//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые горы » Предгорья


Предгорья

Сообщений 1 страница 45 из 45

1

http://fc07.deviantart.net/fs71/f/2013/100/b/8/the_life_source_by_andreasrocha-d613rrm.jpg

Большая часть предгорий покрыта зеленой травкой, коротковатой, надо признать, и редкими цветами, преимущественно васильками. Места эти весьма светлые, но щедры не только на внешние дары Шагри, но и на внутреннее её свечение - земля богата разнообразными "блестяшками", годными для создания разнообразнейших амулетов. Единственный минус - спрятаться здесь особо негде, уж лучше или сразу держать курс на гору, или улепетывать вниз по склонам. Впрочем, особой опасности это место не представляет, лишь редкий вивер спускается для поиска пропитания.
Есть тут и примечательная возвышенность. Её можно смело назвать Царицей Предгорий, ведь у неё есть корона - цепь сверкающих кристаллов, высоких и острых, растущих из земли с завидным упорством. Тени они не отбрасывают, напротив, ловят свет и всячески его отражают этаким маяком даже ночью.

0

2

------>Пик Льда
Всегда неожиданно, когда на чем-то сосредоточен, и вдруг, на дороге что-то появляется. В случае с Тен это была безобидная воздушная яма. Малышка так хотела, чтобы её не поймал тот странный вар, что споткнувшись, не смогла выровнять полёт и кубарем упала на землю. Если бы не пушистый снег, то драконка скорее всего сломала себе шею, а так всего лишь отделала лёгким испугом и вывихом в передней лапе. Шипя от боли, она поднялась и попыталась встать на поврежденную конечность. Вскрикнув, Тенари сразу же убрала вес с лапы и, от души, выругалась. Немного подумав, она выругалась ещё раз. Братец бы за такие слова уши надрал и по пятой точке выдал, но брата тут не было, а потому малышка от души ругалась несправедливость, подслушанными у взрослых драконов словами. Ей как-то в голову не пришло, что относительно недавно на занятиях ее учили снимать боль и залечивать небольшие повреждения.
Хромая на одну лапу, Тен направилась к своей цели. Крылья волочились по снегу, подрагивая от пережитого напряжения. Попытка собрать выше обозначенный орган не увенчалась успехом, а потому ни о каком полёте и речи быть не могло.
Предгорья Тенари видела всего раз, когда стая перелетала на новое место жительства. Тогда ей сразу бросился в глаза необычная возвышенность, которую малышка сразу возжелала изучить. В тот раз с ней была вся стая, а потому сбежать не было никакого шанса, да и брат приглядывал за непоседливой сестрой, как орлица над орленком.
Повреждённая лапа болела всё сильнее и начала опухать, но Тенари старалась не обращать внимания на это, ковыляя к своей цели.

0

3

пик Льда
Птенец парил в восходящем потоке, пытаясь с высоты разглядеть сестру. Признаться, безнадёжная была затея. Белый дракон на белом снегу - это вам не абы что. Умей Тариэн искать жизнь, что-то ещё могло бы получиться. Но поскольку в его распоряжении были только глаза... Вздохнув, светлый попытался рассуждать логически. Куда могло понести Тен? Предгорья большие, а кроме общего направления он ничего не знал. Увы, поглощенный стремлением занять достойное место в стае и быть не обузой своим товарищам, а помощником (чего от птенца, к слову, никто и не думал требовать), дракончик уделял сестрёнке не так много внимания. Нет, безусловно, они общались, но Тариэн, например, почти не интересовался её мечтами и желаниями. К своему огромному сожалению, старший Корро только сейчас осознал, что его беседы с Тенари, в основном, сводились к поучениям. Неудивительно, что малышка сбежала при первой возможности! Будь светлый сейчас на земле, непременно побился бы головой обо что-нибудь твёрдое - авось поумнеет, но лишь горестно взвыл. Но лучше поздно, чем никогда, ведь так? Осталось свести к минимуму последствия своей дурости.
Итак, куда могла направить любопытная драконочка, сбежавшая из-под надзора старшего брата? Понятно, что не слишком далеко, но всё же. Впрочем, в этой части их нового дома было не так много действительно интересных мест. И первым делом следовало проверить Царицу.
Возвышенность уже появилась на горизонте, когда Тариэну пришлось спуститься на землю. Кажется, он налетался на неделю вперёд. Хорошо ещё, что до судорог не дошло. Хотя возможно, что всё дело исключительно в его везении и чутье - крылья уже начало нехорошо дёргать болью. Но сейчас это ему уже ничем не грозило, кроме неприятных ощущений и некоторого времени под надзором целителей.
- Тенари! - спустить лавину птенец не боялся. Светлые, коих среди изгоев было немало, издавна привыкли бороться со снегом в Калхоне, наловчившись предугадывать опасные моменты и обрушивать тонны снега тогда, когда рядом никого нет. Эту полезную практику они принесли и в Серые горы. - Тен!

0

4

Боль в лапе всё усиливалась, а до нужного места Тенари было ещё идти и идти. В голове бегали мысли, что зря она затеяла эту авантюру, нужно было просто попросить брата, чтобы тот отвёл её к странным камням… Малышка резко остановилась и тряхнула головой. Что же это она? Какой брат? Да брат никогда не позволил бы даже недалеко отлететь от него, а так у неё полная свобода воли. Кивнув своим мыслям, Тен очередной раз попыталась собрать крылья. С пятой попытки ей всё де удалось это сделать, теперь хотя бы нету шлейфа из крыльев за спиной. Повеселев, драконочка сделала пару шагов вперёд и скривилась от боли. Про вывихнутую лапу она благополучно забыла. Ругнувшись, Тен уже аккуратнее поковыляла к необычным камням, которые возвышались над горизонтом.
- Тен! – принёс ветер голос справа, заставив Тенари прижать уши и лечь на снег. Она не могла перепутать этот голос ни с чем другим. Брат догнал её.
Малышка вся сжалась, ожидая кары, но минуту, а потом и другую ничего не происходило. До неё постепенно начало доходить, что брат ещё не нашёл её, а значит есть время избежать наказания. Хотя, нет, не избежать, а отсрочить, но всё же это лучше, чем получить нагоняй прямо сейчас. Тенари принялась копать снег. Одной лапой это делать было тяжело, но стоило замаскироваться, чтобы брат если будет проходить мимо, не заметил. Только сейчас драконочка радовалась, что она почти белая, и на снегу её заметить будет тяжело. А раньше ей не нравилось быть светлым пятном. Слишком заметный окрас для шалостей и «уходов из дома».

Отредактировано Тенари (1 Мар 2014 03:56:50)

0

5

Птенец ковылял по снегу, иногда останавливаясь, чтобы снова попробовать дозваться до Тенари. На что он рассчитывал, Тариэн и сам сказать не мог, но единственным результатом стал сорванный голос. А признаков присутствия сестры светлый так и не нашёл. Он даже начал сомневаться, что вообще полетел в нужном направлении и теперь пытается найти малышку там, где она вовсе не появлялась.
Юный дракон бродил среди сугробов и скал по извилистой траектории, надеясь зацепить след. Давно потеряв счёт времени, сходящий с ума от страха птенец полностью отрешился от окружающего мира. Это странное состояние прервалось лишь тогда, когда лапа светлого неожиданно глубоко провалилась в снег, заставив Тариэна пошатнуться и рухнуть носом в сугроб. Разлепив глаза, дракончик встряхнулся и посмотрел под лапы. Оказалось, он наступил в чей-то след. Хмыкнув, Корро пошёл дальше, вяло передвигая лапы и волоча хвост и крылья по снегу. Слишком он устал, чтобы следить за собой сейчас. И лишь пойдя несколько десятков метров, птенец остановился: "След?!" Вернувшись к своей находке, он сориентировался и двинулся вдоль цепочки отпечатков. Мысль о том, что они могли принадлежать вовсе не Тенари, а какому-нибудь не слишком дружелюбному обитателю Серых гор, его голову не посетила.
- Тен! Где ты?! - хриплый крик разнёсся по округе. Драконичк остановился и тяжело опустился на снег. Во-первых, он безумно устал и хотел хоть немного передохнуть. Во-вторых, Тариэн понял, что безнадёжно заплутал в незнакомой местности: если откуда он пришёл, птенец ещё помнил, то в какой стороне их пещера - уже нет. В-третьих, его страшил грядущий нагоняй за самовольную отлучку. Да и назревшая необходимость разговора с Тен не радовала. А на юго-западе тем временем собирались тучи. Птенец понял, что нужно торопиться, если он хочет вернуться в горы до начала бури, о которой предупреждали маги-погодники. - Отзовись!
Но ответом ему была тишина. Неохотно поднявшись на лапы, светлый двинулся дальше. И через некоторое время недоуменно пялился на оборвавшуюся цепочку следов. Признаков борьбы он не видел, равно как и отметин, которые оставляют крылья при взлёте. Так куда делась драконочка?! Далеко не сразу уставший птенец сообразил, что сестра просто спряталась где-то в снегу.
- Тен, вылезай. Я знаю, что ты здесь, - позвал он. А мгновением позже ветер донёс многоголосый вой. Потревоженные охотниками, волки из долины решили попытать счастья в поисках добычи поближе к горам, где поселились странные и опасные существа.

0

6

Она лежала тихо, стараясь даже дышать через раз. Шаги приближались. Было слышно, как хрустит мягкий снег под лапами. О том, что это могут быть хищники, Тенари даже не задумывалась. Да и что хищники могли сделать дракону? А вот брат, который несомненно разозлился на её выходку, тот был гораздо опаснее. Поэтому, когда он остановился, едва не наступив ей на ухо, малышка замерла, боясь даже дышать. Прошло несколько минут, прежде чем над ней раздалось хриплое: «Тен, вылезай. Я знаю, что ты здесь». Голос у брата был сорван, а потому драконочка не сразу сообразила, что это именно он. Первым порывом было вылезти и улететь, хотя крылья ещё не полностью восстановились, но небольшой перерыв, пока Тенари лежала в снегу, позволил им немного отдохнуть. Но эту мысль пришлось отогнать. Даже если она сейчас поднимется, придётся некоторое время бороться с болью в лапе, которая при каждом неудачном движении начинала болеть ещё сильнее. Нет, лучше полежать здесь. Если брат решит раскопать её, наказания не избежать, но был шанс, что Тариэн просто пройдёт мимо, решив, что ошибся.
Так бы Тенари и лежала в снегу, ожидая своей кары в виде брата, если бы не вой, который можно было услышать даже под снегом. Вначале один, а после к нему присоединилось ещё несколько. Драконочка всегда любила хвастаться перед сверстниками, что не боится хищников без крыльев. Но одно дело испугать детёныша тиры, а другое, наткнуться на целую стаю волков. Помедлив ещё мгновение, Тенари выскочила из-под снега и спряталась за брата. Лапа отозвалась болью, заставив малышку скрутиться в клубочек на снегу.

0

7

Вздрогнув, птенец испуганно заозирался, пытаясь определить источник звука, и тут же с воплем шарахнулся в сторону: Тен выскочила из-под снега, изрядно напугав издёрганного брата. Впрочем, то, что малышка спряталась за ним, несколько польстило самолюбию светлого. Времени на разборки не было, драконятам надо было убираться подальше и как можно быстрее. Поэтому Тариэн сосредоточился на поиске выхода из ситуации. Развернувшись к сестре, скрутившейся в клубок за его спиной, он тихо спросил:
- Ты как? Лететь сможешь?
А сам лихорадчно придумывал, куда именно им предстояло удирать. Собственно говоря, вариантов было не так много. Либо вперёд, к Царице, либо на склоны. Но взбираться по отвесным скалам птенцы сейчас были не в состоянии. Поэтому оставался только один путь. Кроме тогог, Тариэн надеялся, что волки нашли именно его след - петли и бессмысленные зигзаги могли дать им немного времени. Конечно, идеально было бы уйти по воздуху, но что-то подсказывало ему, что не выйдет. Сам Корро откровенно опасался взлетать, да и Тенари вряд ли была в лучшем состоянии. Но попытка - не пытка.
Вой, доносящийся сзади, стал более уверенным: волки загоняли добычу.

0

8

- Ты как? Лететь сможешь? – эти два предложения заставили малышку открыть глаза и посмотреть на брата, который о чем-то размышлял.
Тенари трясло от страха, больная лапа не даст нормально оттолкнуться от земли, а уставшие крылья не смогут без хорошего толчка поднять в воздух малышку. Сделав глубокий вздох, она прикрыла глаза и начала обдумывать то, что происходит, ища выход из положения. Скорее всего из-за того, что драконочка перестала обращать внимание на лапу и свой страх, наконец-то начал работать тот орган, который у нормальных драконов назывался мозгом. Всплыли заклинания обезболивающего, которым птенцов обучали наставники пару дней назад.
Прочитав на больную лапу заклинание, Тен открыла глаза и посмотрела на брата. На лапу она так и не решилась опереться, но толчок сделать сможет... скорее всего.
- Могу попробовать, - как можно более уверенно сказала малышка, - но не обещаю, что у меня получиться... - добавила она погодя, разминая крылья и стряхивая с них снег.

