//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Чёрные горы » Долина Плоти


Долина Плоти

Сообщений 1 страница 50 из 62

1

В окружении отвесных скал, будто на дне чаши, пролегла долина Плоти - логово Духа Хаоса. Издали можно увидеть остовы огромных скелетов, неравномерно облепленные синюшным и багровым мясом, так что можно даже принять это место за свежее поле битвы, но присмотревшись можно увидеть, что мышцы всё ещё сокращаются, а части тел отрывисто подёргиваются. Чем ближе к центру долины - тем больше сама земля обтянута покровом, похожим на кожу, густо покрытым слизью. По этим просторам бродят - совершенно бесцельно - стада уродливых, гротескных тварей. Время от времени они пожирают друг-друга, а иногда, раздирая кожу-землю, из под слизи выбираются новые создания. Воздух здесь наполнен тёплыми и влажными испарениями, кажется будто от нескольких вздохов на лёгких образуется маслянистая плёнка. Магический фон же этого места перенасыщен энергиями боли, страданий и жизни. Медленно вы понимаете, что сама долина - огромнейшее живое существо, порождённое извращённым разумом Верраяла.


http://s3.uploads.ru/T2aOm.png

0

2

Чудесно... - Верраял осматривал самое совершенно свое творение - Раш. Высшая форма нежити, по крайней мере таковой она была. С помощью добытых им редких биологических соединений он почти оживил ее, в каком-то смысле... На вид она сейчас ничем не отличается от средне статической водной драконицы. Интересно, а как дела у нас с чувствительностью?.. - Незаметно он запустил лапу к ней под хвост и та вздрогнула. Не став мучить ее еще непривычными ощущениями дракон решил ее отпустить на время погулять  Просто замечательно... Ладно, на сегодня все моя красавица. Можешь идти погулять по моим землям, поиграй с местными обитателями и нежеланными гостями... За границы не выходи. Если что - обращайся ко мне телепатически. - Черный проводил взглядом Раш до выхода, а когда она ушла пошел в глубь пещеры. Чтож, экспериментом он доволен. Разумный, живой организм, который превышает возможности обычных драконов в разы, но увы - нормально функционировать может только в пределах его долины. Вне может без последствий продержаться часов 12... Не больше. Затем "лечина" спадает и перед всеми самый обычный живой мертвец... Хорошо что заново тело создавать не надо, как только драконица возвращается в его владения ее тело вновь обрастает плотью... Зевнув Рраял решил немного передохнуть от размышлений и безумных экспериментах над мертвыми... Через минуту он уже был в своих покоях, а через две уже крепко спал.

0

3

Дракон мирно проспал часов десять. Десять спокойных часов сна без сновидений, без экспериментов, без мертвецов, без ежедневной работы, только пустота в которую рано или поздно дракон вернется. Смерть некоторых страшит, но не Верраяла... Вселенная существовала как-то без него и спокойно просуществует дальше. Он уже проснулся, но вставать не очень хотелось, некуда торопиться. Вдруг почему-то вспомнилась Мэльз... Чертовка, садистка... Любит и одновременно ненавидит её. Он ее любит, разлюбить не может, а она держит его на расстоянии и мучает своим безразличием. Сон как рукой сняло, Верраял поднялся и протер глаза лапой. Захотелось ее увидеть... да и просто прогуляться. В своем идеальном мирке конечно хорошо, но в реальный и, увы, несовершенный мир иногда выбираться надо, хотя бы за свежим ДНК. Дракон спрыгнул со своего ложа и не спеша направился к выходу. Телепортироваться не будем, пройдемся. Заодно кости разомнем.

Горы Мрака - Пристанище Матери-Тьмы

0

4

<--- Горы Мрака - Пристанище Матери-Тьмы

Дракон не находил себе места после прощального поцелуя своей любимой. Его беспокойство передавалось его создания и в особенности его личам. Вся долина плоти ожила, ученики которые находились на ее просторах благоразумно покинули ее, а более опытные некроманты отправились с Мэльз. Надо успокоиться... Иначе долина сама себя разнесет, а создания окончательно сойдя с ума будут пожирать друг друга... - Дракона мало волновала жизнь какого-то отдельного существа в его долине, а драколичи по сути тут бессмертные. Но вот так глупо взять, и разрушить работу своей жизни было недопустимой роскошью. Совладав со своими эмоциями, дракон отправился в свои покои в надежде выспаться и избавиться от тревог. Надежда умирает последней. Проспал он несколько часов, но Верраялу показалось, что прошло от силы секунды две-три. Его разбудила энергия смерти, огромные всплески ее на севере. Еще секунда и дракон уже бежал к выходу из своего логова. Его супруге и сыну нужна помощь. Выйдя из логова и защитных чар (которые и препятствовали телепорту) дракон телепортировался. Хотя и в мыслях понимал, что ему крупно повезет, если он появиться в относительно безопасном месте ...

Руины ----->

0

5

52 года спустя

Хаос раскрыл глаза и невидящим взглядом посмотрел на костяную стену, а затем сморщился из-за дикой головной боли. Чуть приподнявшись, Дух потер подушечками пальцев висок в попытке унять боль. Прикрыв глаза, Темнейший мысленно прошелся по событиям вчерашнего вечера. Он не смог вспомнить чего-то такого, от чего у него могла болеть голова.   
- Утро Светлейшей под крыло, - проворчал  Хаос, спрыгивая со своей кровати и направляясь в лабораторию за лекарством.
Дракон бесшумно шел по длинному коридору из плоти и костей, совершенно не желая ни о чем думать, пока не выпьет. Ученики, личи и прочая живность благоразумно разбегались в стороны, только завидев Хаоса. Ему не было до них никакого дела, да и, к счастью, ни у кого не оказывалось каких-то важных новостей для него.
Через десять минут дракон оказался в своем кабинете, который по совместительству был и лабораторией. Обустроено все было очень скромно: костяной стол, карта Империи, алхимические принадлежности, реактивы и вскрытый труп какого-то светлого, лежащий на столе. Верраял взял со стола склянку с мутной белой жидкостью и сделал быстро несколько больших глотков. Оставив в сторону склянку, он шумно вздохнул. Алкоголь скоро всосется в кровь, сосуды расширятся и боль отступит.

0

6

52 года спустя

Шэррани, по своему обыкновению, разлепила веки ни свет, ни заря. Бессонница её мучила уже давно, на самом деле последнюю сотню лет оное явление к ней наведывалось с завидными регулярностью и постоянством. Приходилось заниматься очень многим из того, что раньше находилось в ведомстве исключительно венценосной особы. Верраял же был другим. Ему нравилась власть, как и его создательнице, но ещё милее ему были его эксперименты, за которыми он мог проводить часами, забывая о проблемах стаи и прочем. А потому всеми этими проблемами стала заниматься она, как заместительница Главы стаи.
Нынешний день тоже был хлопотный. У неё было исключительное право дозволения входа и выхода через Матовую Завесу. Ранее этим правом обладал лишь король Фауст, ныне изгнанный, но Верраял не поскупился поделиться с ней некоторыми полномочиями. И теперь всех возвращающихся с задания/патруля/охоты/разведки/др. (нужное подчеркнуть) приходилось впускать ей. И выпускать тоже.
Немного разгребать с делами, тёмная потопала в Долину Плоти, чтобы доложиться Главе о проделанной работе. В пещеру вошла без стука - некромант не любил, когда его отвлекают шумом. В личных покоях дракона не обнаружилось, зато самка услышала характерные стук колбочек и склянок. Придя на звук, она обнаружила Повелителя в лаборатории.
- Мрачного утра, Владыка, - официально поприветствовала его драконица.

0

7

Сосуды расширились, и головная боль унялась, позволяя гораздо быстрее соображать и строить планы. А следует начать с банальной уборки в своем кабинете и уже избавиться от тела. Некоторое эстетическое удовольствие Верраял все же получал, видя вскрытого Светлого на своем столе, но оно мешало всей остальной работе. А работы свалилось много и Верраялу приходилось плотнее заниматься внутренней и внешней политикой. К счастью, ему помогала Шэррани. Эта темная самочка всегда приятно удивляла своего учителя своими способностями, умом и стремлению развиваться. В конце концов, она его еще раз смогла удивить тем, что она, оказывается, любит его. Удивлял просто тот факт, что Хаоса вообще возможно искрение полюбить. Сам же Верраял хотел сначала оттолкнуть ее, но неожиданно сравнил ее с собой. Он тоже страдал от неразделенной любви и долго не мог добиться хоть каких-то ответных чувств у своей супруги. Просто не смог оттолкнуть и подпустил ее ближе к себе.
Когда Верраял уже собрался сбросить труп в яму, в его кабинет явилась Шэррани и поздоровалась с ним. Темнейшего. Сейчас мы наедине. Можно на ты. - Дракон склонил на бок голову и посмотрел на нее. Есть новости?

0

8

Несмотря на то, что Верраял был уже в курсе её отношения к нему, драконица всё равно по привычке сохранила субординацию. Это было необходимо и для поддержания репутации Владыки на должном уровне, и по ещё ряду причин. После своей скончавшейся супруги Хаос считался первым маньяком Саяри. Ещё и на всю голову больным, помешанным на экспериментах с живым материалом и пытках. Некоторые поговаривали, что Верраял даже страдает некрофилией, а мужем для Темнейшей стал лишь в угоду ей и для того, чтобы их потомство было законным. Довольно правдоподобная ложь, однако всё было не так. И Шэррани прекрасно знала, как тяжело Хаос пережил потерю своей госпожи и жены. В ту тяжёлую пору она утешала его как могла, и во время одной из задушевных бесед с начальством случайно проговорилась о своей тайне. Верраял вначале воспринял это холодно, весьма холодно. Шэр отнеслась к этому с пониманием, но затем по каким-то причинам Хаос проявил к ней симпатию. Несмотря на то, что новоявленная заместительница Главы стаи Тьмы продолжала вести себя с Верховным некромантом как прежде в присутствии посторонних, слухи всё равно пошли. И многие злые языки тут же зашептали "Ага, вот тебе и любовь Хаоса: жена в могилу, а любовница в постель". Её же называли и подстилкой Хаоса, и его игрушкой - прозвищ было придумано достаточно. Тёмная всеми силами старалась пресекать это, вплоть до публичных наказаний мерзких сплетников. И это более-менее сдерживало негодование народа, уставшего от слабости и неустойчивости верхушки правления.
- Как пожелаешь, Владыка, - с поклоном ответила драконица, - Охотники поставляют добычу с острова исправно, драконы накормлены. Границы за последние три дня никто не нарушал. Твой второй сын просил, чтобы этим вечером занятия по некромантии начались раньше обычного. Причину не сказал.
Да, второй большой проблемой стал Моринготто, новый наследник стаи и сын Темнейшей и Хаоса. Так уж сложилось, что силами магов удалось обличить дух Арамэльминдиз в плоть. Тёмная Дочь воспользовалась этим и совокупилась с бывшим мужем. Произошло зачатие, и именно оно позволило ей подольше задержаться в материальной оболочке. И теперь это пятилетние чудо, дитятко Темнейшей, было её настоящей головной болью - мать явно настраивала дракончика против неё. Впрочем, этого следовало ожидать от Тёмной Дочери, чуть ли не с момента сотворения слывшей собственницей. Мальчишка был не по годам самоуверен, наглости у него тоже хватало. Но более всего Шэррани грызла ревность - даже после смерти эта тёмная стерва не пожелала отпустить Хаоса и была серьёзной помехой в налаживании сердечных отношений с её возлюбленным.

0

9

Хаос переключил все свое внимание на тёмную и внимательно выслушал ее короткий отчет об их делах. Как и ожидал Хаос, новости были отличными. Шэррани была не только блестящей ученицей, но и отличным заместителем. Жаль, что мало кто это понимает. Он был в курсе всех ее прозвищ и титулов, но пока мало что может сделать для пресечения всех гадостей, так как понимает, если начнет карать, то останется три с половиной живых драконов в стае.  К счастью, у него были задумки, как вернуть репутацию Шэррани, заткнуть недовольных и восстановить устойчивость верхушке правления.
- Ты отлично поработала, – Тихо проговорил самец, подходя к ней ближе. Пусть его и считают не безосновательно первым маньяком на Саяри, он способен на светлые чувства, пусть и в узком круге семьи. Неожиданно даже для себя, он сделал еще один шаг на встречу Шэррани и поцеловал ее в губы. Она стала за прошедшее время его опорой и утешением, он был ей благодарен и очень дорожил ею. В голове не укладывалось то, что такое чудовище, как он, смогло с кем-то сблизиться, но еще больше его удивляла его взаимность. Чувства к Темнейшей остались и были все еще сильны, но со временем они все же ослабели. А пустоту в душе заполняла Шэррани.
Верраял ласково провел подушечками лап по ее щеке, а затем отстранился. Сейчас нет времени на нежности и копания в себе. Ему нужно вырастить и обучить наследника стаи, помочь укрепить своему заму его положение и вернуть уверенность в верхушке власти стае.
– Темные потихоньку сходят с ума от безделья и последних событий. Нам как воздух необходимы ряд небольших военных побед. Если все пройдет как по маслу, то темные выпустят пар, а Шэррани, которая одарит их военными трофеями и пленниками, заработает себе положительную репутацию. В итоге останутся довольными все. Осталось только спланировать все это.

0

10

Шэррани отбросила размышления о мелком наследнике стаи и о его мамаше. Всё равно же ясно, что Их Темнейшество занимала в жизни Хаоса особое место, и с этим она вряд ли может что-то сделать. Темнейшая его сотворила, знал его лучше, чем кто бы то ни было другой. Тяжело осознавать, что ты никогда не будешь единственной самой желанной, но разве у неё есть выбор? Разве может она изгнать из сердца ту, которую он тоже любит и по которой скорбит? Оно и понятно, почему Хаос, не задумываясь, кинулся к бывшей супруге, когда ту удалось временно обличить в плоть. Сама же Шэррани с Верраялом ещё ни разу не спала и, видимо, ещё не скоро расстанется со своей девственностью - много работы, много забот и дел. Не до личной жизни, одним словом.
- Спасибо, Владыка, - коротко отозвалась драконица, но тут же замолчала, потому что Хаос подошёл совсем близко и поцеловал её. Шэррани, не задумываясь, ответила на поцелуй, наслаждаясь кратким моментом близости. Шэр знала, что её поддержка помогла ему не сломаться после ухода Арамэльминдиз в мир уже не живых, однако тех отношений, которых ей уже удалось добиться, таки сдвинулись в мёртвой точки, драконице было абсолютно точно не достаточно. Она желала быть рядом с ним, быть единым целом с ним, заполнить собой пустоту, которая образовалась в его сердце со смертью жены, а потом и вовсе вытеснить даже память о ней. Да, эгоистично, да, жестоко. Но ведь Шэррани тёмная, Бездна вас подери! И если уж желает счастья, то полного и ничем и никем не омрачённого.
Тёмная тихо мурлыкнула, ласкаясь к лапе, которая погладила её щёку. Хаос отстраниться и вновь занялся обсуждением дел. Самка взяла себя в лапы, настраиваясь на рабочий лад, а то с этими милованиями они в обсуждении далеко не уйдут. Верраял снова заговорил о военных делах, и драконице оставалось лишь вздохнуть. Где же он найдёт эти маленькие военные победы? Водные скрылись где-то в больших водах, по непроветренным данным их шпионской сети, светлые пока не отсвечивают, как и воздушные - тихорятся. С кем воевать-то?
- С кем же будет война? И как долго она продлится? - поинтересовалась заместительница, процокав мимо Духа и встав напротив, так, что их отделял друг от друга стол.
Ментальное сообщение с границы заставило резко выпрямиться и недовольно всхрапнуть. Надо пропустить очередной отряд тёмных. Откланявшись, самка ушла порталом к границам.
=====>>>> Тихий луг

