//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » Нравится, не нравится - спи, моя красавица!


Нравится, не нравится - спи, моя красавица!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники:

Асмэра, Табаки

Место действия:

Глубины сна, разума и подсознания, волшебного мира грёз и мечт, летающих коров и плошек с пельменями

Время и погода:

Не поддаются адекватному описанию

Цель и ситуация:

Обоюдное сновидение, вы будете принцессой в каменном замке, а я буду принцем на грифоне, который обязан не промахнуться мимо вашего окна. Распахните створку, леди!

Предупреждения:

Отсутствуют

+1

2

Сон...такое прекрасное и отрадное время для любого, особенно для тех кто много двигается, работает, расходует много энергии, как физической так и магической, и к концу дня, когда никто его не видит, выглядит не бодрее чем лич, которого главы стай встретили в Руинах. Откуда о нем знала Асмэра? Ну неужели вы думаете что старший маг стаи Земли смог бы утаить подобную информацию от собственной дочери? Точнее, у него не было иного выбора кроме как рассказать ей об этом, ну да речь о другом. Это был такой же обычный день как и всегда, земляная с удобством устроилась на постели в своей пещере и благополучно отбыла в царство снов. Но на этот раз всё было куда необычнее чем когда-либо.
Начать хотя бы с того, что открыв глаза, драконица обнаружила вокруг себя каменные стены, но куда более гладкие, состоящие будто из отдельных прямоугольных камней. На потолке в непонятной выемке горел свет, на полу лежало нечто, мягкое на ощупь, чуть ворсистое, травяного цвета. Это был ковёр, но откуда бы об этом знать простой охотнице? Дальше больше. В этом сне, без сомнения полном необычностей, Асмэру ожидало ещё несколько сюрпризов - в одной из стен было окно, высотой метра два, достаточно широкое, чтобы просунуть туда голову и попытаться оглядеться. Увиденное ещё больше потрясло охотницу - под окном раскинулась глубокая пропасть, за ней виднелся лес, судя по виду, крайне густой, насыщенная зелень которого так и бросалась в глаза. Сказать что она была удивлена - ничего не сказать. Впервые всё её красноречие и бойкий характер как бы утихли, являя миру совершенно иную Асмэру чем в любое другое время. Тихой и молчаливой она не была никогда, ну разве что в конце дня, когда уставала, или же когда была одна. В иные же моменты дня она была крайне общительной, бойкой, подвижной.

0

3

Шакал любил сны. Любил их все - целиком. Что бы в них не происходило. А ещё любил себя в них. Потому что во сне он мог ходить на всех четырёх лапах. Ходить, а не ползать. И не криво летать над землёй, чтобы переместиться на парочку метров в сторону. Он мог делать почти всё, что угодно. Даже будучи не в своём сне, а в чужом. Потому что он был не только предсказателем, проповедником и провидцем. Он был сноходцем. И тонкая пелена сна подчинялась ему, ложась ровной тканью перед ним, точно дорога, разглаживалась и приобретала любую форму, какую только пожелает Шаман.
Иногда Табаки уходил в сны других драконов. Так он часто узнавал о том, что происходит вокруг, даже не успев явиться на место происшествия, ибо мысли, скопившиеся за день в голове драконов, после повторяются в их снах. Вперемешку, конечно, но распутать этот клубок образов было не так уж и сложно для Пустынного. В конце концов, это занятие было достаточно увлекательным и тренировало мозговые извилины.
Вот и сейчас, заскучав, Шакал уселся поудобнее на земле и начал просматривать, к кому бы зайти в гости, побаловаться. Желательно, чтобы это был кто-то, кто не знал Табаки. А потому под раздачу попало поколение моложе самого песьего.
Выбор был сделан. Прозрачная лапа предзнаменования и безвременья опустилась на голову дочери Старшего Мага.
Открыв глаза, Табаки теперь уже был в этом самом сне. Восседая на крыше каменной башни, он с большим удовольствием потоптался на задних лапах и чуть ли не заурчал.
Быстро оглядевшись вокруг, он опустил взгляд себе под лапы и коротко усмехнулся. Растворившись в воздухе, в следующий миг самец появился уже в комнате на самом верху башни, где и находилась Асмэра. Вид драконице представился этакий: персикового цвета дракон с лохматой каштановой шевелюрой сидел позади земляной на ковре. Сидел дракон достаточно причудливо - на пятой точке, обвив себя хвостом. Задние лапы были скрещены в позе лотоса, а передние вытянуты в сторону и согнуты в локтях. Поза медитации. Шея держалась ровно, а голова была наклонена чуть вперёд, крылья частично расправлены.
Дракон весь был завешен какими-то штуковинами. Лопоухий слухатели, называемые ушами в простонародье, были проткнуты острыми и крючковатыми когтями чьих-то зверей. С одного уха свисало голубое перо, а шея, грудь, лапы и вообще весь дракон был в бусинках, ленточках, фенечках, ожерельях из когтей и зубов, чешуе на ниточках, сушёных фруктиков, листочков, веточек, деревянных амулетиках и резных фигурках, цветочках, словом, чего только не было на нём. Под щекам было намазано чем-то коричневым - на деле просто землёй - две полоски. Прям как у индейца. Хотя вряд ли у драконов есть индейцы, но значит-ся Табаки будет первым.
- Чем выше ты находишься, тем меньше, кажется, остаётся до земли. Это иллюзия опьяняющей высоты, - произнёс многозначительным тоном дракона, удручённого опытом и знаниями, Шакал и, вытянув руку в сторону, материализовал в своих коготках правой лапы самокрутку из листа лопуха. Поджёг её незамысловатым движением когтя и, уперевшись одной лапой себе в колено, другой поднёс травку к губам, затянувшись и выразительно глядя на самку исподлобья.