0

9

Пока Тар мучительно соображал, что им делать, Тенари немного пришла в себя и даже прочла заклинание. Как оказалось, обезболивающее. Что-то про них и про обучение птенец недавно от сестры слышал. Вовремя, ничего не скажешь. Хуже было другое - если травма серьёзная, то как следует оттолкнуться Тен не сможет. А в таком состоянии без толчка взлететь будет не так просто, как хотелось бы. Впрочем, ещё один способ был. Светлый хорошо помнил, как отец подкидывал его, обеспечивая необходимое начальное ускорение, о котором так любят твердить наставники по полётам. Проблема была в том, что Тариэн сам был не намного больше сестры и устал, как последняя тварь. Эх, будь он хоть на десяток лет старше... Тогда можно было бы просто утащить Тен на себе. Надорвался бы, но хоть живы остались бы! А так вся надежда на собственные крылья да раненого воина, который наверняка доложил, что двух птенцов понесло в предгорья.
- Попробуй. Если что - я подтолкну, - Тариэн честно постарался ободряюще улыбнуться, надеясь, что страх и усталость не превратили улыбку в оскал.
Где-то за холмами в очередной раз взвыли волки, заставив дракончика поторопиться. Расправленные крылья прострелило болью. Но даже угроза порвать мышцы пугала меньше волков. Никогда и никому Тар не говорил, что до полусмерти боится серых хищников. Полвека назад от гибели в их клыках птенца спасло лишь вмешательство тёмной самки, а впоследствии - самой Светлейшей.

0

10

Улыбка брата была неестественной и немного пугающей. Но Тен понимала, что из-за её ошибки, прихоти и дурости родственнику пришлось облететь и пройти не одну милю. Взяв себя в лапы, малышка улыбнулась брату в ответ:
- Хорошо.
Вновь провыли волки, уже совсем близко. Разводить дискуссии было некогда, а потому Тенари расправила крылья. Но стоило раскрыть их всего лишь на половину, как острая боль в мышцах заставила резко сложить и прижать к телу крылья. Сжав зубы, белая драконочка вновь повторила попытку. На этот раз она сильно прикусив язык, всё же получилось совершить задуманное. Брат стоял позади, готовый ко взлёту и служивший опорой, хоть и невидимой, для своей сестры. Глубоко вздохнув и стараясь не замечать боль, которая только усиливалась от напряжения, Тенари сделала несколько небольших прыжков вперёд и оттолкнулась от земли, но крылья были не готовы к такому испытанию. Да и нога, наскоро подлеченная простеньким заклинанием, не дала нормально подняться над землёй.
Из сугроба Малышка выползала неуверенно. Стоило ей оказаться у брата, как она вновь расправила крылья, рыча от боли, и оттолкнулась вновь.

0

11

Птенец с отчаянием следил за попытками сестры взлететь. Она очень устала, не меньше него самого, да ещё и пострадала. И всё яснее и яснее становилось, что они не смогут улететь. Даже если Тен сможет подняться, даже если сам юнец сумеет сориентироваться в надвигающейся метели и направить их к дому. Сколько они пролетят? Стоит им попасть в завихрения, выбраться из них птенцы уже не сумеют. Это по силам лишь взрослым драконам, но не уставшим малышам.
- Тен, погоди. Так ты не взлетишь. Давай я подтолкну, - светлый успел как раз вовремя. Сестрёнка вновь попыталась оторваться от земли. Сев на задние лапы, Тариэн изо всех сил пихнул Тен под живот, подбрасывая вверх. Немного, но даже этой малости должно было хватить, что бы младшая не цепляла крыльями и лапами снег. Вопрос в том, получится ли взлететь у самого Тара, ведь ему помочь будет некому. "Когда крылья болеть перестанут - пойду к наставникам и буду просить, чтобы научили взлетать даже из болота!" О том, что до этого дня птенец может просто не дожить, он старался не думать.
Не дожидаясь результатов, Тар тряско побежал за ней. Если фокус удался и Тенари взлетит, то ему не надо будет догонять, если нет - ей возвращаться. Лапы побаливали, но это не шло ни в какое сравнение с тем, как сильно болели крылья. Казалось, неведомая злая сила раскалила каждый нерв. Но с рычанием их всё же удалось расправить. Заодно и мысль умная в голову пришла. Его энергетические шары получались довольно слабыми, но они, как и любые уважающие себя светлые заклинания, сопровождались яркой иллюминацией. Может, патруль или случайный охотник заметит сияние и вмешается?

0

12

Ветер унёс слова Тариэна в неизвестном направлении, так и не донеся их до ушей Тен. Поэтому, когда она попыталась взлететь второй раз и её резко подкинуло вверх, малышка не сразу сообразила, что нужно махать крыльями. Усилиями брата, да и её, Тенари удалось набрать приличную высоту, чтобы через пару взмахов крыльями ветер поймал её.
Сверху обзор был лучше, хотя приближающаяся метель и мешала. Брат бежал по снегу за Тен, на ходу расправляя крылья. Малышка сделала небольшую петлю, чтобы оказаться с драконом на одном уровне.
- Спасибо, - улыбнулась она Тариэну. – Сам взлететь сможешь? И куда мы летим? – немного подумав, задала Тен мучающий её вопрос.
То, что они не долетят до дома – это было понятно, как божий день. Не с их усталыми крыльями. Эта мысль вновь заставила отругать себя за то, что была такой непослушной. Что ей мешало выбрать достопримечательность поближе. Или сбежать от брата не зимой, а летом, когда нет угрозы быть погребенной под снегом или съеденной голодными хищниками.
Вой волков раздался совсем близко, заставив Тенари оглянуться. Из-за сугроба показалась стая, которая медленно настигала молодого дракона.
- Взлетай! – в панике закричала малышка брату. – Быстрее!

0

13

К счастью, задумка удалась. Тариэн сам не понял, как он, при довольно маленькой разнице в размерах, смог подкинуть вверх сестрёнку. Впрочем, думать об этом было некогда. Взлетела - и слава Свету! Тем более, что малая уверенно заложила вираж, чтобы поравняться с ним. "Отличной летуньей будет!" Сам птенец сильно сомневался в том, что сможет подняться на крыло.
Все звуки тонули в нарастающем вое ветра, но вопрос Тен светлый услышал. Куда - хороший вопрос. С направлением он не определился, т.к. пока ещё плохо знал местность, а вот с целью - сразу:
- К Царице! Её хорошо видно, и туда никто не заберётся без крыльев или когтей! - на северо-западе, за холмами, едва заметно мерцал огонёк Короны. Этот ориентир знали если не все, то очень многие. А уж подрастающему поколению о нём талдычили постоянно. Да и лететь туда относительно недалеко. В хорошую погоду и нормальном состоянии дорога заняла бы не больше четверти часа. Сейчас же... Одним Звёздам ведомо, доберутся ли птенцы до цели.
Окрик Тен заставил светлого панически забить крыльями, взметая в воздух кучу снега. Вой ветра прорезала победная песнь стаи, настигшей добычу. "Волки!" Страх и ненависть к серым хищникам придали дополнительное ускорение, и Тариэн всё же оторвался от земли, напоследок истерически-грозно рявкнув. Даже голос прорезался. У самого хвоста щёлкнули зубы, выдрав клок шерсти из кисточки. Дракончик с перепугу продемонстрировал чуть ли не вертикальный взлёт, набрав высоту за считанные мгновения. Впрочем, тут ему изрядно помог ветер.
Найдя взглядом сестру, Тар мотнул головой в сторону Царицы и сам направился туда, держась в нескольких метрах от малышки. Крылья нещадно дёргало, и светлый считал минуты до того момента, когда мышцы сведёт судорога. Видимо, последняя в его жизни.

0

14

Тенари летела рядом с братом и постоянно всхлипывала, стараясь не расплакаться. Она была рада, что Тариэн взлетел, да и то что пока всё было хорошо, но малышка так же понимала, что это из-за неё брат чуть не лишился хвоста. Именно из-за неё они всё ещё под угрозой смерти. Из-за её прихоти Тар летел с гримасой боли на морде.
Малышка немного отстала, не нужно брату знать в каком она состоянии. Царица приближалась, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Далекая, но в тоже время близкая, красивая, хотя вокруг и бушевала, набирая силу, метель. Тенари стоило прыгать от счастья, ведь они направляются к Царице, к той самой горе, куда ей так хотелось попасть. Но испорченная погода, усталость и боль как в её лапах и крыльях, так и брата, всё это только портило настроение. Тенари старалась не сводить взгляд с короны, но то и дело посматривала на брата.
Как ни странно, стоило драконам взлететь, как крылья у Тен почти перестали болеть. Усталось никуда не делась, но той острой боли, которую малышка испытывала, стоило расправить конечности, больше не было. Но всё же, Тенари старалась не делать лишних взмахов. Слегка наклонившись в бок, она подлетела поближе к брату.
- Прости, - очередной раз хлюпнув носом, пробормотала Тенари. – Прости меня, братик…

0

15

Казалось время застыло тягучей каплей смолы. Медленно приближалась мерцающая вершина скалы. Медленно поднимались и опускались драконьи крылья. Медленно настигали летунов волки. Медленно их всех догоняла буря. Исчезли звуки, стёрлись образы, остались лишь свет Короны да снежная пелена метели вокруг. Исчезла даже боль. И это пугало Тариэна больше всего. Не тишина, не расплывчатость картин, а отсутствие боли и вообще любых ощущений.
Размытое пятно сбоку внезапно перетекло во вполне узнаваемый образ Тенари. Резануло болью крылья, как сквозь толщу воды прозвучали слова сестры. Птенец мотнул головой: неважно. Сейчас это не имеет значение. Все мысли его свелись к одной: выжить. Выжить самому и вытащить сестрёнку. Весь мир сжался до размеров долины в предгорьях и свет растущей вершины. На миг оторвавшись от сияющего ориентира, он скосил глаза на волков. Стая всё ещё преследовала их и не собиралась отступать даже перед бурей. Видимо, они освсем оголодали, раз охотятся в такую погоду.
Птенец выдыхался. Он понимал, что скоро крылья перестанут его держать, мышцы просто не выдержат напряжения. В спину дул ветер, завывая на все лады, словно подгоняя светлых. И вот Царица заняла почти всё видимое пространство. Оказалось, что на вершину скалы вела вполне проходимая тропа, но только одна. И ту сложно было преодолеть без цепких когтей. Впрочем, им это не грозило: Тариэн буквально рухнул на выступ. Чуть не соскользнул по снегу, но смог зацепить за торчащий камень и подтянуться на ровное место. Сил отползти подальше от края уже не было. Скосив глаза на Тен, дракончик принялся соображать, что делать дальше. По всему выходило, что им придётся переждать бурю на Царице. Бурю и, скорее всего, всю ночь. А ночи в горах холодные...
- Как ты? - выдавил птенец, переползая к сестре. Нужно было найти укрытие от ветра и спрятаться от ветра. Но сначала он немного отдохнёт.

0

16

Приземление было не самым удачным. Как для неё, так и для брата. Под конец пути полёт уже не приносил так любимое чувство свободы, а был словно пытка. Борьба с усиливающийся бурей лишала птенцов остатков сил. Тен мотало из стороны в сторону разыгравшимся ветром. Радовало только то, что Царица была уже рядом, а проказник ветер чаще дул в спину.
Брат не отреагировал на слова малышки, просто мотнув головой, словно показывая: «не сейчас». Тенари всё поняла, а потому сконцентрировалась на Царице, которая нежно звала драконов к себе, мерцая яркими красками в этом бело-сером мире. Волки, из-за которых всё и началось, не отказались от преследования, хотя им начинающая буря только мешала. «Такие голодные, что позарились на драконов?» - очередной раз скосила глаза в сторону преследователей Тен. Отвлекаться на долго она не могла, а мотать головой – значило потерять драгоценные силы.
Чем ближе была Царица, тем больше снижала скорость малышка. Вот, уже брат, который летел на одном с ней уровне, вырвался вперёд и плюхнулся на выступ горы. Назвать это приземлением, язык не поворачивался. Тенари же долго обдумывала, как ей стоит «сесть», больная лапа продолжала ныть, после неудачного взлета, не давая светлой забыть о себе. Малышка сложила крылья и стрелой влетела в сугроб чуть левее брата, прижав больную лапу так, чтобы её не повредить ещё больше.
- Тьфу! – отплевывалась Тен от снега, неизбежно попавшего в рот, впрочем, не спеша выбираться из сугроба. – Чтобы я ещё раз полезла зимой куда-нибудь… - Фразу она так и не закончила, понимая, что полезет, вновь сбежав от брата.
Тар был не в лучшем состоянии. Хоть он и был старше сестры на несколько десятков лет, но погоня за ней совершенно вымотала его. Тенари посмотрела на своего единственного родственника, который о чем-то задумался. Вот он принял какое-то решение, но так как морда не просветлела, а рот не растянулся в облегченную улыбку, значит ничего хорошего их ближайшее время не ждет.
- Нормально, - ответила на вопрос малышка. – Лучше, чем могла быть, хуже, чем хотелось… - И немного подумав добавила с улыбкой: - Но гораздо лучше, чем братик.

