//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Океан » Арденхельм


Арденхельм

Сообщений 51 страница 61 из 61

1

http://sa.uploads.ru/3g7eY.png

Под водами Северного моря, в месте схождения двух подводных расселин, некогда возникло естественное образование – просторная камера, изолированная от воздействия подводных течений и сокрытая от любопытных взглядов. Это тихое и безмятежное место спустя множество лет своего одинокого существования стало домом для обескровленных после сражения за Элтен драконов Водной стаи. Здесь они возвели собственный город, используя доступные ресурсы морских пучин, руководствуясь древними конструкциями на Руинах в качестве прототипа для своих зданий. Таким образом, и возник Арденхельм – Сумеречная Обитель, любовно называемая драконами стаи Городом Звезд благодаря магическим светильникам, усеивающим все вокруг. Глубина, надежное расположение, скрывающее подводное царство от других представителей драконьего племени, а так же большое количество пищи играет на пользу Водных драконов и даже после того, как Элтен вновь стал пригоден для жизни. Часть стаи осталась в Арденхельме, поддерживая его порядки, воспроизводя исследования и добывая продовольственные продукты, часть которых переправляется на озеро.

+1

51

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Регент наблюдал. Не отрывая взгляда, напряженно. Этот взгляд был настолько навязчив и бдителен, что отворачивайся, не отворачивайся, но все равно почувствуешь, как две пары глаз разбирают тебя по чешуйкам, затем собирают обратно и снова разбирают. И Рэми нарочно оттягивала момент встречи взглядов, пыталась сбить напряжение сконцентрировав советника на другом, увлеченно и долго разглядывая пейзажи. До светового фиала… Все равно, обернувшись она наткнулась на них: две морды – четыре глаза. Большущих таких.
Самка не знала, сколько пробыла без чувств, но что-то ей подсказывало, что эти глаза бдели с того самого момента, как она попала в лазарет. Или это было лишь иллюзией? В коротких бредовых просветлениях она теперь припоминала и советника. Вот это самое напряженное выражение морды, похоже, появилось здесь не относительно недавно и очевидно она сама была тому причиной. На это намекал и суховатый ответ. Не хватало лишь сторожевого ящера у входа и кандалов, чтобы окончательно утвердиться в своей ключевой роли в пока еще туманной ситуации. 
Зная себя Соната, конечно, не удивлялась, могла лишь молчаливо посочувствовать целителям и регенту, которые наверняка помимо всего прочего узнали много любопытных фактов о себе и своем окружении. В особенно красочной форме. И спасибо Ора Андарэми этого не помнила. Все конфузы можно было списать на «я была не в себе» и никто ничего не докажет.
- Ну что вы, я лишь гадаю, где пролегает грань, разделяющая именитого военачальника и стратега с добродетельным заботливым самцом, - лукавила, конечно. Можно ли было прикрываться гаданием, когда в твоем распоряжении довольно обширное досье о делах и связях, родне, личной жизни? Не то, чтобы Рэми нарочно углублялась в изучение конкретной личности или имела какие-нибудь виды… Просто регент был интересен и был загадочен, а еще он не слыл известным сторонником шпионской деятельности, никогда не знаешь, в какой момент придется к месту компромат.
- Вероятно она где-то там, - самка царапнула когтем воздух, рисуя в нем своеобразную черту между двумя головами. Это небольшое дополнение пришло к ней спонтанно и было совершенно необязательно, но как же удачно укладывался этот тонкий юмор в рамки сложившихся обстоятельств.
- Полагаю о здравии ума судить не мне, оставлю это право за вами, - водная лукаво усмехнулась, склонив голову на бок.
Наконец собеседник расслабился. Легкая насмешка в голосе и ироничность слов вызывали интерес к этой небольшой словесной битве, желание продолжить, чтобы посмотреть, что будет. Да, самка знала о регенте достаточно, но самого регента в сущности - не знала. Его поведение сейчас и в принципе было для нее сюрпризом и хоть она упорно продолжала делать вид, что знает все, некоторые аспекты жизни Двуглавого вдруг стали для Меченой вопросами первостепенной важности. Держать в себе столь необъятное любопытство было просто опасно для здоровья, право же!
- Но, если вы надеетесь, что я в скорости покину холостяцкую берлогу, должна огорчить – доктор рекомендовал строгий постельный режим, - самка с большим трудом затолкала восторженный взгляд куда поглубже в тот момент, когда Нуортариот проник через занавес. Это же реально… Две. Две реальные головы. Очешуеть... Захотелось потрогать. И как на зло самец устроился непростительно близко. Не то, чтобы это или изучающий взгляд смущали самку, но делать безразличный вид стало вдвое сложнее. Он-то не знал, что ей известно куда меньше, чем могло показаться.
- И раз уж я здесь, - шпионка подняла довольный взгляд на Двуглавого, прикрыв ненадолго глаза. – Вы в ближайшее время от меня не отделаетесь.
Всклоченная челка нехарактерного цвета упала на глаза, заставив сощуриться. Соната опустила голову, привычным движением закидывая более короткие пряди назад – за рога. И в этот момент ее посетила мысль: а почему, собственно, нет? Кажется, теперь остаться без ответов значило бы мучать себя до конца жизни. Ради этого, наверное, стоило поступиться принципами и отложить маски на время. Андарэми взглянула на дракона снизу-вверх, какое-то время колеблясь, но затем гордость и предубеждения рухнули:
- Я сдаюсь… Можно вопрос?.. Несколько вопросов? – меченая усмехнулась с легким оттенком неловкости.