+1

11

Темный, надо признать, ожидал сего вопроса. Годами он вынашивал десятки планов, хотя до этого занимался, все же, более приятными вещами, потому как на создание химер и прочих питомцев было куда больше времени. Теперь же на плечи навалилась ответственность - и что же оставалось горемычному Хаоситу? Пра-виль-но, ему пришлось заниматься рутиной. И наиболее приятной были размышления о захвате власти. Моринготто он хотел передать что-то большее, чем получил - ну, и слава там, почет, добившийся многого Глава и все прочее. О Шэррани тоже не стоит забывать, маленькому Духу Разрушения нужно видеть в ней не врага своей матушки, а верного продолжателя её грозного крестового похода. Именно поэтому был разработан план с кодовым названием, которое будет пафосным. Пока был лишь план, примерный расчет действий и ответов на них. А вот на название не хватило у Духа Хаоса то ли воображения, придумывать химер как-то легче, то ли желания. Ну, да ладно, впоследствии это назовут или каким-нибудь Гамбитом, или чем-нибудь еще, темные, чай, не придурки, придумать что-то, что не сплетни, способны.
-Так как терок в стаях пока нет, стоит их устроить, - Дух Хаоса одним своим видом давал понять, что подобная тема им уже была обдумана, едва ли не до идеи фикс дошло, но начиналось все, как и положено, издалека, дабы продемонстрировать ряд логических выкладок, - едва ли разведение конфликтов путем диверсий не входит в нашу исторически сложившуюся юрисдикцию.
После маленького вступления Раял сделал короткую паузу, чуть прищурив мутные глаза. Прищур был явно не самым добрым, что знаменовало собой не менее недоброе грядущее. Как минимум создание Освенцима. Дабы определить будущее расположение оного, ну, никто не отменял квартирных вопросов и дачных ответов, рогатая голова Главы Темных повернулась в сторону карты. На протяжении всей паузы в карту вглядывались, словно стремились на ней то ли что-то отыскать, то ли прожечь в бедолажке дырку. Чтоб запомнить заветное местечко. И не сказать, что войны Верраял прямо таки одобрял - еврейская жилка отчаянно не хотела расставаться с драгоценным мясом как минимум живых. Но ведь нет, нужно! Ввсе очень просто: вскармливать потомство нужно кровью своих врагов, ведь когда пьешь кровь врага, обретаешь его силу и мощь, а мощь на мощь - сразу две мощи. Так что новое поколение будет крепким. Немного шизанутым, питье крови убитого на твоих глазах немного не способствует адекватности, но крепким. Осталось только найти жертв - и величайшее сосредоточение Хаоса на квадратный сантиметр чешуи, судя по все тому же прищуру, нашел. Собственно, он предпочел сразу высказаться, дабы избавить себя с Шэррани от недомолвок, а окружающее пространство - от тишины:
-Я бы предложил обратить внимание на Воздушных. Водных уже подкосили, Фауст оказал нам необычайную услугу, забрав из Светлых часть мяса, - на имени сына морда Верраяла чуть исказилась, словно дракон разрывался: то ли ему сплюнуть, то ли отрезать язык. Не сделал, к слову, ни того, ни другого, а продолжил с какой-то непринужденностью, будто рассказывал лекцию по магии, а не указывал направления военных интересов, - а Воздушные наращивают потенциал. Поговаривают, что у них страсть, какой хороший ученый. А это плохо. Если ослаблять Светлый Альянс, то уж всех.
Да-да, Верраял завидовал Мисан. Эта наглая змея смогла ухватить себе в меру упитанного, в меру воспитанного, в меру безумного, в меру премудрого Учёного. Доносы шпионов не только были дельным подспорьем в наблюдении за Империей, но и во взращивании банальной зависти. Вот как с Вейлой. Ей, Воздушному Духу, хотелось причинить такие мучения, что даже в Сером Плену услышат отголоски её хриплых криков. Эх, было бы замечательно. И Ученого прибить. Чтоб не рыпался. Почему-то сомневался Раял, что объект зависти добровольно согласится перейти из стаи в стаю. А раз не хочет по своей воле смываться из-под колец Мисы, то его вытащат. В конце концов, из него бы вышел отличный лич. Личей плохих ведь не бывает, - дракон хрипло хохотнул, чуть приподнимая уголки ядовитой пасти, отчего шрамы на ней же растянулись. Обыкновенно этого хватало, чтобы птенцы пищали от страха. Но ведь Шэррани уже давно не птенец, выдержит. Чай, привыкла. Скоро и с мыслями о своей победе свыкнется. Осталось лишь наметить схему действий.
-Так что вот наш план, Шэррани. Шпионы должны найти нам причину, самую мизерную, но причину - для вторжения. Фальсификация тоже подойдет, скажем, нарушение суверенной территории. Бойню рассчитывай не слишком затяжную, к началу-середине Туманного следует её закончить, дальше предвесенний коварный, собственно, туман. Да и сама весна. Согласись, встречать её в Горах, напичканных завихрениями, влагой и вражинушками - то еще удовольствие, равно как и потеря ценных боевых кадров. Да и драколичи слишком неповоротливы для длительной битвы в горах. Сомнительно, что подобный короткий конфликт одарит нас новой территорией, но вот славой тебя покроет, - говорил дракон так, словно ничуть не сомневался в успехе военной кампании. Просто потому что он действительно не сомневался. В случае вмешательства драконов какой-либо другой стаи можно всегда отступить на территорию огненных, которые подкрепят силы темного воинства. Правда, какая-то там болезнь гуляла на территории Огневиков, что несколько напрягало. Вскрытие бы показало причину смерти, на что конкретно влияет новенькая болячка, а пара-тройка экспериментов свыше первого позволила бы описать течение оной, что как бы уже половина дела на пути поиска лекарства. Но трупы от огненных поступали не больные, а убитые. Живые, мертвые - пища.
После самец чуть нахмурился, тихо фыркнув. Взгляд его скользнул по окружению, а где-то внутри уже нацарапался список всего того, чем бы неплохо запастись. Во-первых, мелкую тварюшку пора завести. Крошечных химер создавать проще, а польза от них ощутима. Конечно, они не могут защитить его архивов, содержащих все те аморальные исследования, что он за всю жизнь провел. Зато они могут их прятать. И, разумеется, находить. Самому копаться в многочисленных бумажках уже до чертиков надоело. Сегодня, видимо, был день отличных идей. А еще нужно было набрать травок всяких, это во-вторых. Намешать яда бы неплохо. А уж куда его слить или кому скормить - дело пятое. Вторым было обнаружить хоть что-то, что может сделать портал. Поэтому черный дракон склонился над заваленным всякой чушью и дурью столом, порядка пяти минут вообще ни одного звука не издал, словно в своем мире пребывал - так оно и было. Может, Шэррани что-то еще говорила, но Верр упорно искал необходимое. И нашел. Амулет призывно сверкнул, мол, пользуйся мною, сладкий, у нас есть места, в которые стоит попасть. Кое-как вспомнив местечко, которое являло собой наиболее живенькое, где было все искомое, из всех тех, что вообще принадлежат Темным, не считая Сигельбериан. Место сие было островом слишком цветастым, по названию, во всяком случае, для мрачных и злых. Вот однажды соберется Хаос - и назовет его островом, скажем, Гнили. Или Пляшущих Костей. А уж соответствующую атмосферу он в состоянии воссоздать, было бы желание. Осталось навестить. Собственно, именно поэтому был открыт портал, источающий ровную ауру холода могильного, а края его слабо облизывали языки темно-фиолетового пара. Именно в нем и скрылся глава Темных.
===>  Радужный остров

Отредактировано Верраял (1 Июн 2014 15:21:15)

+1

12

======>>>> Впадина Сэнор
Мелкий шёл, поддерживая разговор постольку, поскольку решили же идти вместе со сводным братом. Моргот резко окликнул одного из некромантов, что попался им на пути в Долину Плоти. Его венценосный отец ещё не возвращался, судя по его словам. Ничего, мы терпеливые, и мы подождём. Ближе к обители Духа Хаоса места приобретали новый рельеф. Многим могло показаться, что чем дальше, тем ещё более жутко, но наследник здесь себя чувствовал в такой же безопасности, как у мамки под крылом.
- А ты молодец, - внезапно отметил птенец, повернув рогатую голову к Саарменхе, - Не пустобрёх и не тратишь время на весёлый идиотизм вместо более полезных вещей. У отца учишься некромантии?
Вопрос скорее для проформы, ибо вряд ли его папка доверил обучение наследника своей Силы левому дракону.
По пути им попадались многочисленные личи, которые таращили на них пустые глазницы. Некоторые были больше похожи на обычный скелет, некоторые ещё сохранили остатки кожи и часть мышечных тканей. Мор как-то залез на одного такого, прошёлся по позвоночнику, обнюхал, даже чуток погрыз, после чего тварь не издала ни звука - ручная же. Отличные машины для убийства и достижения иных свои тёмных корыстных целей.

0

13

<<< Впадина Сэнор

Вот шаг за шагом, и пришли два брата-акробата в сонное и влажное Царство Папы. Долина Плоти была как всегда - душной и наполненной изломанными силуэтами во всех позах, формах и вариациях. Саару тут бы и расслабиться, но только он оживился ещё больше, и длинный тонкий хвост выписывал замысловатые кругаля и зигзаги. Бледный ступил на Плоть и его лапы мягко продавили упругую лиловатую поверхность.
- А ты молодец. Не пустобрёх и не тратишь время на весёлый идиотизм вместо более полезных вещей. У отца учишься некромантии?
- У него. И у всего, что есть вокруг меня, - подтвердил Саар. Должно быть, смертным драконам магия была не столь подвластна - Духи-то едва не с рождения лепили её как хотели, но для Бледного творить чудо воскрешения из мёртвых было так же естественно, как дышать.
- Пойдём, я тебя познакомлю, - сказал дракон и довольно проворной рысью побежал вперёд. Кое-где он задевал Плоть когтями, и тогда та начинала мелко истекать лимфой.
Птенец углубился в долину на несколько десятков метров и там остановился, вглядываясь в дымку испарений. И, то ли по его безмолвному зову, то ли откликаясь на знакомый лик - и первое, учитывая интересы Саарменхе, было куда как более вероятно, - из мглы выплыла серебристая личица с глазами, светящимися тусклым голубоватым цветом.
- Она меня родила, - гордо сказал Саар. Личица подошла ближе, безучастно глядя перед собой, и обхватила птенца изорванным крылом. Дух Костей блаженно прикрыл глаза, прильнув к сухой и холодной чешуе.
- И любит меня больше, чем живые матери. Твоя мать тоже мертва, так что ты знаешь, о чём я говорю, - промурлыкал Саар, в то время как серебристошкурая драконица продолжала пялиться куда-то сквозь пространство.

0

14

Дракон слушал Костяного вполуха. Он редко здесь что-то выспхматривал - привык целенаправленно идти к отцу и решать свои мелкие наследнические дела. Сейчас же он имел возможность оглядеть неприветливую местность. Придирчиво и строго. И на его вкус - слишком. Ему не особо нравилось ощущение мягкой Плоти под лапами, а царящий здесь запах смерти был хорош дозировано, хотя аромат крови птенец любил. Когда дракон представлял своё собственное логово, то это скорее была пещера с мягким мхом внутри, тусклой подсветкой от кристаллов. И дурманящий запах цветов. Типа маков. Внутри много места. Отдельное ответвление для работы, где будут храниться нужные материалы, от книг и до инвентаря. Схрон для еды тоже в отдельном месте. И, наконец, комната отдыха. С большим и мягким ложем. Да, отчего-то уже сейчас тёмный решил, что ему нужно большое спальное место. Пока что он считал это продиктованным детским желанием периодически кататься по всей кровати во сне или развалиться во всю длину поперёк или по диагонали. Но в будущем появится ещё одна, более веская причина...
Размышления не помещали Мору последовать за Сааром, вяло так, без энтузиазма. Бастардик же понёсся навстречу куче занекромантеных костей, которые позже окрестил своей родительницей. Разрушитель задрал голову, смотря на личицу. В пустых глазницах ни грамма эмоций. Мёртвые не умеют любить. А вот сравнение его положения с положением сводного брата царапнуло чёрную душонку наследника. Если бы его мать не умерла, этого скелетообразного вообще не существовало бы. Или был бы сыном Темнейшей и вобрал бы себя больше сильной крови вместе с крепким семенем Духа Хаоса. Но у Саара было преимущество - мать, пусть и мёртвая, могла его обнимать. Она была материальна, её можно было потрогать. Его мать всегда неизменно парила над землёй в виде призрака и не всегда давала себя увидеть. И постоянно была скупа на эмоции, особенно на тёплые и позитивные. После смерти, кажется, это только усугубилось. Мор даже сомневался, любит ли она его. После разочарования в первенце-то...
- Моя мать - не лич.
Коротко и холодно. Сказал, как отрезал. Развернувшись к парочке спиной, он двинулся столь же неспешно, как до этого, к пещере отца.

0

15

Личица теснее прижала к себе сына крылом, точно стремясь защитить от злых слов Наследника и его напускного равнодушия, которое точно плащ волочилось следом. Саар прислонился мордой к тускловатой чешуе, задумчиво потеревшись о неё острой скулой. Он практически не отдавал себе отчёта в том, что мёртвая мать повинуется его же собственным желаниям и потребностям, цепляясь за простые приказы, снующие где-то на границе сознательного: обними, дотронься, прижмись ко мне. Люби меня так, как матери должно любить своё дитя. Я убил тебя, едва успев родиться, но ты ничего не помнишь об этом.
И серебристая личица обнимала, дотрагивалась, прижимала к холодному пустому боку. Но едва ли любила – лишь действовала в соответствии с потребностями Дух Костей, умело дёргавшего за незримые марионеточные верёвочки.
Однако нить разговора была, похоже, утеряна. Кажется, он чем-то задел Мора. Недолго об этом поразмыслив, Саар одним текучим движением выбрался из-под материного крыла и пошлёпал следом за братом, оставив личицу стоять на месте, вперившись тупым взглядом в пространство. Так и будет стоять, пока Бледному не захочется ещё немного нежности. Ну или поступит какой-нибудь занимательный приказ от папы – впрочем, навряд ли. Серебристая мать была лишь ещё одним жителем, населяющим долину – уже непонятно, зачем они тут все. Однажды войдут в состав армии, возможно. Пусть первые ряды противников врежутся лучше в мёртвое мясо, нежели во вполне себе живых и боеспособных драконов. А может просто так, чтобы долина не выглядела совсем уж мёртвой.
- А ты хотел бы, чтобы она была личом? – нагнав Мора, как ни в чём не бывало спросил птенец. – Можно попросить папу. Мне кажется, он это сможет устроить.
Папа-то потому что всё может, по то он и папа.

0

16

Моринготто злился. Нет, вовсе не на сводного брата, который не специально ударил по больному. На себя. "Король не имеет права проявлять слабость," - говорила Тёмная Дочь, надставляя своего отпрыска. И он старался, очень старался оправдать надежды матери. Ведь ребёнку важно, что о нём думают родители. Хотя бы какое-то время это для него важно. И потом Темнейшая продержалась в лидерах около пяти тысячелетий - внушительный стаж, говорящий о том, что её советы взяты не с потолка. И вот сейчас наследник допустил промашку: позволил чувствам взыграть над разумом, позволил эмоциям вылиться в слова. С такой несдержанностью на политической арене делать нечего. Он хотел стать таким же прожжённым лицемером, как мать. Хотел добиться таких же высот и переплюнуть их. Амбиции. Большие амбиции. Это было наследственное.
Глупости. Моя мать и лич... Личи привыкли подчиняться. Но она привыкла подчинять. И никому не позволит собой управлять. Даже если это смогло бы шансом подарить мне на краткое мгновение иллюзию, что она рядом. Живая.
Тёмный тряхнул рогатой головой, из-за чего взметнулась чёрно-красная грива. Нет. Это была бы иллюзия. Самообман. Суррогат. Фальшивка. Когда всё вернулось бы на прежние места, он был бы ещё больше разочарован в реальности. Он не должен жить иллюзиями. Надо оперировать реальными возможностями. Его мать мертва, но она проводит с ним время, она учит и вряд ли делает это просто так. Он её приемник, продолжатель её дела и будущий лидер стаи. Лидер не может быть маменькиным сынком, мечтающим вжаться в громадный чешуйчатый бок, завернувшись в чёрную мембрану крыла.
Внезапно его нагнал Саар и предложил то, над чем Мор уже успел поразмыслить и прийти к выводам. Невозможно. Только не таким образом.
- Не сможет, - коротко отозвался наследник, продолжая идти к пещере и игнорируя других личей, которые попадались на пути, кося пустыми глазницами на двух птенцов, - Её - не сможет.
Дракону казалось, что Верраял и не посмеет это сделать. Безумие безумием, и эксперимент с Духами того бы стоил, но в одном птенец был уверен - его отец любил Темнейшую. Не той ванильной любовью с постоянными лобызаниями, цветочками, красивыми словами и прочей фигнёй. На расстоянии, лишь изредка сближаясь, но оттого каждый такой момент имел иную ценность, чем если бы это можно было получать постоянно. Хаос не посмел бы обличить свою любимую самку в груду костей, заточив туда мятежный дух Дочери, который вряд ли смог бы долго контролировать. А оказавшись без контроля, Тёмная Дочь, потревоженная магией, могла и убить. Даже своё первое и самое лучшее творение. Моринготто это всё смутно понимал скорее на интуитивном уровне и не хотел такого разрешения своей проблемы.

0

17

- Ты так считаешь? Это потому, что она Дух? – с сомнением протянул Саар, катясь по правую лапу от наследника. То ли под дурачка косит, то ли что-то себе на уме имеет – и не поймёшь так сразу. А суть-то простая, по мнению Духа Костей общение с мёртвыми было во сто крат лучше, чем с живыми.
- Ну всё равно, если потребуется моя помощь – обращайся, - с деловитым радушием предложил Бледный. Тем не менее, мысль о теоретическом возрождении Духа в качестве лича взбудоражила птенца. Со смертными драконами, а так же животными, всё было просто и понятно. Вот про воскрешение Духов он ничего не знал, и на всякий случай себе сделал мысленную зарубку поинтересоваться вопросом у папы. А то ещё лучше – найти какого-нибудь ровесника, тоже потомка Перворождённых, удавить в какой-нибудь канаве и поэкспериментировать немного. Результаты можно показать Верраялу.
Мысли об отцовской похвале грели и радовали.
- Жаль, что у нас нет общей матери, - продолжал бередить душу Саар, - но привлечение смертной драконицы для моего рождения было умышленным, как думаешь? Папа может быть знал, что на свет появлюсь именно я? Значит он и должен был знать, что моя мама умрёт в конечном итоге. Моя сила – в обращении с мёртвыми. Умирая, всё отдаёт свою энергию. А я могу её собрать. Может быть поэтому у меня всё так хорошо получается.
Дух Костей даже остановился на миг, восхищённый отцовским гением. Когда же, когда, он станет хоть на толику таким же, как он? Не терпелось поскорее вырасти.