0

17

Тен удачно "нырнула" в сугроб и не спешила из него выбираться. "Кстати, хорошая мысль. В снегу теплее", - мимоходом отметил светлый. Для него ночёвка в диких горах не была чем-то из ряда вон выходящим: мать частенько брала его с собой на охоту, чтобы не оставлять одного дома. И терялся он тоже часто, так что необходимые навыки усвоил давно и крепко. Другое дело, что раньше ему не приходилось отвечать ещё за кого-то и пережидать в горах бурю на пустой желудок. Есть хотелось неимоверно, но птенец едва нашёл в себе силы отползти наконец от края уступа и встать на лапы. Крылья бессильно волочились по снегу и шевелить ими Тариэн откровенно боялся.
Ветер хлестал его по спине и раздувал гриву. Пока пурга ещё не скрыла очертания предметов (а к этому шло), дракончик поспешил оглядеть их пристанище.
Сияющие кристаллы не представляли для него особого интереса. В другое время светлый бы облазил их сверху донизу, но не сейчас. Неприметное нагромождение камней у основания этой короны интересовали его куда больше. Под ним за последние дни намело огромный сугроб, в котором вполне мог поместиться даже взрослый дракон, не то что два подростка.
- Это радует, - откликнулся Тар на слова сестры. Ещё не весело, но и не безнадёжным тоном. - Мною сейчас быть совсем неприятно. Перебирайся сюда, будем укрытие делать.
Как именно предполагалось делать это самое укрытие, он пока представлял весьма смутно. В итоге решил, что вход лучше копать с подветренной стороны, т.е. от основания Короны. Тогда их хотя бы не продует.
Скребя когтями по камням, птенец остервенело отбрасывал снег, пока не докопался до уже слежавшегося слоя, которому явно была не одна неделя. "Пора поворачивать. Главное, насквозь не пробиться", - улыбнулся светлый своим мыслям. По грудь скрывшись в яме, он начал рыть вперёд и немного вниз, углубляясь в снег. "Повезло, что я вырос на Севере. Огненный, небось, не разобрался бы, что делать".
Через некоторое время нора была готова. Она была немного тесновата, но вымотанный птенец был не в состоянии сделать хоромы. Тем более, что его подгоняла буря, уже вовсю завывавшая вокруг. С голосом ветра сливался и тоскливый плач голодной стаи. Упустив добычу, волки уходили прочь, чтобы переждать непогоду.
- Забирайся. Надеюсь, это не обрушится нам на головы, - Тариэн был настроен весьма скептично. Он прекрасно понимал, что до творений ледяных его убежищу, как до Большого пешком. Уж эти были мастерами соорудить из снега не только временное пристанище, но и постоянный дом, да такой, что можно было пройти в двух шагах и не заметить. Но дракончик надеялся, что на ночь хватит и этого. А завтра они вернутся домой, в тёплую пещеру. К уюту, еде и головомойке... Скосив глаза на сестру, он хотел было задать сакраментальный вопрос "И чего ты хотела этим доказать?", но передумал. Они оба устали. И к тому же он надеялся, что гонка с волками и непогодой послужит Тен уроком на будущее. Но от разговора по душам ей не отвертеться! Потерять сестру только из-за непонимания Тар не был готов.
Накрыв малышку крылом, юнец стиснул зубы, пережидая вспышку боли. Снежная пещера постепенно нагревалась от дыхания и тепла тел. Снаружи завывал ветер, но внутри было тихо.
- Постарайся заснуть. Зимой светает поздно.

0

18

Переход от леса Теней
19 день Морозного месяца
Ранее утро

Дракон неспешно летел в паре десятков метров над землёй. Ещё вчера вечером, до начала снежной бури, он встретил один из патрулей, который сообщил скорбную весть: двое птенцов сбежали в дикие земли и найти их до сих пор не удалось. В условиях приближающейся непогоды шансы вообще обнаружить их живыми стремились к нулю. Рэлир хорошо знал, чем может обернуться для неподготовленного странника ночёвка в снегу.
Присоединившись к поискам на добровольных началах, ледяной предупредил патрульных, что на ночь возвращаться в горы не будет и переждёт бурю даже в поле, если на то будет необходимость. Зато продолжать поиски сможет сразу же после неё. А карты всё равно остались у Раймис - стая ничего не потеряет.
За неполный час полукровка успел обыскать северную часть пригорных территорий и только-только обнаружил полу-заметённые следы волчьей стаи, как разыгралась настоящая буря. Ветер с воем гнал снежные волны по холмам. Иваль нашёл неплохое укрытие и укрепил его, проморозив сугроб изнутри до состояния льда. Тепло, не дует и на голову не обвалится.
К утру метель улеглась, зато из-под снега дракон выкапывался долго - замело его изрядно. Одно радовало: направление он запомнил, сейчас имеет смысл лететь в первую очередь туда. Немного пощурившись от яркого света, ледяной быстро размялся, разгоняя кровь по затёкшим мышцам и взлетел. Для него такие ночёвки не были чем-то из ряда вон выходящим. Ледники вообще не самое приятное для жизни место, однако он там не один год провёл с полным комфортом. Разве что есть хотелось, но не настолько, чтобы всё бросать и искать что-нибудь съедобное. Птенцы важнее. "Не дай Свет только тушки найду!"
Вскоре впереди показалась Корона. Отправная точка и место сбора некоторых отрядов и просто очень заметное и, главное, высокое место. Если волчья стая, чьи следы вчера обнаружил Иваль, действительно гнала малышей, то они вполне могли укрыться на возвышенности. Может, там и остались.
Нетронутый снег блестел в лучах Шагри. У самого основания друзы кристаллов намело огромные сугробы, в каждом из которых при желании можно было Духа схоронить - и никто бы не заметил. Ничего стоящего не заметил и Рэлир. "Жаль... Я рассчитывал найти здесь хоть что-нибудь. Ми-и-инутку, а это что?!" - внимание дракона привлёк... снег. Казалось бы, что в это такого? В конце концов, зима, север, вчера метель была и всё такое. Но только как снег мог попасть за стенку из кристаллов, если ветер туда не задувает ни при каких обстоятельствах?
Сосредоточившись, Рэлир призвал на помощь магию. Биолокация исправно показала два крупных живых объекта под одним из сугробов. Кинувшись туда, дракон принялся отбрасывать снег с одного из склонов. Через десяток минут упорного труда на поверхности показался кончик хвоста с пушистой кисточкой. Удвоив усилия, Бродяга раскопал обоих птенцов. Оба светлые, смутно знакомые по проживанию в светлой же стае. "Понятно, как они выжили... Светлячков учат делать укрытия в снегу на случай внезапной непогоды или ещё чего".
- Эй, парень, просыпайся. Домой пора! - он легонько потряс за плечо старшего дракончика.

0

19

Пока братик готовил «гнездо», малышка укачивала свою лапу, пытаясь хоть как-то унять боль. Тен было стыдно, что она не помогает, но она тешила себя мыслями, что у неё лапа, а Тар старше и опытнее в этих вопросах. Тряхнув головой, Тенари посмотрела в сторону брата, от которого остался торчать только хвост. Буря усиливалась, а из-под сугроба всё вылетали куски снега. Малышка хотела было подойти к норе, но попавший ей в голову кусок отбил всё желание. Пришлось прождать ещё несколько минут, прежде чем Тариэн позвал её внутрь. Как ни странно, но в «гнезде» было тепло, правда потолок не внушал доверия, что не замедлил подчеркнуть старший птенец. Устроившись поудобнее, насколько это было возможно, Тенари прижалась к брату и закрыла глаза. Действительно, стоило поспать.
«Стая огромных волков неслась за птенцами по горной тропе. Как они там оказались? Откуда эта стая? Хищники были больше взрослого дракона, с каждым прыжком нагоняя дичь. Тенари стоило взлететь, но крылья болели при каждом движении. Брат был в таком же состоянии. Вот один из волков вырвался вперёд. Ему всего один прыжок, и он вцепится в хвост маленькой драконочки. Волк делает прыжок…»
Тенари, с диким воплем, вскочила из-под крыла брата. Следующий вопль нельзя было назвать цензурным, лапа хоть и перестала ныть во сне, но стоило на неё опереться, как малышку пронзила сильная боль. Ещё несколько мгновений потребовалось, чтобы она сообразила, что видела всего лишь сон. Снаружи импровизированного жилища уже рассвело. Буря закончилась, а прямо перед малышкой нависала морда ледяного дракона.

0

20

Тариэн так и не смог заснуть. Снаружи завывала буря, мышцы ломило, а самого дракончика потряхивало. Мысли путались, но то и дело возвращались к нескольким вещам. Во-первых, как скоро их хватятся и начнут искать? Во-вторых, что сделает с горе-путешественниками тал Айтан? В-третьих, как они вообще доберутся до дома, если ни один из птенцов не может летать, а Тен серьёзно повредила лапу? В общем, невесёлые думы одолевали светлого. И даже во сне его преследовал суровый взор младшего советника и его строгий голос. Периодически просыпаясь, дракончик обводил их ненадёжное укрытие мутным взглядом и снова проваливался в сон. Лишь под утро, когда затихла буря, он смог крепко заснуть.
Разбудил его резкий вскрик Тенари. Ещё не успев толком проснуться, птенец попытался вскочить на лапы. Но затёкшие за ночь мышцы повиновались плохо, а потому Тар лишь долбанул вторым крылом по протянутой лапе ледяного и рухнул обратно на снег, запутавшись в конечностях. Ему было настолько больно, что светлый даже на ругань сестры внимания не обратил. Подняв голову, он наконец узрел откопавшего их дракона. Даже смутно знакомого, причём как бы ещё не со стаи Света.
- Здрасьте, - выдал птенец. Потом мозг заработал в полную силу. - А мы летать не можем.
Дракон что-то невнятное проворчал и за шкирку вздёрнул Тариэна, помогая подняться и утвердится на утоптанном снегу.
- Малая, забирайся на спину, - ледяной, даром, что сам не отличался особо крупными размерами, с дополнительным весом передвигался гораздо увереннее, чем сам Тар налегке.
Впрочем, дракончик, шлёпая по следам старшего, вяло удивлялся, как он вообще может ходить и лазить по скалам. Но лапы вполне уверено становились на тропу, а когти не соскальзывали с обледенелых камней. Ну разве что самую малость.
Выбравшись в долину, ледняной пошёл чуть медленнее, и Тар смог поравняться с ним. Какое-то время светлый молча плёлся бок о бок с Рэлиром, а потом обратился к сестре:
- Тен, как ты?
Зелёные гроты

Отредактировано Тариэн (8 Июн 2015 22:47:11)

0

21

Птенцы оказались очень даже шустрые для такой ночки. Младшая дракона заверещала так, что склонившийся над ней Иваль чуть не оглох на оба уха, а её братец добавил крылом. Хорошо хоть не по морде. Попятившись от такой горячей встречи на пару шагов, дракон потряс головой, выбивая из ушей противный звон, и решительно заявил:
- Полегче! Я Рэлир, разведчик стаи.
Лапки у старшего птенца заплетались весьма душевно. В другой ситуации бывший одиночка не преминул бы пройтись по этой теме, но малыши выглядели настолько измотанными, что у Рэва просто язык не повернулся. Всё равно нотаций им прочтут на год вперёд - так зачем усугублять? Лучше от этого точно не станет.
- Малая, забирайся на спину, - Бродяга оценил состояние драконочки и решил, что проще будет доставить её домой на себе.
Лапы - штука коварная. Раз неправильно заживёт - всю жизнь потом хромать придётся. Утрамбовавшись в снегу, Иваль опустил крылья, позволяя птенцу устроиться на спине так, как ей будет удобнее. Вспомнилось, как лет пятьдесят назад он примерно так же тащил мелкого откуда-то с севера в Закатный край. С Ледника вроде даже. Отбил у каких-то кретинов-магов. Не сказать, чтобы полукровка так уж прям сильно любил детей, вовсе нет. Маленькие пенцы вызывали у него раздражение и желание свалить подальше. Но вместе с тем он испытывал почти иррациональное желание защищать подрастающее поколение от всяких душегубов. Просто потому, что это... дети. Они ни в чём не виноваты. Чистые души, не запятнавшие себя ни добром, ни злом.
Спускаться с драконой на спине было очень неудобно, но Рэв как-то справился. Тот птенец был младше и легче, зато этот сидел спокойно и не пытался жевать гребень. Вроде равноценный размен, но пока ледяной слезал со скалы - упарился. Хорошо ещё, мелкий смог поддерживать взятый темп и не свалиться с узкой тропы.
На равнине Иваль чуть сбавил скорость, опомнившись, и пошёл значительно медленнее. Тариэн, вместо того, чтобы идти по следам, решил пробиваться по целине. Что ж, его право. Устанет - отвалится на протоптанную дорожку. Сам Рэв в снег почти не проваливался, но то была его расовая особенность, отшлифованная годами жизни во льдах. Светлому же ощутимо не хватало опыта передвижения в подобных условиях. Или же он слишком устал, чтобы следить за тем, как и куда он наступает. Скосив глаза, полукровка на мгновение поймал мутный взгляд птенца. "Дело плохо... Двоих я не утащу, они ж упитанные - дальше некуда". Но пока светлый держался.
Несколько раз Иваль делал привал. Не сколько ради себя, столько ради мелкого. Держался он неплохо, но такое испытание, как выпавшее на долю птенцов, не каждый взрослый бы выдержал. Пострадавший воин, который видел, как стартовал за сестрёнкой Тариэн, в красках расписал всё патрульным. Не чуждые небу драконы оценили и пересказывали друг другу. Дошли эти слова и до Рэлира. Примерно представляя путь, который проделал подросток, и время, прошедшее с их побега до начала бури, ледяной не мог не оценить его способности. А так же самоотверженность и безрассудство. Гонка со временем, волки, метель... Безумная ночка была у малышей. Сам Рэв подобное пережил лишь однажды и запомнил надолго. Правда, бегал он не от зверей, а от огненных и с гораздо меньшим успехом...
- Давай, парень, держись. Осталось немного, - горы уже были совсем рядом. Как на зло, по пути драконам не встретилось ни одного патруля. Все отряды, что воинов, что охотников, уже вылетели на свои маршруты. Даже обычно праздношатающихся по Серым горам сказителей не было видно! О том, что тал Айтан занял их делом, Рэв, проведший весь прошлый день в землях, просто не знал. В общем, малышей он довёл до самых Зелёных гротов и сдал на лапы целительнице, после чего быстро смылся за едой.
Зелёные гроты (без отписи), затем в окрестности Ард-Зарана (квест)

