//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Океан » Арденхельм


Арденхельм

Сообщений 51 страница 77 из 77

1

http://sa.uploads.ru/3g7eY.png

Под водами Северного моря, в месте схождения двух подводных расселин, некогда возникло естественное образование – просторная камера, изолированная от воздействия подводных течений и сокрытая от любопытных взглядов. Это тихое и безмятежное место спустя множество лет своего одинокого существования стало домом для обескровленных после сражения за Элтен драконов Водной стаи. Здесь они возвели собственный город, используя доступные ресурсы морских пучин, руководствуясь древними конструкциями на Руинах в качестве прототипа для своих зданий. Таким образом, и возник Арденхельм – Сумеречная Обитель, любовно называемая драконами стаи Городом Звезд благодаря магическим светильникам, усеивающим все вокруг. Глубина, надежное расположение, скрывающее подводное царство от других представителей драконьего племени, а так же большое количество пищи играет на пользу Водных драконов и даже после того, как Элтен вновь стал пригоден для жизни. Часть стаи осталась в Арденхельме, поддерживая его порядки, воспроизводя исследования и добывая продовольственные продукты, часть которых переправляется на озеро.

+1

51

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Регент наблюдал. Не отрывая взгляда, напряженно. Этот взгляд был настолько навязчив и бдителен, что отворачивайся, не отворачивайся, но все равно почувствуешь, как две пары глаз разбирают тебя по чешуйкам, затем собирают обратно и снова разбирают. И Рэми нарочно оттягивала момент встречи взглядов, пыталась сбить напряжение сконцентрировав советника на другом, увлеченно и долго разглядывая пейзажи. До светового фиала… Все равно, обернувшись она наткнулась на них: две морды – четыре глаза. Большущих таких.
Самка не знала, сколько пробыла без чувств, но что-то ей подсказывало, что эти глаза бдели с того самого момента, как она попала в лазарет. Или это было лишь иллюзией? В коротких бредовых просветлениях она теперь припоминала и советника. Вот это самое напряженное выражение морды, похоже, появилось здесь не относительно недавно и очевидно она сама была тому причиной. На это намекал и суховатый ответ. Не хватало лишь сторожевого ящера у входа и кандалов, чтобы окончательно утвердиться в своей ключевой роли в пока еще туманной ситуации. 
Зная себя Соната, конечно, не удивлялась, могла лишь молчаливо посочувствовать целителям и регенту, которые наверняка помимо всего прочего узнали много любопытных фактов о себе и своем окружении. В особенно красочной форме. И спасибо Ора Андарэми этого не помнила. Все конфузы можно было списать на «я была не в себе» и никто ничего не докажет.
- Ну что вы, я лишь гадаю, где пролегает грань, разделяющая именитого военачальника и стратега с добродетельным заботливым самцом, - лукавила, конечно. Можно ли было прикрываться гаданием, когда в твоем распоряжении довольно обширное досье о делах и связях, родне, личной жизни? Не то, чтобы Рэми нарочно углублялась в изучение конкретной личности или имела какие-нибудь виды… Просто регент был интересен и был загадочен, а еще он не слыл известным сторонником шпионской деятельности, никогда не знаешь, в какой момент придется к месту компромат.
- Вероятно она где-то там, - самка царапнула когтем воздух, рисуя в нем своеобразную черту между двумя головами. Это небольшое дополнение пришло к ней спонтанно и было совершенно необязательно, но как же удачно укладывался этот тонкий юмор в рамки сложившихся обстоятельств.
- Полагаю о здравии ума судить не мне, оставлю это право за вами, - водная лукаво усмехнулась, склонив голову на бок.
Наконец собеседник расслабился. Легкая насмешка в голосе и ироничность слов вызывали интерес к этой небольшой словесной битве, желание продолжить, чтобы посмотреть, что будет. Да, самка знала о регенте достаточно, но самого регента в сущности - не знала. Его поведение сейчас и в принципе было для нее сюрпризом и хоть она упорно продолжала делать вид, что знает все, некоторые аспекты жизни Двуглавого вдруг стали для Меченой вопросами первостепенной важности. Держать в себе столь необъятное любопытство было просто опасно для здоровья, право же!
- Но, если вы надеетесь, что я в скорости покину холостяцкую берлогу, должна огорчить – доктор рекомендовал строгий постельный режим, - самка с большим трудом затолкала восторженный взгляд куда поглубже в тот момент, когда Нуортариот проник через занавес. Это же реально… Две. Две реальные головы. Очешуеть... Захотелось потрогать. И как на зло самец устроился непростительно близко. Не то, чтобы это или изучающий взгляд смущали самку, но делать безразличный вид стало вдвое сложнее. Он-то не знал, что ей известно куда меньше, чем могло показаться.
- И раз уж я здесь, - шпионка подняла довольный взгляд на Двуглавого, прикрыв ненадолго глаза. – Вы в ближайшее время от меня не отделаетесь.
Всклоченная челка нехарактерного цвета упала на глаза, заставив сощуриться. Соната опустила голову, привычным движением закидывая более короткие пряди назад – за рога. И в этот момент ее посетила мысль: а почему, собственно, нет? Кажется, теперь остаться без ответов значило бы мучать себя до конца жизни. Ради этого, наверное, стоило поступиться принципами и отложить маски на время. Андарэми взглянула на дракона снизу-вверх, какое-то время колеблясь, но затем гордость и предубеждения рухнули:
- Я сдаюсь… Можно вопрос?.. Несколько вопросов? – меченая усмехнулась с легким оттенком неловкости.

+2

52

Нуор и бровью не повёл (ни одной из!) на колкости Андарэми, которые, кстати, косвенно отвечали на заданный им вопрос и скорее радовали, чем огорчали. Только и подумал про себя регент в итоге, что той стоило родиться не драконом, а какой-нибудь там.. Розой. Шиповником. "Кактусом!" Ох, Нуор понадеялся, что шпионка сейчас не читает его мысли. Он не подразумевал ничего такого плохого, право. Регент вообще считал кактусы весьма и весьма прелестными растениями, у него один даже был. Был. И умер, ибо щедрый и чересчур заботившийся о необычном питомце советник его попросту залил. Вынос сгнившего бедняги превратился в целое эвакуационное мероприятие тогда... Но, в общем-то, речь о другом. Сравнивая Рэм с кактусом, Нуор действительно подразумевал в мыслях лишь длину и остроту "колючек", которыми обросла шпионка. Больно, непривычно, а так... Так-то она вполне ничего. Странная, но красивая.
"Кажется, нам нужно чаще бывать на воздухе и общаться с противоположным полом. А то тебе так и отчёт Дьяволу покажется красивым и вполне себе пригодным для утех," - регент едва уловимо качнулся взад-вперёд, явно несколько обескураженный ходом своих мыслей. Собственные "Я" как-то резко взбунтовались и дали начало какой-то абсурдной, нелепой цепочке размышлений! Караул! Впечатлённый и возмущённый регент даже не сообразил, что умудрился попутно с тем выдать Рэми в ответ:
- А доктор не рекомендовал строгий бессловесный режим?..
Ох. Прозвучало наверняка едко и грубо, да? Нуортариоту было несколько поднаплевать, честны будем, на то, что подумает шпионка, ему собственные мысли и состояние не давали покоя. Точнее то, как всё это сейчас мешалось в отвратительную глупую кучу, будто он впервые за долгие сотни лет вёл с кем-то беседу. Какой позор!.. Регент прикрыл глаза, оставаясь в таком состоянии несколько секунд. Извиняться он, конечно, не будет. Взрослые драконы, и так поймут... "Что кое-кто слишком гордый."
- И не собирался, - добавил Нуор, всё же глаза открывая. Куда он от неё денется, ну право? Сам же себе на шеи и усадил да подоткнул под лапки мягкие шкуры, чтобы удобнее сиделось... Как там? Мы в ответе за тех, кого приручили! Вот тебе, Нуортариот, расплачивайся. Регент честно ждал худшего, с как можно более отстранённым видом наблюдая за тем, как самка поправляет гриву. "Красиво." И уж как не советнику знать, насколько может быть обманчиво. Подозревать всех и во всём не слишком хорошо, но тем и спасается Двуглавый, тем и живёт. Таким образом, собственно, и празднует лета уже из своего четырёхтысячелетия. Но...
Но тут следующий шаг Андарэми заставил Нуора удивиться неподдельно, он даже головы набок склонил. В разные стороны. Правую - вправо, а левую, значит, влево. Он, регент, тут теряется, весь сам себя ругает, а ей, выходит, тоже как-то не по себе? Чудеса! Дурость! Шутовство! "Два идиота," - со смешком подумал Двуглавый. Это также обескураживало, но неожиданно и придавало какой-то приятный оттенок всей ситуации. У Нуортариота даже нашлись силы мягко улыбнуться, не снисходительно, не успокаивающе, а просто, так, как улыбаются тем, кого рады видеть.
- Не на все я смогу ответить, - задумчиво предупредил он, придвигаясь ещё ближе. Взгляд синего скользнул по уютному гнезду из шкур, а в нём мелькнуло на секунду выражение, явно свидетельствующее о желании в это прекрасное ложе тоже забраться. Но... Он джентльмен, он не будет.
А ещё, если Рэми вдруг решит податься вперёд, вытягиваясь посильнее, на всю возможность своего тела, то точно упрётся ему носом в колено. Это сильно-сильно рассмешит регента, так что он решил всё же лечь, заодно и находиться они будут примерно на одном уровне, а не Нуор будет грозно возвышаться над самкой. Вот так. На бок, извернув шеи к собеседнице, подтянув задние лапы и хвост к животу, а сверху прикрывшись свободным левым крылом. Теперь шпионка упрётся, если что, в его перепонку.
- Хм. Компенсировать пока могу... Так, - на два совершенно одинаковых голоса неожиданно вставил реплику советник, поднимая переднюю лапу и начиная очерчивать вокруг себя немного неровную линию полукруга - от одного плеча до другого, насколько позволяла поза. И так выходило, что и Рэми в сей незримый круг теперь попадала.
- Вот она, грань.

Отредактировано Нуортариот (23 Дек 2017 22:45:11)

+5

53

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]- А доктор не рекомендовал строгий бессловесный режим?.. – как грубо советник, право. Самка неопределенно качнула головой в сторону, не то задумчиво, как будто уязвленно. Выражение ее морды при этом практически не изменилось. А те малые перемены, которые в нем произошли охарактеризовать было бы трудно даже самому искусному дознавателю.
- Я непременно уточню его предписания позже, - отстраненно добавила она, спустя минуту, не изменяя своему надменному тону и слабой ухмылке. Регент сам взвалил ее себе на шею, добровольно сделал своей проблемой, так что сетовать на неудобства было поздно. Или же он полагал, что своенравная самка, сумевшая в короткие сроки поставить весь лазарет и целителей стаи на уши в его обители будет вести себя как прилежный птенец? Разгром конечно не устроит, но затыкать даму как минимум неэтично и как максимум бесполезно. Особенно если эта дама твой гость, особенно если речь идет о каком-никаком уважении.
- Либо извлеку их из нашей беседы, я внимательная девочка, - вдогонку добавила водная, надменно изогнув бровь. Не то, чтобы тонкий намек, но все-таки он. Так или иначе о дальнейшем распорядке действий можно было судить, лишь разузнав о планах хозяина логова и отметив границы его гостеприимства.
Шпионка была одиночкой по укладу жизни, во многом из-за прошлого, профессии и по складу характера, все это не позволяло ей расслабиться в чужом присутствии и получить от ситуации какое-либо удовольствие кроме профессионального. Спокойно она чувствовала себя лишь в маленьком тесном мирке, где не было места никому кроме нее самой. Где вокруг клубился уютный полумрак, привычный для темных глаз и журчала вода, под песни которой можно забыться. А вот компания, даже самая теплая, лишала извечно напряженный разум покоя, вынуждая следить за каждым жестом, каждым словом, искать во всем подтекст и скрытый смысл. Даже вне работы и когда хотелось воспринимать драконов обычно. Только нежелание доставлять дополнительные неудобства, а также интерес и определенная неловкость за уже предоставленные, все еще держали ее здесь в компании первого неприятеля шпионских дел.
Вопрос удивил собеседника. Не мудрено, наверное, это почти закономерная реакция в тех случаях, когда не можешь на первый взгляд оценить все возможности своего оппонента. А с репутацией ТЭР и многих ее личностей, Нуор вполне мог посчитать что о нем самке известно все и чуточку больше. Жаль было развеивать такую иллюзию, в какой-то момент Соната даже огорчилась, но ее любопытство в некоторых непросвещенных вопросах превосходило любую конспирацию.
Попытка регента принять более удобную позицию, между тем вызвала ответную реакцию. А может просто так совпало, но Андарэми никак не могла лечь, чтобы не стягивало рану на боку и одновременно не так затекало все остальное. Благо, шкуры как-то красили эту ситуацию и значительно облегчали бремя жертвы обстоятельств. Самка раскинула крылья в стороны и слегка приподняла тело, полностью отдаваясь этому процессу, который на злобу дня отнимал до-смешного много сил. А помимо контроля тела, приходилось следить еще и за собой, чтобы все выглядело как можно более прилично, нечего перед регентом корчиться, леди мы или где.
Темная расположила тело прямо, чинно подобрав лапы и подтягивая следом крылья, оставленные, тем не менее на полу, а то, которое было с травмированной стороны и вовсе – подальше от бока. Голова от смены положения несильно кружилось, несколько замедляя мыслительный процесс, но кажется кровообращению это было на пользу. Сперва ответ собеседника был не шибко уверенный, Рэми успела подумать, что зазря сдала свое неведение, но последующий жест, кажется, обозначал зеленый свет.
- Так… Вам удается умело выдавать свою… единоличность. Это сложная задачка для двух… обособленных драконов – играть одну и ту же роль, чтобы не вызвать ни у кого подозрения. Все дело в сходстве характеров, ментальной связи или в миру всегда представляется только один из вас? – самка испытывала некоторую неловкость в определениях, боясь обидеть собеседника неприятной формулировкой. Примерный ответ на первый вопрос она уже имела в виду, но задала его дабы прощупать почву: насколько собеседник нацелен на откровенность.
- Как две головы управляются с одним телом? Вы действуете не синхронно, - самка провела когтем по воздуху: сначала в одну, затем в другую сторону, намекая на то, как разделились головы в одном и том же жесте удивления. – Значит справедливо предположить, что не все ваши порывы сходятся. Как вы приходите к компромиссу если один, скажем, хочет поднять лапу, а второй нет? И как эти компромиссы достигаются достаточно быстро, чтобы не привлечь внимания?
Когда самка узнала об особенности советника, она наблюдала за ним пристально. Не навязчиво, чтобы привлечь внимание, но по случаю всегда очень внимательно, чтобы отследить этот момент. И либо она всякий раз на заминках моргала, либо здесь крылась иная разгадка. 
- Что насчет имени? Оно одно, а вас двое, - самка сощурилась. – Два разумных существа, пусть в одном теле, наверняка имеют каждый собственное? – Вопросов, на самом деле, было гораздо-гораздо больше, но меченая решила ограничиться малым для первого раза, чтобы понаблюдать эмоции в каждом ответе.
- И можете не переживать, эта информация только для меня. Если вы верите честному слову шпиона, - Рэм положила ладонь на грудь, а затем повернула ее к собеседнику в своеобразном жесте-клятве, известном в некоторых кругах.