+2

52

Нуор и бровью не повёл (ни одной из!) на колкости Андарэми, которые, кстати, косвенно отвечали на заданный им вопрос и скорее радовали, чем огорчали. Только и подумал про себя регент в итоге, что той стоило родиться не драконом, а какой-нибудь там.. Розой. Шиповником. "Кактусом!" Ох, Нуор понадеялся, что шпионка сейчас не читает его мысли. Он не подразумевал ничего такого плохого, право. Регент вообще считал кактусы весьма и весьма прелестными растениями, у него один даже был. Был. И умер, ибо щедрый и чересчур заботившийся о необычном питомце советник его попросту залил. Вынос сгнившего бедняги превратился в целое эвакуационное мероприятие тогда... Но, в общем-то, речь о другом. Сравнивая Рэм с кактусом, Нуор действительно подразумевал в мыслях лишь длину и остроту "колючек", которыми обросла шпионка. Больно, непривычно, а так... Так-то она вполне ничего. Странная, но красивая.
"Кажется, нам нужно чаще бывать на воздухе и общаться с противоположным полом. А то тебе так и отчёт Дьяволу покажется красивым и вполне себе пригодным для утех," - регент едва уловимо качнулся взад-вперёд, явно несколько обескураженный ходом своих мыслей. Собственные "Я" как-то резко взбунтовались и дали начало какой-то абсурдной, нелепой цепочке размышлений! Караул! Впечатлённый и возмущённый регент даже не сообразил, что умудрился попутно с тем выдать Рэми в ответ:
- А доктор не рекомендовал строгий бессловесный режим?..
Ох. Прозвучало наверняка едко и грубо, да? Нуортариоту было несколько поднаплевать, честны будем, на то, что подумает шпионка, ему собственные мысли и состояние не давали покоя. Точнее то, как всё это сейчас мешалось в отвратительную глупую кучу, будто он впервые за долгие сотни лет вёл с кем-то беседу. Какой позор!.. Регент прикрыл глаза, оставаясь в таком состоянии несколько секунд. Извиняться он, конечно, не будет. Взрослые драконы, и так поймут... "Что кое-кто слишком гордый."
- И не собирался, - добавил Нуор, всё же глаза открывая. Куда он от неё денется, ну право? Сам же себе на шеи и усадил да подоткнул под лапки мягкие шкуры, чтобы удобнее сиделось... Как там? Мы в ответе за тех, кого приручили! Вот тебе, Нуортариот, расплачивайся. Регент честно ждал худшего, с как можно более отстранённым видом наблюдая за тем, как самка поправляет гриву. "Красиво." И уж как не советнику знать, насколько может быть обманчиво. Подозревать всех и во всём не слишком хорошо, но тем и спасается Двуглавый, тем и живёт. Таким образом, собственно, и празднует лета уже из своего четырёхтысячелетия. Но...
Но тут следующий шаг Андарэми заставил Нуора удивиться неподдельно, он даже головы набок склонил. В разные стороны. Правую - вправо, а левую, значит, влево. Он, регент, тут теряется, весь сам себя ругает, а ей, выходит, тоже как-то не по себе? Чудеса! Дурость! Шутовство! "Два идиота," - со смешком подумал Двуглавый. Это также обескураживало, но неожиданно и придавало какой-то приятный оттенок всей ситуации. У Нуортариота даже нашлись силы мягко улыбнуться, не снисходительно, не успокаивающе, а просто, так, как улыбаются тем, кого рады видеть.
- Не на все я смогу ответить, - задумчиво предупредил он, придвигаясь ещё ближе. Взгляд синего скользнул по уютному гнезду из шкур, а в нём мелькнуло на секунду выражение, явно свидетельствующее о желании в это прекрасное ложе тоже забраться. Но... Он джентльмен, он не будет.
А ещё, если Рэми вдруг решит податься вперёд, вытягиваясь посильнее, на всю возможность своего тела, то точно упрётся ему носом в колено. Это сильно-сильно рассмешит регента, так что он решил всё же лечь, заодно и находиться они будут примерно на одном уровне, а не Нуор будет грозно возвышаться над самкой. Вот так. На бок, извернув шеи к собеседнице, подтянув задние лапы и хвост к животу, а сверху прикрывшись свободным левым крылом. Теперь шпионка упрётся, если что, в его перепонку.
- Хм. Компенсировать пока могу... Так, - на два совершенно одинаковых голоса неожиданно вставил реплику советник, поднимая переднюю лапу и начиная очерчивать вокруг себя немного неровную линию полукруга - от одного плеча до другого, насколько позволяла поза. И так выходило, что и Рэми в сей незримый круг теперь попадала.
- Вот она, грань.

Отредактировано Нуортариот (23 Дек 2017 22:45:11)

+5

53

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]- А доктор не рекомендовал строгий бессловесный режим?.. – как грубо советник, право. Самка неопределенно качнула головой в сторону, не то задумчиво, как будто уязвленно. Выражение ее морды при этом практически не изменилось. А те малые перемены, которые в нем произошли охарактеризовать было бы трудно даже самому искусному дознавателю.
- Я непременно уточню его предписания позже, - отстраненно добавила она, спустя минуту, не изменяя своему надменному тону и слабой ухмылке. Регент сам взвалил ее себе на шею, добровольно сделал своей проблемой, так что сетовать на неудобства было поздно. Или же он полагал, что своенравная самка, сумевшая в короткие сроки поставить весь лазарет и целителей стаи на уши в его обители будет вести себя как прилежный птенец? Разгром конечно не устроит, но затыкать даму как минимум неэтично и как максимум бесполезно. Особенно если эта дама твой гость, особенно если речь идет о каком-никаком уважении.
- Либо извлеку их из нашей беседы, я внимательная девочка, - вдогонку добавила водная, надменно изогнув бровь. Не то, чтобы тонкий намек, но все-таки он. Так или иначе о дальнейшем распорядке действий можно было судить, лишь разузнав о планах хозяина логова и отметив границы его гостеприимства.
Шпионка была одиночкой по укладу жизни, во многом из-за прошлого, профессии и по складу характера, все это не позволяло ей расслабиться в чужом присутствии и получить от ситуации какое-либо удовольствие кроме профессионального. Спокойно она чувствовала себя лишь в маленьком тесном мирке, где не было места никому кроме нее самой. Где вокруг клубился уютный полумрак, привычный для темных глаз и журчала вода, под песни которой можно забыться. А вот компания, даже самая теплая, лишала извечно напряженный разум покоя, вынуждая следить за каждым жестом, каждым словом, искать во всем подтекст и скрытый смысл. Даже вне работы и когда хотелось воспринимать драконов обычно. Только нежелание доставлять дополнительные неудобства, а также интерес и определенная неловкость за уже предоставленные, все еще держали ее здесь в компании первого неприятеля шпионских дел.
Вопрос удивил собеседника. Не мудрено, наверное, это почти закономерная реакция в тех случаях, когда не можешь на первый взгляд оценить все возможности своего оппонента. А с репутацией ТЭР и многих ее личностей, Нуор вполне мог посчитать что о нем самке известно все и чуточку больше. Жаль было развеивать такую иллюзию, в какой-то момент Соната даже огорчилась, но ее любопытство в некоторых непросвещенных вопросах превосходило любую конспирацию.
Попытка регента принять более удобную позицию, между тем вызвала ответную реакцию. А может просто так совпало, но Андарэми никак не могла лечь, чтобы не стягивало рану на боку и одновременно не так затекало все остальное. Благо, шкуры как-то красили эту ситуацию и значительно облегчали бремя жертвы обстоятельств. Самка раскинула крылья в стороны и слегка приподняла тело, полностью отдаваясь этому процессу, который на злобу дня отнимал до-смешного много сил. А помимо контроля тела, приходилось следить еще и за собой, чтобы все выглядело как можно более прилично, нечего перед регентом корчиться, леди мы или где.
Темная расположила тело прямо, чинно подобрав лапы и подтягивая следом крылья, оставленные, тем не менее на полу, а то, которое было с травмированной стороны и вовсе – подальше от бока. Голова от смены положения несильно кружилось, несколько замедляя мыслительный процесс, но кажется кровообращению это было на пользу. Сперва ответ собеседника был не шибко уверенный, Рэми успела подумать, что зазря сдала свое неведение, но последующий жест, кажется, обозначал зеленый свет.
- Так… Вам удается умело выдавать свою… единоличность. Это сложная задачка для двух… обособленных драконов – играть одну и ту же роль, чтобы не вызвать ни у кого подозрения. Все дело в сходстве характеров, ментальной связи или в миру всегда представляется только один из вас? – самка испытывала некоторую неловкость в определениях, боясь обидеть собеседника неприятной формулировкой. Примерный ответ на первый вопрос она уже имела в виду, но задала его дабы прощупать почву: насколько собеседник нацелен на откровенность.
- Как две головы управляются с одним телом? Вы действуете не синхронно, - самка провела когтем по воздуху: сначала в одну, затем в другую сторону, намекая на то, как разделились головы в одном и том же жесте удивления. – Значит справедливо предположить, что не все ваши порывы сходятся. Как вы приходите к компромиссу если один, скажем, хочет поднять лапу, а второй нет? И как эти компромиссы достигаются достаточно быстро, чтобы не привлечь внимания?
Когда самка узнала об особенности советника, она наблюдала за ним пристально. Не навязчиво, чтобы привлечь внимание, но по случаю всегда очень внимательно, чтобы отследить этот момент. И либо она всякий раз на заминках моргала, либо здесь крылась иная разгадка. 
- Что насчет имени? Оно одно, а вас двое, - самка сощурилась. – Два разумных существа, пусть в одном теле, наверняка имеют каждый собственное? – Вопросов, на самом деле, было гораздо-гораздо больше, но меченая решила ограничиться малым для первого раза, чтобы понаблюдать эмоции в каждом ответе.
- И можете не переживать, эта информация только для меня. Если вы верите честному слову шпиона, - Рэм положила ладонь на грудь, а затем повернула ее к собеседнику в своеобразном жесте-клятве, известном в некоторых кругах.

