//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещерные руины


Пещерные руины

Сообщений 51 страница 82 из 82

51

Продолжая лежать на животе, укрывая себя крыльями, дракон бросил в сторону взгляд краем глаза. И заметил движение. Насторожившись и вслушиваясь в звуки, он сделал вид, будто спит или дремлет. Хотя это получилось плохо. Учащенное дыхание, лапы сжались в кулаки. Закрыв глаза лапами, он свернулся в клубок, укрыв себя крыльями. Теперь он вовсе старался немного подремать. Не удавалось. Вообще. Услышав голос Хельхейм, Круэнта тяжело вздохнул, мол, ты мои мысли читаешь, подруга, и развернулся, убрав с глаз лапы. Взглянув на самку, он наблюдал за ее движениями. Та прошла к ручью и начала пить. Так можно и горло простыть, так как вода далеко не теплой будет. Скрестив передние лапы, он положил на них голову и вздохнул, думая о своем, пока его думы не прервала темная своими словами. Та говорила, что была рада встретиться спустя столько времени и пора ей идти, точнее, лететь. Кивнув ей в ответ и сказав что-то вроде: «Ага, давай. До встречи», Крест приподнялся и встал, отряхиваясь от снега. Проводив драконессу взглядом, сам самец расправил крылья и медленно начал ими взмахивать, начиная удаляться от пещеры. Надо бы, правда, найти целителя и у него разузнать, как избавиться от паразита. А то уже тошно становиться.

Холодное плато

Отредактировано Круэнта (21 Июн 2015 23:00:52)

0

52

22 день Морозного месяца. Раннее утро.

Пурпурный дракончик лежал на выступе камня, глядя вниз. Туда, где была замёрзшая вода пещерных источников. Рядом с парнишей горел костёр, им и созданный. Огонь согревал и не позволял чувствовать себя совсем уж тоскливо и одиноко. Пещера была тихой, пустой и покинутой. Спайро, свесив передние лапы вниз, положил голову на землю, насупился и продолжал смотреть.
Ветки потрескивали в огне. Из-за того, что хворост для костра был в снегу и льду, костёр горел не так хорошо, как хотелось бы. Но это всяко лучше, чем ничего. Без огня Спайро не замёрз бы. Что было странно — он так выживал на ледниках, как будто всегда ледяным был. А не огненным.
Вздохнув, юнец пихнул когтем небольшой камушек, проследив со скучающим видом за тем, как тот упадёт вниз.
Совсем тоска.
Что теперь делать и куда, Шагри подери, идти? Не понятно. Меланхолия накатила на воина. Он сбежал из родной стаи. Из стаи, где всегда жил и рос. Из стаи, где и была вся его жизнь! Никогда Спай не мог подумать, что нечто подобное может с ним случиться. Как вообще поступают драконы в подобной ситуации? Ведь наверняка были похожие случаи. Но они не были знакомы пурпурному.
Совершенная безысходность.
Дракончик вяло пошевелил хвостом, но морда его даже не дрогнула. Он тоскливо глядел куда-то вниз, прикрыв глаза и не желая ни двигаться, ни думать.

0

53

22 день Морозного месяца. Раннее утро.
"Чтоб они там все передохли. И эти сраные учёные. И Гортхаур этот, со своими ебаными приказами. И Спайро этот. Хер мелкий. Какого сцепионикса этот сучий сын попёрся хрен знает куда? Сидел бы дома, работой занимался. А то только и годен, что заразу на земли родной стаи таскать."
Злости огненной магессы не было предела. Тем не менее, она всё же отправилась на поиски Спайро. Не потому, что внезапно стала шёлковая и с полуслова готова была метнуться исполнять приказ Духа Крови, а потому что у неё был и личный интерес во всём этом. Если она найдёт этого пурпурного гадёныша, его до разговора с высшим начальством точно ждёт небольшая экзекуция. Нет, не до смерти, конечно. Он им нужен живой. Но к чему ему оба глаза? Или, скажет, оба уха? Хвост тоже совсем бесполезен - без него проживёт. Да и от многочисленных ушибов он вряд ли помрёт. Главное не сорваться и не добить.
Красные крылья со свистом рассекали воздух, драконица летела уже не один час. В её состоянии это точно было не на пользу ослабшему организму, потому Мори, ворча, ругаясь и проклиная этот день и каждую живущую на этом свете тварь, снизилась, а затем приземлилась, поднимая пыль лапами. Надо было найти пещеру и чуток передохнуть. Валяться где ни попадя на нейтральной территории самка не собиралась. Тут можно напороться не только на одиночек, не всегда дружелюбно настроенных, но и на другую какую гадость. Обычно Алая совсем не прочь подраться. Скорее даже напротив. Но не теперь. И это тоже бесило.
Шарясь по Сеариву в поисках пещеры для отдыха, драконица заметила еле горящий невдалеке огонёк. Кто это тут промышляет позжигом огня? Собрат? Если так, то можно с ним разделить пещеру, коль тот против не будет. Аметистоглазая дошла до пещеры и заглянула внутрь, с прищуром оглядывая пространство.
- Ба! Кого я вижу. Слышь, мелкий хрен, я по твою душу.
Мори Спая помнила смутно, но узрев пурпурную шкуру - ни на секунду не усомнилась в том, что таки нашла того, кого искала в этом Орой забытом месте.

Отредактировано Кайравамори (29 Апр 2016 19:21:46)

0

54

Вот и полежал, называется.
В пещеру ввалилась Советница огня. И почему-то у Спайро ни на секунду не возникло и доли сомнений в том, что она его ищет. Причём определённо не для того, чтобы по головке погладить и уговорить вернуться. Вообще не для того, чтобы вести пустые беседы. Не в том веке, да и не в том месте живём.
Кайравамори, тем временем, подтвердила свои намерения словами. И пурпурному дракончику стало крайне не по себе. Вскинув голову, он, расширив глаза, уставился на состайницу. Зрачки сузились. Воин понимал, что беды не избежать, но это не значит, что не надо хотя бы попытаться. Он подумал о том, как ему дико не хочется возвращаться в стаю. И, возможно, это придало ему сил действовать. Повезло и в том, что его, в отличие от крокодильей морды, болезнь не брала. Так что был шанс сбежать. Сбежать - и тогда уж точно валить со всех лап и ни на какой чёртов привал не останавливаться. А то ведь остановился на свою голову.
- Тщ-щ-щёрт, - шикнул себе под нос Спай и мгновенно взбодрился - обстоятельства обязывали.
Выход из пещеры был только один - тот, что занимала собой Советница. Но сама по себе пещеры была велика. И чтобы к Спайро подлететь, выход придётся освободить. Тут надо момент подгадать. Благо, здесь и места для манёвра - если сразу не получится - хватало более чем. И на одного дракона, и на пятерых.
Сорвавшись с места, юноша бросился бежать вниз - по спуску - в гущу руин и сплетённых деревьев, где надеялся скрыться с глаз Кайры и дезориентировать её временной потерей воина из виду. Нет, нет, друзья. Вступать в рукопашную схватку с Советницей - это самоубийство.
Сердце бешено заколотилось, переполняемое страхом и адреналином. Лапы перебирали так шустро, что перед глазами расплывались в одно спешащее сбежать пятно. Хвост мельтешил позади, а крылья свело судорогой от напряжения.

+1

55

Экая удача - для больной-то драконицы. Не пришлось всю Саяри прочёсывать в поисках пурпурной жопы. Вот он, пригрелся тут, гадёныш мелкий. Прямо тут бы шкуру спустила с него, не будь он нужен для разработки лекарства. Болезнь, принесённая Спайро в Огонь, знатно попортила жизнь многим его состайниками, а для Советницы это ещё и стало проблемой должностной - всё же немаленький пост занимала. И как только Спайро, как источник лечения, своё отслужит, вот тогда Алая отыграется на мелком. Поимеет его во все щели куском вулканической породы - месяц на задницу не сможет сесть. Чтоб неповадно было - нехрен шататься чёрт знает где, а потом нести домой всякую гадость. Сам-то вон был цел и невредим, вполне здоров. И это осложняло поимку мелкого засранца. Потому что силы Алой были невелики сейчас, пусть она всё равно была сильнее и опытнее пурпурного.
Мерзёнышу хватило всего одного оклика, чтобы сорваться с места и пуститься наутёк. Шустрый хрен так быстро удалился, что Кайра даже не успела выставить перед ним препятствие. Скажем, огненную стену, чтоб уже навести на морде дракончика марафет.
"Ну и куда ты, скажи на милость, решил деться? В одиночки подашься? Такой бедовый сдохнет вмиг. А в стае всё равно найду и поймаю. Выдеру больно и жёстко, как нашкодившего птенца."
Алая пустилась следом, послав вперёд себя ментальную атаку. Пусть до задницы Спайро её лапы сейчас добраться не могли, но для достижения разума состайника этого не требовалось. Мори постаралась через ментал передать жуткую агонию, охватившую её тело из-за болезни, дабы мелкий хоть так испытал, ЧТО он натворил. Есть в этой рогатой голове хоть капля мозгов? Ну или совесть хотя бы, пусть этим качеством блистали очень редкие огненные. Не тот темперамент. Но хоть что-то же должно было это ощущение в Спайоо расшевелить, в конец-то концов!

0

56

Счастье пурпурного было в том, что он был быстр и шустёр. С реакцией у воина тоже всё было лады. И хотя настроение оставалось, мягко сказать, поганым, на эффективность побега это не влияло. Да и вообще... захочешь жить - и не так будешь бегать.
Спайро не думал о том, что ему теперь делать и куда податься. Он понимал, что если убежит сейчас снова, то в стаю, вестимо, уже не сможет вернуться. Он не знал, что будет делать потом и как станет жить. Да и некогда было рассуждать о чём-то этаком. Впрочем, появись у огненного свободная минутка, он не посвятил бы её размышлизмам. Это всё потом. Может быть даже никогда, не суть важно.
Кайравамори не только сдерёт с него шкуру при случае, но и устроит такую веселуху, принимать участие в коей в роли главного героя очень не хочется. Возможно, не захочется даже отъявленному мазохисту. И была бы это беготня от Советницы весёлой, если бы всё не было так печально в общей картине.
Дракончик бежал быстро. Очень быстро. А потом споткнулся, как только в мозг ударила волна ментальной атаки. Зарычав, Спай упал, приложившись подбородком о землю. Чуть язык не прикусил, больно!
Всё это довольно осточертело. Знаете, почему? Потому что Спайро прекрасно понимал, какую проблему доставил, но он не был в этом виноват! Он был жертвой обстоятельств. Все тыкали в него когтем и презирали, винили в том, в чём он не принимал нарочного участия и даже не подозревал о том, что нечто такое вообще творится. На его месте мог оказаться кто угодно. Хоть даже проклятая Советница.
Но никто... никто! Никто из этого сборища "бравых воинов" и "верных товарищей" и не подумал о том, какого ему - юному члену Огня - в этой ситуации. Сидеть взаперти, ощущать себя причиной всех бед, быть во всём виноватым и вообще считаться ошибкой, которая и на свет, давайте, раз уж на то пошло, появляться не должна была. Зашибись!
Дракончик зарычал и злобно посмотрел перед собой. Он не собирался никому ничего разъяснять. Потому что пониманием здесь не раскидываются. И ждать чего-то такого от своих состайников уже не приходится. Спасибо, проявили достаточно сплочённости, поддержки и вообще, прямо как и рассчитывал. Больше не надо!
- Катись ты к чёрту! - взвыл юнец, в глотке хрипло заклокотало. Пурпурный оперативно вскочил на лапы, запрыгнул на ближайший камень, торчащий из земли, затем на следующий - повыше - откуда оттолкнулся, раскрывая крылья. Как будто собирался взлететь. Но вместо этого резко спрыгнул вниз, исчезая за обломками древних строений. Там можно, пригнувшись к земле, змеёй пролезть под камнями и кустами, огибая деревья и выпирающие кости пещер. Если получится - то удастся незаметно выбраться к выходу.
И Спайро, задержав непроизвольно дыхание, тихонько, но шустро пополз, прислушиваясь с замиранием сердца ко всем звукам позади, уходя при этом в сторону.

