//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Гелиса » Озеро Ирей


Озеро Ирей

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

В Ирей впадает множество речушек, стекающих с отрогов Серых гор, зато истоком озеро является лишь для одной - Лесной. Огромный Ирей служит не только источником пресной воды, но местом отдыха и рыбалки.

0

2

Спустя 52 года
Дракон сидел на берегу замёрзшего озера. Его обуревали странные мысли. Бросить всё, развернуться и уйти - это было в духе бывшего одиночки, но как же далеко завёл его этот путь! Ещё месяц назад он выполнял поручения магистра Зона, а теперь уже почти две седмицы разведывает местность вокруг Серых гор.
Несколько раз ему доводилось встречаться с Фаустом. Пугающий Сумеречный Дух оказался приятным собеседником и хорошим командиром. И хотя исследователи территорий формально подчинялись именно ему, на деле выходило, что драконы предоставлены сами себе: валд все силы тратил на зачистку жилых территорий. И это было правильно, ведь новые земли нужны живым драконам.
А вот вальду последние дни почти никто не видел. Рэв был одним из немногих, кто знал, что в ближайшее время должна проклюнуться её кладка, в связи с чем Иррлуасса практически не покидала своей пещеры. Странник заглядывал к ней пару дней назад, но надолго не задержался: светлая стала очень раздражительной и смиряла нрав только в присутствии мужа. Очевидно, Фауст мог бы вить из неё верёвки, но эта странная парочка уживалась прекрасно, на зависть всем, кто остался на Имперском материке. Здесь, на Восточном, не было места условностям и расовым различиям. Да, все прекрасно понимали, что лучше водных плавать невозможно, и что только земляной дракон сможет укрепить гору так, чтобы не было обвала, но никто не думал делать из этого повод для выпендрёжа. Даже классовые различия сгладились, ведь Духи работали наравне со всеми. Единственным исключением из этого правила была вальда, но она сейчас была больше матерью, нежели Величайшей. К тому же именно Рассветная перебросила их всех сюда, а потом помогала целителям.

0

3

Спустя 52 года

Лучи восходящего Шагри ярко освещало ледяные шапки гор, вздымавшихся на горизонте. День обещал быть ясным, но холодным - на небе, что сейчас было и ультрамариновым, и в то же время пастельно-желтым, не было ни облачка.Озеро располагалось куда ниже - свет Шагри будет здесь не раньше, чем через полчаса, и потому облик долины был наполнен мягкой голубоватой полутьмой с золотыми отблесками, что очерчивали возвышенности.
...Раймис что есть духу бежала к месту встречи - только пятки сверкали. Являясь чем-то средним между любителями холода и жары, она предпочитала умеренный климат, хоть и неплохо выживала в обеих крайностях. Морозными утрами - такими, каким было, скажем, это, она предпочитала передвигаться по земле, а не по воздуху - без движения тело быстро замерзало. В уме драконица наспех перебирала все приспособления, что были необходимы для эффективного эскизирования карт и ориентации на местности - в последнее время они являлись обязательным элементом экипировки, которую Серая очень редко снимала. Вот и сейчас - две сумки болтались по бокам основания хвоста, еще одна, сплошная - располагалась вокруг шеи, мелкие предметы были уложены в маленькие кармашки, сделанные в кожаном налапнике, который выполнял сразу несколько функций - защищал от растяжения не совсем окрепшие после скачка роста сухожилия, и сберегал от переохлаждения предплечье.
Изо рта драконицы вырывались облачка пара, снег отбрасывал яркие блики на казавшейся сейчас зеркальной чешуе. Она сменилась относительно недавно и еще не успела покрыться царапинами и трещинами. Нос вокруг ноздрей и пасти покрылся хлопьями инея.
Раймис двигалась мощными, но не тяжелыми прыжками, плотно прижав крылья к бокам, поднимая целую поземку, тут же спускавшуюся прямо перед драконессой. Наверное, Рэлир уже давно заметил ее - по крайней мере Раймис уж точно видела его голубую чешую, отлично сочетавшуюся с зимним пейзажем. Ледяной дракон и зимний пейзаж - пожалуй, эти слова были почти синонимами. Драконица немного завидовала его холодоустойчивости - интересно, сколько он мог сидеть вот так, без движения? Сама она не продержалась бы и трех минут.
Сегодня они вновь будут исследовать местность. Каждый уголок, каждую приметную деталь, что могла послужить ориентиром в незнакомой местности. Заодно неплохо было бы отметить на карте участки, где была замечена дичь. В голове драконессы мелькнула мысль о том, что неплохо бы скопировать карты обжитых зверями мест для того, чтобы отмечать миграции потенциальной дичи и опасных тварей. Это должно сильно облегчить жизнь охотникам - они всегда будут знать, куда лететь, чтобы не вернуться с пустыми лапами и не пробегать допоздна, пытаясь отыскать хотя бы вшивого кролика. Или и вовсе - наткнуться на какого-нибудь опасного хищника.
Раймис тряхнула головой и ускорила бег, чтобы отогнать назойливый поток идей - чтобы делить абака, нужно сначала его поймать, а делить его непойманного - пустая трата времени. Но зачем ловить абака, если можно его привязать? Нет, драконица уж точно не отвяжется от мыслей сегодня. С головой погрузившись в обдумывание того, как приручить несчастного абака, Раймис не заметила, как оказалась совсем рядом с ледяным драконом. Лишь только когда её взгляд наконец остановился на рваных перепонках, а затем метнулся на стального цвета глаза, она осознала, что самое время сбавить темп. Резко присев на задние лапы, драконица по инерции проехала на хвосте пару метров, прежде чем остановиться. - Светлого дня, Рэлир. - Раймис дружелюбно улыбнулась и кивнула ледяному - по правде она до сих пор не привыкла к своим размерам - теперь Рэлир казался ей не таким гигантом, как раньше. -Хм, ты... Выглядишь задумчивым... Дать пару минуток поразмышлять, или мы готовы выдвигаться? По-правде я бы немного перекусила перед тем, как мы начнем - к тому же, пока еще рановато вылетать - Шагри не освещает землю достаточно ярко, еще пропустим чего-нибудь. - Драконесса встала на лапы и принялась как-то смешно гарцевать, вскидывая то левую переднюю и заднюю правую лапу, то правую переднюю и левую заднюю - после бега не стоило так сразу садиться на холодный снег. Ох, как же все-таки хотелось быть ледяным пушистым драконом сейчас. С толстым-претолстым мехом между подушечек лап. - И как ты не замерзаешь в такой мороз?! - Шутливо удивилась Раймис, вновь улыбнувшись. Нет, ну правда, как? Такие вопросы уже давно не давали покоя пытливому уму драконицы. Почему огненные драконы выживают в лаве? Почему земляные способны проваливаться под землю? Что такое магия? Что есть ее суть? Почему предметы падают вниз, если их бросить с высоты, и почему в разное время суток можно поднять разное максимальное количество груза? Тысячи вопросов, сотни догадок ежедневно посещали мысли Серой. От этого некоторые взрослые драконы точно бы спятили - но Раймис умудрялась как-то с этим справляться. Хоть она и не была птенцом, она также тянулась к тайнам этого мира. Вот и разведка территорий были для неё очередной тайной, которую нужно изучить и разгадать.