0

22

- Малая, забирайся на спину.
Эта короткая фраза заставила Тенари чуть ли не плясать, если бы не нога, а так же задуматься. Ей безумно хотелось прокатиться на чьей-нибудь спине, ведь единственный родственник был не многим больше её. Да, раньше, младшая любила кататься на спине брата, но она достаточно быстро выросла, и теперь её катать некому. Тен долго не решалась забраться на спину взрослого дракона. А вы когда-нибудь пробовали забраться на ледяную горку с тремя целыми конечностями и одной повреждённой? Да и крылья ещё недостаточно отдохнули, чтобы поддержать малышку, если та начнёт падать. Дракон лёг, тем самым облегчая Тенари задачу. Она неуверенно посмотрела на брата, потом потрогала здоровой лапой ледяную спину и аккуратно начала подъём. Соскальзывая на каждом шагу, младшая Корро всё же забралась на дракона и устроилась там максимально удобно, чтобы не соскользнуть и не потревожить лапу, которой вновь пришлось прочитать заклинание обезболивающего.
Ехать на спине взрослого дракона было интересно, правда приходилось на спуске цепляться за гребень, но стоило выйти на ровную поверхность, мерное покачивание, лёгкий скрип снега под лапами и сопение брата, идущего рядом, начали усыплять малышку.
- Тен, ты как? – спросил брат, стоило ему поравняться со взрослым.
- Ничего, - улыбнулась Тенари, стараясь спрятать лапу под крылом. Не стоило брата волновать ещё больше. «Дойдём до дома, и я сама себя вылечу. Это же совсем не сложно.» - Мы же домой, да? – уточнила малышка, когда увидела горы перед собой, но никто ей не ответил.

Зелёные гроты

0

23

Лорэтил

Белая тяжело ступила на снег, благополучно проваливаясь в  него же, но, все же делая несколько шагов вперед, освобождая место для Айтана. Воительница немного опустила голову, и открыла пасть, выпуская ношу на землю. Поскорее бы пришло тепло, может, зажилось бы чуть проще.
Обернувшись металлическая увидела темного, что возник из портала. Готдейна закрыла его, и огляделась. Слишком много белизны. Лишь Царица гордо возвышалась, сияя совсем другим цветом.
Взгляд снова прошелся по талу, всматриваясь в его движения. Раны паршивая штука. Небольшое заражение и все, понеслось. Полукровка качнула головой, но ничего не сказала.
Дотащу ли? Тяжелая, зраза. И под лапами мешаться будет...И не видать никого. Что за наказание?
- Отвратительная ситуация. - пробормотала Дейна. До пика было далековато, да и не сказать, что она знает пеший путь до туда. Лишь приблизительное направление. Драконесса задумчиво провела когтем по костяным наростам надбровных дуг. Что-то делать, делать. Действовать.
- Идем? - Осведомилась белая, подступая к добыче.

0

24

Лорэтил
Тёмный вышел из портала и тут же ухнул в яму, оставленную Готдейной. Металлическая проделала своим телом целую траншею в снегу, когда отходила от рамки портала. Магический конструкт схлопнулся за спиной дракона по воле создательницы, а сам Айтан окинул мрачным взглядом предстоящий путь. Перспектива не радовала: переть по целине им предстояло прилично. Если бы только Дейна смогла бы лететь с этой тушей! Честно признаться, тал бы совсем не уверен, что сможет дойти по нужного места. Долететь - легко, крылья ещё не настолько устали, чтобы подвести его в воздухе, а вот лапа... Хоть рана и была неглубокой, но когти зверь явно не чистил. Да и царапины от кошачьего рода всегда были очень болезненными и неприятными в плане лечения. К тому же края покорёженных и сорванных чешуй больно впивались в кожу и мясо. Но пока Айтан молчал. Оставлять напарницу на едине с этой неубиваемой отрыжкой Бездны не хотелось.
- Идём, конечно, - отозвался дракон и мужественно попёр впереди, прокладывая путь для Готдейны. Как ни крути, но ему по целине было идти проще, чем ей. Лапа лапой, но тушу тащить куда неудобнее. Для кого-то - ненужное геройство. Для него - абсолютно логичный поступок. Видимно, всё же осталось в дракон что-то со времён воинской муштры в стае Тьмы. Хоть и славились тёмные подлостью и умением подставить ближнего, в среде простых вояк поддержка товарищей не была чем-то из ряда вон выходящим, пока дело не касалось повышения по должности. Вот тогда в ход шло всё, от анонимных донососов до практически открытых убийств.
Вокруг горе-охотников не было ни души. Да и время было не подходящее. Похоже, они попали ровно в тот момент, когда дневные патрули уже вылетели, а утренние ещё не вернулись. Если очень повезёт, одна из возвращающихся с вылета групп их подберёт. Или хотя бы свяжется с учёными и выяснит, куда им девать эту распроклятую кошку, потому что лично Айтан ещё не успел узнать своих великомудрых коллег настолько, чтобы звать их мысленно.

0

25

Воительница кивнула, пропуская темного вперед. Помощь ей сейчас понадобиться, отрицать сей факт она не собиралась. Правда, запх от раны Готдейне не понравился. Нужно было поскорее что-то сделать, но тал видимо желал выполнить задание, а уже потом зализывать раны. Вроде, все правильно, но...
Взяв зверя за шкирку, металлическая пошла за Айтаном, что бурил путь на их заснеженном пути.
Вперед, еще немного. Драконша даже не представляла, что будет так трудно.
Интересно, как я выгляжу со стороны?
Ноша становиться тяжелее с каждым шагом. Холод вокруг не сильно помогает продвижению, отмораживая лапы и крылья. В нос бьет не лучший запах от кошатины, а вокруг - никого.
Великолепно попали, просто шикарно.
Проход от тала мелковат для массивной Дейны, ее чешуйки задевают снег, ссыпая его на задние конечности, подмораживая их еще больше. В голове у полукровки крутилось множество не лучших слов, но не одно не вырвалось за пределы дозволеного, благо, пасть была занята.
Потепление только через пару месяцев... Ух...
А наступит ли? Кто знает, может, тут погодные условия отличаются от земель, по которым раньше путешествовала Готдейна. Зима вон заметно холоднее.
Хоть метели нет, и то хорошо.

0

26

Дракон пёр напролом. Снега за последние дни намело столько, что, наверное, гору Мрака бы хватило засыпать до середины. Прокапываться сквозь сугробы было сложно и муторно. Такую работы Айтан ненавидел больше всего, предпочитая использовать не только мышцы, но и голову. Он пробовал как-то облегчить себе путь, пыхая огнём, но снежные стены таяли и стекали под лапы водой, лишь усложняя продвижение, так что от этой идеи тал быстро отказался. Других не было - заклинания окажут тот же эффект, лишь растопив снег, а ничего другого у него не было. Оставалось только идти и молиться, чтобы хватило сил дойти до скального основания. Там воздушные магией очищали тропы от заносов во имя общей безопасности.
Вскоре мыслей в голове дракона не осталось. Тупая усталость давила на плечи и словно шептала: ляг и отдохни. Какие-то жалкие остатки здравого смысла пока ещё сопротивлялись, но силы Айтана явно были на исходе. И хотя несколько раз они с Готдейной делали остановки и отдыхали, с каждым шагом тёмному становилось всё хуже. Он был голоден, раненая лапа горела огнём, мышцы остальным ныли от непомерной нагрузки. Но в тот миг, когда дракон был уже готов стечь под лапы напарнице бесхребетной тушкой, слева от него промелькнуло несколько теней. Задрав голову, он увидел пятерых драконов, летящих к горам. "Патруль. Чудо!" Айтан поднапрягся и выдал длинную струю пламени вертикально вверх, привлекая внимание собратьев. Буквально через несколько минут на заснеженном плато стало неожиданно шумно и многолюдно: вроде бы серьёзные воины трещали без умолку, наперебой распрашивая о подробностях, а мелкий юркий шпион осторожно тыкал лапой поверженную кошку.
- Не все сразу! - у тала аж голова закружилась от обилия звуков. - Помали в Лорэтиле. Тварь гадостная и сильная. Сгоняйте кто-нибудь к учёным и предупредите, что эта пакость живучая, как Дух, и может устроить всем весёлую жизнь, если за ней не следить в оба глаза.
Можно сказать, на этом их охота закончилась. Тот самый любопытный шпион с преувеличенно тяжким вздохом поднялся на крыло и умёлся в сторону Серых гор. Оставшиеся товарищи проводили посыльного шуточками, а старший патруля только вздохнул:
- Балаган...  Так, отставить веселье! Вяжите зверя. Варр Айтан, это он напал на охотников второго дня?
Тёмный, сидя чуть в стороне, тихо радовался, что у патрульных была с собой верёвка. Снаряжение у них вообще было хорошее. Ингредиентов не хватало, а вот всего остального даже в избытке было. Кошку надёжно упаковали, после чего два дракона потащили добычу к учёным.
- Этот или другой - Тьма его знает, - устало вздохнул тал. - Но неприятности он точно может устроить. Если уж мы его вдвоём не сразу завалили...
Оставшиеся патрульные улетели следом за товарищами, напоследок пообещав донести до исследователей всю степень опасности. Айтан тупо посмотрел им вслед и неохотно встал.
- Было приятно с вами работать, - дракон нашёл в себе силы вежливо улыбнуться Готдейне. - Пусть удача будет на вашей стороне. Всего наилучшего.
Взлетать с места, тем более с больными крыльями - непростое дело. Но вскоре Чар уже двигался в направлении Зелёных гротов, морально готовясь узнать всё об уровне своего интелекта и далее по списку.
Земёные гроты

0

27

Весь этот поход был медленным мучением. Айтан явно уставал, остановки не давали должного эффекта, да и сама воительница находилась уже не в том состоянии, чтобы бодренько шагать дальше. Сколько они вообще идут? Минуты? Часы? В голове стучало слово "надо" и то, что конкретно данной полукровке следует отдохнуть где-то в тепле.
Наверное, если бы не тал, драконесса упустила бы из виду патрульных, просто продолжив путь вперед. Резко стало шумно, и чересчур много тел на одной точке. В бою это было бы нормально, но вот так, в довольно мирной обстановке, Дейне было немного неуютно. Посему, та просто отсиживала чуть в стороне, внимательно поглядывая за кошкой. Лишних ранений им только не хватало. И полукровка не была уверенна, что веревки удержат это.
Взглядом белая проводила улетающих драконов, надеясь, что они действительно убедят ученых в необходимой защите.
Я ведь действительно за них переживаю...
- И Вам попутного ветра, Айтан. - воительница кивнула талу, что почти сразу отправился по своим делам. Его металлическая тоже проводила взглядом, после же, взмыла и сама, направляясь в Тихий грот, дабы набраться сил для следующих заданий.

Тихий грот

0

28

22 день Морозного месяца. Поздняя ночь.