+5

54

Нуор без должного внимания оставил намёки шпионки. Хотя куда вернее будет сказать, что не проявил никак внешне его, лишь только внутри добавил очередную установку. О, мастерство создания этаких ментальных заметок, ведения тщательных "записей" где-то в сознании и даже в подсознании Нуортариоту было знакомо. Он не был, пожалуй, лучшим в этом деле, но явно одним из тех, кто был к этой планке близок. Должность и сама его природа к тому располагали... Если вовсе не вынуждали.
На телодвижения самки советнику тоже не хотелось как-то реагировать особенно. Даже если бы в процессе всего этого она выкрутилась самым жутким образом, открывая взору дракона нелепые или даже отвратительные подробности (а они могли быть в наличии), Двуглавый бы и бровью не повёл, выражая собой максимальную учтивость и стойкость по отношению к чужим бедам. Однако Андарэми явно расстаралась, чтобы мордою не ударить в грязь, так что Нуор позволил себе лёгкую, ни к чему не обязывающую, но определённо не насмешливую улыбку. Совсем чуть-чуть - её вполне можно было и пропустить; однако достаточно искреннюю. С такой обычно учитель наблюдает за успехами ученика... Или родитель - за своим птенцом... Хотя, разумеется, ничто из этого не подразумевалось ни на секунду регентом, прилежно молчащем о всей ситуации в целом.
Итак...
Вопросы. Много, через тучу аккуратных, словно обвитых страховочными жгутами слов. Нуор вновь выгнул головы в разные стороны, пристально наблюдая за шпионкой. Одновременно её рассуждения и то рвение, с каким она старалась не допустить ошибки в них, не задеть его... чувства, наверное, были лишними - Двуглавый не шибко любил всё это вербальное размусоливание, - и вместе с тем ему явно это было приятно и без этого всё могло пойти совсем иначе. Кто-то заботится о такой мелочи... Мог бы регент, так непременно бы расчувствовался. Он же пристально продолжал наблюдения, не перебивая, ожидая того момента, когда иссякнет этот источник вопросов и мыслей.
"Это даже мило... Кажется, её это достаточно сильно волнует? Неприятно ей, наверное, сознавать, что не всё ей известно, и что приходится вываливать это всё столь открыто. Прямо перед тем, к кому и есть столько вопросов," - Нуор размышлял практически без какой-либо эмоциональной окраски, стараясь отметить всё, что происходит с его собеседницей. Выводы были зыбкими, но даже и не будь они такими, он бы не испытывал какой-либо гордости, равно как и злорадства по отношению к Рэми. Простая констатация, не более.
И вот... Оно! Главное! Нуор не сразу включился после этого заявления. Несколько непостижимо и непозволительно долгих секунд регент смотрел одной парой глаз на эту ладонь, к нему обращённую, взгляд второй пары медленно перетекал с неё обратно к лику Андарэми. А затем... Советник тихо рассмеялся, будто сказана ему была сейчас первой свежести шутка. И так продолжалось ещё какое-то время, регент не мог успокоиться сразу. Он всё выдавливал и выдавливал из себя смешки, и выглядело это так, будто он отчаянно пытается этого не делать, но подлые звуки сами льются из его пастей...
Однако, глаза... О, глаза его, теперь уже все, упорно цеплялись за эту ладонь, вновь и вновь следуя по тому пути, который эта миниатюрная ладошка преодолела от груди. Взор регента был каким-то хищным, жадным и ненасытным, глядишь, ещё чуть-чуть - и советник отсмеётся, а потом как вцепится зубищами в эту лапу...
Безусловно, Нуортариот знал, что сей жест означает. Он даже видел его когда-то давно, мельком, ибо не была эта клятва предназначена ему. И знал, что для истинного шпиона, служителя своей стаи, преступить данное обещание будет подобно смерти, если не физической, то моральной. И в советнике боролись противоречивые чувства, которые и раздирали сейчас горла его уже хрипловатым смехом. Двуглавому тяжело было довериться и вообще поверить, что ему дают подобную клятву, с другой стороны же сидело шаткое убеждение в том, что эта шпионка не позволит себе её, клятву, просто сломить, бросить своё обещание в воду и дать ему распасться на обычные, ничего не значащие слова.
- Прошу... прощения, - наконец выдал Нуор, прикрывая глаза и делая двойной выдох. Он немного зажмурился перед тем, как снова взглянуть на Рэми, а затем кивнул, твёрдо и спокойно. Пора приступить к ответам.
- Обособленность условна, так же как и единоличность, - начала правая голова, - всё дело во всём сразу. Мы едины, мы сходны, мы связаны, однако на виду у многих лишь один, ибо так удобнее обоим...
- Вернее будет сказать - мне. В большей степени, - встряла вдруг левая.
- ... и это, - вздохнув и закатив глаза к потолку, продолжили справа, - тяжело... объяснить. Мы разные, совсем чуть-чуть, но та связь, которая была нам дана и которую мы развили, куда прочнее и совершеннее любых семейных или даже любовных уз. И она позволяет нам быть одним существом тогда, когда это требуется.
Регент задумчиво пожевал языки, пытаясь определить, достаточно ли ясно он выразился. Ему не хотелось так сразу вываливать всю подноготную, все секреты, что он так бережно хранил, но при этом ему необходимо было ответить, не уходя в пространные и туманные рассуждения. Получалось пока... Кое-как. Очень похоже на то, как в самом начале своей жизни Нуор пытался совладать с самим... самими собой. Столь же нескладно, столь же неаккуратно и размыто. Надо постараться.
- Продолжая... Эта связь... - вновь взяла слово правая голова.
- Она стала столь прочной и... Мгм, - подхватила левая.
- Быстрой!
- Что желания обоих вполне удачно...
- Сочетаются в одном теле. Годы тренировок... И поразительное сходство нас самих приводят к тому...
- Что мы вполне можем быть в достаточной степени синхронны без какой-либо разности порывов.
Головы не только успешно вели разговор, дополняя фразы друг друга, но и совершенно спокойно говорили в последний момент в унисон, не прилагая к тому никаких видимых усилий.
- А ещё мы практически всё время желаем одного и того же, - с тихим смешком добавила левая сторона регента.
- А если всё-таки не желаем, то успеваем быстро поругаться и быстро найти решение. К чему, во славу звёзд, приходится редко прибегать.
В этот момент Нуортариот позволил себе и Андарэми немного перевести дух. Себе - чтобы собраться с мыслями к очередному ответу, всё ещё стараясь сделать каждый оставшийся прозрачнее и яснее; ей - чтобы успешно усвоить озвученное, насколько вообще при таких формулировках возможен успех. Советник поджал губы, явно выражая своё неудовольствие от собственной оплошности, но пояснять своё состояние не стал. Ему и так тяжело было делиться сокровенным. Поэтому регент позволил себе ещё несколько сладких секунд молчания и лишь после, чувствуя, что пауза затягивается, продолжил.
- Сами себя мы никак не называем. Не было необходимости как-то, - в задумчивости ответила правая голова. Правую шею почесала левая лапа.
- Однако имя теперешнее - симбиоз двух с лёгкой отсебятиной, - внезапно фыркнув от того, что что-то попало в нос, добавила левая. Лапа тут же потянулась утереть морду, а правая голова снова чуть-чуть улыбнулась. Застенчиво-снисходительно так, мол, леди, простите этого идиота,он всё ещё в свои четыре тысячи не знаком с манерами. Левая снова фыркнула, но уже в ответ на действия правой. Похоже, регенту и самому нравилось переставать проявлять единообразие во всём.
Советник хотел было продолжить, открыв всё же тайну двух имён, но затем передумал. Негоже сразу всё вываливать, да и истинное своё происхождение Нуортариот предпочёл скрыть, пока не припрут уже к стенке. Многовато будет для первого тесного знакомства. Наверное.