+1

4

Странник так увлёкся созерцанием восходящей Шагри, что появление напарницы заметил лишь в последний момент, когда шустрая серая драконица едва не сшибла его в сугроб, затормозив буквально в метре от него.
- Светлого дня, Раймис, - улыбка подруги моментально вышибла из головы все мрачные мысли. - Да нет, это я так... От нечего делать, - фыркнул ледяной. - Раз уж явился раньше времени, надо себя хоть чем-то занять.
Лёгкий ветерок колыхал рваные края перепонок и шелестел в сложенном гребне. Рэв постукивал хвостом по снегу, отбивая ему одному известный ритм. Мелодия, казалось, ещё звучала в ушах, но то странное состояние, в котором она легко угадывалась, уже ушло. "Ну и ладно. Моя задача - земли изучать, а не песенки сочинять". Легко вскочив на лапы, полукровка потянулся и заявил:
- Лично за "перекусить перед вылетом". Со вчерашнего вечера ничего в зубах не держал. Да и долбануться в сумерках о скалу не хочется. Голова не для того дана, - он с улыбкой процитировал одну знакомую целительницу.
- Молча! - ледяной не выдержал и рассмеялся во весь голос. - Такая уж меня природа, морозоустойчивая. А вот почему от смешения Воды и Воздуха рождаются именно такие, как я, вопрос другой и не ко мне. Самом у интересно.
Взлетев, Иваль начал осматривать местность в поисках добычи. Наконец ему повезло: на дальнем берегу, у места впадения в озеро одной из горных речушек толпилось небольшое стадо, пришедшее на водопой. Туда-то и кинулся охотник, выискивая взглядом наиболее удобную цель. В предрассветной дымке его было не видно до последнего, и дракон был уверен в успехе. Но вот стадо что-то вспугнуло, и олени понеслись прочь через озеро, скользя на льду. Следом метнулась крылатая тень, буквально упавшая на последнее животное.
Рэв умел и любил охотиться зимой во льдах, но за последнее время изрядно отвык. Вот и сейчас его мотнуло в сторону, поэтому дракон вместе с тушей оленя улетел в сугроб на берегу, неудачно подскользнувшись. Ну, зато приземлился мягко. Разворошив снежную гору, следопыт принялся разделывать тушу. Что-то они съедят сейчас, что-то прихватят с собой, чтобы не тратить время на охоту днём.

0

5

-Раз уж явился раньше времени, надо себя хоть чем-то занять.
-Это скорее я опоздала, хм... Опять провозилась с пергаментом. Почти извела все свои запасы - скоро придется искать альтернативу... До конца зимы, как минимум. - Дыхание Серой почти пришло в норму - и интонация потеряла всякий оттенок натужности, какой имела несколько мгновений назад. Прекратилось и смешное "гарцевание". - Кстати, раз уж зашел разговор о еде - я, пожалуй, прямо тут и порыбачу. Сам знаешь - у нас с мясом взаимная неприязнь, так что... Поймать для тебя что-нибудь, а, мерзлохвост? - На последних словах было прямо-таки очевидно, что Раймис пыталась подколоть ледяного - правда, юмор у драконицы был порой весьма своеобразный - то ли всерьез, то ли и правда шутит, то ли пытается оскорбить.
-Такая уж меня природа, морозоустойчивая. А вот почему от смешения Воды и Воздуха рождаются именно такие, как я, вопрос другой и не ко мне. Самому интересно.
-Если серьезно, то... Знаешь, есть у меня на этот счет пара догадок. Вот смотри. Мы берем огненного и... Земляного, скажем. Получаем металлического. У него могут быть как способности, характерные для...Результата смешения... Хм, как бы покороче... Ай ладно, неважно. - Драконица поднялась на лапы и с осторожностью размяла их, в остальном, она, кажется, вообще перестала замечать окружение. - Затем мы берем металлического и огненного. Опять. Получаем металлического но со значительно большей вероятностью смещения способностей в сторону огненного. Это грубо говоря. И чем больше предков определенной расы в таком... Результате, тем чаще, обычно проявляются способности именно этой расы. Как будто... Существует некое...Соотношение. Два изначальных признака смешиваются, оставляя устойчивый результат после смешения, но со временем что-то будто...Накапливается. То, что решает, кем нам быть. Аах, опять я болтаю слишком много. Прости. Я сейчас все время на охоту убью. - Увлекшаяся размышлениями, драконесса вдруг осознала, что разговор опять превратился в монолог, и пристыженно прижала уши. Эти самые уши часто выдавали Раймис с потрохами, равно как и кончик хвоста, что сейчас нервно свернулся в колечко. Учитывая, что Рэв уже нетерпеливо перетаптывался с лапы на лапу, его терпение как раз было на исходе.
После того, как ледяной взлетел, взметнув целую бурю, драконесса прикрыла глаза - ей-богу, локальная метель какая-то! На миг в мыслях шевельнулось подозрение, что это месть за "подкол", произошедший несколько минут назад, но Серая быстро отмела эту мысль. Подождав, пока снег уляжется, Раймис расправила крылья(как же не хотелось это делать сейчас!), и,взмахнув ими пару раз для разминки, взлетела с небольшого разбега - так точно будет безопасней. Драконица шла на небольшой высоте, взглядом обыскивая гладкую поверхность льда на наличие темных прогалин - в этих местах лед обычно не замерзал даже в самую жестокую стужу - то ли теплое течение, то ли еще что. В любом случае, это гарантировало то, что ты не врежешься головой в толстую ледяную корку, пытаясь вырваться из ледяных объятий воды. Конечно, поиски Серой увенчались успехом далеко не сразу - однако, скоро она углядела большое темное око, зияющее на зеленовато - желтой поверхности истонченного льда. Целясь в самый центр "Ока", Раймис уже собиралась сложить крылья для молниеносного пикирования - но в последний момент вспомнила, что в сумках у неё с собой пергамент - который, ко всему прочему, сейчас на вес золота. Сдавленно зарычав, драконесса забила крыльями, выходя из пике, и тут же заложила вираж, желая отлететь от опасной области зеленоватого тонкого льда. Быстро стянув с себя свою "сбрую" - пришлось оставить на льду даже налапник, Раймис снова рванулась в небо, быстро набирая высоту. Рэв, наверное, уже тушу свежует. Ох, было бы тепло, была бы у меня сеть - мигом бы показала, кто тут спец по охоте и рыбалке.. - Фыркнула Серая, вновь примериваясь к прогалине. Глубоко вдохнув, Раймис перешла в отвесное пике, плотно прижав крылья к телу, и прикрывая ими лапы - а то еще чего доброго ушибешься об воду. Ледяная вода обожгла все тело, но Раймис, стараясь не обращать на это внимания, быстро шла ко дну - именно там сейчас находилась вся рыба. Загребая воду лапами и крыльями, драконесса пристально вглядывалась в каждое светлое пятнышко. Наконец, удача! Быстро схватив добычу передними лапами - это была весьма крупная для своих размеров семга, Раймис устремилась наверх  - прочь из негостеприимной синей воды.
Наконец выбравшись на толстый лед, драконесса бросила приконченную еще в воде рыбину перед собой и дрожа, нацепила все сумки. Хоть Раймис и вконец замерзла, она была довольна - в это время рыба всегда бывает удивительно жирной и нежной. Серая повертела головой, пытаясь углядеть на берегу ледяного. Затем, схватив рыбу в лапы, драконесса поспешила к другу - ну, не одной же эту рыбу есть.