0

57

- Я с тебя с живого шкуру спущу, мозгляк!!! - гневно зарычала самка, давя на его разум сильнее, а затем хватку ослабляя. Она не хотела его разнести в клочья именно сейчас. Сопляк был нужен. В противном случае Кайра бы его не ловила. Она бы просто его заживо зажарила. Ну и что, что огненный? При должной температуре и нужному напору и этого можно хорошо прожарить. Сволочь, небось, ещё и из стаи после этого всего свалить решил, вон как быстро хвост свой уносит. Да не в сторону родного дома, а подальше. Что, вину чувствуешь, гад?! То ли ещё будет. Если бы этого помогло, Мори отдала бы это пурпурное жалкое тельце на растерзание всем некромантам стаи Тьмы. И пусть хоть во все щели его отдерут. Ей было плохо. И она знала, что ещё куче драконов так же дерьмово, как и ей сейчас. А кому-то ещё хуже. Кто-то уж сдох, не выдержав. И это дерьмо притащил в стаю этот мелкий хрен. Скажете, не надо было винить за это мелкого? Может, он и не хотел такого исхода, но заразу принёс он, отвечать придётся тоже ему. А отвечать - значит помогать выправлять ситуацию. Хрен он откосит от создания вакцины.
Из-за её давления Спайро рухнул, пропахав челюстью нижней камень. Советница неотвратимо надвигалась. И была пострашнее Инферно. Пожалуй, хуже было бы, только если бы за Спайро вылетела лично заместительница Фламментайна. Или сам Дух Огня.
Паршивец начал огрызаться.
"Стой, щенок. В кратере Шагриара утоплю!"
Новую ментальную атаку огненная магесса применять не стала. В её состоянии это было чревато всевозможными промахами и побочными эффектами. Придётся своими силами ловить. Пока они ещё есть. Утомляемость организма с каждым днём падала. Ей дико хотелось спать, мышцы ныли так сильно, словно она месяц отлынивала от воинских тренировок, а затем резко к ним вернулась. Вся эта долбанная слабость... Аргх, мерзко!
Алая взлетела на камень следом за пурпурным, но тот ускользнул, юркнув за очередные обломки и скрывшись из виду. В полёте Мори могла бы его быстро найти, но даже если бы ей удалось взлететь, в воздухе она теперь себя чувствовала ещё хуже, чем на твёрдой земле.
- Я тебя всё равно достану, с-с-сука, лучше сам вернись!!! - взревела Советница, идя почти напролом через все обломки и выступы. Разумеется, здоровья её организму это не прибавляло. Лишь новые царапины на чешуе. А затем ещё начала из пасть пламенем палишь, особо хрупкие части пещерных руин разнося в крошево.

+1

58

Осознав, что Советница бросилась за ним напролом, Спайро пригнулся сильнее - насколько вообще это было возможно, чтобы можно было продолжить продвигаться дальше, петляя меж камней и стараясь не задевать ничего. Хотя даже если бы воин что-нибудь задел, Кайра вряд ли услышала бы это или заметила - сама она создавал столько шуму и лишнего мельтешения, что звуки, которые мог издать Спай, были слишком незначительны и незаметны в сравнении.
Огненная магесса двигалась быстро и решительно, хотя в её действиях было не так много организованности. Вестимо, из-за болезни. И это было только на лапу маленькому дезертиру, который - будь Кайравамори здорова - определённо не смог от неё уйти. Он и сейчас, впрочем, не ушёл, но постепенно продвигался к своей цели.
Увы, но самка начала палить огнём во все стороны, что могло рассекретить Спайро. И делать было нечего. Пришлось бы вылетать. Но вылететь и не попасть под пламя? Как это устроить?
И тут пурпуру в голову пришла зашибенная мысль.
Ледяной вихрь! Сейчас без попыток удивить своих состайников собственными способностями. Просто способ безопасно уйти.
Ледяной вихрь послужит и щитом, и ускорением. Позволит спастись от огня и относительно безопасно переместиться к выходу. Там, может, станет проще улизнуть - на открытой-то местности и в воздухе Спайро скорее всего окажется ловчее. Тут - среди стен и обломков - он рисковал оказаться зажатым в тиски. И уже не выбраться.
Именно так воин и поступил.
Взмыв вертикально вверх, дракончик стрелой, выпущенной к потолку пещеры, полетел, завертевшись вокруг собственной оси. Тут-то и начал образовываться снежный вихрь, состоящий из самой настоящий ледяной локальной бури. Этакий морозный торнадо.
Ураган, закручиваясь вокруг Спайро, образовал щит из непрерывно двигающегося снега, льда и ледяного воздуха. Оберегаемый этим вертящимся потоком, Спай развернулся, меняя своё направлении и двигаясь по воздуху к выходу.

Отредактировано Спайро (25 Июл 2016 13:23:39)

0

59

Разумеется, Кайра понимала, что за таким шумом она ничерта не могла расслышать передвижения Спайро. Но действия её сейчас были направлены отнюдь не на тонкую работу, не на аккуратное обнаружение. Она собиралась разрушить тут всё, если понадобится, чтоб пурпурному было больше негде укрыть свой виновный зад и пришлось уже удирать в открытую. Пламя разбушевалось наравне с советницей, грозясь расплавить тут всё к Бездне. Если под залп попадёт и сам мелкий хрен, ничего. Чай, не водный, не сварится. А ранение потом залечат. Или нет, если не смертельное. Главное - не выпускать говнюка из пещеры. Кайра была сейчас совсем не в том состоянии, чтобы успешно осилить забег на открытой местности, где решающим фактором станет скорость, которая сейчас однозначно подкачает. Как и координация. Но и в замкнутом пространстве было тяжело. Советница была слишком высокой и массивной, в отличие от Спайро.
"Давайте, детки, помогайте маме."
Магией Мори на свои страх и риск вызвала два огненных элементаля. Хватка этих точно обожжёт, если таки настигнут пурпурного, зато они были более подвижными и юркими. Единственный минус - подчинялись они всё равно Алой. Без воли магессы элементали быстро рассеются. А потому самка сосредоточилась теперь не на том, чтобы всё здесь разнести, а на управлении пламенной парочкой. И создала она их как раз вовремя, потому что внезапно искомый объект взвился вверх, используя в качестве защиты магию Льда. Хитро, ублюдок, хитро.
"Только чёрта с два ты выйдешь у меня отсюда. Только обездвиженная и вырубленный - в моих лапах."
Элементали кинулись в погоню. Один внезапно пропал - самке надо было направить часть сил на ещё одно заклинание, которое, к счастью, придётся просто поддерживать, а не в дополнение ко всему управлять его перемещением. Выход из пещеры заслонила огненная стена. На неё у магессы ушло больше сил, потому что исчезновение элементаля она переживёт, а вот выход освобождать не могла. Теперь уже мерцающий и местами истончавшийся, частично рассеявшийся элементаль плеследовал вращающегося Спайро. Следом пустилась и Алая - бегом. Полёт ей был сейчас не но силам. Важнее концентрация на магии.

0

60

Спайро, в отличие от Кайравамори, мог и в бег, и в полёт. И в огонь, и в воду. И крутиться, и перемещаться, и при этом колдовать магию совсем ему противоположную. Если бы не болезнь, ослабившая Советницу, юному воину пришёл конец. Нет, он остался бы жив, но о нормальной жизни потом можно было и не думать.
Пути назад нет. Выход только одни - он там, за огненной стеной. Сжигающий за спиной все мосты. Спай знал, что если сейчас выберется наружу, то уже не вернётся в свою родную стаю. Он не посмеет более ступить на земли, где родился и вырос. Больше никогда не увидит никого из тех, кто издевался над ним. И из тех, кто его поддерживал... в том числе. Не посидит у любимого лавового озера. Не заберётся на острозубую скалу, где впервые нашёл Рглора. Да и того уже... не стало.
Не будет больше ничего этого.
Но и остаться он не может. Не сможет больше жить в стае Огня.
Решение было приятно моментально. Нет никаких гарантий, что потом юноша не будет об этом жалеть. Но сожалеть о чём-то сейчас не было времени.
Окутанный ледяным вихрем, швыряющим в стороны осколки, Спайро не остановился и не замедлился. Он надеялся успеть вылететь наружу до того, как этот своеобразный щит с крутящимся аналогично внутри воином растает от пламени. И, вылетая на свободу, огненный готов был поклясться, что в какой-то момент почувствовал, как языки пламени лизнули ему бок и живот. Но к тому времени пурпурный уже оказался снаружи. Он не сразу перестал колдовать. Потому ледяной торнадо, превратившийся в водяной, снова начал набирать обороты и замораживаться. Но мгновением позже Спай остановился.
Споткнувшись о воздух, дракончик неловко расправил крылья и со страхом в глазах оглянулся назад. Стена огня ещё не спала. Казалось, что в любую секунду из-за неё может показаться страшная физиономия разъярённой Советницы. И воин, загнанный и напуганный, втопил что было мочи. Прочь. Прочь. Улетать. Как можно дальше. Если бы Спайро мог ещё и бежать по воздуху помимо того, что лететь - поверьте, он бы бежал.

Игра в эпизоде завершена.

0

61

25 День Морозного месяца. Ночь.