0

18

Моринготто мысленно сам себе дал пощёчину, чтоб больше не смел проявлять свои истинные чувства. Пусть окружающие считают его милым безобидным птенцом, может, даже недалёким - от дураков не ждут умных поступков. Выжидать, учиться, познавать мир и набираться сил. Его звёздный час ещё впереди, ждёт его. Выжидающий да достигнет большего - Тёмный Альянс тоже не сразу строился.
Затолкав всё своё недовольство поглубже, Моргот преобрёл более спокойный, несколько отрешённый вид. О, как потом к нему прилипнет эта маска аристократической холодности с толикой равнодушия. Лицемерие. Как оно есть, во всей красе.
"Разрушение - это страсть, всё равно какая власть, власть всегда пила чужую кровь..."*
В голове крутился один стишок. Матушка как-то проурчала его и сказала, что в нём есть доля правды. Умная мама. Жаль, что умерла до срока. Зато она никогда не покинет мир, может не уходить в Серый Плен или свою Стихию. Она всегда будет рядом, пусть и неосязаемая и такая далёкая.
- Она не просто Дух. Она старейший Сотворённый Дух Империи. Ею никто управлять не сможет, - неторопливо и с полной убеждённостью в собственной правоте сообщил наследник, - Спасибо за предложение. Непременно им воспользуюсь при случае.
Мор с напускным благодушием глянул на бастарда. Он правда хотел бы быть его родным братом? Зря он жалеет. Будучи единокровными, они имели бы почти равные шансы на престол. Мать-Тьма всегда уважала силу, ум и твёрдый характера, а значит вполне могла устроить состязания меж отпрысками, особенно ввиду оплошности с первенцем. Тёмному не нужен соперник, так что, вероятнее всего, от родного брата он бы просто избавился, пока тот мал.
Мысль о том, что Верраял целенаправленно искал определённую, конкретную самку для зачатия наследника своей Силы была сомнительна и весьма. Скорее ему нужен был любой сосуд для семени, и драконица неудачно оказалась на его пути. Но пусть Саарменхе греет созданная им самим иллюзия избранности. Рядовым драконам тоже надо во что-то верить.
- Я сомневаюсь в квалификации Духа Хаоса как предсказателя, но уверен, что его связь с твоей матерью была умышленной. Соболезную твоей утрате и рад, что ты находишь счастье в объятиях даже мёртвой родительницы.
Птенцы таки прибыли к пещере, и Мор шустро скользнул внутрь. Пахло здесь почти так же, как снаружи, разве что отсутствие движение воздуха делало концентрацию царящих здесь "ароматов" на порядок выше. Тёмный с хозяйским видом прошёл по комнатам в рабочий кабинет, так сказать. На костяном столе лежал труп. Не до конца обработанный. Наследник немного брезгливо оглядел тушку светлого, скользнул взглядом по алхимическим реактивам. Отца нет. Это факт, а факты - самая упрямая в мире вещь. Однако Моргот умел ждать.

* - Ария "Дух Войны"

0

19

Саарменхе отвлечённо покосился на Мора, оставив неизвестным – то ли услышал и воспринял его слова, то ли нет, то ли и вовсе понял как-то совершенно по-своему. Отличный вариант собеседника, с которым можно не играть в лицемерие, всё равно в своём варианте реальности Дух Костей увидит всё на свой манер. Нельзя сказать, чтобы это было плохо.
Он молчал до самого прибытия в отцовский кабинет, а там просочился внутрь следом за братом. Навряд ли сюда можно было заходить другим драконам. Даже личей здесь было не видать, а они бродили в пределах долины Плоти везде, где вздумается. Вероятно, в липкие мозги – у тех, у кого они были, - была заложена инструкция не приближаться ко входу в пещеру. Резон  в этом был, неуклюжие мёртвые туши могли не со зла, но сугубо по случайности обрушить тут всё своей неповоротливостью.
Саар боком просочился мимо Наследника в рабочий кабинет и встал на задние лапы, оперевшись передними на рабочий стол, и деловито оглядел распростёртого на столе покойника. Обнюхав его, едва ли не носом зарывшись в Y-образный разрез от груди и до паха безымянного дракона, пришёл к выводу, что идёт процесс бальзамирования. Умно. Так личи будут более долговечны. Только насколько целесообразно? Это удастся выяснить экспериментальным путём.
Больше трогать труп не стал. Всё можно, кроме того, над чем отец работает в настоящий момент.
- Хочу научиться контролировать одновременно целую армию личей, - как бы между прочим заметил Бледный. Из-под рабочего стола, произрастающего прямо из синюшного цвета Плоти, торчал теперь только его тощий круп с выпирающими тазовыми костями и беспрерывно находящимся в движении хвостом.
Пройдя под столом, птенец появился с другой стороны и уставился с вожделением на банки и склянки, занимавшие целую стену.

0

20

Башня Камадор

В двух метрах от входа в пещеру его Величества Хаоса раскрылся портал. Большое золотое кольцо с подрагивающей внутри белоснежной пустотой, точно густая жижа. Эта самая жижа расступилась  и пошла рябью, выпуская наружу Учёного. Учёного, который вроде как уже не Воздух, но ещё и не Тьма. Зато в душе скачут безумной пляской сотни маленький демонов гения. И пускай на этом драконе ещё теплится метка Светлого Альянса, из глаз пышет самая настоящая, неподдельная и искренняя Тьма.
Портал быстро закрылся за Магом, стоило последней шерстинке на кончике хвоста оказаться снаружи.
«Что ж, вид снизу столь же прекрасен, как и сверху», - чуть лениво заметил альбинос, быстрым взглядом обведя долину. Сейчас его больше интересовала Обитель Духа и перспектива скорее избавиться от последних отпечатков, да покончить с формальностями, чтобы можно было спокойно вдохнуть бодрящий и будоражащий сумасшедший ум запах плоти.
Вперившись взглядом во вход в пещеру, Финитевус коротко задумался, тихо хмыкнул. Что ж, приглашение он уже получал – стало быть, наступило время нагло им воспользоваться. Понятий о скромности в альбиносе не зародилось что-то. Так что если надо было – он шёл. Сказать – говорил. Ну и, конечно, делать – делал. И не испытывал при том неловкости или ещё каких идиотских чувств, вынуждающих большинство драконов выглядеть смешно и глупо.
Дракон ступил внутрь пещеры, неслышно вышагивая по полу. Маг всегда ходил так, будто по воздуху. Морда его хранила спокойствие, хладнокровие, знание дела и безграничную уверенность в себе. С таким выражением обычно вступают в свою собственную крепость. Но Финитевус ступал так куда угодно.
Продвигаться вглубь Воздушный не опасался. Наткнётся на Верраяла – хорошо. Нет – вернётся обратно и подождёт. Право, куда было спешить – близится чудесное время суток, опускающее своё крыло на утомлённую дневными заботами землю. И к наступлению ночи Финитевус чувствовал себя более бодрым, воодушевлённым и готовым для новых свершений. Да и просто… для всяких вещей, что только могут показаться интересными.
Пещера всё тянулась, Верраяла не попадалось, Фин упрямо смотрел перед собой с лёгкой отстранённостью дремлющего дракона, пока до его ушей воздух не донёс голос, никоим образом не принадлежавший Хаосу.
- Хочу научиться контролировать одновременно целую армию личей,- изогнув бровь, дракон прибавил шагу, пока не оказался в кабинете, где вместо искомого Главы находились двое птенцов.
- Оп, - почти безэмоционально отозвался Финитевус, взирая на детей сверху вниз, вскинув голову. Причём с такой невозмутимостью, точно это был его – альбиноса – кабинет, а тут малышня какая-то забралась.
- Детишки, - чуть шипяще протянул Учёный всё с тем же хладнокровием и прикрыл глаза. Так они выглядели менее сумасшедшими, конечно, но полностью смыть с бледной мины этого безумия нельзя, даже если глаза полностью закрыть. Не только они были проводниками в тёмные уголки души. Дракон сам по себе источал его. Хоть с открытыми глазами, хоть вообще без глаз.
«А всё не так-то просто, вы только поглядите», - мысленно хмыкнул самец. Будучи очень чутким магом, он никак не мог проигнорировать особенности каждого из малышей.
«Да это же маленькие Духи».
Между прочим, Финитевус тоже выглядел довольно заманчиво, ибо отчистить кровь состайника с себя так и не удосужился. Ну что поделать. Стар стал. Забыл.

Отредактировано Финитевус (16 Авг 2014 17:01:49)

+1

21

Дух с интересом оглядывал кабинет отца. Тут ему ещё не доводилось бывать без отцовского присмотра. В склянках была какая-то жидкость, часть не пахла почти совсем, а от другой тянуло терпким и стойким запахом. Здесь были инструменты для вскрытия, препарации, разделывания и прочих медицинских развлечений. Хороший некромант должен уметь разобрать тушку исследуемого на части, а затем снова собрать. Этакий живой конструктор. Не мудрено, что приходится иметь большой инвентарь.
Мелкий на мгновение оставил сводного брата и скользнул в личные апартаменты. Ложе впечатляло размерами. Вот примерно такое Моргот и хотел иметь в своей будущей личной пещере. Хотя нет, ещё больше. Наследник поднялся на задние лапы и стал изучать каменные углубления, служившие подставками для разной мелочи, не относящейся к рабочему инвентарю. Немного трав, пара скрижалей, какая-то вырезанная из дерева статуэтка (интересно, от кого она?). Здесь было не так интересно, как в кабинете. Когти скрежетнули по камню, когда мелкий опустился вниз и снова потопал в рабочий кабинет. Саарменхе как раз поделился своей мечтой. Моргот лишь фыркнул. Какая радость от нескольких десятков костяшек? Впрочем, у каждого свои интересы.
- Неплохая мечта. Если продолжить учиться у отца - вполне реализовываемая, - отозвался Мор без особого энтузиазма. Внезапно позади послышались шаги. Не такие тяжёлые, как у отца. И запах был незнакомый. Моргот напрягся и встал прямо перед входом в кабинет. Только умалишённый попёрся бы в логово Хаоса без приглашения. Однако к ним вырулил... воздушный?!
"Волос долог, ум короток."
Слышал он как-то нечто подобное от матери, когда та говорила о Духе Воздуха. Вот сейчас почти в тему пришлось. Птенец сощурил красные глаза, оценивающе оглядывая незваного пришельца. Хотя незваного ли?
- Воздушник, не там свернул? - без издёвки, скорее с интересом протянул Моринготто, - Если ты на терапию личевания - подожди снаружи. Мастер Хаос будет позже.
Белый дракон был перемазан кровью местами, отчего стало ещё интереснее, что он тут забыл. Матовую Завесу он не мог просто так преодолеть. И был лишь один вариант: его пригласили. Неужто среди воздушных нашёлся дракон, готовый работать на Тьму? Занятно.

+1

22

Саарменхе всецело погрузился в свой собственный мир. Секционный стол остался позади, отделив вход в помещение от остальной части пещеры. Моринготто остался где-то там, внимание Саара же приковали препатары, плавающие в мутной опалесцирующей жидкости. Он встал на задние лапы, гибкий стан выгнулся, позволив дракону подцепить когтистой лапой одну банку с полки и смахнуть вторую, которую тут же поймал за горлышко хвостом. В той, что оказалась в лапках, мирно дрейфовал гипоталамус. Не заинтересовавшись им, Бледный вернул банку на место. В той же банке, которую Дух держал с помощью хвоста, болталось что-то вроде гофрированной трубки. Чем бы это ни было, дракон решил исследовать это подробнее и направился обратно к выходу.
- Детишки, - прошипел чужой голос.
А следом послышался Моринготто.
- Воздушник, не там свернул? Если ты на терапию личевания - подожди снаружи. Мастер Хаос будет позже.
Саарменхе, покачивая своим трофеем на ходу, выглянул в прежнее помещение, чтобы увидеть там белого дракона. Чужого дракона - в его ауре светилась метка Светлого народца. Ещё интереснее - он только что убил кого-то, о чём Саару доложила никак не кровь на белоснежной шкуре (тьфу на вас, это слишком примитивный путь), а липкие серые нити, которые постепенно истончающимися паутинками вились вокруг ауры Воздушного. Полчаса назад их наверняка было больше и были они куда ярче, а ещё через полчаса их не станет совсем. Но Саар почуял блёклую энергию смерти.
- Он убийца, - сонно отметил Дух Костей и прошёл за спиной у Мора к дальней стене. Банка, которую он держал в хвосте, блеснула, отразив свет. И вроде как демонстрировал птенец полнейшее отсутствие заинтересованности в предмете, однако у входа в пещеру замаячила коренастая фигура драколича с тусклой серо-зелёной шкурой, перегородив выход и замерев там безмолвным изваянием. Только мерцали голубоватые огоньки, утопшие в пустых глазницах.

0

23

Встретившись взглядом с одним из птенцов - чёрно-красным - Финитевус оценивающе и спокойно оглядел его. Детёныш выглядел уверенно, хоть и был сейчас мал, но должен был бы вырасти в крепкого и большого дракона. Именно в таких обычно видят Наследников. Альбинос смутно мог предположить это по ауре, ведь оба из птенцов были Духами, но именно этот производил впечатление будущего правителя. А если он Наследник - так, исключительно предположение - то, стало быть, является сыном Верраяла. Не стоит вести себя опрометчиво и не подумав. Все они находились в обители Духа Хаоса. Вряд ли обычная малышня спокойно сюда захаживает, да ещё и по полкам роется.
Решив придерживаться этого предположения до поры до времени, Учёный терпеливо обвёл мимолётным взглядом помещение, вовсе не собираясь так просто его покидать.
- Ну почему же, - мелодично произнёс Воздушный, вновь переведя взгляд на чёрно-красного, после чего искривил один уголок губ в чуть оскальной усмешке, - Я здесь по приглашению того самого Мастера Хаоса, - в этой усмешке вполне можно было прочесть нахальное самодовольство, присущее Финитевусу в любой ситуации, так или иначе. Не без повода. Как много Учёных могут похвастаться подобным? Да ему же простили целый остров! Впрочем, даже если бы не простили... альбинос - не тот, кто попятился бы с поджатым хвостом, рассыпаясь в извинениях.
Второй птенец, выглядевший не лучше, чем личи, обошёлся более ёмкой фразой. Проследив немного лениво за перемещением костлявого, Маг медленно повернул голову, одарив призванного лича скептичным взглядом.
"Не хотите, стало быть, выпускать? Мы и не собираемся уходить", - отвернув голову, не опасаясь поворачиваться к личу спиной, альбинос помялся с лапы на лапу и сел в ожидании.
- Он убийца.
- Поразительно подмечено, - не удержался дракон, чтобы не съязвить. По мнению Учёного, не нужно было быть гением, чтобы понять, что дракон с воздушной меткой, неожиданно появившийся на территории стаи Тьмы, разящий затухающим запахом крови сородича, определённо не споткнулся и упал в кровавую лужу, так неожиданно под него подкравшуюся. Впрочем, можно было придумать ещё кучу вариантов, но каждый из них поддавался свободному опровержению.
Словом, учёных, как таковых, мало чем можно было удивить. Особенно таких, как Финитевус.
- Ну что ж, кто из вас, малышня, будущий Император? - поинтересовался дракон, вскидывая голову, от чего замызганные кровью белоснежные и длинные волосы упали на плечи, открывая длинную и тонкую шею и грудь, украшенную двумя чёрным перевёрнутыми полумесяцами и амулетом в виде плоских и широких колец.