0

4

Бред бредом - казалось бы? Ну и пусть, необычное место, необычный вид, открывшийся из окна, ну необычная штука на полу и потолке, вообще эта комната, что с того что она необычно выглядит? Это ещё можно было бы как-то принять и постараться понять, почему же это всё выглядит вот так а не как-нибудь иначе? Асмэра была молода, весьма молода, а потому мыслила достаточно быстро и вполне-таки сносно, потому не стала заморачиваться долгими раздумиями на тему происходящего. Это сон, тут может произойти всё что угодно и иметь какое-либо объяснение происходящее не обязано ничуть. Но и это оказалось не самым удивительным. Не успела земляная придумать что делать дальше как её побеспокоили, не совсем нагло, но неожиданно, что сказалось на реакции её - резко развернувшись, Асмэра уже была готова броситься на неизвестного дракона.       
Однако его внешний вид был столь удивительным и непривычным, сто драконица даже застыла в удивлении, машинально разглядывая незнакомца, такие уж у неё были повадки как у охотницы - уметь быстро и чётко определять что из себя представляет оппонент как минимум по внешности, а затем уже и по тому, что и как он делает. Сказать что внешность у этого дракона была необычной было нельзя, но и поставить его в один ряд с другими состайниками, что что а ауру определять не умел только ленивый, было бы глупо. Но что было любопытно, так это наличие у этого дракона на теле всяких аксессуаров, многие из которых она видела впервые и не совсем понимала их значение, а некоторые были узнаваемы, т.к некоторые воины или же маги любили украсить себя, подчеркивая какую-либо особенность своей внешности. В случае с этим драконом, аксессуары сделали его только более загадочным, что привело к...? Прааааавильно, взрыву любопытства у Асмэры. Многие кто был с ней знаком знал ещё и то, что ежели земляная находила что-то интересное, хоть в какой-то мере, встречала кого-то интересного или же ей предлагали чем-то таким заняться, что хоть как-то могло заинтересовать, то любопытство поднимало в её душе голову  и больше ничто не могло остановить дочку Старшего мага от исследования этого, расспросов или же исследований.
Вот и сейчас, удивление плавно перетекло в любопытство, любопытство сформировало линию поведения, которой драконица собралась следовать.
- Ты так думаешь? Но ведь стая Земли известна своей любовью, в большинстве своём, к наземным передвижениям, а не полётам. Любишь летать значит? - чуть задумчиво проговорила Асмэра, не переставая разглядывать нежданного гостя. Злости за неожиданный визит на него не было, да и с чего бы ей взяться? Общительность была одной из черт её характера и иногда подолгу трепаться с друзьями о том о сём она любила.
- Здоровье-то своё не жалко что ли совсем? - тут уже земляная позволила себе немного ехидную улыбку, но смеха в голосе не было.

