//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещерные руины


Пещерные руины

Сообщений 1 страница 50 из 74

1

http://sa.uploads.ru/5JPOs.jpg

Глубоко в горах, меж могучими и острыми плечами Сеарива, расположена круглая дыра, которая ведёт в огромную пещеру с давно заброшенным древним городом, руины которого теперь украшают пещеру. До сих пор величественные камни, покрытые рисунками и узорами, образуют собой арки, полуобвалившиеся проходы и площадки, надстроенные на множества разных уровне, с которых можно перемещать как по каменным ступеням, поросшим мхом, так и при помощи крыльев.
Пещера огромна и обширна. В самом её низу протекает ручей, образующийся из водопада. По внутренним склонам располагаются деревья. Внутри так тепло, что свою листву они сбрасывают очень глубокой зимой, когда холодный ветер вьюг начинает загуливать внутрь чаще. Но также быстро снова обрастают пышным нарядом.
Это не просто пещера, а самый настоящий пустующий городок. Когда-то, несомненно, он выглядел ещё более богато и величественно.
Сейчас же его избрал в качестве своего обиталища изгнанник стаи Воздуха. Иногда сюда загуливают и другие одиночки, но в основном лишь тогда, когда здесь нет хозяина. Ибо он - натура достаточно собственническая, если не сказать больше.

Отредактировано Шень (3 Июн 2014 19:21:51)

0

2

Река Лока

По уже целой сосулькой летел по направлению к горам, мечтая только об одном. Найти теплую пещеру. А в этих горах, дракон знал, иногда попадаются лавовые реки, рядом с которыми хоть обогрейся. И это было бы получше костра, за которым надо следить, чтобы тот не потух. По уже представлял, как он устраивается уютно и весь обсыхает и обогревается, залетая то в одну щель, то в другую, отыскивая подходящую по размерам. Но ни одно углубление не подходило для того, чтобы переждать ветер и снег, который, как мы забыли упомянуть, все еще шел, правда слабо. Но менее противнее он от этого не становился. Скорее наоборот.
Уже порядком подустав летать туда-сюда, По решительно собрался остановиться в одной малозаметной и довольно неудобной расщелине,как его взгляд упал на тёмное пятно камня, ярко выделяющееся на снежном покрове. Снег не задерживался на камнях, а это значило, что откуда-то из горы поступает достаточно теплый воздух. Скорей всего рядом протекала лава, решил По бросаясь туда и чуть было не потеряв равновесие от рывка. Дракон думал, что будет небольшое отверстие в скале, а оказалось, что проход был довольно огромным. И как он только не заметил его, когда летал тут? Нырнув, воин вначале подумал, что попал в другое измерение, так как тут словно был свой мир, с деревьями, рекой и какими-то разрушенными строениями. А если приглядеться, то можно увидеть и дымку, словно облака. Тут явно была "своя атмосфера". А еще тут было тепло! По сложил крылья, спускаясь по камням или разбитым каменистым ступеням, что под лапу попадется, продолжая восхищенно смотреть по сторонам, а в частности на руины. Интересно, кто тут жил? По виду камней, тут кто-то обитал несколько тысяч лет назад.
- Круто! - Громко высказал своё мнение, слушая, как эхо разносит его голос и продолжая идти вперед. - Вот бы сейчас видели бы в ста... А-а-а-а-а-а!
БУЛТЫХ! Не смотря под ноги, По благополучно дошел до края и дальше шагнул в пустоту, кубарем утягиваясь вслед за лапой. И, слава Небу, что под ним протекала речушка и он свалился прямиком в её воды. Не такие холодные как у Локи, но все же... Вынырнув из воды, дракон отплевался, выходя на берег, волоча а собой намокшие крылья и хвост и снова чувствуя, как противно липнет шерсть к телу. "Повезло..." как-то нерадостно отметил, принимаясь подниматься к одной более менее уцелевшей постройке, из которого росло дерево. И то и другое были тут как нельзя кстати. И костер будущий и убежище. Забравшись и отыскав сухое место, По обломал нижние ветки дерева и сложил их в кучку, принимаясь разводить огонь и даже в мыслях не думая, что тут может уже кто-то жить. Все его мысли были направлены в сторону обогрева и обсыхания

0

3

Старое ущелье

Хмуро глядя перед собой, всем своим видом выражая крайнюю неудовлетворённость сегодняшним днём, альбинос влетел в дыру и приземлился на ней, не торопясь опускаться в свою пещеру.
Думаете, этот день не может быть хуже? О! Ещё как может! Шень просто ещё не знает, в каком месте. Но всё занимательное и интересное ещё впереди.
Оглядев взглядом свои персональные, так сказать, владения, дракон шумно фыркнул носом и скептично прикрыл глаза, глядя с каким-то презрением и привычным величием. Я – Император. А вы все никто. Как-то так.
Даже изгнание из стаи и тяжёлое становление в процессе привыкания к жизни одиночки не смогли развеять эту иллюзию, намертво впившуюся в сознание Павлина.
Раскрыв хвост для плавного и мягкого планирования, Шень расправил крылья и беззвучно спустился в пещеру, быстро скрываясь среди многочисленных камней руин. Раньше здесь обитало немало хищников. Теперь же место было зачищено драконом и прекрасно подходило для его одинакового и гордого существования.
Приземлившись на лапы в одной из каменных комнат без крыши, самец расслабился и сложил хвост, пустив тот за собой привычным и длинным шлейфом. Крылья он плотно прижал к телу, голову вскинул и двинулся неторопливой и плавной походкой. Правда не такой тихой, как полёт. Длинные и острые когти постукивали по камням, разносясь мрачным и таинственным эхом по всей пещере и находя отклик в каждом уголке. Мерный стук звучал тот там, то тут, так что понять, где истинный источник, было сложно. Но одно было ясно точно – Лорд приближался к тому месту, где обосновался другой дракон, решивший, что может тут хозяйничать.
Сначала Шень не обратил внимания на посторонние звуки и возню, но после стал прислушиваться. Нахмурившись, от чего два длинных и чёрных пера на бровях сдвинулись ближе к глазам, делая выражение морды более злобным и неприветливым, самец чуть опустил голову, словно готовясь к нападению. И, определив, откуда слышатся посторонние звуки, двинулся туда, чуть присев и распушив хохолок на голове.

0

4

Продолжая разводить огонёк, путем выбивания искр от камушков, которые лежали неподалеку, По невольно расслабился. И уже почти приноровился к камням и сухая трава, которая росла неподалеку, уже начинала верно дымиться, обещая скоро явить всему миру жаркое пламя, как услышал тихий металлический стук, идущий не пойми откуда. Подняв уши торчком, По прислушался внимательно, стараясь опознать месторасположение источника подобных звуков. Медленно склонившись и напрягаясь всем телом, чтобы в случае чего дать отпор, дракон осторожно подул на тлевшую траву, раздувая маленький огонек и закладывая его сухими щепочками. Лапы почувствовали наконец-то долгожданное тепло, пуская по телу воина холодные мурашки. Как же сейчас был не к стати этот звук, источник которого явно передвигался, но как именно, По до сих пор не мог уловить. Огонь сейчас очень пригодился. Не только как обогрев, но и как оружие против хищников... Если это конечно какой-нибудь хищник.
Поднявшись на лапы, По развернулся к развалившемуся проёму и, чуть помедлив, высунул нос наружу, осторожно выглядывая и пытаясь разглядеть, откуда же раздаются эти металлические звуки.

0

5

Дракон напряжённо вслушивался в звуки, продолжая идти по направлению к ним.
«Забрался один зверёк», - успокоил сам себя альбинос, почти неслышно фыркнув себе под нос. Это, конечно, ещё ничего не значило, но Шень был тем ещё параноиком, способным найти во многом угрозу своей великолепной и неприкосновенной личности.
Звук когтей был уже совсем близок к нарушителю, но кажется, будто с приближением больше всех напрягался Шень. И вот Лже-Лорд показался в проёме, встав в полуразвалившейся и поросшей всякими растениями арке.
И вот взгляд поймал чёрно-белое пятно, которое вовсе не являлось диким зверем, а существом вполне разумным, но… Шеня аж перекосило всего в морде, пока его собственный и внимательный взор оглядывал незнакомца, отмечая всё более неприятные детали. Воздушный дракон с чёрными и белыми пятнами и рисунками, большой и сильный, могучие крылья, торчащие в стороны уши, чёрный нос и пятна вокруг глаз. Слишком много совпадений. Учитывая то, что Павлин прекрасно знал, кого он уничтожал и за что его эта кучка неверных изгнала. Но ошибки никак быть не могло! Это была точно копия отца и матери.
Веко предательски дёрнулось. Шень медленно поднял голову, изогнув шею, и нервно оскалился. Напряжение в нём возрастало с каждой секундой в троекратном размере по отношению к тому, когда бы он просто обнаружил забредшего сюда  дракона. Но это был не просто там какой-то забредший дракон!
«Он знает, что я здесь живу? Он выслеживал меня? Нет… не может такого быть! Я же всё проверил!» - волнение начинало перерастать в панику, покуда на морде отражалась лишь злоба и раздражение, хотя если приглядеться к глазам, то можно было бы найти в них отголоски чувств, так тщательно скрываемых.
Церемониться нет смысла. Тем более что ещё непонятно, кто в этой ситуации находится в выигрышной позиции. Ибо в голове всё было как-то перемешено, не хотелось верить глазам, но взор точно не обманывал.
- Что ты здесь делаешь…? - сквозь стиснутые зубы прошипел альбинос, скривившись в ещё большей гримасе отвращения и раздражения. Не торопясь и опрометчиво двигаться с места, пока не будет полной уверенности во всём, что, чёрт возьми, происходит.

0

6

Пока тихий звон металла неумолимо приближался, По уже надумал себе много чего. И весь Тёмный Альянс и хищников этих земель и вообще различных сюрреалистичных монстров. И когда он увидел перед собой напряженную морду белого дракона, который глядел на него чуть ли не с суеверным страхом, глубоко запрятанный во взгляде. Перед воином возвышался один из воздушных, правда эту ауру перекрывала метка изгнанника. Если память не подводила дракона, то перед ним стоял тот самый изгнанник, которого чуть ли не с позором выгнали из стаи пару тысяч лет назад. Правда по какой причине, По не знал, а его приёмная мать ему не рассказывала. В любом случае это было куда лучше, чем всякие монстры из воображения.
Поднявшись на лапы, По чуть виновато склонил голову, прижав уши.
-Приношу свои извинения, я не думал, что тут кто-то живет. Я просто очень сильно хотел отогреться, после того, как свалился в реку неподалеку от этой пещеры. - Дракон старался говорить как можно спокойнее, чтоб не провоцировать лишний раз незнакомца. Кто знает, как от отреагирует на то или иное слово, раз от одного только вида По его бросает чуть ли не в дрожь и злость. Еще набросится, придется драться. А драться мокрым не очень-то и приятно. А костер, тем временем, только сильнее разгорался, подпитываемый сухими веточками, донося тепло до бока воина и понемногу согревая его. Покосившись на огонь, а после на изгнанника... после чего снова на огонь, По нерешительно и медленно протянул мокрое крыло к костру, принимаясь его просушивать.
-Я только высохну и тут же покину твоё жилище. Честно... - И, решив, что этого недостаточно, поднял вверх правую лапу. - Даю слово дракона!