0

6

- Говоришь, пергамент заканчивается? Хм... - дракон всерьёз задумался над проблемой. Без бумаги или её заменителей их работа теряла смысл. - Надо потрясти Круг Знаний. Эти ребята что-нибудь придумают. Или архивного нашего навестить. Даже если "многоуважаемый тал Айтан", - Рэв передразнил одного высокомерного типа, безумно его раздражавшего, - не знает никаких альтернатив, уж стопку листов на благое дело пожертвует. Всё равно ему сейчас не до летописей, слишком много всего навалилось.
Дыхание драконицы успокоилось, и сама она перестала подпрыгивать в попытке согреться. На этом фоне её заявление казалось особо потешным.
- Нет, малышка, я лучше чего-нибудь горячего поймаю, - рассмеялся полукровка. Здесь, вдали от родных земель, ему было легко и приятно общаться со всеми окружающими, если, конечно, они не пытались как-либо задеть лично его. Даже приобретённую ненависть к огненным удалось притушить - некоторые из них оказались вполне вменяемыми. - А холодную рыбу зимой жрать - извращение. И так шкура инеем покрывается, не хватало ещё и нутро морозить, - поделился мнением Рэв. Конечно, за годы бродяжничества он чего только не ел, в том числе и откровенно несъедобные вещи. Но при наличии выбора предпочитал наиболее приятные варианты.
- Нет, подожди. Саму систему, почему смески определённых рас рождаются с уклоном в ту или иную сторону, я прекрасно понимаю. Но почему полукровки изначально получаются именно такими? На твоё примере... Земля и Огонь. Почему в результате получился Металл? Не Пустыня или там, допустим, Лава, а именно Металл? Вот в чём вопрос, - недовольно констатировал Странник. На этом разговор прервался: драконы разбежались в разные стороны в поисках добычи. Уже взлетая, Рэв смутно уловил плеск воды, значит, напарница уже приступила к рыбалке.
Прокручивая в голове этот сумбурный диалог, ледяной на некоторое время отвлёкся от туши, оглядываясь в поисках Раймис. Серая драконица обнаружила неподалёку. Она целеустремлённо пробиралась в его сторону, волоча за собой огромную рыбину. Иваль в это время сосредоточенно разделывал тушу. Приличная куча мяса уже лежала на снегу рядом с ним. Оглядев эту горку, дракон надулся и медленно выдохнул струю ледяного воздуха, мгновенно проморозившего дичь. Выбрав пару кусков, Рэв запихнул их в сумку (стараниями Раймис это добра у светлых было достаточно - некоторые ловкачи освоили тонкое искусство), остальное окружил щитом и навесил метку: охотники или воины будут возвращаться в горы - заберут в стаю. А оставшееся на костях - ему, ибо серая, как помнил следопыт, к мясу относилась довольно прохладно.

0

7

Вода очень быстро замерзала на чешуе, сковывая её эдакой ледяной броней. Серая недовольно поморщилась - из-за этого чешуйки будут плохо ходить вдоль друг друга, что на какое-то время может снизить обычную гибкость. Нет, все-таки Раймис не жаловала стужу. Стараясь отвлечься от не особо приятных перспектив, Серая вновь затеяла разговор, пока чистила и разделывала рыбу острым куском металла. - Знаешь, насчет Круга Знаний... Мы и сами справимся. До тех ребят не достучишься - иногда они из пустяка могут развести тягомотину. Можно сделать глиняные таблички - не ахти по прочности и по весу, зато монолитно. А еще у меня, вроде бы, остались сушеные пальмовые листья - не папирус, но тоже неплохой вариант. - Серая бессознательно потянула ноздрями морозный воздух, в котором витал аромат свежего мяса. Если бы не аллергия, тщательно выдаваемая за "неприязнь", она бы с удовольствием вцепилась бы зубами в еще теплую тушу. Конечно, она и сейчас могла это сделать - попросить Рэлира выделить кусочек тушки вряд ли составит большого труда, но такая "дегустация" в лучшем случае закончится обильным слезотечением, зудом и распухшим языком. Вздохнув, Раймис достала из сумки небольшой мешочек с солью и присыпала ею трапезу. Все хуже не будет.

0

8

- Как знаешь. Ты у нас картограф, тебе и решать. Моё дело предложить, - Рэв миролюбиво взмахнул крылом и вернулся к своему мясу. Правда, для себя он всё же решил поспрашивать знакомых "умников": вдруг у кого-то найдутся листы бумаги? Всё равно маги сейчас заняты не исследованиями, а работой. Кто-то исцелял раненых, все остальные летали с воинами и охотниками, обеспечивая стае безопасность и питание. Иными словами, бумага им особо не нужна.
Обгрызая остатки мяса со скелета, ледяной украдкой следил за Раймис. Она привнесла в их жизнь много нового. Тут и соль, которую многие драконицы стали использовать для готовки, и собственно процесс приготовления, ставший более популярным, и сумки, изрядно облегчившие жизнь охотникам и прочим драконам, которые по роду деятельности проводили много времени вдали от дома. Да много что! Те же карты. Раньше их составляли от случая к случаю, теперь же они специально исследовали территории, именно с целью нанесения рельефа на бумагу. А что ещё придумает эта шустрая леди?
Доев, Иваль отошёл в сторону и тщательно стёр чистым снегом кровь с лап и морды и на всякий случай повалялся в сугробе: мало ли что, может на живот капли попали. Странник отряхнулся и кинул взгляд на восток. Шагри уже поднялась над горизонтом, даже в долине у Ирея сумерки почти рассеялись. Пора было вылетать. Подойдя к Раймис, дракон спросил:
- Ну что, летим? Или ещё подождём, пока окончательно не рассветёт?