+3

55

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Смешки регента вызвали праведное недоумение, отразившееся в какой-то степени даже на морде самки. Она не ожидала подобной реакции на вполне привычный для шпиона жест, очень многозначительный, имеющий предысторию и собственный тайный смысл, но все-таки весьма закономерный. Возможно объяснение подобной реакции крылось именно в «шпионской» предыстории или том, что это был второй в истории стаи случай, когда шпион давал подобную клятву кому-то из верхов стаи. Никак иначе самка не могла объяснить странную и подчас чудаковатую эмоцию двуглавого советника, однако вместе с тем не убрала ладонь до тех пор, пока тот не пришел в себя.
Эта клятва действительно многое значила. С тех самых пор, как Сигардан Многоликий принес ее Главе стаи на расцвете дела ТЭР и всей шпионской деятельности, агенты неоднократно с трепетом и почтением возносили дань тому событию давая собственные клятвы другим членам штаба и даже за его пределами – информаторам и связным. Она была символом, тайным знамением, она выражала глубину порывов и серьезность намерений для шпиона, потому что он буквально открывал свое сердце собеседнику в обмен на его доверие. Лестно было знать, что жест не забыт и там, где его давным-давно не наблюдали воочию, но где он некогда был рожден. И немного… странно? Впрочем, это уже вопрос не к верхушке, а конкретному ее представителю.
- Прошу... прощения, - Рэми покачнула головой, дескать «не стоит», но вряд ли это движение было замечено Нуором, ибо в тот самый момент он прикрыл глаза, должно быть, собираясь с мыслями.
Самка терпеливо ждала. В ее положении торопиться было некуда, так что меченая отдалась мерному течению мыслей, слегка расшевеленных неловким любопытством. Но пауза оказалась недолгой и очень скоро внимание водной потребовалось в двойном объеме. С непривычки она то и дело переводила взгляд на говорящую голову, от чего, могла выглядеть растерянно, даже не собранно, хотя на морде утвердилось выражение крайне внимательное и вдумчивое.
Воспринимать информацию подобным образом было сложно и неудобно, несмотря на то, что головы регента продолжали предложения друг за другом, Рэми никак не могла отделаться от чувства общения с двумя отдельными личностями и порой теряла нить. Ненадолго, но попытки сопоставить детали, пока ответы лились рекой, стремительно крали силы, занимая их куда больше, чем при решении ребуса. Сонате не хотелось что-нибудь упустить по неосторожности, с одной стороны потому что это непрофессионально, а с другой, вероятно, от того что Регент ее неподдельно заинтересовал. Располагая его секретом продолжительное время, она и предположить не могла, что, оставшись с таковым лицом к лицу, окажется столь неподготовлена. Во многом из-за того, что реальность яснее любых слухов давала понять, как мало второе имеет общего с первым. И то, что на первый взгляд кажется просто на самом деле в тысячу раз разнообразней и в сотню сложнее. Советник был тому неопровержимым доказательством.
Передышка пришлась очень кстати. Рэми позволила глазам отдохнуть, уткнув загадочно пустынный взгляд куда-то в стену за регентом. Всякое можно было подумать: что самка напугана, сведена с толку или разочарована, но найти подтверждение в выражении морды, оказалось, невозможно. Полное отсутствие эмоций порой ярче чувств говорило о их наличии, а если вернее - о желании спрятать и не выставлять напоказ, пока суть происходящего не прояснится.
Шпионка не могла прояснить. Упорно пыталась, но с ощутимым трудом умещала в своей голове все услышанное за сегодня. Почему? Рэми не понаслышке знала, каково быть исключительным существом, что реальность преподносит сюрпризы куда чаще, чем это замечает большинство и на самом деле "уникальные" случаи не так уникальны. В своей исключительности да, но, если собрать всех "особенных", глядишь, окажется, что перевес далеко не на стороне «нормальности».
Один большой цирк уродов, в который самка была вхожа, где каждый уродлив по-своему и отличается чем-то своим. Явно или за рамками очевидного эти уродства показывают себя и пока первые прут против мира, пытаясь отвоевать свое место под Шагри, вторые борются сами с собой в тщетной попытке не сойти с ума. Так что, быть может меченая вплотную подошла к ответу, почему ее так заинтересовал двуглавый регент. Потому что она видела в нем такое же существо, непривычное для мира, и вынужденное приспосабливаться к условиям где все другие чувствуют себя комфортно. Родственная душа… души? Возможно рано говорить о чем-то столь броском, но в какой-то степени самке стало спокойней: она сумела разобраться в себе. И вновь перевела взгляд на Нуора, теперь уже куда более живой, глядящий слегка исподлобья, но мягко.
- Должно быть начало было весьма трудоёмким, - резюмировала услышанное самка. Ее первые шаги в новую жизнь тоже дались не просто, но в отличие от Регента, который разобрался в себе и тактично действовал, не взирая на рамки, шпионка продолжала эту борьбу каждый день питая горькую ненависть к себе и миру. Хотелось спросить: «как с этим справиться?» и «что для этого сделать?». Но вопросы были слишком личными, настолько, что вряд ли когда-либо прозвучат в чьем бы то ни было присутствии.
Самка задумчиво смотрела на правую голову регента, машинально перебирая пальцами ворс шкур. Поток мыслей ушел в то русло, которого она старательно избегала – ее сущности, ее бытия. Эта тема была достаточно болезненной и стоило, пожалуй, отвлечься.
- Вы же понимаете, что я вас не оставлю в покое, пока не узнаю имена? – она устало улыбнулась, хитро сощурив глаза.