Отредактировано Финитевус (17 Авг 2014 00:06:21)

0

24

Моринготто не было страшно. Да, он мал и ещё пока не умеет сражаться, однако они же на территории стаи Тьмы, верно? И конкретно тут ещё куча личей, готовых порвать нарушителя на части. Однако с одного взгляда Мор понял, что явившийся к ним белый дракон явно не из смертников. Его пропустила Завеса. Разрешение на такой финт ушами мог дать только его отец. Или его новая пассия. Но опять же не без ведома отца. Стало быть, так или иначе свой. А двойной агент, шпион или заказной убийца - не суть. Работает на Тьму, значит свой. Не выгодно рубить сук, на котором сидишь - белому было без надобности трогать двух птенцов, которые, в свою очередь, не могли просто так ошиваться в логове Хаоса. Но раз ошиваются, значит не боятся последствий.
Белый ответил мелодично, глядя прямо на него. Ни один мускул не дрогнул на морде птенца - мать того хорошо муштровала, с малых лет готовя носить маску холодного безразличия, за которой отлично можно скрыть истинные чувства.
- Тогда присядьте, у Главы много дел, он может нескоро появиться, - с долей должного гостеприимства радушного хозяина ответил мелкий, - Вы голодны? У отца есть небольшой запас съестного.
Саарменхе подал голос, окрестив дракона убийцей. Мор снова оглядел белого с лап до головы. Запах крови был приятен, а тот факт, что этот дракон убил собрата ничуть тёмного не смущал. Если Глава стаи Воздуха допускает такое среди своих подчинённых, то она набитая дура и хреновый организатор. Во Тьме царила дисциплина... Ну, не без неформальных отхождений от правил. Подсидеть начальника и самому занять его место - святое. Но более сильный и умелый дракон и достоин отвоёванной должности. А если ещё и остался якобы непричастным к удалению предыдущего должностного лица, то вообще молодец. Такова их политика кадров. За неумелое подсиживание следовало наказание. Лезешь наверх - лезь с умом.
Белый не был почтителен. В общем-то, с птенцами мало кто разговаривал вежливо, но Моринготто привык к более уважительному обращению в силу статуса. Впрочем, мать рассказывала ему о ребятах, для которых титул - пустой звук. И своё превосходство для таких приходится доказывать делом, как и зарабатывать уважение.
- Как вас зовут?
Мор счёл необходимым напомнить пришельцу, что при первом знакомстве принято представляться. Хотя тоже чистая формальность. Ему-то пополам - он мог белого звать хоть... Белым. Или Пушком. Вон какая шевелюра. Небось, мягкая.
- Я за него, - коротко ответил Моргот на последний вопрос. Его ничуть не трогал тон альбиноса. Коль Верраял решил, что он воздушного будет польза, пускай мозолит своей мордой его глаза, сколько влезет.

0

25

Лич из породы земляных драконов продолжал молча стоять на пороге пещеры. Птенцу со взрослым драконом не справиться конечно, даже если этот птенец - Дух, да и в драку Саар вступать не собирался, но при виде светлой метки чуял инстинктивную неприязнь. Тем не менее, пораскинув мозгами, он пришёл к тем же выводам, что и Мор. Обычно личи разрывали на несколько десятков кровавых ленточек всякого, кто пытался пройти сюда без пригласительного билета. Нет вашего имени в списке гостей, но вы проходите, будьте ласковы, кишки можете повесить вот на том суку, да не беспокойтесь, мы поможем.
Саар краем уха прислушивался, как любезничает с чужаком его меньшой братишка, сам же поставил аккуратно банку на пол, изогнувшись при этом таким образом, что всякому непривычному стало бы жутко. Гофрированная трубка вяло покачнулась внутри, но Дух Костей уже потерял к ней интерес, всецело обратив внимание на Белого.
- Поразительно подмечено, - ответил воздушный. Саар, в силу особенностей восприятия действительности, саркастического тона не приметил. Но интересно, блин, не часто можно видеть драконов из других стай. Живыми, в смысле.
- А кого и зачем? - деловито осведомился Саарменхе. Прочие вопросы пусть Мор задаёт, Саар, слава Бездне, от ярма правителя избавлен, что полностью его устраивало.

0

26

- Вы голодны? У отца есть небольшой запас съестного? – альбинос коротко качнул головой.
- Нет, благодарю, - по-хорошему Учёный давно не ел. Но откровенно не помнил об этом, часто забывая о том, что организму нужно питаться. Финитевус практически никогда не испытывал голода. И хоть память у дракона была отменной, а о таких простых вещах он всё равно не помнил. У гениальных умов так часто бывало – космические и нереальные мозговые операции они выполняли без труда. А когда дело касалось чего-то обыденного и привычного, то они терялись в сфере, которой просто на просто не уделяют внимания за своей учёной занятостью.
- Финитевус, - чуть лениво представился Воздушный, внимательно глядя на мелкого Духа. Мелкого – что уж иначе не сказать. Пока будущий Император был именно таким. И прихлопнуть его особых усилий не составило бы. Другое дело, что не было практичного смысла, да и лишних проблем доставило бы. Хотя Фину при взгляде на малышню хотелось отчего-то размазать ту по стенкам. Как того, от которого вполне себе останется мокрое пятно, так и того, от которого вряд ли. Ничего личного. Ничего особенного. Просто желание убивать. Не наигрался ещё, видимо, с состайником. Да и тому пришлось язык откусить – слишком много кричал.
Вспоминая это, альбинос прикрыл глаза и задумчиво провёл кончиком острого языка по своим губам, на которых ещё подсыхала кровь. Усилием воли подавив в себе желание воплотить в реальность продолжение банкета, Учёный вновь перевёл взгляд поблёскивающих на чёрном золотых глаз на маленького гостеприимного хозяина.
- Стало быть, юный Наследник престола? Очень заманчиво, - без доли иронии или ехидства, с неподдельным интересом проворковал Маг, поднимаясь обратно на лапы вопреки предложению посидеть.
- И как зовут тебя, маленькое ходячее разрушение? – да, по второму птенцу было нагляднее видно, каким Духом он являлся. Тут же ауру читать вдумчиво не нужно – слишком очевидно. Интересно, впрочем, было бы пронаблюдать, как будет развиваться магический потенциал Костлявого и его способности. Что до будущего Правителя - тут дело обстояло несколько сложнее, но, окрестив Мора катастрофой в слове «разрушение», Финитевус сделал это не случайно, а лишь после того, как достаточно хорошо прислушался к ауре и магической составляющей Наследника. И, судя по всему, тому досталась магия одной из двух самых труднопостижимых школ.
Проявив искренний интерес к персоне чёрно-красного ящера, Учёный спокойно направился к птенцу, без стеснения или неловкости, откровенно оглядывая его оценивающим и изучающим взглядом, делая какие-то выводы и мысленные пометки. Обходя Наследника, Фин рассуждал.
- Если есть Дух Разрушения, то где-то обязательно должен появиться Дух Созидания, - белый не утверждал наверняка. Он констатировал то, что должно быть очевидно. Да, конечно, мироздание стремится к некому равновесию, но в силах и власти других разумных существ перетянуть это равновесие в одну из сторон. Что приведёт либо к господству порядка и гармонии, либо к хаосу и разрушению, тотальному уничтожению и подчинению, обновлению мира, на руинах и обломках которого можно будет возвести совершенно новый. Эта перспектива казалась Учёному более приятной и заманчивой, чем порядковое восстановление того, что есть, и попытки регенерировать ситуацию.
От мыслей отвлёк второй птенец, поинтересовавшийся судьбой бедолаги, которому не посчастливилось попасться в лапы альбиноса. Вскинув голову, Воздушный временно отвлёкся от созерцания и обхода вокруг Императора, взглянув на Духа Костей немного поверх него самого.
- А кого и зачем?
- Воспользовался охотником своей стаи вместо чернил, - коротко ответил Маг. В словосочетании «своей стаи» не звучало ничего, что могло бы свидетельствовать об этой самой принадлежности к стае. Мысленно Фин уже пару тысячелетий был вне Воздуха, хоть и продолжал исключительно формально ему принадлежать.

0

27

Благородный порыв Мора накормить незнакомого, хм, приятеля папочки не оставили без внимания, просто отказались. Хотя по белому нельзя было сказать, что он привык есть до отвала. Скорее наоборот - недоедал. Незнакомец представился. Моргот ожидал подачи какой-нибудь клички. Типа "Белый". Но ему выдали вполне полноценное и оригинальное имя. Воздушный вообще был оригинален по меркам именно воздушных - большинство из жителей Облачных гор побрезговало бы находиться в таком месте, как логово Духа Хаоса. Запах, не самые приятные виды. Точно не чистый воздух гор и вольные луга. А ещё собеседник и бровью не повёл при виде дракона (точнее того, что от него осталось) на лабораторном столе и не выказал никакого удивления при виде разложенного на столике рядом инвентаре. Это наводило на мысли, что собеседник тоже имеет дело с подобным. Сколь бы стрессоустойчивым и невозмутимым ни был дракон, а здоровое удивление логово Хаоса вызывало у всех. Где вы ещё увидите такую зловещую красоту?
"Учёный, небось."
Это могло бы объяснить, почему Верраял разрешил Финитевусу лично явиться в Долину Плоти. Другие кадры тоже могли быть не менее ценными, но по-настоящему возиться, уделяя внимание, его отец мог только с себе подобными. Интересно, этот белёк тоже чуток тронутый на голову? Или не чуток. Среди тёмных мелкий чаще всего общался с некромантами, там почти каждый больной в большей или меньшей степени. Магия Смерти без последствий не проходит.
Белый внезапно проявил к нему более живой интерес. Слово "заманчиво" в устах дракона, перемазанного кровью, наводит на определённые мысли. Однако страха не последовало. Точнее он весьма умело был скрыт, как только начал зарождаться.
- И какая именно часть заманчивая? Королевские лапки? Или голова? - полушутливо отозвался птенец без всякого смущения. Главное не переборщить. Играй да не заигрывайся, как говорила матушка.
- Мать нарекла меня Моринготто, - представился наследник, поведя хвостом из стороны в сторону, - Вы учёный, верно? Мало кто может остаться равнодушным при виде рабочего кабинета Хаоса. Да и вообще его логова.
Финитевус принялся вслух рассуждать на предмет Духов, правда, далеко его рассуждения не зашли. Мор вспомнил, что мать ему говорила то же самое. Мир построен на равновесии. Если появляется какая-то новая сила, ей вскоре образовывается противовес. Однако тёмный не слышал ни о каком Духе Созидания. Во всяком случае, он вряд ли в Светлом Альянсе. 
- Вы знакомы с магией Разрушения? - полюбопытствовал Моргот. Надо же знать, чем отличается новый знакомый, помимо запоминающейся внешности и учёности. Его не смутил тот факт, что белый приблизился и начал его обходить, словно осматривал новый материал для исследований.
Саарменхе был на сей раз менее говорлив, чем его младший брат. Зато задал вопрос, ответ на который Моринготто пришёлся по душе, тот аж захохотал - нет, ещё не фирменным дьявольским хохотом, но похоже. Хорошо сказано, ей звёзды, добре.
- Так вы ещё и художник. Предпочитаете рисовать красным? И кому было оставлено прощальное послание? - смех метаморфировался в улыбку. Всё было один к одному: чернила нужны для письма, их заменили кровью, этот дракон недавно покинул свою стаю, кровь на лапах свежая. Кому-то был оставлен дивный подарок. Хотел бы Разрушитель на него хоть одним глазком взглянуть. А лучше двумя.

0

28

Белый явно был заинтересован больше братишкой, чем Бледным. Саар, впрочем, был не в обиде - прислушиваясь краем уха к разговору, он вернулся к принесённой из отцовского кабинета банке и перевернул её, следя, как по каменистому полу пещеры бежит мутноватая вонючая жидкость, уходя в нарочно прорубленные стоки. Иной раз, когда Хаос был занят работой, жидкостей разнообразных по полу гуляло немало - по щиколотку затопить может, если вступишь ненароком. А так стекает всё себе потихоньку, а уж куда стекает, оно неведомо и дальше в нашей истории участия не принимает.
Белая трубка выкатилась, где её немедленно подобрал Саар, повертел в ловких когтистых пальцах, выгнув спину жутким горбом, отчего под кожей проступили бугорки позвонков. Изучая, потрогал чёрным раздвоённым языком, будто гадюка, пробующая воздух, потом перевернул и посмотрел сквозь зияющее отверстие на Финитевуса.
Белый поглядел куда-то помимо Саара, но на вопрос всё же ответил.
- Воспользовался охотником своей стаи вместо чернил.
Саар только хмыкнул. То ли оценив комплимент неведомому адресату, то ли радуясь тому, что идентифицировал нужную часть тела - то была трахея, конечно же.
Лич, обдирая крылья, втиснулся в пещеру и направился прямиком к Бледному - Дух Костей то ли позабыл уже, что грозил мёртвой тушей воздушному гостю, то ли бросил сердиться, но лич равнодушно проковылял мимо Финитевуса и остановился подле Саара, распахнув пасть. Костяной немедленно влез туда по локти, пытаясь пристроить находку на нужное место. Не факт, что при жизни она принадлежала этому дракону, но какая впрочем разница, ему не баллады, извините, петь. Сквозь заметную горизонтальную щель под нижней челюстью лича стали видны костлявые пальцы Саарменхе, с большим тщанием прилаживающие дыхательную трубку на положенное место. Вроде получилось - лич по крайней мере стоял смирно, как изваяние, только огоньки на месте глаз подрагивали.
Наконец, Дух покончил со своим делом и сполз на пол. Повинуясь невидимой команде, мёртвый дракон захлопнул пасть. Горло судорожно дёрнулось. Наконец он сумел издать хриплый и надсадный рык.
Саарменхе восторженно привстал на задних лапах, крайне собой довольный.
- Хотелось бы взглянуть, - отвлечённо заметил он, как-то проигнорировав изрядный временной промежуток между ответом Финитевуса и собственным комментарием.

0

29

==> Радужный остров
Портал держался в ямке довольно долго, так что через свою "кладовую" Дух Хаоса и вышел. В окровавленной черепушке оленя, удерживаемой хвостом, он нес мертвого котенка, травки всякие ядовитые, корешочки. Словом, хорошо сходил, было весело. Примерно сейчас, как он полагал, к нему должен прийти Фин, так что самое время для триумфального пришествия домой. Вот и пришествовал. Вдохнул полной грудью воздух родимый, когтями прочувствовал родную почву, разумом прощупал столь близкую энергетику столь любимого места. Осталось заползти в родимую нору, к этому и стремился Верр, довольно щуря глаза мертвые. Правда, в обиталище был Лич - это первое, что увидел один из старейших духов Саяри. И ему это очень не понравилось. Очень.
-С глаз моих сгинь, пенёк, - могучая лапа Верраяла уперлась в морду лича, буквально выметая его из своей дорогой лаборатории. Нет, этого, по сути, не требовалось, личи его слушались беспрекословно, чтили как мать родную у Светлых, но вот уж чего не любил Хаос, так это когда ему на пути мешались. Вот и продемонстрировал он это явно, отбрасывая грохочущего костьми некогда земляного.
Еще до того, как темный вошел, до него начали доноситься голоса. Спиногрызики опрашивали того, чью ауру Рраял бы трижды пьяным и пятирежды возбужденным узнал. Милый, славный, ученый с меткой еще Воздуха терпел допрос от самых разрушительных птенцов всей Империи. Ну, отличный полилог, что уж сказать, нужно бы в Тюрьме такую пытку завести. Только вот с одним лишь вычетом: не надо распоряжаться имуществом Главы Стаи. Он держал здесь в основном мясо, траву не ел из принципа, только зажигал, окуривая комнату благовониями, а из "еды" иногда делал бегающих личей, сшитых из десятка кусочков. Выглядело до ужаса смешно. Так что нечего кормить магическим материалом гостей, пусть и долгожданных.
-И болтают, и болтают, я даже сомневаюсь, что мой уголок отраден некромантии. Столько живых - и никого нельзя резать, что за день солнечный, - Рраял забубнил, хмуря мутные глаза. Просто отрада для его черного сердца, которое он тешит убийством младенцев и демонстрацией изнасилований особо сохранившимися личами всяких светлых сироток. Его не устраивало, что среди присутствующих практически полностью себя показала каста "неприкасаемых", очаровательно. Впрочем, что это все ворчать и ворчать, Верраял помнил о своем деле, поэтому сел рядом с Фином - да примерно за минуту снял жалкую и мерзкую метку стаи Вейлы, вместо неё размашисто отметив чужую ауру мрачным клеймом Стаи Тьмы. Ни о каких клятвах да присягах и не заикнулся, надо больно ограничивать науку низостью и пошлостью установленных догм.
-Моргот, твоя сегодняшняя цель. Эта тварь должна танцевать для меня всю ночь. Учись, - перед сыном был аккуратно положен очаровательный котенок драконовой кошки. Да, у него была свернута шея, да, это плохо, все любят котят. Верраял прежде всего ставил вопрос об обучении своих сыновей, а не о нормах морали, от которых плевался, - будут вопросы - вопрошай, коль нет, так приступай к воссозданию двигательных функций в этом жалком мешочке костей.
Хаосит кивнул добродушно, настолько, насколько его черствое сердце могло быть охарактеризовано "доброй душой". После улыбнулся своим рваным оскалом, растянул пасть в голодном по плоти детишек зубоскальстве, отчего шрамы натянулись, демонстрируя бонусом малую часть того, что так пугало чернь.
-Саарменхе, теперь твоя работа. Забирайся-ка на рабочий стол и скажи мне, что же я изъял у нашего пациента. И зачем я мог изъять. И что подобное даст личу. И каковы затраты на подъем сего тела. И на сколько бы ты его поднял. Изучай и размышляй, - Дух кивнул старшему сыну - самый старший был для него мертв, - и после обернулся к Финитевусу, окровавленному, что радовало, все было явно восхитительно в Стае Воздуха, слабо поведя крылом, - Гой Еси. Изволишь приступить к работе ноне - аль тебе устроить демонстрацию сих угодий?
Некромант с видом бывалого трупного волка оглядел Фина, явно ожидая ответа. Он бы предпочел пойти и поработать, благо, что материал есть. Например, тот самый Небесный Странник. Тушу он пока не намеревался показывать детворе: у этого восхитительного мертвеца он хотел быть первым - ну, и что греха таить, единственным. И хотел он этого незамедлительно.