<<<====Вересковая пустошь

Портал выкинул тельце пленника на землю, после чего через несколько секунд вышел и сам темный маг. Пространственная дверь захлопнулась, а драконы оказались прямо в центре руин заброшенного и старого города. Несмотря на суровую погоду, тут, в этом забытом городе, располагающемся в огромной пещере, было тепло и даже можно сказать уютно.
Вокруг царила тишина, и лишь ветер завывал снаружи, не оставляя своих попыток пробиться.
Темный подошел к птенцу, лапой приподняв его морду и чуть склонившись, проверяя, не сломала ли его приманка шею, а то ведь сделка могла провалиться. Но все было хорошо. Светлый просто был без сознания от ударной волны тьмы. Когда очухается, вероятно будет страдать некоторое время от мигрени. Но ничего, пусть скажет спасибо, что жив остался, а не разделил свою участь с теми тремя.
Отпустив голову светлого, дракон чуть прошел в сторону, прислушиваясь. Как он и предполагал, никого тут не было. По крайней мере темный не ощущал ничьего присутствия и не слышал никаких признаков чужой жизни. Значит, ничего не помешает их маленькой игре.
"Ну что ж, можно приступать и приглашать нашего главного героя."
Кададж мысленно настроился на связь с Зоном, ментально к тому обратившись.
«Малыш, я тут нашел одного бледного птенца из вашей стаи на Пустошах. Думал раздавить, да вот жалко. Вдруг тебе он нужен. Так что предлагаю сделку. Условия обсудим на месте встречи. Приходи один. Если я узнаю, что ты привел за собой хвост, отправлю это несуразное существо к его предкам вместе с тобой. Жду тебя между плечами Сеарива. Поторопись, сладкий. Время пошло.»
Ухмыльнувшись, темный перевел взгляд на тельце, запутанное в нитях.
- Если бы ты знал, как тебе повезло сегодня. Если ваш воин героически придет жертвовать собой, ты будешь жить. Вот только...
Кададж вернулся к своей жертве, сев рядом с тем, почти ласково заговорив.
- Не сможешь никого позвать на помощь ментально, ведь ты не помнишь, как это делается. Воспоминания вернутся, когда ты сам вернешься на территории Стаи Света.
Старший маг применил на Росугаре заклинание изменения памяти. Теперь он не сможет пользоваться ментальными сообщениями и не сможет передать никому координаты. Хоть светлый и скорее всего не знал место, где находится, но осторожность не повредит. Все должно идти по плану.

+1

62

25 Морозного месяца. Ночь.
Вересковая пустошь -->
Больше всего ледяному, конечно же, хотелось проснуться и понять - все происходящее днем и вечером было страшным сном. Но судьба решила иначе.
Сознание возвращалось тяжело. С такой вещью, как похмелье, дракон не был знаком. Но зато прекрасно, на собственном опыте знал, что такое несколько суток не спать, приглядывая за экспериментом, или просто будучи чем-то увлеченным. И потом задремать буквально на миг. А потом тяжело пытаться думать, когда мозг отказывается работать, оставаясь в состоянии сна. И в этот момент головная боль - не самое страшное. Страшнее, когда стоишь и мучительно пытаешься сообразить, как правильно переставлять лапы при ходьбе. Не говоря уже про полеты или магию.
Вот и сейчас дракон находился в таком состоянии. Тело не слушалось, глаза ничего не видели, в ушах стоял звон. Попытки "проморгаться" ничего не давали, а от непроизвольно стона звон в ушах усилился. Попытка закрыть уши лапами, или хоть дотронуться до головы, снова оказалось безуспешной. Очень медленно до пытавшегося выпутаться дракона доходило, что он связан. Меня что, съели? - Мысль, в свете темноты и такого положения, казалась весьма реалистичной. Есть же небольшие растения, ловящие насекомых. Почему бы не быть большому растению, которое питается драконами? Не смотря на такие мысли, дракон оставался странно спокойным. Или причина в том, что малейшее движение отзывалось новым приступом головной боли?
Через некоторое время дракон начал различать и окружающие звуки. Или стало легче, или кто-то приближался. - Эта мысль словно послужила катализатором - Росугар, не смотря на самочувствие, попытался хоть как-то сдвинуться с места, позабыв про безумную идею с гигантским хищным растением. Чувствительный слух продолжал играть не в пользу ледяного, так как слабы, для обычного дракона, шум ветра ему был хорошо слышен, и только усиливал головную боль.
Со стороны, наверняка, то замирающий, то пытающийся ползти, то дергающийся и пытающийся прикрыть голову лапами, дракон с зажмуренными глазами и беспокойно то дергающимися, то резко прижимаемыми к голове ушами, смотрелся комично. Повезло еще, что не покатился по наклонному полу в сторону обрыва, ведь таких мест в пещерах, да и не только, было всегда достаточно.
Сколько прошло времени, пока голова не стала нормально соображать, ледяной не мог сказать даже примерно. Но первой здравой мыслью было наконец перестать дергаться, и замереть спокойно, ожидая улучшения самочувствия. Так Росугар перестал сам мучить собственный же слух, ведь большинство звуков издавалось как раз в попытках дракона освободиться. Затем он аккуратно открыл глаза. Закрыл. Затем снова открыл - толком ничего не менялось, его и так, и сяк окружала темнота, в которой разглядеть что-то он не мог. А чуть более темные или светлые силуэты могли быть как и стенами, так и последствием плохо работающего мозга.
Затем пришел черед тела. Он и правда оказался связанным, и все прошлые попытки пошевелиться и правда существовали лишь в его разуме. Дракон разве что слегка подергивался на месте. Аккуратно попытавшись поднять голову, он все же попытался хоть что-то выяснить - если не зрением, так слухом. И поступил, как в страшилке для птенцов - задал самый глупый в его положении вопрос:
- Есть здесь кто-то? - Совсем-совсем тихо, на грани шепота, прозвучало в пещере. И больше всего дракон боялся услышать ответ тем голосом, что слышал перед потерей сознания.

+1

63

25 День Морозного месяца. Ночь.
… спешит к Кададжу и Росугару.

Ни минуты покоя. Что этому проклятому тёмному не сидится на месте?! Скинула же судьба на плечи это недоразумение. Эту головную боль. Этот вечный нервный тик. Этот постоянный ночной кошмар и психоз, порождающий аритмию, скрип зубов, хрип в горле, раздражение, гнев, ярость… страх.
Когда светлый боялся, он злился ещё сильнее. Так он боролся с этой слабостью, впрочем, очень не часто себя проявляющей.
На счастье или на беду — неизвестно — но Офицер не знал, что за беспредел Кададж учудил на нейтральных землях, где ему попались другие птенцы. Можно было конечно сказать… сами виноваты. Вы в курсе, что у нас практически война? Никакого перемирия. Нейтральные земли отсечены от правил и порядков. А вы, свора мелких кретинов, хули вам не сиделось дома? Надо было куда-то переться в одиночку. И наверняка не было никого, кто мог за них постоять. Это чистейшей воды бред, но, как бы ни было прискорбно, и такое случается. Всякое. Тёмные калечат и убивают светлых. Светлые, при случае, поступают так же. И так делают все между собой. С разными мотивами и разными способами, но всё же делают. Как бы поступок детей не был глуп, с этим уже ничего нельзя было поделать. И менее печально от этого не становилось.
- Тск… - дракон, спешно летящий по воздуху, оскалился. Он буравил взглядом небо перед собой. Ему казалось, что он не приближается к месту встречи. Хотя он очень торопился. Но полёт казался мучительно медлительным. А каждая секунда промедления могла стоить заложнику жизни. Не было гарантий, что Зон справится с Кададжем. Но воин был не глуп, очень не глуп. И бездумно в полымя не кидался. Он имел представление о возможностях этого хитрого змея. И без запасных планов и скрытых тактик Старший не пошёл бы на такой риск.
Он на многое был способен. Мог подстроить портальный перехват, обезопасить себя дополнительно и всякое, в общем-то, минуя предупреждение Старшего Мага. Мог сделать это так, что тот ничего не поймёт. Но ресурсов и без этого было немного. Стоило ли ими так разбрасываться? Нет… Офицер считал, что его одного хватит для того, чтобы начистить этому ублюдку морду. В конце концов… проклятье, неужели он делал это из-за Зона? Больной психопат.
«Только попробуй причинить ему вред, я от тебя мокрого места не оставлю...» - прошипел ментально светлый, уже завидев острые хребты и делая усилие для широко взмаха крыльями.
Как же хотелось вломиться туда, наброситься на эту тварь и разорвать ему морду в клочья. И смотреть, как он, захлёбывая кровью, задыхается и умирает. Тварь!
Нет…
… дракон помотал головой и сжал пальцами пряди гривы. Надо взять себя в лапы. Нельзя поддаваться агрессии. Нельзя так думать… или будешь не лучше тёмных. Это паразит… это бельмо на глазу… Джи! Это он заставлял светлого терять над собой контроль. Наверняка именно этого и добивается. Нельзя позволять ему брать вверх. Иначе он заочно победит. Да, конечно, Зон и без этого всегда был не самым милосердным воином, не боялся причинять боль, когда вопрос стоял ребром и на кону была безопасность семьи. Но всему же должен быть чёртов! Разумный! Предел!
- Спокойно, Зон… - начал уговаривать он себя как когда-то в юности. Когда ещё не понимал, как важно это бывает. Втянул носом холодный воздух. Выдохнул. Терпение. Покажем ему, чего мы стоим. Что не нужно нас дразнить и недооценивать.

+3

64

Пока Офицер спешил на свидание с темным магом, этот самый маг растянул свои сети по всем входам и выходам в пещеру, словно паук, который ждал свою пищу.
Кададж был обманчиво красив. Он походил на прекрасного и изящного мотылька со своими узорными крыльями, вычерченным телосложением и женственной внешностью. Но это было только на первый взгляд. Глаза зверя выдавали. Холодные, пронзающие, пожирающие. От этих глаз и жестокого взгляда кровь застывала в жилах, а тело пробирал мандраж. Казалось, только эти глаза способны уничтожить тебя на месте, не оставив после тебя и горстки пепла.
Прекрасная бабочка, которая в тени отращивала свои лапы и плела смертельные паутины, отравляющие сердце и душу своей жертвы. Кададж был чумой, которая уничтожает все, к чему прикоснется. Разрушал все, что могло ему понравиться и за что мог зацепиться взгляд. Это было проклятием и даром. Разрушитель жизни, уничтожитель мира. Тьма, живущая в сердце каждого. Это все, что в себе воплощал темный маг.
«Только попробуй причинить ему вред, я от тебя мокрого места не оставлю...»
Кададж ухмыльнулся, ничего не ответив.
«Лети, птичка, лети в мои сети. Я тебя жду, так поспеши же.»
На этом моменте очень кстати был бы злобный смех, который разлетелся бы по пещере ужасающим эхом, но его не последовало. У нас тут для коротания времени другая игрушка имеется. Мы пока можем использовать ее.
Птенец как раз подал признаки жизни.
О, этот несчастный и светленький зародыш даже не подозревал, что барахтается рядом со своим похитителем. Очень даже зря. Так захотелось неожиданно прихлопнуть эту муху, но тогда вся сделка потеряет смысл. А ведь мы уже решили, что все пойдет по плану, так что это несчастное создание должно жить. Джи разочарованно прикрыл глаза, пока его пленник не заговорил. Испуганный голосок тихим эхом разлетелся по пустынному заброшенному городу.
- Есть здесь кто-то?
Дракон ухмыльнулся. О, ну что за глупый вопрос. Если ты очнулся в темноте и обездвиженный, вероятно поблизости находится и тот, кто тебя сковал. Разве не логично.
- Только тьма и твои кошмары, - рычаще отозвался темный и в то же мгновение в непроглядной темноте, в которой светлый совершенно не ориентировался, появились два голубых глаза и белоснежный оскал. Маг подался вперед, вытягиваясь, таким образом оказываясь на уровне глаз светлого птенца. Так близко, что Росугар мог почувствовать горячее дыхание на своей морде.
- Давай сыграем. Если выиграешь, я тебя освобожу, - лукаво и даже несколько урчаще прошептал самец.
Тут заведомо было понятно, что Джи отпустит этого малька в свободное плаванье, если Офицер согласится на выдвинутые условия. Хотя, что ему еще делать остается. Конечно согласится, темный был в этом уверен. Но ведь птенец этого не знал. Он был напуган, сбит с толку. Кададж чувствовал его страх. Чувствовал, как он опоясывает его сердце и сжимает в своих тисках. Точно так же, как Кад сжал в тиски сердце того воздушного червя. Ха-ха!