+2

56

Выдох. Вдох. По два за раз. Выдох-выдох. Вдох-вдох. Выдох-выдох. Регент дышал медленнее и глубже, но не настолько это было отлично от предыдущего его состояния, чтобы Андарэми могла заметить. Наверное. Эти двое с половиной явно играли в какую-то странную игру, совершенно отделённую от расспросов и дачи ответов. Они постоянно что-то прятали друг от друга, даже не всегда осознавая это и даже порой не имея таких намерений. Занятно.
Нуортариот шлёпнул легонько хвостом по полу будто невзначай. Головы одновременно поджали губы, сделавшись на мгновение строгими и какими-то неуловимо холодными. Выражение быстро ушло, но тень его словно отпечаталась как-то на регенте, оставив за собой этот самый холодок.
Советник понял, что устал. Хотя вернее будет сказать, что не успел достаточно отдохнуть. Обычно он не болтает много даже с друзьями за вечерней плошкой простенького чая. Многословность регент оставляет для всяких собраний, советов и прочих деловых встреч, а в личном кругу предпочитает роль слушателя. И то - в личном. Тут же...
Нуор впервые за долгое время испытал некую фоновую неловкость. Головы прошила внезапная мысль: "Почему я-мы вообще так откровенны?". Советник стушевался, прокручивая в сознаниях раз за разом всю сцену. Раненую самку, её трудно уловимые эмоции, её жест... А ведь она до последнего держала лапу у груди, стараясь то ли уверить регента в своей честности, то ли пребывая в шоке от его маленькой истерики. Правая голова едва заметно улыбнулась, левая же слегка-слегка нахмурилась, а затем эмоции отобразились на мордах зеркально, наоборот, и быстро исчезли.
А затем регент вспомнил, что когда-то попались ему под лапы целительско-разумниковские заметки о шпионке, в которых разобраться без пяти стаканов кактусовой настойки было нельзя. Да и то Нуо сомневался, что и тогда бы что-то понял. От смерти от крайне степени любопытства его спасла чистая случайность. Тогда ещё Старший Воин Нуортариот сумел отыскать одного из магов, работавших с ней, а тот уж и сумел приоткрыть завесу тайны, разъяснив едва ли не все неясные моменты. Как так? А кто бы устоял перед напором Нуора? Уже тогда нынешний советник владел невероятной способностью к убеждению и выуживанию информации... Различными способами.
Андарэми тоже оказалась необычной и негативно особенной. Может, её бы приняли, конечно. Как и Нуора - когда-нибудь. Но он не раскрывал своего секрета, то же старалась делать и она. С такой подоплёкой Двуглавый мог подсознательно и раскрыться сильнее обычного.
"Интересно... Она знает, что мы знаем?" Нуортариот внимательно наблюдал за шпионкой. Он вообще стремился к тому, чтобы даже будучи занятым собственными речами, не упускать изменения в её состоянии. Всё-таки она пострадавшая от каких-то бед, а он - так, по мелочи и в большей степени от всяких дурных бумаг, с какими приходится возиться во имя стаи.
- Начало... Начало... - слева.
- Бывало таким, что могло не получить продолжения, - справа.
Нуор пожал плечами, будто говорил не о возможности попросту не дожить до текущих дней, а букашке в своём завтраке. Он не желал рассказывать о всех деталях своего детства, которые прямо проистекали из необычайного его происхождения. "Происхождения из магической колбы, ага," - с лёгким раздражением подумал Нуор. А затем сосредоточил максимум своего внимания на шпионке.
В самке чувствовалась схожая усталость, что для себя регент объяснил текущими особенностями её самочувствия. Но было ещё что-то, чего советник пока не мог пояснить, ибо не считал, что мысли их могут каким-то чудом совпасть. Это чудесатое "нечто" немного взбудоражило Двуглавого, заставив ответить на её взгляд исподлобья едва ли не хищным своим. Нуор пытался докопаться до сути её размышлений самостоятельно, но пока что терпел поражение. И, дабы не выламывать собственный разум, в конце концов удовлетворился объяснением всего этого усталостью самки. На время.
- Хм. Если бы я хоть на каплю сомневался в этом, - поучительным тоном отозвалась правая голова на вопрос, - я бы был самым большим дураком на всём свете.
Двуглавый улыбнулся снова, упокаивая этим делом собственный смешок. Прежний азарт в душе поднял голову, подал голос, заставляя и Нуортариот реагировать так же. Сдаваться просто так на милость самки и потчевать её ответами без всякой "платы" регент не собирался.
- Но у меня есть условие, - левая голова приблизилась к самке на непозволительно близкое расстояние - между ними остался всего лишь метр, что, казалось Нуо, было очень-очень малой величиной, - откровенно и очень хитро глядя ей прямо в глаза.
- Это будет не сегодня.
Да. Нуор позволит себе вот так просто бросить самку умирать от любопытства, если, конечно, ей столь важен и интересен его ответ.
Левая голова убралась обратно на положенное ей место, но глаз не прятала. Правая присоединилась, оглядывая самку целиком. Обе снова поджали губы, явно чем-то недовольные. Чем - догадаться несложно.
- Тебе нужен покой... - тихо проговорили они в унисон. И это не звучало как вопрос, как совет или пожелание. Это был факт, причём из тех, услышав которые понимаешь - иначе и не получится, заставят любыми средствами, как не сопротивляйся.
Нуортариот, качнувшись телом назад, неспешно поднялся, глядя на Андарэми сверху вниз, давая понять окончательно, что в ближайшие часы точно ей ничего не светит. Он больше не улыбался, однако весь его вид говорил о его добродушном и даже мягком отношении к Андарэми и этому "допросу" в целом. "В итоге нам даже понравилось."
- Я буду рядом, если вдруг что-то понадобится. Хорошего отдыха, - пожелание получилось чересчур формальным. Но... Уже развернувшись и отходя от ложа Андарэми, Нуор неосознанно оправил кусок шкуры, едва не задев лапу шпионки, которая до того ворошила шерсть примерно в том же месте.
"Нам нужно срочно переговорить с Тетой. Срочно!"