0

9

Раймис ела не спеша - вытаскивая каждую сколь-нибудь представляющую опасность кость. Драконесса не любила спешки - если есть время нормально поесть, а не глотать куски пищи даже не жуя, она им пользовалась. Хоть рыба и была ледяной, это не преуменьшало её вкусовых качеств - нежная, подсоленая - самое то.
Постепенно Шагри поднималось над горизонтом. Яркий свет прогонял остатки сумерек в долине, отражаясь от снега и заставляя его ослепительно сиять. Кажется, время вынужденного бездействия заканчивалось. Серая была этому только рада - ей не терпелось увидеть новые земли во всей их красе. Пусть сейчас и не увидишь зеленые ковры полей, от роскошных крон деревьев ничего не осталось, а шумные реки и веселые неугомонные ручейки и вовсе скованы льдом, новая земля совсем не казалась Раймис неприветливой. Напротив, она представала перед "новоселами" в мирном спокойствии сейчас. За любой зимой обычно приходит жизнерадостная весна. Конечно, это описание в большинстве своем касалось лишь природы. Фауна здесь была порой весьма специфична.
Почувствовав насыщение, драконесса быстро завершила трапезу, закопав остатки рыбы в снег, чтобы лишний раз не привлекать внимание животных к этому месту. Затем, последовав примеру Рэлира, Серая стерла снегом жир и кровь с лап и морды, и обратила свое внимание на Ледяного. Тот, кажется, тоже закончил с добычей и уже ожидал её.
-Ну что, летим? Или ещё подождём, пока окончательно не рассветёт?
- Думаю, лучше уж нам уже выдвигаться. Раньше начнем - больше успеем. - Раймис поднялась на лапы и прищурившись, обратила взгляд к горизонту. - Надо только определиться с планом на сегодня. Есть предложения?

0

10

- Как скажешь, - сытый и согревшийся дракон был доволен жизнью, собой и всем миром. С морды не сходило выражение крайнего блаженства. Примяв снег перед собой, он схематично обозначил горы и озеро, а так же объект их последней вылазки - обширное пространство на восточном краю материка. Отметил предгорные районы, частично обследованные охотниками и воинами. Конечно, это подобие карты больше напоминало каракули птенца, нежели реальные очертания земли, но свою основную задачу оно выполняло.
- Хм. Смотри, можно пройтись по долинам здесь, - дракон указал на область, лежащую между двумя реками и прилегающую к ним. - Но там бродят охотники, поэтому нам там делать особо нечего. Можно обследовать побережье. Степь за озером мы уже облетели, но есть ещё береговая линия и лес южнее. Только... Это всё довольно далеко отсюда. Местность у гор разведана практически целиком. Боюсь, следующие вылазки растянутся не на один день. Придётся ночевать в тех местах, - впрочем, Рэва это не слишком волновало. Да, зима. Да, холодно. Да, у Морока на рогах. Но он ледяной дракон, воспитанный Ледниками. Прожив большую часть жизни среди снегов крайнего севера, Иваль привык не только к морозам и постоянным дракам за жизнь и еду, но и к белому безмолвию. Когда ты идёшь, и лишь цепочка следов указывает на то, что ты двигаешься, а не стоишь на месте. Единственное, что серьёзно тревожило его - напарница и звери. Сможет ли Раймис долго находится в таких условиях, ведь здесь было на порядок холоднее, чем на Имперском, и получится ли отбиться от неизвестных пока обитателей местных лесов и равнин?

0

11

- Боюсь, следующие вылазки растянутся не на один день. Придётся ночевать в тех местах.
Не сказать, чтобы с навыками выживания в суровом климате у Раймис были проблемы. Непрерывно кочуя всю свою молодость с места на место, ей довелось побывать в самых разных местах. Некоторые из них были весьма суровыми и негостеприимными. В некоторых, напротив, хотелось остаться навсегда. Но Серая всегда шла дальше, хотя иногда и позволяла себе задержаться в особо приглянувшихся местечках. Но здесь... Здесь температуры были гораздо более низкими. Ночью без источника тепла закоченеть будет очень легко - особенно если ты не ледяной дракон. С другой стороны, Раймис отправлялась в эту вылазку не в одиночку, что само по себе являлось плюсом - по крайней мере, будет кому подстраховать.
- Ну что ж, если нам доведется побыть вдали от стаи - то... Почему бы и нет? Если не будем ночевать на открытых местах, где не из чего смастерить костер - я "за". - Драконесса чуть нахмурилась, отведя одно ухо назад - мимика, характерная для состояния задумчивости. В мыслях Серая перебирала список необходимой экипировки и сопоставляла с тем, что сейчас было при ней. Хотя все самое необходимое было при ней, можно было бы и получше подготовиться. Впрочем, тогда бы уже пострадала дальность полета - навьюченная аки мул, Раймис быстро выбилась бы из сил. Нет, такой ход мыслей ни к чему не приведет. - Ладно. Для таких вылазок у меня все с собой. Отлично. Можем выдвигаться...

0

12

Ледяной скептически вглядывался в творение своих кривых лап. Да, других вариантов не было. Все близлежащие земли были разведаны, так что отважным исследователям придётся теперь запасаться не только бумагой и углём, но и едой с зельями и амулетами. Хотя сам Рэв предпочитал полагаться только на свою собственную магию. Летом он бы ещё подумал, но зимой... Ледяной дракон в снегах и без посторонних магических предметов справится. К тому же... Он до сих пор не слишком уверенно обращался с тонкими материями. Давным-давно потеряв возможность колдовать, все силы разведчик бросил на развитие других возможностей, вроде ловкости и воинского искусства. А магия вернулась сравнительно недавно, и Рэв ещё не научился вновь доверять ей.
- Тогда предлагаю за день пройти центральную и южную части побережья. Тогда к закату как раз подойдём к лесу Теней. А там и укрытие от ветра будет, и топливо для костра.
Ледяной распахнул крылья, поморщившись от неприятных ощущений в рваных краях перепонки. Надо было бы сшить эти лоскуты, но особо они не мешали, а порой даже помогали, поэтому дракон успешно бегал от целителей уже второе столетие. Проверив все ремешки, Рэв разбежался и тяжело оторвался от земли. После сытного завтрака лететь куда-либо не хотелось, но от обязанностей уклоняться не следовало. Сделав несколько кругов, он дождался Раймис, после чего взял курс на юго-запад - к побережью.
берег, затем Лес Теней

0

13

Блэйр
25 морозного. Полдень.