+4

65

Казалось, ничего не происходило. Через миг ты проснешься окончательно и окажется, что ты на грани бодрствования и сна на пару мгновений дольше остался в снившемся кошмаре. И дальше будет обычный день. Как бы хотелось этого ледяному. Но нет, этого не произошло. И больше всего об этом заявляло его собственное тело, которое болью и покалыванием в спутанных конечностях отозвалось на попытки шевелиться.
Но не это было самым пугающим ситуации. Иногда тишина и боль лучше раздавшегося голоса. Голоса, искаженного головной болью и звоном в ушах, которые ослабли недостаточно для точного восприятия картины мира. Расслышав слова, дракон повернул голову, и уставился в холодные голубые глаза. В памяти всплыла давняя, и не совсем удачная встреча с одиночкой. Которой ледяной искренне попытался помочь,  а так, как оказалось, строила на него совсем иные планы.
- Не... - Только начал произносить имя, каким представилась одиночка, и осекся от продолжения фразы приблизившимся незнакомцем. Тут уж ошибок не было - даже за пол сотни лет голос и размеры так не изменяться. Так что слово так и осталось неоконченным, подразумевая множество окончаний. Но и строить теорий и предположений Росугару было некогда. Да и состояние еще оставляло желать лучшего для построение умозаключений. Потом, на досуге, если выживет...
Несколько мгновений потребовалось на осмысление фразы. Вот только уверенности в благополучном исходе не было. В памяти против воли всплыли последствия прошлой "игры" этого дракона, закончившейся мертвыми драконами. И дракон непроизвольно всхлипнул, повторяя попытку отползти подальше от источника своего страха. Хотя где-то в глубине сознания понимал - не зависимо от его ответа, игра будет проходить по правилам темного. И ледяному ничего не остается, как пытаться использовать мозги чтобы выкрутиться. Ведь заклинание Кададжа уже действовало, и связаться с кем-то мысленно дракону даже в голову не пришло.
- А если проиграю? - Ледяной все же решился на ответ, понимая, что подобное настроение у его пленителя может и закончиться, и тогда его ничего не спасет. Про правила спрашивать было тем более глупо - что помешает изменить их в угоду своим планам? При этом дракон непроизвольно отводил глаза в сторону, не желая смотреть в глаза темному.

+3

66

Вот уже виднелся вход в обозначенную пещеру. Зон собирался влететь в неё на всех порах и накинуться на Джи, но… к счастью, не влетел. Заметил, что вход затянут магией и просто так туда не ворвёшься. Конечно, Старший Маг это предусмотрел. Разве можно было ожидать меньшего?
Окончательно, но неизвестно, надолго ли, беря себя в лапы, светлый затормозил перед входом и завис в воздухе, взмахивая крыльями. Он осмотрел нити тьмы, прислушался, пытаясь выловить какие-нибудь звуки, которые свидетельствовали бы о том, что там происходит. К счастью, Зон не услышал ни воплей, ни криков. Вряд ли Кададж стал бы так скоро убивать пленника. Так что затишье было скорее отрадным, чем настораживающим.
Можно было выжечь эту мерзкую магию светом, но дракон не спешил поступать опрометчиво. С Кададжа даже сталось бы повесить за этой паучьей стеной пленника, чтобы Офицер… сам его убил. Проклятье, ну и мысли! Всё это так ярко вдруг представилось, почти как в реальности, что самец, поджав пасть, замотал головой, стараясь отогнать этот неприятный образ, от которого как будто в горле что-то колючее застряло.
Ладно… размеренность, расчётливость, осторожность. Нужно быть очень внимательным. Поступать взвешенно, действовать по плану. В случае с Кададжем можно ошибиться словом или жестом, как-нибудь немного, но всё сразу пойдёт под откос. Тут прав на ошибки практически и нет. Любая промашка может мгновенно караться. Это… повышенный уровень сложности.
Прикрыв глаза, дракон чуть пожевал клыком нижнюю губу изнутри. Взгляд его сделался холодным, спокойным, полным самообладания.
«Я не боюсь...» - почти сухо подумал Офицер, с удовлетворением отмечая, что даже мысли его сейчас не несут того эмоционального окраса, что мог бы ему помешать оценивать обстановку.
Втянуть носом воздух. Чуть вскинуть голову и…
- Кададж! - окликнул он тёмного. Гордо. Громко. С вызовом.
- Опустился до того, что возишься с мелочью? На большее сил уже не хватает? - издёвки в тоне дракона не было. Только серьёзность. И не просто так, ведь задеть Джи Офицер был не намерен, это скорее был натуральный укор, в котором можно было проследить разочарование в сопернике.
- С детьми любой кретин справится! Отпусти его и возьми дичь покрупнее! - да, именно так. Возьми дичь. Это Зон себя так обозвал. Не из-за самооценки пониженной. Хотя определённо хотел бы сказать что-то из разряда «сразись с тем, кто ближе к тебе по силам». Но и это не совсем верно, ибо тёмный был старше и могущественнее. А брошенная фраза была… да-да, провокацией. Разве Джи откажется от такого обмена? Целью этих слов было вынудить мага быстрее переключиться на Зона, потерять интерес к Росу и как можно скорее освободить его.
«Давай, сука, впусти меня… » - теперь Офицер играл роль приманки.

+3

67

Птенец начал было что-то говорить, но быстро осекся. Темный на это сощурил глаза, мол что  ты там лепечешь, детка? Давай, попробуй еще раз. Но мелкий все же заговорил вновь, прежде чем Кад его начал подгонять. Умница какая.
- А если проиграю?
Дракон ухмыльнулся. Ну что за глупый вопрос? Неужели удар от магии совсем иссушил тот крохотный орган в голове, который мозгом зовется? Ну же, не расстраивай дядю.
Естественно, что хозяин паутины не собирался выпускать из своего зрительного плена (впрочем, не только зрительного, ведь Росугар был все еще связан) это белое недоразумение. Это было и дураку понятно. А если вам  не понятно… что ж, у нас для вас плохие новости.
Маг видел в этой густой темноте более чем хорошо, потому и этот испуганный вид птенца, и напряженная морда – просто бросались в глаза, отпечатывались в воспоминаниях, которые, вероятно, будут заменены более весомыми воспоминаниями. Но можете гордиться! О вас несколько минут будет помнить сам владыка кошмаров.
Нет, то, что он еще способен хоть как-то мыслить - это может и похвально… Джи лишь понадеялся, что малек смышленый и разжевывать ему не придется
- А ты дога… - темный не договорил. Его оборвал голос, доносящийся снаружи: - Кададж!
«Как чудесно! Наш гость вечера как раз вовремя!»
Ультрамариновый язык прошелся по клыкам, улыбка расползлась по губам. Джи поднес когтистый палец к морде.
- Чшш~,- тихо зашипел дракон, вальяжно поднявшись на лапы. Похоже, игру в кошки-мышки придется отложить… к большому счастью мышки.
- Опустился до того, что возишься с мелочью? На большее сил уже не хватает?
Кад тихо и хрипло рассмеялся. Не злостно, нет, это был обычный такой смех. Обычный, если такое слово вообще применимо ко всему, что делает Старший Маг.
«Ох, какой смелый малыш. Ну-ну, давай, храбрись, мой маленький. Само очарование»
- Отпусти его и возьми дичь покрупнее!
«Ммм… даже так?~ Уже сам просишь об этом? Как быстро»
Мелкий и связанный птенец никуда не денется, так что Джи даже не побеспокоился о том, чтобы потащить его за собой. Зачем? Ведь Росугар был уже окутан магией темного.
Шаги Кададжа эхом разносились по руинам, словно звук тут отталкивался от каждой поверхности, до которой только мог долететь. Отсюда нельзя было точно определить, где сейчас находился дракон.
Наконец темный показался на входе. Холодный ночной ветер, словно ошалелый, окружил мага, встрепав ему гриву, обдувая морду и позволяя лицезреть жестокие голубые глаза.
- А вот мы и поймали более крупную рыбку. Хороший улов с маленького малька.
Эти слова только подтверждали, что все шло по плану Кададжа. Все это он продумал, а значит, никаких выкрутасов он Зону не позволит. Это было понятно и без слов.
- Привет, малыш. Я знал, что ты тоже скучал. Вон как спешил.
Проурчал маг, словно это не он вынуждал Зона каждый раз являться на назначенное место встречи.
Нити паутины, которая затягивала проход, чуть поблескивали при свете лун, словно дрожа на ветру, но это было так обманчиво. Плюс Кад тоже был готов в любую минуту активировать щит, если Зону вдруг взбредет в голову нападать, поддавшись порыву непреодолимых чувств. Ну, всякое может быть. Ах, молодость… бурлящая кровь в жилах, которая пытается тебя испепелить изнутри.
Джи очаровательно улыбнулся.
- Только давай без крепких объятий, а то я ведь тоже могу поддаться чувствам.
Глаза угрожающе сверкнули, и улыбка переросла в какую-то кровожадную.