Ах, тёмная ночь! Силентес вышагивал по снегу, изредка оглядываясь по сторонам. В округе никого не было. И это было здорово. Силу вполне нравилось проводить время в отдалении от стаи, в своём… частичном одиночестве.
Зачем ты тогда, спрашивается, попёрся в стаю Равновесия? Если сторонишься всех так же, как и в родной стае. Резонный вопрос. Не правильнее ли было бы тогда податься в одиночки? Некромант подумывал об этом, но всё же какая-то тяга к социуму у него была. В одиночках совсем тоскливо бы сталось. И помимо всего прочего, маг всё ещё не потерял надежду подружиться с кем-нибудь.
Каков, надо заметить, абсурд. Тот дракон, чьей целью является найти тех, с кем можно подружиться и тех, кто его поймёт, не проявляет практически никакой инициативы. И ладно. Просто страх быть обиженным и непонятным пересиливал любые цели и желания, за чем их и можно было бесконечно откладывать в долгий ящик. Хоть до самой смерти. И так и прожить отшельником. Зато если что, заявить, что цель-то была!
Стая Равновесия — такой вот сборный салат из тёмных, которых Силентес опасался и которых подозревал во всём, в чём можно, и светлых, которых очень любил, но страшно боялся как каких-то блюстителей порядка, способных укокошить его за одно неверное словечко. Какой-то глупый тупик. И тот, кто так решит, оценив ситуацию, не ошибётся.
Этот дракон будто бы ждал знака свыше, какого-нибудь случая или явления, которое всё перевернёт и научит его общаться с живыми в конце-концов. А не только с трупами и их заплутавшими душами. Может, случай уже свершился, но Силентес так и не успел ничего толкового из него извлечь и теперь реально был обречён бестолково слоняться — сам как между жизнью и смертью.
Этим самым случаем, между прочим, был ныне покойный Аргат, чей неупокоившийся призрак почти везде преследовал некроманта, исключая случаи тесного с кем-нибудь общения со стороны Силентеса. Почти всегда исключая.
«Ненавижу проклятую зиму и снег...» - ворчал призрак, нудя где-то над ухом. Остановившись, Силентес широко и лучезарно улыбнулся, оборачиваясь к духу, как живым не улыбался практически никогда. Только с мертвецами у него получалось быть полностью открытым. Но даже с лучшим другом Аргатом он стал настолько открыт лишь после его смерти.
- Ну что ты ворчишь, - ласково и по-девичьи пропел дракон, - Снег такой чистый, белый и красивый…
«И холодный. А когда тает, превращается в противную и мерзкую воду!»
- Что за стереотипность… - продолжая беззлобно улыбаться, некромант закатил глаза.
«То есть по-твоему неприязнь к враждебной стихии — это типа стереотипность и предвзятость? Ну, смешной, костяшка! Посмотрим, насколько здорово тебе будет под прямыми солнечными лучами.»
- Ничего со мной не будет, - вздохнул Силентес. Слышно было только его самого, конечно, так как невидимый остальным призрак общался с некромантом на ментальном уровне. А всегда был видим для него исключительно благодаря индивидуальной особенности мага и его чувствительности к такого рода вещам.
«Ничего со мной не будет, тьфу, конечно!»
- Какая тебе разница? Ты всё равно ничего уже не чувствуешь.
«Я всё прекрасно чувствую, помешанная твоя на смерти башка.»
Что ж, убеждать Аргата в том, что он умер, было делом гиблым, хах. Он был слишком убеждён в том, что способен пережить своего старого друга. Что и стало его проклятием, не дававшим уйти в Серый Плен.
- Хорошо, как скажешь, - уступил ему Сил. Не только потому, что не хотел препираться, но и по той простой причине, что ему было невыгодно отпускать Аргата на покой.
Зацепившись взглядом за ближайшее дерево, тёмный принюхался к коре, думая о том, что пора уже и поесть. Ночь - самое время. Никто лезть не должен. Дёрнув хвостом, маг вгрызся зубами в кору дерева, отламывая кусок, методично его пережёвывая.

+1

29

Ночь с 22 на 23 Морозного месяца.

Последняя пара дней стала для Шаграта настоящим безумием. Новая должность, наградившая дракона не столько привилегиями и полномочиями, сколько головной болью и целым ворохом забот разной степени срочности, несколько выбила того из колеи. С непривычки было непросто организовать свою работу так, чтобы успевать и продумывать план деятельности теперь подконтрольных ему стайных структур, и разбирать всяческие всё прибывающие отчёты, и вовремя реагировать на неожиданно появляющиеся трудности, требующие безотлагательного разрешения. А ещё нужно было умудряться разбираться в наработках своего предшественника. Дориан, мир его праху, оказался деятельным драконом, так что своему преемнику оставил немалое наследство в виде как уже начатых преобразований, так и идей и намёток, существующих пока только на пергаменте. Наследство, несомненно, полезное и перспективное, но требующее времени и внимания. Конечно, ещё когда Фауст огорошил Шаграта новостью о его назначении, тот ожидал чего-то подобного, но лавина всё равно его снесла, и пока новоиспечённый тал не нащупал под лапами твёрдую почву, хотя, безусловно, свою лямку тянуть старался исправно и справлялся с этим неплохо. По крайней мере, дела не обратились полным хаосом, а на большее Шео пока не претендовал. Разворачивать бурную деятельность следует только после того, как удастся вникнуть во все тонкости. На текущий же момент для Ворона ещё оставались пробелы.
Именно их заполнением тёмный и занимался поздним вечером. В лапы ему попались свитки с отчётами и заметками о работе учёного совета. Его члены отнеслись к переселению на неизвестный материк с едва ли не с наибольшим воодушевлением, и энтузиазм, с которым они взялись за дело, приносил свои плоды. Надо отдать должное Дориану - тот, тоже будучи увлечённым наукой, организовал своих товарищей прекрасно, и Архив стаи уже сейчас располагал некоторыми сведениями об уникальных особенностях местной фауны, географии, частично флоры и всяческих находках. Лучшим решением сейчас было придерживаться заданного вектора. Но для этого необходимо как минимум знать, на чём расставлял акценты светлый предшественник.
Когда над Серыми горами вовсю сияли Шеат и Садира, Ворон понял, что и дальше сидеть над околонаучной писаниной у него не осталось ни сил, ни желания. По крайней мере, на сегодня. В голове роились мысли о прочитанном, обрывки фраз, почерпнутых из свитков, и всё это тупой болью начинало отдаваться в висках. Если так продолжить, то можно смело топать в Зелёные гроты за какой-нибудь микстуркой от мигрени. Шаграт решил до этого не доводить и привести голову в порядок способом более простым и менее затратным - обыкновенной прогулкой. Свежий воздух бывает порой действенней зелья.
Именно поэтому тал оказался в Предгорьях. Лапы сами вынесли его сюда. Пожалуй, идеальное место. Недалеко от обжитой части Серых гор, но всё же не впритык к пещерам. Есть где поразмять затёкшие от сидения на одном месте конечности.
Ночной воздух обдавал ощутимой прохладой, недавно выпавший снег похрустывал под шагами дракона. Несильный порыв ветра с гор прошёлся по спутанной гриве тала и заставил того отвернуться.  Взгляд устремился в глубь равновесных территорий. Где-то там покоился Лорэтил. Мимолётная мысль о лесе напомнила магу об очередном патруле, вернувшимся оттуда потрёпанным.
"Надо бы завтра отправить помощника в Зелёные гроты," - рассеянно подумал тёмный, - "Мэтр Вэйно так и не отчитался об отряде. Да и о положении дел в лазарете в целом..."
Мысль прервал голос.
- Ну что ты ворчишь.
Шаграт встрепенулся. Впереди он разглядел силуэт дракона, собрата по стихии, по-видимому. Конечно, кому ещё придёт в голову бродить по ночам. Но вот его собеседника что-то не было видно.
Тогда Ворон было подумал, что реплика обращена к нему, хотя она и была совсем ни к месту. Но очевидно, нет. Встречный продолжил говорить. С кем-то ещё? Сам с собой?
Подойдя ближе, Шаграт узнал в состайнике Силентеса. Дракона, знакомого ещё в бытность членом стаи Тьмы. Ну как знакомого. Тал знал о его существовании. Знал, что он некромант. Видел его имя в перечне магов стаи Равновесия. На том "знакомство" и заканчивалось.
Дракон двинулся к состайнику. Наверняка тот его уже заметил, и было бы нелепо сейчас развернуться и притвориться слепым и глухим. Да и по крайней мере стоило удостовериться, что всё в порядке. Конечно, некоторые драконы размышляют вслух, но эта беседа с пустотой выглядела, по меньшей мере, странновато. В этот момент Сил решил попробовать на зуб ближайшее дерево.
"Ну... кому чего, хм."
- Тёмной ночи, - Шео поприветствовал сородича. На фоне снега он выглядел сплошным чёрным пятном.

+1

30

- Тёмной ночи, - раздался чей-то голос.
Нет, Силентес совершенно был не в курсе того, что здесь кто-то есть. Он вообще не заметил Шаграта, ибо очень был погружён в собственную беседу. Голос, принадлежащий кому-то ещё кроме самого Сила и Аргата, был большой и пугающей неожиданностью. Хорошо, что некромант не успел кору проглотить, потому что тогда наверняка подавился бы от неожиданности. Но кусок частично прожёванной коры застрял где-то на корне языка, когда тёмный, вздрогнув, резко распахнул в ужасе глаза, поражённый тем, что кого-то услышал. Кого-то живого, не мёртвого. Иначе не реагировал бы так.
Ступор продлился от силы секунды две, после чего маг неловко отшатнулся назад, едва не завалившись на спину. Кашлянув, он выплюнул недоеденную кору. Больше от неожиданности, чем необходимости. Начал вертеть головой, испуганно озираясь.
- Кто здесь?! - пропищал Сил, готовый, если что, драпать или прикинуться мертвецом. Правда сразу после того, как он выдал этот жалобный писк, на глаза попался состайник, о котором Силентес знал, вероятно, так же много, как и сам Шаграт о чудаковатом некроманте.
Аргат, обнаружив присутствие живности до мага, поспешил ретироваться. Хмуря брови, он растворился в темноте. И, видимый до этого только Силентесу, теперь не был видим никому. Кто знает, для чего он это сделал. Либо незнакомец ему заранее не понравился, либо ещё что. Может, Аргат собрался из вежливости оставить их наедине, но… это не было похоже на него. О том, как себя культурно вести, призрак не знал. Да и мёртвым же себя не признавал. Есть вероятность, что он собирался в самый разгар выскочить из ниоткуда, чтобы напугать Силенетеса и поставить его с получившейся реакцией в ещё более неловкое положение. Общение с другими драконами само по себе уже было достаточно неловким положением.
Поняв, что незнакомец не настроен к нему агрессивно — пока что — и не собирается нападать — ещё — Силентес сглотнул и заставил свои лапы остановиться, чтобы перестать уже пятиться и заваливаться назад. Получилась такая полусидячая поза, немного в раскоряку. Застыл как застали.
- И… извините. Простите… пожалуйста, - сразу начал оправдываться он, сам не зная за что.
- Извините… если… если помешал. Я.. я н-не знал, что тут ещё кто-то есть. Простите.

+2

31

Реакция на банальное приветствие ввергла Шаграта в некоторое недоумение. Не этого он ожидал. Выглядело всё так, будто он подкараулил птенца и поймал его с поличным на шалости, а не столкнулся с драконом, которому уже не одна тысяча лет. В самом деле, вид у Силентеса был такой, словно с ним не поздоровались, а приставили когти к горлу и пообещали растерзать в ближайшие минуты, не меньше. Шаграт что-то упустил?
За последующим представлением, которое невольно устроил некромант, Шео наблюдал в полном молчании. Как говорится, без комментариев. Буквально выдавленный вопрос серьёзности образу Силентеса не добавил. Это было даже забавно. Если не смешно. Но Шаграт даже не усмехнулся. Так и продолжил стоять напротив, слегка ссутулившись, как если бы зарождающаяся в висках боль делала голову физически тяжелее, и чтобы удерживать её в прежнем положении дракону приходилось прикладывать больше усилий. Наконец, странноватый собрат поуспокоился, но удивлять не перестал, принявшись извиняться. За что? А Тьма его разберёт. Шаграт потряс головой, взъерошив гриву, будто хотел отбросить в сторону сбивчивое бормотание и найти в сухом остатке некий смысл. Не нашёл.
Воцарилась короткая пауза, во время которой Ворон просто рассматривал Сила. Выражение его морды не было ни раздражённым, ни подчёркнуто доброжелательным.
- Нисколько не помешал, - наконец заговорил он, - Похоже, это мне следует извиняться. Я, кажется, не вовремя, хм.
Тал нахмурился. Не сердито, но задумчиво. Или это просто ветер швырнул ему в морду пригоршню снега?
- Всё в порядке? - вопрос, вроде предполагающий участие, прозвучал суховато, словно Шаграт вдруг решил осведомиться у Силентеса, как там отчёт о работе, которую тот должен был выполнить к этому моменту. Хотя, разумеется, ничего Шаграту Сил не был должен.
Так получилось во многом потому, что уж очень странным был тот разговор ни с кем и этот испуг. Должна же быть для этого причина. Раньше маг скорее всего это проигнорировал бы, но не теперь, когда Фауст назначил его на место Дориана. Не то чтобы он действительно в чем-то подозревал состайника, но как-то настораживающе это выглядело.