0

5

Затянувшись неторопливо, смакуя траву даже во сне, Табаки придал своей морде вид какого-то мудреца. Ещё бы, ведь нет необходимости ползать и падать. А значит можно казаться более серьёзным, чем есть на самом деле.
И нет, если отобрать у Шакала курево - он не станет тише или не будет говорить меньше. Может даже наоборот - травка - единственное, что более менее удерживает его в рамках довольно относительной адекватности. Отобрать у него этот способ самоуспокоения и кто знает, что тогда произойдёт. Не нашлось желающих это проверять.
Выдохнув колечко дыма, начавшее рассеиваться по комнате, Пустынный чуть сощурился и расплылся в не менее ехидной улыбочке.
- Но ведь сейчас ты далеко от земли, - справедливо посудил Шаман с тоном таким уверенным, точно он был хозяином этого сна. Знал, что есть в нём, а что лежит за его пределами. Отчасти это было так. Табаки, в конце концов, не просто так снился. Он вполне контролировал этот процесс. Но в отличие от Асмэры всем своим разумом целиком, тогда как драконица лишь частью, ибо она спала по-настоящему. А Пустынный условно. Можно сказать, что он всецело бодрствовал, погрузив лишь своё тело в магический транс, отправив разум на прогулку.
Снова затянувшись, дракон изогнул бровь на вопрос самки.
- Летать? Оооо, нет. Я не люблю летать. Полёт делает меня далёким от родины. Крылья даны мне для того, чтобы парить, хотя и могут поднимать в воздух. Даны для того, чтобы я мог пролететь над землёй и поклониться ей, высказать своё уважение, но после всё равно припасть обратно своим бренным телом. Природа наградила меня грузом, который неминуемо тянет меня лечь на живот и ползти. Ползти и бесконечно благодарить Матушку за то, что я родился и что живу. Что могу собирать грудью песок и пачкаться травой. Вот так скажу я тебе, - завершил дракон и снова припал кубами к самокрутке, чуть наклонившись грудью вперёд, но по-прежнему сидя в позе лотоса. Нет, в жизни ноги так можно уложить разве что насильно, а потом чёрта с два выпутаешься.
- Нельзя жалеть то, чего не существует. Вообще жалость - это очень плохое чувство. Можно сочувствовать. Сопереживать. А когда ты жалеешь, ты признаешь, что это что-то или кто-то ниже тебя. Это не очень красиво. По некоторым меркам даже грешно, - указав на самку кончиком самокрутки, Табаки отвёл лапу в сторону и стряхнул пепел.
Вообще... жалеть бесплотный образ вряд ли можно. Но так как Шакал частенько забывал о том, что он во сне, он вёл себя вполне жизненно. Хотя того, кто наблюдает этот сон, это может лишь больше сбить и заставить поверить в нереальность происходящего.