0

7

Да вы… вы только посмотрите на него! Расселся тут, понимаете ли, как у себя дома, костёр развёл на чужой земле и из чужих веток! Или вы думаете, стайные, что ничейные земли – они прямо таки ничьи. Нет, очень нет. Тут свои правила и порядки. Они довольно таки просты – кто сел, того и камень. Кто с камня спихнул, того он и стал теперь. Никаких чинов и званий, никаких стайных иерархий и порядков. Каждый сам за себя. Кто не подчинился сильному, должен либо подчиниться, в конце концов, либо сам стать сильным и подчинять.
Но дело даже не столь в этом, сколько в том, с какой наглостью этот чёрно-белый и пушистый завалился сюда, а ещё смеет так разговаривать с Шенем. От возбуждения у Павлина аж дар речи временно пропал. И он почти растерялся.
Вскинув голову и распушив хохолок, дракон надул щёки, на которых мигом стали торчать маленькие пёрышки, как и на распушившейся шее и местами на теле. Клочками. Ибо мурашки по телу пробегали не всему, а местами. То в одном пронесутся, то в другое ринутся. Не очень приятно. А ещё раздражает вдобавок к настоящему недовольству.
Если этот чёртов дракон не знает Шеня, то ситуация приобретает совершенно несказанный оборот. А если знает, но играет с ним злую шутку, строя из себя дурачка такого невинного и замёрзшего. Шёл, понимаете ли, на огонь, окажите милость! А каши у Вас не найдётся, из чего сварить? Тьфу!
Внутри альбиноса медленно и верно съедала паника. Побегав взглядом туда-сюда и не зная, какую позицию в сложившейся ситуации ему принять, Шень медленно втянул носом воздух. Зрачки его ярко-красных глаз были сужены, а сами глаза распахнуты, что придавало морде вид чутка сумасшедший и довольно пугающий. В особенности в совокупности с тем, как вкрадчиво говорил самец.
- А я сказал… пошёл. Вон. Отсюда, - воздушный начал наступать на незнакомца. Ну как… в теории ещё как знакомца. Хотя Шень мог поклясться – он никогда не видел этого дракона. Но! В любом месте узнал бы его окрас.
Уголки губ альбиноса были мрачно опущены так, что дальше уже просто некуда. А взгляд продолжал сверлить стайного злобно и нервно.
Боялся ли Лорд незнакомца? Да. Падкий на предсказания и прочую впечатляющую его разум магию, он глубоко проникался к неизвестному как уважением, так и страхом. Но пока умудрялся не показывать оного. Только напряжение, от которого, кажется, скоро в воздухе искрить начнёт.

0

8

Видя, как этот дракон-альбинос распушился от возмущения и, видимо, от того, как По протянул крыло к огню, воин прижал его к себе. Крыло, а не альбиноса. Альбинос сейчас выглядел достаточно жутковато и явно недружелюбно настроено. Интересно, он сам по себе такой? Вероятней всего - да, но По почему-то не оставляло ощущения того, что этот дракон столь негативно относится именно к нему. Воин старался припомнить, где именно он перешел ему дорогу, но не мог вспомнить, чтобы ему за всю историю его жизни попадались именно такие альбиносы.
Немного отойдя к огню, подальше от этого психа, который уже был готов за что-то разодрать По, дракон тоже немного растерялся.
- Да в чем дело-то? Пещера огромная, неужели тебе будет жалко маленького клочка для уставшего путника, который более чем замёрз? И не так уж много я веточек обломал для огня. Будь ты у меня дома, то я встретил бы тебя более гостеприимно, хоть моя пещера гораздо меньше твоей. - Возмутился не хуже этого альбиноса. Нет, вы только посмотрите на него! Ведет себя как Император. Да кто он вообще такой? Эта пещера была настолько большой, что уйди в противоположную сторону и можно спокойно не слышать друг друга. Выходить сырым наружу, где по прежнему завывал холодный ветер и сыпал снег, хоть тот и постепенно затихал, но все равно упрямо лез в глаза и уши, По не хотел. И будет довольно обидно, если ему сейчас все-таки придется идти в другую пещеру, более холодную и сырую... И явно без огня.
... Может все-таки потрепать его шкирку, чтобы тот не был таким надоедливым и враждебным?

0

9

Ещё шире распахнув глаза и опустив уголки губ, от чего суженные красные глаза выглядели ещё более угрожающе, дракон продолжал медленно приближаться, возмущённо и нервно пуша перья. Нужно было заставить этого Воздушного уйти. Не важно, каким способом! Но его было необходимо прогнать. Пускай греется, где душе угодно, хоть в самом жерле Шагри, Бездна подери! Но там, где нет Шеня. Чтобы не видеть эти чёртовы пятна, чёртов окрас, чёртову морду и зелёные глаза. Всё это ужасно раздражало и нервировало.
Альбинос вот, к примеру, не знал, какую именно кару ему суждено там принять от рода этого. Но ему и не хотелось узнавать! Дракон был жутко подозрителен в этом плане, полагая, что судьба его эта нежеланная может столкнуться с ним как в открытом бою, так и в спину когти всадить, пока Павлин банально спит. Так что самым лучшим вариантом было прикончить этого гостя заплуталого. По-хорошему.
- Да-а-а, - прошипел изгнанник недружелюбно и закивав коротко головой. Получилось тоже достаточно нервно и дёргано, - Ужасно жаль. Мне жаль даже воздуха, которым ты сейчас тут дышишь, - дракон почти шептал, от чего голос его звучал достаточно зловеще и неприятно в совокупности с взглядом, который уже принялся пожирать бы нежеланного гостя. Если бы мог.
- Поэтому ты сию секунду должен убраться отсюда и больше не испытывать моё терпение, чёртов пятнистый комок шерсти, - последние слова воин процедил практически сквозь зубы, скалясь и пушась практически всем телом. Правда крылья продолжал плотно прижимать к бокам, а шлейф был позади, отчего его и не видно было вовсе в слабом освещении пещеры.
- Секунда прошла, - мрачно констатировал Шень и осуществил резкий выпад вперёд, замахиваясь в прыжке когтистой лапой по морде неприятеля.

0

10

Смотря на съеживающегося дракона, который чуть ли не плевался ядом в сторону По, воин уже понемногу начал готовиться к его атаке. Она просто не могла не последовать! И откуда только он взялся на голову По? Хотя тут уже надо уточнить, кто кому и куда взялся. Это же сколько надо прожить полным отшельником, чтобы вот так вот реагировать на невинное желание чуть погреться и подсохнуть в пещере! … Или тут скрывается нечто большее, чем просто вечнозеленые деревья и теплый воздух? Какие-нибудь сильные артефакты или бесценные свитки? Что бы это ни было, претендовать на них у По не было никакого желания. Только тепло и поесть бы. А этот нахохлившийся незнакомец обдал таким ледяным приветствием, что у По мурашки пошли по коже.
Но дальше случилось то, чего По ожидал больше всего от этого странного дракона. Тот напал на него, предупредив о какой-то прошедшей секунде. Да этой самой секунды не хватило бы и на то, чтобы осмыслить сказанное! А чтобы уйти, вообще нужно пару минут минимум! Выход-то был далековато. Осталось только принять бой. Как только альбинос рванул вперед, По резко отскочил в сторону, при этом поворачиваясь и ударяя мокрым хвостом по только что полностью разгоревшемуся костру, посылая горящие ветки прямиком в морду наглому хозяину пещеры. Рисковый ход, но от возгорания шерсти спасла вода, хоть и шерстинки немного припалились там, где хвост чуть подсох. Ну ничего страшного. На черном это будет выглядеть не так заметно, как на белом. После такого разворота на триста шестьдесят градусов, воин ударил передними лапами по шее альбиноса.

0

11

Расчёт

Щень - Атака_Прыжок
Сила - 16
Л-Надбавка - 6
Дайс - 12
П-Дайс - 1
35

По - Ловкостьх2
Ловкость - 11
Л-Надбавка - 3
Дайс - 4
П-Дайс - 3
21

35-21=14. Физ.Защита - 3. 11 ед. урона.

Итог: Выпад Шеня оказывается слишком резким и ловким, в то время как сам По достаточно ловким в сравнении с противником не оказался. Воин Воздуха не только не попал хвостом по костру, но и просто не успел увернуться. Лапа Шеня прошлась по морде По, оставив на ней и вдобавок на шее глубокие борозды от длинных и очень острых когтей. По получает 11 ед. урона.


Шкала:

Шень

Мана 80/80
Выносливость 160/170
ЖС 48/48  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


По

Мана 80/80
Выносливость 135/145
ЖС 43/54  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Ход По.

0

12

Боль от полученных ран была довольно-таки не шуточной. Еще бы! Не каждый раз тебе располосовывают морду и шею! А резани чуть поглубже по шее и неминуемо бы разрезал артерию. И остался бы черно-белый дракон лежащий у лап альбиноса и содрогающийся в конвульсиях с перерезанной глоткой. Зажмурившись от боли и немного неуклюже отшатнувшись, По зарычал, мотая головой и проводя лапой по морде, размазывая кровь.
- Ты совсем что ли рехнулся? А если бы ты мне глаз выколол? - возмущенно прорычал, отступая еще на несколько шагов назад. Раны горели огнем и в голове дракона мелькнула мысль, что как бы его когти не были смазаны какой-нибудь гадостью. Еще не хватало получить заражение.
"Ну всё! Ты огребаешь!" подумал По, скалясь и в очередной раз стряхивая с морды капли крови, чтобы та не попала в глаз в самый неподходящий момент. Сжав испачканные пальцы в кулак, воин бросился на враждебно настроенного альбиноса, замахиваясь передними лапами с выпущенными когтями, которые были не такие острые и длинные, как у противника, но тоже могли не слабо расцарапать, если постараться. При броске По старался надеяться на свою тяжеловесность, ведь если придавить собой тощего альбиноса, у того явно прыткости поубавится, если уж совсем не исчезнет. Но на всякий случай, чтобы уж точно наверняка попасть по нему, дракон зарычал, вкладывая в свой рык силу акустического удара.