Дейна молча летела над белыми просторами степи,  позже вылетела к речке, что вела в нужное ей озеро. Полет был немного проблематичен для полукровки. Ветер нещадно дул в морду, уперто проводя попытки закинуть мелкие белые песчинки в нос и глаза. Благо, все эти органы имели защиту, пускай и не от снега, но даже сейчас она работала исправно.
Озеро Ирей показалось впереди довольно быстро, с каждым взмахом крыльев становясь все больше и больше. Не Элтен, конечно, но размеры впечатляют. Местами вокруг воды был лес, и один из таких участков металлическая выбрала в качестве остановки.
Тело драконессы грузно плюхнуслось в снег возле берега, подняв мини-метель вокруг себя, отчего Дейна махнула еще пару раз крыльями, пытаясь разогнать "ураган". Что получилось плохо, ведь в воздухе оказались еще снежинки.
Из глотки вырвалось недовольное бурчание. Вот когда пожалеешь, что не являешься ледяной полукровкой, который в один момент мог бы разобраться со всей этой проблемой.
Драконесса немного потопталась от леса к озеру, создав тропинку, отметив про себя, что охотники явно не были у этого кусочка берега точно. На снегу не было следов, да и в самом льду не было никаких лунок.
- Странно это... - пробормотала металлическая, наконец развернувшись и протопав до деревьев, где разрыв себе уютненькое местечко, плюхнулась туда. В лапах тут же начал крутиться тот самый кусочек железа.
Лапы Готдейны были довольно крупными, вместе с толстоватыми пальцами (это все чешуя, не подумайте), и огромными когтями. И несмотря на это, движения когтей, в мелкой работе воительница орудовала в основном ими, были легки, аккуратны и точны. Вот и сейчас, под дыханием Дейны, железо стало более податливым, и постепенно превращалось в шарик, под действиями белой драконши. Немного стружки попало на чешую и  в снег, но это мало волновало воительницу.
Во время своей работы металлическая будто бы погрузилась в транс, не на что не реагируя. А после того, как закончила, улыбнулась, показав ряд бледно-розовых зубов. Каждый мастер гордится своей работой, верно?
Коготь тихонько постучал по шарику. Слышите? Это музыка. Неповторимая музыка. Услада металлических драконов, и Готдейны в частности.
Воительница что-то промурлыкала себе под нос, и, устроившись поудобней, замерла, прикрыв глаза. Полукровка погрузилась в свои мысли. В основном о том, что неплохо бы было найти место, где можно будет работать с металлами.

Отредактировано Готдейна (23 Фев 2016 19:31:23)

0

14

Белая все так же лежала не берегу, погруженная в свои мысли. Забавно, ведь она не задумывалась о своей прошлой жизни. А теперь, воспоминания нахлынули. Они былb яркие, теплые. Их появление в голове вызвало улыбку драконицы, пока она разглядывала железный шарик.

Взрослый дракон, земляной представитель, довольно крупный даже для своих собратьев, сидел, можно сказать, напротив маленького белого чуда, и что-то ворчал себе под нос, пока мелкая лазала по стенам пещеры, не желая его слушать.
— Готдейна, ты же должна различать металлы. Я ни разу не сомневаюсь в том, что ты сможешь найти их, если захочешь, но и знать, как они называются необходимо. Ты же металлическая драконесса, как никак! — отец чихнул, хвостом пододвинув небольшие кусочки того, что он когда-то нашел на Сеариве или же выменял у других одиночек. Мелкая Дейна скорчила недовольную мордашку, но подошла и села, пока лишь разглядывая металлы. Но во всей позе угадывалось нетерпение. Хотелось взять, осмотреть поближе. Банально потрогать. Прелесть. Они все как-будто звали птенца.
— В каждом металле есть свое очарование. Другие драконы этого так не поймут, как ты, Готдейна. — пророкотал отец, взяв первый кусочек, и начав рассказывать о нем. Не так уж много, все же, отец был земляной,  не металлический. Но это не помешало ему вложить в голову тогда еще юной драконессе основы.
А потом в лапе показался камень. Сапфир, хотя маленькая дракошка еще не знала его названия, но уже загорелась любопытством. Еще бы, камень по цвету был копией её глаз.
— Что это?
— Сапфир. Он твой. —  отец улыбнулся...

Готдейна подняла голову, рассматривая небо. И улыбнулась, попутно возвращаясь в реальность. Небо было затянуто тучами, но в паре мест виднелась голубизна. Он твой...
Тепло разлилось по телу воительницы. Воспоминания прекрасны в определенные моменты. Грустила ли она? Определенно да. Каждый грустит, хотя бы немного. "Мы все живые. И у каждого, кто скрывает чувства, они есть. Мы живые."
Жаль, но сапфир давно уже был утерян. Драконесса не хотел об этом никому рассказывать, впрочем, как и в общем-то о себе, а себя винила в потере такого драгоценного камня. Хотя он был драгоценным немного из-за других обстоятельств, а не в привычном смысле этого слова.
Металлическая задумчиво почесала массивную шею, глядя на другой конец озера. Стыдно. Нельзя было терять его.
Но...
"Как ты там, старче?"
- Ха. - нежданно негаданно, отец? Да, как снег на голову. Бывает же. Вот она я. Живая.
Покрутив своей головой, драконесса выдохнула облачко пара из пасти. Не обнаружив рядом с собой напарника, Дейна пожала плечами и встала. Нет так нет, не велика беда, знаете ли.
Нужно было двигаться дальше. Только вперед!
Готдейна отряхнулась, скидывая прилипший к пузу снег. Фу противный. А затем потянулась, разминая мышцы. И после всего это взлетела, естественно, не выпустив железяку из когтей.

---> Пик Льда.

Отредактировано Готдейна (3 Мар 2016 00:39:41)

0

15

Начало игры.
1 день Вьюжного месяца.
Утро. Небо заволокли тяжелые серые облака. Неторопливо идет снег.