0

30

- И какая именно часть заманчивая? Королевские лапки? Или голова? – последовал ещё более изучающий взгляд, чем прежде. Сощурившись хищно, альбинос зашипел по-змеиному, немного опустив голову. Щуриться, между прочим, приходилось ещё и в силу не самого лучшего зрения, что не отменяло, впрочем, любви к полумраку.
- Голова, - шипение голодного до чужих умов хищника сложилось в слова. Этот ответ был очевиден по меркам самого Финитевуса. Лапы – это уже потом. Так или иначе, в своих деяниях они руководствуются тем, что велит эта самая голова. Разумеется, она была ценнее. Без лап ещё можно. А вот без головы не очень. Если ты не лич, конечно.
Кстати о личах. Тот, что сидел до этого у входа, призванный служить «живой» стеной – с  сомнением живой, хаха – а теперь ходил по логову, откровенно раздражал. Смешно, конечно, осознавать, что эта груда костей способна остановить пространственного мага, которому глубоко плевать на то, где у вас тут вход нарисован, а где выход. Никаких таких особенных чувств к личам Учёный не питал. Он относился к ним ровно и спокойно, принимая некромантию как одну из наук. Довольно заманчивую, но, к сожалению, изученной лишь в теории. Насколько это было возможно.
- Вы учёный, верно? Мало кто может остаться равнодушным при виде рабочего кабинета Хаоса. Да и вообще его логова, - подняв голову, Финитевус проследил взглядом за перемещением лича, продолжая слушать Наследника, хотя смотрел  в  сторону так, точно в одно мгновение потерял к нему всякий интерес. Даже тон резко сменился из заинтересованного в холодный и безразличный. Такие резки перемены были совершенно обыденны для альбиноса и в сравнении с более выразительными скачками поведения и настроения были по-настоящему мелочными.
- Да, - ответил Воздушный, глядя уже мимо лича и поверх Мора, - Он именно такой, каким я его себе представлял, - заметил Фин как бы так… к слову. Выражая абсолютную невпечатлённость. Скорее увиденное было ожидаемо. Было таким, каким ему и следовало быть. Разумеется, Финитевус не был поражён или ещё что-то, но будем откровенными – равнодушным он не оставался. Просто предпочитал не выражать этого излишне. Тем более малознакомой малышне.
Уже описав круг вокруг юного Духа, альбинос предпочёл неторопливо прошествовать обратно на своё место. Туда, где до этого сидел, прежде чем подняться. И, невозмутимо опустившись, обвил задние лапы хвостом, плотно прижимая крылья к телу. Вскинул голову, рассыпав длинные и замызганные тёмно-красным волосы по плечам.
- Исключительно в теории, как, впрочем, и со всеми остальными школами, - подняв лапу, Маг оглядел когти с забившемися под них небольшими кусочками плоти – уже подсохшими и больше напоминавшими прицепившуюся грязь. Поддев несколько из них когтем большого пальца, дракон скептично выцепил их, продолжая сидеть так, точно слова Мора его абсолютно не заинтересовали, но уже мгновение спустя поднял взгляд, глядя на Духа исподлобья, и расплылся в злом и самодовольном оскале, блеснув золотом глаз из беспросветной тьмы белков.
- Всем, что под руку попадётся. Когда есть настроение, - чуть ли не проурчал Финитевус, а после резко – как ни в чём ни бывало – придал морде былую строгость и серьёзность.
- Госпоже Духу Воздуха, разумеется. Ещё некоторое время с утра, полагаю, моё произведение останется нетронутым, но потом его сохранность будет подвержена сомнению. Жаль, но и я лишён возможности наблюдать, насколько оценённым окажется мой труд, - дракон позволил себе лёгкое сожаление. Да, посмотреть, как Миса будет психовать и что за переполох начнётся в стае, очень хотелось. Но получится с огромным сомнением. Да и подглядывать не стоит. Если Файлакас будет хорошим мальчиком, то обязательно послушается, запомнит этот день и потом расскажет, как и что было.
«Мой наивный ученик» - пронеслась в голове тоскливая мысль и тут же растворилась. К чёрту сентиментальности!
Вот уже и Дух Хаоса пожаловал – желанный, многоуважаемый и долгожданный.
Опустив голову, точно вообще не при делах и не в теме происходящего, Финитевус сжал лапу в кулак, потирая костяшками пальцем узор на груди в виде двух чёрных перевёрнутых полумесяцев, оттирая приставшую к шерсти кровь. Ничего не произнеся, будто бы и не расставались вовсе, альбинос дожидался, пока Верраял раздаст всем команды и обратится к нему.
Эк разрулил малышню. Всем занятие нашёл. Учёный даже пасть в кривой усмешке искривил, выдав себе под нос тихое, злорадное и чуть хриплое «хехе».
Ну наконец-то и светлой метки не стало. Последний мост. Прямо дышать спокойнее стало! И воздух чище показался. Чище не в плане содержания в себе паров и всякой гадости, упаси Звёздная, нет. А в том плане, что вдыхать его стало приятнее.
- Гой Еси. Изволишь приступить к работе ноне - аль тебе устроить демонстрацию сих угодий? – опустив лапу, Маг чуть мотнул головой, отбрасывая назад волосы, и поднял взгляд на Духа Хаоса. Такой радушный, пусть и немного хитрый и ехидный, будто они уже давно друг друга знают и приятельствуют. И вообще подобные вылазки для них- обычное дело.
- Экскурсия подождёт, прежде работа, - желание работать было превыше, конечно. В особенности со Странником Эфира. В особенности вместе с Духом Хаоса. О каких демонстрациях вообще может идти речь!

0

31

Мелкий даже начал получать удовольствие от происходящего. Лазить по отцовому логову классно, тут завсегда найдётся какая-нибудь чумовая интересная хрень. Однако птенец ещё ни ращу не видел драконов из других стай. И тот факт, что в пещеру ввалился неизвестный нетёмный, да ещё и из вражеской стаи, стал для наследника хорошей такой приправой к и без того вполне удавшемуся дню. Воздушный был не похож на сопляка или размазню, хотя именно так мать нередко называла всех членов Светлого Альянса. Белый был действительно интересен, и что оказалось не менее важно - интерес был взаимным. Это было действительно удивительно.
- Голова... - понимающе кивнул Мор, - Без лап дракон может жить, а вот без головы никак. Думать нечем, смотреть нечем, слышать нечем, видеть нечем, есть не во что, - тёмный чуть усмехнулся, - Мою голову советую изучать прикрученную к телу. Отдельно она не особо функционирует.
Птенец заметил взгляд Финитевуса, обращённого на лича. Самому тёмному он не мешал, но не привыкший к такой повседневной компании воздушный мог всякое ощущать. От любопытства и до раздражения. Однако отпрыски Верраяла были на своей территории, могли позвать не одного такого "телохранителя". Пускай Белый привыкает, если у него какое-то там соглашение с папкой. Верраяла постоянно окружала аура магии Смерти.
- Но картинка отличается от той, что в горах у воздушных, а? - заметил наследник не без довольства. Его устраивал полумрак Тёмных земель. У его матушки неплохой вкус на "интерьер". Шагри не докучает своими лучами, которым радуются светляки. Мир, окружающий тёмных драконов, полностью соответствовал их внутреннему, сиречь душевному, устройству.
- Практика опаснее, но веселее, - поделился впечатлениями юный Разрушитель. Он пока ещё аккуратно пробовал свои силы. Ни у кого из живущих не было такой заточки под магию Разрушения, мать умела кастовать лишь дезинтеграцию, но Моргот имел все шансы пойти куда как дальше по этой стезе. Это было ново, это было опасно, а потому здорово.
Тёмный внимательно глянул на снова посерьёзневшую морду собеседника и попытался себе представить живописное творение лап Финитевуса. Выходила помесь внутренностей, которые стали внешностями, и чучела. В общем-то, не так уж далеко от истины. То-то весело будет скоро у Воздуха - такой милый подарок оставили на память. Молодец, Белый. Красиво ушёл.
- Жаль, что нам не увидеть результата трудов художника...
И тут появился батя. Весь такой мрачный и суровый, даже Белого в момент затмил по мрачности и суровости. И давай ворчать, в своей фирменной манере. Моргот лишь криво улыбнулся бате, мол, я тебе тоже очень рад. Но Верраял пришёл не с пустыми лапами. Он притащил любимому сынишке... целого котёнка! Ну, не совсем целого, но котёнка. Как это мило. Светлый бы, наверное, вылил на голову Хаоса литры умиления и няшности, но Мор лишь оценил объём работы. Шея сломана. И ладно бы один шейный позвонок - птенец подозревал, что там от всех них месиво осталось. У Хаоса была тяжёлая лапа.
- Тогда с ходу вопрос, шеф, - деловито начал мелкий, однако вопрос был не из принципиально важных, так, снять мрачность с вечно хмурого папани, - Танцевать должен вприсядку или хватит обычных па?
Можно было поёрничать на счёт лезгинки, гопака и прочего, но вопрос действительно был для разрядки. Четыре живых существа в четырёх стенах, в обители Первого Некроманта Саяри - это вам не шуточки. Но на этом его словесный поток и иссяк, после чего тёмный принялся изучать свой объект работы, не обращая внимания на то, чем заняты отец с Белым и сводный брат.

0

32

А вот и папа, Папа пришёл. Саар, позабыв про своего лича - тем более что Хаос его попросту вышвырнул из пещеры прочь и земляной мертвец затерялся в неизвестном направлении, - радостно салютовал ему изодранными парусами крыльев.
Магический фон кругом заволновался, задрожал, и в ауре Финитевуса вместо светлого знака появился тёмный - будто в самую Бездну прорезали несколько линий, и теперь они сочились мраком. Бледный решил, что так оно даже лучше - уж больно не вязалась вся эта светлота с тем, каким гость, а теперь уже член стаи, решил себя показать. И пусть. Раз отец здесь, можно больше не караулить чужака.
-Саарменхе, теперь твоя работа. Забирайся-ка на рабочий стол и скажи мне, что же я изъял у нашего пациента. И зачем я мог изъять. И что подобное даст личу. И каковы затраты на подъем сего тела. И на сколько бы ты его поднял. Изучай и размышляй, - поступил приказ от Верраяла. Мору тоже что-то досталось, про котёнка - Саар ловко почуял присутствие ещё одной мёртвой тушки в этом логове, свежеубитой-с. Средствами некромантии он куда как быстрее мог бы заставить кошака не то что танцевать - прыгать на высоту в четыре собственных роста и ещё стихи декламировать, но уж пусть все занимаются тем, чем велено.
Так что, гибким хвостом поведя, Саар потрусил обратно в кабинет. Ёмкость из-под извлечённого органа с собой прихватил, на место водворить надо бы. Непорядка в лаборатории терпеть не надо.
Вот и стол. Маленький Дух вскарабкался на него, ради равновесия раскинув крылья. Хвост, изгибаясь, протянулся к полке и опустевшая банка заняла своё место в общем ряду. Но теперь всё, теперь обратим свои взоры к мертвецу.
Бледное серенькое сияние, окутывавшее распластанного на столе дракона, сигнализировало о том, что он мёртв - так виделись Саарменхе покойники. Ну, не говоря уже об обычном зрении. Грудная клетка и брюшная полость, вскрытые аккуратным Y-образным разрезом, у живого дракона случиться не могли. Шкура, плоть и жёлтый жир между ними раздвинуты в стороны и прижаты к столу специальными штуками. Зажимами.
Саар встал над покойным, взволнованно подёргивая хвостом из стороны в сторону, и, погрузив в него лапу, принялся задумчиво перебирать содержимое. Извлечено было многое, желудок например и кишечник. Собственно вон они, в том чане, воняют полежавшей требухой. Но это всё от плоти, вопрос состоял совсем в другом.
Времени на изучение было полно - ибо основной задачей было взрослых не отвлекать, что Саар осознал и принял. Пусть там занимаются своими, хм, взрослыми вещами. А малый Дух пока будет ползать по мертвецу и подсчитывать комплектность ливера.

0

33

Ишь, ребятня. Отцу родному радуются. Ну, добре. Верраял вообще лучший отец на Саяри, пусть этот тупоголовый Эльсирин подавится ближайшим облаком, червяк-переросток. От воспоминаний о Духе Порядка у Рраяла всегда едва ли не дыбом чешуя вставала. А еще топорщился гребень от натягивания мембраны меж острых шипов. Но Хаос всегда быстро успокаивался при мыслях о своем антиподе - да ведь подохнет, как пить дать - подохнет, курва. А уж ежели смерть организуют хлопцы Тьмы, то национальный праздник объявят. Что-то вроде "День насаживания Головы Духа Порядка на Кол Верраяла". От постепенно мрачнеющих, хотя, казалось бы, куда больше, мыслей отвлек сын своим забавным и несколько ребяческим вопросом, но ему полагается, ребенок же, а не каждый птенец взрослеет так же быстро, как Дух Костей, для детеныша бывший невероятно серьезным и молчаливым, что отцу его было отрадно. Моргот снял где-то йоту мрака вечно мрачного и вечно безумного батьки. Тот вообще то понимал юмор, то вообще никого не слышал. Сейчас было именно такое время. Он хотел работать. Но на сына таки внимание обратил, сощурив мутные глаза.
-Снимет с себя шкуру в стриптизе - танец удастся, - Верраял загоготал, щеря улыбчивую рожу в рваном оскале. Смех у него не был щебечущим - упоротый ржач психа с рождения вообще мало похож на щебетание как минимум низкими и хриплыми нотами.
Саар был понятлив, убег задание выполнять, сразу осознал, что взрослые сейчас уединиться собираются,  - и это не то, о чем можно подумать, Рраялу с лихвой хватало одной мертвой жены и очаровательной любовницы - живой, что не вечно. К слову, белый сторонник черных ребят тоже предпочел бы работать - и темный это одобрил, он и сам не собирался особо долго рассусоливать, сыновья у него, чай, не светлые лужицы, которых родители до второй тысячи лет нянчат и купают с собой, исцеловывая и оберегая, это полностью самостоятельные личности, один из которых может разобрать на косточки, а другой и мокрого места не оставит одним лишь чихом. Хорошие гены.
-Ценю профессионализм, Финитевус, - Рраял слабо кивнул, умудрено прикрыв мутные глаза. Они уже давно не окрашивались новыми цветами, отчего драконы считали, что цвет очей начальства всегда был и есть мутно-красный - и нечего сказки о далеких временах рассказывать. Смешно да и только. Когда-то одни лишь они могли сдать с потрохами - а теперь Верр матерый патологоанатом, его не проймешь ни дохлыми котятами, ни обнаженными прелестницами. Да тут все и так обнаженные. Не надо стесняться.
Верраял пошел в сторону собственного кабинета, кивнув в ту же сторону Фину, мол, твоя туда не ходить, сюда ходить. Прошествовал мрачно до спуска - ну, а что делать со спуском? Вы не поверите, но спускаться, чем и занялся Хаос, грузно забираясь на подземный ярус своих апартаментов. Холодная яма с сухим воздухом обеспечивала наиболее длительное хранение трупов - обыкновенно здесь находились "пациенты", исследовать которых предстояло долго, оттого и местечко было большим - зачастую сюда попадали огромные твари, а никак не среднестатистические смертные. А еще тут был только один живой обыкновенно - Верр, так что Ученому оказывали честь за честью. Как бы нимбом за такое благородство и доброту не обзавестись - засмеют! Еще бы темного это хоть как-то трогало. Нет, трогало черствое сердце Верраяла только одно - трупы. И чем их было больше, тем ему было лучше. И вот сейчас Глава Стаи Самых Темных Злыдней, которых не должна носить сама Саяри, направлялся к главному счастью на сегодняшний момент - телу Небесного Кита. Добравшись же до вожделенной туши, Рраял премило забубнил под нос, поднявшись у противоположного от входа угла комнаты на задние лапы. Там он из выемки в стене добыл все необходимые инструменты для разделки и исследований, оттуда же взял с десяток листов пергамента и выточенную угольную палочку, потомку как красками писать не любил - смываются, а кровь временами капает. Поэтому предпочитал Дух писать углем - твердая основа его была куда надежнее. Шлепнув все собранное на небольшой столик, темный потер лапы - и указал обладателю бесовьих глаз на место подле. А затем начал тщательно оглядывать тело небесного Кита, поднятого в очередной раз некромантией, а оттого спокойно вращающегося по "собственному" желанию в воздухе. Хаос же внимательно щурил мутные глаза, иные места осторожно прощупывая. Вскрытие вскрытием, а найти оптимальное место для пореза - основа основ. Ему нужен максимальный обзор при минимальных затратах.