0

13

= Начало игры =
Сумерки уже давно окутали  землю, когда Бьяртскраудхр решила прекратить охоту. Живот требует еды, но сил совсем не осталось. В голове мелькнули воспоминания об огромном олене, которого самка съела еще дня два назад, и у драконихи потекли слюнки. Но сейчас больше всего хотелось найти подходящее место, чтобы немного отдохнуть и напиться воды. Крылья налились тяжестью после долгого полета, и хотелось уже приземлиться куда-нибудь – неважно куда.
Спикировав вниз, пролетев ниже облаков, Аргет выровняла полет и осмотрелась. Вокруг такая мгла, что даже со своим острым зрением самке трудно  сразу разобрать очертания скал, раскинувшихся внизу. В воздухе неприятная влага, что прилипает к телу, а холодные потоки воздуха, обдувающие тело, заставляют чувствовать себя еще более некомфортно. Чтобы избежать этого, Аргет окутала себя слабым потоком воздуха, что отводил в сторону холодный ветер.
Похоже, она над Хребтом Сеарив. Горная линия уходит далеко вперед и скрывается в лапах ночи. Сюда она не забиралась, похоже. К несчастью, по близости были только горы да скалы, и ни одного местечка, где можно было бы остановиться. Что-то проворчав про себя и выпустив язычок пламени от злости, золотая дракониха резко повернула на право, а после, сложив крылья, спустилась еще ниже. Здесь воздух был теплее, да и ветер отсутствовал, так что защитный слой воздуха вокруг тела Аргет перестал быть нужным. Изредка взмахивая крыльями, самка некоторое время кружила вокруг одного места, а затем передвигалась к другому. Наконец, внизу появилась темная дыра. Похоже, она уходила глубоко вниз. Где-то внутри души драконихи вспыхнул огонек любопытства - она даже забыла об усталости. Было решено спуститься на землю и осмотреть место.
Сложив крылья, Бьяртскраудхр камнем полетела в низ.  Лишь за мгновенье до столкновения с землей она резко затормозила, раскрыв свои могучие крылья. С грохотом приземлившись, дракониха приоткрыла пасть, пробуя языком воздух. Вокруг, вроде, никого постороннего.
Эта дыра оказалась куда больше, чем ожидала Аргет. Наверно, в нее смог бы влететь даже самый большой дракон. Из дыры доносился легкий грохот воды, растворявшийся в сильном эхе. Должно быть, она огромна.  А еще сразу чувствовалось тепло, исходившее из пещеры. Еще раз оглянувшись, Бьяртскраудхр прошла внутрь. Но совсем скоро вновь пришлось взлететь, чтобы не сорваться с обрыва. Спикировав вниз, и приземлившись рядом с ручейком, дракониха осмотрелась, открыв пасть. Вокруг было красиво и, что главное, очень тепло. Деревья, что странно, еще не сбросили свою листву, и все вокруг было раскрашено красками прошедшей осени. Позади дракониха заметила непонятные каменные возвышения – поросшие стены, арки, лестницы и многое другое. Все это украшено узорами и рисунками, которых было уже не разобрать. Удивительно… Что же здесь было? 
Немного побродив вокруг, исследовав местность на наличие посторонних, Аргет не обнаружила никого и была этим предельно рада. Не смотря на любопытство, все еще бушевавшее внутри, и желание исследовать пещеру дальше, Дикая решила отдохнуть. Напившись воды из протекающего мимо ручейка, Бьяртскраудхр улеглась под одним из деревьев, устало положив голову на землю. Спать не хотелось, но веки сами по себе закрывались, и дракониха не могла этому сопротивляться. Вздремну.  Самка закрыла глаза и вернулась в свой мир размышлений и воспоминаний, изредка принюхиваясь, чтобы если что – сразу обнаружить чужака и удалиться.

Отредактировано Бьяртскраудхр (20 Июл 2014 23:27:59)

0

14

Тихое журчание воды монотонно звучало и пробивалось сквозь сон Бьяртскраудхр. Сновидений не было, дракониха вообще не спала – была в своем обычном состоянии, когда сон заменял полудрем. Наконец, пища для размышлений закончилась, и Аргет лениво приоткрыла глаза, зевнула и подтянулась, ударив шипастым хвостом по земле, на которой сразу же остались отметины. Поднявшись, Золотая выпила воды из ручейка и размяла суставы, раскрывая и складывая крылья.
Все еще было интересно, какие тайны в себе хранит эта пещера. Что находится там, в глубине этого загадочного места? Кого здесь можно встретить, и какие еще постройки увидеть? Но только дракониха сделала шаг в темноту, живот запротестовал громким урчанием. Но любопытство внутри не унималось. «Ладно, хотя бы узнаю, насколько она глубока» - подумала Аргет, и, набрав полную грудь воздуха, оглушительно взревела. Эхо от рыка разнеслось далеко вперед, и стало ясно, что дракониха видела лишь малую часть того, что здесь есть. Довольно фыркнув, Дикая что-то проурчала себе под нос, развернулась в сторону выхода, и, оттолкнувшись от земли, взлетела. Шелест крыльев казался невероятно громким в стенах этой пещеры, как и любые другие звуки. Аргет пообещала себе вернуться сюда еще раз. Поднявшись почти до потолка, самка полетела прямо. Уже через несколько мгновений, она стрелой вылетела из черной дыры, устремившись высоко в небо, навстречу снегу и ветру.
В этих местах ей вряд ли удастся найти достойную пищу. Нужно отправляться на равнины, где достаточно дичи, где не так трудно маневрировать – голодная Бьяртскраудхр не могла позволить себе тратить много сил, гоняясь за обедом.  Золотая знала, куда лететь, однако путь лежал через пустоши, территории Темного Альянса. «Надо лететь быстро».
Поднявшись выше облаков, нависавших сейчас над землей, Аргет вновь окутала себя легким потоком воздуха, и старалась лететь со всех сил, ибо в животе начинало журчать все чаще. Мокрый снег летел в морду, иногда залепляя глаза, и дракониха защитила их, закрыв внутреннее веко. «Так-то лучше» - усмехнулась про себя самка, и продолжила лететь, иногда опускаясь ниже, вынужденная внезапными порывами холодного воздуха, затрудняющего полет.

>>> Лесок у пустыни

0

15

Злость и раздражение неумолимо брали вверх. Шень испытывал жгучую необходимость уединиться и обдумать всё происходящее. Понять, где и как он мог так просчитаться, да и вообще мыслям нужно было осесть, чтобы появилась возможность сделать хоть какие-то адекватные выводы. Сейчас этой возможности не было. В бою думать обо всём этом было нереально – необходимо было просчитывать и пытаться разглядеть ходы неизвестного противника, против которого ещё не ясно как сражаться. Однако одно Лорд уже успел отметить – со своим весом и довольно крупными мышечными габаритами Воздушный был значительно менее ловким и поворотливым, нежели Павлин. Так что это можно было использовать. А вот подпускать дракона особо близко к себе не хотелось. У того одна лапа была как шея альбиноса. Если не больше.
Громко фыркнув носом, Шень шустро подался от атаки назад. Но это было не единственное, что он сделал. Решив перестраховаться, воин выстроил перед собой воздушную стену – незримую и слабо ощутимую, но она должна была замедлить приближение массивного дракона к альбиносу. Сам же Лже-Император выполнил резкий разворот вокруг своей оси, вычерчивая хвостом по воздуху линию поперёк груди противника. Действие было столь же быстрым и стремительным, сколь последующее раскрывание этого хвоста. Узоры, вспыхнувшие на перьях, должны были ошеломить противника почти меньше, чем через секунду после атаки перьями-лезвиями, что на большой скорости становились действительно смертоносными.

0

16

Расчёт

Щень - Ловкость_Ловкость_Уклонение_Ловкость
Ловкость - 18
Л-Надбавках2 - 12
Уклонение-Надбавка - 4
Дайс - 1
35

По - Атака_Ловкость_Акустика
Сила - 18
Л-Надбавка - 3
Акустика-Надбавка - 4
Дайс - 9
34

35-34=1. Физ.Защита аннулирует атаку.

Итог: Несмотря на то, что Шень промахивается с разворотом, его действий вполне хватило на то, чтобы уйти от атаки По. А хвост, распахнувшийся перед глазами противника, ввёл того в ступор, помешав продолжить атаку.


Шкала:

Шень

Мана 72/80
Выносливость 145/170
ЖС 48/48  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


По

Мана 72/80
Выносливость 125/145
ЖС 43/54  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


По согласию игроков боевые действия временно приостановлены.
Ход По.

0

17

По сам по себе не имел особого желания драться с этим приставучим альбиносом. Его главной задачей стояло остановить враждебно настроенного дракона. После купания в ледяной воде ради спасения иллюзии и достаточно долгого полета в эти места, всё тело По просило передышки и тепла. И если догожданное тепло он нашел, то покой ему только снился.
- Ну хватит тебе уже! - прорычал, отшатываясь назад от длиннющего хвоста альбиноса. И как он только с такой тяжестью летает? Ведь видно, что они слишком громозкие и неудобные. Если этот альбинос и дальше будет его атаковать, то дракону все-таки придётся искать другое место для отдыха. Но драко-павлин видимо решил показать всю силу своего хвоста, распахнув огромным веером перед глазами По. Отвлекающий маневр сработал на все двести процентов. Подняв глаза на красный узор, расположенный на кончиках перьев, воин замер так же, как замерло и его сердце. Не отрываясь он смотрел на белоснежный веер, расширившимися от шока глазами. Первый удар сердца раздался в ушах дракона громом, который он впервые услышал, когда приподнял кончиком носа скорлупу, выбираясь наружу из своего яйца. И впервые увидел этот самый хвост с таким же узором и таким же его носителем, хищно подбирающегося к его спящим родителям. Воспоминания сокрушительным потоком обрушились на По, заставляя присесть и прижать мокрые крылья к телу, отступая назад. Взгляд дракона был по прежнему направлен на хвост альбиноса, но видел сейчас По совсем другие образы. Вспышки молний в темноте, занесённые лезвия и холодный блеск окровавленных кинжалов. И, разумеется, леденящий душу торжествующий крик. Воспоминания, которые были надёжно запечатаны в памяти, вырвались на свободу...
- Ты... там был... - тихо прошептал По, кое как переведя взгляд на дракона. Перед глазами то и дело мелькали обрывки воспоминаний, не давая придти в себя. Еле слышный писк птенца, горячая кровь родителей на его лапах, слабый толчок мокрым носом в остывающее тело матери. Раскаты грома и шум дождя, заглушающие жалобный зов, на который так никто в ту ночь не откликнулся... Все это сейчас мельтешило перед внутренним взором дракона. Сглотнул подступающий к горлу комок. - Ты убил их... Ты убил мои родителей!