+5

54

Нуор без должного внимания оставил намёки шпионки. Хотя куда вернее будет сказать, что не проявил никак внешне его, лишь только внутри добавил очередную установку. О, мастерство создания этаких ментальных заметок, ведения тщательных "записей" где-то в сознании и даже в подсознании Нуортариоту было знакомо. Он не был, пожалуй, лучшим в этом деле, но явно одним из тех, кто был к этой планке близок. Должность и сама его природа к тому располагали... Если вовсе не вынуждали.
На телодвижения самки советнику тоже не хотелось как-то реагировать особенно. Даже если бы в процессе всего этого она выкрутилась самым жутким образом, открывая взору дракона нелепые или даже отвратительные подробности (а они могли быть в наличии), Двуглавый бы и бровью не повёл, выражая собой максимальную учтивость и стойкость по отношению к чужим бедам. Однако Андарэми явно расстаралась, чтобы мордою не ударить в грязь, так что Нуор позволил себе лёгкую, ни к чему не обязывающую, но определённо не насмешливую улыбку. Совсем чуть-чуть - её вполне можно было и пропустить; однако достаточно искреннюю. С такой обычно учитель наблюдает за успехами ученика... Или родитель - за своим птенцом... Хотя, разумеется, ничто из этого не подразумевалось ни на секунду регентом, прилежно молчащем о всей ситуации в целом.
Итак...
Вопросы. Много, через тучу аккуратных, словно обвитых страховочными жгутами слов. Нуор вновь выгнул головы в разные стороны, пристально наблюдая за шпионкой. Одновременно её рассуждения и то рвение, с каким она старалась не допустить ошибки в них, не задеть его... чувства, наверное, были лишними - Двуглавый не шибко любил всё это вербальное размусоливание, - и вместе с тем ему явно это было приятно и без этого всё могло пойти совсем иначе. Кто-то заботится о такой мелочи... Мог бы регент, так непременно бы расчувствовался. Он же пристально продолжал наблюдения, не перебивая, ожидая того момента, когда иссякнет этот источник вопросов и мыслей.
"Это даже мило... Кажется, её это достаточно сильно волнует? Неприятно ей, наверное, сознавать, что не всё ей известно, и что приходится вываливать это всё столь открыто. Прямо перед тем, к кому и есть столько вопросов," - Нуор размышлял практически без какой-либо эмоциональной окраски, стараясь отметить всё, что происходит с его собеседницей. Выводы были зыбкими, но даже и не будь они такими, он бы не испытывал какой-либо гордости, равно как и злорадства по отношению к Рэми. Простая констатация, не более.
И вот... Оно! Главное! Нуор не сразу включился после этого заявления. Несколько непостижимо и непозволительно долгих секунд регент смотрел одной парой глаз на эту ладонь, к нему обращённую, взгляд второй пары медленно перетекал с неё обратно к лику Андарэми. А затем... Советник тихо рассмеялся, будто сказана ему была сейчас первой свежести шутка. И так продолжалось ещё какое-то время, регент не мог успокоиться сразу. Он всё выдавливал и выдавливал из себя смешки, и выглядело это так, будто он отчаянно пытается этого не делать, но подлые звуки сами льются из его пастей...
Однако, глаза... О, глаза его, теперь уже все, упорно цеплялись за эту ладонь, вновь и вновь следуя по тому пути, который эта миниатюрная ладошка преодолела от груди. Взор регента был каким-то хищным, жадным и ненасытным, глядишь, ещё чуть-чуть - и советник отсмеётся, а потом как вцепится зубищами в эту лапу...
Безусловно, Нуортариот знал, что сей жест означает. Он даже видел его когда-то давно, мельком, ибо не была эта клятва предназначена ему. И знал, что для истинного шпиона, служителя своей стаи, преступить данное обещание будет подобно смерти, если не физической, то моральной. И в советнике боролись противоречивые чувства, которые и раздирали сейчас горла его уже хрипловатым смехом. Двуглавому тяжело было довериться и вообще поверить, что ему дают подобную клятву, с другой стороны же сидело шаткое убеждение в том, что эта шпионка не позволит себе её, клятву, просто сломить, бросить своё обещание в воду и дать ему распасться на обычные, ничего не значащие слова.
- Прошу... прощения, - наконец выдал Нуор, прикрывая глаза и делая двойной выдох. Он немного зажмурился перед тем, как снова взглянуть на Рэми, а затем кивнул, твёрдо и спокойно. Пора приступить к ответам.
- Обособленность условна, так же как и единоличность, - начала правая голова, - всё дело во всём сразу. Мы едины, мы сходны, мы связаны, однако на виду у многих лишь один, ибо так удобнее обоим...
- Вернее будет сказать - мне. В большей степени, - встряла вдруг левая.
- ... и это, - вздохнув и закатив глаза к потолку, продолжили справа, - тяжело... объяснить. Мы разные, совсем чуть-чуть, но та связь, которая была нам дана и которую мы развили, куда прочнее и совершеннее любых семейных или даже любовных уз. И она позволяет нам быть одним существом тогда, когда это требуется.
Регент задумчиво пожевал языки, пытаясь определить, достаточно ли ясно он выразился. Ему не хотелось так сразу вываливать всю подноготную, все секреты, что он так бережно хранил, но при этом ему необходимо было ответить, не уходя в пространные и туманные рассуждения. Получалось пока... Кое-как. Очень похоже на то, как в самом начале своей жизни Нуор пытался совладать с самим... самими собой. Столь же нескладно, столь же неаккуратно и размыто. Надо постараться.
- Продолжая... Эта связь... - вновь взяла слово правая голова.
- Она стала столь прочной и... Мгм, - подхватила левая.
- Быстрой!
- Что желания обоих вполне удачно...
- Сочетаются в одном теле. Годы тренировок... И поразительное сходство нас самих приводят к тому...
- Что мы вполне можем быть в достаточной степени синхронны без какой-либо разности порывов.
Головы не только успешно вели разговор, дополняя фразы друг друга, но и совершенно спокойно говорили в последний момент в унисон, не прилагая к тому никаких видимых усилий.
- А ещё мы практически всё время желаем одного и того же, - с тихим смешком добавила левая сторона регента.
- А если всё-таки не желаем, то успеваем быстро поругаться и быстро найти решение. К чему, во славу звёзд, приходится редко прибегать.
В этот момент Нуортариот позволил себе и Андарэми немного перевести дух. Себе - чтобы собраться с мыслями к очередному ответу, всё ещё стараясь сделать каждый оставшийся прозрачнее и яснее; ей - чтобы успешно усвоить озвученное, насколько вообще при таких формулировках возможен успех. Советник поджал губы, явно выражая своё неудовольствие от собственной оплошности, но пояснять своё состояние не стал. Ему и так тяжело было делиться сокровенным. Поэтому регент позволил себе ещё несколько сладких секунд молчания и лишь после, чувствуя, что пауза затягивается, продолжил.
- Сами себя мы никак не называем. Не было необходимости как-то, - в задумчивости ответила правая голова. Правую шею почесала левая лапа.
- Однако имя теперешнее - симбиоз двух с лёгкой отсебятиной, - внезапно фыркнув от того, что что-то попало в нос, добавила левая. Лапа тут же потянулась утереть морду, а правая голова снова чуть-чуть улыбнулась. Застенчиво-снисходительно так, мол, леди, простите этого идиота,он всё ещё в свои четыре тысячи не знаком с манерами. Левая снова фыркнула, но уже в ответ на действия правой. Похоже, регенту и самому нравилось переставать проявлять единообразие во всём.
Советник хотел было продолжить, открыв всё же тайну двух имён, но затем передумал. Негоже сразу всё вываливать, да и истинное своё происхождение Нуортариот предпочёл скрыть, пока не припрут уже к стенке. Многовато будет для первого тесного знакомства. Наверное.

+3

55

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Смешки регента вызвали праведное недоумение, отразившееся в какой-то степени даже на морде самки. Она не ожидала подобной реакции на вполне привычный для шпиона жест, очень многозначительный, имеющий предысторию и собственный тайный смысл, но все-таки весьма закономерный. Возможно объяснение подобной реакции крылось именно в «шпионской» предыстории или том, что это был второй в истории стаи случай, когда шпион давал подобную клятву кому-то из верхов стаи. Никак иначе самка не могла объяснить странную и подчас чудаковатую эмоцию двуглавого советника, однако вместе с тем не убрала ладонь до тех пор, пока тот не пришел в себя.
Эта клятва действительно многое значила. С тех самых пор, как Сигардан Многоликий принес ее Главе стаи на расцвете дела ТЭР и всей шпионской деятельности, агенты неоднократно с трепетом и почтением возносили дань тому событию давая собственные клятвы другим членам штаба и даже за его пределами – информаторам и связным. Она была символом, тайным знамением, она выражала глубину порывов и серьезность намерений для шпиона, потому что он буквально открывал свое сердце собеседнику в обмен на его доверие. Лестно было знать, что жест не забыт и там, где его давным-давно не наблюдали воочию, но где он некогда был рожден. И немного… странно? Впрочем, это уже вопрос не к верхушке, а конкретному ее представителю.
- Прошу... прощения, - Рэми покачнула головой, дескать «не стоит», но вряд ли это движение было замечено Нуором, ибо в тот самый момент он прикрыл глаза, должно быть, собираясь с мыслями.
Самка терпеливо ждала. В ее положении торопиться было некуда, так что меченая отдалась мерному течению мыслей, слегка расшевеленных неловким любопытством. Но пауза оказалась недолгой и очень скоро внимание водной потребовалось в двойном объеме. С непривычки она то и дело переводила взгляд на говорящую голову, от чего, могла выглядеть растерянно, даже не собранно, хотя на морде утвердилось выражение крайне внимательное и вдумчивое.
Воспринимать информацию подобным образом было сложно и неудобно, несмотря на то, что головы регента продолжали предложения друг за другом, Рэми никак не могла отделаться от чувства общения с двумя отдельными личностями и порой теряла нить. Ненадолго, но попытки сопоставить детали, пока ответы лились рекой, стремительно крали силы, занимая их куда больше, чем при решении ребуса. Сонате не хотелось что-нибудь упустить по неосторожности, с одной стороны потому что это непрофессионально, а с другой, вероятно, от того что Регент ее неподдельно заинтересовал. Располагая его секретом продолжительное время, она и предположить не могла, что, оставшись с таковым лицом к лицу, окажется столь неподготовлена. Во многом из-за того, что реальность яснее любых слухов давала понять, как мало второе имеет общего с первым. И то, что на первый взгляд кажется просто на самом деле в тысячу раз разнообразней и в сотню сложнее. Советник был тому неопровержимым доказательством.
Передышка пришлась очень кстати. Рэми позволила глазам отдохнуть, уткнув загадочно пустынный взгляд куда-то в стену за регентом. Всякое можно было подумать: что самка напугана, сведена с толку или разочарована, но найти подтверждение в выражении морды, оказалось, невозможно. Полное отсутствие эмоций порой ярче чувств говорило о их наличии, а если вернее - о желании спрятать и не выставлять напоказ, пока суть происходящего не прояснится.
Шпионка не могла прояснить. Упорно пыталась, но с ощутимым трудом умещала в своей голове все услышанное за сегодня. Почему? Рэми не понаслышке знала, каково быть исключительным существом, что реальность преподносит сюрпризы куда чаще, чем это замечает большинство и на самом деле "уникальные" случаи не так уникальны. В своей исключительности да, но, если собрать всех "особенных", глядишь, окажется, что перевес далеко не на стороне «нормальности».
Один большой цирк уродов, в который самка была вхожа, где каждый уродлив по-своему и отличается чем-то своим. Явно или за рамками очевидного эти уродства показывают себя и пока первые прут против мира, пытаясь отвоевать свое место под Шагри, вторые борются сами с собой в тщетной попытке не сойти с ума. Так что, быть может меченая вплотную подошла к ответу, почему ее так заинтересовал двуглавый регент. Потому что она видела в нем такое же существо, непривычное для мира, и вынужденное приспосабливаться к условиям где все другие чувствуют себя комфортно. Родственная душа… души? Возможно рано говорить о чем-то столь броском, но в какой-то степени самке стало спокойней: она сумела разобраться в себе. И вновь перевела взгляд на Нуора, теперь уже куда более живой, глядящий слегка исподлобья, но мягко.
- Должно быть начало было весьма трудоёмким, - резюмировала услышанное самка. Ее первые шаги в новую жизнь тоже дались не просто, но в отличие от Регента, который разобрался в себе и тактично действовал, не взирая на рамки, шпионка продолжала эту борьбу каждый день питая горькую ненависть к себе и миру. Хотелось спросить: «как с этим справиться?» и «что для этого сделать?». Но вопросы были слишком личными, настолько, что вряд ли когда-либо прозвучат в чьем бы то ни было присутствии.
Самка задумчиво смотрела на правую голову регента, машинально перебирая пальцами ворс шкур. Поток мыслей ушел в то русло, которого она старательно избегала – ее сущности, ее бытия. Эта тема была достаточно болезненной и стоило, пожалуй, отвлечься.
- Вы же понимаете, что я вас не оставлю в покое, пока не узнаю имена? – она устало улыбнулась, хитро сощурив глаза.

+2

56

Выдох. Вдох. По два за раз. Выдох-выдох. Вдох-вдох. Выдох-выдох. Регент дышал медленнее и глубже, но не настолько это было отлично от предыдущего его состояния, чтобы Андарэми могла заметить. Наверное. Эти двое с половиной явно играли в какую-то странную игру, совершенно отделённую от расспросов и дачи ответов. Они постоянно что-то прятали друг от друга, даже не всегда осознавая это и даже порой не имея таких намерений. Занятно.
Нуортариот шлёпнул легонько хвостом по полу будто невзначай. Головы одновременно поджали губы, сделавшись на мгновение строгими и какими-то неуловимо холодными. Выражение быстро ушло, но тень его словно отпечаталась как-то на регенте, оставив за собой этот самый холодок.
Советник понял, что устал. Хотя вернее будет сказать, что не успел достаточно отдохнуть. Обычно он не болтает много даже с друзьями за вечерней плошкой простенького чая. Многословность регент оставляет для всяких собраний, советов и прочих деловых встреч, а в личном кругу предпочитает роль слушателя. И то - в личном. Тут же...
Нуор впервые за долгое время испытал некую фоновую неловкость. Головы прошила внезапная мысль: "Почему я-мы вообще так откровенны?". Советник стушевался, прокручивая в сознаниях раз за разом всю сцену. Раненую самку, её трудно уловимые эмоции, её жест... А ведь она до последнего держала лапу у груди, стараясь то ли уверить регента в своей честности, то ли пребывая в шоке от его маленькой истерики. Правая голова едва заметно улыбнулась, левая же слегка-слегка нахмурилась, а затем эмоции отобразились на мордах зеркально, наоборот, и быстро исчезли.
А затем регент вспомнил, что когда-то попались ему под лапы целительско-разумниковские заметки о шпионке, в которых разобраться без пяти стаканов кактусовой настойки было нельзя. Да и то Нуо сомневался, что и тогда бы что-то понял. От смерти от крайне степени любопытства его спасла чистая случайность. Тогда ещё Старший Воин Нуортариот сумел отыскать одного из магов, работавших с ней, а тот уж и сумел приоткрыть завесу тайны, разъяснив едва ли не все неясные моменты. Как так? А кто бы устоял перед напором Нуора? Уже тогда нынешний советник владел невероятной способностью к убеждению и выуживанию информации... Различными способами.
Андарэми тоже оказалась необычной и негативно особенной. Может, её бы приняли, конечно. Как и Нуора - когда-нибудь. Но он не раскрывал своего секрета, то же старалась делать и она. С такой подоплёкой Двуглавый мог подсознательно и раскрыться сильнее обычного.
"Интересно... Она знает, что мы знаем?" Нуортариот внимательно наблюдал за шпионкой. Он вообще стремился к тому, чтобы даже будучи занятым собственными речами, не упускать изменения в её состоянии. Всё-таки она пострадавшая от каких-то бед, а он - так, по мелочи и в большей степени от всяких дурных бумаг, с какими приходится возиться во имя стаи.
- Начало... Начало... - слева.
- Бывало таким, что могло не получить продолжения, - справа.
Нуор пожал плечами, будто говорил не о возможности попросту не дожить до текущих дней, а букашке в своём завтраке. Он не желал рассказывать о всех деталях своего детства, которые прямо проистекали из необычайного его происхождения. "Происхождения из магической колбы, ага," - с лёгким раздражением подумал Нуор. А затем сосредоточил максимум своего внимания на шпионке.
В самке чувствовалась схожая усталость, что для себя регент объяснил текущими особенностями её самочувствия. Но было ещё что-то, чего советник пока не мог пояснить, ибо не считал, что мысли их могут каким-то чудом совпасть. Это чудесатое "нечто" немного взбудоражило Двуглавого, заставив ответить на её взгляд исподлобья едва ли не хищным своим. Нуор пытался докопаться до сути её размышлений самостоятельно, но пока что терпел поражение. И, дабы не выламывать собственный разум, в конце концов удовлетворился объяснением всего этого усталостью самки. На время.
- Хм. Если бы я хоть на каплю сомневался в этом, - поучительным тоном отозвалась правая голова на вопрос, - я бы был самым большим дураком на всём свете.
Двуглавый улыбнулся снова, упокаивая этим делом собственный смешок. Прежний азарт в душе поднял голову, подал голос, заставляя и Нуортариот реагировать так же. Сдаваться просто так на милость самки и потчевать её ответами без всякой "платы" регент не собирался.
- Но у меня есть условие, - левая голова приблизилась к самке на непозволительно близкое расстояние - между ними остался всего лишь метр, что, казалось Нуо, было очень-очень малой величиной, - откровенно и очень хитро глядя ей прямо в глаза.
- Это будет не сегодня.
Да. Нуор позволит себе вот так просто бросить самку умирать от любопытства, если, конечно, ей столь важен и интересен его ответ.
Левая голова убралась обратно на положенное ей место, но глаз не прятала. Правая присоединилась, оглядывая самку целиком. Обе снова поджали губы, явно чем-то недовольные. Чем - догадаться несложно.
- Тебе нужен покой... - тихо проговорили они в унисон. И это не звучало как вопрос, как совет или пожелание. Это был факт, причём из тех, услышав которые понимаешь - иначе и не получится, заставят любыми средствами, как не сопротивляйся.
Нуортариот, качнувшись телом назад, неспешно поднялся, глядя на Андарэми сверху вниз, давая понять окончательно, что в ближайшие часы точно ей ничего не светит. Он больше не улыбался, однако весь его вид говорил о его добродушном и даже мягком отношении к Андарэми и этому "допросу" в целом. "В итоге нам даже понравилось."
- Я буду рядом, если вдруг что-то понадобится. Хорошего отдыха, - пожелание получилось чересчур формальным. Но... Уже развернувшись и отходя от ложа Андарэми, Нуор неосознанно оправил кусок шкуры, едва не задев лапу шпионки, которая до того ворошила шерсть примерно в том же месте.
"Нам нужно срочно переговорить с Тетой. Срочно!"