+3

57

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Андарэми и не собиралась мучить Регента вопросами на эти темы - детства, сложностей, сопутствовавших успеху и жизни в целом. Не они ее интересовали. Ведь каждый боролся по-своему в этой бесконечной борьбе, кому-то на первых порах приходилось проще и дальше по накатанной, кому-то сложно было всегда, но от жизни не потребуешь сюжета, который тебе понравится, иначе все было бы слишком просто и слишком предсказуемо.
Поэтому могло показаться, что самка никак не отреагировала на эти слова, будто не расслышала или просто не придала значения, но внутренне шпионка согласилась. Порой возможность сдаться и закончить все это казалась слишком заманчивой и притягательной, но что-то не пускало, напоминая: еще не время. Что? Почему оно вообще решало, когда наступает момент одной жизни оборваться и начаться новой? Только звездам известно... 
- Хм. Если бы я хоть на каплю сомневался в этом, я бы был самым большим дураком на всём свете. - О, что это? На морде шпионки впервые промелькнуло выражение, не контролируемое разумом и разобрать в нем искренность оказалось задачей на удивление простой. Самка мягко улыбнулась, смутившись своей же улыбки, слишком честной для этого дня, отвела взгляд в сторону и если бы не была такой темной, то ей-ей покраснела бы.
Неловкий момент для самой шпионки, которая не привыкла к подобным вольностям собственных эмоций, перерос в забавную попытку вернуть себе контроль и «лицо». Но порыв оказался провален, а причина тому упорно избегала любых логических объяснений. Возможно ответ был прост: окруженная заботой и вниманием в прошлой жизни, здесь она не располагала ничем подобным, не знала любви, не знала поддержки и смирившись разумом, подсознательно все равно тяготела к любому признанию и признаку внимания. А может дело было в словах? Или, вовсе, в том, кому они принадлежали? Но этому варианту самка противилась из последних сил.
Меченая чувствовала себя глупо и неловко, словно неопытная дракона в обществе солидного самца. И хоть контроль над эмоциями удалось взять довольно быстро, агентка поразилась тому, какой эффект производит на нее регент, не прикладывая видимых усилий. Вся эта ситуация тревожила воспоминания из прошлой жизни и впервые они не приносили разочарования, а скорее интриговали. В то время, как всей ее нынешней жизнью из года в год руководили расчет, логика и буйный нрав, доводящий до ручки начальство, самка впервые позволила себе искренность и, возможно, Нуор застал именно ту, какой она была задолго до всего и какую уже никто не помнил.
Одна из голов приблизилась и водная, не растерявшись, тоже слегка подалась вперед, словно бросая вызов: ну же, удиви меня. Живости лукавому образу, пришедшему на смену стихийным чувствам, придавали красноречиво изогнутая бровь и беззлобная ухмылка, заигравшая на губах. Уловка регента сводилась к заботе о ней, ибо он ничего не выигрывал. Разве что время, но поскольку бежать от вопроса теперь бесполезно, вряд ли Нуортариот искусился отсрочкой. Рэми не любила, когда ее воспринимали слабой, когда видели недомогание и усталость в ее глазах, но сейчас должна была согласиться – лучше приберечь силы. И не смотря на явно настойчивый подтекст, советник был достаточно деликатен, чтобы его слова можно было не воспринять как приказ, а, следовательно, не вознамериться действовать вопреки. 
Меченая качнула головой, молчаливо наблюдая за самцом. Когда тот отстранился, поправив шкуру, лапа самки потянулась в его сторону, почти машинально, но Двуглавый уже не мог видеть этого жеста.
- Спасибо, - в конце концов бросила Рэми, прежде чем отвернуться в сторону окна. За что? Пожелание? Беседу? Заботу? А может и что-то совсем иное. Это останется известно лишь ей одной.
Шпионка поворочалась недолго, в поисках удобного положения, а затем опустила усталые веки, почти мгновенно провалившись в объятия сна.

+1

58

Тремя днями позднее... 25 Морозного месяца, утро
Личный кабинет Нуортариота, доступ ограничен
Воды вокруг Ардена всё ещё тихи

Иногда создавалось чувство, будто регент стаи Воды существует в какой-то отличной от известной большинству реальности, где всё то время, что ты не спишь, требуется работать. И то многие бы наверняка продолжали свою деятельность, даже если бы видели уже десятый по счёту сон...
В те дни, что Нуортариот по случаю разделил с Андарэми, он, казалось, ещё больше ушёл в рутинные свои обязанности, то пропадая где-то за пределами Андерхельма по полдня, то погружаясь по обе макушки в бумажно-табличечную волокиту в уголке своего кабинета. А когда свободное время у советника всё же случалось, он делал самое полезное в мире дело. Спал. Спал и частенько во сне маршировал, лёжа на боку, или что-то считал на пальцах, развалившись на спине.
Со шпионкой Двуглавый практически не разговаривал все эти несколько дней, если не считать тех редких моментов, когда оба вдруг вспоминали, что организму всё-таки нужно, например, поесть. Разумеется, этим только не ограничивалось дело - Нуор был весьма отзывчив, если Рэми что-то хотела узнать или попросить, хоть и это тоже было не слишком частым явлением по независящим от самого Двуглавого обстоятельствам.
Более всего их взаимное положение напоминало даже не сожительство, а скорее уж сосуществование. И регента это даже устраивало, ведь ранее он беспокоился, что вся его работа попросту встанет на неопределённое время, а кабинет окажется под угрозой уничтожения... Тем довольнее был Нуор, когда выяснилось, что ожидания действительности не соответствуют. Почти. Всё-таки кабинет советника был отнюдь не тюрьмой.
В любом случае... Возможность продолжать видеть и ощущать мир таким, к какому привык, была в текущее время бесценна, за это Двуглавый был только лишь благодарен.
Нуортариот об этом думал не слишком часто, но и не совсем уж редко. А в конечном итоге пришёл к выводу, что следует выразить всё это каким-то более приемлемым образом, нежели утренними комплиментами (которые, учитывая состояние Андарэми, порою были странными и не особо к месту) и тасканием разного рода мелких вкусных штучек из запасов Теты. "Кражи" по сравнению с привычными, для одного только Нуора, увеличились в размерах, что не прошло мимо ледяной, но она всего лишь обиженно дула губы и грозила другу увесистым кулаком, бормоча что-то невнятное и крайне подозрительное. Двуглавый настороженно косился в ответ, пожимал плечами да быстро исчезал из виду, прихватывая с собой ещё какое-нибудь лакомство сверху.
И вот сегодня... Регент по обыкновению топал по коротенькому коридору, телекинезом "толкая" впереди себя острые осьминожьи щупальца и несколько цветастых комков каких-то водорослей со сложным названием и специфическим вкусом. Старший Воин, уворачиваясь от тычка острым когтем в бок, заверила, что это безобразие точно оценит дама, если она сведуща, естественно, в изысканных блюдах. После чего таки получила пальцем, правда, в шею, и поспешила не мозолить чересчур активному советнику глаза...
И вот спустя половину часа со времени этого инцидента Нуор торжественно нарисовался на входе в свой кабинет, выставив кулинарные извращения перед собой на манер заграждения.
- Мадам! - удивительно громко и радостно возвестил Нуортариот на два голоса. Он знал, что шпионка не спит. - Не заняты ли вы сегодня?
Двуглавый глухо фыркнул-хохотнул и таки ввалился внутрь, тут же отпихивая в сторону свою ношу.
- Я бы хотел пригласить Вас на небольшую прогулку, чтобы полюбоваться красотами нашей необъятной родины! - щедро улыбнулись слева от Андарэми.
- Нет, я хотел бы! - возразили справа от неё.
Потом обе головы снова неясно усмехнулись и вдруг посерьёзнели.
- Надеюсь, здоровье позволит устроить небольшой выход за пределы моей "скромной" обители?
Нуор достаточно внимательно следил за изменениями в состоянии самки и сам полагал, что Андарэми можно сегодня практически всё. Однако советник легко мог чего-нибудь не заметить, к тому же вежливость требовала задать сей вопрос. "А ещё так легче будет сослаться на худое самочувствие, если вдруг идти никуда не захочется."