+1

18

О, вы только посмотрите на эту морду, полную растерянности и озадаченности! Остаётся только гадать - либо узор так хорошо подействовал, мгновенно вызвав рябь в глазах, либо пробудил воспоминания.
Сам Шень не представлял себе, что может существовать на свете этакий отпрыск чёрно-белого поколения. Ведь он был уверен   в том, что уничтожил их всех! Не больно много и было. Но нет. Либо этот потомок находился в другом месте всё это время, и павлин просто о нём не знал, либо это чёртово судьбоносное знамение от него скрывали. Ведь как иначе объяснить, что Лорд не имел понятия об этом драконе?!
Правда после уже альбинос был изгнан с земель стаи.
А что, если и птенец вылупился примерно в это же время?
"Надо было обыскать эту треклятую пещеру!" - мысленно выругался Воздушный, но теперь какой толк? Птенца надо было убивать ещё на подходе. А теперь вон какой вымахал. Будет сложнее, но... это неизбежно. Ведь Шень должен исправить свою судьбу, а значит уничтожить всех членов этого рода! Даже самого последнего.
Разумеется, вполне вероятно, что этот последний и был тем самым судьбоносным... а чёрт бы побрал всё это! Дракона взяла такая злость, что перья по всему телу ещё больше распушились. Пятясь назад, он продолжал держать хвост раскрытым, чуть покачивая им вправо-влево. Лишняя предосторожность не помешает.
- Ты убил их... Ты убил мои родителей! - глядя на противника сузившимися зрачками, от чего красные глаза казались ещё более безумными на белом фоне, Павлин криво усмехнулся, издав тихий звук, похожий на шипение змеи, сливающееся со словами.
- Да, я убил твоих родителей, - ни капли стыда, разумеется. Ни капли вины или ещё чего-либо. Холодная жестокость.
- И тебя убью следом за ними! - оскалившись, дракон резко сложил хвост и, оттолкнувшись от земли, прыгнул, метя задними лапами по голове противника, намереваясь хорошенько на неё приземлиться и вдавить в землю, а вдобавок к тому ещё и пронзить когтями.

0

19

На смену шоковому состоянию, понемногу приходила злость, обида и непонимание. Как у него вообще лапа поднялась на своих состайников?! Из-за чего? Удивленная и окровавленная морда По сменилась злобным оскалом, а мокрая шерсть неопрятными иголками ощенитинилась во все стороны, отчего вид воина перестал быть дружелюбным и мирным и принял довольно воинственный вид. Взгляд По оторвался от покачивающегося бело-красного хвоста, уходя от гипнотизирования и отвлекания. И он еще пытался с ним о чем-то договориться?! С убийцей его родителей, которых он никогда не узнает и не обнимет! Издав приглушенный рык на слова своего врага, По упёрся всеми лапами, готовый выдержать любую атаку со стороны Шеня. Которая незамедлительно последовала.
Прыжок альбиноса был встречен ответным прыжком По. Столкнувшись с ним грудью в воздухе, воин, благодаря своей массивности, сшиб изгнанника, повалив его на камень. Вжав в холодный камень всем своим телом и впившись когтями на лапе дракону в горло, По склонился к нему, капая кровью с рассеченной морды Шеню на щеки.
- За что?! - прорычал, впиваясь ему когтями в горло все сильнее, но давая возможность дышать и что-то сказать. - Что они тебе сделали?! Отвечай сейчас же!

0

20

Спорить с массивной тушей воина было невозможно. Оценив этот масштаб, Лорд предпринял попытку предотвратить столкновение, а именно раскрыв в прыжке крылья и забив ими, стараясь извернуться и отлететь назад. Могло бы получиться, то господин случай распорядился так, что не получилось, хотя все шансы имелись.
Приземлившись спиной на камень и не успев сложить крылья, Шень первым делом ощутил боль в плечевых суставах крыльев, а потом уже в спине. Те, в свою очередь, содрогнувшись, коротко дёрнулись. Красные глаза, впившиеся с оперения на По, зарябили. Множество глаз цеплялись за воина, но не встречали ответной реакции. Ибо сам По сейчас смотрел прямиком на альбиноса. Зрачки на безумно-красных глазах Шеня сузились, встретившись с мордой противника. Мысли, трепетавшие до этого внутри, вылетели. Их выдуло порывом столь сильного ветра, что вместе с ними не ушла разве что растерянность.
Тело среагировало совершенно инстинктивно, а не по осознанному велению Павлина. Изогнув длинную и тонкую шею, дракон стиснул зубы, скалясь и глядя на воина сумасшедше. Смотря одновременно и на него, и вроде как сквозь. Никогда нельзя по такому взгляду понять, куда он смотрит конкретно.
Задние лапы попытались дотянуться до живота, чтобы полоснуть когтями, но были слишком удачно для По и неудачно для Шеня прижаты к камню.
Даже если бы Лорду было, что ответить, он бы вряд ли смог. С губ сорвалось глухое рычание, неразборчивое, которое вполне могло означать попытку что-то произнести, но на самом деле нет. Ничего такого.

0

21

Знаете... Бывает времена, когда ты, не смотря на всю светлость и дружелюбность, съезжаешь временно с катушек. Такое состояние еще называют состоянием аффекта. Просто перестаешь понимать что ты делаешь. Так же сейчас было и с По. Не дождавшись вразумительного ответа от альбиноса, дракон замахнулся второй лапой, хлестнув когтями наотмашь, так же располосовав ему морду... А потом еще раз... И еще... Злость захлёстывала, вырываясь из груди хриплым рычанием. Правда это состояние длилось недолго. Разжав пальцы на его горле, По отскочил в сторону, стараясь справиться с гневом, царапая камень и хлестая из стороны в сторону хвостом, словно рассерженный кот. Шерсть на загривке, да и по всему телу, стояла дыбом, делая и без того массивного дракона еще больше. «Злость не вернёт тебе родителей» сказал сам себе, обходя альбиноса по широкой дуге и не сводя с него глаз, стараясь не обращать внимания на его красный узор, который упорно лез в глаза и мешал, отвлекая.
- Не думай, что ты останешься безнаказанным за это! Твоё изгнание - это только начало! - прорычал, продвигаясь понемногу к выходу из пещеры. Он уже достаточно отогрелся и умылся кровью. Надо будет её, кстати, смыть по пути домой. А то еще увидит эту красоту Реншу - хлопот не оберёшься. У него есть такая особенность — появляться внезапно и невовремя.
- Это наша не последняя встреча. И в следующий раз я не буду сдержанным. - бросил напоследок, взмахивая крыльями и взмывая в воздух, вылетая из пещеры, навстречу холодному ветру и стемневшему небу.

-------> На территорию стаи Воздуха.

0

22

Сильная лапа придавила за горло и не давала толком пошевелиться. Потому что чем больше Шень шевелился, тем меньше воздуха мог вдохнуть. Очередное глухое рычание вырвалось из пасти. Оскалившись, дракон отхватил тяжёлое лапой по морде. И ещё несколько раз. От когтей, прошедших по морде, белоснежные перья быстро окрасились красным. Таким же красным, что и узоры, украшающие хвост и хохолок на голове. Так что это был тот случай, когда смело можно было заявить: "Оно так и было".
Когда Лорд освободился и смог встать на все четыре лапы, то невольно пошатнулся от головокружения, глядя себе под лапы и рискуя начать плеваться кровью. Правда гордость не позволяла. Потому альбинос молча проглотил её, вскинув злобный взгляд исподлобья. Ни после удара, ни после слов, произнесённых воздушным, Шень не испытывал ни капли угрызения совести.
Проводив бывшего состайника пристальным взглядом, Павлин зашипел себе под нос.
- Как не буду и я..., - когда дракон скрылся, а скрылся он быстро, покинув пещеру, Лорд провёл лапой по морде, стирая кровь. И, глядя на бардовые отблески на когтях, раздражённо оскалился, не желая знать, как сейчас выглядит со стороны. Нервно ударив лапой по земле, самец распушился, походил взад вперёд, а после громко выкрикнул в сторону выхода из пещеры, где исчез По. Уже минут пять как исчез.
- Только попадись мне теперь! Паразит плюшевый... тогда не убил, убью теперь! - и, громко фырча носом, направился вниз к воде, чтобы умыться.

0

23

<--- Из глуши
Лететь далеко вовсе не хотелось, а из ближайших мест, куда можно было бы отправиться, дракониха вспомнила лишь хребет Сеарив. Пещер там огромное множество, так что залетать можно практически в любую, какая попадется первой. Если же будет занята – разобраться не составит труда. Ну, в крайнем случае, просто убраться.
Хельхем парила в черном небе, лишь изредка поддерживая высоту ленивыми взмахами крыльев. В полете она не долго, так что усталости не наблюдается – и это хорошо. Осточертело ей быть вечно усталой и раздраженной, временами хочется пожить спокойно и энергично. Обычно это желание возникает перед очередным упадком, но сейчас думать об этом не хотелось. Голова совершенно пуста - иногда полезно отдохнуть от мыслей, просто летая тут да сям, не думая ни о чем. На некоторое время Черная позабыла о следующем по пятам Кресте и немного удивилась, услышав шелест крыльев за спиной. Она посмотрела назад и, ухмыляясь, съязвила– Ты тихий, однако. Небось, и правда болезнь какая прихватила. После этих слов драконесса нырнула вниз, в слой облаков, возникших совсем недавно. Перед ней раскинулся огромный хребет, лети куда хочешь. Втянув носом воздух, Хель поводила головой по сторонам, высматривая хоть какую-нибудь пещеру. Спускаясь все ниже и ниже, она стала чаще махать крыльями, чтобы не влететь во что-нибудь ненароком. Наконец, в глаза попалась широченная дыра, через которую даже Хель спокойно может пролететь. Вильнув хвостами, самка взглянула на огненного друга и стремительно полетела к намеченной цели. В нос моментально ударили различные запахи – влажность, свежесть, теплота и кучу всего разного. Возможно, даже парочку трупов удастся найти. Площадь пещеры то большая – это ясно наверняка.
Влетев в черную дыру, Хельхейм резко сложила крылья и вытянула задние ноги вперед, став похожей на ястреба, ловящего свою добычу.  Но «дно» пещеры показалось не скоро – пространство уходило вниз. Земли сначала коснулись когтистые задние лапы, затем тяжело обрушились хвосты (на этот раз держать их было немного тягостно), а после и остальные части тела самки. Пещера ответила тяжелым эхо. Голова тоже оказалась у земли, чуть было не впившись рогами в ближайшее дерево.  Тихо зашипев, самка быстро осмотрела пещеру янтарными глазами. Она раскинулась далеко вперед – черт знает насколько еще. Этого пространства хватило бы и Хель, чтобы жить. Что за  мажор тут поселился?  - пронеслось в голове. Через пару секунд дракониха выпрямилась, приняв свое привычное положение, и сложила крылья, пройдя вперед. – Хорошо. Очень даже хорошо, – кивнула она сама себе и посмотрела наверх. Со склона стекал небольшой ручеек и вилял дальше, вглубь. Отлично – здесь и вода есть! Лениво придвинувшись к источнику воды, Хель сделала несколько больших глотков и довольно заурчала.