+3

57

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Андарэми и не собиралась мучить Регента вопросами на эти темы - детства, сложностей, сопутствовавших успеху и жизни в целом. Не они ее интересовали. Ведь каждый боролся по-своему в этой бесконечной борьбе, кому-то на первых порах приходилось проще и дальше по накатанной, кому-то сложно было всегда, но от жизни не потребуешь сюжета, который тебе понравится, иначе все было бы слишком просто и слишком предсказуемо.
Поэтому могло показаться, что самка никак не отреагировала на эти слова, будто не расслышала или просто не придала значения, но внутренне шпионка согласилась. Порой возможность сдаться и закончить все это казалась слишком заманчивой и притягательной, но что-то не пускало, напоминая: еще не время. Что? Почему оно вообще решало, когда наступает момент одной жизни оборваться и начаться новой? Только звездам известно... 
- Хм. Если бы я хоть на каплю сомневался в этом, я бы был самым большим дураком на всём свете. - О, что это? На морде шпионки впервые промелькнуло выражение, не контролируемое разумом и разобрать в нем искренность оказалось задачей на удивление простой. Самка мягко улыбнулась, смутившись своей же улыбки, слишком честной для этого дня, отвела взгляд в сторону и если бы не была такой темной, то ей-ей покраснела бы.
Неловкий момент для самой шпионки, которая не привыкла к подобным вольностям собственных эмоций, перерос в забавную попытку вернуть себе контроль и «лицо». Но порыв оказался провален, а причина тому упорно избегала любых логических объяснений. Возможно ответ был прост: окруженная заботой и вниманием в прошлой жизни, здесь она не располагала ничем подобным, не знала любви, не знала поддержки и смирившись разумом, подсознательно все равно тяготела к любому признанию и признаку внимания. А может дело было в словах? Или, вовсе, в том, кому они принадлежали? Но этому варианту самка противилась из последних сил.
Меченая чувствовала себя глупо и неловко, словно неопытная дракона в обществе солидного самца. И хоть контроль над эмоциями удалось взять довольно быстро, агентка поразилась тому, какой эффект производит на нее регент, не прикладывая видимых усилий. Вся эта ситуация тревожила воспоминания из прошлой жизни и впервые они не приносили разочарования, а скорее интриговали. В то время, как всей ее нынешней жизнью из года в год руководили расчет, логика и буйный нрав, доводящий до ручки начальство, самка впервые позволила себе искренность и, возможно, Нуор застал именно ту, какой она была задолго до всего и какую уже никто не помнил.
Одна из голов приблизилась и водная, не растерявшись, тоже слегка подалась вперед, словно бросая вызов: ну же, удиви меня. Живости лукавому образу, пришедшему на смену стихийным чувствам, придавали красноречиво изогнутая бровь и беззлобная ухмылка, заигравшая на губах. Уловка регента сводилась к заботе о ней, ибо он ничего не выигрывал. Разве что время, но поскольку бежать от вопроса теперь бесполезно, вряд ли Нуортариот искусился отсрочкой. Рэми не любила, когда ее воспринимали слабой, когда видели недомогание и усталость в ее глазах, но сейчас должна была согласиться – лучше приберечь силы. И не смотря на явно настойчивый подтекст, советник был достаточно деликатен, чтобы его слова можно было не воспринять как приказ, а, следовательно, не вознамериться действовать вопреки. 
Меченая качнула головой, молчаливо наблюдая за самцом. Когда тот отстранился, поправив шкуру, лапа самки потянулась в его сторону, почти машинально, но Двуглавый уже не мог видеть этого жеста.
- Спасибо, - в конце концов бросила Рэми, прежде чем отвернуться в сторону окна. За что? Пожелание? Беседу? Заботу? А может и что-то совсем иное. Это останется известно лишь ей одной.
Шпионка поворочалась недолго, в поисках удобного положения, а затем опустила усталые веки, почти мгновенно провалившись в объятия сна.

+1

58

Тремя днями позднее... 25 Морозного месяца, утро
Личный кабинет Нуортариота, доступ ограничен
Воды вокруг Ардена всё ещё тихи

Иногда создавалось чувство, будто регент стаи Воды существует в какой-то отличной от известной большинству реальности, где всё то время, что ты не спишь, требуется работать. И то многие бы наверняка продолжали свою деятельность, даже если бы видели уже десятый по счёту сон...
В те дни, что Нуортариот по случаю разделил с Андарэми, он, казалось, ещё больше ушёл в рутинные свои обязанности, то пропадая где-то за пределами Андерхельма по полдня, то погружаясь по обе макушки в бумажно-табличечную волокиту в уголке своего кабинета. А когда свободное время у советника всё же случалось, он делал самое полезное в мире дело. Спал. Спал и частенько во сне маршировал, лёжа на боку, или что-то считал на пальцах, развалившись на спине.
Со шпионкой Двуглавый практически не разговаривал все эти несколько дней, если не считать тех редких моментов, когда оба вдруг вспоминали, что организму всё-таки нужно, например, поесть. Разумеется, этим только не ограничивалось дело - Нуор был весьма отзывчив, если Рэми что-то хотела узнать или попросить, хоть и это тоже было не слишком частым явлением по независящим от самого Двуглавого обстоятельствам.
Более всего их взаимное положение напоминало даже не сожительство, а скорее уж сосуществование. И регента это даже устраивало, ведь ранее он беспокоился, что вся его работа попросту встанет на неопределённое время, а кабинет окажется под угрозой уничтожения... Тем довольнее был Нуор, когда выяснилось, что ожидания действительности не соответствуют. Почти. Всё-таки кабинет советника был отнюдь не тюрьмой.
В любом случае... Возможность продолжать видеть и ощущать мир таким, к какому привык, была в текущее время бесценна, за это Двуглавый был только лишь благодарен.
Нуортариот об этом думал не слишком часто, но и не совсем уж редко. А в конечном итоге пришёл к выводу, что следует выразить всё это каким-то более приемлемым образом, нежели утренними комплиментами (которые, учитывая состояние Андарэми, порою были странными и не особо к месту) и тасканием разного рода мелких вкусных штучек из запасов Теты. "Кражи" по сравнению с привычными, для одного только Нуора, увеличились в размерах, что не прошло мимо ледяной, но она всего лишь обиженно дула губы и грозила другу увесистым кулаком, бормоча что-то невнятное и крайне подозрительное. Двуглавый настороженно косился в ответ, пожимал плечами да быстро исчезал из виду, прихватывая с собой ещё какое-нибудь лакомство сверху.
И вот сегодня... Регент по обыкновению топал по коротенькому коридору, телекинезом "толкая" впереди себя острые осьминожьи щупальца и несколько цветастых комков каких-то водорослей со сложным названием и специфическим вкусом. Старший Воин, уворачиваясь от тычка острым когтем в бок, заверила, что это безобразие точно оценит дама, если она сведуща, естественно, в изысканных блюдах. После чего таки получила пальцем, правда, в шею, и поспешила не мозолить чересчур активному советнику глаза...
И вот спустя половину часа со времени этого инцидента Нуор торжественно нарисовался на входе в свой кабинет, выставив кулинарные извращения перед собой на манер заграждения.
- Мадам! - удивительно громко и радостно возвестил Нуортариот на два голоса. Он знал, что шпионка не спит. - Не заняты ли вы сегодня?
Двуглавый глухо фыркнул-хохотнул и таки ввалился внутрь, тут же отпихивая в сторону свою ношу.
- Я бы хотел пригласить Вас на небольшую прогулку, чтобы полюбоваться красотами нашей необъятной родины! - щедро улыбнулись слева от Андарэми.
- Нет, я хотел бы! - возразили справа от неё.
Потом обе головы снова неясно усмехнулись и вдруг посерьёзнели.
- Надеюсь, здоровье позволит устроить небольшой выход за пределы моей "скромной" обители?
Нуор достаточно внимательно следил за изменениями в состоянии самки и сам полагал, что Андарэми можно сегодня практически всё. Однако советник легко мог чего-нибудь не заметить, к тому же вежливость требовала задать сей вопрос. "А ещё так легче будет сослаться на худое самочувствие, если вдруг идти никуда не захочется."

Отредактировано Нуортариот (7 Апр 2018 12:31:18)

+2

59

25 день Морозного месяца 8052 года
Утро в разгаре.

В отличие от регента, который успешно прятал мысли и всего себя в работе, Рэм была открыта для общения. Любая попытка Нуора выйти на связь встречала незамедлительную реакцию, однако дальше пары фраз после того самого вечера их общение не заходило. Не то вопиющая занятость советника играла не на лапу их незаконченной беседе, не то его же робость, хотя чему робеть? Они все здесь взрослые драконы.
В отличии от вынужденного соседа, чье обиталище она бесцеремонно заняла, самка не могла похвастать забитым под горло графиком и насыщенным списком дел. Их спектр в принципе сводился к трем пунктам: еда, сон, чтение, и, если первые два дня второй маркер из списка еще мог скостить часть мучительно долгих часов, далее активной шпионке приходилось превозмогать и обходиться редкими разминками, когда двуглавый коршун срывался со своего насеста по делам.
Они словно существовали в двух разных реальностях, как старая супружеская пара: наскучил вид, поднаторели склоки, но развитая за годы привычка друг к другу не даст свести на нет все эти пустые вечера. И они продолжают молчать, заниматься своими делами и делить одно пространство на двоих. Без особой цели и видимой причины.
Андарэми была здесь гостьей, хотя порой, казалось - заключенной, и пусть шпионка не славилась глубокой манерностью и чувством такта, сейчас она старалась играть по правилам советника, подстраиваясь под его ритм и условия жизни. Наверняка Нуортариот ожидал не этого. Безумная шпионка в его обители. Он несомненно готовился принимать удар грудью, заколачивать проходы, ставить решетки на окна и тащить из подземелий цепи на случай если все будет слишком плохо. Но самка была на удивление спокойной и тихой, молчаливо скучая в своем углу, она краем глаза наблюдала и слушала, чем занимается советник, а порой просто абстрагировалась и размышляла о чем-то своем.
Привольно развалившись в святая святых советничьей берлоги, самка коротала дни и ночи за третьим пунктом списка и единственным доступным ей делом - чтением. Позаимствованный у регента трактат "Стратегия и тактика строевой подготовки", лежал перед шпионкой вторые сутки и без восторга, но с должным вниманием, шпионка скользила взглядом по руническим строкам, вникая в каждую фразу и схематический рисунок. Чтиво было не из тех, которые захватывают с полуслова, формальный сухой текст напустил бы тоску на любого, но, кажется, Соната отдалась этой литературе с завидным чувством толка, не смотря на видимое отсутствие интереса к таким вещам. И отвлекаясь, разве что, тогда, когда у регента что-то падало на пол, или он сам срывался с места по своим делам.
С многим изложенным Андарэми могла поспорить, о чем свидетельствовала подлетающая время от времени надбровная дуга или обе, ползущие на переносицу. Автор творения утверждал, что путь войны - ничто иное, как цепь повторяющихся событий и со времен Раскола, тактика, применяемая врагами - это повторение былых стратегических дел со свежим взглядом на их реализацию. А, следовательно, пишет автор, подготовка солдат должна проводиться по отработанной схеме с обязательным учетом возможных "изощрений" со стороны врага.
Андарэми выразительно вскинула брови, перечитав пару раз для верности и не заметила появления двуглавого советника на горизонте. А стоило прозвучать громогласному "мадам", выражение со всей, вложенной в него экспрессией обратилось к Нуору. Довольно неожиданный контраст на фоне безмолвных последних дней, похоже не последнему лицу стайной организации было, чем удивить свою гостью.
На вопрос про занятость, самка надменно фыркнула, ухмыльнувшись краем пасти. Советнику ли не знать, что ее распорядок всецело зависит сейчас от его снисходительности. Почти как в ученические годы.
- Регент, неужели вы приглашаете меня на свидание? Я было подумала, мы с вами перепрыгнули цветочно-ягодный период, начав все дело с постели и сожительства, - шпионка ухмыльнулась шире. Надменность в голосе была не ядовитой, а скорее игривой, как легкий укол за промедление и вызов самцу – эту даму удивить не так уж просто. Самка потянулась к советнику крыльями, позволяя себя придержать. Рана на боку затянулась плотной коркой, но перенапрягать ее не стоило, да и подниматься из-за этого было весьма неудобно.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+3

60

Что ж, да, с формулировками на сей раз у Нуортариота были проблемы, о чём красноречиво свидетельствовал этот надменный «фырк» со стороны самки. Регент едва не закатил глаза и плечами не пожал, но вовремя опомнился, посчитав, что Андарэми не так его поймёт. Даже занимая высокое положение в стае, Двуглавый стремился к тому, чтобы его видели по возможности с положительной стороны. Так было выгоднее.
Может, конечно, шпионка бы и не сочла поведение советника недостойным, только вот знакомы они близко были всего ничего. Если быть честным, то скорее вообще не были близко знакомы, что закономерно.
Изначально Нуортариот притащил самку к себе с вполне конкретной целью – вызнать, что там случилось с ней такое, куда она умудрилась влезть и чем это грозит стае. В свете не столь давних его «находок» из Тёмного Альянса он сделался дюже подозрителен по части шпионских вылазок, желал знать всё, что происходит вокруг, не упускать ни единой детали.
Соответственно, для реализации плана в целом требовалось как-то проявлять внимание, уважение и прочие, прочие вещи, расположить к себе шпионку хоть сколько-нибудь. Затем бы Нуортариот узнал то, что ему надо, или сумел бы получить достаточно зацепок, чтобы в дальнейшем самостоятельно восстановить явно жуткие события, пришедшиеся на долю самки… А там уже и не обязательно будет пересекаться вообще. Нуор ведь не планировал заводить каких-то особенных долгоиграющих отношений с ней. Частично по этой же причине, кстати, Двуглавый не баловал Рэми вниманием излишне…
Однако довольно быстро самец подловил себя на мыслях, что взаимодействие со шпионкой не даётся тяжело, не висит грузом придуманного самому себе долга, а является вполне приятным и… и да, Нуор не прочь был позволить себе несколько больше в рамках всей своей операции. Предложение продышаться воздухом хоть где-нибудь вне кабинета именно из этой категории.
Был ли готов советник к выпадам Андарэми? Да, пожалуй. Нуор ни за что бы не забыл, что может скрываться за всем этим спокойствием прошедших дней.
Хм. А Ваш ответ зависит от того, свидание это или нет? Факт нашего сожительства и нахождения в одной постели – всё-таки недостаточный аргумент для вылазки куда-нибудь? – успел хитро спросить он до того, как шпионка вполне себе однозначно выразила согласие. Сомнения в голосе Двуглавого не было, советник же прекрасно понимал, что вряд ли пребывание в одиночестве в практически пустой зале приносит Андарэми удовольствие. Если уж даже она рискнула развлечь себя таким чтивом как «Стратегия и тактика строевой подготовки»…
Регент только улыбнулся двумя улыбками сразу и сделал пару размашистых шагов к шпионке, помогая подняться. Вон как расстарался, даже прижался к полу немного, чтобы тянуться крыльями высоко не нужно было. А ещё он совершенно точно готов был служить надёжной опорой (и в буквальном смысле, и в переносном) ей на протяжении всего выхода «в свет». Метафорического, ибо заранее советник озаботился тем, чтобы освободить полностью от любых живых душ свой этаж, а ещё верхний и два нижних…
– Между прочим, – заметила левая голова как бы невзначай, – у меня есть и более занимательная литература…
– Кхм! – тут же возмущённо вспыхнула правая, – он вообще-то хотел сказать, что у нас есть небольшой подарок. Можем захватить с собой…
– А можем устроить романтический ужин, как и положено на свиданиях, – не преминула колко ответить левая голова фактически самой же себе. Регент (явно его левая недо-половина) взмахнул лапой, указывая на приличных размеров глиняный поднос, на котором и покоились старательно добытые им яства. Другой конечностью Двуглавый обозначил выход, тут же он сделал и осторожный шаг вперёд.
– Лучше просто пойдём… Или…
– Леди считает иначе? – две пары глаз тут же пытливо и с лёгкой насмешкой уставились на Андарэми сверху, ловя её взгляд. Небывалую свободу он давал ей сегодня. Сам же советник так и застыл, выставив в незавершённом шаге вперёд лапу, а другую отведя в сторону. Из регента Нуортариот мгновенно умел превращаться в самого настоящего шута.