Утро выдалось не таким уж и скверным, как могло показаться на первый взгляд. Некоторые не любят такую погоду, некоторые не любят, когда в такое время суток еще темно. Сезон такой, что поделать. Тяжелые тучи висят где-то высоко, закрывая собой весь небосвод, лишь изредка можно заметить кое-где маленькую брешь в их серых доспехах, через которую видно кусочек неба, пусть и такого же хмурого, но все-таки неба. Зима отличалась скорее не погодой, а атмосферой. Только в этот период некоторые ожидают снега, который на некоторых территориях выпадает редко, особенно у водоемов. А они почти никогда не замерзают, лишь иногда можно заметить тонкий лед, который может исчезнуть на следующий день, а может и уплотниться так, что позволит любопытному дракону пройтись по себе.
И если бы сейчас выпала такая возможность, то юная драконица прямиком бы ступила на лед, для страховки держа крылья наготове, чтобы взлететь при неудачной попытке пройтись по тонкому льду. Даже ее легкость не всегда спасала в таких ситуациях, поэтому самка уже привыкла полагаться на свои крылья, когда не было возможности полагаться на изворотливость. Несмотря на свои водные корни, Галинор не особо любила плавать. Да и кто в здравом уме согласится плавать в ледяной воде? Уж точно не она. Поэтому оставалось лишь сидеть на берегу, изучая каждую деталь нового, доселе незнакомого места. Прежде ей не доводилось бывать здесь, несколько других дней туманная целительница не отходила от Акхора, стараясь вникнуть хотя бы в некоторые фразы учителя, которые почему-то были для нее непонятны. То ли из-за какого-то волнения, то ли от страха перед неизвестностью, которая открылась перед ней, стоило лишь сделать этот выбор.
Прикрыв глаза, Нора постаралась сохранить в памяти этот прекрасный пейзаж и отвлечься от негативных мыслей. Да, он на время ушел, чтобы разобраться со своими делами и дать ей хоть немного свободы, чтобы она почувствовала это незабываемое ощущение страха и восторга одновременно. Вдохнув холодный воздух, самка позволила себе открыть глаза и снова уставиться на спокойную водную гладь, которая за ночь покрылась тонкой корочкой льда, готовой в любой миг разрушиться, только дай волю неспокойной воде. А вода, по мнению туманной, всегда была неспокойным, а эта неподвижная гладь всегда была лишь затишьем перед бурей.
Тем не менее, поверх ледяной корочки ровным почти прозрачным ковром ложился снег. Мелкий такой, видимый лишь только тогда, когда все вокруг так вот тихо и спокойно. Ни тебе ветерка, ни птицы, пролетающей мимо. Лишь молчание и полная гармония, которую почему-то так хотелось нарушить.
И она это сделала. Стоило лишь потянуться и немного надавить, как от ледяной корочки откололся кусочек и медленно пошел на дно, растворяясь в воде и давая драконице насладиться своей маленькой шалостью. Она не любила проказничать, но разве это считалось какой-то проказой? Никому же ничего плохого не сделала.
«Я на это надеюсь...»
А с состайниками Галинор пока не могла наладить теплых отношений. Точнее вообще никаких. Просто не могла подобрать слов или уловить момент, когда они смогут обратить внимание на такое неприметное существо, коим являлась туманная целительница. Хотя Акхор говорил, что ее белую мордочку можно заметить где угодно.
Довольно мило поморщив носик, Нора приняла прежнее положение, поджав лапы под себя, и, продолжив изучать взглядом окрестности, о чем-то задумалась. Это явно не было связано с целительством, в котором она пока разбиралась не так хорошо, как старшие, не связано с учителем, который в последнее время представлял для нее сплошную загадку. Возможно, все ее мысли были направлены только на состайников, а точнее на то, как бы ей влиться в коллектив, не разлагая его и не подвергая себя каким-либо опасностям. Ведь не все любят новеньких.

+1

16

1 день Вьюжного месяца. Утро.
Настроение сегодня было под стать погоде. Мрачное. Тяжёлое. Угрюмое. Фалька, непривыкшая слоняться по округе без дела (хотя со стороны это могло казаться, будто она, наоборот, отлынивает от своих обязанностей), с самого утра не могла найти себе подходящее занятие. Слова, роящиеся в голове пчелиным роем, не выстраивались в ладные предложения, не рифмовались и даже не складывались. О том, чтобы слагать новые истории или песни - не могло быть и речи. Тонкие же пальцы не могли надолго удержать кисти и палочки для резьбы - драконица винила во всём непривычный для неё холод, но дело, быть может, было и вовсе в другом.
В сомнениях. В неуверенности. И в самой малой толике страха. Но алой во всех своих бедах и злоключениях, преследовавших её с самого раннего утра, проще всего было обвинить погоду.
Шёл снег, который едва касаясь полосатой шкуры, тут же таял. Одна капля сливалась с другой и сбегала по мелкой чешуе импровизированным дождём. Пышная грива, постоянно намокающая под снегом, тем не менее успевала подмёрзнуть и теперь торчала в разные стороны этаким "ёжиком". Кое-где в чёрных волосах серебрилась изморозь. Но Фальке уже было настолько всё равно, что она перестала отряхиваться каждые несколько минут и сейчас тем и занималась, что сидела на берегу озера. Без дела. Такая же хмурая, как и те тяжёлые свинцовые тучи над её головой. И такая же растрёпанная, как и окружающий мир вокруг.
Стая Равновесия. Новый мир, полный светлых чаяний и надежд. Место, которое хотелось назвать своим домом. И где хотелось начать новую главу своей жизни, оставив годы скитаний по Ничейным землям, боль и запах горелой плоти позади. Но была одна вещь, которая не давала Фальке покоя - драконы. А точнее их видение мира, принадлежность к другим расам и привитая с детства нетерпимость к другим. Смогут ли они преодолеть всё это? Были такие же, как и она - открытые, не делящие общество на "своих" и "чужих". Но были и другие - пропитанные злобой и завистью. Которые не успокоятся, пока не разрушат то хрупкое равновесие, чьим именем была названа их новая стая. Таких-то Фалька и боялась. И подозревала, что наверняка несколько таких ортодоксально мыслящих, попало в их ряды. Этакие "засланные казачки". И хотя подобными вопросами должна заниматься разведка и воины, а никак не сказители, к коллегии которых и относилась полосатая, но у драконицы лапы чесались самолично убедиться в том, что всё в порядке. Но за какую из ниточек следует дёргать, она не представляла. Да и вообще, на самых нижних уровнях её души жил-поживал червячок сомнений - а вдруг это в её горячей крови говорят годы, проведённые на Ничейных землях? Вдруг это говорит её паранойя? И нет никаких злостных нарушителей спокойствия?
Фалька вздохнула и нервно мотнула хвостом. Тяжёлые думы подстать погоде. Хотя следовало отдать должное - монохромная картина мира успокаивала. Словно бы идущий снег покрывал белоснежным одеялом не только тонкую корку льда на озере и землю вокруг, но и старые раны - как душевные, так и физические. Только она - единственная, кто выбивался из этой картины. Единственное алое пятно в чёрную полоску во всём серо-белом мире.
Драконица невольно схватилась за клеймо на морде, оставленное когда-то давно её огненными собратьями. Меченая. Да, так её прозвали. И хотя Фалька не любила это прозвище, оно стало частью её самой. Как и этот шрам. Метка, которая светлым маяком горит во тьме. Увидишь такую и всё - преступница. Поди теперь объясняй каждому, что её осудили и приговорили к изгнанию за преступление, которого она по сути не совершала. Или преступление, которое таковым не считала. Да что толку? Даже названные братья и сёстры по новой стае, порой, чурались её.
"От предрассудков нелегко избавиться, не так ли?" - подумала алая, горько усмехаясь одними уголками губ. А потом её внимание привлекло какое-то движение на противоположном берегу, заставив встрепенуться. - "Дракон?"
И Фалька нерешительно двинулась вдоль берега к замершей фигуре состайницы. К слову, едва заметной на фоне заснеженной местности. Чёрные по локоть лапы то и дело проваливались под хрупкий лёд, заставляя драконицу недовольно морщиться, а воду озера - шипеть и подниматься в воздух тёплым влажным паром. Для Меченой снег стёр границы между берегом и озером, и теперь ей было не понятно, где заканчивалась земля и начиналась вода.
- Д-доброе утро, - громко протянула драконица за несколько метров до того, как поравняться с сестрой по стае. Как оказалось, за это время она слегка подмёрзла, и язык частично не слушался. По-крайней мере, ворочать им теперь было чуточку труднее обычного. - Я не помешаю? - вежливый вопрос, как и предполагает этикет. На который, к слову сказать, Фальке не было никакого дела. Поэтому, не дожидаясь, собственно, ответа от юной драконочки (ведь по сути он был и не нужен), алая продолжила. - Отличная погодка, не правда ли? Хе-хе, - короткий смешок свидетельствовал о  том, что думала она иначе.