Отредактировано Хельхейм (17 Янв 2015 18:12:41)

0

24

Глушь

Фух, еле успел, - нагнать свою соперницу по скорости. Крылья ломило. Довольно быстро Круэнта устал от полета. Голова немного начинала кружиться, а здесь, как огненному показалось, даже холоднее. Временами Хель даже скрывалась из виду, посему ученый останавливался и лихорадочно оглядывался по сторонам. Из-за снега и метели было тяжеловато разглядеть все, хоть темные и могли видеть в темноте. Все равно было сложно. Либо у меня зрение падает. Щурясь и вглядываясь вдаль, дракон встрепенулся, когда увидел где-то снизу крылатый крупный силуэт. Спикировав туда, Кросс поспешил туда и обрадовался, что не обознался. Хельхейм оказалась довольно шустрой драконессой. Как она умудряется? С такими-то габаритами, черт ее дери. Быстрее и сильнее взмахивая крыльями, дракон только успевает ее нагнать, так она сразу куда-то устремляется. ДА ОТКУДА В ТЕБЕ СТОЛЬКО ЭНЕРГИИ, МЕЛОЧЬ ХВОСТАТАЯ?! Тихо зарычав от злости, огненный распахнул крылья на весь размах и все-таки догнал ее при помощи попутного ветра.
- Не можешь... ли ты... лететь... медленнее? - прерывисто и уже выдыхаясь, спросил ученый. Но Хель его, похоже, не услышала, отчего снова нырнула вниз. Выругавшись себе под нос, на чем свет стоит, он пролетел за ней хвостиком, сложив крылья и падая камнем вниз. - Все. Остановись, - еле приземлившись на землю, дракон поплелся еле-еле, после чего плюхнулся в снег, из-за того что лапы подкашивались. - Откуда... у тебя... столько... прыткости?.. - убито произнес он, закрыв глаза.

0

25

В пещере стоял небольшой гул и влажность,  как и во всех больших пещерах. Но главное – здесь тепло. Драконесса улеглась, не выпрямляя ног, и немного размяла шею, глядя  наверх. Наконец, спутник влетел в пещеру и тут же плюхнулся в небольшой слой снега, явно измотанный. Поначалу это вызвало изумление у Хельхейм, она глянула на Кру, нагнув голову в бок, и облизнулась. – Прыткости, говоришь? – усмехнулась она. Что ж, дракониха и впрямь была очень ловка и быстра для своих размеров, наряду с этим еще и невероятно сильна. Временами она даже думала, что ей было суждено родиться самцом. Да и вообще, ей не было суждено рождаться. Некогда слабая и уродливая, она превратилась в могучую гигантиху. Правда, красивее не стала… - Что же, не зря же я тренировалась всю жизнь, –пробурчала она и распласталась на земле, подтягиваясь, словно кошка. Хвосты ее при этом также метались по земле, безжалостно раскидывая снег в разные стороны. Перевернувшись на другой бок, дракониха вытянула ноги, размяв их, и повернулась на живот, подогнув под себя лапы, а затем  аккуратно сложила крылья. – На то я и воин. – Как бы заключила она.  Уложив хвосты на землю, Хель изогнула шею и вновь взглянула на Креста. Что-то пробубнев про себя, опустив взгляд себе на лапы, дракониха разворошила землю когтями. В глубине пещеры что-то тихо булькнуло и треснуло. На посторонние звуки Черная лишь дернула кончиком хвоста и глубоко вздохнула. Если здесь и есть посторонние драконы, Хель это не волновало. Хотелось что-то спросить у старого знакомого, да все вопросы, как на зло, вылетели из головы. Поэтому Хель решила помолчать.

Отредактировано Хельхейм (17 Янв 2015 20:07:03)

0

26

Злобно рыча себе под нос различного рода ругательства, альбинос вяло спускался вниз к воде. Он и до этого находился достаточно низко, чтобы не быть просто так замеченным неожиданно нагрянувшими гостями. Но прежде чем совсем спуститься к воде, Лорд их всё же услышал. Раздражённо оскалившись, он чуть распушил перья на хохолке, кося взглядом вверх. Драконов отсюда не было видно, да и ещё чёртова темнота. Но их было слышно...
Что за день такой! Что за грёбаный день, перешедший в ночь, где нет покоя что от живых, что от мёртвых. Ну или тех, кто до настоящего момента считался мёртвым.
Тяжело вздохнув и успев посетовать на участь свою отшельническую, в которой почему-то приходится сталкиваться с драконами чаще, чем в стае, Шень потёр лапой шею. Кровь размазалась по перьям, но вместе с красными узорами на ней она выглядела удивительно гармонично и придавала даже своего... очарования что ли.
Вряд ли самец был способен прогнать нагрянувших гостей. При том жуть как хотелось остаться в одиночестве. Пока оставалось лишь надеяться на то, что они тут надолго не задержаться.
"Паразиты вездесущие," - чуть не споткнувшись о собственные лапы, Павлин таки спустился к воде, чтобы промыть перья. Тихо, немного неловкими движениями.

0

27

Несмотря на снег, здесь было влажно и холодно. Снова этот холод! Да сколько можно? Крест не очень любил холод, потому и жил на границах стай. И жар тоже не любил. Любил золотую серединку. Он же химик-алхимик. Чтобы не переборщить и не получить провал в опытах, он делал всегда золотую идеальную серединку. И сейчас нужна эта чертова серединка! А ее напросто не имеется! Так и сейчас Хель была довольно прыткой и била из крайности в крайность со своей активностью.
- У тебя хоть когда-то были приступы лени? Нет? А у меня се... - запнулся дракон, приготовившись чихать. Но нос злополучно чесался и отказывался подавать резкие порывы воздуха из носа и рта, короче, организм отказывался чихать, что и злило, и вместе с этим забавляло дракона. Закон подлости, чтоб его. -... сейчас этот приступ лени, - закончил он, когда убедился, что чихать не будет. - Пожалей ты бедного больного старика! - артистически произнес огненный, мол, мучают меня, старика такого. - Молодец, молодец. И почему именно это место? - поспешно затараторил ученый, говоря своим ломаным голосом, как у подростка. - И почему ты такая большая? - недоуменно вопросил он. Ему было неприятно, что самка больше его. Поэтому и подлезть к ней никак нельзя. Нет, он не собирался делать с ней семью. Просто ради прикола и интереса. Интересна была ее реакция на приставания. - А я ученый! - проговорил горе-ученый, разводя лапы в стороны, мол, как ты не понимаешь. - У меня, это... выносливости меньше, во, - нашел он якобы оправдание, чтобы не летать так быстро. Вздохнув, Кросс уселся на задние лапы где-то в уголке, будто обиделся на ее прыткость во время полета.

0

28

Копаясь у себя под носом когтистыми пальцами, расковыривая сырую землю в поисках гнили, драконесса принюхалась. Нет, всего лишь какое-то умершее растеньице, не более. Зато в нос резко ударил другой запах – запах крови, чужого самца. Повернув голову в сторону, куда уводил запах, Хель напряженно всмотрелась во тьму. Спустя несколько секунд там что-то зашевелилось, и дракониха отвела взгляд в сторону. Ладно, один дракон – не проблема. К тому же, раненный. Мыслей о том, что незнакомому дракону нужна помощь или еще чего – не приходило. На жалобы Кру, Черная нахмурилась и взглянула на него – Полно тебе,  пролететь пару километров не так страшно. И птенец справится. Но не успела она заговорить, как посыпались новые вопросы. Хель недовольно махнула хвостом, резко передвинув его поближе к Кресту, и запыхтела – Такой уродилась. Вернее, уродилась то… Ар, не важно. А чего же ты такой … хрупкий? А, да, ученые… - грубо захохотала Хель, а после этого на момент отвернулась, всматриваясь и вслушиваясь в темноту. Ничего. – А место… - опомнилась она, - просто под лапу подвернулась. Сколько ж здесь этих пещер  - черт знает. Черная поймала себя на мысли, что Кру совсем не изменился.

0

29

Спускаться в воду полностью не было никакого желания. Шень не очень был привычен к холоду. А, намокнув, когда перья облепят тощее тело, станет ощущать его ещё явственнее. Отвратительно.
В который раз раздражённо оскалившись себе под нос, дракон остановился перед водой. Длинный шлейф хвоста лёг позади плащом. В темноте белое ярче всего выделялось сквозь мрак. Белоснежно-чистое, снежное, скрывающее тьму души. Хотя у кого-то белый наоборот считается цветом траура.
Опустив переднюю лапу в воду, Шень изогнул длинную и тонкую шею, склоняя её ближе к воде, принимаясь методично стирать кровь. Раз за разом. Просто смывать и ничего более... всё остальное дракона сейчас не волновало.
По пещере, разбросанный эхом от трубы-входа, разнёсся грубый смех. И отшельник нахмурился сильнее.

0

30

Наблюдая за тем, как Хельхейм ковыряется в земле в поисках чего-то, словно какое-то травоядное, дракон склонил голову набок. Может, она себе нору роет? Чем ей пещера не нравится? Но благоразумно промолчал, чтобы невольно не съязвить, что он может сделать без труда. И тут уже темная как-то настороженно начала смотреть куда-то в сторону. Заметила что-то? Почувствовала? Это заставило и самого огненного немного понервничать, а мозг подал сигнал тихой паники. Это не то что была паника, просто он насторожился. Затем она отвернулась и посмотрела на Кру. Размяв шею, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую, Круэнта вздохнул.
- Значит, я недоптенец, - обиженно пробубнил дракон, чувствуя рядом движение. Посмотрев туда краем глаза, он выдохнул носом. Хвост. Хель запыхтела, будто таскала какую-то тяжесть. - Если бы я попросился в шпионы, то Фламментайн меня бы выгнал куда подальше со словами: «Сдурел, что ли?». Не понимаю, как он меня терпит, - невесело усмехнулся огненный. На него темные коситься начинали, когда узнавали, почему его изгнали, мол, придурок, грубить Темнейшей - равняется самоубийству. А она ведь могла меня просто раздавить как букашку... - Ага, вижу. Ты себе уже вторую пещерку начала рыть, - не удержался Крест, кивнув в сторону маленькой ямки под лапами темной.