0

6

Сказать наверняка, на протяжении какого количества времени этот дракон ещё будет её удивлять, сказать было трудно. Всё с нем было непривычно Асмэре - манера поведения, речь, повадки. Всё это в этом драконе было ей незнакомо и потому, вызывало ещё большее любопытство. К тому же, этому способствовал явный интерес собеседника к разговору, а земляной будто только этого и надо, дай только поговорить с интересной личностью.
- Ну, это с какой стороны посмотреть. Мы же не в воздухе сейчас находимся, а на твёрдом камне. Камень на воздух ты не положишь, значит это сооружение стоит на земле, а значит не так уж я далеко от земли. Другое дело что на возвышенности, но это не суть важно. - заметила Асмэра, внимательно наблюдая за каждым движением собеседника, но не слишком внимательно, потом как говорить интереснее чем просто смотреть.
- Знаешь, в общем-то я бы не сказала что тоже люблю летать, проще бегать или ходить. Для дракона из стаи Земли полёт всегда был чем-то лишь необходимым для быстрого перемещения, хотя насчёт скорости можно ещё поспорить. Некоторые состайники умело "плавают" в земле ничуть не медленнее чем заядлые летуны, не так ли? Что же до Природы....я думаю что ей плевать на нас. Мы высшее её творение, но тем не менее ей плевать на то как мы живём, трудно нам или легко, голодаем мы или живём в сытости. Всё ведь зависит только от нас. Только от охотника зависит успех в его деятельности, у мага, от его умений, у воина от силы и ловкости, у учёного от глубины и широты ума. А ещё от воли. Я тебя не знаю, не знаю даже как твоё имя, но уже могу сказать что ты не слабохарактерный. У тебя есть сильная воля. Если понимать твои слова буквально, то скорее всего в реальности ты...не можешь двигаться полноценно, но что с того, если это не мешает тебе жить? - драконица устроилась на ковре поудобнее, дабы не терять из виду глаз незнакомца. Не зря ведь говорят что глаза - ворота души, да и к тому же, так гораздо комфортнее с кем-либо общаться, если видишь куда смотрит собеседник, как смотрит, да и если глаза красивые, то можно ими полюбоваться.
- Честно говоря, я редко просила прощения, у кого бы то ни было. Но вот сейчас прошу прощения за свою, кхм, бестактность. Но вот тыкать пальцем тоже немного невоспитанно, ты не находишь? - без улыбки спросила земляная, однако же ничуть не мрачно.
- И раз уж мы тут завели разговор, в моём сне, то надеюсь тебе не составит труда представиться? Меня зовут Асмэра, я дочка старшего мага стаи Земли. - дружелюбно улыбнулась охотница.

0

7

Ну да, с камнем вышло довольно относительно. Шакал только головой чуть качнул с боку на бок. Но если рассуждать по отношению к настоящей земле и учесть, что тут нет физической оболочки, а только разум, то до земли далеко. Достаточно далеко! Несколько слоёв измерений. Может два, три, каждый раз по-разному в общем! Но всё равно остаётся ниточка, которая приводит нас обратно - в наш сосуд, так сказать, предназначенный для переноса души с местам на место. Хорошо быть магом разума! Можно не переноситься! Перенести душу и радоваться. А тело? Что ж, всё тлен. Всё развеется звёздной пылью, ничего не поделать. И жалеть тут совершенно не о чем. Так что Табаки только сильнее затянулся, демонстрируя это свою точку зрения без слов.
Усмехнувшись на рассуждения самки, Пустынный ещё чуть сощурился.
- А как ты хотела? Всё должно доставаться трудом, кровью и потом, кожей и костьми. На то и дано нам природой то, что у нас есть. Наши способности, наши особенности, всё не спроста. А вот не дала бы она их тебе! И выкручивайся ты как хочешь в таком случае. Разве можно говорить, что не заботится она о нас. Что плевать ей. Ни в коем случае нельзя! Иначе породила бы она тебя жуком презренным и растоптало бы лапой какого-нибудь другого дракона. Более благодарного, чем ты, - укоризненно покачав самокруткой, дракон дёрнул ушами, которые сами были как крылья на маленькой голове, особенно по отношению к худощавому телу. Кажется, что только все висюльки, которые Табаки на себе носил, и придавали ему хоть какой-то объём. Чтоб не казаться совсем уж костлявым.
- Так что брось эти мысли, слышишь? - научивал Шакал и снова затягивался, изображая из себя мудрёного старика, хотя выглядел он, как совсем юный мальчишка.
- Я двигаюсь так полноценно, насколько мне это позволили. И я могу двигаться везде, - расправив крылья и раскинув передние лапы, дракон улыбнулся весело и бодро, даже шаловливо.
- Я могу быть тут, там, внутри, снаружи, почему мне с такими возможностями нужно пресмыкаться? - а вопрос, между прочим, был дельный. Собственно, почему. Поникнув резко, дракон опустил уши и с видом ужасно хмурым и строгим закурил, прикрыв глаза.
А действительно... почему?
Продолжая хмуриться, не глядя на Асмэру, Табаки заворчал.
- Я тычу не пальцем. А лопохум. И не в тебя, а твою сторону. Табаки. Просто Табаки.