+3

17

Вся идиллия закончилась ровно тогда, когда равнодушные бирюзовые глаза наткнулись на яркое пятно, которое уж очень сильно выделялось на фоне блеклого пейзажа зимнего утра. Вся природа словно указывала пальцем на, довольно крупных размеров, дракона или драконицу - издалека Галинор так и не смогла определить гендерную принадлежность этого существа, но уже знала точно, что этот дракон является ее состайником. Тут пришла мысль о том, что стая Равновесия сочетает в себе все расы, независимо от их стихии и прочего, она словно является печатью, которая скрепляет всех между собой, показывая им, что жить мирно - это самый оптимальный вариант. Тем временем она уже потеряла интерес к этому алому в полоску пятну, погруженная в новую мысль, и снова обратила свой взор на воду.
Холод потихоньку делал свою работу, укрепляя лед, а то место, где самка недавно надавила лапами, уже покрылось новой корочкой, заставив Нору тряхнуть крыльями, почувствовав толпу мурашек на своей спине. Прикрыв глаза, драконица снова вернулась к стае Равновесия, о которой практически так ничего и не знала. Акхор успел рассказать ей только про расы, но так ли дружно они все здесь уживаются? Ответ на этот вопрос Галинор могла найти только после длительного пребывания здесь, когда ей удастся познакомиться с большей частью состайников. А на ком держится стая? Именно на драконах, которые в нее входят. Только вот не все были такими дружелюбными и разговорчивыми, самка уже чувствовала некоторое напряжение и боялась, что ее могут не принять как кого-то нужного, что она не сможет оправдать их надежд и помочь в трудную минуту. А какая стая без Целителя? Даже если все драконы и берегут себя, бывают ведь такие ситуации, в которых случается многое. Птенец лапу сломает, воин получит ранение. Да и у остальных могут быть различные проблемы. Тем более, болезни никто не отменял.
Пока Галинор мрачнела и втягивала шею в покрытые перьевой шубкой плечи, медленно сливаясь с ней, к ней уже подбиралась незнакомая состайница, которая вблизи оказалась именно самкой. Яркие красные оттенки в сумме с немалыми размерами выдавали в ней горячую расу. Сейчас она слова привлекла внимание туманной к своей персоне, заставив ту отодвинуть все прочие мысли на задний план. Глаза так и были прикованы к яркой внешности, Галинор даже позавидовала бы такому, но не могла этого сделать. Ведь неприметность иногда может и помочь.
«Наверно, среди огненных такая внешность и не будет считаться яркой», - подумала Шепчущая, осторожно слизав снежинку с кончика носа и проследив за движениями самки. Та явно не видела границ между сушей и водой, поэтому озеро смогло немного запутать ее, прикрывшись тонким слоем пушистого снега. На приветствие и последовавший за ним вопрос Галинор лишь кивнула, обрадованная таким поворотом событий. Как она и надеялась, собеседник сам нашел ее, а ей не пришлось навязываться и лезть к кому-то с, возможно, ненужными вопросами.
- Неплохая, - то ли соглашаясь, то ли опровергая слова потенциальной собеседницы, тихо выдала туманная целительница, чуть ли не шепча. Хорошо хоть, что ветер жалел находящихся на берегу драконов и не завывал, выхватывая слава драконицы и не позволяя им донестись до собеседника. Громко говорить она не любила и полагалась на то, что у ее собеседников будет хороший слух, и они смогут слышать ее слова. Внешне самочка оставалась невозмутимой, хотя внутри ее распирало от интереса. Уже хотелось узнать о состайнице многое. Кто она, откуда? Почему выбрала именно эту стаю и что за шрамы у нее на лице. Хотя... Про шрамы она знать хотела меньше всего. Почему-то ей казалось, что с ними связанно что-то плохое и очень неприятное. Где-то Галинор видела подобное или слышала об этом, но вдаваться в подробности она не любила, ведь целители работают с ранами, а шрамы остаются навсегда.
Решив отогнать ненужные мысли, самка поднялась на лапы и принялась отряхиваться от приставшего к телу снега. Было немного неприятно чувствовать на себе что-то холодное, но вставать с нагретого места она не очень хотела, поэтому опустилась на него вновь, чтобы ветер не успел украсть это тепло. По голосу состайницы было понятно, что та немного замерзла, что навело целительницу на мысль о том, что эта драконица может заболеть как обычной простудой, так и чем-то серьезным. Но это уже дело пятое. Драконы теплых рас никогда не дружили с холодом, а Нора успела заметить, что вода, в которую тогда окунались лапы ее новоиспеченной собеседницы, дымилась. Вариант того, что она заболеет, начинал медленно отпадать. Тем более не так уж здесь и холодно, да и скоро наступит весна. Осталось только немного подождать.