0

31

Закрыв глаза, Черная драконесса вновь повела носом в сторону загадочных запахов, шумно вдохнув и немного приподнявшись. Дрогнув крыльями, она выдохнула. Запах крови всегда будоражил ее, заставлял встрепенуться и будил внутри что-то первобытное, дикое, совершенно неописуемое; что-то, что вело ее в бой. Немного качнув головой, Хель открыла глаза и взглянула на Круэнту. – Ты всегда можешь доказать этому Фламментайну, что можешь быть неплохим шпионом. Что тебе мешает? К тому же, и такие особы, как ты, временами необходимы, – дракониха размяла плечи и сдвинула хвост на свое прежнее место. Она не знала чувства неуверенности, всегда ее планы были реальны и осуществимы. Она захотела быть воином - она им стала. К тому же, не простым. Универсальным, так сказать. Запахи со стороны стали беспокоить ее, и Черная решила не сидеть спиной к мгле. Оттого, приподнявшись, она описала полукруг вокруг себя, и улеглась обратно, опустив голову на землю. Снежинки от ее тяжелого дыхания разлетелись в разные стороны. На усмешку огненного, Хельхейм лишь косо взглянула на него и съязвила – Ох,  нет. Увы, здесь нет дохляков, что печально. Тем временем дальше по ручью вновь раздалось бульканье. – Ты хоть покажись, незнакомец. Лишь бы знать, драться мне с тобой, или беседовать, - себе под нос пробурчала драконесса.

0

32

Преисполненный гордостью и нелюбовью ко всему вокруг окружающему (ведь даже уют собственной пещеры был нарушен), альбинос медленно прошёлся вдоль берега, размеренно и по-птичьи вышагивая отточенными движениями. В которых, несомненно, тоже чувствовалась эта гордость и самолюбование.
Мокрые перья на шее обвисли, подсыхая. Кровь уже не шла, успев припечься до этого. Или, скорее, подмёрзнуть. Остался только утихающий запах уже смытой крови, теперь растворяющейся в прохладной воде пещерного водоёма.
Длинный шлейф хвоста медленно тянулся следом за своим хозяином. Даже в сложенном виде этот пернатый аксессуар, оружие и способ гипноза выглядел огромным и внушающим. Что уж говорить о том, когда павлиньей оперение раскрывалось, мерцая кровавыми узорами-глазами, от которых тот час у стоящих рядом начало рябить перед мордой и кружиться голова. Никакой магии, право. Чистая физика.

0

33

В отличие от темной Кру ничего не чувствовал: нос заложен. То ли от холода, то ли, правда, простыл, он не мог почувствовать какие-либо запахи. Даже тот слабый запах крови, который настораживал Хель. Слабый запах на то и слабый, что его могут учуять только те, у кого нос целый и обостренный нюх. Крест особо на обоняние не жаловался, но сейчас он тяжело дышал носом, а когда совсем невмоготу, дышал ртом, все также тяжело вдыхая и выдыхая. Когда он дышал ртом, оставалось только сесть на задние лапы, повилять хвостиком, вытащить язык и почесать задней лапой за... э-э-э... рогом, временами тявкая на чужаков. Но сейчас он этого благоразумно не делал. да и черт с ним, с этой чертовской собакой. До гончей ему далеко.
- Фламментайн меня хорошо знает, как и я его, - хрипло произнес он. - Все-таки я там более двухсот лет, а за это время можно немало узнать друг о друге, - хмыкнул дракон. - Можно-то можно. Можно будет к нему подойти и поговорить, но я не знаю... Не думаю, что он согласится принять меня в шпионы. Об этом еще надо будет говорить со Старшим воином. А этих зараз фиг поймаешь. Постоянно в бегах, - вздохнул огненный. Посмотрев искоса на Хельхейм, бывший темный невесело усмехнулся. - Мля, Хель, скажи мне на милость. Кому я такой нахрен нужен? Чокнутый, вспыльчивый и до жути непоседа. Хотя о непоседе еще подумать надо, - разводя лапы и распахнув крылья, проговорил тот. На ответ о второй пещерке дракон тихо посмеялся. - Кого хоронить собираешься? Меня еще рано. Пусть сперва меня Фламм выгонит или расплющит, а затем пожарит из меня мясистый такой оладушек. Только после этого и хорони меня. Прибереги эту могилку специально для меня, ладно? - усмехнулся ученый. Та что-то себе тихо под нос пробурчала, а что именно Круэнта не разобрал. Надо же с самым умным существом поговорить. Пожав про себя плечами, он сделал пару шагов и осмотрелся. Шмыгнув носом, он укрылся крыльями от холода и прислушался.

0

34

Хель внимательно посмотрела в тьму, последний раз, и решила больше не томить. Когда незнакомец вылезет, тогда и вылезет. А сейчас концентрироваться на этом желание резко пропало. Накрыв себя крыльями, дракониха закрыла глаза (с недавних пор они стали больно сухими и чувствительными). – Двести лет? Для дракона двести лет ничего не значат. Можно и всю жизнь жить, так и не поняв кого-то. Уж я то знаю. или бывает так, что думаешь - знаешь дракона, а он бац! - и не такой вовсе. Дернув кончиком хвоста, Черная на момент замолчала, широко зевнув, а затем продолжила – Старшие… Занятые, конечно. Напрашиваться к ним долгое время бесполезно – все равно не выделят времени. Нужно один раз собраться, и хорошенько так гаркнуть – мол, дело есть. Думаю, если у тебя есть желание, шпионом ты станешь. На последующие слова дракониха лишь промолчала, тихо фыркнув и выдохнув облако черного едкого дыма. Не любила она, когда другие жаловались. Наступила тишина. Лишь изредка вдалеке что-то шлепалось, совсем тихо, почти неуловимо, и вскоре Хельхейм перестала обращать на это внимание. В голове вновь промелькнула мысль, что неплохо было бы найти новые захоронения и могилки, ибо старые «запасы» уже почти иссякли.

0

35

Офф

Так как Шень просит пропустить ход, то отписываю.

Прислушиваясь к посторонним шорохам, огненный печально вздохнул. Хочется новых свершений. Конечно, можно спустить и поискать приключений на свою непоседливую пятую точку. Здоровьишко-то и так плохое, а тут если поискать, то будет еще хуже. Но терять все равно нечего. Посмотрев на темную, дракон хмыкнул на ее слова.
- Вот ты говоришь рявкнуть. Прям вот таким голоском? - завысив это слово на целый тон, превратив его в тонюсенький писк-ультразвук, проговорил огненный. А сам тем временем тихо спускался со склона. Слегка раскрыв крылья, чтобы балансировать снижение и не подвернуться, темный оглянулся по сторонам и близоруко прищурился, вглядываясь. Зажмурившись и помотав головой, дракон осмотрелся заново. Похоже, показалось. - Хотя, да, ты права. Двести лет  - это мизерно для знакомства. Но все же намного больше, чем простые пятьдесят. Да и один год - это далеко не один день, - произнес ученый и подошел к реке. Засунув туда переднюю лапу, огненный встрепенулся и поежился. Она же ледяная, бл*ха муха... Дрожа от холода, он укрылся крыльями. - Хочу обратно в Пламенные земли. Там теплее, чем здесь. И вообще надо бы все-таки наведаться к целителям, - не заметив, что он сказал это вслух, огляделся по сторонам Крест. Встряхнувшись и пройдя несколько шагов, он наступил на что-то. Мягкое. Плосковатое. Щетинистое. Будто наступил на перья. Э?

Отредактировано Круэнта (19 Янв 2015 17:54:50)

0

36

Черная продолжала лежать с закрытыми глазами, изредка подергивая кончиком хвоста. За что она не любила зиму, так это за холод. Временами хочется сунуться на нейтральные территории, а там – холодрыга. Морозит не сильно, но желание заняться чем-то сразу отпадает или вовсе не оказывается возможности. Вот и сейчас хотелось попутешествовать, наконец, полетать – да ветер завывает, тихонько убаюкивает. Хотя спать то вовсе не хочется. Нет бы зиме быть теплой, но со снегом – вот это была бы картина!
Тут Кру противно запищал и Хельхейм поморщилась. – Да уж, дружище, голосок у тебя, что надо. А я могу во-о-от так, - на этих словах Черная опустила тембр до еще более грубого и мужского, и повысила громкость. Эхо ответило таким же грубым отзвуком. Следом дракониха засмеялась - Просто не делай так, никто же об этом не знает. Прежде чем просить о переводе, тебе самому нужно быть уверенным в своем решении. Ежели нет такого – и не суйся. Под конец драконесса приоткрыла один глаз и лениво, как то сурово взглянула на самца. – У каждого свои приоритеты. – Неуместно буркнула она и закрыла глаз обратно. На минуту вновь наступила тишина, но ничего напряженного в ней не было. Лишь повторяющиеся еле слышимые звуки в глубине пещеры. - Хочу обратно в Пламенные земли. Там теплее, чем здесь. И вообще надо бы все-таки наведаться к целителям, -  сказал Крест. Хельхейм, соглашаясь, промычала – Я то к холоду привыкла, - и добавила, более оживленно, с долькой иронии – Ну так, лети же! Не так уж далеко отсюда до дома. При этом Черная нехотя приподняла хвост и тыкнула им сторону выхода из пещеры. – Я же малость поотлеживаю бока.

0

37

То верещат там что-то, то пищат. Как же это раздражало, кто бы знал.
Изогнув тонкую и длинную шею, Шень вскинул голову, глядя вверх - туда, откуда доносились голоса незнакомцев. Один из голосов - самый мерзкий и писклявый - начал неторопливо приближаться. Следовательно, его обладатель решил спуститься вниз. Хмыкнув себе под нос, дракон беззвучно развернулся, прошелестев хвостом-плащом по земле, неминуемо, конечно, оставляя перья. Так как Лорд давно тут жил, его перья тут много где можно было найти. Раскрыв крылья до половины, самец столь же тихо, сколь может это делать чистокровный дракон воздуха, взлетел. Но невысоко, а во мрак растущих тут деревьев, утыканных ветками настолько густо, что и без листвы они занимали довольно много пространства. Усевшись на одной из крупных веток, точно на жёрдочке, Шень вздёрнул голову, гордо поглядывая вниз. Отсюда он бы первее заметил бы спустившегося. Мог бы и сам остаться незамеченным, но прятаться в собственном доме? Вы шутите?
Первым элементом, выдающим Шеня, был длинный белоснежный шлейф хвоста, спускавшийся вниз почти до самой земли. А уж потом, заметив этот шлейф, можно было увидеть и его обладателя, восседавшего в полумраке. Из-за формы головы, телосложения и перьев с такого ракурса альбинос меньше всего мог пойти за дракона. С большим успехом его можно будет принять за грифона или за какую другую неведомую зверушку.