0

8

- Полегче, друг мой, полегче. - подняв лапу, призывая собеседника умерить свой пыл, сказала Асмэра, улыбнувшись. Она не подозревала о размышлениях дракона а лишь отталкивалась от услышанных от него слов, потому старалась изъясняться как можно конкретнее и точнее, дабы не было непонимания.
- Мне в общем-то всё что я сейчас умею, знаю, практикую, именно так всё это и досталось, как ты и говоришь - кровью, потом и прочим. Я же с рождения не была охотницей, меня всем учил отец, наш старший воин, и уже дальше сама я училась на своих ошибках, пробах, экспериментах, если доводилось драться, или же на охоте, глядя как и что делают другие охотники, запоминая и пытаясь повторить. И ты видимо не совсем верно меня понял, видимо я не совсем же верно выразилась. Мы безразличны природе в том плане, что ничего просто так нам от неё не достаётся. Породив нас, она же не помогает нам всю жизнь, практически делая за нас всю нашу работу, давая еду и прочее, всего этого мы должны добиться сами и научиться это добывать или делать, иначе смерть. - высказавшись, Асмэра на мгновение умолкла, с любопытством глядя на дракона. Имя у него было немного диковинным, но достаточно хорошо запоминалось, и если бы они снова встретились, но уже в реальности, то неловкого момента бы не возникло. К тому же, при такой заметной внешности и всех аксессуарах, навешанных то на ушах то на ушах Табаки, не заметить его в толпе других состайников нужно было бы постараться. И пусть его характер пока что был по большей части загадкой для неё, тем не менее, он вызывал недюжинное любопытство, а вместе с этим и разжигал у земляной желание побольше узнать о нем, разумеется лучше от него самого чем от кого-нибудь ещё.
- Как бы то ни было, я думаю что нам стоило бы увидеться в реальном времени. Надеюсь, Табаки, ты не будешь против? Скажу честно - мне крайне любопытна твоя личность. Странно что раньше я тебя не замечала. Это значит что ты либо мастер маскировки, либо просто мало показывался на глаза. Хотя может оно и к лучшему, теперь любопытство только ярче чем могло быть ранее. - улыбнулась драконица.

Отредактировано Асмэра (12 Май 2014 22:11:55)

0

9

- Породив нас, - Табаки снова трясёт лопухом, свёрнутым в трубочку, невольно стряхивая пепел, - она даёт нам основу, без который ты не станешь тем, кем можешь. Или не даёт. Чтобы мы стали кем-то другим. Лапы, крылья, хвосты, зубы, голову в конце концов. Разумеется, если ты не будешь всё это развивать и стараться, то всё это зачахнет, как растение без воды и солнца. Это совершенно естественно. И всё же мы обязаны ей. И должны быть хотя бы благодарны, - шмыгнув носом, дракон хмурится и утирает нос лапой, снова шмыгает.
"Хотя бы..." - невесело думает он и напоминает себе о своих же словах. О том, что если природа чего-то не даёт, то для того, чтобы мы стали кем-то другим, нежели могли бы. Шакал хмурит брови ещё больше и снова шмыгает носом.
"А! Чёртов насморк! Даже тут достал!" - возмущается Шаман и трясёт головой. Все штуки, навешанные на него, мигом загромыхали и затрещали, застучали друг о друга.
- Да... да! - неожиданно шумно воскликнул Табаки и вскинул передние лапы вверх.
- Желай! И, может быть, твоё желание будет услышано! И звёзды сведут нас в час, когда на то угодно им будет! А покуда над нашей головой здесь нет звёзд - мы вольны сами решать! Ура! - резко схлопнув лапы перед собой, Табаки взял пальцами лопух поудобнее и воткнулся его в пол. Ковёр загорелся. Вспыхнул так, как никогда не вспыхнул бы от крошечного окурка. Пламя рвануло вверх - до самого потолка. Огоньки его отразились в глазах драконов, а в особенности на морде Шакала, озарившейся хищной и оскальной улыбкой. Огонь заплясал, но не стал обжигать драконов. Пол начал чернеть по краям и расходиться, открывая под драконами бездну, где лишь туман и не видно, есть ли вообще земля. Обгорая, точно бумага, сворачиваясь и темнея, пол загибался, пока не исчез под драконами вовсе, вынуждая их рухнуть вниз.
- Здесь! В твоей голове и моей! И одновременно в ничьей! В мире иллюзии и реальности, перемешанных в пространстве, в объятиях Хаоса и Порядка - вечных партнёром леденящего душу и обжигающего сердца танца! Будь той, кем ты всегда хотела быть, плевав на природу, на должности и обязанности, на ограничения и возможности! Плевав на всё! Стань тем, кем всегда хотела! - драконов дёрнуло вниз. Башня над их головами сгорала, объятая пламенем, а чёрный дым устремлялся вверх, рисуя ночное небо быстрыми и широкими мазками. А внизу разверзлась пустота. Пленящая, раскинувшая свои невидимые крылья и принимающая в себя. Ветер ударил в лицо, трепя волосы и перья драконов в падении, в котором им не суждено было разбиться.