0

34

Голова-голова… ну конечно, что же ещё. Рассуждения юного Духа Разрушения на этот счёт казались ужасно примитивными. Ну что поделать, он же птенец ещё. Столько всего предстоит научиться делать. А с ейчас он рассуждает плоско, поверхностно, так что Финитевусу пришлось сделать небольшое усилие, дабы не закатить выразительно глаза. Но в голове Учёного таки проскользнула немного раздражённая мысль, мол, на кой чёрт мне твоя голова отдельно от тела нужна. Но вслух воздушный - и ныне тёмный по метке – ничего на это не ответил. А Фин – он не некромант, чтобы заставлять эту голову отдельно работать. Этим пускай другие занимаются, у кого душа и лапы лежат. Финитевусу же было вполне уютно, если бы голова, которую он от кого-то отделил, более без особой надобности на место не становилась и функционирование своё не продолжала.
Отличаются ли пейзажи тёмных земель от воздушных? О, несказанно! Альбинос мог бы ещё рассуждать на эту тему, если бы не появление его долгожданного величества Хаоса.
На воздушных землях Учёный и не знал, куда себя деть. Всё нужда бежать под землю возникала – в холодный и сухой мрак. Тут такого не ощущалось. Этот приятный глазу мрак был повсюду, независимо от ого, на поверхности ты находишься или в её недрах. А посему магу было одинаково комфортно. Что так, что эдак. И он с нескрываемым удовольствием и наигранной деликатностью медленно кивнул Мору в ответ на его риторический вопрос.
Вмешиваться в семейную раздачу поручений Снежок нужным не считал. Слушал он в пол уха, большинство вещей пропуская мимо. И, пока Верраял раскидывал занятия по сыновьям, отвлечённо размышлял о всяком разном. О предстоящей работе, о том, куда, что и как сложить в башне и даже о том, что было бы здорово прогуляться вообще, но в одиночестве. Нет, компания Духа Хаоса была Финитевусу приятна и даже льстила, но экскурсии дракон, хоть убейте, не любил. И если что-то исследовать, то руководствуясь собственным интересом и любопытством. Здесь в драконе проглядывала его прежняя натура – натура птенца, желавшего изучать всех и всё и считавшего, что нет лучшего способа узнать, что есть огонь, пока не сунешь туда лапу. Это сейчас Финитевус туда чужие лапы пихает. А раньше всё обстояло по-другому.
Из раздумий Учёного вывел гогот Верраяла, прозвучавший в сознании слишком грузно и выразительно, от чего маг едва заметно вздрогнул, обнаруживая себя не где-то далеко в мысленных прогулках, а всё ещё в логове Его Неповторимости и Беспорядочности. Долго приходить в себя не пришлось. Мгновение – и альбинос был готов приступить к работе. Он и до этого, впрочем, был готов.
Молчаливо проследовав за Верраялом, альбинос с непривычки ненадолго завис, изогнув бровь, вглядываясь в парящую в воздухе тушу Небесного Странника. С пустыми глазницами, грязный и побледневший он смотрелся уже далеко не так волшебно, как живым. Стекающая из его глазниц жидкость вперемешку с кровью напоминала густые слёзы. Его собственная магия искривилась под воздействием некромантии, но это всяко было лучше, чем всякий раз двигать тушу телекинезом и надрываться.  Впрочем, картина сама по себе чёрную душеньку альбиноса не трогала. Если и трогало его что-то, то нечто это должно было быть либо абсурдно, либо подвергаться капризам психического расстройства. А так оно… дело совершенно обычное, с некоторыми оговорками, конечно. Но к этому вполне можно привыкнуть.
Прошествовав к месту рядом с Духом, Финитевус обвёл помещение быстрым и внимательным взглядом, отметив, где что лежит. Пытаться распознать какие-то приспособления нужды не было. С большим опытом за плечами теряться в подобном не приходилось. Полминуты и дракон уже чувствует себя как дома. Всё, что надо, есть под лапой. В конце концов.
Время близилось к ночи. Самая прекрасна пора для того, чтобы заняться умственной деятельностью.
- С Вашего позволения, - отозвался дракон, не глядя в сторону Хаоса, а устремив свой взгляд целиком на Странника, - Я бы начал с дыхательной системы, - учёный не собирался торопиться. Рассказывать о подозрительном поведении кита тоже не спешил. Для начала было бы неплохо изучить его как биологический объект, а потом уже пускаться во все тяжкие.

0

35

Не то, чтобы Моргот не ценил истинно тёмный юмор, однако папка заказал не просто гопак, а целый стриптиз. Видать, краля его плохенько свои обязанности игрушки-развлечения Хаоса и кроватной грелки исполняет. Ай-яй-яй. Батька, небось, скоро пойдёт замену искать. Или расширит круг своих интересов от одной особи до нескольких. Вот тебе и первый тёмный гарем. Хотя какой гарем? У Верраяла вон целый "гарем" из личей, куда ещё живых-то тут пихать пачками? Не знал тогда ещё Моричка, что автором гаремов и проституции будет он, весь такой разрушительно очаровательный и расчудесный.
Задание дано - извольте выполнить в кратчайшие сроки, а то за проволочку можно получить штрафную задачку. А наследничек, знаете ли, привередливый в этом возрасте: некромантия - хорошо, толпа личей в качестве моральной и боевой поддержки - просто прекрасно, но всё это было не совсем его. Это Костяной уродился более в Верраяла, явно будет в некромантии шарить лучше многих, а позже, может, и родителя переплюнет. Ведь случается, что ученик превосходит учителя. Моргот был не из такого, сиречь некромантского, теста. И даже не к Тьме его тянуло. В сыне Темнейшей было злое семя. В нём был гнев, была ненависть, бурлила ярость, жила жажда уничтожать и подчинять. Пока что лишь сдерживаемая уроками дражайшей матушки. Но долго ли удастся держать зверя в клетке? Не за горами подростковый возраст, а это пора полового созревания и агрессии, бурных протестов и самостоятельности. Ох, нелёгкая пора - намучается Хаос с сыночком. Хорошо, что стаскивать с самок наследничка без надобности - пускай сеет свой "королевский овёс". Главное наследника Силы не прозевать. Духи стае были ой как нужны.
Батька с Белым удалился по своим некроманстким коварным делам, оставив отпрысков приглядывать за хатой и примус починять. Точнее Мору он доверил починку кошатинки. Повертев шерстяной комок в лапах и чуток даже повертев голову на абсолютно непослушной шее, Разрушитель глянул, как там дела у сводного брата. Тот вовсю копался в трупе. Кажется, даже ловил от этого кайф. Мор вздохнул - не быть ему учёным, как папка. Воззрился снова на объект практики. Выдохнул и давай колдовать. Напряжённую работу не только магии, но и мысли выдавал жутко сосредоточенный вид птенца. Кошак дёрнул хвостом, пошевелил одной лапой, другой, медленно поднялся, не имея возможности поднять голову, прошёл пару шагов, опасно покачнулся и завалился набок, с глухим стуком треснувшись. Птенец свёл чешуйчатые брови к переносице. Вот же гадство.
- Как там у тебя дела, Саар?

0

36

Будучи глубоко погружённым в своё занятие, Саарменхе пропустил мимо ушей всё, что мог - и отцовский хохот (а хохотать он умел, как обезумевший шайтан), и собственно уход взрослых куда-то в нижние ярусы отцовской лаборатории. Не распознать там вращающуюся вокруг собственной оси дохлую тушу Саар умудрился по той единственной причине, что вокруг и так всё было одной сплошной смертью, а на такую глубину его радар пока проникать не умел.
Зато он копошился в предоставленной папой игрушке, как червяк, и молочно-бледный хвост Саара мотался туда-сюда, пока сам птенец увлечённо пересчитывал рёбра и взвешивал с тенью задумчивости на морде сморщенные почки. Подозрение было такое, что Верраял разбирать дракона начал, да не закончил - сам маленький Дух удалил бы всю требуху. Нужны в ней нет, а без неё туша куда легче становится, на большее расстояние перелететь может. И с большей скоростью.
- Как там у тебя дела, Саар? - неожиданно окликнул его брат. Саар, вывернув шею, оглянулся на него, продолжая сжимать изъятые органы в чутких лапках.
- Вполне себе, вполне себе... - пробормотал дракон под нос, не сразу ответив. Длинным тонким когтем поковырялся в почке и извлёк неправильной формы конкремент. С большим удивлением на него уставился.
- Это всё лишнее, - всё также продолжая бормотать, Саар сбросил камешек на пол, развороченная почка полетела в чан с требухой. Ответ, которого требовал отец, уже нашёлся, как казалось лично Бледному, но он предпочитал поковыряться тут ещё немного.
- Ну а у тебя как? - не преминул он поинтересоваться у Мора, совершив тем самым акт любезности.

0

37

Учтивость аж слух резала. Нет, было прикольно, когда все состайники шушукались за спиной, полные страха - ведь у руля нации встал психопат, но вот среди ученых слышать вопрос о позволении старый некромант не привык. Так что несколько сухо фыркнул, мол, принял к сведению, а еще раз так заговоришь - получишь по своей белой морде. В научных кругах все равны. По крайней мере в круге вокруг Хаоса, который хоть убей, а смысла не видел в лизоблюдстве. Да, Тлен, например, был строго иерархической организацией, но это вовсе не значило, что если ты жалкий член Архивного ведомства, то твоих инноваций не выслушают, кичась тем, что ты - отброс. Да нет. Выслушают, учтут, наградят. Собравшись уже начать препарирование, Дух вдруг остановился. Вспомнил своего старого знакомого - он еще как-то слишком засмотрелся на Мэльз и был скормлен личам. То-то Всеотец Некромантии тогда хохотал.
-А вообще, есть теория, - с видом "время магии, мой сладкий", Рраял взмахнул лапами, повернувшись к Фину, и начал повествование, - в свое время работал я с одним ученым, странный был тип - боялся крови и был нюней с окружающими. Не о его характере, впрочем, речь. Он был помладше меня - и интересовался вот такими вот тварюшками, редкими и забитыми магией много больше, чем, скажем, светлые - дерьмом. Тогда он предположил, что за магический фон у Небесного Странника отвечают определенные органы. По фрагментам останков этого создания, которые мы нашли по случайности, честно говоря, большую часть сгрызи личи, наша группа выяснила, что кости не полые, а значит, аэродинамические свойства обусловлены исключительно магической составляющей. Я думаю снабдить патрульных союзных стай особыми химерами, если теория себя оправдает и странник действительно имеет органы с магией, а не владеет ею из-за псионических особенностей мозга. В таком случае мы сможем обнаруживать шпионов при помощи особого чутья на магию. Когда дракон окутывает себя чем-то вроде Хамелеона, от него все равно исходит магический фон. Разрабатываемая тварь должна будет отыскивать свою жертву. Даже если она невидима. И по запаху нельзя её поймать. Правда, отладкой диапазона нужно будет заниматься, но это все достижимо.
И тут Верр замолк, словно наслаждаясь произведенным эффектом. На деле же он прислушивался к ощущениям. После повернулся опять к телу - и начал напевать песенку под нос. Говорят, что если поешь, то дело идет. Дело шло. Правда, исполнение у Хаоса хромало: его хриплый голос был больше для запугиваний, нежели для детских песенок с сюжетом вроде "придет серенький волчок и утащит за бочок, разорвет тебе живот и сожрет твои кишки, сын шакала - дурачок, начинают с губ и щек". Чуткий к магическому фону не хуже счетчика Гейгера к радиации, темный прислушался к ощущениям, пока его массивная жертва парила в воздухе. Блеклые глаза не могли выразить озабоченности, а вот хмурое выражение морды - вполне себе. Ему не нравилась одна маленькая "хреновинка". Да, он уловил несколько очагов, похожих на тлеющие угли, полных когда-то магией. Но прослеживалась какая-то дрянь. Мерзкая. Первый из некромантов, самец умел чувствовать "инородность". И тут она была. "Источник, судя по всему, есть. И не один. Но они иссякаем. Предположительно, что со смертью магия выходит - или же все зависит от определенных фаз? Необходимо проследить за жизнью в естественной среде обитания, но такой роскоши у меня нет. Наполняемость извне и длительность задержки подлежат исследованию," - Верраял устало хмыкнул, после записав поток мыслей рваными предложениями на листах. Больше было похоже на черновик, но ведь это был скорее план дальнейших работ с трупом, милым и родным. Описать зверюшку можно и на прочей кипе, ко всему прочему.
Вновь повернув свое поле для познания, этакий летучий корабль для насекомых и прочей мелкой братии, Эболы, например, некромант вспорол воздушной рыбине брюхо, оставив аккуратную и тонкую линию. Края раны после были разверзнуты и закреплены тремя мелкими костяными иглами с каждой стороны, открывая достойный вид на внутреннее устройство прелестного детища небес. Глава Темных сосредоточенно начал осматривать все, благо, что в темноте он видел прекрасно. Грозные очи разглядели массивный кожаный пузырь. Внешняя его часть была тонкой и робко светилась нежно-голубым цветом, достаточно тусклым для того, чтобы не резать глаза, и при этом заявлять о своем существовании. Когтистые лапы неминуемо зашуршали по листам, коротко описывая, что сие предположительно - орган, обеспечивающий Страннику способность достижения определенной высоты и выдерживания высотного давления, проводя аналогию с пузырем рыбьим, который позволяет держаться на глубине. После же пузырь был аккуратно чуть примят тупой стороной костяного скальпеля - подвижная и эластичная оказалась штука, что тоже было описано в отчете самому себе и потомкам, Саару, например, он-то в магии Смерти хорош, соответствующими эпитетами. Где-то на дне глаз некроманта показался золотистый огонек - но тут же потух. Тут явно не до цветных шоу. Куда интереснее было то, что пузырь был словно частью, проводя все те же аналогии, пищевода, во всяком случае коленообразный орган был слишком похож на желудок. По аналогии, разумеется.
-Что думаешь? - Верраял, видимо, вспомнил, что не один, так что на какую-то долю секунды обратил взгляд на Фина. Но буквально тут же вернулся к осмотру.

Отредактировано Верраял (1 Ноя 2014 22:15:33)

+1

38

Перестав ёрничать, хотя это по большей степени получалось на автомате, Финитевус полностью перевёл своё внимание на изучение Небесного Странника. Откровенно говоря, альбинос очень не привык работать с кем-то. Ему было больше по душе тёмное и мрачное одиночество и полное погружение в собственный шёпот, ропот и свои действия. А там, если надо, то можно и к кому обратиться. Но такой необходимости не возникало. Никогда.
Ну что ж. Всему приходится учиться со временем. Тем более, что работать нужно не абы с кем, а с Духом Хаоса. Это должно сгладить некоторый дискомфорт. Наверное.
Вздёрнув голову, Учёный тихо фыркнул собственным мыслям, перебирая попутно в головен некоторые другие мысли, относящиеся уже непосредственно к работе.
- А вообще, есть теория, - Финитевус скосил взгляд в сторону Верраяла, не поворачивая головы, так точно бы слушал его в пол уха.
Выслушав Главу, Маг чуть отклонил голову назад. Времени на обдумывание полученной информации ему не требовалось.
- Орган - что любой другой предмет, который можно накачать магической энергией. Другое дело, что если это так, то энергия оная держится внутри за счёт рабочести органа. Пока он фнкционирует - магия продолжает давать о себе знать. Это может многое объяснять, но если говорить о Вашей идей с поиском шпионов через подобную систему, то встаёт вопрос об обеспечении работоспособности органа в мёртвом личе. Накачать-то можно, но нужного эффекта запрограммировать не выйдет. Орган должен функционировать. Либо этот дракон должен быть живым, либо внутри лича должен быть орган, каким-то образом функционирующий. Хотя бы некоторое время. Без прямого воздействия магии, конечно, иначе есть риск посбивать фоны тонкой настройки на, собственно говоря, цель использования такой системы, - переведя взгляд обратно на Странника, Финитевус ненадолго замолк и, прикрыв глаза, продолжил с таким видом и тоном, точно происходящее вовсе к нему не относится, а он так... просто мимо проходил.
- Хочу обратить внимание, что Кит вёл себя странно. У него была нарушена координация полёта и поведение в целом не соответствовало тому, что мы можем о них знать. Странники не спускаются так низко, почти падая. А он упал. Я предполагаю, что орган, отвечающий з магическую координацию полёта Странника вполне мог быть травмирован и заражён чем-нибудь совершенно банальным и несмертельным. Но от того, что орган этот отвечал за магию полёта, она нарушалась и превратила какую-нибудь не очень страшную болячку в повод для гибели. Я думаю, что мы сможем найти ответ на этот вопрос, если отыщем заражённый орган, травмированный или любой другой с наличием каких бы то ни было отклонений, - поделившись своей теорией, Финитевус бросил взгляд в сторону, отыскав скальпель и щипчики. Подхватив их потоками телекинеза, сам при том совершенно не двигаясь, только следя глазами, Маг переключился на нижнюю часть кита - у самого хвоста. Туда, где были половые и пищеварительные органы, раздвигая лёгким и профессиональным движением слои кожи. Что ж... если альбинос управлялся с этим процессом посредством магии так ровно и хорошо, то можно предположить - лапами и того идеально выходит.