Отредактировано Нуортариот (13 Июн 2018 22:05:22)

+2

61

Андарэми никогда не выдавала из себя всемогущую гром-самку, какая и тура на скаку остановит и лавовое озеро вплавь пересечет. Возможно была такой. По прихоти неподкупной судьбы и нелегкого прошлого - обладала высоким порогом боли, благодаря бессчётным тренировкам и знаниям, отработанным на практике, могла выдерживать куда больше, чем было по силам простым смертным самкам. Однако она никогда не изменяла себе и продолжала манипулировать ситуацией, где бы ни оказалась в данный момент.
Сейчас в присутствии Нуора ей хотелось быть чуть более слабой и хрупкой, чем это было на самом деле. Можно без стеснения назвать это женской хитростью, можно обличить хитроумный прием, однако Рэми, как и любая самка, как и любой дракон порой нуждалась в обществе, внимании, заботе. И сейчас ей, особенно, как никогда, было приятно ощущать сильное плечо рядом. Пусть были они едва знакомы, пусть официально деловые рамки создавали между ними барьеры условностей, а напряжение сторон, которым оба принадлежали – создавало ауру легкого дребезжания и колкости. Это было даже интересно.
Нуортариот хватко отразил выпад и был, похоже, в подходящей форме для небольшой дуэли, которая несомненно будет сопровождать их беседу на всем ее протяжении. А потому шпионка поспешила вернуть себе лавры первенства насмешливо парируя все сказанное с легкой, но уже привычной надменностью:
- Всего-навсего осмелилась усомниться в том, насколько скоро вы соберетесь с духом. Вне подобных обстоятельств и этих стен выловить меня было бы крайне сложно, - регент ничем не был обязан своей гостье, однако в ее голосе читалось совершенно обратное. Возмущение, легкий укор и все в самых тонких долях, чтобы никакое из чувств не выбивалось и не выходило на первый план.
- Пришлось бы вновь бросаться на амбразуру для новой встречи… и кто знает, чем бы это обернулось, - самка хитро сощурила взгляд, глядя на самца снизу-вверх. Лукаво, игриво его реакция и его ответ были ей интересны, о чем можно было догадаться, не проникаясь глубокой сутью этих слов.
Андарэми чувствовала в советнике оппонента, какого редко удается встретить в обычных кругах. Равного по силе и уму, способного на ответные действия, возможно немного более грубые, ведь Двуглавый был военачальником и воином, однако не лишенные своего изящества. В плетении словесных паутин Нуортариот показывал себя не с худшей стороны, и Соната не могла это не оценить, как не могла не оценить подкупающую учтивость и заботу. Без стеснения облокотившись на бок регента своим и чуть приподняв крыло, дабы оно не оказалось в западне, водная размяла шею. Невзначай ее щека скользнула по чешуе советника. Сонату не смущал их первый столь тесный контакт, но она все еще надеялась прощупать слабые места своего соперника и спутника, дабы отыскать ту грань, за которой замаячит неловкость. У могучего Нуора должны быть свои слабые места.
Между прочим, у меня есть и более занимательная литература… - самка загадочно улыбнулась, но ничего не ответила.
А можем устроить романтический ужин, как и положено на свиданиях, - головы без стеснения переговаривались между собой и с нею, но хоть у водной было достаточно времени, привыкнуть к виду, подобная живость со стороны регента все еще была новинкой и откровением. Самка слегка терялась в таких мелочах, как ответ – в какой форме он должен быть, к кому обращаться, поэтому говорила пространно, без конкретики.
- Зависит от того, куда мы пойдем. Вам лучше знать, - все еще улыбаясь, без ехидцы и небрежности отвечала она.
- Лично для меня – конечный пункт не важен, - водная сделала шаг вместе в регентом, а затем замерла с выражением, которое обычно сопутствует какому-то внезапному воспоминанию. Например, о том, что в пещере не накормленный кабилл разносит редкие предметы обихода, или банда головорезов в этот самый момент штурмует башню надеясь вернуть очень некстати позабытый долг.
- Только если это не пыточные, - слегка растеряно выдала водная спустя несколько мгновений, а затем еще более задумчиво - Хотя…
Здесь уже можно было прочувствовать легкую фальшь, допущенную нарочно. В следующую минуту самка уже хитро глядела на своего спутника, повернув голову в сторону, так что в поле зрения его попадала лишь одна сторона морды и заинтригованный взгляд.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1

62

Нуор был до мозга костей приспособленцем во всём, начиная условиями какого-нибудь военного похода, не обременяющего участников благами и удобствами, заканчивая бытом и общением с кем-либо. Умение надевать правильную маску и хитро прятаться под ней, не выдавая истинных намерений и желаний, присуще ему было, похоже, от природы, а с годами он лишь совершенствовал его, вплетая в него богатый нажитый опыт. Посему - да, если Андарэми требовался противник для словесной дуэли, Нуор им будет без лишних слов, причём действовать постарается со всем возможным усилием, становясь достойным оппонентом.
Однако всё же от некоторых внутренних переживаний эти таланты самого регента не избавляли. И ощущения бывали как положительными, так и... негативными. Он всё же дракон, личность, пусть и значительную часть своей жизни играющая под чужими ликами.
И на колкость Андарэми, ту, что словно постулировала ему некий "долг", "обязанность" таскаться за ней, будто сопливому птенцу за своей первой и стервозной любовью, регент в душе хотел ответить хлёстким и даже злобным: "Сложно?.. А нужно ли?" Неприятно было бы, выскажи это советник вслух. Но это будет его маленький-маленький секрет, один из множества, о которых каждодневно умалчивал Нуор.
Впрочем, у кого нет их, этих внутренних тёмных тайн? У Нуора вот глубоко-глубоко внутри до сих пор сидела мерзостная гнильца, пережиток далёкого прошлого - обид и нападок, несовершенства и удручающих отличий от остальных. Эдакий так и не выросший птенчик, обиженный на всё и вся, неспособный достойно защититься, от того и бросающийся словами, преисполненными злобы и желанием уколоть побольнее в ответ.
Однако Нуор всё же по большей части вырос и сумел оградиться от своего душевного ребятёныша. Где-то одним лишь терпением, где-то - непрошибаемым ответом рационального ума.
И потому еле заметная вспышка злости на Андарэми за этот ход тут же схлынула, Нуор сознавал, что вот эти речи, так его задевшие - элемент игры, на которую он, между прочим, согласился добровольно. А дело ли - обижаться на забаву? Вовсе нет.
- Это обернулось бы тем, что я бы долго сетовал на Ваше безрассудство, наблюдая за Вашим благополучием близ Вашего, вероятно, на сей раз почти законного ложа в своём кабинете. Снова, - хитро-лениво отозвалась правая голова. Левая насмешливо фыркнула.
- Но моё внимание вообще-то можно привлечь и менее экстравагантными способами, - тихонько напомнила она будто невзначай.
"Хотя в твоём случае, Андарэми, "менее экстравагантно" вряд ли вообще осуществимо..."
И действительно. Шпионка то щёчкой приложится к телу регента, то намёки про какие-то там странные практики уже делает.
И если необычайно близкий контакт Нуортариот вынес стойко, делая вид, что ничего не заметил (и действительно не придав этому особого значения), то к последнему предложению, пусть и шутливому, у него вспыхнул неожиданный интерес. Двуглавый даже перестал изображать статую, тем паче Андарэми уже к нему присоединилась.
- Это должно было быть на втором свидании... - не растерянно, но так же задумчиво высказалась левая голова.
- Не хотелось раскрывать все сюрпризы в первый же день, - добавила правая, качнувшись из стороны в сторону и хитро прищурившись. Подразумевал ли Нуо под сюрпризом само посещение подобного места или же конкретно то, что можно было узнать от Андарэми там, он уточнять не стал. Только улыбнулся дважды так, что... Ну, понятнее не стало.
- Что ж, пожалуй, сегодня мы настоим всё-таки на небольшой прогулке без осмотра пыточных, - Нуор решил наконец прервать ненадолго словесные игры, при текущем течении которых существовал риск так никуда и не отправиться. А ведь регент так старался, чтобы обеспечить комфортные условия для них обоих!
Советник выпрямился, разминая шеи, а затем осторожно и неспеша двинулся к выходу из кабинета. Левая голова "прокладывала" путь, контролируя общее движение, правая же наблюдала непосредственно за Андарэми, немного склонившись к ней, чтобы в любую секунду иметь возможность помочь, если что-то пойдёт не так. Но при том саму шпионку Нуор в действиях не ограничивал, будь её воля, она смогла бы и вовсе отделиться от советника и его неожиданно чуткой заботы.
- Вы когда-нибудь уже бывали здесь? На этих этажах? - спросил он негромко, когда оба оказались в просторном, но очень коротком коридоре. Он немного изгибался дугой, от чего усмотреть, что таилось в затемнённых проходах справа и слева было затруднительно. Однако вряд ли Нуор задавал подобный вопрос шпионке потому, что умудрился забыть пути, ведущие прочь из его личных покоев. Хоть и старательно делал комичный страдальческий вид, дескать, неловко замялся, не зная, куда следует направиться.
На деле же движущей силой скорее было желание узнать, сколько же точно или хотя бы примерно увидела Андарэми за время своей работы. Не побывать здесь, искренне полагал регент, она просто не могла, вопрос - как часто это было и с какой же целью. От этого зависело очень многое в понимании Нуора, но именно сейчас - лишь то, куда они пойдут. Выбор, конечно, невелик, но интересен: налево, в сторону немногочисленных, но крайне занятных складских зал, или же направо, к обширным площадкам, с которых открывается просто невозможный вид на большую часть Арденхельма. Ещё более интригующий, чем тот, которым мог похвастать кабинет Нуортариота...

Отредактировано Нуортариот (14 Авг 2018 13:47:43)

+2

63

Андарэми даже не догадывалась о мыслях, обуревавших разум советника. Для нее он оставался таким же, немного болтливым, немного таинственным и при том, что основные тайные его как дракона она знала, Нуора-личность был для самки загадкой. Огромной загадкой, в которой бесконечной вереницей тянулись вопросы и самую малую часть среди них занимали те, что нашли свой ответ. Она не могла знать о тонкой и обидчивой натуре, о комплексах детства, преследующих регента до этих пор. Она могла догадываться, но пока все, что видела самка – было основой для становления ее отношения к самцу, основой для ее мнения о нем.
Нуор был необычным, даже необычайным. Находясь рядом продолжительное время, как немой наблюдатель, не требующий особого внимания, но имеющий особые привилегии, такие как место в первом ряду, она могла наблюдать за тем, как ведет себя советник, как он проводит свой досуг, как работает, чем живет и о чем переживает. Этот опыт шел вразрез с той информацией, которую приходилось добывать по долгу службы. Она была сухой, лишенной конкретики и эмоциональной составляющей, безусловно имеющей место быть в любом действии живого существа. И за это время, не зная тонкостей, шпионка стала проникаться деталями.
Этим забавным наклоном голов, их несинхронностью и обособленностью при том, что само тело служило стабильным сосудом для обоих. Их различием и общностью, завидной для любых хоть сколько-нибудь тесных отношений. Глядя на Нуортариота, самка видела колоссальную работу, проделанную этим драконом, чтобы быть одной полноценной личностью с двумя сознаниями и двумя точками зрения. И глупо было полагать, что драконица не понимает этого в силу своей беспечности и любви жить одним днем. Впрочем, она бы все равно не призналась.
- Но моё внимание вообще-то можно привлечь и менее экстравагантными способами, - Андарэми заинтересованно перевела взгляд от одной головы к другой, с любопытством наблюдая разность их настроений.
- Например? – Не растерялась самка. В ее голосе звучала некоторая игривость, отдающая легким лукавством. Нуор сам дал повод, и шпионка не могла за него не зацепиться, с интересом ожидая ответа. Самке было интересно, какие возможности для их дальнейших встреч видит регент и видит ли вообще. Быть может он в этом вовсе не заинтересован? Хотя, конечно, шпионке хотелось бы, чтобы не только она одна работала на их осуществление.
Ответ Нуо на брошенную как будто невзначай, но на самом деле очень даже намеренно фразу про пыточные, Рэми немного даже удивилась. Она ожидала подобного ответа, очень характерного для беседы в подобном ключе, но то так, как это сказал советник, провоцировало определенное крушение шаблонов. Двуглавый не переставал удивлять свою вынужденную спутницу. Его тон выражал заинтересованность и даже в некоторой недосказанности было что-то, что, должно быть заставило советника задуматься, а с ним и саму шпионку. Увлекательно, слишком увлекательно, чтобы не придать значения, что же вы делаете, господин регент.
- Что ж, пожалуй, сегодня мы настоим всё-таки на небольшой прогулке без осмотра пыточных, - Меченая подняла вновь короткий взгляд, но в этот раз не на самца, а глядя перед собой. В нем можно было рассмотреть некоторое разочарование и огорчение, мимолетные, мелькнувшие там лишь оттого, что самке так захотелось, а затем выражение стало более мягким, без этой игры и колкой фальши, по крайней мере на данном отрезке пути.
- Я уверена, что вам удастся меня удивить, - Соната улыбнулась так же, в пространство глядя перед собой и устремилась следом за своим сегодняшним спутником. Опираясь на него, но и стараясь не давить слишком рьяно, по большей части шествуя самостоятельно.
Последующий вопрос ощутимой прохладой пролег между драконами. Морда самки сделалась серьезной и какие-либо чувства крайне сложно было бы просмотреть в этом выражении. Очень обманчивое, очень загадочное, очень сложное, оно сочетало в себе массу эмоций, прикрытых при этом завесой сложных, нечитаемых масок.
Вопрос был каверзным, был опасным. Наверняка, задавая его, советник понимал, как серьезно вынуждает самку подставиться, предлагая ей выбор: ответить честно с риском для себя или солгать, не рискуя ничем. Кажется, выбор очевиден? Но как бы не так. Будучи шпионкой, самкой, меченой, она любила и ненавидела две вещи – играть в рулетку и лгать. И если в первом случае играла жажда драйва, ко второму Рэми прибегала в самых крайних случаях, стараясь даже на своих задания раскрывать пусть долю, но правды.
- Дважды, считая этот раз, - Могла отделаться долей и здесь, сказать сухое «да», «конечно была», но она решила зайти немного дальше, подключая ту самую рулетку. Поставить все на черное и посмотреть на результат. – В вашем прежнем кабинете – чаще.
Довольно строгий, серьезный ответ, который ни коим разом не позволяет свести все в шутку. Водная с примесью тьмы смотрела на своего спутника спокойно, с некоторым вызовом и даже заинтересованно. Каковой будет его реакция? Быть может именно на это рассчитывал советник, оставляя ее подле себя? Надеялся выведать какие-то тайны, не даром намекая на пыточные? А может это было лишь проверкой на прочность. В любом случае говоря то, что она сказала, самка была готова к любому результату, потому что, как и в любой азартной игре он был непредсказуем. Рисковала ли она? Конечно рисковала! Был ли у нее повод доверять Нуору? Ровным счетом никакого. Но она сделала это, возможно опрометчиво, быть может глупо. Ради игры или по другой причине, шпионка сделала это и с любопытством ждала ответа. [nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1

64

Сопровождение

Реакция Андарэми была закономерной, Нуортариот знал, на что шёл. В лоб расспрашивать о непосредственной работе шпиона... Исходов щекотливой ситуации немного. На честность регент не рассчитывал вовсе, понимая, что мало кто захочет признаться в слежке, будучи в столь уязвимом положении рядом со столь, скажем откровенно, небезопасным собеседником. Солгать - лучший выход, ведь с талантами Рэми советнику попросту будет нечего противопоставить.
Однако... Когда обе головы, перестав разыгрывать комедию, вновь сосредоточили своё внимание на шпионке, Нуор решил, что, пожалуй, не знал вовсе, на что же именно он шёл. Он пребывал в том же неведении относительно мышления шпионки и внутренних сил, что движут ею, в каком находилась она по отношению к нему. Пусть сам дракон об этом и не догадывался. Может, завышал оценку способностей Андарэми. Или, вероятнее, преувеличивал размах внутристайной слежки.
Как бы то ни было, прочувствовать за стеной серьёзности, коей окружила себя шпионка, что-либо кроме этой самой серьёзности Двуглавый не сумел. Неопределённость в данном случае даже не раздражала его, но лёгкое волнение от того, что собеседник оказался практически полностью закрыт, возникло. Регент качнулся вперёд-назад, в нетерпении ожидая развязки. И вот...
Нуортариот резко склонил головы вбок, влево, оценивающе глядя на Андарэми. "Всего лишь?" - задался он вопросом, стараясь уличить самку во лжи. Однако у него не выходило найти ни малейшей зацепки в позе, во взгляде или в тоне, каким были произнесены эти слова. А верить в то, что всё столь... Столь скромно ему не хотелось, весь накопленный опыт в отношении шпионов собственной же стаи так и вопил, что дело нечисто. И вообще-то он даже был прав. Андарэми-то не ограничилась сухим конкретным ответом на довольно легко поставленный вопрос.
- Вот как... - выдавили головы растерянно, вновь и вновь бегло оглядывая шпионку. Эта открытость и откровенная честность, поставленные на кон, обескуражили советника настолько, что он едва-едва мог собраться с мыслями для достойного ответа и продолжения их игры. Но регент не стал бы регентом, если бы его можно так легко вывести из строя. Нужна просто маленькая капля времени...
- Что ж-ж... Это же сколько поводов для встречи было, у-ух! - усмехнулась правая голова, покачиваясь из стороны в сторону, будто сожалея об упущенных возможностях. Даже была в этом доля правды. Но на деле же у головы правой были более волнующие мысли, то и дело возникающие в предательски подлом разуме: продолжить расспросы и вызнать подробности всех этих посещений, пользуясь, так сказать, моментом. Праздный интерес, разумеется, исключительно праздный.
- Надеюсь, тамошний холостяцкий бардак Вас не слишком сильно смутил, - в привычной задумчивой манере отозвалась следом и левая. Она в свою очередь раздумывала над тем, как всё-таки следует оценить это маленькое открытие дня - честного шпиона. Недолго промучившись размышлениями, голова приняла решение обдумать это после и в куда более спокойной обстановке.
Затем же весь регент пожал плечами и оптимистично выдал:
- Что ж. Коли Вы тут уже бывали, то, думаю, одобрите мои желание и выбор отправиться в сторону по левую лапу от нас!
Ведь коллекция разнообразных штуковин, имевших сомнительную практическую ценность, но бывших всё же слишком занимательными (для того, чтобы скоропостижно от них избавляться) по тем или иным характеристикам, постоянно пополнялась. Эдакая импровизированная выставка интригующего барахла. "Хорошее, пожалуй, название для неё."
И вот вновь, не решаясь терять время, Нуор двинулся первым, не забывая посматривая на самку, чтобы в любой миг подстроиться под её желания и возможности. Попутно он решил вернуться ненадолго к так и не законченному диалогу о привлечении внимания.
Правая голова извернулась, склоняясь к Андарэми справа, непозволительно близко, и заговорщически шепча: "Вы спрашивали о примерах... Чем не вариант просто зайти и сказать: "Привет!"?..
Тут уж встрепенулась и левая голова. Она не отрывала взгляда от коридора, чтобы не споткнуться или не влететь куда-нибудь, но склонилась поближе к шпионке и таким же шёпотом произнесла: "О, да-а-а. Просто представьте, какой фурор это произведёт! Возможно, нам даже потребуется помощь целителя, настолько это будет неожиданный ход."
И вдруг обе головы взметнулись вверх с округлившимися глазами и тут же мгновенно вдвоём повернулись к Андарэми. Во взгляде регента застыло испуганно-сконфуженное выражение.
- Кажется, фурора уже не будет?.. - взгляд сменился на страдальческий, будто бы Нуор выдал не какую-то мелочную бытовую схему относительно себя-любимого, а самые секретные стайные планы.