+1

10

- Ну.. - оглядев себя, Асмэра ухмыльнулась, немного самодовольно, и продолжила - Как видишь, я сделала именно так как ты и говоришь. Я использовала всё, данное мне природой, да и как иначе? Слабый охотник - убыток для стаи, он приносит мало или не приносит добычи вообще. Стае от этого никакой пользы. То же самое и с воинами. Слабый, малоразвитый воин не сможет защитить свою стаю так, как смог бы, если бы развивался и совершенствовался. Всё ведь взаимосвязано. - заметила земляная, не переставая с интересом разглядывать нового знакомого, пускай это знакомство и случилось пока что только в её сне. Однозначных выводов о нем делать было пока рано, но тем не менее, впечатление он производил пока что лишь хорошее, а уж что говорить о его личности и поведении - всё это крайне сильно интриговало. А все кто знал Асмэру знал ещё и то, что если уж она чем-то заинтересовалась, хотя бы даже самую малость, то сомневаться в том, что она сделает всё дабы узнать о чём-то или о ком-то всё, никто и не начинал.
И тут плавное течение разговора было прервано самим Табаки, который начал в буквальном смысле изменять всё вокруг себя, заставив реальность буквально гореть, вскоре послав их обоих в полёт длинною в вечность. В черноте что-то разглядеть было проблематично, да и не хотелось, а на душе был не страх, но крайнее воодушевление, подкрепляемое таким себе, летящим чувством, которое ещё описывают словами - дух захватывает, каждый раз обуревавшее драконицу в полёте. И слова Табаки лишь подкрепили его, зацепив однако некую точку в разуме земляной, будто бы напомнив о чем-то. И надо же такому случиться, она таки изменилась, как и советовал дракон - в мгновение ока один её глаз сменил свой свет с жёлтоватого на красный, рога стали смолисто-чёрного цвета, а чешуя на теле, равно как и грива, серого, как сталь, цвета. Скажем так, это и было то, чего втайне от всех желала охотница - выглядеть вот именно так. Это, однако, не значило, что в реальной жизни Асмэре не нравилась её внешность, отнюдь, но всё же это не было то, чего она желала на самом деле. И теперь уже Табаки стал единственным драконом, который знал её самое сокровенное желание.

0

11

Бездна, в которую падали драконы, начала светлеть и вскоре превратилась в небе.  Бескрайний белоснежный простор. Мимо плыли мягкие и пушистые облачка. Теперь драконы не падали, а летели, но летели туда, куда сами желали.
Радостно и даже как-то воинственно завыв, имитируя голос волка, Табаки аж уши поджал и вздёрнул голову вверх. На небе не было ни ночного, ни небесного светила. Но всё равно было светло. Даже не так... всё было не в свете, всё было в целом цвете.
Дёрнув хвостом игриво и весело, Шакал распахнул крылья и дёрнулся вперёд, облетая Асмэру. Перевернувшись в воздухе на спину, он проплыл так позади Земляной, загребая крыльями воздух точно воду.
- Да! Продолжай в том же духе! - то ли ещё можно было творить в этом распрекрасном мире, подвластном силе мысли. Другое дело, что драконы могли делать всякие подобные штуки только в своём сне и только приложив усилий этой самой мысли. Сноходцам же была подвластна сила свободного преобразования материй разума и сна. Поддатливых им, как мягкая глина.
Шаман и лепил... что душе будет угодно.
Перевернувшись обратно, Табаки оттолкнулся от невидимой поверхности. На том месте, где его лапы коснулись её, вспыхнули крошечные серебряные искорки. Тело дракона начало быстро преобразовываться. Секунды три и на невидимой поверхности стоял пушистый персиковый волк. Его ярко-золотые глаза с янтарным отливом внимательно взглянули на драконицу исподлобья. Больше уши стояли торчком, а весь шакал - с маленькой буквы или с большой - это будет одинаково верно - был увешан бусами, перьями, кольцами и прочими украшениями, поблёскивающими и издающими различные звуки при передвижении. Шакал стоял на едва уловимой зрению дорожке из серебряных бликов. Она простиралась туда, куда ступал зверь и исчезала за его хвостом. Она была одновременно везде и в то же время только там, где ступали лапы.
Зверь молча глядел на самку и не говорил абсолютно ничего. Пожалуй, этот образ был у Табаки во снах самым любимым и нелюбимым сразу. Ужасно молчаливый, но при том дюже красноречивый. За счёт глаз.
Даже не открыв пасти и не моргнув, шакал постоял так немного, после чего начал сбегать по серебряной дорожке вниз, точно по круговой лестнице, спускаясь туда, где пока ещё не было ничего, кроме облоков.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/3/2/1132233/81127898.png[/AVA]