0

38

Голос у Круэнты ломающийся, хоть он вполне уже состоявшийся мужик с одним волоском на груди. Из-за внешности и голоса его часто считают подростком, которому едва исполнилось семьсот лет. Еще рост сыграл над ним зловещую шутку. Над ним постоянно сюсюкались раньше, но как узнают, что у него поганый характер, так обегали его стороной, будто и не знали.
Размышляя что бы это могло быть, Крест посмотрел вниз и увидел что-то выделяющееся на фоне земли, как бы оно было какого-то яркого оттенка. Белого, к примеру. Склонив голову на бок и нахмурившись, дракон заметил, что это не все. Этот загадочный предмет еще длился куда-то и проходил дальше. Не поднимая головы, он протянул взгляд и наткнулся на существо, которого он не встречал ранее. Чуть не икнув от испуга, он подался назад, изогнув шею, словно собирался повернуться к Хельхейм и выискивать ее взглядом. Не сводя глаз с неизведанного субъекта, самец замялся и вопросил у самки:
- Хельхейм, ты знаешь каких-либо существ, которые могут водиться в пустынях и еще не впали в спячку? С перьями. И с чем-то, похожим на клюв... Как их там... Грифонов, во. Похожих на них знаешь, нет? Криосфинксы, там... не знаю. Пустынные грифоны или кого-нибудь, - убрав лапу с пернатого объекта, огненный моргнул. Оно не пропало. Хоть криосфинкс и был похож на грифона, но для Кру, хоть он и являлся ученым, все звери и объекты, хоть чем-то похожие друг на друга были на одно лицо, даже если они разных размером и разного телосложения. Если окраска и что-то было схожим, то оно было копией и все на одно лицо. Двойняки.

0

39

Кру стал отходить вглубь пещеры, а Хельхейм тем временем задумалась. Конкретно какой-то темы не было, мысли просто перескакивали с одной на другую. Это даже начало раздражать. Немного позже Черная все же грозно фыркнула и лениво поднялась с земли. –Даже своя собственная голова временами раздражает. Выпрямившись, дракониха огляделась. Крест стоял дальше по ручью, у темных деревьях. Его почти поглотил мрак. Тут Дракон поднял голову наверх и, повернув голову в сторону Хель, забормотал нечто непотребное. Нахмурившись, самка широкими шагами направилась в сторону спутника. Хвосты ее на момент занесло, и они один из них врезался в ближайшее дерево, переломав там большинство веток. Даже не оглянувшись на поломанное деревце, Хель зашагала дальше. Она и не заметила, что присутствующий в носу долгое время незнакомый запах усилился. Подходить близко она не стала. Мало ли, что там таится за зверь.
Встав в нескольких шагах от Кру, бросив на него  тень, Черная нагнула голову ниже, ибо с ее ростом ветки дерева мешали ей рассмотреть объект. Оказавшись с Кру на одном уровне, она перевела янтарные глаза на незнакомца. По запаху самый настоящий дракон, а вот выглядит как павлин. Весь в перьях, с клювом и яркой расцветкой. Фыркнув, тихо усмехнувшись, самка вернула голову на свою прежнюю позицию, подняв извивающиеся хвосты выше, к рогам – Так вот кто здесь все это время сидел. Сделав шаг назад, драконасса подогнула ноги, чтобы лежать туловищем на земле – в полный рост ей было неудобно смотреть на пришельца. – Нет, это далеко не грифон, - с долькой иронии добавила она, нагнув голову в бок и облизнувшись змеиным языком.

0

40

- Хельхейм, ты знаешь каких-либо существ, которые могут водиться в пустынях и еще не впали в спячку? С перьями. И с чем-то, похожим на клюв... Как их там... Грифонов, во. Похожих на них знаешь, нет? Криосфинксы, там... не знаю. Пустынные грифоны или кого-нибудь, - с каждой фразой Шень всё больше хмурился, молча воззрившись на, судя по всему, тёмного дракона. Или огненного. Хотя один чёрт - тёмный альянс. Что светлые, что тёмные - за время своего отшельничества Шень понял, что это одинаково омерзительно, не ясно даже, кто их них хуже. Одни только делают вид, что молодцы. Вторые не делают... но от того не хочется кому-то из них верить больше. У Шеня вообще не наблюдалось желания кому-то верить в в принципе.
Как же хотелось спуститься аккуратненько и перерезать этой писке глотку... тихонько, точным и быстрым движением. Аж коготь нервно дёрнулся, дракон чуть пригнул голову, будто бы готовясь к прыжку, подрасправил крылья, дёрнул кончиком хвоста - того хвоста, похожего на львиный, что сложно было увидеть под шлейфом павлиньего хвоста - и...
... и тут вторая явилась. Она была много больше, чем первый дракон и определённо сильнее. Скорее всего, воин. Своим довольно крепким телосложением драконица напомнила о другом самце, которого недавно альбиносу пришлось "проводить" от своих гостей. И воспоминание это, ещё толком не осевшее в голове и не остывшее, снова затрепетало, волнуя сознание и крайне нервируя.
– Так вот кто здесь все это время сидел, - Шень выпрямился и вздёрнул голову, оставшись сидеть на ветке. Отсутствие метки в его ауре свидетельствовало об отшельничестве. Ссориться с двумя стайными драконами не было ни проку, ни смысла, да и вряд ли это принесло какую-либо пользу. Да и с членами тёмного альянса пообщаться до этого не удавалось, а это было, в какой-то степени, интересно. Так что Лорд решил затолкать подальше всё своё недовольство и проявить чудеса спокойствия, на которые был способен. Ну, как бы, хорошее воспитание... всё такое. Верите-нет.
- Сидел, так как вы, дорогие путники, находитесь в моём доме, - вопреки мнению о том, что большинство одиночек крайне недружелюбны, воздушный отозвался спокойным и размеренным голосом, в котором можно было даже различить умиротворяющие нотки, похожие на птичье курлыканье.
- Было бы чудесно, если бы вы освободили меня от подозрений на ваш счёт и были так любезны представиться.

0

41

Крест ничего не мог с собой поделать. Ему хотелось покривляться и еще что-либо сделать. Не на зло. А чисто из вредности и привлечения внимания. Но так как рядом сидит незнакомец, это не получится. Хотя это его когда останавливало? Это его раньше бы не остановило бы, если бы рядом сидели те, кто отлично знали бывшего темного и его непредсказуемый характер. А сейчас огненный не видел смысла кривляться и вредничать, ибо незнакомец, первое впечатление, все такое.
Кру понял, что он имеет честь видеть и практически слышать, говорить с самим одиночкой. Нет, ученый частенько встречал одиночек на границах стай, но все же в основном он встречался с теми, кто живет на нейтральных землях, изгнанник или просто выполняет задание на землях вдали от стаи. Хоть сам огненный и прошлялся в одиночках больше трехсот лет, но его и не останавливало то, что он снова мог вылететь из стаи.
Пока Хель говорила с одиночкой, Кросс взглянул на самку и хмыкнул, после хлопнул ей по плечу, мол, удачи, а сам отошел на пару шагов и оглядывался. Он не видел смысла говорить, пока не понадобится. Добавлять свои пять копеек в каждую вставленную фразу каждые пять секунд он не хотел. Да и обанкротиться так можно. И без копеек останешься.
Как незнакомец перестал курлыкать, словно голубь, ученый приблизился к Хель, а после сделал пару шагов и для того, чтобы осмотреть всю пещеру и увидеть самого собеседника, он приподнял кончик хвоста. Тот стал на высоте чуть ниже плеч, а дракон сам постучал когтем по кресту, словно хотел сказать этим: «Ау, лампочка ты загоришься? Не перегорела еще?», раскаляя ее. Как только она нагрелась докрасна, он слегка посветил в сторону одиночки. Как показал красноватый свет, самец был белого оттенка с красными узорами. Словно павлин-альбинос.
- Я Круэнта, - просто сказал он и убрал хвост, снимая жар и переставая нагревать кончик хвоста, давая ему остыть и переставать светиться. - Можно просто Кру, - помолчав некоторое время, добавил самец и краем глаза взглянул на Хельхейм, ожидая ее слов, думая, представиться ли она вообще.

0

42

Все это время Хельхейм не двигалась с места, лишь иногда поворачивала голову в разные стороны, прогибая гибкую шею. Света, чтобы разглядеть пришельца, темной и не требовалось. Она и так прекрасно видела пернатого. И вправду птица. Похоже, он решил не прогонять незваных гостей (по крайней мере, пока), и отреагировал вполне себе спокойно, что обычно не свойственно нестайным. Черная томно вздохнула. Что ж, драки не будет (ее это даже немного огорчило). Среди одиночек были драконы с разными характерами. Кто-то сразу бросался в бой, как завидел ее в своем жилище, брызжа слюной; кто-то вел себя воспитанно и сдержанно. Это всегда забавляло Хельхейм, и на этот раз говор и вид хозяина сего жилища заставили ее ехидно улыбнуться.  Кру отошел и все это время  молчал, но на вопрос пернатого ответил первым. Настала тишина. Дракониха поняла, что промолчать не выйдет, и недовольно фыркнула. С чего бы это ей представляться? – Мы же к тебе не на чай пришли, - пробурчала она про себя, но на деле лишь тихо зашипела, по-змеиному, и нагнула голову ниже. – Хельхейм, - коротко выговорила она и уставилась одним глазом на пернатого, еще до этого повернув голову боком своей целой стороной. Нельзя сказать, что смотреть таким образом  ей было удобно… Просто привычка – чего уж поделать. К тому же, изуродованная часть лица по соседству всегда вызывала отвращение у собеседников. Ну, возможно не у всех – обычно никто и виду не подает. Новые знакомства никогда особо не радовали Хельхейм, так что знакомилась она всегда неохотно и вела себя довольно-таки отчужденно. Кто знает, может на этот раз что-нибудь изменится.

0

43

Альбинос хотел узнать, к какой стае принадлежат драконы, если не являются одиночками. Откровенно говоря, в последнее время Шеня мучила просто жуткая паранойя. Аналитической частью своего ума он понимал, что все его опасения - дикий и необоснованный бред, не стоящий ни внимания, ни, тем более, переживаний. Но ничего поделать с эмоциями не получалось. И это раздражало.
Дракон плотно сжал губы, продолжая хмуро и задумчиво оглядывать незнакомцев, не шевелясь при этом и застыв точно статуя. Но глаза очень живо и пытливо изучали незванцев. Мысленно Лорд уверил себя - или пытался уверить - что нет никакой связи между произошедшим ранее и тем, что сюда явились путники. Скорее всего, они просто укрывались от холода и непогоды. Тут было не так, чтобы очень тепло, но значительно уютнее, чем на улице. И много места. Много, но делить его с кем-то не очень хотелось. Впрочем, на ссоры альбинос был явно не настроен. А уж тем более на драки, даже если бы он их предпочёл.
Шень страдальчески вздохнул и закатил глаза.
- Я бы с большим удовольствием выгнал вас отсюда, но, полагаю, что вы не уйдёте по моей просьбе, - расстроено проговорил дракон.
- А выгонять вас силой я сейчас не имею ни малейшего желания, - о, только если бы Шень знал об эпидемии и о том, что один из драконов, пришедших сюда, болен. Но откуда ему - отшельнику - об этом знать, право.