Отредактировано Нуортариот (27 Сен 2018 15:11:27)

+1

65

[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Андарэми без особых усилий удерживала на морде выражение, застывшее там во время честного признания, но ее внутреннее «Я» растянуло пасть в широкой улыбке, стоило шпионке почувствовать в движениях и словах собеседника растерянность. Взгляд необычно ярких глаз был сосредоточен на заранее выбранной точке впереди, но боковым-то зрением она могла отследить бегающие взгляды. Все это лишь подогревало азарт и легкое, словно акцент, самодовольство даже от такого, казалось бы, глупого хода.
- Могло быть, если бы мне захотелось, - как ни в чем ни бывало, шпионка продолжала играть с Регентом, то и дело подпуская его к себе на расстояние выстрела, а затем легким мановением лапы отталкивая на мили. Вверяя бесценные слова и позволяя расценивать их как угодно, без права на звонок другу и помощь зала. Распознать ложь или правду было не просто, ведь они не намекали прямо, они ни к чему не вели и, если одни фразы меченой так и просили поставить акцент, на других недолго было поскользнуться. Не даром советник нервничал, ведь его подопечная была совсем не проста и совершенно неподатлива, в чем можно было неосторожно усомниться.
- Впрочем, знай я вас, как сейчас, возможно задумалась бы о такой возможности на порядок раньше, - самка хитро скосила взгляд на двуглавого, сделав свой выпад. От атаки к отражению, их дуэль не прекращалась ни на минуту и шпионка мягко, но настойчиво прощупывала почву под своими лапами, почти играючи, но вынужденно жертвуя пешек. Ни одна игра не обходилась без жертв.
- В те моменты, бардак меня заботил меньше всего, - неизменно лукавый и одновременно любопытный взгляд взирал на самца снизу-вверх. Лёгкий укол и шпионка вновь ждёт реакции, ведь она сразу поняла, к чему ведут эти окольные вопросы. Не было похоже, что самка пытается увести тему, напротив, она подогревала обстановку, все еще решая, что будет увлекательнее: развив интригу, оставить регента ни с чем, или поиграть в заключённого-дознавателя. В обществе такого самца любой вариант хотелось испытать на себе.
- Сложно оценить то, чего не видел, - лукавит? Возможно там должно было стоять "вблизи"? Или "воочию"? Сама фраза звучала так, словно в ней повисла лёгкая недосказанность, как кроссворд, состоящая из одного слова. А каким могло быть это слово? Могло ли оно развернуть смысл предложения совершенно в другую сторону? Быть может подтвердить догадки Нуортариота? Или самка имела в виду совершенно иное, намекая на замыслы советника, о которых пока не имела ни малейшего понятия.
Между тем они начали свое небольшое шествие. Советник суетился, это было забавно и мило, ведь на самом деле болевой порог Рэми и её выносливость могли скостить любое неудобство, случись Двуглавому заставить её идти самой, таща при этом суточный запас войсковой провизии на своей спине или просто отпусти в "свободное плавание". Но водный был обходителен и действовал очень аккуратно, что в иной ситуации и в другом обществе могло бы стать отличной темой для уколов. Впрочем, Соната не планировала оперировать этой темой, по крайней мере до тех пор, пока она не остынет. Такие вещи лучше выдержать и припомнить когда-нибудь в будущем. Если представится чудесная возможность.
Меченая с лёгкой непринуждённа улыбкой наблюдала за развернувшимся спектаклем полутора актёра, ожидая к чему же все-таки придут головы и не смея прерывать такое шоу. Очень увлекательно, и привлекательно. Не то, чтобы водная любила дурачиться, но наблюдать за тем, как дурачится кто-то, особенно если это кто-то с безоговорочной репутацией, ей нравилось все больше. Кроме того, это говорило о том, что собеседнику еще есть чем крыть ее ходы, а значит игра продолжается.
Досмотрев до конца, с выражением отчасти самодовольным, отчасти хитрым, самка загадочно покачнула головой не спеша пояснять этот жест на словах. В ее взгляде промелькнуло легкое и очень наигранное разочарование, которое затем отразилось на морде, после чего водная вновь повернула голову вперед, прикрыв веки. Как делают, когда приходится в шестой раз пояснять одно и то же и это все никак не дойдет до спутника.
- Банальность - не мой стиль, господин советник, - сквозь ровную полосу губ, пробилась разоблачающая улыбка, - Неужели вы ещё не заметили?

+1

66

"Если бы ей захотелось?" - мысленно Нуор возвёл все четыре глаза к далёкому и столь же представленному лишь в воображении небу. Так легко обозначить свою якобы власть над ситуацией? Ну да, кому же как не ей это делать. Регент только улыбнулся, уже держа на языке колкий ответ, но ход шпионки оказался вовсе не завершён. Двуглавый смиренно ждал, как и полагается истинному благородному самцу, и выжидал, будучи к тому же и неплохим стратегом.
И вот он! Хлёсткий почти-комплимент-но-на-самом-деле-нет. Не тот уже уровень взаимоотношений, чтобы отвешивать друг другу вежливые поклоны и дарить льстивые слова. Нуор ничуть не смутился, словно принимая сказанное как данность, факт. Но и не возгордился тоже, считая произнесение этой фразы не совсем своей заслугой.
- И что же Вы теперь знаете? - очень просто и как-то легкомысленно ответил он, как если бы действительно и предположить не мог причины такого решения. Однако Нуор уже давно знал, что в нём способно так заманивать большинство и даже весьма сметливых дам. Пресловутая неизвестность, натуральная чужеродность, несоответствие образов, которыми способен был играть советник. За какую чешуйку не дёрни, сколь не забирайся прямо под кожу, поближе к истинной сути, а всё так просто не докопаться. Она, эта суть, где-то там точно есть, безусловно, но искать её - та ещё задачка. Хотя, между нами, Нуор на самом деле прост и редкостный вообще-то дурак. Не в том смысле, что глупый, а в том плане, что Нуор - малое наивное дитя ещё - пусть и хитрое до невозможности, - только нацепившее на себя лик мудрого и познавшего истинную жизнь взрослого. Но так ли это худо? Вон, сколько лет отсчитал уже, а всё жив-живенёхонек и даже вроде неплох во многом.
Андарэми же решила подстегнуть интерес советника, одаряя его новым выверенным ударом. Ах, зрители в воображении Нуора поражённо охают, хватаясь за сердца. Провокатор она, а не шпионка. Но регент будет бороться до последнего!
- Или на свете есть бо́льшая свинья, чем я, знакомая Вам, или Вы не туда смотрели, - в раздумьях парировал Нуо. Он тоже умел ходить по небывало тонкой грани. Хотя самому регенту именно эта часть диалога напоминала не грань, а игру в перекидки. Бросаются фразами-ракушками, ожидая, когда один из них всё ж пропустит очередной пас. Да вот целятся всё как-то друг другу в лапы, осторожничая. "И не сказать, что мы против."
Медленно они приближались к первой искомой зале, Нуор уже мог различить слева тёмный провал входа в неё. Меленький и теряющийся на общем фоне вырез в стене вёл в столь же неприглядную комнатушку, коморку даже, забитую покрытым пылью барахлом. С первого взгляда - ничего особенного. Мусор, подсобные вещички, забытые штуки. Кладовая для бытовых нужд, каких много было раскидано по всему Арденхельму в самых разных местах.
- Ну да, да... Сложно оценить... Особенно с редкими, но очень меткими перестановками... - запоздало ответил Нуортариот. Правая голова выражала задумчивую озабоченность, а вот левая не давала Андарэми спуску - с некоторой снисходительностью косилась на неё, прикрывая глаза. Если леди угодно отвечать обрывисто, напускать туману, то так тому и быть. Нуор даже вон, благородно даст небольшую фору, не забывая при этом её легонько обозначить. Левая голова хмыкнула.
Выпад о банальностях был встречен неуклюжим жестом, Нуор лишь неопределённо пожал плечами, в нетерпении сосредоточившись на предстоящем. Разъяснять, что в его понимании именно в её исполнении обыденные вещи, свойственные большинству драконов, способны сравниться по силе своего действия с каким-нибудь чудом, он не хотел. Наверняка Андарэми и сама могла понять, что именно имел в виду советник.
И вот они добрались. Нуор аккуратно помог шпионке завернуть в это детище плохой памяти, лени и неорганизованности. Обстановка там была довольно интимной, надо сказать, ибо свободного для прохода пространства было немного, а парочка оказалась весьма габаритной. Нуору даже пришлось прижаться потеснее к Рэми, чтобы не обрушить на них обоих какую-то гору из тюков. Финальным штрихом было отсутствие толкового освещения - свет сюда попадал только из основного коридора, а Двуглавый вместе со шпионкой ещё и его загородили. Интригующе, в общем.
- Один момент, - внезапно прошептал регент и тихонько запыхтел, поднимая лапу и начиная шарить ею по небогатому наполнению коморки. Он старался нащупать стену, а на ней небольшой рычажок, открывающий тайный проход. Никто же ведь не думал, что пресловутые склады занятных вещиц будут прям у всех на виду?..

+2

67

- И что же Вы теперь знаете? – Андарэми улыбнулась невидимым для Нуора краешком пасти, слегка сощурив глаза. Так она и рассказала все как на духу. А как же загадка? А где же секрет? Никакой интриги, если действовать столь грубо и не осторожно. А ведь ее фразу можно было воспринимать по-разному, от очевидного, до каких-то более глубинных вещей: характера, быта, привычек. Что именно самка имела в виду раскрывать она не спешила, да и вряд ли Нуо рассчитывал, что все будет так банально и просто.
- Ничего, что не знали бы Вы, - пространно ответила шпионка, не выдерживая интригу до и многозначительные паузы после. Даже как-то небрежно или невзначай, словно ответ был настолько элементарен, что, право, могли обойтись без него. Впрочем, и здесь все было не так однозначно. Ни толики лжи, но и много ли правды? Вновь, как и прежде – безграничный простор для фантазии. Рэми не спешила развинчивать все таинства и вносить немного ясности, оставив это на откуп двуглавого спутника. А насколько верными будут его мысли… Возможно когда-нибудь они это выяснят.
- Или на свете есть бо́льшая свинья, чем я, знакомая Вам, или Вы не туда смотрели, - Ах, что это? Рэми широко улыбнулась, на этот раз не играючи, а тепло и искренне, словно не скрывалось никогда в уголках этих губ неразборчивого подтекста и тонкой иронии. Будто добродушно сощуренный взгляд всегда был столь честен и не скрывал за собой безупречный расчет. Почти улыбка ребенка. Такая же легкая и непринужденная, такая же согревающая, но короткая, как свет Шагри зимой – самка редко позволяла себе приподнять маску даже на доли мгновения.
Она ее стеснялась, в каком-то смысле даже боялась, потому что никогда не открывалась настолько, чтобы узнать все возможности собственного «Я». Оно было иллюзорным, недоступным, забытым настолько давно, по праву могло считаться другой жизнью. И было ею по правде говоря, но кто об этом знает кроме нее самой? Никому и не стоит знать. Это перевернутый лист, закрытая глава и пройденный этап, ни к чему бередить старые раны.
Впрочем, порой что-то пробивалось и сквозь это черное полотно: отголоски настоящих эмоций, скромные образы из прошлого, личностные мелочи, такие как привычки, мимика, психология тела. Соната могла это отрицать, но ничего не могла поделать, что-то в ней всегда будет напоминать о том, кем она была и чем стала. Этот вечный диссонанс с собой утомлял и сводил с ума, все, что спасало шпионку – отработанные роли, в которые она могла вжиться и чувствовать себя комфортно в любой ситуации. Она срослась со своими масками, которые оставались крепостью, материнскими объятиями и опасным оружием, всем, что могло прийтись кстати шпиону и самодостаточной даме.
- В нерабочей обстановке я готова оценить все, с чем Вы решите меня ознакомить, - не забывая об их игре все-таки ответила самка, когда Нуор подвел их неспешную процессию к кладовушке. Не самое ординарное место для… чего? Ах, это же интрига. Темная коротко взглянула на Двуглавого, вернув своей морде обычное, почти дежурное лукавство и все-таки добавила немного паприки в этот слишком постный ответ. – Ничто не заводит так, как хаос на рабочем месте.
Тонкий намек на возможные риски совместного изучения бардака в Нуоровом кабинете? Кто знает. Так или иначе, все это прозвучало очень кстати, если учесть, что они таки умудрились потеснить хлам в кладовушке и в две туши уместиться где-то между тюками и прочим хламом коего здесь хватало.
- Ах, Советник, я и подумать не могла, что Вы ценитель подростковой романтики, - немного ворчливо бросила самка, оттопырив крыло, чтобы не задеть им рану на боку. Все это напоминало обжимания молодых драконов в чулане наставнических гротов, только из азарта ставка разве что на первый предмет мебели, который окажется на чьей-то голове. Впрочем, за этими измышлениями Рэми не переставала следить за действиями своего спутника отмечая интересные детали. Пожалуй, как-нибудь стоит углубиться в изучение советничьих обителей. Похоже не все еще тайники открылись перед самкой. Фигурально. Хотя один из них открылся более чем буквально тотчас же Двуглавый дернул рычажок. Вот как. [nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1

