрее, пока он не отравил весь организм их маленькой семьи. У Иррлуа было много времени для размышлений, пока она валялась обессиленная и не могла даже сесть с первой попытки. Да и поддержка старших родичей сыграла свою роль, особенно разговор с Миленией. О, дорогая наставница никогда не испытывала проблем с бардаком в голове своей подопечной.
Птенцы встретили вернувшуюся мать весёлым писком и голодными взглядами. Что ж, Фауст пока ещё был занят, поэтому светлая со спокойной душой принялась возиться с детьми. Накормить, поиграть, между делом ощупать и осмотреть маленькие тельца. Здоровые дракончики, шустрые, активные. Вон, уже во всю хвост жуют. Но к той минуте, когда порог пещеры-спальни переступил отец семейства, они уже угомонились и тихонько посапывали, зарывшись носами в ароматное сено.
- Поговорим? - драконесса поднялась с лежанки, поправила сползшую шкуру, укрывая детей, и отошла. Вряд ли у них получится обсудить всё спокойно.... Поэтому Иррлуа приглашающе махнула хвостом в сторону мастерской и просочилась в тёмный коридор прежде, чем Фауст успел как-то ответить.

+4

113

5 число Вьюжного месяца.
Игра с Иррлуассой.

С момента возвращения Вальды прошло порядочное количество времени. А Фаусту казалось, что супруга вернулась лишь вчера. Ему первому послали ментальное сообщение о том, что Рассветная прибыла назад, да ещё и с компанией. Призрак явился немедленно - отложив все дела сиюминутно. Целители уже подхватили Владычицу и немного подлатали, ибо драконицу не держали лапы, ей нужен был покой, ей нужна была забота. Копившееся всё это время недовольство оказалось задвинуто на задворки души. Да, Сумрак был тёмным - собственником, упрямцем и отчасти гордецом, но здравый смысл эти качества в нём не убили. Потому заботливый муж и отец семейства молча подхватил супругу и порталом унёс в пещеру королевской четы. Он уложил её и укрыл шкурами, чтобы согревалась. А маленькие пищащие комочки сами приползли под мамин бок. Валд следил, чтобы в миске всегда была свежая вода, чтобы Лу могла поесть, не вставая. Он следил за детьми и... да, не переставал работать. Рассветная неплохо потрудилась, и самец оценил её вклад в будущее стаи. Но сердиться не переставал. Он рано улетал работать "в поля", затем какое-то время возился с бумагами, а поздно ночью вваливался в пещеру настолько тихо, насколько был способен, ложился отдельно и досыпал до утра. На следующий день всё это повторялось. Холодком от него веяло неприкрыто. И хотя Айтан заронил зерно сомнения в душе тёмного насчёт того, стоит ли так строго судить ту, что долгое время росла под опекой нянек, своей матери, своего дядюшки... двух дядюшек, тётушки, прорастало оно медленно. Это не делало Лу соплёй, это не делало её никчёмной. Но спросите себя, кто больше привык нести ответственность, кто больше привык к тяготам, к принятию решений - опекаемый армией неравнодушных птенец или тот, кого с тридцати годков предоставили практически самому себе? Не потому, что Фауст хотел с малолетства всем доказать, что крут и не хуже своих царственных родителей. У Сумрака просто не было выбора. И если для него решать всё единолично и так же нести за принятые решения ответственность было делом обыденным - он по-другому и не жил, то зеленогривую судьба чуть больше побаловала. Призрак хотел поделиться с нею своими знаниями, своей силой, своим духом, навыками - в правлении, в бою и в иных сферах. Но Вальда рвалась в бой уже сейчас, словно птенец, который насмотрелся, как делают взрослые, и теперь хотел сам набить шишек. Быть может, набивай она эти шишки не при Фаусте - Владычица и смогла бы пройти весь путь так, как сама захотела. Но теперь она была не просто дочерью Пресветлой, не просто Наследницей стаи. Она стала Королевой, женой и матерью. Не будь её, не будь их семьи - Фауст, быть может, никогда не отважился бы отказаться от Тьмы, он попробовал бы ввести некоторые реформы там, но всего этого не было бы. Оказавшиеся на Малом драконы не нашли бы угол, где раса не имеет значения, где приверженность магической школе не имеет значения. Всё это существует потому, что Наследники Тьмы и Света полюбили друг друга - настолько, что поставили своё будущее, будущее семьи превыше Альянсов, собственных стай и семей, в которых выросли. Они оба были важны - друг другу и стае. И не могли, просто не должны были бездумно рисковать собой. Возможно, страх за неё говорил в Призраке даже сильнее возмущения по поводу того, что Лу улетела без спроса, без обсуждения, не предупредив.
Памятуя о том, что Иррлуассе нужно будет немало времени, чтобы прийти в себя, а затем и войти обратно в тяжёлую колею, Фауст отложил свои претензии до лучших времён. Они не мешали ему работать, взаимодействовать с семьей и конкретно с супругой - они общались по стайным вопросам и насчёт детей, решали общие проблемы, он в любом случае приходил к ней на помощь. Сумрак старался забыться в труде и заботах. Ему почти это удалось, но, видимо, прошедший холодок травил душу Рассветной даже в таких условиях. Только этим тёмный смог объяснить приглашение поговорить, когда он в очередной раз вернулся с "полей" и собирался уже зажарить себе половину оленя, умять и залечь спать. 
Сын Темнейшей усталым и раздражённым взглядом проводил спину супруги, а затем подошёл к лежбещу двух мелконосиков. Несколько ночей папочка мастерил маленькие подарки детям - у него не было особо возможности на проведение досуга за вязанием, лепкой и прочим. Поделки мастерились семимильными шагами, и к этому вечеру Сумрак их завершил. Дочке под бочок он положил кролика - снял с одного такого шкурку и набил пухом.
Сыну отошёл из подобных же материалов котёнок драконовой кошки - оказался уложен у изголовья. Только после этого Сумрак проследовал за Иррлуассой, прихватив таки оленью ногу. Ибо был голоден.
Пройдя к одному из столов, Фауст положил уже частично погрызенную ногу на первую попавшуюся деревянную подставку. Облизав клыки, он повернул голову к зеленогривой.
- Ну давай... поговорим.

+3


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые горы » Ард-Аилл - обитель правящей семьи