+4

68

Похоже, одному ледяному еще долго не познать такого понятия, как "сладкий сон". Самодисциплина, контроль чувств и эмоций - это отлично. Помощь опытных магов Разума - тоже. Но где-то в глубине воспоминаний останется след, который будет заставлять бояться темноты и вкрадчивого голоса, который может оттуда прозвучать. А темнота - это и пещера, и ночь, и водные глубины, и даже клякса в свитке.
Но, скорее всего, с последствиями Росугару придется справляться самому. И дело даже не в его таланте и специализации, или страшных тайнах, которые он хранит в памяти. Все намного проще - надеяться на чужую помощь не всегда бывает правильно, и сегодня, сейчас, дракон это осознал в полной мере. Ни воин, который должен был за ними приглядывать, ни спутники, которые так же были юными магами и учеными, не смогли ему помочь. , тем более, не помогут сейчас и в будущем, так как мертвы. Ни о какой мести и прочем речь, конечно, не шла - слишком разнятся их опыт и навыки, и когда ученый дорастет до нынешнего уровня темного, тот уйдет далеко вперед. Но справиться с самим собой и собственными страхами дракон должен самостоятельно.
Именно такие мысли сейчас крутились в голове у дракона. Что из этого и правда было его мнением, а что могло быть навеяно темным - он не знал. А ведь с него станется - внушить ложную самоуверенность и потом получить окончательно свихнувшегося от страха дракона. Даже наблюдать не будет - меньше нормальных светлых - ему лучше. Но и воспоминание о встрече с Нейт крутилось на краю сознания, постепенно формируя странный образ. Ведь, с учетом темноты вокруг, этот темный и она были весьма похожи. Хотя сейчас для ученого все драконы Тьмы были бы на одну морду. Ведь голова все еще болела, пусть и не так сильно.
Начавшего рассказывать что-то темного прервал крик снаружи. Акустика в пещере была хорошей, и Росугар наконец-то узнал имя дракона. Пусть и толку от него было мало, что сейчас, что в ближайшем будущем. Призвав к тишине, Кададж удалился, оставив на память о себе бегающие от его смеха мурашки. Разумеется, спокойно лежать и ожидать расправы ледяной не стал.
Пусть его возможности сейчас стремились к нулю, а о применении магии речь не шла, он не сможет в должной мере сосредоточится. Все магические артефакты перед вылетом тоже были оставлены - ведь цель была как раз научится жить без чужой помощи и только на своих силах. Ученый попытался как можно плотнее сжаться в коконе из чужой магии. Глупо, ведь заклинание могло сжаться вслед за ним, и потом он банально не смог бы вдохнуть, но иных идей не было. Да и попыткой вырваться из заклинания это не было так же. Он подумывал банально откатиться в сторону, и так хотел сохранить крылья и лапы от возможных травм. Но очень вовремя в голову пришла мысль, что кроме его самого, подобными нитями могла оказаться опутана и вся пещера. И откатиться в сторону дракон мог уже частями. В оббщем, ничего, кроме как лежать и покорно ждать решения свой судьбы.

+2

69

Так. Никаких резких движений. И всё по плану. Действуем по задумке. Да, понадобится время, но это должно сработать. Так что берём себя в лапы и ведём себя так, как сейчас должно. Если от плана не отходить, то светлый выйдет из этого боя победителем. О, он ещё не знал, что Кададж тоже ему оставит на прощание кое что. На память. Так что в итоге окажется, что они вышли в ничью. Но сейчас Старший был уверен в своих силах и задумке. Он считал, что… понимал Кададжа. Его образ мышления. Хотя ни за что бы такой образ на веру не принял. Фу. Пфе. Нет. Омерзительно. Даже в боку стрелять начало. Ох, кажется, это печень… или что там находится?  Офицер не разбирался. И если все его внутренности вдруг начнут вываливаться из одной дыры, он даже не сможет распознать какие. Хотя казалось бы… кто воспитывал! Но у нас в одно ухо влетело, а из другого вылетело.
Голос Кададжа ворвался в ментальную связь. В общую комнату двух разумов. И когда Зон услышал этот голос, внутри — в самой душе — как будто подул холодный ветер. По внутренностям прогулялся мороз, норовясь сковать тело, но дракон не позволил этому случиться. Хотя душа всё равно похолодела, как будто эти бессовестные и жестокие лапы могли за так вытащить её из трепещущего тела и придать огню. Чёрному огню.
Самец шумно втянул носом воздух и выдохнул пастью себе в шерсть на груди, словно пытался согреться. Точно это могло помочь отвязаться от этих ощущений. Что удивительно — помогло.
«Ммм… даже так?~ Уже сам просишь об этом? Как быстро»
«Ёрничай больше...» - недовольно проворчал Зон, но в своей голове, ничего не ответив Старшему Магу. Будет он тут с ним… тет-а-тет ментально интимно общаться. Щас! Пусть сначала впустит его и освободит Росугара. А потом и поговорим. Принципиальность. Можете так обозвать. Но мы-то понимаем, что на деле всё было куда сложнее. И вопрос был вовсе не в принципах, а в безопасности состайника.
- Меньше болтовни — больше дела, - сухо и неприветливо ответил воин, когда Джи подошёл ко входу. Тёмный всё ещё тянул время и вообще как-то… распизделся. Что на самом деле бесило очень. Ведь Кад это явно нарочно. Знает, что каждая секунда ожидания или промедления постепенно выводит Зона из себя. Но светлый не собирался уступать своем врагу. Ну уж нет, не в этот раз! Достаточно.
- Только давай без крепких объятий, а то я ведь тоже могу поддаться чувствам, - светлый старался особо в эти глаза не вглядываться. А то ещё, как говорится, «очаруешься». Так что он хитрил и смотрел чуточку выше — почти в брови. Со стороны выглядело всё же, будто тебе смотрят в глаза. Но по факту не то чтобы.
- Договорились, - объяснять Зону, как именно Кададж может поддаться чувствам, нужды не было. Он и сам бы не глуп и всё прекрасно понимал.

+4

70

Кошмары... Да, если бы у них была какая-то привязка к физической оболочке, то несомненно, Кададж подходил бы на эту роль идеально. Но, хоть у темного и была возможность еще и дальше появляться во снах маленького птенца, постепенно сводя того с ума, Старший Маг предпочитал порождать кошмары в реальном мире, а не в мире грез. Там, где чувство боли не было лишь фантомным, там, где цвет и тепло крови были настоящими, и риск умереть от одного неосторожного слова в сторону «кукловода» был натурален. А во сне доводить жертву до всхлипов и прочего не так забавно, как на яву. Впрочем, сейчас мальку повезло куда больше, так как властелин этих самых кошмаров переключился на новую игрушку, но не стоит забывать о том, что магия все еще действует и может вас порезать на ровненькие полосочки за попытки побега. Вы же не думаете, что мы забыли про вас окончательно, так ведь?
Кададж наблюдал за своим прибывшим гостем. Ах, какой волевой, суровый. Просто мечта. Вот сегодня мы как раз заворачиваем и забираем к себе. Можно сказать, что взяли товар по скидке, судя по оплате, что валяется там, во тьме.
- Меньше болтовни — больше дела
Джи цокнул языком, чуть покачав головой.
- Какой холодный. Но ничего, мы это исправим.
Дракон ухмыльнулся, чуть склонив голову. Он знал, что Офицер старается не смотреть ему в глаза. Чувствовал это, как и напряженность светлого и ненависть по отношению к себе.
Думаете, вы нас понимаете? Вы уверены? Или это лишь видимость понимания, что вы себе внушили?
Да, Зон мог тешить себя мыслями о том, что в принципе определил по какой схеме действует Кададж. Только проблема была в том, что никакой схемы тут не было. Действия Када выстраивались на хаосе. Он был непредсказуем, в этом и заключалась его главная опасность для тех, кто оказывался в зоне его досягаемости.
Ну что ж, малыш, придется подойти ближе. Ведь понимание - это тоже своего рода близость. Давай начнем с чего-нибудь попроще.
- Ну раз ты такой молодец и все понял...
Дракон не договорил, он сделал несколько медленных шагов назад, после отойдя чуть в сторону.
Тянул ли темный время? Да. Ему доставляло удовольствие манипулировать настроением светлого. О, он получал наслаждение от этого напряжения, которое испытывал Зон. Такая яркая ненависть, такая чувственная. Порой ненависть искреннее любви.
Паутина дрогнула в лунном свете и нити растаяли, освобождая проход и опадая полупрозрачным туманом на землю.
Игра началась.

+4

71

ОФФ

Росугар пропускает ход по договорённости.

Вся эта медлительность нарочитая раздражала всё больше. И Зон чувствовал, как внутри него нарастает недовольство. С огорчением для себя, с какой-то даже горькой досадой, в которой не хочется признаваться никому, он понял, что эта досада ощущалось не по причине нахождения рядом Кададжа. И не по причине всей этой ситуации. А из-за того, что всё было таким медлительным и… нудным? Подходящее ли это слова для Мистера Бубнежа? Ладно, так уж… даже для Офицера случаются подобные явления, личностно невыносимые и надоедающие.
- Какой холодный. Но ничего, мы это исправим, - светлый почти скрипнул зубами (опять или нет?), зло хмуря брови. Блин, ну пообещал не выбешиваться сам себе. И в итоге глядите. Всё этот драный тёмный.
- Ну раз ты такой молодец и все понял…
- Ты задрал уже! - даже если Джи не собирался договаривать, Зон его сам перебил, делая взмах крыльями. Ведь дракон всё ещё висел в воздухе и был вынужден ждать сраного приглашения. Как будто… как будто ему больше всех надо, да?... Почему эта мысль казалась кривой? Да потому что Офицер был готов поставить свою почку на то, что Кададжу это нужно было не меньше. Вот прям хоть сейчас выкладываться и кричать «вскрывайся!». И оба останутся ни с чем, потому что позиция каждого будет наравне с чужой.
- Мы тут долго будем любезностями обмениваться? Или поинтереснее занятия не нашлось? - да уж, мало того, что на тех, кто гораздо меньше, кидаться, так ещё и подобной чепухой страдать. Искорка укора снова блеснула во взгляде светлого. Как будто он хотел уколоть этим своего любимого врага. И без слов дать ему понять, что он сам — Зон — ожидал от него большего, зловещего. А так… всё равно что смотреть, как лев с мышкой играется и выдаёт это за жуть. Ну да, молодец, силён. Царь зверей! Умереть со страху можно.
Было ещё даже… обидно что ли. За такой обман. Ведь Офицер и правда рассчитывал на нечто… более. А ощущение было, словно ему подсунули невесть что, хотя обещали мрак и царство небесное, смешавшиеся в одно в лютой и хаотичной свистопляске. Как будто… как будто он доверился, а его обманули. Как будто это могло быть для него настолько важно…
Паутина наконец опала. И воин влетел внутрь, щуря глаза и шикая раздражённо себе под нос. Старший приземлился на лапы, ещё несколько раз хлопнув крыльями. Сложил их и требовательно взглянул на Када. К такому взгляду обычно прилагается что-то типа «дома поговорим».
- Отпускай заложника. Сейчас же.