68

Значит, продолжаем играть в чехарду, передавая друг другу ход без какой-либо толковой конкретики. Нуортариот мысленно неодобрительно покачал головами. Он не был против подобных развлечений, что словесных, что несловесных, иначе бы и не решился всё это начать; но, признаться, порой такая манера его дико утомляла. Очень медленно, но сейчас советник подходил к той грани, когда негатив от размытых недомолвок перевешивает любое удовольствие от диалога и собеседника. Что поделать, искусство речи давалось ему явно... иначе, чем Андарэми. Да и мышление, пожалуй, было тоже несколько другим. Винить здесь, право, некого.
Закономерно Двуглавый не отпустил ни единого комментария по поводу слов Рэми, только чуть грустно улыбнулся ей в две пасти.
Не поражение, но необходимая передышка, тактическое отступление. Вот что это было. И, надеялся Двуглавый, Андарэми это поймёт. "Как давно это мы стали так с ней обходительны и ею же столь заинтересованы вне оговоренного?" - робкой волной пробился вдруг скептичный глас разума, ещё помнящий об истинной цели всего этого мероприятия. Но оказался он грубо заткнут самим же Нуором, который считал, что вполне отдаёт отчёт своим действиям. И вообще-то может позволить себе расслабиться. Вялый червячок сомнения бесславно погиб под наплывшими прихотями. Отдых! Дела подождут. Нуор уже почти и забыл, с кем он так мило болтает.
А эта улыбка! Чья она? Той ли Андарэми, что он видит? Принадлежит ли она вообще той, которая всегда звала себя этим именем? Нуо был не уверен. Даже проскользнула у него мысль, что именно эта улыбка ему привиделась - Регент-то и заметил её лишь потому, что у него была вторая голова, мельком уловившая необычное проявление столь же необычных эмоций. Он много чего так замечал, во многих случаях эти вещи были из категории "никто их не должен видеть". А советник видел. И не забывал, понимая, что при случае этим можно удобно воспользоваться. Как быть с этим отблеском чего-то принципиально нового в шпионке, Нуортариот не решил. И на самом деле не решит ещё очень-очень долго, однако сам он этого пока не знает. И пока что Двуглавый лишь старательно запечатлел в памяти этот момент, галантно сделав вид, что ничего такого не было. Но, разумеется, всё было, и это не могло не сказаться на советнике...
- Моя работа - сплошной хаос сама по себе. Только вот что-то она уже не шибко заводит, - буркнул Двуглавый, прикусывая языки от своих стараний в поиске заветного рычага. Как же, Бездна дери тех, кто это делал, неудобно! Бедняге-советнику приходилось не просто стоять на трёх лапах, а убийственно балансировать, чтобы не рухнуть ни на сваленное здесь барахло, что непременно вызвало бы обрушение вытроенных складских баррикад, ни на Андарэми, которая всё-таки не заслужила такую участь - погибнуть под тушей регента.
- Может, я делаю что-то не так? - как бы невзначай поинтересовался он, прямо к Андарэми не обращаясь. Риторический, знаете ли, вопрос. Конечно.
О, нащупал! Регент шумно выдохнул в какой-то мешок, согнав с него  облачко коварной пыли, и с треском опустил рычаг вниз. Стена зарычала - в ней заработал какой-то мудрёный механизм за авторством Карактака, - и проход в то-самое-интригующее-помещение оказался наконец-то открыт. Каменная створка как-то внезапно отделилась от общей массы стены и провалилась куда-то вниз, парочку тут же залило мягким голубым светом, к которому всё же было бы неплохо сначала привыкнуть.
- Я, хм, ценитель адекватных строителей. Здесь не тот случай, - на одном выдохе произнёс Нуортариот, стараясь не наглотаться пыли, которой стало ещё больше. И таки тихонько кашлянув на два голоса, регент выпрямился, поигрывая уставшим от напряжённых поисков плечом.
- Итак, добро пожаловать в обитель безнадёжного старья и восхитительных невероятностей, - понизив тон, картинно объявил он и, зажмурившись, шагнул в проход. Голубая занавесь света будто поглотила его, скрыв полностью силуэт и забрав собою все звуки. Стало очень-очень тихо...
А затем с той стороны, таящейся в каменной арке, послышался тихий смех, а из лучащегося светового потока показалось крыло. Советник не прекращал угождать даме в своих лучших традициях.
- Идём скорее, - глухо позвал он "оттуда", - не пожалеешь. Тут есть, на что посмотреть.
И регент был прав. Жалкая комнатушка за собой скрывала невероятного масштаба залу, простирающуюся, кажется, дальше, чем способен был уловить драконий взгляд. Огромное светлое помещение, полное до середины своей высоты световых пятен разного цвета, прыгающих по шероховатым стенам, устремлялось куда-то вверх, терялось в россыпи чего-то подозрительно схожего со звёздами. Они приветливо мерцали в вышине и отсюда почему-то казались вовсе не такими далёкими, как бывало на поверхности...
Но не только удивительным "небом", которого быть не должно было вообще, удивляла зала. Здесь же, внизу, на чёрном песке извилистыми рядами выстраивались длинные, длиннее даже самого большого дракона, секции из ракушечника. Десятки полок были уставлены разнообразной утварью, склянками, свитками, книгами, камнями, высушёнными растениями и даже животными и Бездна знает чем ещё. Всего было, увы, отсюда не рассмотреть.
Во всём этом многообразии света, цвета, материи и ощущений, которые дарила зала с первых шагов, легко было потеряться. Особенно в самом начале, там, где полукруг из двух секций утопал в уже знакомом голубом свечении. Нелегко в нём было заметить Нуортариота, который стоял уже на некотором отдалении в центре и  улыбался широко-широко в обе пасти. Его со всех сторон буквально облепляло это невозможно голубое свечение, исходившее от каких-то некрупных - в птенцовую лапку поместятся - шаров, вольготно занявших не меньше двух третей внушительной секции. От пола и до последней полки, восьмой по счёту, лежавшей даже выше, чем головы немаленького советника, они маняще мерцали и так и приглашали к себе прикоснуться.
Регент играюче перекатывал пальцами как раз один из таких шаров по песку. И вопреки всему его окружению, норовившему оттянуть внимание на себя, смотрел только на Андарэми. Заговорщически так, хитро́. Давал возможность осмотреться, насладиться увиденным, не иначе.
Выждав какое-то время, он с улыбкой кивнул ей, не говоря ни слова, и вдруг единым движением, кренясь от его резкости, сдвинулся вбок, давая возможность заглянуть за него, туда, дальше, где свет вдруг становился нежно-фиолетовым и нечто тихо шелестело, напоминая прибой...

Отредактировано Нуортариот (28 Дек 2018 00:26:27)

+2

69

Андарэми действительно заметила улыбку Советника и не стала настаивать на дальнейшем развитии темы. Напротив, ее слова тонко намекали, что лучше этого продолжения избежать. Как своеобразная точка, игривый и дерзкий акцент. И ответ, и нет. Ведь если шпион не хочет что-либо поведать – он оставит правду при себе, с какой стороны ни зайди.
К счастью в интересующих темах регент был любопытен, но ненапорист, что позволяло Рэми отбиваться в пол силы, не напрягая разум мыслями о стратегии нового хода. Этого доставало в работе и хоть расслабиться до конца шпионка не могла, находясь, пусть не на вражеской территории, но в жилище одного из стайных чинов, она не была и слишком напряжена, получая определённую долю удовольствия от общества именитого собеседника. Возможно их взаимоотношения скоро примут совершенно иной вектор, быть может обретут не самый любезный подтекст, в конце концов самка находилась здесь, не просто так понимая и это. Но до тех пор, какие бы причины на самом деле ни держали ее в Арденхельме, Рэми предпочла отдаться на волю случая и решать проблемы по мере их поступления. Все равно от нее – раненой и слабой зависело действительно не много.
- Моя работа - сплошной хаос сама по себе. Только вот что-то она уже не шибко заводит, - Рэми взглянула на регента искоса. Заинтересованно и понимающе. Кое-кто из штатских знал, что игра в слова – это не все, чем занималась шпионка с утра и до ночи, игнорируя чужие чувства с любовью к естественному. Соната бывала хорошим слушателем и крайне неплохим советчиком, если ее мнением интересовались, а если нет – то все оставалось по-старому.
- Быть может вам не хватает разрядки? – Невзначай поинтересовалась она, разглядывая некий предмет, явно недостойный такого количества внимания. – Как любил утверждать мой коллега - немного риска и посмотрите на старое место с новой любовью.
Пока Регент с непередаваемым усердием пытался одолеть тайный рычаг в потайную комнату, меченая успела заскучать, покачивая одним коготком некое подобие блюдца, от потерянного во всем этом изобилии разносортных вещей сервиза. И ладно бы ждать неизвестности, но все это одновременно интриговало и напрягало. Ворчащий советник сейчас меньше всего походил на дознавателя, ведущего лазутчицу в комнату пыток, но еще немного возни и драконица была готова поверить в такой ход их дальнейшей неспешной игры. Чтобы не выдавать некоторую долю подозрения, она решила напомнить Нору про их небольшой словесный батл, пусть не расслабляется.
- И ладно наша работа, но у вас тут ведь – сплошная бюрократия. Это как дипломатка, просидевшая три тысячелетия в пыльном архиве. И вы еще удивляетесь, что она не заводит? – Андарэми игриво оглянулась на двуглавого регента в тот самый момент, когда он наконец превозмог и под натиском его беспощадного упорства в чуланчике открылась волшебная дверь в… Хм. Пыточной… или околопыточной больше подошел бы красный свет, а раз уж синий, то определенно опасаться нечего. Просто цвет-антисекс… и почему мысли все время утекают в это пикантное русло?
- Пора вдохнуть немного свежего воздуха, господин регент, - завершая сказанное ранее, проворковала шпионка, прежде чем пройти в загадочную комнату и оставить все лишние и ненужные мысли снаружи.
Зала действительно впечатляла. Рэми редко приходилось видеть нечто изумительное и манящее настолько, чтобы захватывало дух с первых минут, а разум на время отключался от мирских забот, чтобы раствориться и насладиться прекрасным. Определенно, советнику удалось удивить самку, даже поразить - об этом говорили взгляд и вздернутая к своду-небосводу голова.
По долгу службы Эланда видела грязь и низость, опасные, удручающие, мрачные места. А что-то красивое… в работе для этого не было времени, а свободное время она занимала толково. Тренировками, тактиками, общением с коллегами, еще жившими в стае. И никогда подумать не могла, что нечто настолько наивное способно удивить ее охочее до игр и извращений сердце.
Позабыв про своего спутника, шпионка переводила взгляд от одного предмета к другому до тех пор, пока все-таки случайно не столкнулась с регентом, занявшим место аккурат на пути. В ответ на его загадочное выражение, самка приподняла бровь, тем не менее не задавая вопросов, они здесь были излишними.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

0

70

Может, действительно не хватало разрядки? Нуортариот редко по-настоящему задавался этим и подобными вопросами, хотя в какой-то степени возможностей для таких размышлений у него было больше. Преимущества, знаете ли, наличия второго думательного центра по соседству. Однако и этого было недостаточно, учитывая уклад жизни этого дракона и его же характер. Деятельный до потери пульса, отдающийся задачам до обморока и ответственный до последней чешуйки на заднице. Работа успевала надоесть в тысячный раз, рутина раздражала, но Нуор лишь бросался мимолётными жалобами и угрозами покончить со всем бесповоротно, когда всё доканывало окончательно, а затем вновь упрямо принимался за дела. Всегда неотложные, разумеется, потому вечно критически важные.
Перед внутренним взором и сейчас висел аккуратный список дел - только доверни мысленно голову, совсем чуть-чуть, чтобы он вышел из тени. Всё-всё перечислено, ничего не упущено - отчёты, расписания, договоры, прошения, приказы, встречи. И среди этого всего... Андарэми. Она ведь, если посмотреть без приукрас, тоже для него является делом.
До конца Нуортариот не отдавал себе отчёт в том, почему ему так важно лично вызнать всю подкоготную случившегося с ней. Просто в один миг в головах зародилась и тут же укрепилась, обрастая неоспоримыми аргументами как шипами, идея, что именно он и именно напрямую ("С тем расчётом, что у неё, а не через сторонние источники!") должен выяснить нюансы происшествия.
Шансов на успех пока было немного - это регент понял ещё загодя, но в ходе всего этого коварного мероприятия только убедился в правдивости своих предположений. Ну, не тягаться ему с профессиональными шпионами в их же искусствах. Советник не водорослью делан, только вот стезя его - ратное дело всё ж. Снова и снова Двуглавый чувствовал перевес на стороне Рэми, пусть вся беседа их выглядела расслабленной и... Обоюдоострой, что ли. Однако... Сдаваться не в правилах доблестного воина, тем паче, что ситуация пока ещё даже не патовая. Пободаться ещё можно.
Уверенности прибавила сама шпионка, когда изволила пройти по следам советника в залу. Трудно было не усмехнуться в ответ на её реакцию, ещё тяжелее - не приосаниться горделиво, чётко высказывая телом позицию "Я же говорил". И лишь понимание того, что такое поведение может значительно ударить по образу, складывающемуся в её сознании, и эмоциям, захватывающим душу, остановило регенту буквально в шаге от непоправимого.
Нуор пытливо всмотрелся в силуэт Андарэми, цепляясь взглядом за точёную мордочку, ловя взгляд её глаз. Проверял, не показалось ли ему, действительно ли вышло пробиться сквозь сдержанность и обманчивость вросшей в свою профессию шпионки. И... Челюсть не потеряла, конечно, но в остальном... Ух ты! У него точно получилось! Мысленно Двуглавый ликовал.
Андарэми небывало открыто созерцала открывшееся ей зрелище, покуда регент упивался итогом своих стараний, честно стараясь не выдать этого своего состояния. И всё же лёгкие довольные улыбки расползались по мордам невзначай. Ему было очень приятно.
- Пойдём, - тихо позвал он её на два голоса, подхватил правой пастью с песка шарик, что до того катал лапой, и двинулся вперёд, дальше в эту невозможные и почти физически ощутимые цвета.
"Пейзаж" менялся неспешно (и не только из-за скорости передвижения двоих драконов), а весь путь до неизвестного пункта назначения их сопровождали эти чудны́е шары. Секции с полочками быстро измельчали и вскоре пропали, уступая место всему и сразу. Где-то шары покоились прямо в песке, где-то прятались в огромных раковинах, иной раз выглядывали из небывалой формы и сложности корзин, а совсем редко они сопровождали удивительные резные колонны - мирно спали в зарослях иссохших неизвестных растений, ломкими лозами скрывавших невысокие столбы из известняка. И  вдобавок это было настоящим лабиринтом, где не было одной дороги - то тут, то там от главной магистрали отходили путевые ветви, скрывающие за собой всё такую же неизвестность.
Регент упрямо вёл Андарэми дальше по одному ему известному пути, окружение же не спешило давать шпионке подсказки, лишь нежно шурша вокруг неё прибоем. Разве что шаров, которые здесь, вероятно, были одними из главных экспонатов, становилось всё больше. Довольно скоро они вовсе стали попадаться прямо в песке под лапами. Нуор, подавшись вперёд, бережно расчищал перед Андарэми тропу, попутно извиняясь за бардак. "Убирают здесь редко," - бормотал он, будто в том была сугубо его вина.
Наконец, они подошли к небольшому закутку, окружённому самой настоящей стеной из этих сфер. Собраны они были в высокие холмы, которые подножиями не соприкасались, многие были покрыты песком и пылью, но некоторые были абсолютно чисты, а на иных виднелись смазанные следы чужих пальцев. У отдельных горок покоились таблички с высеченными на них именами. А в центре этой чуть мерцающей композиции находилась миниатюрная колонна с навершием в виде плоской тяжёлой плиты. На ней были выбиты незамысловатые узоры, изображающие облака, волны и скалы, местами в камень врезались сверкающие кристаллические прожилки разного цвета, а в центре было круглое углубление, в котором лежал один из шариков.
Нуор, не говоря ни слова, подошёл к этой колонне и бережно выложил из неё сферу, сжав её в лапе. Звук прибоя немедленно оборвался, уступив место звонкой тишине. Двуглавый аккуратно отложил извлечённый предмет в песок, подталкивая к "собратьям", а на его место водрузил собственный шар, с которым так и не расстался за всё это время. Сфера вспыхнула...
И тут же колонна отозвалась жутковатым грохотом, заскреблись волны, какие бывают во время урагана, и вмешался робкий звук дождя. Это был клокочущий шторм, песнь взбудораженного океана и беспокойного неба, жуткая, но по-своему прекрасная. Звук этот не оглушал, ибо был не настолько громок, но силу имел достаточную, чтобы нутро ему отвечало.
-Мой второй в жизни шторм, - Нуор обернулся к Рэми обеими головами, - я ждал его целых два года, чтобы навсегда оставить рядом с собой.
Взгляд Двуглавого был неясен, словно находился он не тут, со шпионкой, а где-то далеко - далеко как в пространстве, так и во времени. Хотя Андарэми-то он как раз прекрасно видел - обе пары глаз внимательно следили за движениями груди, за тем, как она дышит.
- Эти сферы нашли первые исследователи океана, ещё до Арденхельма. Их было много, все они звучали и звучали по-разному. Разумеется, их массово начали переправлять на Элтен. Собрались огромные залежи...
Нуортариота прервал новый раскат грома, Двуглавый лишь блаженно прищурился.
- ... Вскоре мы освоили и сами изготовление таких сфер. Одно время они были так желанны, что едва ли не каждая семья имела в своей пещере хотя бы один такой шарик. Затем интерес к ним быстро прошёл. Они пылились без дела, забывались на тысячи лет. А потом... Пропал Аграил, грянула Битва. Немногое уцелело, немногие вообще помнили о них. Я же несколько сентиментален. Как и некоторые другие из стаи. Даже в разрушенном Элтене уцелели эти маленькие сферы, тогда я и решил сохранить их как... память о тех, кого с нами нет, и о временах, которых тоже не будет. Мне помогли, и вот - результат наших деяний. Немного пыльный, чуть-чуть позабытый, но ощутимый.
Нуортариот улыбнулся, оглаживая пальцами сферу, очевидно, собственную и из очень-очень далёких времён, и быстро вытащил её, тут же зажимая в кулаке.
- Тут ещё много чего есть... Даже не только вода, как оказалось, - с куда более тёплой улыбкой оповестил Нуор, словно предлагая попробовать что-то ещё, если Андарэми того пожелает. Головы регента потупились и склонились на стороны, дёрнулся длинный хвост, кончиком опрокидывая одну из табличек у внушительной горки в песок, надписью вниз. Так, невзначай. И совершенно случайно, естественно, на ней было высечено его собственное имя. Слу-чай-но.