Отредактировано Нуортариот (7 Апр 2018 12:31:18)

+2

59

25 день Морозного месяца 8052 года
Утро в разгаре.

В отличие от регента, который успешно прятал мысли и всего себя в работе, Рэм была открыта для общения. Любая попытка Нуора выйти на связь встречала незамедлительную реакцию, однако дальше пары фраз после того самого вечера их общение не заходило. Не то вопиющая занятость советника играла не на лапу их незаконченной беседе, не то его же робость, хотя чему робеть? Они все здесь взрослые драконы.
В отличии от вынужденного соседа, чье обиталище она бесцеремонно заняла, самка не могла похвастать забитым под горло графиком и насыщенным списком дел. Их спектр в принципе сводился к трем пунктам: еда, сон, чтение, и, если первые два дня второй маркер из списка еще мог скостить часть мучительно долгих часов, далее активной шпионке приходилось превозмогать и обходиться редкими разминками, когда двуглавый коршун срывался со своего насеста по делам.
Они словно существовали в двух разных реальностях, как старая супружеская пара: наскучил вид, поднаторели склоки, но развитая за годы привычка друг к другу не даст свести на нет все эти пустые вечера. И они продолжают молчать, заниматься своими делами и делить одно пространство на двоих. Без особой цели и видимой причины.
Андарэми была здесь гостьей, хотя порой, казалось - заключенной, и пусть шпионка не славилась глубокой манерностью и чувством такта, сейчас она старалась играть по правилам советника, подстраиваясь под его ритм и условия жизни. Наверняка Нуортариот ожидал не этого. Безумная шпионка в его обители. Он несомненно готовился принимать удар грудью, заколачивать проходы, ставить решетки на окна и тащить из подземелий цепи на случай если все будет слишком плохо. Но самка была на удивление спокойной и тихой, молчаливо скучая в своем углу, она краем глаза наблюдала и слушала, чем занимается советник, а порой просто абстрагировалась и размышляла о чем-то своем.
Привольно развалившись в святая святых советничьей берлоги, самка коротала дни и ночи за третьим пунктом списка и единственным доступным ей делом - чтением. Позаимствованный у регента трактат "Стратегия и тактика строевой подготовки", лежал перед шпионкой вторые сутки и без восторга, но с должным вниманием, шпионка скользила взглядом по руническим строкам, вникая в каждую фразу и схематический рисунок. Чтиво было не из тех, которые захватывают с полуслова, формальный сухой текст напустил бы тоску на любого, но, кажется, Соната отдалась этой литературе с завидным чувством толка, не смотря на видимое отсутствие интереса к таким вещам. И отвлекаясь, разве что, тогда, когда у регента что-то падало на пол, или он сам срывался с места по своим делам.
С многим изложенным Андарэми могла поспорить, о чем свидетельствовала подлетающая время от времени надбровная дуга или обе, ползущие на переносицу. Автор творения утверждал, что путь войны - ничто иное, как цепь повторяющихся событий и со времен Раскола, тактика, применяемая врагами - это повторение былых стратегических дел со свежим взглядом на их реализацию. А, следовательно, пишет автор, подготовка солдат должна проводиться по отработанной схеме с обязательным учетом возможных "изощрений" со стороны врага.
Андарэми выразительно вскинула брови, перечитав пару раз для верности и не заметила появления двуглавого советника на горизонте. А стоило прозвучать громогласному "мадам", выражение со всей, вложенной в него экспрессией обратилось к Нуору. Довольно неожиданный контраст на фоне безмолвных последних дней, похоже не последнему лицу стайной организации было, чем удивить свою гостью.
На вопрос про занятость, самка надменно фыркнула, ухмыльнувшись краем пасти. Советнику ли не знать, что ее распорядок всецело зависит сейчас от его снисходительности. Почти как в ученические годы.
- Регент, неужели вы приглашаете меня на свидание? Я было подумала, мы с вами перепрыгнули цветочно-ягодный период, начав все дело с постели и сожительства, - шпионка ухмыльнулась шире. Надменность в голосе была не ядовитой, а скорее игривой, как легкий укол за промедление и вызов самцу – эту даму удивить не так уж просто. Самка потянулась к советнику крыльями, позволяя себя придержать. Рана на боку затянулась плотной коркой, но перенапрягать ее не стоило, да и подниматься из-за этого было весьма неудобно.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+3