+5

72

- Отпускай заложника. Сейчас же.
Кададж ухмыльнулся. Можно подумать тут Зон ситуацией руководит. Не тебе условия выдвигать, сладкий мой. Условия и сценарий тут наши. Не забывайся.
Как только Офицер влетел в пещеру, тиски обрушились на его сознание с такой силой, что у любого лапы подкосятся. Это было сделано безопасности ради. Нельзя же позволить воину наброситься, как только эта белая личинка вылетит в сторону территории своей стаи.
- Значит так, малыш. Я отпускаю эту мелочь, а ты в свою очередь будешь мягким и послушным, а то мало ли, что с этим маленьким созданием случиться может по дороге.
Дракон кинул взгляд в сторону кокона, который валялся в темноте, а после вновь перевел взгляд на своего нового пленника. Да, естественно, что с этим пернатым будет поинтереснее, чем с ребенком. Да Зон это и сам понимал.
Нити на птенце растаяли так же, как пару минут назад на входе в пещеру. Кададж почти ласково протянул.
- Принцесса, тебе повезло. Твой рыцарь пришел тебя спасать.~
Темный сощурил глаза и конец фразы произнес уже ментально Росугару.
«Сегодня ты будешь жить. Мало ли, что случится с тобой, если мы еще раз встретимся. Я бы не советовал тебе высовывать нос со светлых территорий. Ведь кто знает, что скрывается в темноте»
Да, тьма. Что может быть более пугающим. В темноте разум начинает сам дорисовывать образы. Заметили, что далеко не милые и чудесные? Да, тьма будоражит сознание и вытаскивает наружу ваши страхи и кошмары. Вполне вероятно, что после этого дня у страха светлого птенца появилось имя.
Боишься ли ты темноты, малыш? Ха-ха, правильно.
Старший маг обошел кругом Зона, чуть ослабив магическое воздействие тисков. Не хотелось перестараться. Птенчик должен быть в сознании. Должен прекрасно воспринимать наши слова и оставаться более менее дееспособным. Ведь какой интерес в мертвой кукле, ведь так?
Дракон одарил своего «гостя» очаровательной улыбкой.
- Знаешь... - почти неслышно произнес темный.
- Ты слишком цепляешься за каждую единицу. Когда-то это тебя погубит, если уже не...
Кад кивком указал на выход из пещеры, чтоб Росугар побыстрее уносил свою задницу, словно темный сейчас мог передумать и укокошить обоих светлых прям в эту минуту.

+3

73

Для Росугара все происходящее уже превратилось в подобие сна. Уже даже не кошмара, а странного сна, в котором уже и ужас становится каким-то нереальным, притворным. Но от него все равно подгибаются лапы, выбраться из его липкой паутины никак не выходит. Так и сейчас - когда дракон появился в пещере, ледяной понял, кто явился его спасти. Естественно, лично представлен он со Старшим Воином Света не был. но в то же время, как выглядит один из руководства Стаи, знал. Тем более, после его возвращения, иначе как странным назвать которое было трудно. Что поделать - официальный переход ледяного в стаю попал на такой период, когда старшим не до представления каждого из новеньких. А затем было исчезновение, и потом возвращение части драконов.
так что не узнать Зона, пусть и в темноте, было  невозможно. Но тем более странным было поведение драконов. Пары фраз для ученого было недостаточно, чтобы понять манеру общения темного. Но то, что Кададж общается со всеми, как птенец с любимыми игрушками, для него было понятно. "Или он так общается лишь со светлыми?" - Вряд ли такая догадка принесет что-то положительное в его жизнь.
Додумывать и дальше строить безумные теории с помощью уже порядком побитой логики стало некогда. Нити, сдерживающие его тело, растаяли, и ледяной радостно вскочил на лапы. Да, аж три раза, и до потолка подпрыгнул, в мечтах. На деле же дракон получил несколько неприятных мгновений, пока в затекшие лапы и крылья возвращалась чувствительность. Но ощущения были быстро перебиты очередным поступлением в кровь адреналина. Причиной послужили слова прозвучавшие в голове слова темного. Почему-то тон не оставлял желания проверять терпение темного.
Конечно, кто-то может упрекнуть Росугара в трусости, но тот, как костяшки на счетах, раскидал шансы, свои и Зона, выжить. И, начнись бой, на защиту ледяного Зон будет тратить куда больше сил, чем в бою один на один. Будь у ледяного артефакты... Он, с большой вероятностью, попробовал бы атаковать темного и был бы убит. Так что самым разумным было сейчас отправится за помощью.
- Я быстро, - непонятно кому хрипло пискнул, а иначе сейчас и не выходило, ледяной, начиная пробираться к выходу из пещеры. Ему даже удалось относительно быстро взлететь, и, пролетая через выход из пещеры, не сломать себе крылья.
---> Река Лока

+3

74

Тиски. Одно из самых ненавистных заклинаний. Станет таким благодаря Кададжу. От того упорства, с которым он попеременно долбит этой штукой по и без того, право, больной голове. А больная голова только умножала боль. Прострелив от виска до виска, боль разнеслась эхом по всей голове, но не затихая, а размножаясь подобно стае обезумевших кроликов. На миг Зону показалось, что один из этих кроликов — он сам. И в безумстве всей этой вакханалии, потерявшей всякий смысл и цель, сожрёт другого, а после будет сожран другим.
Стиснутые зубы едва ли не скрипнули. Дракон поморщился и зажмурил один глаз. Лапы дрогнули и подогнулись, но воин не упал. Остался упёрто стоять. Хотя, может, не стоило.
… нет. Падать вот так носом в землю офицерская гордость не позволяла. Да ещё и с первой пощёчины. Если он и рухнет, то только убедившись, что под ним натекла достаточно большая лужа собственной крови. Чтобы можно было с уверенностью заверить, что ты выжат окончательно и чисто физически не можешь ничего противопоставить.
Зон опустил голову и глухо зарычал от боли сквозь зубы. Растрёпанная грива закрыла морду, не дав разглядеть это выражение. И хорошо. Какие-то слова про мягкость и послушность светлый отчасти пропустил, но общий тон, кажется, уловил. Вместо того, чтобы вслушиваться, он попытался выцепить взглядом исподлобья Росугара. Убедиться, что с ним всё в порядке. И что он беспроблемно улетит. А вслед ему не будет послан луч тёмной магии. Ибо, честное слово, Старший был готов броситься наперерез этому лучу, если что-то подобное случится.
Росугар был свободен от нитей. Он что-то сказал, но Зон не разобрал. В голове так назойливо гудело, что все слова вокруг на время слились в одно блеющее «э-э-э-э» и протяжное «у-у-у-у». А когда ледяной вылетел из пещеры, стало… даже полегче на душе. И боль как будто уже не так ощущалась, хотя присутствовала по-прежнему. Об этом свидетельствовали чуть подрагивающие пальцы на лапах. Выпущенные когти впились в землю, но Старший сам этого не заметил.
Сквозь дребезжащий гул начали проступать слова. Вместе с силуэтом Кададжа, решившего размяться и пройтись вокруг светлого. На самом деле причина немного попустившей тяжести была не в спасении Росугара, а в том, что маг ослабил своё давление. Но Зон этого не знал. И вера в иное давала хоть какую-то надежду. Тогда как надежда была не частым попутчиком Офицера. Он предпочитал полагаться на анализ, ум, расчёт, тактику. Но и полководец не без души.
Смысл слов Джи начал с запоздание доходить до самца.
- Ты слишком цепляешься за каждую единицу. Когда-то это тебя погубит, если уже не… - на морде Зона проступила кривая и немного нервая усмешка, сопряжённая с тихим «хах» на выдохе. Он смотрел в землю перед собой и не вертелся следом за тёмным. В конце концов, тиски не собирались совсем отпускать.
- Я не цепляюсь за каждую единицу. Не обязательно быть сильным и способны постоять за себя, чтобы приносить пользу стае. Кто-то хорошо сражается, а кто-то этого не может, зато оказывается очень умён или изобретателен. Кто-то из таких драконов может стать великим учёным и сделать много ценных открытий. Каждый способен приносить пользу и каждый имеет право на жизнь и самореализацию, - а смысл? Смысл всё это объяснять тому, кто никогда не будет способен взглянуть на мир шире! Кто, будучи забитым в свои рамки, только и делает, что кричит оттуда о том, как другие зажимают себя в этих рамках. Кричит об этом, не способный даже мысленно побывать на месте этих других и вылезти из своего порочного круга. А ещё смеет о чём-то судить и рассуждать, осуждать, будучи далеко не самым отличным примером того, как делать надо.
Дракон выдал сквозь зубы тихое «тск». Уголок пасти дрогнул в оскале.
- Тебе этого не понять. Ты слишком прогнивший внутри. Ты и вся ваша философия узкого и ограниченного мышления, прикрытого за ширмой якобы широких просторов, которая на самом деле скрывает под собой крах, разруху и душевную немощность. Вот она ваша тёмная псевдо-мощь — нападать на слабых, на детей, всё равно что пинать кучу листьев, а потом выпендриваться тем, как ты крут, смел и могущественен. Смех да и только! Этим ты хочешь показать себя? Самому не противно? - ещё один укор. Потому что Старший был разочарован и считал необходимым сказать об этом. Разочарование… почему оно было таким сильным? Наверное оттого, что… оттого… что...
- … я считал, что нашёл достойного противника, - Зон повернул голову в сторону Кададжа и хищно сощурился, блеснув во мраке изумрудными глазами.
- Но я ошибся.
Слова упали гулко и тяжело. Звук их падения был похож на мешок с мясом, на падение бездыханного трупа, в котором не осталось ничего ценного. Потому что даже мясо это было настолько протухшим, что не могло пойти и на корм каким-нибудь тварям. Это было как «нам пора расстаться» от любимой. Как «ты бесконечно меня разочаровал» от отца, чьё мнение для тебя так важно. Как «я верил в тебя, а ты...» от того, кого ты меньше всего хотел обманывать. Как «мы думали, что ты действительно так хорош, а оказалось, что ты так себе» от товарищей и сослуживцев. Как «на деле ты оказался бесполезной пустышкой» от самой Матери Тьмы, если угодно для сравнения.
Я ошибся.
Зон поджал губы, сверля взглядом Кададжа. На языке был привкус горечи и чего-то кислого. Хотелось даже в сторону сплюнуть. Потому что плюнуть в морду противнику — много чести. Даже плевка не заслужил.

+4

75

Кад не стал перебивать, хотя мог бы. Это было в его натуре. Отрезать слова вместе с языком, чтоб этот поганый рот замолк навсегда.
Кем он себя возомнил, этот чертов светляк, который смеет разевать свою пасть на суть, делая вид, что он хоть что-то понимает в этом? Ни хрена ты не понимаешь, вот прямая истина. Упрямый ребенок, который так окутал себя своим расизмом и верой в то, что вот так вот есть, а не иначе, и теперь выбешивает всей этой хератенью до скрипа в зубах.
Злость захлестнула сознание, и на мгновение Кад действительно собирался размазать свою любовь по земле, да так, чтоб одно пятно только от этой любви и осталось. Уничтожить, испепелить, превратить в прах и развеять по ветру.
- Но я ошибся.
Старший маг остановился. Резко, словно земля под его лапами сама проявила к этому инициативу. Все эти побуждения про уничтожение промелькнули во взгляде и немного безумном оскале. Казалось, что Офицер сейчас сам себе рыл могилу. И не потому, что много болтал о том, чего не следовало. А потому, что, похоже, эту мелкому гаденышу все же получилось зацепить темное сердце Великой Жути.
- Правильно, сладкий, ты ошибся.
Голос прозвучал как-то утробно и жутко, разносясь эхом по пещере и ударяясь в виски не хуже магических тисков.
- Ведь сейчас наша вражда и закончится. Я совсем забыл, что должен вести себя подобно мрази, какой вы, Светлые, привыкли нас видеть. Ну, что ж, давай, чтоб слова голословными не были.
Темный повернул голову в сторону выхода из пещеры, где пару минут назад вылетел тот мелкий глист. Глаза сощурились, словно ловили след пленника. Потом Кададж резко развернулся к Зону, тьма потоком обрушилась на голову Офицера, придавливая его к полу. Знаете чувство, словно на вас потолок падает? Вот и сейчас Зон мог с криком «Небо падает нам на голову», притвориться лепешкой, распростертой на полу. Сейчас. В эту минуту Джи на миг перестал себя контролировать, собрав окружающую его темноту и сформировав в огромный и тяжелый ком, который со всей вложенной в его яростью и словил светлый. Потом ясность словно вернулась в разум, и Кад, выругавшись, снял магическое давление.
Черт, позволил этой светлой гадине так вывести из равновесия. Наверно и вправду влюбился.