+1

32

Силентес частенько похож на вечного ребёнка. Но это, на самом деле, только пол беды. Рассказывать о них наперёд нет смысла. При должных обстоятельствах они не погрешат проявить себя во всей красе. После чего придётся либо принимать некроманта таким, какой он есть, либо разойтись, забыть друг о друге и больше никогда не видеться. Второй вариант для Сила был частым и вполне таким позитивным, приемлемым и удобным. Зачем напрягаться, пытаться принять и понять друг друга, тратить силы на попытки наладить общение, да ещё испытывать кучу других неловких ситуаций, знакомиться, дружить, даже если этого очень-очень хочется? Проще махнуть на всё крылом. И влачить своё существование, ну… как раньше.
Тёмный, который так жаждал подружиться, особенно со светлыми, из-за которых и ушёл в Равновесие, вновь давал заднюю. Что-то в мире остаётся стабильно. Как, например, вечная общительная нерешительность этого так себе в плане социума дракона.
- Я м-могу.. уйти… если ч… - тёмный запнулся, поймав на себе взгляд состайника. И как будто заворожился и очаровался. На деле же испытал некоторый шок от того, как Ворон на него смотрел. Так… вот… прямо стоял… и смотрел. Не смеялся, не усмехался, не спешил ничего говорить. Смотрел. Стоял. Матерь Звёздная, как жутко!
Сил поджал нижнюю губу, сдерживая жалобный стон, но незнакомец таки заговорил раньше, чем удалось предпринять какое-нибудь панически-необдуманное действие. Заговорил сухо и без особых эмоций, так что понять, что именно думает этот дракон или хочет сделать, возможным не представлялось. Да будь даже интонация какой-нибудь нарочитой и выделенной, Силентес не смог бы её разобрать. Всё было очень плохо по вопросом понимания того, что пытаются донести до тебя окружающие. Некромант смотрел растерянно, как будто не знал, то ли пойти навстречу состайнику, то ли сорваться с места и броситься прочь. То, как его внутренне дёргало туда-сюда, можно было даже ощутить в воздухе натянутым и нервным напряжением.
Но удивительно было то, что это Шаграт решил, что ему нужно извиниться. Силентес, по крайней мере, очень удивился. Это было так доброжелательно со стороны тёмного собрата, он потом ещё и поинтересовался, всё ли в порядке у Сила. Ох.
А, может, ему что-то надо? И на самом деле он выслеживал мага? И вся эта беззлобность — обман?
Дракон крепче сжал пасть. Паранойя беспокоила его и подогревала волнения. Но он всё же постарался ответить.
- Ну… да… я думаю, что в… в порядке. Просто Вы… Вы так неожиданно появились и… я не очень… не совсем… ну, не то, чтобы… стенсня-я-яюсь, просто… неловко… в некоторой степени… извините, я, у меня… - потерявшись в своих собственных словах, Сил опустил голову, стыдливо пряча взгляд, - … совсем не получается нормально общаться.

+5

33

"Тьма Всемогущая, что же тебя так дёргает".
Шаграт почти что шкурой ощущал граничащее с паникой беспокойство, обуявшее собрата. Уж сколько адептов Смерти маг повидал на своём веку, таких как Силентес ему до сих пор не попадалось. Скажи "некромант", и одни представят дракона угрюмого и жестокого, склонившегося над распластанным на столе телом и дёргающего обнажённые нервы, как кукловод ниточки марионетки; пред взором иных предстанет самозабвенно потрошащий зверюшку маг с хищной усмешкой на губах и сумасшедшинкой в глазах, от которого так и веет угрозой, хотя на вид он невзрачный и нескладный; особо впечатлительным натурам Светлого Альянса воображение, возможно, нарисует, как острые зубы глодают белое драконье ребро. Но едва ли хоть одному представится застенчивый, шугающийся посторонних шорохов Силентес. И тем сложнее для Шаграта. Долгая жизнь в стае Тьмы научила его находить подход и к первым, и ко вторым, и даже к тем, которые чужие кости грызут, а вот к встрече с кем-то вроде Сила жизнь не готовила. Но если из последнего неожиданная необходимость разговаривать чуть ли не дух вышибала, то легкое замешательство тала было неявным и со стороны могло и вовсе сойти за задумчивость.
Ворон присел на задние лапы. Про себя он уже успел подумать, что, вероятно, ему следовало выбрать другой маршрут для ночной прогулки или на худой конец не тревожить такой хрупкий покой состайника. Обоим было бы проще, это уж точно.
- Хорошо, - Шео не стал настаивать, хоть Силентес и не походил на дракона, у которого действительно всё в порядке.
- Не хотел Вас пугать. Я думал, Вы меня видели, - объяснился тёмный. Фраза прозвучала почти как извинение, но повторно просить прощения за своё неожиданное появление дракон не стал. Одного раза довольно.
Наконец некромант кое-как сумел выдавить из себя хоть что-то членораздельное. Просто поразительно, как он с такими навыками коммуникации уживался в стае Тьмы! Там же каждый первый за редким исключением язва и сволочь, норовящая задеть, а то и просто затоптать дорогого соседушку. Как давать отпор, если от случайной встречи норовишь сигануть в кусты? Удивительно. Напрашивалось два возможных вывода: либо в прежней стае Силентесу жилось несладко, либо настоящий Сил совсем не таков, каким его сейчас видел  Шаграт.
Давить на дракона не хотелось. Шео никак не мог отделаться от первой ассоциации с птенцом, а к птенцам маг относился весьма благодушно. Конечно, он прекрасно отдавал себе отчёт в том, что собеседник очень давно вышел из нежного детского возраста, но впечатление наложило свой отпечаток.
- Мне показалось, Вы с кем-то говорили. Хотел убедиться, что у вас, - с невидимым (или несуществующим?) собеседником, - нет никаких проблем. Я здесь только за этим, - заверил тал некроманта, проигнорировав его неловкое признание. Дал Силу понять, что он здесь не по его душу лично, просто обеспокоен тем, чтобы внутри новоиспечённой стаи не возникало неприятностей на ровном месте.
- А хотелось бы? Общаться, - внезапно осведомился Затенённый после недолгой паузы. От этого стоило плясать. Ведь если нет, то в сущности сей досадный факт - не такая уж и проблема. А если же желание есть, то пора бы себя пересилить и попытаться выйти на контакт.

+1

34

Посмотрите! Большой и страшный тёмный дракон, могущественный некромант! Боится и стесняется общаться с живыми. Ну да, для него ведь кости мертвецов много дружелюбнее. И как-то вроде плевать, пошли все живые к чёрту, а с другой стороны грустно, стыдно, глупо. Захотелось даже начать головой об ствол дерева долбиться. Но тогда состайник совсем не поймёт. Итак уже за ума лишённого, должно быть, считает.
«Я бы считал. Я бы, наверное, считал...» - но это не точно.
Много сил было вложено в то, чтобы перестать дёргаться так, будто сел на электрического ежа. И всё напряжение перешло в морду, которая так напряглась и вытянулась, будто тёмный вот-вот начнёт её поедать.
- Не хотел Вас пугать. Я думал, Вы меня видели, - пряча взгляд, маг дёргано мотнул головой, давая понять, что не видел. И шмыгнул носом. Краем глаза он попытался отыскать поддержку в виде хотя бы кусочка призрачного Аргата, но его не было. Предатель. Впрочем, ничего нового.
Когда Шаграт заговорил о таинственном собеседнике Силентеса, тот самую малость оживился и, подняв голову, блеснул зелёными глазами, неловко заулыбался и начал волнительно и спешно говорить.
- О, нет, всё… всё в порядке. Это… понимаете, это мой… друг. Я беседовал с ним, у нас всё хорошо, - как будто для большей убедительности, дракон кивнул. О, это было так мило, что состайник поинтересовался. Хотел убедиться. А… это так приятно. Силентесу даже показалось, что он начинает успокаиваться, но не тут-то было.
- А хотелось бы? Общаться, - некроманта совершенно огорошили. Он открыл пасть, закрыл, почесал лапой нос, поглядел вправо, поглядел влево.
«Такое чувство, что он… смотрит мне в душу. Или… нет. Не в душу, но… глубоко. Как будто он что-то знает. Что ты знаешь…?» - вдруг маг сощурился с подозрением на Шаграта и чуть опустил голову, медленно пригибаясь. Как будто готовился атаковать или защищаться. Но несколько секунд спустя мгновенно изменился в выражении и, попытавшись рывком выпрямиться, распахнул удивлённые и полный абсолютной невиновности глаза.
- Я думаю… да… конечно… разве не все этого хотят? Я точно не знаю. Не уверен… но мне кажется, что так должно быть… я бы хотел, но… это сложно и… все такие разные. А я… не приходилось… и… - запнувшись, Сил качнул головой и взволнованно вздохнул. Ну вот, чухню какую-то сказал. И как другие выражаются так красиво, понятно и оформлено, когда мысли летят и падают. Летят и падают.

+2

35

Какой-то чудной этот Силентес. Нет, Шаграт вовсе не считал некроманта больным на голову. Он казался робким, нерешительным, неуверенным, немного неуклюжим, но не сумасшедшим. Создавалось впечатление, что он сам толком не знает, чего хочет. Или знает, но боится взять? И хочется, и колется? Воистину чужая душа - потёмки, кои и мастеру Тьмы не даются.
- И можно поинтересоваться, кто ваш друг? - именно так. Можно ли. Ворон прощупывал границы, за которые не стоит заступать, дабы не спугнуть состайника. Не потому что ему что-то было от него нужно, хотя в свете событий в Курганах тал несколько пересмотрел  своё отношение к Некромантии и пришёл к выводу, что её адепты могут быть куда более полезными здесь, чем ему виделось ранее. Тем более такой дракон, как Силентес. Уж его умения под сомнение не ставились, в своём вопросе он разбирался. Но сейчас дело было совсем не в этом. Скажем прямо, Сил дракону был симпатичен. Это был не типичный мрачный и подчёркнуто опасный тёмный, сошедший с иллюстрации к страшилке светлых. Неформат. Такие нередко оказываются собеседниками куда менее заурядными. И вообще было бы неплохо наладить внутристайные связи, раз уж на то пошло.
Последующая же реакция сородича была... да что уж там, от этого, пожалуй, можно было бы всего ожидать. Маг остался в прежнем положении, глядя, как собеседник снова погружается в беспокойство. Ну и что это? Разве было хоть что-то угрожающее или настораживающее в вопросе Шаграта? Совершенно без задней мысли он был задан. На него можно было бы даже не отвечать. Интересно, Силентес хотя бы рассматривал такой вариант? И всё же он ответил.
Ворон пожал плечами:
- Думаю, всем это нужно в большей или меньшей степени, - тёмный качнул патлатой головой, словно соглашаясь. На этот счёт ещё можно поспорить, конечно. Иным одиночкам довольно и раз в год перекинуться словом, чтобы чувствовать себя прекрасно. Но даже самым замкнутым и нелюдимым порой охота выйти на контакт. Такая уж у драконов природа. Социальная.
Затенённый по-птичьи склонил голову набок. Из слов Сила получалось, что тот желает общения, потому что всем положено желать? Если так, то странный это мотив.

0

36

Состайник поинтересовался, кем является друг Силентеса. И некроманту было так радостно от этого, как будто он верил в то, что тёмный интересуется искренне, как будто ему правда хочется знать и он может понять. Только зеленоглазый забыл, что «такое» понять и принять может далеко не каждый. Что если сейчас он расскажет что-то такое, то только-только зародившееся общение может оборваться. А это опять больно ранит. Но Сил уже поймал эту вдохновляющую волну, а потому не сумел вовремя прикусить язык. И начал с детским лёгким восторгом, открытостью и наивностью делиться с Шагратом. Как, действительно, делятся чем-то дети, бескорыстно и не понимая, что это не всегда нужно или правильно.
- Мой друг… друг… он… был когда-то воином в стае Огня. Мы познакомились, когда он ещё был жив и, хе-хе… понимаете, поспорили, ну… кто кого переживёт. Хах… глупый, наверное, спор, Вы можете подумать, что даже дурной, ну а вот мы оба какие-то такие и поэтому, я думаю… поэтому и подружились. Из-за общих странностей! Как это бывает… вот он не пережил, хмпф. Не пережил меня, потому что я ещё живу, а он нет, но думает, что живёт и что спор продолжается, вклинилось ему, понимаете? Никак не отвяжется, но я даже рад, что он со мной, я его давно знаю и он мой самый лучший друг, хотя грубый очень. Но я привык, - тёмный коротко кивнул, за словами его последовал какой-то мечтательный вздох, Возможно, Аргат сейчас подслушивает его, а потом припоминать будет, назовёт ещё принцессой, а Силентес опять не обратит внимания. Потому что правда привык ко всем этим странным шуткам. Да и разве можно представить Аргата без них?
- Он, на самом деле, очень компанейский парень, но… ну… Вы же понимаете, да? - волнительно повторялся маг, со смущение начиная ковырять когтем землю.
- Его другие драконы не видят, поэтому только я… остаюсь в собеседники.
- Думаю, всем это нужно в большей или меньшей степени, - некромант не знал, что там Шаграт думает о его мотивах. Ему не хотелось общаться потому, что всем положено хотеть. Вовсе нет. Он просто… хотел.
- Всем… нужно… - повторил тёмный задумчиво, снова уводя взгляд в сторону. Дракон вообще почти не смотрел на Шаграта, большую часть времени глядя куда угодно, но не на него. Возможно, если сейчас они разойдутся, а потом снова встретятся, некромант его не узнает, так как не смог запомнить.
- Я думаю, что мне тоже нужно… ну… ну, я так чувствую. Что мне нужно. Но у меня не получается. Я… с… с Аргатом получается, и… и с другими. Такими же. А с живыми… живые… они… - самец замолчал и медленно поднял взгляд, глядя своими кислотными глазами исподлобья. Пасть была крепко сжата, а глаза застыли, точно Силентес превратился в статую. Ничто в нём не дрогнуло, когда он вот так замер. Словно снизошла какая-то истина. Какая-то умопомрачительная мысль, вынудившая окаменеть с этим пронзительным взглядом. Этот взгляд был похож на кривую ложку, которой выковыривают внутренности. Он был неосторожен, груб и жесток, он не знал пощады и отвращения, жалости и милости.
В этот момент, пока Силентес говорил и когда оборвал свои слова, он понял, что Шаграт ведь тоже… живой.