+2

18

Драконица моргнула. Удивлённо и как бы непонимающе. Уж не послышался ли ей тихий голос? Было ли то взаправду или слова напел ей ветер, играющий засохшими стеблями камыша? Она изогнула шею, нависла над крошкой, пользуясь своим высоким ростом - благо, длинные лапы позволяли. Тронутые изморозью чёрные пряди гривы упали на морду, свесились с шеи на бок.
- Фалька, - коротко представилась полосатая, с интересом разглядывая юную состайницу. А посмотреть, в общем-то, было на что. Сколько живёт, а к пернатым драконам никак привыкнуть не могла. Зрелище на самом деле, не такое уж и редкое, но привычка всех судить по Пламенным землям - осталась. А там перья и шерсть - гость редкий и, как правило, залётный. Горят быстро. То ли дело - чешуя. 
Меченая добродушно усмехнулась, мотнув головой. Логика вырисовывалась простая. Ответа, конечно, на вопрос помешает она или нет своим присутствием, не последовало. Что можно было расценивать как ответ положительно-утвердительный. Ведь, как известно, молчание - тоже знак согласия. Ну, а коли "объект" не против компании, то почему бы и не поговорить? Благо, было о чём. Вот только юная драконица казалась тихой и молчаливой - то ли от природы такая, по характеру, то ли просто стеснялась. Про нежелание вести беседу Фалька не думала - это, пожалуй, было бы уже заметно. А как разговорить скромное дитя? Спросите сказителя - у него всегда найдётся парочка советов и приёмов.
- А как тебя я могу называть? - побольше задавать вопросов и вести себя открыто. Расположить к себе собеседника, чтобы тот начал раскрываться. И говорить, говорить, говорить.
Неожиданно тень, накрывшая малышку, исчезла, и вот уже алая сидела прямо перед ней, улыбаясь беззаботно и дружелюбно - одними губами. Никаких обнажённых клыков. И чёрная ладошка, протянутая для лапожатия. - Будем знакомы. Ты давно здесь сидишь? Небось, замёрзла? - задумчивый наклон головы на бок и заботливый взгляд бледно-антрацитовых глаз. - Я могу раздобыть немного огня. Ветки, конечно, все влажные - сухие вряд ли найдём, но что-нибудь обмозговать можно. - Фалька заозиралась, пытаясь взглядом выцепить хоть что-нибудь, что сгодилось бы для разведения костра. Что-нибудь, что горело, а не тлело в такую-то погоду. - Ты... одна? В смысле кого-то ждёшь? Можем подождать вместе, чтобы не было так скучно. Да и одной ходить сейчас не лучшее время. Территории ещё плохо изучены, кто знает, какие бабайки тут водятся. Ну, знаешь... - драконица небрежно тряхнула головой. - Хищники там. Или ещё какие напасти. Мы не можем видеть, что скрывает под собой толща воды и льда на этом озере, но это совсем не означает, что оно не видит нас, - Фалька тихонько рассмеялась, прикрывая лапой. - Я не хочу тебя пугать, малышка, но в следующий раз бери с собой в походы кого-нибудь ещё.

+3

19

«Фалька, - мысленно повторила за состайницей Галинор, словно пробуя это имя на вкус, проверяя его звучание хотя бы у себя в голове и уже ища ему какие-то ассоциации, чтобы было проще запомнить. - Будто уголёк какой-то», - улыбнувшись своим мыслям, она посмотрела на огненную состайницу, изучая ту вблизи, улавливая нужные для себя детали, чтобы и внешне можно было запомнить ее. На самом деле драконица действительно напоминала ей уголек, который только что вытащили из огня и, не дав ему остыть, отправили обратно в огонь, оставив на нем лишь черные полосы. Продолжая улыбаться без боязни того, что Фалька сможет увидеть эту веселость, туманная целительница продолжала скользить взглядом по состайнице, подмечая все новые и новые детали, но стоило ей только возвращаться к этим странным шрамам, то все увиденные детали вылетали из головы, и приходилось начинать все заново, что могло бы показаться немного неприличным, но она считала это каким-то своим долгом, да и подолгу рассматривать заинтересовавших ее драконов уже вошло у Галинор в привычку.
- Я Галинор, - все так же тихо ответила самка, просто придвинулась к собеседнице ближе, чтобы та слышала хоть что-то. Казалось, что повысить голос она не сможет, да и желания такого не было, поэтому приходилось говорить так, как было привычно.
Снова обратив свой взор на Фальку, туманная поняла, что та также похожа на большого и красного тигра, который подобно утесу нависает над ней, не то защищая от какого-то невидимого врага, не то готовясь съесть ее вместе со всеми перьями. Но где-то в глубине души Шепчущая знала, что огненная состайница не причинит ей вреда, поэтому второй вариант мигом отпадал, оставляя перед ней милого огромного тигренка, который нашел себе интересного собеседника.
- Около получаса, - тихо ответила на новый вопрос самка, снова слизав со своего носа прохладную снежинку и спрятав язык в невидимом разрезе рта. - Я здесь одна, только вот ждать пока некого, - уклончиво ответила туманная, стряхнув снег с крыльев и снова прижав их к себе, как какую-то теплую и дорогую вещь. После слов состайницы о всяких бабайках и прочем, Нора недоверчиво покосилась на озеро, которое сейчас казалось умиротворенным и слишком белым на фоне посеревшего снега. Он таял, но не так быстро, чтобы оставалась слякоть или грязь, наоборот он превращался в однородную массу, которая потом замерзнет и превратится в лед. И уж тогда целительница и носа сюда не сунет. Лед льдом, но только на воде, а не на суше.
- Неизученные территории - лишние болячки для драконов, обитающих здесь, - казалось, что целитель должен радоваться тому, что кто-то калечится, принося ему больше работы и, соответственно, признания. Но Галинор считала по-другому, как и многие ее коллеги. Лишь бы все пациенты были живы и реже приходили с какими-то проблемами. Особенно она боялась детенышей. Особенно после своего детства, когда доставляла немало хлопот даже своим бывшим состайникам, держа их в страхе своим слабым здоровьем. Сейчас же самка даже не боялась лежать на снегу или бегать. Прикрыв глаза, туманная постаралась избавиться от плохих мыслей и представить у себя в голове образ своей новой знакомой, которая казалась чем-то теплым, а не обжигающим. Она уголек, который не может тебя обжечь, причинить боль, она красивое чудо природы, к которому можно прикоснуться. Это дракона поняла тогда, когда пожала лапу Фальки.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Гелиса » Озеро Ирей