+1

12

Хотелось и дальше вот так вот падать в бездну, вдруг ставшую бескрайним небом, в котором хотелось кричать от ощущения свобоы, свободы от всего - обязательств, дел, вообще всех на материке. Вдруг, любившая свою семью Асмэра поняла чего ей так не хватало всё это время и что смог дать ей этот чудаковатый дракон, всего лишь силой своей мысли. И неважно что это не наяву, что в реальном мире подобное невозможно, но тем не менее, этим можно насладиться здесь и сейчас, в полной мере ощутить вкус свободы, ощутить как тело может сделать то, чего не могло наяву, как глаза вдруг стали видеть иначе чем прежде, улавливая совершенно иные спектры цвета, будоража воображение. Вот уж воистину этот Табаки чудной, но всё же и он решил принять тот вид, который нравился ему больше всего. Что ж, неплохой ход, и его призыв продолжать в том же духе был уже не нужен, охотница получила то что хотела, и её молчаливая, с улыбкой, благодарность ощущалась очень сильно, и она лишь улыбаясь ринулась в низ за ним, догоняя и даже обгоняя, подмигнув, пролетая мимо.
- Ты не представляешь себе как это классно лично для меня. Никогда бы и не подумала что подобное возможно, хотя бы даже здесь, но возможно. - немного сбивчиво от волнения, ответила Асмэра, завернувшись в собственные крылья и медленно пикируя вниз вместе с Табаки.
- Нам определённо стоит встретиться в реальном мире, не знаю почему, но я уверена что стоит. - улыбнулась драконица, хлопнув волка по плечу, как бы этим жестом благодаря его за сделанное.

0

13

Шакал продолжал сбегать вниз по серебрящейся тропинке, возникающей у него прямо под лапами. Он не останавливался, но держал одну скорость. Тут не нужно было часто дышать и запыхаться при беге. Любое движение – даже самое резкое и сложное – давалось легко, просто и практически без усилий. Разумеется, если отпустить себя и позволить себе почувствовать свободу, раскрепоститься и дать разуму нести тебя вперёд, забыть о том, что такое земное притяжение, вынуждающее каждый раз возвращаться вниз. Для Табаки возвращаться исключительно часто. Долго летать он не мог, пускай и тренировался. Так что находиться рядом с родной землицей приходилось значительно больше обычного. Даже больше, чем тем драконам, что вообще не могли летать. Они, по крайней мере, не были вынуждены собирать её животом. Первое время своей жизни Шакал только и узнал, как камни и песок царапают кожистый живот, не защищённый пластинами или крепкой чешуёй, как ветви впиваются в шею, цепляются за вены и застревают меж пальцев, как пустыня бьёт по щекам, забирается в уши и больно режет глаза своими крохотными золотистыми песчинками. Зато Табаки успел сжиться со своей родной стихией так, как стоило бы ещё постараться какому другому Земляному дракону. Не будучи чистокровным Земляным или хорошим стихийным магом, Шаман уже понял эту стихию. И говорил на нескольких языках: пустыни с песком, земли с грязью, и деревьев с травой.
Повернув голову в сторону драконицы, пёсий глядел на неё некоторое время как-то призрачно и отстранёно, абсолютно без эмоций. А после пасть шакала, до этого обозначенная лишь тонким контуром, раскрылась в весёлом и зубастом оскале. Вывалив язык и ловя ртом встречный потоки воздуха, Табаки прибавил ходу и, подпрыгнув, приземлился на пятую точку. Теперь дорожка не дорожка вовсе, а горка, по которой шаман, растопырив задние лапы и уперев передние, бодро и весело съезжал, не пряча языка, от чего тот телепался у щеки.
Широко распахнутые глаза устремились взглядом вперёд, а уши чуть отвело невольно назад.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/3/2/1132233/81127898.png[/AVA]