+2

37

Очевидно, Ворон попал в самый центр мишени. Метким словом выстрелил и отворил запорный механизм. У Силентеса всё на морде написано, всё равно что птенец, которому разрешили целый день творить всё, что в голову взбредёт. Шаграт находил это не отталкивающе странным, как когда хочется скосить глаза и отстранится по какому-то неожиданно срочному делу, но удивительным. Много вы ещё знаете взрослых драконов, способных по-настоящему, а не на публику, обращаться к своему детскому началу? Вот то-то же. А некромант, как казалось талу, был как раз из таких. Что на фоне его профессии выглядело ещё более незаурядно. Тем приятнее было видеть, что он всё же идёт на контакт. Мало удовольствия в общении, когда собеседник шарахается от тебя, как от прокажённого.
Другом оказался... мертвец. Шаграт воспринял это заявление спокойно, словно бы ничего особенного Силентес не сказал. Не потому, что подобное в самом деле было обыденностью, или что ему было откровенно всё равно. Нет, маг не спрашивал вещей, до которых ему нет дела. Но и какой-то необыкновенной реакции не последовало. Не склонный рубить с плеча, он не выразил ни удивления, ни неодобрения. Он принял к сведению. И просто принял. Пока что. О призраках, равно как и об особенностях неживых дракон знал немного, но из тех скудных сведений, коими он располагал, можно сделать вывод, что их существование вполне возможно. Души же реальны. Работают же с чем-то некроманты помимо костей и плоти. Личей-возвращенцев в небезызвестной долине немало. Так что у Шаграта не было причин не верить Силентесу. Что же до его привязанности к духу, то Ворон придерживался мнения, что драконы вольны находить утешение в чём угодно, пока это не мешает другим. Да и мало ли каких странностей на свете не бывает: вон в Курганах целое захоронение карликовых виверн, отчего бы дракону не водить дружбу с неупокоенным?
- Сейчас он тоже здесь, с Вами? - произнёс Затенённый вместо ответа на вопрос о понимании. В сказанном угадывалась некая заинтересованность.  Можно ли действительно понять мёртвого, которого ты не в состоянии ни увидеть, ни услышать, ни почувствовать никоим образом? Для Ворона Аргат, получается, и не существовал даже. Впрочем, если ты чего-то не видишь, это не значит, что этого нет. В этом Шео отчёт себе отдавал.
А после Силентес вновь изменился в морде. Словно бы в собеседнике он вдруг узнал своего давнего врага. Видеть эту разительную перемену было даже страннее, чем слушать историю о споре, продолжающемся после смерти. Будь на месте Шаграта кто помладше, он бы, возможно, даже испугался. Но одного тяжёлого взора было недостаточно, чтобы заставить тала нервничать. Морда дракона помрачнела. Брови изогнулись не столько сердито, сколько хмуро. Только терпеливая и в сущности неконфликтная натура тёмного сохраняла течение встречи в прежнем мирном русле. Иной наверняка бы взбрыкнул, потому что такие вот взгляды обыкновенно воспринимаются как самый настоящий вызов. И неизвестно тогда, чем бы всё это закончилось.
Жёлтые глаза встретились с зелёными. Повисла тишина, глубокая, гнетущая.
- И в чём же принципиальная разница? - наконец пророкотал Шаграт, в свете лун и со взъерошенной ветром гривой больше похожий на зверя из чащи Сигельбериана, нежели на дракона. Действительно, в чём? Что отличает в прошлом живых от нынешних за вычетом принадлежности к разным уровням мироздания?

0

38

Шаграт… живой. Стоило об этом вспомнить, как вдруг проснулась злость на этого дракона. За то, что он живой. За то, что ему хочется что-то рассказывать и чем-то поделиться, но он живой при этом! А он не должен быть таким… нет, не должен. Проснулась и злость на самого себя. Ведь как же так! Шаграт живой! А Силентес берёт и разговаривает с ним! Ну почему?! Почему так сложно?! Почему все не могу просто взять и сдохнуть, чтобы не было никаких вопросов и проблем? Ох-х-х-х…
Тёмному захотелось схватиться лапами за голову и заскулить. Так сильно всё это задолбило по вискам, что он едва не оскалился на состайника, но сдержался. Правда всё это напряжение всё равно отразилось на морде, которая вся сжалась, будто из пасти и вообще из всех-всех щелей вот-вот польётся ядовитая желчь. Такого же ядовитого цвета, как глаза некроманта.
- Он где-то здесь, но… сейчас ушёл, - едва ли не шёпотом произнёс Силентес, пытаясь отвлечься от гулкого стука в голове беседой, ответом на вопрос.
- Он… обычно не вмешивается, когда я с кем-то говорю, стоит в стороне, иногда вообще уходит, не предупреждает меня. Очень своевольный, но… несмотря на это, - тут дракон усмехнулся. И в усмешке его можно было проследить толику изящного злорадства.
- … несмотря на это, он оказался привязан ко мне, - ирония свободолюбия! Так смешна и забавна. В ситуации данной особенно. Самый неукротимый воин огня не был способен после смерти отцепиться от некроманта и успокоиться уже, настолько вгрызся в этот спор, что теперь был прикован, был этой своей свободы лишён. Был… повержен. И в душе маг ликовал, потому что ему никогда раньше не удавалось одержать вверх над Аргатом, сколько бы они не соревновались, сколько бы не было спаррингов, тренировок и даже любых других игр, откуда победителем выходит один. О ничьей тоже мечтать не приходилось. Но сейчас…! Сейчас все эти унижения и постоянные неудачи окупились сполна! Правда ведь, окупились?
Сил быстро пробежался взглядом по округе, как будто хотел скорее поделиться этой насмешливой мыслью со своим другом, но того не оказалось рядом. И запал быстро угас. Как и мучавший некромант до этого — из эмоций. Так что теперь он снова мог говорить, правда на второй вопрос отвечал с явным нежеланием. То ли не хотел говорить как есть, то ли не было у него ответа.
- … другие, они другие, - немного сдавленно произнёс дракон и поспешил отвести взгляд.

+1

39

Начало игры
2 Вьюжного месяца. Вечер. Мягкий мороз, над головой тяжелые тучи.
Игра со Спайро.

Ровная и солнечная площадка ему приглянулась с первых дней. И Тимоти при возможности нравилось туда захаживать, забираться на возвышенность в ее середине, к необычным самоцветам, и смотреть на прекрасные их переливы, впитывавшие солнечный свет весь день. Даже если тот был скрыт тучами, как сейчас. Тим и сам этот свет впитывал, словно просидел в заточении всю жизнь и теперь впервые видит солнце, да и вообще свет. Свет, которого он по большей части был лишен во времена своей жизни рядом с границами стаи Тьмы. И он скучал, ему не хватало ласково греющего тепла Шагри большую часть дня, а после такого же приятного света обоих лун, коль небо оказывалось безоблачным.
  Сотню лет он прожил в темной пещере на краю не менее темного и пугающего своими мерзкими в непроглядной тьме ужасами леса. И хотя периодически ему удавалось выбираться на места более уютные, много времени приходилось ему проводить там, в постоянном страхе и безысходности перед своей судьбой. Даже Джек половину времени не был для него утешением, лишь еще одним источником раздражения и бессильной злобы. Как хорошо, что эти смутные времена прошли…
  В стае Равновесия он теперь мог быть более свободен, не так зажат в строгих рамках и подавлен своей трусостью. Наконец, он мог выйти насладиться солнышком в таком прекрасном месте, где не так бросается в глаза пугающая высота гор, от которой его тошнило и парализовывало страхом, стоило ему подойти слишком близко к пропасти.  Эта возвышенность с кристаллами по сравнению с ними его даже не пугала. НУ… Пока он не подойдет к самому краю. Тут была ровная площадка, которую он мог не спеша исхаживать, разметая гребнистым хвостом снег, и почти не чувствовать холода.
  Ло’Ренс в настроении чуть приподнятом и довольном, неторопливо шел к кристаллам со стороны жилых пещер, прижимая почти не нужные ему в повседневной жизни крылья плотнее к телу, все поглядывал вверх на серые и унылые тучи и мечтал, как носится под ними и разгоняет их, открывая пронзительно голубое небо и яркую Шагри. К сожалению, даже первой части его фантазии навряд ли суждено сбыться.  Следствием того, что он задирал голову вверх, было то, что он пару раз спотыкался об невидимые под снегом неровности и камни, а один раз даже провалился в небольшую ямку, завалившись на бок хвостом вверх и зажмурившись от легкой боли в лапе. 
  Только после этого он сосредоточился не на небе, а на оглядывании по сторонам, где и заметил не так уж и далеко от себя дракончика, вытворявшего сомнительные вещи. Как Тимоша понял, что они сомнительные? А потому что они так выглядели. Что он вообще понимал под словом «сомнительный» это уже другой вопрос, на который он сам не даст точного ответа и замнется, смущаясь.
  Тим вовремя опомнился, что идет не так гордо задрав шею, как Джет, и с неохотой выгнулся, принимая вид напыщенно-неохотный. И, еще больше замедлив шаг, стал наблюдать за пурпурным дракончиком, цветом весьма необычным, в случае молодого незнакомца, ярким, но в целом глазу приятным. Тимоти такой цвет нравился. Но кто же судит по цвету шкуры! Нет-нет! Не Тимоти, это он так, приметил.
  Дракон, тем временем, вдруг выплюнул кусок льда. Потом вдруг огонь. Уже этих двух действий стало достаточно, что бы Тимоти опешил и замер, упершись взглядом в ходячий парадокс. « Это как же так… — думал он. — Неужели и его тоже, как и меня, мучают тем, что бы он противоположные стихии учил? Как я… Бедолага, не повезло ему…  Столько мучений, а ради чего… А ради чего?» — спросил он сам себя. Тим заинтересовался. И даже решился, что «а почему бы и не спросить! Он ведь мне почти как душа родственная, может!».
  И заторопился к пурпурному или фиолетовому, как они там эти цвета различаются, по пути ломая голову, поддерживаться ли ему политики подражанию Джету или все же побыть самим собой. Каждый раз эта дилемма разрывала его!  В итоге решился вести себя как-нибудь усредненно, что бы уже ни себе в огород, ни Джеку.
— Хей, парень! — выкрикнул он на подходе, подражая, а точнее думая, что подражает, Джеку. — Мне показалось, или это и правда были огонь и лед? — спросил он уже от себя, потому что Джек бы такой очевидный вопрос точно не задал. Потом было открыл рот, что бы назваться, но тут же приткнулся. Он не хотел лишний раз светиться не-своим именем. Если вот спросят, тогда… НУ, тогда выбора нет, а сам он ни-ни. Гротескно гордо задранная при этом голова резко контрастировала с наивным интересом в разноцветных глазах и растопыренными острыми ушами. Сзади эту картину дополнял чуть шевелящийся кончик хвоста.

0

40

Силентес походил дракона, оказавшегося меж двух огней, раздираемого противоречиями. Пусть он старался держать себя в лапах, всё было написано на его морде. Талу стало даже как-то... совестно. Неуловимо и мимолётно, но что-то внутри неприятно шевельнулось и укололо с укором. Ведь что бы ни таилось в глубине тёмной некромантской души, очевидно, что Шаграт только что это потревожил. А таковой цели маг не преследовал. Выражение морды сменилось с хмурого, на прежнее нейтральное. Он помолчал, обратив взор в сторону Серых гор. Невпопад напомнила о себе мысль, что Фауст ждёт обобщённый отчёт о работе палаты магов. Про себя тал решил, что предоставит его утром, как только выйдет рассветный патруль.
- Необязательно продолжать разговор, если он Вам неприятен, - обронил негромко Ворон, закутавшись в крылья. Взгляд немигающих жёлтых глаз вновь был устремлён на Силентеса. То был вовсе не посыл разбежаться сию секунду по пещерам, однако тёмный находил немного удовольствия в беседе, если одному из её участников хочется не то сбежать, не то зарычать второму в морду. И если Силентесу было нужно одиночество, то Шаграт не хотел навязывать тому своё общество.
- Это... по-своему забавно, - хмыкнул Шео. Если неспособность души обрести покой вообще можно считать забавным. Дракон-сам-себе-хозяин оказался скован обыкновенным спором. Да, в этом определённо что-то есть. Иные бы, возможно, разглядели в этом нечто жуткое, но тёмные и по природе своей, и по обычаям к смерти и посмертию относятся иначе.
Другие. Что ж, это было ясно и так. Интересно, Силентес сам не до конца понимает разницу или не знает, как её объяснить? А может, не желает? Такие ответы Шаграту не нравились. Он отдавал предпочтение конкретике, некромант же просто ушёл от ответа. Благо вопрос не касался нужд стаи и лично тала, потому он решил не допытываться. 
- И всё же Вы здесь, - здесь, на Малом, хоть с живыми у Сила беда. На новом материке, где так или иначе точно придётся общаться хотя бы по стайным вопросам, где не удастся отсидеться в тёмном углу, а не в стае Тьмы, сложившейся порядок вещей в которой позволял свести контакты к минимуму и полностью посвятить себя неживому, - Уже шаг навстречу живым, не находите?