0

39

Моринготто с тенью недовольства на морде подошёл к кошатине, так на неё глядя, словно этот труп был виновен в том, что некромантия тёмному даётся неважно. Сколь ни просвещал его батюшка родимый, да только наследник явно имел способности и ум, заточенные не под магию смерти. Конечно, верный сын Первого Некроманта Саяри не оставлял попыток, не желая огорчать отца, а скорее напротив стремясь снискать похвалу и достичь нового уровня на этом поприще. Тем не менее, гораздо охотнее птенец упражнялся в родном Разрушении, склонность к этой магии, вспыхнувшей в птенце внезапно вместе с передавшимися силами Дуза, была столь велика, что малыш уже сейчас впечатляюще владел заклинанием дезинтеграции. Одной сферой дезинтеграции он уже вполне мог снести голову взрослому, если достанет до этой самой головы. Но совсем недавно маленький принц успел добиться новых впечатляющих результатов - сепарация позволяла ему отделять конечности или внутренности без всякого скальпеля или когтей. Лишь бы, усердствуя в учении, не убился. Кстати, а ведь кошак был ещё не выпотрошенный...
- Неэффективно, - коротко отозвался Разрушитель на вопрос брата, задумчиво подцепив мордашку усатого острым коготком. Отец, конечно, дал задние, но ничто не мешало наследнику поупражняться в том, в чём хотел он сам. Сосредоточившись, Мор аккуратно одной лишь магией сделал разрез по всему животу кошака, а затем принялся отделять внутренности, которые тут же вывалились наружу, словно мусор. Кишечник бледным удавом плюхнулся чуть в стороне. Труп заметно полегчал, а Моргот был собой очень доволен. Ещё и шейные позвонки разобрал на атомы, почти играючи и явно получая удовольствие от процесса. Теперь зверюшку можно было хоть узлом завязывать с этом месте. Новая проба магии Смерти далась легче: кошак почти подпрыгнул, резво вскакивая на лапы. Брюхо обвисло, рваные лоскутки кожи волочились по полу, пока труп послушно шёл к своему заклинателю по его велению. Спотыкаясь и чуть ли не наступая на собственную покоцанную шкурку.
- А вот теперь лучше.

0

40

Саар одним текучим движением сошёл на пол с высокого стола, где лежал разворошённый покойник. Чёрные маслины глаз, глубоко посаженные в глазницах, следили, как маленький пушистый лич марширует по полу, спотыкаясь передними лапами о собственную свисающую голову на растянутом чулке из кожи и слабеньких мышц.
- Непрактично, - отвлечённо прокомментировал решение брата Костяной Дух. К мертвецам Саар относился не без уважения, а какое в этом уважение – заставлять существо запинаться о свою же голову, носом по полу чертя? Да никакого.
- В удалении внутренностей есть определённый смысл, но в этом – нет, нет… нет, - развил мысль Бледный, возвращаясь к собственному занятию.
Собственно, выпотрошенный труп на столе был действительно выпотрошен, отчего безымянный дракон казался невероятно худым, почти как сам Саар с явным недобором массы. Ещё немного поковырявшись в брюшной полости, Дух Костей фыркнул, оставив притом неясным: доволен ли он сложившимся положением вещей или нет, после чего прополз по распластанному телу к голове своего объёкта, оставив при этом внешне самое неприятное впечатление. Бледное белесое туловище извивалось, будто в нём совершенно нет костей, как самый натуральный червяк в масштабе птенца. А доползя, приложился своей головой к его, будто к чему-то прислушиваясь, и затухающая серая аура покойника слилась с колышущимся чёрным маревом, окружающим самого Саара. Не физически конечно, а на уровне тех же аур. Полежав в таком положении с полминуты (хвост беспокойно елозил по выдающейся грудной клетке мертвеца, которая особенно выдавалась при выпотрошенном брюхе), Бледный задумчиво постучал по его черепушке длинным тонким когтем. Услышал что или нет – история умолчала, однако на морде Духа Костей возникло выражение глубочайшей задумчивости.

0

41

Долго ли, коротко ли, но Саар затосковал. Отец вместе с новоявленным Белым не возвращались, видимо что-то шибко интересное для себя нашли, а на заданные ему вопросы Дух Костей давно уже для себя ответил.
Потому он и оставил выданного ему на исследование мертвеца лежать на столе, сам же стёк на пол одним долгим движением.
- Он удалил все внутренние органы, потому что разложение в норме начинается именно с них, - ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил Саар. Хвост возбуждённо задёргался, выписывая извилистые кривые. - Если их заранее убрать, это обеспечит длительную сохранность лича, кроме того сделает его легче.
Он проследил взглядом за творением своего меньшого брата, который тоже догадался выпотрошить будущего лича. Намеренно или случайно - история умолчала, но думал он в верном направлении.
- Меньше масса - проще поднять, - спокойно заметил Саар. И наконец промолвил последнее:
- Около двух суток, думаю.
И неторопливо направился к выходу из пещеры, намереваясь теперь погулять вне стайных границ. Ответ требовался ему самому, а вовсе не Верраялу, в том и был смысл всякого обучения.
Только у самого выхода он на миг обернулся к Мору.
- Больше уважения, брат.
С тем и вышел.
Тощий и бледный силуэт Саарменхе быстро растаял, слившись с испарениями, идущими от пульсирующей под лапами плоти. Дух целенаправленно бежал вперёд стремительной и плавной рысью, без труда лавируя между слоняющихся по Долине личей. Метр за метром он приближался к накрывающему земли Тьмы куполу.
Ещё полчаса бега - и он покинет территории. Впрочем, какие приключения могут ждать маленького Духа на промежутке между собственными и союзными землями?
Да никаких.

>>> Низина Рока

0

42

Видимо, у Воздуха совсем дела плохи. Верраял не отвлекался ни от дела, по обыкновению временами доходящего до автоматизма, ни от мыслей своих. Его разум давно не прибывал в лихорадке, единственный момент был после потери жены - но это все уходящее. А с трупом супруги можно было даже болтать, на что, впрочем, времени не было. И пока благоверная лежала в Храме имени себя, такая непривычно спокойная и умиротворенная, ее супруг смиренно, аж смешно, слово-то какое, возился в кишках да прочих прелестях внутреннего строения. И правил этой толпой кретинов, которым только дай повод поплести интриги. Аж плеваться хочется. Еще Шэррани приплелась. Аж голова болит. Тьфу! Бабы, ничего сами сделать не могу. Единственная ответственная девка - Гермиона. Для нее ужаснее всего было вылететь из школы, а смерть была вторичной. Вот всем бы так! А тут еще нужда поднимать любовницу в глазах Стаи. Развязывать войну открыто было бы глупо, это спровоцирует осиное гнездо Светлых, которые только пока носу не показывают. Да и в собственном Альянсе все не так гладко. Позиция Ксоры была, мягко говоря, никудышной. Да и в целом ее сброд можно окрестить пушечным мясом. Ни на что другое не сгодятся. При этом был велик шанс потерять главную ударную силу, огненных. Ах, к слову о них. Нужно посетить подопечных.
- Значит, гипотетическая проблема в органах. Любопытно, - Верраял хрипло фыркнул под нос, щуря глаза. После нахмурился, - остается надеяться, что это не та зараза, что шляется по нашим соседям, - Рраял исходил из банального и несколько сентиментального "Финичка, я тебя только-только забрал, давай постараемся сделать наше сотрудничество максимально долгим?". В сущности, Странник не должен был находиться на территории Огня, найден был далеко. Перспектива заражения мала. Значит, две новости. Первая - Фин будет жить. В перспективе. Будет радовать. Отчего-то сомнений в его лояльности не было. Обладателя бесовьих глаз не манили титулы, земли, лидеры. Его интересовала наука. Если он еще и некромантию полюбит, то темный определенно возьмет ученого в жены. Раз уж столько общего. Это все шутки, кончено, а чутью своему старый психопат доверял. Да и до Звездного не доберется никто без одобрения на то Хаоса. А уж с ним возиться будет только Первый из Некромантов. Нежные косточки лежат там, где только их мучитель может их достать. Так что проблем нет. С доверенными лицами их в принципе не бывает. А вот с соседями - постоянно.
-Вынужден оставить, Финитевус. Надеюсь на благотворные результаты. Моя лаборатория в твоем распоряжении, исключая отсеки индивидуального доступа. Но у тебя же и без этого занимательный клиент. Я пришлю двух некромантов из Лиги, специализирующихся на болезнях. Будет любопытно разобраться в механике заболевания, конечно, в случае наличия такового, и возможности его распространения на противника, - Дух Хаоса глухо захохотал, щеря рваную пасть, - только представь морды бескрылых родичей Змеи, которые не могут подняться в воздух. Вот бы эту картину видеть. Мечты-мечты. Так что давай, бывай, - Хаос терпеть не мог официозных прощаний и приветствий в духе Тьмы, так что уходил привычно фамильярно, слабо махнув на прощание дорогому состайнику, коллеге и тайной мечте, обладать которой хотелось давненько, хвостом, мол, не болей тут. Было бы грустно, если бы от Мора умерла и эта светлая голова. После Дух мягкой тенью скользнул вверх, направляясь к сыновьям. Надо же и им нервишки помотать. Впрочем, ощущения намекали, что из двух остался один. Тем проще.
-Больше уважения, - ядовито прохрипел где-то за спиной Моргота его злобный психопат-папка. Нет, слов Саарменхе он не слышал. Но к трупам относился нежно. Конечно, они - лишь инструмент, равно как и магия - но оттого лишь более ценным было это оружие. Около трупа Саара уже не было, а тут еще и пришел доклад дробящим выстрелом в голову, мол, Господин, а ваш сын уйти хочет за территорию купола. И Верраял никогда не был идеальным папиком, следящим за своими кровинушками. Мрачный батяня свято веровал, что если Провидение собирается сделать его сыновей Великими, то не убьет в ребячестве. Так что через Завесу сына выпустил. Пусть себе резвится, может, чуму на кого нагонит. Вот веселье-то будет. От подобной мысли дракон даже рассмеялся - сначала безмолвно затрясся, после начал издавать омерзительные звуки, напоминающие то ли скорбный вой, то ли лай, а после дошел до хриплого и отвратительно безумного "хо-хо-хо. Хе-хе-хе. Хо-хо-хо". И посмеиваясь, хотя уж скорее шипя это сквозь шрамы на морде, Темный буквально выполз из пещеры, положив что-то большое и толстое на то, что такая туша должна передвигаться заметно тяжелее и громче.
Собственно, он действительно отправился к своему тленному змеиному гнездышку. Расправил крылья - и был таков. Нужно было навестить любителей болячек - и как следствие, главных вирусологов как минимум темного Альянса. Этих же ребят можно назвать целительским костяком. Приятным - потому что они изучали проблему - и искали решение. Там, где магия и ее запасы могут подвести, наука преуспеет. Оглядев Долину сухим взглядом, долина и долина, за тысячелетия насмотрелся, Некромант мягко приземлился там, где располагалась основная база "Левых". Там потребовалось буквально пять минут на вызов к себе двух весьма амбициозных господ. Некромант к ним давно присматривался: любопытные, умные, умеющие достигать своих целей, они у Левой Лапы были на хорошем счету. Не дать ли им повод гордиться? не дать ли им причину трудиться? Не дать ли своим жалким интернам повод поломать головы?
-Ко мне в лабораторию. Там - мой белый коллега. У него есть занятная теория, захочет - поделится. В случае удачи - отчитаетесь своим. На все про все даю три дня, пять - край. Отдел подключать можно. И поживее, - ответа дракон не слушал, пошуршал лишь с жутким холодом да хохотом дальше. Будут достаточно амбициозны - отдел услышит о них. Будут глупы - услышит их крики. Будут, напротив, разумны - грамотно разделят обязанности и к приходу Хаоса справятся. А уж он похлопочет о продвижении. У самого же Темного имелись планы. Мор, грызущий Огонь, нуждался в изучении. Прихватив с собой зама Левой Лапы да пару адептов из Гнили Дух мрачно кивнул. Описывать ситуацию не имело смысла, Гниль уже находилась в состоянии готовности. Их дело - изучить. А потом найти контрмеры. Именно поэтому после краткого экскурса верный маг распахнул портал в Каменную пасть. Им предстояло много работы. В перспективе - закончат не скоро. Но после можно будет переговорить с Фламментайном. И это хорошо.
===>Каменная пасть

+2

43

Та зараза или не та... покажет практика. И только практика.
На всё, сказанное Верраялом, Финитевус только кивнул, ибо не видел смысла дальше разглагольствовать. Всё, что он пока думал по этому поводу, он уже сказал. А остальное покажут не слова, а дело. И за это самое дело не терпелось взяться. Тем более, что альбинос собирался заняться этим ещё на островах, если бы окружение способствовало. Но нет. А теперь вот да.
Отдых учёному не требовался. Он уже отдохнул во время переезда сюда и пока с детишками болтал. И полно. Никакой такой отдых не может тягаться с хорошей умственной работой.
Коротко взмахнул крылом в знак временного расставания, Финитевус чуть сощурился, глядя на тело Небесного Странника. Такого… мёртвого и по-прежнему прекрасного. Ничего не скажешь. Магическое, загадочное существо! Столько в себе хранит тайн и загадок.
В первую очередь дракон решил проверить свою догадку о том, что если найти больной или поражённый орган, то можно обнаружить и магический сосуд в ките, если сам кит, конечно, не есть сплошная магия. Но как-то он летает. Вряд ли их магии стоит на ровне с магией полётов тех же червяков-воздушных, обделённых крыльями. Будет, правда, обидно, если задумка с органом провалится. Но и тогда можно будет придумать что-нибудь ещё.
Резко развернувшись в сторону полок с инструментами и различным инвентарём, Финитевус вооружился скальпелем и щипчиками. Прямо таки разделывать тушку кита он не собирался. Потрошить стоит существ менее ценных. А маг был намерен деликатно и аккуратно добраться до тех внутренних органов, которые подозревал в ответе за полёт и магию в первую очередь. И проверить их состояние на наличие какой-нибудь болячки.
Первыми исследованию подверглись лёгкие. После того, как Фин извлёк их наружу почти с той же заботой и любовью, с которой можно извлечь ребёнка из утроба матери, он водрузил их на стол, принявшись изучать. Несколько надрезов, трубка, имитирующая сосуд, маленькие проверки с искусственной инсталляцией работы лёгких – всё это показало, что они вполне здоровы. Не только внешне никаких дефектов, но и скрытых тоже. Не обнаружилось.
Хмыкнув, Финитевус задумчиво слизнул кровь с пальца. С точки зрения медицины и науки вот так вот лакать кровь возможно заражённого существа – опасно и глупо. Но Финитевус вылизал столько крови и вылакал своих собственных ядов, что даже самая кустарная и некачественная в плане безопасности работа вряд ли могла оказать на учёного негативные последствия.
Повозив хвостом по земле, Снежок вернул орган на место. Почти как будто и не вынимали. Подлетев под живот Странника, маг задумчиво прошёлся коготками по всему животу, мысленно вычисляя расположение различных органов и их размеры. Зверь ведь неизвестный. Полагаться на знание анатомии обычных китов приходилось только отчасти. Наверняка были различия. И первое же проявилось при следующем надрезе в области пищеварительных органов.
Заметив странное расположение кишечника, который странно изгибался и освобождал место ещё для одного неизвестного органа, Финитевус дёрнул ушами, увлечённо распахнув глаза. Вот это уже интереснее, много интереснее!  Хищно облизнувшись, дракон сунул лапу в прорезь, исследуя внутреннее пространство на ощупь. Изучая стенки, вполне известные по расположению и ничем не выдающиеся, лапа проследовала по изгибу и наткнулась на незнакомый орган. Если судить о нём по осязанию, то он был похож на воздушный пузырь. И, вполне вероятно, мог оказаться достаточно хрупким. А через что и к чему он прикреплялся – вообще загадка. Так что определённо не стоило его безрассудно выдёргивать наружу.
Решив, что кишечник меньше всего его интересует в данном вопросе, Финитевус предпочёл избавиться от него и вычистить от оного тушу кита. Совсем. А так как туша была большой, работы тут предстояло много. Вынув лапу, Фин засмотрелся в прорезь, пока его слух не отвлекло приближение незнакомых ему драконов.

0

44

Тут и ввалились двое сниспосланных "амбициозных господ", которые, неловко ввалившись внутрь, там же и застыли, глядя на альбиноса, зависшего в воздухе под китом. Финитевуса меньше всего интересовало, что их так сконфузило. Кит-ли? Воздушный-ли дракон? С меткой, господа, с меткой! Так что просим лапы прочь!
Но вряд ли их смутил замызганный кровью вид учёного. Ну нет. Эти приспешники тьмы определённо не должны были этим смутиться.
Сощурившись на интернов, Фин сначала как-то недружелюбно посмотрел на них. Хищно, можно сказать. Точно был готов сию минуту разорвать их в клочья за вторжение и то, что они помешали. Пускай даже и вошли они достаточно тихо и, можно сказать, деликатно. А потом выражением морды учёного в миг переминалось. Даже как-то пугающе резко. Откровенно говоря, он просто упомнил, что Верраял обещал кой-кого заслать. Только не ждите всё равно больших церемоний и уважения. Не дождётесь же.
- А-а-а-ах, вот. И. Вы, - отчеканил Снежок и, взмахнув крыльями, резко отлетел от кита. Да с такой невозмутимостью, будто тот перестал представлять для него всякий интерес. Впрочем, и к новоприбывшим интереса не было видно. Определённо Финитевус не собирался предложить им сейчас же чашечку чаю или рассыпаться в приветствия и знакомствах.
Какие к чёрту знакомства? Какие формальности? Работа, работа и ещё раз работа!
- Ну что, мои костлявые господа, - дракон развёл лапами, мерно помахивая крыльями и оскаблившись в едкой усмешке. Можно было счесть это за приветствие, вполне.
- Милости прошу к столу! - с улыбкой - всё той же едкой - произнёс Фин, после чего случилась уже третья резкая перемена в его настроении. Улыбка моментально исчезла, брови мрачно сдвинулись, а голос, до этого издевательстки-ласково растягивающий слова, стал сухим, грубым и чёрствым.
- Выньте ему кишки. Но очень деликатно! - отогнув указательный палец, предупредил, отлетая к рабочему столу и приземляясь на четыре лапы.
- Как бы собственного ребёнка, норовившего рассыпаться в ваших руках, вынимали бы из утробы вашей покойной самки.