+2

76

Никому из здесь присутствующих не было дела до разбора противоположной стороны. Кададж не собирался признавать свою неправоту и вникать в суть мировоззрения Зона. Зон же, в свою очередь, не собирался вникать в тонкости души Кададжа, а также обстоятельств, от которых всё получилось так, как получилось. В любом случае и в итоге получалось так, что оба дракона выглядели достаточно невыгодно в этой картине. Один представлялся тупым мясником и маньяком, который режет всех направо и налево, на деле не являясь таковым. А второй не способным мыслить шире узколобым расистом, для которого все тёмные плохие, а полу-тёмные плохие наполовину. В других условиях и обстоятельствах… в другом… устройстве мира… такой херни бы не произошло. Кададж не дал бы повода своему лучшему врагу так разочароваться. И сам бы не стал корёжить собственную личность просто потому, что всё это выглядело именно так и не иначе. Каждый из них был прав и не прав одновременно. Две разности, два полюса, две крайности, тёмное и светлое, чёрное и белое, но…
… во всём этом была одна несостыковка, которая всё же склоняла чашу весов в одну из сторон.
Кададж. Был. Сильнее.
Тьма огромным комом обрушилась сверху. И правда… ощущение, словно на тебя рухнул весь свод пещеры. Только когда свод проваливается, сверху виднеется свет, сияющий из образовавшейся дыры. Тут же никакого света не было.
Да, Зон обещал себе, что пока под ним не будет достаточно крови, он не упадёт. Но… амх. Есть такие показатели, которые нельзя оспорить, каким бы ты там гордым и своенравным не был. Магический потенциал Кададжа был ужасен. Устойчивости у Зона было не много. И, возможно, только защитное кольцо, которое Офицер носил с собой, немного всё это дело сглаживало. Однако подбородок быстро встретился с полом, что дракон чуть не откусил себе натурально язык. Вот Джи был бы рад, что его пожелания сами воплощаются в реальность. Всё остальное тело тоже быстро оказалось придавленным. И давление было такое, что светлому показалось, будто у него наружу сейчас просто вывалятся все внутренности. И он будет выглядеть как драконова кошка, по которой протоптался буйвол. Не очень лицеприятно.
Грудную клетку сдавило со всех сторон. Вдох сделать не получалось. Воин что-то прохрипел, когда попытался, сипло и едва различимо. Но толку от этого не было никакого. Пошевелиться было просто нереально. Даже кончиком хвоста дёрнуть. Зон был уверен, что его стиснутые зубы вот-вот раскрошат друг друга во взаимном скрежете.
Вскрикнуть? Он даже этого не успел и не смог сделать.
Когда магия отпустила, воздух резко ворвался в лёгкие, а подвижность, ставшая за этой время непривычной, ноющей болью протянулась по всему телу. Офицер содрогнулся, отрывая от пола сначала крылья, потом хвост. Пытался пошевелить лапами, но их полностью отняло, так что сложно было понять, есть ли они вообще.
Напасть… сейчас?
Старший буравил тёмного одним глазом. Второй был зажмурен. И веки точно слиплись между собой намертво, потому что принимали на себя работу сразу двух глаз. Только Зон не мог себе позволить не видеть, что делает Кададж.
Нет… сейчас нападать рано, опрометчиво. Он его быстренько уложит на лопатки, даже пальцем не тронув. Нужно, чтобы он подрастратил силы. Только тогда будет более менее адекватный шанс. Разве что к тому моменту самому надо оставить какие-то силы при себе для сопротивления.
- И это всё? Только так ты и можешь что-то доказать? - прошипел светлый, не отрывая взгляда от мага. Начал подниматься на лапы.
Ох. Зря он это сейчас сказал. Надо было заткнуться. Или сказать чуть-чуть попозже. Ладно. В следующий раз будем умнее и терпеливее. Это всё обида разочарования въелась и… дёрнула же за язык лишний раз.

+3

77

Джи чуть натурально не сделал из Офицера лепешку.
Так, тихо... спокойно... вдох-выдох.
Сердце, казалось, билось не в груди, а в ушах, словно долбились откуда-то изнутри.
Дыхание было частым и тяжелым. Держать себя в лапах было катастрофически сложно. Злость накатывала на глаза, затуманила разум, приказывала действовать.
Кададж, будучи личностью эмоциональной и идущий на поводу своих чувств и желаний, предпринимал попытки успокоится, но они успехом, вестимо, увенчаться не хотели.
Словно все мироздание было против темного сегодня, раз не заткнуло пасть этому мелкому выродку!
- И это всё? Только так ты и можешь что-то доказать?
Медленно взгляд жестоких и безумных глаз вернулся к воину. Взгляд был такой, словно светлый себя только что похоронил последней фразой. А ведь Кад давал шанс. Давал! Что ж ты, остолоп упрямый, им не воспользовался?
Теперь... поздно.
Темный склонил чуть голову к плечу, губы нервно дернулись в оскале. Казалось, сейчас последние ниточки контроля со звоном струны оборвались, выпуская на волю чудовище. Чудовище, что все это время послушно сидело на цепи и периодически рычало.
Темный сделал шаг.
- Я. Хотел. По. Хорошему, - дракон говорил медленно, выделяя каждое слово, словно разговаривал с существом неразумным, которое обычных слов не понимало.
- Но я на это не способен. Я же хренов темный, да?! Что ж... Я дам тебе то, что ты хочешь.
Еще один шаг.
Кад оказался практически вплотную к Зону, чуть ли не утыкаясь своим носом в его. Глаза все это время смотрели прямо на голубого паршивца, выжигая в нем его душу.
Черный огонь загорелся кольцом вокруг двух самцов. Его огромные языки пытались лизать потолок пещеры, плотоядно покачиваясь в сторону живых существ. Огонь был не стабилен. Он то вспыхивал, то опускался, то тянулся к светлому, то наоборот отступал.
Это было опасно. Это пламя, которое использовал маг, требовало абсолютного контроля и при ошибке могло уничтожить не только врага, но и самого заклинателя. Кададжа, видимо, это не волновало.
Пальцы передней лапы сомкнулись на шее Зона, грозясь проделать в ней когтями несколько дырок.
Дракон рыкнул.
Пламя разгорелось с новой силой.
Тени на стенах задрожали, начав движение. Их длинные лапы потянулись к Старшему Магу со всех сторон, сливаясь, переплетаясь. Тьма клубилась. Тьма заполняла разум Джи.

Отредактировано Кададж (26 Фев 2018 15:52:39)

0

78

Похоронил. Похоронил себя, мать его. По глазам Кададжа видно. Мысли, конечно, были прямо таки «преисполнены оптимизмом». Но твой противник… настолько могучий маг. Ха-ха…
… проклятье.
Виду Зон не подавал. Он бесстрашно смотрел на Джи и не собирался демонстрировать свой страх перед ним. Точнее… не страх. Не правильно сказал. Опасение! Разумное. Здравое. Обоснованное. До страха ещё надо было дойти. И пусть Кададж, наверное, привык вселять ужас в других, с Офицером придётся помучиться. Но если говорить корректнее, то конкретно в данной ситуации страдать будет светлый.
Тёмный сделал шаг навстречу. Воин к тому моменту поднялся и, чуть поджав губы и не отводя взгляда, сделал ровно такой же шаг назад. Но запоздало. Джи уже делал второй, оказываясь нос к носу со своим врагом. Ну да. Врагом. Как ещё им назваться друг другу? Приятели по взаимному избиению и трепанию нервов? Пара невольных садо-мазохистов, ставших такими из-за обстоятельств, времени, места… жизни? Просто два больных ублюдка, помешанных на соперничестве, на стремлении «быть сильными» и кому-то что-то доказать. В первую очередь, ха… себе. Как не обзывай, а всего не скажешь, не опишешь, не учтёшь.
Светлый заводил уши назад, но даже и не думал посмотреть в сторону. Может, он и не сможет не дать себя ранить, но хотя бы этой позиции он точно не сдаст. Слабое утешение для кого-то, только проигрывать тоже нужно с достоинством. С гордостью.
И вдруг, стоя вот так перед своей возможной погибелью, вздёргивая нос и хмуря брови, Зон подумал о том, что тяжело жить, когда ты полон противоречий. Что это и к Кададжу относится, и к нему самому тоже. Он почти всегда был уверен, что имеет в себе — подобно стержню — какой-то шаблон, по которому действует и чувствует, по которому складывается его личность. Он верил свято и наивно, что может задавать пути, просто, как по схемке, пользуясь этим шаблоном. Легко определять свою личность, потребности, стремления, что надо делать, а что не надо. Считал, будто и в глазах окружающих он складывается определённым видом и образом как дракон мыслящий. То есть представляется в определённом свете, на чём и всё. Но в итоге и по факту получалось так, что этот мнимый шаблон был полон жутких противоречий. В одно мгновение ты считал так, а теперь считаешь по-другому. Твой характер не всегда так просто определяется, а иногда таит в себе страшные секреты, жуткие секреты! Ты о них даже можешь не подозревать. Либо же они настолько наперекор уже устоявшимся принципам идут, что просто голова разрывается от попытки всё это осознать. Имеет ли смысл что-то говорить о… «характере»… того или иного индивидуума?
Так кто же ты тогда? И являешься ли ты по-настоящему кем-то хоть в какой-то момент жизни? И вообще… почему он сейчас думает об этом?
На шее сомкнулись когтистые пальцы Старшего Мага, частично, но не полностью перекрывая воздух. Когти пока не ранили, но могли сделать это в любой момент. Зон не отстранился, не перехватил лапу тёмного, не стал ему препятствовать, не оттолкнул. Вообще не пошевелился, позволив схватить себя. Стоял, глядя прямо Джи в глаза с вымеренной выдержкой. Молчал и ничего не говорил. Как будто давал этим шанс магу успокоить бурю своих эмоций. Как будто он был в таком положении, что мог легко сказать что-то на манер «успокоишься — тогда поговорим, я жду». Но ничего подобного в своём сознании светлый не подразумевал. Он только втянул носом чуть больше воздуха, глядя буднично-строго и непоколебимо.