60

Что ж, да, с формулировками на сей раз у Нуортариота были проблемы, о чём красноречиво свидетельствовал этот надменный «фырк» со стороны самки. Регент едва не закатил глаза и плечами не пожал, но вовремя опомнился, посчитав, что Андарэми не так его поймёт. Даже занимая высокое положение в стае, Двуглавый стремился к тому, чтобы его видели по возможности с положительной стороны. Так было выгоднее.
Может, конечно, шпионка бы и не сочла поведение советника недостойным, только вот знакомы они близко были всего ничего. Если быть честным, то скорее вообще не были близко знакомы, что закономерно.
Изначально Нуортариот притащил самку к себе с вполне конкретной целью – вызнать, что там случилось с ней такое, куда она умудрилась влезть и чем это грозит стае. В свете не столь давних его «находок» из Тёмного Альянса он сделался дюже подозрителен по части шпионских вылазок, желал знать всё, что происходит вокруг, не упускать ни единой детали.
Соответственно, для реализации плана в целом требовалось как-то проявлять внимание, уважение и прочие, прочие вещи, расположить к себе шпионку хоть сколько-нибудь. Затем бы Нуортариот узнал то, что ему надо, или сумел бы получить достаточно зацепок, чтобы в дальнейшем самостоятельно восстановить явно жуткие события, пришедшиеся на долю самки… А там уже и не обязательно будет пересекаться вообще. Нуор ведь не планировал заводить каких-то особенных долгоиграющих отношений с ней. Частично по этой же причине, кстати, Двуглавый не баловал Рэми вниманием излишне…
Однако довольно быстро самец подловил себя на мыслях, что взаимодействие со шпионкой не даётся тяжело, не висит грузом придуманного самому себе долга, а является вполне приятным и… и да, Нуор не прочь был позволить себе несколько больше в рамках всей своей операции. Предложение продышаться воздухом хоть где-нибудь вне кабинета именно из этой категории.
Был ли готов советник к выпадам Андарэми? Да, пожалуй. Нуор ни за что бы не забыл, что может скрываться за всем этим спокойствием прошедших дней.
Хм. А Ваш ответ зависит от того, свидание это или нет? Факт нашего сожительства и нахождения в одной постели – всё-таки недостаточный аргумент для вылазки куда-нибудь? – успел хитро спросить он до того, как шпионка вполне себе однозначно выразила согласие. Сомнения в голосе Двуглавого не было, советник же прекрасно понимал, что вряд ли пребывание в одиночестве в практически пустой зале приносит Андарэми удовольствие. Если уж даже она рискнула развлечь себя таким чтивом как «Стратегия и тактика строевой подготовки»…
Регент только улыбнулся двумя улыбками сразу и сделал пару размашистых шагов к шпионке, помогая подняться. Вон как расстарался, даже прижался к полу немного, чтобы тянуться крыльями высоко не нужно было. А ещё он совершенно точно готов был служить надёжной опорой (и в буквальном смысле, и в переносном) ей на протяжении всего выхода «в свет». Метафорического, ибо заранее советник озаботился тем, чтобы освободить полностью от любых живых душ свой этаж, а ещё верхний и два нижних…
– Между прочим, – заметила левая голова как бы невзначай, – у меня есть и более занимательная литература…
– Кхм! – тут же возмущённо вспыхнула правая, – он вообще-то хотел сказать, что у нас есть небольшой подарок. Можем захватить с собой…
– А можем устроить романтический ужин, как и положено на свиданиях, – не преминула колко ответить левая голова фактически самой же себе. Регент (явно его левая недо-половина) взмахнул лапой, указывая на приличных размеров глиняный поднос, на котором и покоились старательно добытые им яства. Другой конечностью Двуглавый обозначил выход, тут же он сделал и осторожный шаг вперёд.
– Лучше просто пойдём… Или…
– Леди считает иначе? – две пары глаз тут же пытливо и с лёгкой насмешкой уставились на Андарэми сверху, ловя её взгляд. Небывалую свободу он давал ей сегодня. Сам же советник так и застыл, выставив в незавершённом шаге вперёд лапу, а другую отведя в сторону. Из регента Нуортариот мгновенно умел превращаться в самого настоящего шута.

Отредактировано Нуортариот (13 Июн 2018 22:05:22)

+2

61

Андарэми никогда не выдавала из себя всемогущую гром-самку, какая и тура на скаку остановит и лавовое озеро вплавь пересечет. Возможно была такой. По прихоти неподкупной судьбы и нелегкого прошлого - обладала высоким порогом боли, благодаря бессчётным тренировкам и знаниям, отработанным на практике, могла выдерживать куда больше, чем было по силам простым смертным самкам. Однако она никогда не изменяла себе и продолжала манипулировать ситуацией, где бы ни оказалась в данный момент.
Сейчас в присутствии Нуора ей хотелось быть чуть более слабой и хрупкой, чем это было на самом деле. Можно без стеснения назвать это женской хитростью, можно обличить хитроумный прием, однако Рэми, как и любая самка, как и любой дракон порой нуждалась в обществе, внимании, заботе. И сейчас ей, особенно, как никогда, было приятно ощущать сильное плечо рядом. Пусть были они едва знакомы, пусть официально деловые рамки создавали между ними барьеры условностей, а напряжение сторон, которым оба принадлежали – создавало ауру легкого дребезжания и колкости. Это было даже интересно.
Нуортариот хватко отразил выпад и был, похоже, в подходящей форме для небольшой дуэли, которая несомненно будет сопровождать их беседу на всем ее протяжении. А потому шпионка поспешила вернуть себе лавры первенства насмешливо парируя все сказанное с легкой, но уже привычной надменностью:
- Всего-навсего осмелилась усомниться в том, насколько скоро вы соберетесь с духом. Вне подобных обстоятельств и этих стен выловить меня было бы крайне сложно, - регент ничем не был обязан своей гостье, однако в ее голосе читалось совершенно обратное. Возмущение, легкий укор и все в самых тонких долях, чтобы никакое из чувств не выбивалось и не выходило на первый план.
- Пришлось бы вновь бросаться на амбразуру для новой встречи… и кто знает, чем бы это обернулось, - самка хитро сощурила взгляд, глядя на самца снизу-вверх. Лукаво, игриво его реакция и его ответ были ей интересны, о чем можно было догадаться, не проникаясь глубокой сутью этих слов.
Андарэми чувствовала в советнике оппонента, какого редко удается встретить в обычных кругах. Равного по силе и уму, способного на ответные действия, возможно немного более грубые, ведь Двуглавый был военачальником и воином, однако не лишенные своего изящества. В плетении словесных паутин Нуортариот показывал себя не с худшей стороны, и Соната не могла это не оценить, как не могла не оценить подкупающую учтивость и заботу. Без стеснения облокотившись на бок регента своим и чуть приподняв крыло, дабы оно не оказалось в западне, водная размяла шею. Невзначай ее щека скользнула по чешуе советника. Сонату не смущал их первый столь тесный контакт, но она все еще надеялась прощупать слабые места своего соперника и спутника, дабы отыскать ту грань, за которой замаячит неловкость. У могучего Нуора должны быть свои слабые места.
Между прочим, у меня есть и более занимательная литература… - самка загадочно улыбнулась, но ничего не ответила.
А можем устроить романтический ужин, как и положено на свиданиях, - головы без стеснения переговаривались между собой и с нею, но хоть у водной было достаточно времени, привыкнуть к виду, подобная живость со стороны регента все еще была новинкой и откровением. Самка слегка терялась в таких мелочах, как ответ – в какой форме он должен быть, к кому обращаться, поэтому говорила пространно, без конкретики.
- Зависит от того, куда мы пойдем. Вам лучше знать, - все еще улыбаясь, без ехидцы и небрежности отвечала она.
- Лично для меня – конечный пункт не важен, - водная сделала шаг вместе в регентом, а затем замерла с выражением, которое обычно сопутствует какому-то внезапному воспоминанию. Например, о том, что в пещере не накормленный кабилл разносит редкие предметы обихода, или банда головорезов в этот самый момент штурмует башню надеясь вернуть очень некстати позабытый долг.
- Только если это не пыточные, - слегка растеряно выдала водная спустя несколько мгновений, а затем еще более задумчиво - Хотя…
Здесь уже можно было прочувствовать легкую фальшь, допущенную нарочно. В следующую минуту самка уже хитро глядела на своего спутника, повернув голову в сторону, так что в поле зрения его попадала лишь одна сторона морды и заинтригованный взгляд.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Океан » Арденхельм