+1

41

2 день Вьюжного месяца. Вечер.
Игра с Тимоти

Гораст вложила в Спайро такую вот мысль — сдаваться нельзя. Несомненно. Она была права! И… хороша. В последнее время со всей этой беготнёй не находилось времени думать об обычных вещах. О том, чтобы завести друзей и, может быть, подругу. Спайро почти никого не знал и первой, с кем он познакомился, ступив на малый материк вместе с Иррлуа, была Гораст. Она тепло его приняла и поддержала, за что огненный был благодарен. Круто, конечно, если в Равновесии многие драконы такие. Но вообще сложно представить, ведь тут и тёмные, и светлые. Против светлых Спай ничего не имел. Напротив, ему было бы очень интересно с ними познакомиться. В конце концов так вышло, что именно свои его кинули и предали, а чужие приютили и помогли. Здесь стоило ещё раз мысленно поблагодарить Фауста и его супругу, проявившую милосердие. А также, вероятно, Эльсирина. Хотя у него не то, чтобы было личное желание уделять время пурпурному. Вероятно, он рассматривал его как источник лекарства, но разве можно было винить в этом Духа? Он ведь тоже оказался достаточно добр к нему — к огненному выкидышу.
Дракон вздохнул и в память о всём хорошем и плохом — например о проклятом Эйше, этом гнилом ублюдке — выдохнул перед собой струю льда. Она быстро начала подмораживать землю. Следующим действием этот лёд вместе со снегом Спайро растопил «густым» потоком огня, похожим на клубья дыма, расползающегося в разные стороны и разлетающегося красно-рыжими хвостами. Лёд превратился в воду, это было ожидаемо. Спайро хотел научиться выдыхать воду, а не плеваться маленькими струйками, но пока у него была возможность подтянуть электричество. Благо, Гораст могла помочь. Может, им удастся ближе познакомиться и получше узнать друг друга. Потому что вот пурпурному это было очень интересно… какая она, как думает, мыслит, живёт.
- Ммм… - глупо улыбнувшись, дракон прикрыл глаза и задумался, вглядываясь в подёргивающуюся гладь лужи. Там он видел отражение своей дурацкой физиономии с не менее придурошной улыбкой, но она его не смущала никогда, а сейчас и подавно. Да и мысли были о другом. Такие мысли, что Спайро не заметил, как к нему кто-то приближается, пока его не окликнули. Встрепенувшись, разведчики вскинул голову и, перестав лыбиться, обернулся в сторону звука — одной только головой.
— Хей, парень!
- М? - к нему приближался незнакомец, которого раньше Спай не видел. Ну, наверняка равновесный очередной, какие же ещё могут быть варианты. Изоляция, все дела.
— Мне показалось, или это и правда были огонь и лед? - о, вот оно, вот оно. То, чем мы обычно цепляем окружающих. И хорошо, если это не повод начать тебя избивать. На почве этих самых неприятных воспоминаний и появилось напряжение и настороженность. Даже в ключице что-то заломило. И огненный немного прищурился с лёгким недоверием, но всё же решил дать равновесным больше шансов. В конце концов, быть отщепенцем невыносимо для такой натуры, как Спай.
Выглядел незнакомец… странно. Он так задирал голову, а морда вроде простая была, даже кончик хвоста шевелился. К чему тогда так выгибаться — не понятно.
«А может у него позвоночник больной?» - подумал огненный, без скромности разглядывая прибывшего.
- Привет, - свободно и не скованно поздоровался он с тоном вольным и даже немного расхлябистым.
- Не показалось, - нет, тут не добавишь «бывает». Потому что такое не бывает. Ладно, если ты магию шмагию делаешь, то оно понятно, что можно выучить. Но Спайро делал всё это за счёт стихийного дыхания. То есть без магии в понимании тех же заклинаний. Он не мог научить этому кого-то ещё и другие, говорят, не могли этому научиться, хотя в тонкости дракон не вдавался, предпочитая не сильно забивать голову.

Отредактировано Спайро (31 Окт 2017 14:27:21)

+2

42

Фиолетовый дракончик оказался вполне дружелюбным, по крайней мере, Тимоти так показалось.  Может быть, не слишком доволен, ибо его оторвали, может, от чего-то столь важного, как использование противоположных стихий, но виду он не показывал, по крайней мере. И даже подтвердил, что Тимоти не ослеп и не словил очередную галлюцинацию или иллюзию, чем там Джек владеет в совершенстве и его учит. Иллюзией. Да.
— А это магия же… —  выгнув вопросительно шею и приподняв лапу, проведя ей вокруг  незнакомца, обобщенно стараясь указать на его действия, чтобы не обидеть или, там, оскорбить, с ноткой смущения спросил Ло’Ренс. Хотя интонационно это скорее было больше похоже на незаконченное предложение. Настолько незаконченное, что он поспел через паузу хоть что-нибудь добавить:
— Или  нет? — Тим сглотнул и  попереставлял лапы в снегу, занервничав от того, что он ведет себя как-то глупо и позорится перед состайником. Но он все еще не бросал попыток выглядеть при этом гордо и с чувством собственного достоинства, где последнее активно так испарялось. Благо что от Тимоти буквально пар идти из ушей не начал от напряжения и борьбы с собой в попытке получить хорошее расположение пока что совершенно незнакомого ему дракона. Но на самом деле он просто не хотел заводить себе (и Джеку) врагов, потому как это совсем другой материк, здесь всего одна стая из самых разномастных драконов и до кучи сбежать особо некуда, ибо места тут совершенно необжитые и крайне опасные. Тимоти, кстати, сейчас как никогда не мешал его страх высоты и неумение из-за этого летать, как это принято у всех. Эх, кто б ему помог с этим детским и глубоко въевшимся страхом справиться…
  Вот вам и еще одна причина, почему ссориться тут глупо. Тимоша на лапках своих далеко не убежит от того, кто решит надрать ему задницу за что-нибудь. Тимоти даже допускал, что и этот фиолетовый молодой парниша может задать ему жару. И холоду, да-да. Просто потому, что летать будет.
  Тут Тим и обратил внимание на крылья незнакомца. Которые были, мягко говоря, довольно интересны. Ведь у большинства драконов, если так посмотреть, перепонка обычно кончается где-то в районе бедер, плюс минус. А тут вообще у самого плечевого сустава. Тимоти невольно улыбнулся, представив, как этот дракон летает: как пчелка, часто-часто махая крыльями, ибо они казались такими маленькими. Еще и жужжит, небось. Даже не слишком часто используемые Тимошкины намного больше были.  Хотя он и сам побольше был, конечно, но это все так…

0

43

22 день Морозного месяца. Поздняя ночь.
Встреча с Шагратом.

- Необязательно продолжать разговор, если он Вам неприятен.
- Простите! – вдруг резко воскликнул дракон и чуть ли не вытянулся стрункой. Его возглас был похож на повизгивание. Он был таким же неожиданным и пронзительным, быстрым, и пугал даже самого Силентеса. И тот быстро осознал, сам передёрнувшись от этого "простите", что прозвучало, вероятно, очень громко и вообще непозволительно, да и дурно. Не то, чтобы невоспитанно. Или о воспитании Сил сильно заботился. Просто его смущало подобное в себе. Он считал, что выглядит как дурачок со стороны. А ощущать себя дурачком было неприятно. Вот тёмный и смутился, да поспешил прикрыться крыльями.
- Простите… - снова повторил он. На этот раз тише и пряча свою морду за мембраной крыла. Слова от этого были ещё более приглушённые, но их по-прежнему было слышно. Так что напрягать свой слух Шаграту не придётся, чтобы разобрать, что там бормочет состайник.
- Вы не виноваты. Вы… здесь не при чём. Ни в коем случае… я… я сам во всём этом виноват, а Вы… Вы не виноваты. Извините… - последнее "извините" вообще сошло на писк. Некромант почувствовал себя ещё более неловко, чем чувствовал в принципе по жизни. И нервно выдохнул под нос.
"Ужасно... ужасно... и так стыдно. Бывает ли хуже? Бывает, конечно же. Ещё не такое может быть. Это ещё не беда."
Но следующие слова Шаграта как будто ободрили мага. И Сил, скачущий из одного нервного состояния в другое, даже прислушался, выглянул из-за крыла и осторожно поглядел в сторону Ворона, будто бы тот недавно собирался закидать его камнями.
- Уже шаг навстречу живым, не находите?
- Я… нахожу… - да, а ведь правда. Он же сделал этот шаг! Чем не повод гордиться и… и не отступать?
Силентес шмыгнул носом и немного выпятил вперёд грудь, будто это помогло бы ему стать храбрее. Утёр нос тыльной стороной лапы и шмыгнул повторно.
- Вы правы. Я… я же в общем-то так и задумывал. Планировал… ну… понимаете? Сделать этот шаг, а потом, отталкиваясь от этого, двигаться дальше… чтобы… - насколько понятно Силентес объяснял? Он не знал. И уже эти слова давались ему с большим трудом.

+3

44

Снова. Снова бедолагу некроманта бросало из крайности в крайность. Эта полуночная беседа в тиши Предгорий была для него сродни кувырку в штормящее море, и волны то топили его, отнимая драгоценный кислород, то выталкивали на поверхность, даря передышку, а после немилосердно швыряли обратно в пучину. На этот раз Шаграт был готов. Силентес ни в коем случае не был для него раскрытой книгой, но тал быстро осваивался. Он уже научился не удивляться даже внутри. Поспешные извинения мага были встречены одним единственным неторопливым кивком, деликатным в своём безмолвии. Незачем заострять внимание на том, что Ворон заметил, как от волнения голос тёмного срывается на писк и ломается, как у птенца, только шагнувшего в юность. Что от тала не укрылось, как судорожный вздох вышиб воздух из лёгких некроманта. Ни к чему ещё больше тревожить мечущуюся душу. Никому от того не будет ни проку, ни удовольствия.
Что гораздо важнее, чем эта маленькая неловкость - Силентес разглядел в словах Шаграта правильную мысль. Как бы ни было тяжко пересилить себя и повернуться мордой к обществу, он положил начало пути, это нельзя отрицать. И это не малого стоило. Гораздо большего, чем могло бы показаться. И уж точно этот шаг был достоин следующего. Успех не гарантирован, конечно. Драконы порой бывают хуже виверн. Уж тёмным ли не знать: в традициях Тьмы было идти на поводу у своих худших качеств. Не исключено, что старания не принесут ничего, кроме разочарования. Но отказ от попыток - неминуемый провал.
Тал обвил хвостом лапы и чуть склонил голову набок в птичьей манере. Объяснения Силетеса были сбивчивыми и путанными, но Затенённый понимал. Думал, что понимал хотя бы отчасти. На деле же только Бездне известно, что творится в голове говорящего с призраками.
- Наконец, с кем-то сблизиться? - с кем-то из плоти и крови, кто не отвергнут Серым пленом и не обречён скитаться среди живых бледной тенью себя прежнего. Предположение тёмного вышло прямолинейным. Что же, по реакции некроманта будет видно, насколько метким.

+1

45

2 день Вьюжного месяца. Вечер.
Игра с Тимоти

ОФФ: Прошу прощения за задержку.

Спайро внимательно смотрел на незнакомца и пытался понять, ну вот что с ним не так? Серьёзно. Он сам по себе такой? Или просто притворяется? Может, он пытается казаться каким-то другим, чем и сам Спайро временами грешил, но вот у этого получалось вообще не так здорово как у огненного. Надо будет ему пару уроков преподать о том, как правильно это делается.
Ну… ладно. Наверное, сходу вот так акцентировать внимание на таких вещах не очень правильно и культурно. В новой-то стае. Бездна её знает, какие тут нормы и порядки поведения. Всё это было для зажатого в огненные рамки дракончика той ещё новинкой и загадкой. И где-то всё иной раз оказывается гораздо проще, а где-то приходится ломать голову.
— А это магия же… - с не меньшим любопытством к Тимоти и его странностям, Спайро сощурился и усмехнулся зубасто. Получилось немного коварно, типично по-огненному, но пурпурный не контролировал это. Он выдал плотоядное «хе» и прикрыл глаза, хитро поглядывая на Тимоти. Но ничего такого зловредного он делать не собирался. Да и обижать или оскорблять нового знакомого тоже. А это… дело мимической привычки.
— Или нет? - решив не смущать пока что состайника своей потрясающей проницательностью, лезущей наружу реакцией, которая так и кричит «парень, я вижу, что с тобой что-то не так», воин смягчился. Или заставил себя смягчиться. Сделался показушно снисходительным и даже чуть грудь колесом выгнул. Вздохнул так, точно у него кучи поклонников, которые каждые день им интересуются, а сам он, видите ли, так нехотя отвечает. Но так уж и быть! Тимоти ответит!
- Это не магия, приятель, - закрыв глаза и приподняв голову, ответил Спай с некоторым самодовольством, которое быстро его заразило. Дракону было свойственно скоро переключаться, чем-то загораться и так же поспешно терять интерес. Так что такие скачки из крайности в крайность были для юного и взбаламученного разума вполне естественным явлением, которое, есть такая вероятность, не оставит его до конца дней.
- Это оно самое, - с налётом таинственности добавил он. Потом подумал, что это звучало слишком вычурно и даже не к месту. Чуть поубавил самодовольной лыбы и, приоткрыв глаза, снова внимательно вперился в Тимоти. Ну да… что «оно самое»? Он бы сам не понял, если бы ему так сказали.
- Стихийное дыхание, - добавил пурпур уже с малость меньшим ажиотажем, поясняя свои слова.

Отредактировано Спайро (Вчера 09:25:43)

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Серые горы » Предгорья