+1

79

Ярость обхватила мага своими лапами, заключая в объятия. Она же и шептала на ухо нужные слова. Слова, которые лишь разжигали огонь в темном сердце. То пламя, которое пожирало все стремления, планы и прочие чувства, и словно отражалось на хаотичных магических всполохах вокруг.
Интересный факт. Ты можешь быть какой угодно личностью. Обладать абсолютно разнообразными качествами. Но, если общество сформировало себе определенный образ, зацепившись за одно из твоих качеств, оно более ничего не будут видеть. То есть, ты хоть цветы выращивай и котят гладь по вечерам, общество все равно будет думать, что ты больной ублюдок и этого самого котенка сегодня и освежуешь, повесив шкурку на дверь. Потому что они не могут думать по другому. Их мозг не способен предположить иной исход. Так зачем же напрягаться тогда? Зачем что-то доказывать, рвать глотку и пытаться расширить их кругозор. Какая разница? От тебя же все равно ждут долбанный труп и измазанную морду в крови. Так смотрите. Ха! Смотрите! Нравится? То, что надо?
Пальцы сжались на шее дракона сильнее, когти впились в кожу до крови.
- У нас ничего не выйдет. Я ошибался. – слова были почти неразличимы из-за рыка с которым они были сказаны. Нет, брошены прямо в морду.
Темные тени вгрызались в тень светлого, которая проявилась из-за бушующего огня. Они рвали ее на части. Стремились уничтожить, не оставить и следа.
А Кададж с яростным и безумным оскалом сверлил взглядом Зона, словно прямо сейчас ему голову откусит.
Естественно, он не думал о том, что все это провокация. Сейчас он едва ли был способен вообще думать логически. Темный действовал инстинктивно и импульсивно, поддавшись злобе и агрессии.
Он даже не думал о том, что находиться столь близко к воину было чревато. Нет, скорее он знал, но все равно шел на это. Боль его не волновала. Сейчас не волновала.
Черные нити, взметнулись под лапами дракона, опутывая его конечности, тело, крылья, притягивая вновь к земле, собираясь пригвоздить к ней, лишить возможности двигаться, дергаться, сопротивляться.
Когтистые пальцы соскользнули с шеи Офицера, оставляя кровавые следы на голубой шерсти. Джи больше не удерживал Зона физически. Только магия и вцепившийся в изумрудные глаза взгляд.

Отредактировано Кададж (14 Апр 2018 02:16:51)

0

80

Ничего не выйдет? У нас... ничего не выйдет? Зону не послышалось? Кададж сказал, что у них ничего не выйдет и он... ошибался?!
Морду Старшего чуть перекосило, нервно дёрнулся уголок пасти, а зрачки ещё чуть сузились, впиваясь взглядом в тёмного. С той же, вероятно, силой, с какой когти сжимали глотку. Если бы у глаз вообще была такая сила...
Вы смеётесь? Это шутка, да?! Ничего не выйдет... а что вообще должно было выйти?! Что у них, Бездна тебя раздери, должно было получиться? Это больной на всю голову каламбур!
От него хотелось расхохотаться. И почему-то расплакаться. Нервно замотать головой. Начать плясать. Биться об какую-нибудь стенку. Что-нибудь спеть, а потом завыть, зарычать, вспороть кому-нибудь брюхо. Много всего.
Абсурд! Полнейший, абсолютный! Логика... разум... они... они утверждали ясные и банальные вещи. Чему, мол, тут удивляться? О какой взаимосвязи, о каком проклятом понимании тут может идти речь? С самого начала всё было понятно и полному кретину. И, конечно, надо было слушаться родителей...
Чувства же, в противовес холодному здравомыслию, разрывали изнутри. Было столько злости, на самом деле, столько дурацкой обиды, столько гнева и при том... было опустошение. Смирение. Тупорылое и безвольное осознание, вытекающее в "с этим ничего не поделать".
И всё же, несмотря на какую-то душевную боль, которую даже охарактеризовать и назвать было нельзя, злость победила. Она почти всегда побеждала. Она... помогала светлому выживать.
Всё равно. Какая разница? Зон не мог ничему из этого дать определение. Он даже не хотел разбираться, почему ему вдруг стало обидно. И копаться в своих, а уж тем более чужих чувствах. Всё обречено на провал! Мы это знаем. Спасибо за вниманием. Пожалуйста, расходитесь! Здесь не на что смотреть!
Он кричал это внутри себя. И ему было хуже от каждого нового крика. Как будто правда действительно может настолько ранить. Или... совсем не в правде дело...? Да...? Не в ней... а в том, как ты обманываешься. В том, как тешишь себя дурацкими иллюзиями там, где очевидное иное. А потом ещё удивляешься. Мол, как так... не получилось.
... а должно? Должно было?!
Когти Старшего мага полоснули по шее, вынудив дракона лишь чуть оскалиться. Магия давила, угнетала, нити начали оплетать тело, утягивая вниз. Но прежде и Зон успел кое что сделать. Действительно, Джи, не стоит быть таким опрометчивым и находиться к воину так близко.
Корпус тела подался вперёд. Дракон приподнялся на задних лапах, двумя передними хватаясь за плечи. Так как магия дёрнула вниз, выпущенные когти полоснули по ним, а затем прошлись по груди, оставляя глубокие порезы от каждого когтя на каждом пальце. Кровь почти тут же испачкала светлую шерсть. Тёплая, она коснулась пальцев, а затем брызнула наружу, когда Офицера пригвоздило к земле, а когти выдернулись из ран. И этот звук разошедшейся как старая тряпка плоти... да... хоть что-то в этом мире прекрасное осталось, ага?
Больная фантазия. Больное восприятие. Выдаёт за радость души то, что разрушает нас изнутри.
В любом случае... это произошло быстро. Столь же неумолимо, как когда драконов кошка цепляется за что-то и мгновенно съезжает вниз, оставляя за собой дорожки. Последствия столь же ужасны, если делает она это, повиснув на тонкой ткани.
А затем удар, соприкосновение с кожей планеты.
Привет снова, земля.

+1

81

Словно огромный раскол прошел между этими двумя. Хотя почему прошел? Он был.
Кададж и Зон всегда жили в разных мирах. Мирах, в которых за них решили их отношение друг к другу, взгляды, порядки и даже эту вражду. Два мира, которые, казалось бы, не могли существовать без этих предрассудков и стремлений перегрызть друг другу глотку.
И кто это все начал? Они, стаи, может, Главы? Нет. Все это пошло по вине Звездной. Весь этот бедлам был делом ее лап. И хоть когда-нибудь мир сможет жить иначе? Кто знает…
Почему-то было паршиво. Кададж, который практически от всего подобного подучал удовольствие, чувствовал себя отвратительно. От безысходности хотелось просто прибить Офицера и самому сигануть со скалы, просто чтоб заглушить эту бурю, которая пожирала мага изнутри.
От которой не было покоя и спасения. Никакая боль ее не перекроет.
Мать вашу, какие-то сантименты.
Чужие когти впились в грудь, и раздался противненький такой, рвущийся звук. Буквально секунды погодя рык разнесся по пещере, а тело обожгло болью. Зрачки в ультрамариновых глазах расширились и удерживающие нити дали сбой. Кададж утратил над ними контроль лишь на мгновение, и сепарация резанула в нескольких миллиметрах от головы светлого, рассекая камень и рога. Шерсть тоже, которая была срезана вместе с рогами, осыпалась на землю.
Маг отшатнулся в сторону, заливая кровью пол пещеры. Алая жидкость окрасила светлую грудь и покрывала землю, растекаясь лужицей.
Пальцы коснулись царапин и взгляд опустился на окровавленную лапу.
Больно. Черт. И правда больно.
Во рту появился навязчивый металлический привкус собственной крови. Он заполнил вкусовые рецепторы, смешиваясь с остальными чувствами.
Куда там теперь до борьбы и использования магии во имя смерти великой. Надо бы кровь остановить.
Дракон вскинул голову. Темные пряди, разметавшиеся по морде, съехали с глаз, и нити, удерживающие Зона, начали таять.
- Уходи... - хрипло, злобно, несколько даже обреченно.
Похоже, боль несколько отрезвила и привела в чувства дракона.
Конец.
Херовый вышел спектакль.
Джи стиснул зубы, отвернув голову в сторону. Тьма начала затягивать все вокруг.

+1

82

Понял ли хоть кто-то из них, что произошло? Зон, откровенно говоря, не совсем. Он видел как хлынула кровь, чувствовал нутром поток магии, проскочивший совсем близко, слышал, как что-то глухо упало на землю, но ещё не знал, что это его собственные рога, с которыми он с этого момента прощается навсегда. От своеобразного шока и других наслоившихся чувств, разум и ощущения пропали. Даже у мира вокруг как будто… звук отключили. Осталась лишь двигающаяся картинка. Много картинок. Та, где у Зона были окровавлены лапы. Та, где эта кровь капала на землю под Джи. Та, где тьма закутывала его в пелену, постепенно скрывая с глаз. Сама земля, на которую рухнул светлый, прибитый магией.
Что произошло сейчас? Что произошло сегодня? Мысли роились, врезались друг в друга, производя при этом какие-то отдалённые и невнятные звуки. Точно и не в его — Офицера — голове.
Единственное, что Старший услышал, это «уходи». Всё, что произнёс Кададж, не собиравшийся больше нападать.
А Зону больше и нечего было здесь делать. Его удерживал Старший Маг, который… чего он добивался? Серьёзно, чего он хотел после всего этого? Акх… какой смысл об этом думать? Об этом даже… нереально было размышлять. Казалось, что одна только попытка о чём-то помыслить вызывала жуткую головную боль. Воин тихо зашипел себе под нос, поднимаясь на лапы. Он не хотел смотреть на тёмного. Бросил только один уклончивый взгляд в его сторону, быстро переводя его на выход из пещеры. Всё, что сейчас было важно, это уйти. Пока не прошёл шок, пока не нахлынула боль, осознание, куча тяжёлых мыслей, слов и чувств. Нужно было… сбежать? Что он делал? Сбегал? А им… им сейчас было, что друг другу доказывать? Ради чего соревноваться и сражаться? Нет. Ни тому, ни другому. И это почему-то тоже было больно. Как будто что-то важное для них в один миг треснуло и разбилось.
Зон стиснул зубы, злобно глядя в сторону. Он стискивал их так крепко, что в висках застучало сильнее. В пасти скопилась кровь после удара об землю. Сейчас она стекала по подбородку. Поморщившись, самец сплюнул её в сторону и, больше ни разу не глянув на Кададжа, расправил крылья, быстро прошагал к выходу и вылетел наружу. В отрезвляющий холод. В давящее одиничество снегов. В бескрайние просторы с одним унылым названием — Пропасть Непонимания.

Игра в данном эпизоде завершена

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещерные руины