Звук шторма

Отредактировано Нуортариот (2 Мар 2019 22:25:28)

+1

71

- Пойдем, - Андарэми посмотрела на регента слегка растерянно. Ее взгляд не успел запечатлеть каждый уголок этой залы, а он звал дальше, туда, где сам все изучил уже давно. Что было поближе к «прибойным волнам», Рэми могла лишь гадать, но, не желая тревожить хрупкий лед своими домыслами, освободила мысли от всего. Отпустила бдительность, отставила сомнения и молча шла за попутчиком глядя вперед. Она не могла заметить улыбок и ликования на мордах советника, где блуждало внимание самки, было известно лишь ей, но так ли это важно?
Мог ли Нуортариот знать о ней? То, что что сохранили древние скрижали и отчеты магов-разумников – да, пожалуй, то что было после – вовсе нет. У Рэми не было личной жизни, не было семьи и друзей, все, чем она жила – работа, которая после расформирования штаба превратилась в вечную охоту за тенями. Бессмысленную, дерзкую охоту. В память о ней останутся шрамы, но это вынужденная боль, это крест, который шпионка не могла оставить, ведь больше ни на что не годилась.
Нуор удивлялся ее реакции? Не ждал чего-то подобного? Возможно не ждала она сама, но самка видела много плохого. Мерзкие вещи, грязные игры, она попадала в ужасные ситуации, испытывала унижение, боль, отвращение… существовали тысячи вещей, о которых она не хотела вспоминать никогда. Ее долг – ее проклятие, работа, которой не захотела бы заниматься ни одна уважающая себя самка, а значит, если не она, то кто? То, что делала Рэми не редко граничило с аморальностью, было низко, неприемлемо в представлении простых обывателей. Возможно, если бы Нуор знал обо всем, он смотрел на нее совершенно другими глазами. Однако он не знал, а она, вспоминая все самые грязные грани реальности, все еще могла по-детски восхищаться чем-то, что едва ли когда-то знала. Прекрасным, удивительным, чарующе-безопасным.
Если бы слезы не высохли давным-давно, то сейчас могли навернуться на глаза. Не из-за глупой сентиментальности, не потому что было грустно или непросто, а от того, как было легко. Как никогда, или когда-то невозможно давно.
Самка молчаливо наблюдала за тем, как Нуортариот меняет сферы. Она почти не изменилась в выражении, все так же кротко улыбаясь чему-то своему. Она не спрашивала, не задавалась вопросом для чего это все, почему регент так старается. Не самый быстрой способ выяснить что-то, не самый очевидный подход к шпиону и его секретам. Возможно это хитрый план? В таком случае где же подвох?
Когда на фоне угнетающей тишины раздался грохот, шпионка прижала уши к голове, поморщив нос и надбровные дуги. Ее слух был очень чувствителен, звук от упавшего рядом предмета бил по барабанным перепонкам, а что-то вроде грома – сокрушало их, но Соната быстро пришла в себя, адаптируясь к новым условиям и оглянулась по сторонам.
- Тогда я и решил сохранить их как... память о тех, кого с нами нет, и о временах, которых тоже не будет. Мне помогли, и вот - результат наших деяний. Немного пыльный, чуть-чуть позабытый, но ощутимый, - самка медленно кивнула. Длинная челка упала на морду, занавесив один глаз, но Рэми не спешила ее убирать.
Шорох, с каким на пол падает случайно задетая в спешке скрижаль или каменная статуэтка из лап. Рэми услышала и этот звук, её ухо буквально на мгновение дернулось в его сторону, и более ничто не выдало заинтересованность самки в этом. По крайней мере на первый взгляд.
- Голоса истории, - просто сказала она, как будто подытоживая произнесенное советником, а может просто подмечая этот любопытный факт. Следом могло прозвучать что угодно, слова восхищения, меткое примечание, комплимент, но она не сказала ничего. Вместо этого Соната прикоснулась коготком к одной из сфер поближе к ней, оставляя на пыльной поверхности отпечатки собственных пальцев, коих здесь было в избытке. Свой маленький след. Могло показаться, что самка заинтересовалась этой конкретной сферой, на самом же деле в ней не было ничего такого. Лишь одна из множества, взятая на одной из горок, где одинаковые по цвету и габаритам, сферы были частью общего. Она покинула свою семью, оказавшись в лапе шпионки. Андарэми бережно покрутила ее, разглядывая издалека. С прищуром наблюдала за игрой бликов на глянцевой поверхности, а затем, приблизившись, села перед Нуором, взяв его лапу свободной своей и вкладывая сферу в ладонь.
- Я уже видела их прежде, - призналась Рэм. – Вот только не вспомнить где.
Мало ли, где могла. Может у кого-то из руководства в кабинете, может показывал один из своих. Самка даже не могла наверняка сказать, как давно это было, но и это не важно. Коротко сжав обеими лапами ладонь Нуора и сферу, самка отпустила их и тут же отошла, так, словно искала что-то еще.
На фоне всех ее меланхоличных настроений, не долго было поверить, что это действительно так, однако Нуору не стоило забывать, с кем он ввязался в игру. Шпионка отошла не далеко и вскоре вновь приблизилась – на этот раз ни с чем. Плавно и без лишней суеты, она поставила лапу на каменный выступ, повыше плоскости пола и подалась вперёд, чтобы голова оказалась на уровне с советничьими мордами, пусть все-таки несколько ниже. Для этого Рэми пришлось встать на носочки и вытянуть шею, опасно балансируя на конечностях здоровой стороны тела. Швы раны все равно натянулись, напоминив о себе, но только неприятно. Андарэми не выдала ничем свои ощущения.
Вместо этого, она лукаво сощурилась, зависнув между головами. Разница в росте ничуть не смущала эту миниатюрную самку, не смущала ни личность советника, ни его двойственность, к которой дракона успела привыкнуть. Она вела себя довольно легко, не взирая на трудности и противоречия.
Чёрный хвост плавно мазнул по воздуху не задев ничего, что стояло поблизости. Его кончик сейчас не венчало ничего. Оружие, обычно прикреплённое как наконечник, вероятно было снято целителями и хранились где-то у них, или в Нуоровой обители, но уж точно не там, куда самка без затруднений могла добраться.
- Я бы… - томно начала она, прикрыв глаза. – С удовольствием послушала что-то оттуда.
Гибкий хвост указал в сторону горки с упавшей табличкой. Именно оттуда раздался звук, замеченный ранее и сейчас, по-прежнему не глядя на безликие сферы, меченая была уверена в том, чего хочет.
- На Ваш выбор. [nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1

72

Нуортариот не считал, что спешил. В любом случае зала слишком большая, чтобы за один раз охватить всё её наполнение с... ней. Регент вовсе не забывал, что на его попечении раненая самка. Да, шпионка, наверняка выносливая и умеющая превозмогать боль, могла, быть может, его самого заставить давиться местным песочком, оставив далеко позади. О способностях её Двуглавый был наслышан. Об источниках их получения боялся предполагать.
Возможно, именно поэтому он подсознательно формировал для Андарэми образ хрупкой натуры, нуждающейся в защите и присмотре, что бы она там сама не говорила и не думала об этом. И как бы то ни было вёл себя соответствующе. Или хотя бы старался.
Заметив первую её реакцию на лавиноподобный раскат грома, Нуор смутился - он не подумал, что кто-то может быть более чувствителен к громким звукам. Он хотел было даже мигом вытащить этот разнесчастный шарик, чтобы не мучить Андарэми, но быстро заметил, что та успешно свыклась с шумом. Или сделала вид. Судорожно дёрнувшаяся в песке лапа так и не поднялась.
"Голоса истории?.." - метнулась мысль вопросом в обеих головах. Правильно это или нет, но... "Красивое название. Хорошее." Нуортариот запомнит его и, возможно, потом, в каком-нибудь далёком будущем, раскроет для всех, кому будут интересны эти самые голоса. Пока же коллекция от многих спрятано, а притягательное название распробовал лишь он один.
Двуглавый намеревался поделиться этими своими мыслями со шпионкой, но её действия прервали его в самом начале. Сомкнулись губы, поджавшись в тонкую полоску, а головы склонились набок вопросительно - каждая в свою сторону.
Внимание Андарэми привлекла одна из сфер, которую та выбрала, очевидно, из соображения близости. Нуор хмыкнул внутренне, продолжив наблюдать за ней. Шпионка рассматривала сферу так внимательно, будто могла счесть её содержимое так, с поверхности, не прибегая даже к прослушиванию записанного в ней. "Это было бы любопытно..."
И тут вдруг, наигравшись со сферой, Андарэми придвинулась к нему, села прямо напротив. Двуглавый едва удержался от едкого комментария о каком-то замудрёном таинстве. Однако, не так уж он и ошибался.
Шпионка взялась за его лапу - Нуору показалось, что она за неё чуть ли не схватилась, - и вложила в неё сферу. С колоссальным усилием регент заставил себя сидеть ровно, не отшатываясь и не дёргаясь по старой привычке, тянущейся за ним с мала лет. Он привык избегать любого контакта, с незнакомцами и едва ему известными драконами, кои составляли большинство, всегда был в напряжении. Такая инициатива ему не нравилась, Нуо к ней оказался не готов. Но он сам решил пойти на сближение с Андарэми, посему мужественно стерпел, переждал свой порыв.
Её признание показалось советнику чем-то большим, чем мимолётным замечанием. А уж когда Андарэми быстро отдалилась от него, регент был в этом почти уверен. Но разглядеть факт какой-то игры мало, так? Суть замыслов шпионки до него пока не доходила. И это, признаться, вызывало в душе и теле Нуора ещё большее напряжение.
Пика своего оно достигло тогда, когда Рэми вернулась. С собой на сей раз она ничего не прихватила, чем вызвала у советника откровенное недоумение, ярко проявившееся на мордах. И мимолётную хмурость - своими попытками быть с ним на одном уровне, своим восхождением на выступ, на который, к слову, ещё надо было умудриться вообще взгромоздиться. Нуортариот резко выбросил лапу вперёд, к ней, не коснулся её, но был готов поймать или удержать в любой момент. Хмурость сошла на нет, уступив место лёгкому осуждению в глазах и... Смирению. Временному, естественно.
Андарэми взмахнула хвостом. Левая голова жадно проследила за этим движением, всё ещё стараясь уловить смысл происходящего. Правая же, щурясь, смотрела на шпионку, пытаясь угадать ход мыслей наглой самки. И обе терпели поражение.
"Шельма!"
От внутреннего хохота Нуортариот едва не затрясся всем телом. Упавшую табличку она всё-таки заметила и не сделала ему поблажку. Глубоко вздохнув, головы вскинулись вверх, будто отряхиваясь, и регент покорно развернулся к той самой горке из сфер. Выбор ему предстоял сложный.
Не сразу Двуглавый сумел хотя бы сузить возможности выбора. В конечном же счёте, перебирая сферы лапами, остановился он на двух из них: одна была явно очень старой, потёртой и даже со сколами, вторая выглядела совершенно новой и даже не успела ещё покрыться сплошным слоем пыли.
Первая была ещё из тех времён, когда Нуор не родился. И тем не менее была крайне важна для него. Столько личного скрывалось за этими царапинами и выщербинами!.. И потому регент вскоре отложил её обратно. Ему не претила мысль сближения со шпионкой, но для раскрытия сути этой сферы было пока ещё слишком рано.
Подхватив новёхонький шарик, Нуортариот развернулся обратно и аккуратно заменил им предыдущий в "алтаре".
Сначала было тихо, как будто сфера не сработала. А затем вдруг зала наполнилась шелестом листвы и тихим свистом. Некто выводил незамысловатые трели, но недолго. Звуки приглушились, чтобы затем с новой силой наполнить всю залу мелодией, похожей на колыбельную. Мягкая, плавная... Нуору казалось, что она обволакивает его словно мягкий кокон, закрывая от всех внешних проблем. И, быть может, от внутренних тоже.
- Я не знаю, кто это... Пел, - назвать услышанное обычным свистением Нуор, шепчущий Андарэми всё это почти на ухо, не мог себя заставить и не хотел, - я услышал случайно и сумел лишь оставить себе эту память. И в этом, признаться, есть своё очарование...

Звук сферы

+1

73

Когда регент вскинул головы, на короткое мгновение увлеченный своими внутренними противоречиями, Рэми сдержанно улыбнулась уголками губ, а внутри почти возликовала. Она знала, как вести себя с самцами: когда стоит надавить, а где ослабить хватку, что сказать, что сделать, как стать слабой или холодной, она умела и играючи использовала навык ради себя, да успеха миссии ради. Однако в случае с советником границы размывались, и игра уже была совсем не той игрой, успех которой значил лишь победу. Нет, на кону не стояли вопросы государственной важности, нет, от исхода не зависела судьба всей стаи, но возможно иногда стоит думать не так широко и глобально? Возможно иногда можно просто подурачиться для себя? Подарить себя кому-то потому что хочется, а не по велению долга? Заманчиво обманчивое чувство, опасное, и не заметишь, как мосты воспылают до небес, стоит лишь податься на эту слащавую песню.
Словно змей-искуситель регент ворвался в ее жизнь и, возможно, сам того не ведая, пробудил ото сна силы, которые лучше бы спали и дальше. В машине, созданной с одной целью – выполнять работу и следовать долгу, нашлось и немного забитой души, которая терпеливо ждала своего часа, а едва он настал, решительно начала ставить условия. Хочу быть желанной, хочу интриговать, хочу приковывать взгляды, вызывать улыбку. Хочу больше-больше-больше-больше его. Хочу ближе, и ярче, и жарче. Но рано. Стоит наслаждаться каждым моментом не спеша, потягивать едва касаясь губами, а затем выпивать до дна.
Возможно эти возгласы – только ловушка, и стоит побояться, как огня, тех мыслей что дают курс на счастье? Тебе ли не знать, шпионка, что все хорошее, приковывает, расслабляет, вынуждает потерять бдительность и забыть про свой долг, который далеко не всегда так головокружительно приятен. Который иногда вынуждает чувствовать отвращение к себе и жизни, захочется ли возвращаться к нему, если будет альтернатива подобного толка? Рэми свойственно верить в худшее, но она не склонна поддаваться страхам и заглядывать так далеко в будущее.
А потому, сложив лапы на том выступе, которым не так давно воспользовалась, как стремянкой, меченая наблюдала за колебаниями двуглавого регента, терпеливо ожидая, когда же он сделает собственный выбор. Она не торопила, молчаливо глядя, как будто на сферы и словно сквозь них. Может действительно умела читать содержимое взглядом? Достаточно лишь сделать нужный вид и можно поверить в самую глупую чушь. 
Вскоре Нуортариот отказался от сферы, которая была постарше, либо покаталась не там, где положено в пользу той, что была поновей и почище. С легкой ноткой досады во взгляде, самка сопроводила отложенный в сторону шар, но ни на чем не стала настаивать, хоть интерес и зародился в тот самый момент, подпитываемый нераскрытыми тайнами естества двуглавого дракона-советника. О том, что регент еще не сказал самка помнила и, как придет время для этого, дойдет и до сферы, несомненно.
- Я не знаю, кто это... Пел, - Андарэми прикрыла глаза, слушая трели из сферы. Это не было чем-то глубоко личным и деликатным для самца, не относилось к нему напрямую и не ворошило глубинное прошлое. Всего лишь чья-то «песня», но такой выбор мог быть воспринят по-разному: как нежелание регента спешить раскрывать свои тайны и как намек на кое-что еще... Самка не стала бы разделять эти догадки и искать более правдивую.
- Не ожидала от вас подобного, регент, - это могло прозвучать пугающе откровенно, особенно если учесть, что сразу после своих слов, самка поднялась и споро отстранилась. Все было похоже на разочарование, на какой-то скрытый подтекст, заметный лишь ей, как будто самец предложил возлежать на первом же свидании. Именно с такой интонацией была сказана ее реплика, но пояснений не последовало после, шпионка лишь отошла, вновь изучая собрания сфер взглядом и им же вскользь касаясь табличек подле отдельных скоплений.
Наконец, отойдя достаточно далеко, самка остановилась, и подняла голову, стоя спиной к советнику. Именно в такие моменты следует сокрушительная правда, разоблачение, моральный удар ниже пояса, что-то, что уже не позволит отмотать время вспять и что-то поправить. Вот она медленно поворачивает голову, выглядывая краем глаза из-за черно-синей челки, смотрит на него с толикой необъяснимых чувств: как будто лукаво, как будто игриво, вовсе не так, как смотрят, когда готовы поставить точку.
- Вы у нас, оказывается, романтик, - шпионка улыбнулась, щуря хитрый взгляд. – И даже немного шпион.
Было что-то ироничное в том, что советник решил взять именно эту «подслушанную» сферу. Может намек? Новый ход? А может Двуглавый противник шпионского дела и сам не задумался, как близок к своей вынужденной спутнице в таких бытовых вещах. Впрочем, высказать что-то еще самка не успела. Совершенно случайно ее взгляд, все еще зачем-то рыскавший в табличках с именами, наткнулся на одну, едва заметную за горкой из белых шаров. «Си Шайт» гласила надпись и можно подумать – лишь голос истории, вот только откуда Рэми могла знать, что за этим коротким «Си» скрывается имя «Сирена»?
Сердце как будто потяжелело, отозвавшись болью в грудной клетке. Сбилось дыхание. Шпионка поморщилась от этого чувства, словно от недомогания и развернулась так резко, что закружилась голова. Весь задор и искорка в глазах померкли, Рэм даже не стала скрывать перемену, ошарашенная настолько, что просто не успела создать модель поведения.
- Я устала. Мы можем вернуться в покои? – бросила самка, строго глядя мимо регента и прежде чем он ответил, двинулась в сторону выхода. Ей бы не помешало вдохнуть свежего воздуха. Вот только здесь не было свежего воздуха.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=2354#p400289">Анкета</a> | <a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1