+1

14

Большинство драконов любят летать и очень дорожат этой способностью А представьте каково понимать что полёт может продолжаться бесконечно, и в свободном падении можно пребывать сколько душе угодно? Представили? Вот и Асмэра тоже представила, а самое главное, вовсю наслаждалась сейчас именно таким, бесконечным полётом, ведь нет во сне никаких границ и преград для воображения. Здесь всё что пожелаешь может стать реальным, любая мечта и любое желание, прихоть или же тайный замысел. И то, чего желала Асмэра уже досталось ей, то какой она себя видела на самом деле и хотела бы видеть в реальном мире. Несмотря на то, что это было маловероятно в любое другое время охотница не переставала беречь это желание где-то глубоко в своей душе. Разумеется это не было тайной, но и раскрывать кому-либо это желание она не собиралась. Табаки же был первым и пока что единственным кто сумел узреть Асмэру в желаемом ею обличии, пусть она и не знала что на самом деле он тоже во сне получал желаемое, недоступное же в реальности.
С спуск всё продолжался и продолжался, ветер весело развевал её крылья, щекотал щёки и заставлял глаза слезиться, но земляная была счастлива как никогда и хотела чтобы это мгновение длилось вечно.
- Забавно ты едешь - засмеялась Асмэра, ловко догнав шакала в полёте, теперь параллельно с ним двигаясь в воздухе, рядом с той серебристой, уже не дорожкой а горкой, по которой он скатывался вниз.

0

15

Шакал неожиданно начал прислушиваться к окружению, в котором ничего, кажется, особо и не изменилось. По крайней мере, Асмэра вряд ли смогла бы различить эти трудно заметные отличия. У Шамана же ухо всегда востро на них было. Он чуял их так же хорошо, как собственное дыхание. И понимал – близится утро. А значит, что безопасность собственного тела, оставленного без присмотра и духовной оболочки, что покинула его в сноходстве, ставится под сомнение. Нужно возвращаться.
Дёрнув ухом и захлопнув пасть, Табаки повернул голову, глядя в пустоту. Затормозив лапами, он резко встал обратно на четвереньки и, коротко дёрнув хвостом, продолжил смотреть куда-то в пустоту в стороне от себя – внимательно и напряжённо.
Резко повернув голову обратно в сторону драконицы, шакал пропрыгал на месте вокруг себя. Голос его отдавался эхом от невидимых стен, разносясь по всему пространству и даже за него.
- Ищи меня под крылом Птицы Грома – нелетающего её птенца. Скоро сюда придут Безмолвные Тени, жадные до пушистого меха и давно мечтающие отрезать мой язык! Я не забуду тебя! Но если ты найдёшь меня – тебе придётся убедить меня в том, что это ты! Тебе покажется, будто я забыл тебя, но это не так! Я могу делать вид, что не помню, пока не буду уверен, что злые глаза не видят нас. Главное – убеди меня! – улыбнувшись зубастой пастью, Табаки дёрнулся в сторону и, спрыгивая вниз по невидимым ступенькам, оказывающимся то левее, то правее, рассыпался золотистой пылью. А следом за Шаманом начало темнеть вокруг, постепенно пропадая из виду.
Сон рассеивался, уступая место реальности.

[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/3/2/1132233/81127898.png[/AVA]

Отредактировано Табаки (18 Авг 2014 10:46:01)

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » Нравится, не нравится - спи, моя красавица!