0

44

Прикрыв глаза, самец ощущал, что головная боль начала усиливаться, а также очень клонило в сон. Дай ему волю и разрешение, он устроится спать прямо здесь и сейчас. Глаза закрывались сами по себе.
Левый глазик, открывайся. Правый, открывайся. Левый, куда закрылся? Правый, твою мать! - как долго эта игра в Открывашки продолжалась, дракон не знал, так как эту игру прервал голос курлыкающего красного пингвина. Конечно же, самого того факта, что самец пытался открыть глаза и не подавать виду, что он спит, было трудно. Его глаза в темноте не светились, лишь давали блеск, когда в них что-то светило. Сами глаза как черные дыры, бурые, карие и с черной обводкой. А тут еще «маска»-череп. Так вообще двойной бонус.
Вы слышали? Нас хотели выгнать, но никого желания нет! Ну, хотя бы на этом спасибо! Нет, Круэнта прекрасно понимал, что они ворвались в чужое обиталище, но все же можно было бы гостеприимность проявить. Хотя чего тут возмущаться? Одиночка и на Леднике одиночка. Хоть Кру и сам был в одиночках не очень долгое время, но он не так часто пересекался с драконами. Он после изгнания старался избегать излишних встреч, так как прибить могут, ограбить или еще чего. А безопасность прежде всего. Поэтому Кросс и не мог точно сказать, кто перед ним: одиночка, у которого просто-напросто не было настроения, либо одиночка, который вообще не любил компанию, но проявляет удавье спокойствие. Этого ему точно не понять.
И чего мы сюда приперлись? Тишина тишиной. А говорить-то и нечего. Не буду же я кривляться. Как-то не хочется, знаете ли, - словно его кто-то услышит, нахмурился огненный и обернулся к темной, надеясь, что она хоть каким-то загадочным образом развернет ситуацию. А Хельхейм еще и жаждала встречи с этим незнакомцем. Нафига, спрашивается.

0

45

Хельхейм внимательно следила за незнакомцем, но не испытывала какого-либо интереса. Ей было интересно лишь то, не выкинет ли чего-нибудь эдакого эта птичка. Но нет, вел он себя довольно сдержанно. Хель подняла голову и фыркнула – Верно, Пернатый, никуда мы не уйдем. Нам нужен отдых, пока ветер не стихнет. Предлагаю просто разойтись. – Это не было предложением как таковым. Дракониха выпалила это как факт и развернулась в сторону своего местечка, на котором она отдыхала пару минут назад. Черная ожидала нечто более интересного от объекта, который она учуяла достаточно давно, но результаты ее уже разочаровали. –Вот бы встретить какого-нибудь громилу-одиночку, да поиздеваться над ним… Или тварьку какую-нибудь. Их же много, почему их почти не встречаю?  - пронеслось в голове.  Лениво переставляя лапы, драконесса добралась до продавленного снега, где она лежала ранее, и улеглась на живот, вытянув шею вперед. Сложив крылья и уложив хвосты на землю, она закрыла янтарные глаза и громко выдохнула. – Ладно, по крайней мере он не будет мешать отдыхать. Ну, я надеюсь.

0

46

На предложение самки от Шеня последовал позволительный взмах крылом. Всемилостиво, мол, разрешаю. Выглядело это, конечно, очень высокомерно и самоуверенно. Но при том искренности в жесте не было ни на грамм.
Судя по входу в пещеру, снаружи было уже очень темно. Глубокая ночь... и несмотря на то, что в этих руинах было предостаточно места, чтобы драконы могли находиться порознь друг от друга и не мозолить глаз, одна мысль о стайниках, тут ошивающихся, нервировала альбиноса. Но он не хотел признавать, что выгнать их у него сейчас попросту не хватит сил. Тем не менее это то, что действительно хотелось сделать. Вместо этого дракон изображал безразличие и полное отсутствие интереса, когда на самом деле вся эта ситуация его жутко нервировала. Просто дичайше!
И что, спрашивается, прикажете делать? По-хорошему давно пора спать. Но при этом Шень понимал, что попросту не уснёт, как бы ему того не хотелось. Беспокойство и наличие чужаков не даст. Спать на улице - холодно и опасно. Несмотря на то, что житьё одиночки Шеню было хорошо знакомо, это вовсе не значило, будто местность вокруг стала безопаснее.
Плотно сжав губы, дракон резко приподнялся, расправил крылья, зашелестев хвостом, и, взлетев, направился под самый-самый свод пещеры, где тоже росли деревья. Правда из скалы, менее устойчивые, более кривые, но заместо жёрдочки сойдёт.

0

47

Прошелестев лапками по снегу, дракон обернулся в сторону самки, а после - павлина. Говорить не было сил. И желания тоже. Не, говорить-то силы были, но не настолько, чтобы говорить без умолку и начинать кривляться. Всему надо знать границу. Особенно в такие случаи. Обычно его длинный язык до добра не доводит и уж точно не спасает из всяких передряг. В такие ситуации его никто не желает видеть, не то что слышать. Глубоко вздохнув, он просидел на задних лапах, очищая когти от снега, налипшей грязи, несколько минут, наблюдая за тем, как все разойдутся по своим углам. Тихо-мирно разбежались. Улегшись на снег, самец укрыл себя крыльями для большего тепла, а затем закрыл глаза, надеясь провалиться в глубокий сон, чтобы проснуться с большими силами на завтрашний день и для тех же глупых свершений, которые еще могут свалиться на его голову и пятую точку.
И что прикажете делать? - про себя он спросил самого себя же. Надо же поговорить с самым умным драконом. - Как наступит утро, так сразу улетим отсюда. Надо будет к целителям пойти, ага, - закрыв голову лапами, словно он не хотел никого слушать, как бы было в пещере очень шумно, а он очень хочет спать. И, да, он хотел спать, но заснуть не очень получится.

0

48

На все высокомерие незнакомца Хельхейм не обращала внимания. Вообще, с последних ее слов интерес к хозяину жилища полностью пропал и она его не замечала. Сейчас драконесса витала в своих мыслях, изредка приоткрывая левый глаз, чтобы взглянуть на Кру. Тот тоже улегся, но, похоже, засыпать не собирался. Ну, или просто не мог. Многие драконы, которых она знала, могут заснуть лишь в тишине и уединении. – А зря, - ворчливо запыхтела Хель и поерзала на месте, переворачиваясь на другой бок - засыпать нужно уметь в любых обстоятельствах. – Ей, как воину, которому всегда требуется куча сил, это было не впервой. Если она хотела, то могла заснуть  в самых странных и неуютных местах. Просто выхода, обычно, не было. Годы закалили ее, и теперь спать в пещере чужака – обычное явление. Обвив себя вокруг хвостами, дракониха лишь плотнее прижала крылья к телу, а носом ткнулась в лапы, выставив вперед свои острейшие рога. В этой непроглядной для обычных драконов тьме выглядела она как какой-то огромный валун, на который и налететь по случайности можно.
Практически моментально Хельхейм провалилась в сон. К слову, спала она как попало  – в сон ее обычно не клонило, а отдыхала она, как получится. Так что сейчас и не вспомнишь, когда в последний раз дракониха позволяла себе прилечь и посопеть. Сниться ей всегда тьма – тьма, и ничего больше. Ни единого лучика света. Но, не смотря на черную картинку, она всегда испытывает эмоции. Скудные, совсем слабые – но и это приносит ей удовольствие. Довольствуется малым, так сказать. А если вдруг кто-то приблизиться к ней , то чуткий нюх, слух и чуйка вытолкнут ее из дремоты. Да и чувствительные хвосты ощущают каждую вибрацию земли.

0

49

Шень занесен в архив, так что отыгрываем дальше

Пытаясь уснуть на холодной земле, к которой дракон не привык в Огненных землях, Кру ерзал на месте, словно под ним были тысячи иголок. Шило в одном месте, как говорится. Ему не спалось. Не спалось вообще. Что-то тревожило. Или что-то мешало уснуть. Волновало, тревожило, а что именно непонятно. То ли лиана, которую пора бы убрать, мешала уснуть, то ли еще что. Посмотрев на незнакомца, который отвернулся от них и уже, походу дела, уснул, после на самку, которая тоже провалилась в сон, дракон вздохнул, закрыв глаза. Надо бы пойти к целителю наведаться в кои-то веки, а то уже начинает раздражать. Там его нет, этого нет, этот на задании, тот на разведке. Да куда все целители делись, Тьма дери? Их штук пятьдесят эдак да должно уж быть, а то как иначе.
Раздумывая о перелете на свои земли, Крест перевернулся на спину и укрыл себя крыльями, снова попытавшись уснуть.

0

50

Сколько времени прошло? Без понятия. Однако за эти часы дракониха успела провалиться в глубокий, глубокий сон. И чего ей только не ... чувствовалось. Вдруг вспомнились все важные дела на родных землях, которых, к слову, было не так уж и много, однако драконесса не терпит плохо выполненной или незаконченной работы. Последней мыслью ее было то, что стоит уже в конце концов закончить собирать лича. Какой же некромант, да без приспешников?
Распахнув глаза, и только затем уже выбравшись из дремоты, Хельхейм перевернулась на спину и вытянулась, шлепнув хвостами по земле. От этого тяжелого взмаха, кажется, содрогнулся потолок - упала пара камешек и скатилась в воду. Облизнувшись раздвоенным языком, самка взглянула на лежащего рядом друга. Красный комок был недвижен, хотя Хель и знала, что Кру не спал. - Чертовски неприятно, когда сон отказывает в своем визите, хм? - с ухмылкой пророкотала она и тяжело поднялась. Она не особо понимала, что происходит с этим драконом, но надеялась, что ничего серьезного. Не то, чтобы она сильно волновалась за него, Хель это не свойственно. - Если хворь какая, то и мне подцепить недолго, - пробурчала она, хотя и была уверена, что ее крепкий иммунитет не позволит ей заболеть.
Размяв кости, Темная прошагала к ручью и быстра освежила пересохшее горло. Тут же в животе заурчало, но голод ли это, дракониха сказать не могла. Взгляд ее пал на выход из пещеры. Кажется, ветер стих, и снегопад прошел. Самое то - после бури полет удивительно легок, словно сам ветер подбрасывает тебя к небесам.
- Ну что же, Круэтна, - спустя минуты молчания проговорила Хель. - Рада была встретить тебя спустя столько времени. Но, как понимаешь, Тьма зовет. - Дракониха расправила мощные крылья: - До встречи, я надеюсь. И найди ты уже, черт возьми, целителя.
После сказанного, Хельхейм еще раз вглянула на Кру прищуренными янтарными глазами, а затем сделала пару широких шагов. В следующую секунду - мощный взмах, и ее многотонная туша поднялась на много метров над землей, устремляясь к выходу.

-)На территории стаи Тьмы.

Отредактировано Хельхейм (11 Июн 2015 13:36:35)

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещерные руины