+1

45

Гулял, значит Акира по территории стаи своей. Ну, вышел воздухом «свежим» подышать. Задницу размять. Не все же над своими книженциями сидеть, глаза портить, кхм.
А стая то не маленькая. Шумные рябятки. А любителей новости пообсуждать последние, да сплетни там всякие, хоть отбавляй.
Вот и услышал Лис про большой скандал стаи Воздуха. Мол, один из них расчлененку у себя учинил, да в темные подался.  А сейчас в лаборатории ошивается.   Дезертир в общем.
- Де-зер-тир~
Пропел тихо под нос самец, словно пробуя слово на вкус. Уж очень интересным это словечко было.
Да и дезертира встретишь не часто, в особенности живого.
-Как интересно. Надо бы на него взглянуть.
И с этим прекрасным настроем в силу своего любопытного характера, Акира помчался прямиком к месту, где по слухам должен находиться этакий таинственный гость.
Добравшись  до нужной скалы, Кира затаился аки шпион и высунул лишь морду, заглядывая в «дверной» проем. Ну вообще двери там не было, так дырка-арка, но не суть.
Первым, что увидел  молодой ученый это огромный такой небесный кит, что парил в воздухе. Просто огроменный. Еще там мечутся двойня молоденьких темных, неуклюжих достаточно. Никто из них не мог естественно быть тем таинственным дезертиром, которого пришел изучить Акира. Пусть пока изучить только взглядом.
Самец нахмурился и сощурил глаза. Там был третий . Вполне походящий на воздушного дракона.  И очень уж он кого-то напоминал. Прям очень. Но вод окрас, да и крылья смущали Лиса.
Но та страсть во взгляде, кхм ладно, безумном взгляде воздушника, с которой он смотрел на расчлененное тельце кита, не могла быть ни у кого другого. Этот взгляд он просто не мог спутать.
Он или не он…хммм или все-таки он. Ладненько, если не он, всегда могу слиться. Быстрые ноги не огребают.
Акира все же решился и ввалился в лабораторию. С далека ведь не разглядеть.
И тут самец опешил. Перед ним действительно стоял Финитевус. Собственной персоной. Правда стремный, как вся жизнь Киры, но это сути дела не меняло.
Ох доэксперементировался пожалуй.
-Финик, ради всего темного, что с Вами стало?! Годы совсем не щадят , я погляжу?
Акира присмотрелся.
-Челюсть что-ли вставную уже поставил? Исхудали весь. Вон херовины какие-то появились. Да еще и поседели!
Воскликнул дракон, щелкнув языком, энергично подойдя к ученому и обходя того кругом.
-А я говорил, говорил! Бабу бы себе завели, проблем бы меньше было. А Вы не послушали. Вон с детками возитесь.
Молодой ученый еще раз осмотрел подручных своего бывшего учителя.
-Фу, а вкус то у вас испортился, я погляжу. Что ж с вами стало ?

+1

46

Двое драконов, посланных сюда Верраялом, даже не успели ничего толком сделать или притронуться к киту, как ввалился их состайник. Между прочим, тоже из учёных, чем драконы были крайне опечалены. Они-то хотели проявить себя. И, может, им что-нибудь и перепало бы в итоге. А тут другой учёный. Причём получше их самих, что они признавать, конечно, не собирались. Но было видно, как исказились в недовольстве их физиономии, и как замерли они оба, не зная, что ли им делать что-то, то ли нет. Да так и наблюдали за всей этой картиной с кислым выражением.
Альбинос, услышав своё имя, тут же среагировал, обернувшись на того, кто его звал. Изумлённо вскинув брови, Снежок уставился на беспрерывно болтавшего тёмного дракона, которого, кажется, знал. Пришлось немного напрячь память. И альбинос в конце концов упомнил, кем являлся этот шумный дракон чудесного чёрно-золотого окраса. Любимое сочетание цветов, между прочим.
А был он давним-давним знакомым Финитевусу, которому он как-то вернул память. Тёмный был способным и подающим большие надежды учёным. Они хорошо сработались вдвоём и неплохо друг друга понимали, хотя у Лиса и было много раздражающих привычек. Впрочем, Фин теперь сам далеко не подарочек. Прошли те времена… прошли. Не факт, что они смогут нормально общаться теперь. Но лучше об этом не думать. Ведь столько времени прошло. Наверняка Акира тоже успел знатно измениться. Жизнь всех меняет. Особенно таких личностей, как они.
- Акира… - сдержанно произнёс альбинос и высокомерно хмыкнул. Оглядел своих недавно прибывших подручных и махнул им крылом.
- Проваливайте. Вы мне больше не понадобитесь, - ну и что им поделать? Провалили. Не без огорчения, конечно, бросая озлобленный и завистливые взгляды в сторону Акиры. Рыча себе под нос.
Досада-то какая, божечки.
Когда двое подручных свалили, Финитевус снова обратил своё внимание на коллегу. Теперь уж точно коллегу.
- Здравствуй, малыш, - дракон криво усмехнулся. - Да, как видишь… изменился маленько, - наклонив голову на бок, Фин посмотрел искоса, из под падающих на глаза волос, и усмешка его стал шире, а глаза чуть сощурились. Да, глаза на его морде — ранее ничего особенно из себя не представляющей — теперь очень выделялись.
Маленько — это было мягко сказано. На самом деле… но да не будем углубляться в ностальгию.
- Что нового в твоей нелепой и абсурдной жизни? - учёный немного отвлёкся от кита, но да ничего с ним не станется. Итак без продыху который день. Хоть за жизнь поговорить можно.

0

47

Акира проводил взглядом двух своих состайников, с трудом удержав себя, чтоб им язык в след не показать.
Их разочарование. Ох, как он его прекрасно чувствовал. Оно прямо таки в воздухе летало, а молодой ученый этим наслаждался. Ну, такую черту характера, как злорадство, упрятать куда-то глубоко было очень, скажем так, проблематично. Да.
А после Кира вернул свое внимание бывшему учителю, рассматривая того во все глаза.
-Мда… Сниться вы мне теперь будете в кошмарах. Ей богу страшненький вы. Но ничего, не огорчайтесь , я вас и таким любить буду.
Задумчиво протянул самец с нахальной усмешкой на морде, рассматривая ромб во лбу своего коллеги.
- Здравствуй, малыш.
Малыш. Глаз у золотистого дракона дернулся.
Ой, как не любил это прозвище Лис. Терпеть не мог. Но Фин словно бы не обращая внимания, постоянно называл так своего лаборанта. Ну тут уж, что поделать.
Обоюдная любовь к раздражению друг-друга, была неотъемлемой частью их отношений.
- Что нового в твоей нелепой и абсурдной жизни?
-Новенького?
Оживился Акира, оторвавшись от изучения дракона, словно тот был интересный экспонат в музее. Только вот от экспонатов музейных он отличался тем, что в Фина пальцем можно было потыкать.
-Да ничего. Зелья там всякие варю, книжечки читаю, готовлю кстати хорошо. Правда, оценивающих мало. Нет тут истинных ценителей прекрасного.
Хмыкнул лис, нервно ударив кончиком хвоста по полу, словно бы вспомнил нечто неприятное.
-Ах да, я теперь ученный.
Проговорил дракон, горделиво  вскинув голову, так что длинная черная шерсть, что составляли челку, слетела с морды.
-Вы меня заразили любовью к науке. Отца мне заменили. А потом пропали!
Последнюю фразу Лис произнес на повышенных тонах, явно с упреком в голосе, да еще и вроде как обиженно. 
-Но да ладненько, вам повезло, что я отходчивый.
Тон, с которым говорил самец, менялся, казалось бы, со скоростью света, бросая его из крайности в крайность.
Усмешка плавно переплыла в довольную улыбку.
-Может вспомним былые деньки? Вам тут не грустненько одному?~
Пусть внешний облик его коллеги и сменился, но это же не значит что их дружбе( Да - да дружбе. Финитевус был первым и единственным другом Лиса, за всю собственно его не легкую жизнь. Не смотря на все нюансы их совместного сотрудничества) суждено провалиться в бездну. Ведь так?
А то, что сотворил с собой Фин... Ну с кем не бывает? В конце концов наука никого до добра не доводила. Казусы в их деле неизбежны.
А ковыряться в мертвых телах (иногда даже и не мертвых) вдвоем куда интереснее. Тем более, что Акира явно лучше знал что и как делать, чем эти дилетанты, что присутствовали тут несколько минут назад и только под рукой мешались.

Отредактировано Акира (8 Сен 2015 14:03:16)

0

48

Финитевус криво усмехнулся, оголив немного острые зубы, в ответ на обещание Акиры всё равно любит его таким, какой он есть. Альбинос прекрасно понимал, что это просто очередной способ Лиса троллить своего коллегу. Как обычно, в общем-то. Как в старые, добрые времена. Но теперь времена новые и злые. Что, впрочем, гораздо интереснее… гораздо…
Альбинос выслушивал галдёж о том, как поживал Акира. Маг прямо таки начинал немного жалеть, что спросил. И в определённый момент его усмешка стала больше нервной, чем ехидной.
- Значит, мы теперь коллеги. Отлично, - дракон проигнорировал жалобу о том, что Финитевус якобы его бросил. Что не так-то? Память вернул? Вернул. В разных стаях сидели. Любо таскаться что ли? Да и дел своих не в проворот, знаете ли. Таскаться ещё за другими.
- Хоть от кого-то здесь будет прок, - намекнул дракон на тех тёмных, которых только что выпроводил. В способностях Акиры он не сомневался. И в том, что он может быть очень полезен. Практика показала.
Альбинос закатил глаза, когда Лис заговорил об отходчивости, но и на это ничего ему не ответил. С возрастом Финитевус научился пропускать многие подобные вещи мимо ушей и не придавать им значения.
- Вспомним-вспомним, - одному Снежку грустно не было. Даже наоборот — очень хорошо. Но он ничего не имел против компании Акиры. До поры до времени… пока Акира не особо капал на мозг и не выводил из себя. Но покой нам только сниться будет!
- Готов сразу приступить к работе или желаешь пропустить чашечку чая? - не без ехидцы поинтересовался альбинос, заискивающе глядя на своего лаборанта. В принципе, немного отдыха Финитевусу не помешало. Даже очень. Он до сих пор от крови не отмылся, хотя в свете препарирования кита это было уже не так важно. Но бодрствовал и работал учёный уде долго. С того момента, как он отправился на Радужный острым, так ни разу и не отдохнул. А с другой стороны не терпелось узнать мнение Акиры по поводу изучаемого объекта.

Отредактировано Финитевус (10 Сен 2015 14:07:14)

0

49

- Хоть от кого-то здесь будет прок.
Намек был понят и Акира расплылся в ехидной такой ухмылочке.
- Ох а я уж думал, что вы с ума окончательно сошли, а вроде нет. Мыслите здраво, это не может не радовать.
Закивал самец.
Ну мало ли что могло случиться за столько лет? Если вон что жизнь сотворила с бедненьким ученым. Нет, ну и правда, жуть же?
Но это мало что значило, по крайней мере, для Лиса. Ему было абсолютно плевать ,как выглядел Финитевус. Ведь не внешность главное, а что? Правильно. Главное то, что находится под гривой и коркой головы и черепной коробки – мозг. Мозг это самая основная часть, за какую Акира и ценил Фина.
А сколько идей он на свет выдавал. Поистине бесценная эта частица.
Акира окинул медленным и внимательным взглядом своего коллегу и по совместительству учителя, качнув головой, так что черные пряди на макушке растрепались.
-Вам бы смыть эту живопись с тела, а то запах я вам скажу не очень. Вы идите  – идите, пусть лапы отдохнуть, а я тут пригляжу за вашим ..кхм предметом исследования.
Это же кит, черт возьми. Огромный такой небесный китище. Как тут можно устоять и не влезть в него, чтоб изучить его? Ведь он такой интересный.
Акира уже не смотрел на Фина, его взгляд был полностью прикован к огромной парящей туше.
Глаза Лиса прямо таки сияли.
Интересно, а что у него внутри?
-От чего помер?
Самец кивнул на кита, уже позабыв о том, что буквально несколько секунд назад отправлял ученого живот на солнышке греть да в порядок себя приводить.
Ну что тут сказать? Интерес всегда брал вверх над всем. На то и наукой занялся. Чтобы знать ответы на все вопросы . Вот только вопросов всегда было больше , сколько не находи ответов. Ведь пока найдешь ответ на один вопрос, появиться еще с десяток новых . И так постоянно.

Отредактировано Акира (11 Сен 2015 15:41:58)

0

50

«Сошёл… не сошёл…» - мысленно забрюзжал Финитевус аки старик. Вслух хоть и не сказал, а по морде его видно было. Ишь как скисла. Правда, всего на какое-то мгновение. Так что заметить это было сложно.
Отправляться восвояси альбинос не собирался. Как вообще можно спокойно куда-то уйти, когда у тебя тут целый Странник Эфира? Без глаза, правда. Глаз-то себе Финитевус уже захапал, ахаха. А второй предусмотрительно выдавил, дабы тот вытек. Чтобы никому другому не досталось.
Ходило поверье, что в глазу Небесного Кита содержится не просто магическая энергия, а нечто даже что-то очень необычное и полезное. Кто-то говорил, что обладатель этого глаза получал способность какую. Кто-то, что глаз служил артефактом. Никакой новой способности за собой после извлечения глаза Странника Фин не заметил. Но и не торопился с выводами. Сначала можно изучить кита. А потом уже разбираться со всем остальным. Одно дракон мог сказать точно – после извлечения глаз как будто застекленел и затвердел. Стал похож на ровный и красивый круглый камень. Не проявляющий, правда, никакой активности и ничего такого особо заметного в магическом плане. Но что-то точно должно было быть. Иначе он не вёл бы себя так.
Акира наверняка прекрасно понимал, что, находясь наедине со Странником и имея возможность его изучать, очень сложно отвлечься на что-то ещё. А уж тем более на пресловутый отдых. К чёрту отдых! А сон… он вообще для слабаков! И пусть от недостатка сна мыслительный процесс у нормальных драконов затормаживается… но кто сказал, что мы нормальные драконы? Нет. Мы долбанутые, повёрнутые, психованные шизофреники.
«А я просто гений» - без лишней скромности добавил к этому всему учёный. И уголок его губ дёрнулся в усмешке, оголяя парочку остреньких зубов.
- Какой смысл? Всё равно снова весь перепачкаюсь, - и это было жуть как логично. Зачем отмываться от крови, даже пусть и не китовой, если всё равно сейчас всё опять в ней будет. Подумаешь, беда. Да и хуже от этого Страннику точно не станется.
Ну… негигиенично немного. И только.
Дракон размял чуть шею, наклоняя голову влево и вправо, повёл плечом, следом расправив одно крыло, которое было чёрным, как смоль. Будто всё обгорело. Чёрным оно было как с внутренней, так и с внешней стороны. Хотя, помнится, раньше оно было светло-розовым. Даже скорее персиковым. С серебряным узором на внутренней стороне. И глаза его тоже были серебряные.
Теперь уже тёмный дракон – если судить по принадлежности к стае – непроизвольно зевну и начал рассказывать.
- Как ты наверняка знаешь, Странники Эфира – очень редкие создания, - словосочетание «как ты наверняка знаешь» альбинос выделил такой интонацией, которая, скорее всего, значила «а если не знаешь, то ты и чешуи чумной виверны не стоишь».
- Несмотря на то, что они большие, обитают Киты в очень тяжёлых и высоких слоях атмосферы. Там, где драконам сложно находиться. А этот кит летел очень низко. Думаю, ты поймёшь, насколько это низко и ненормально, если я скажу тебе, что он сносил животом деревья. В конце концов он рухнул, неспособный подняться. Его пришлось добить. Впрочем, он всё равно бы умер. Только в муках. Эти киты не могут жить в низких слоях  уж тем более лежать на земле. Почему это произошло с китом – я не имею понятия. И это нужно выяснить. Есть кое- что интересное, - оживившись, дракон резко расправил крылья точно плащ, сотканный из самой ночи, и, взмахнув ими, поднялся в воздух, залетая под живот кита, находящегося в подвешенном состоянии.
- Иди сюда, я покажу, - с привычной оскабленной усмешкой позвал Фин, покосившись на Лиса через плечо. Что ж… сейчас свои внешним видом маг очень походил на члена стаи Тьмы. Прямо таки на родившегося и всегда жившего здесь. И не подумаешь, будто он тут всего один день. Даже меньше.
А всё потому, что тьма – она в душе.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Чёрные горы » Долина Плоти