74

Даже "всего лишь чья-то песня" может быть важной, не Андарэми ли знать это? Неприглядные мелочи, повседневный мусор, неброские зацепки быта. Так или иначе всё это не молчаливая гора мусора, это парадоксально словоохотливая кладезь тайн. Нужно лишь уметь слушать.
Нуортариот верил, что шпионка это умела. Даже лучше чем он, наверное, ей всё-таки положено. И потому на хлёсткие слова будто бы разочарования должен образом не отреагировал. Лишь пожал плечами, тихонько улыбаясь. Если он всё же окажется не прав... Будет обиднее, чем искренность заявления Андарэми.
Она отходила. Дальше, дальше, дальше. Регент улыбался. Меньше, меньше, меньше. "Уж не на выход ли она собралась," - промелькнула в головах мысль, но улыбка, тёплая и ничуть не нервная, не пропала. И... Нет. Шпионка всё же остановилась. Вот оно. Не точка, не вопрос, не возмущённый восклицательный знак. В их диалоге она ставит лишь запятую с игривым хвостиком.
Нуор оказался прав. Она умеет слушать. Андарэми прочитала всё верно, разве что преувеличила, оклеймив его шпионом. Пусть и совсем чуть-чуть шпионом. Советник ответил ей двумя улыбками, не опровергая выводы шпионки и совсем их не стесняясь.
- Вы раскрыли меня. Хотя в шпионы я, вероятно, не гожусь вовсе, - с усмешкой отозвалась правая голова. Двуглавый быстрым движением извлёк сферу из паза ровно в тот момент, когда чарующий свист пошёл на убыль. Так что звуки песни оборвались не резко. И в разлившейся внезапной тишине Нуор медленно двинулся к Андарэми. Так медленно, будто боялся спугнуть её.
- Я самым глупейшим образом спугнул певца, даже тени его не сумел заметить... - зачем-то сообщила левая голова. По привычке, может, ведь Нуору всегда претили сравнения его со шпионами и иже с ними. Романтик - пожалуйста! Регент был весьма разносторонней личностью, а периодических приступов юношеского романтизма и мягкости не страшился. Такая же часть его, как и многие остальные. Из разряда тех, что вполне возможно выставить напоказ и не волноваться.
А со шпионами... Слишком многое связывало его с ними, всё почти - сплошь негатив. Двуглавый до сих пор гадал, почему прошлое никак не нагрянет за ним, приставляя к стенке, ломая тело, ставя в унизительную позу. Он ждал, ждал, ждал... Однако, пока было тихо.
Непроизвольно Нуор начал следить за Андарэми, сверяясь с каким-то внутренним интуитивным компасом. Может, она - и есть этот самый отзвук былого? Не набравший ещё силу, не ставший оглушительным раскатом последнего в его жизни грома... Похоже не было. Хотя как знать, как знать.
Вместо подтверждения своих неосмысленных до конца подозрений Двуглавый заметил иное. Взгляд шпионки туда-сюда проходился по табличкам, считывал надписи на них. И вдруг на какой-то из них - Нуортариот запомнил место - что-то пошло не так. Настолько не так, что Андарэми выдала себя с головой и внешне, и вслух, сославшись на внезапно появившуюся усталость. Такую, видимо, сильную, что драконица весьма бодро припустила к выходу. Лишь бы поскорее оказаться снова на лежанке, да?
Советник не стал заострять внимание на инциденте, не полез с расспросами. Как истинный джентльмен, он поспешил к ней, чтобы помочь идти. Она же устала, вдруг что-то случится? А как дракон, привыкший к власти, к контролю, он отыскал взглядом ту табличку, прочёл внимательно начертанное на ней имя и запомнил его.
"Си Шайт..."
Нуор быстро подошёл, почти подлетел к Андарэми, услужливо подставляя крыло и спину для опоры. Захочет - воспользуется, он даже позволит двигать собственным крылом так, как ей будет угодно. Нет - ну, кто он, чтобы настаивать?
И хотя внешне Нуор никак не проявлял своего интереса к ситуации, внутренне советник сгорал от любопытства. Си Шайт он не знал лично, но много слышал о ней и её. Немудрено, учитывая, что некогда десятки шариков с записями её песен держались в каждой приличной пещере. Особенно там, где были дети - Си отлично сочиняла колыбельные. Её знали даже за пределами Воды, хоть и не очень широко. Но большим Шайт, увы, похвастать не могла. И оттого версии, в которые старался Нуор уложить возможные связи Андарэми с ней, становились всё причудливее и причудливее.
- Быть может, желаете чего-нибудь к отдыху? - на два голоса поинтересовался Нуор, обрывая затягивающиеся молчание и собственные мысли. Последние рисковали вскоре превратиться в жуткий-прежуткий узел. Слишком мало зацепок пока что у регента по этому "делу".
Вопрос был, между прочим, весьма своевременным. Они уже почти вышли в основной коридор, а там и до личной залы Двуглавого недалеко.

+1

75

Говорят, существует три вещи, перегонки с которыми, никогда не приведут тебя к победе – ветер, смерть и прошлое. Ветер – потому что для него не существует препятствий, смерть – всегда будет ждать на финише, а прошлое привязано к тебе, куда бы ты ни шел. Стоит обернуться, и оно там – позади. Можно быть уверенным, что ты готов к миллиону вещей, что на твоем пути всплывали все возможные преграды, а мир вокруг сгорал и восставал из пепла так часто, что уже не привыкать, но существуют демоны, которые поставят на колени и самых бесстрашных.
Рэми была уверена, что ничто не выбьет её из колеи. И как иначе, ведь то, что доводилось видеть ей, на своем веку не повстречало и большинство первородных. Изощренные пытки, проверки на прочность, жертвы морали, на которые приходится идти из понятия долга. Никто не спрашивает, как ты чувствуешь себя при этом. Никому нет дела, что происходит с тобой до тех пор, пока ты способен выполнять поставленные цели. Такая жизнь приедается и пока в ней нет ничего более важного, чем стая, любые жертвы - лишь часть профессионального риска, который присутствует в любом поле деятельности.
Но самое важное здесь – продолжать верить в то, что ты делаешь, не отвлекаясь на мысли о местах, где было бы лучше и безопаснее, о драконах с которыми рядом… тепло и том, как все могло бы быть по-другому. Без рисков, без боли, без необходимости приносить себя в жертву каждый день, чтобы другие спали спокойно. Это пугало её, шпионку, то, чего она когда-то лишилась, то, что долгое время считала странными снами до тех пор, пока не нашла свое личное дело. Теперь она могла продолжать закрывать глаза, но прошлое все равно наступало на пятки, все равно звучало голосами, как… эхо. Стоит лишь закрыть глаза и…
«Я без понятия, о чем ты», - шаг за шагом по лабиринтам из белых шаров туда, где все еще маячит свет реальности. В надежде вынырнуть прежде, чем дверь захлопнется насовсем. Я не хочу остаться здесь…
«Сирена-Сирена-Сирена, только представь! Теперь твой голос будет звучать в каждой пещере, сперва на Элтене, а затем – далеко за его пределами! Тысячи этих шаров разлетятся по всему Альянсу и мир запомнит имя Си Шайт на века!» - Это странное чувство, грубое противоречие. Ты – та, какой себя помнишь, та, кем была всю жизнь, а потом оказывается, что в этой, твоей, голове хранится память тебя другой. И кто же ты тогда на самом деле? Андарэми? Сирена? Или всего лишь жалкий отголосок, застрявший где-то посередине?
«И почему я продолжаю спорить с тобой, зная, что это бессмысленно? Как скажешь, только умоляю, перестань называть меня Си. Это глупо, мы уже давно не дети». 
Самка резко остановилась, заметив движение сбоку. Оторопело и как-то потерянно взглянула на крыло и на Нуора, для верности переводя взгляд с одного на другое по нескольку раз. Затем отвернула голову, но вопреки всем ожиданиям, вместо того, чтобы продолжить свой побег в одиночку - прильнула к боку Регента, позволяя себя вести.
- Быть может, желаете чего-нибудь к отдыху? – как же не уместны эти слова. Впрочем, они помогли шпионке в конец вырваться из лап своих демонов, но, получив возможность взглянуть на себя со стороны, она решила ничего не делать. Здесь, в окружении всех этих соблазнов и противоречий, между множества зол, такое ли преступление выбрать меньшее?
- Быть может, немного тепла, - Андарэми вздохнула и прислонилась щекой к шее советника. Одним звездам известно – в порыве внутренней борьбы или с целиком осознанным расчетом.[nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=2354#p400289">Анкета</a> | <a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1

76

Шпионка притёрлась к нему, касаясь боком его бока. "Как влитая," - заметил Нуор с каким-то удивлением. Она же... Должна быть такой," - с осуждением напомнил регент себе, едва не фыркая. Шпионы - приспособленцы, учатся веками подстраиваться под любую ситуацию. И, разумеется, даже в быту, даже в худшем из своих состояний не изменяют привычке. Она же спасает им жизни...
От внезапной параллели с самим собой, таким же приспособленцем, жизнь которого зависит от умения лгать, притворяться и подстраиваться, Нуортариот недовольно поджал губы и как-то весь омрачился. Изо всех сил он не хотел быть похожим на тех, кого так не любил, потому что... Потому что! "И если ты не чёртов подсадной архан, то... Шут ты попросту, вот кто," - заключил Двуглавый к ещё большему своему неудовольствию. Как советник сумел вывернуть собственные размышления к некоторому самобичеванию, он и сам не понял. Не исключено, что мелкие осколки этой мысли подолгу копились, заседали глубоко в его мозгу, и нужна была лишь подходящая ситуация, секундная вспышка, запускающая их все в действие. Нуор с усилием подавил в себе желание поморщиться. Об этом... Это он переварит позже.
Сейчас же у него под боком была странная самка, чьи собственные проблемы и откровения терзали её не меньше. Двуглавый не хотел лезть в дебри чужого сердца, зная, чем это может закончиться для него самого. Но когда эта самка так доверчиво, так опрометчиво жмётся к нему, ища, видимо, то самое "тепло", регент ничего не может с собой поделать. Он не отстраняется и даже будто отвечает ей, легко покачивая шеей, потираясь о её щёку. Мягко улыбается... Совсем не тот, что секунду назад. Однако, сейчас это искренне.
Недолго на сей раз Двуглавый разбирается с механизмом, скрывающим потайную залу. Вообще-то, он всегда прекрасно помнил, где тут и что находится. Годы не менее тайных посещений этого места иного выбора не оставляют. Но расположение всё ещё неудобное, да-да! Расправившись с рычагом, Нуо немедленно возвращается к Андарэми, подхватывая её самостоятельно под крыло без каких-либо вопросов или просьб.
И так они медленно бредут обратно в кабинет Нуора. Советник внимательно следит за каждым их шагом, готов в любое время помочь, подхватить, направить. И всё проходит без каких-либо осложнений.
В кабинете-жилище регент помогает шпионке улечься, заботливо подставляя лапу как опору и всё оправляя выбившиеся уголки шкур, пока самка укладывалась. Он был абсолютно нейтральным, не переходя некую грань дозволенного, жёстко определённую им самим. Разве что один раз позволил себе тихое-претихое "хи-хи", когда пальцы, держащиеся за одну из множества шкур, оказались в плену из-за чужого бедра - шпионка попросту улеглась на его лапу сверху и будто не заметила этого. Намеренно, что ли?..
Нуор быстро высвободился, осмотрел Андарэми пристально и, заявив о необходимости хорошего отдыха для шпионки, удалился в свою каморку, где тут же зашелестел пергаментами да застучал табличками. Можно считать это позорным бегством. Регент бы поправил и сказал, что это тактическое отступление.
Ему нужно совсем немного времени, чтобы определиться, что делать. Порадовать Андарэми отчего-то хотелось, но вот идей не было совсем. Он знал её слишком плохо, чтобы найти способное разрушить её печаль и ментальное оцепенение. И всё же выход искал. В привычной себе манере - перебирая бумажонки и погружаясь в работу. Сидеть рядом с ней в затянувшейся неловкой паузе - нет, нет и нет, плохая идея. Эта, возможно, не лучше, но хотя бы помогает Нуору соображать.
Сдался регент спустя четверть часа. Выдохнул в две пасти, хлопнул лапами по столу и выполз обратно к шпионке. Идея так и не созрела, зато пришла мысль о том, что честность - лучшая политика. Иногда.
- На сегодня с расправился со всеми унылыми должностными делами, - гордо оповестил он Рэми, подходя поближе к её ложу и плюхаясь рядом на задницу. Совсем не по-регентски.
- Я, честно говоря, не мастак создавать уют, тепло и все эти вещи... - как-то даже виновато признал Нуор следом, глядя на самку исподлобья.
- Но, говорят...
- Я вроде как неплохой рассказчик...
- Да и историй у меня...
- Накопилось валом! Могу поделиться, - Нуор расплылся в довольнейших и наивнейших улыбках, надеясь, что Андарэми понравится эта затея. Он уже даже знал, о чём вести речь и как, может быть, вернуть самке прежний запал! От неё нужно лишь простое "да"...

+1

77

Андарэми растворилась во времени, чувствуя, как её собственная чешуя на боку трется о чешуйки на брюхе советника, ощущая его тепло, его широкую походку, норовящую сбиться. Она идет как шла, не изменяя аккуратному хромому ритму и регент следует ему, то и дело замедляя свой солдатский шаг. Удивительно и странно наблюдать, как осторожный регент ударяется в крайности, как будто позабыв, а может и не зная, что его подопечная уже давно пришла в себя. Что она, как кукла, избитая жизнью, уже давно не чувствует боль, как другие, а внутренние терзания мановением хвоста отправляет в нокаут без вреда себе и тяги разбираться.
Быть приспособленцем не так плохо. Кому-то эта роль к лицу, кому-то до дрожи противна, но так ли правильно делить понятие на классы, когда оно знакомо каждому? И тем, кто себе на уме, и тем, кто под чьей-то властью, паразитам и падальщикам, разумным существам и низшим созданиям. Можно думать - мы выше и лучше, но это ведь ложь и пока Нуортариот изо всех сил борется со схожестью с теми, кого так не любит, Андарэми принимает это в себе с широко раскинутыми крыльями, зная, что игра – не инстинкт, а искусство. И пусть она лишь ложь, какой толк изобличать то, что приносит удовольствие? Может лучше раствориться в сладкой лжи ненадолго, чем жить в исполненной превратностями правде?
Шпионка нашла ответ для себя. Она не могла избавиться от чувств полностью, отринуть их и стать живой стихией, но могла обмануть свою суть, и делать это раз за разом до тех пор, пока не разовьется привычка. Она могла и вела себя так сейчас и задолго до этого раза. Вот, первые потрясения растаяли, как дым и на их месте не осталось ничего: ни мыслей, ни чувств, ни терзаний. Звенящая пустота на месте образов и мыслей. Возьми, посмотри мне в глаза, что ты видишь? В этом взгляде бездонная пропасть за мгновение, до того, как её наполнят мысли о тебе и нас, но ты и не заметишь это.
Специфическая защитная реакция сработала, как надо, она ворвалась словно ураган и смела все лишнее на подкорку сознания прежде, чем оно успело пустить корни и поработить разум. Мысли, которых не должно быть там улетучились, растворились, рассыпались, шпионка вновь контролирует ситуацию, лишь продолжая поддерживать образ и в половину не такой слабый, как прежде. Тем не менее Рэми не оставляет роли даже когда регент доводит её до собственного ложе возясь у него как заботливый муж, лишь бы женщине было удобно. Рэм украдкой ухмыляется, зажимая бедром пальцы советника, хитро шаркнет хвостом по земле, свободной от шкур, но примерно укладывается, чтобы не развеять свой хрупкий трагический образ и затихает на время, пока Двуглавый отстраняется.
За окном, до которого так просто дотянуться, простирается целый подводный город, который скроется во мраке свода, стоит отключиться фонарям. Как жемчужина, укрытая створками устрицы. Это место расцвело так же быстро, как погасло. Теперь жизнь отсюда перенеслась обратно на Элтен, а Арденхельм стал безмолвной обителью для тех, кому еще было, чем себя занять. Ученых, охотников… Андарэми в их числе часто бороздила местные воды в поисках дичи, а затем приплывала сюда. Регент тоже мог вернуться на Элтен с концами, но он приплывал работать в свой уютный кабинет под сенью океана. Потому что здесь так мало посторонних глаз? Другая атмосфера? Никому нет дела до того, чем занимается один дракон в рамках целого города? Целого почти пустого города…
Самка прикрыла глаза, чувствуя, как ветер ерошит гриву. На деле всего лишь сквозняк, но в мыслях за пределами этой реальности шелест бумаги, как шелест волны, легкий перестук табличек – не отличить от цокота камней. Стоит погрузиться глубже и становится понятно, что это обман, ведь эпизод из забытого прошлого – только иллюзия. Самка морщится и стряхивает грезы,  замечая, что дракон освободится и направился к ней.
Рэми чуть подвинулась, хоть места и было достаточно для того, чтобы «не по-регентски плюхнуться» рядом. Самка, кажется, совсем не удивилась тому, что спустя полчаса Нуор вернулся с этой темой к ней и, кажется, даже ждала, все это время нарочито пялясь в окно. Так или иначе шпионка мягко улыбнулась-ухмыльнулась и ответила кивком:
- С удовольствием послушаю. [nick]Андарэми[/nick][status]L'assasymphonie de mon âme[/status][icon]http://s010.radikal.ru/i312/1709/eb/83d71127de31.jpg[/icon][sign]
«Штирлиц, вы признаете, что являетесь русским шпионом?» — «Ни в жисть! Я просто развлекаюсь!»
Юлия Славачевская
[/sign][titul]Шпионка стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=2354#p400289">Анкета</a> | <a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Океан » Арденхельм