//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Восточная котловина » Элтенский Пост Особого Содержания


Элтенский Пост Особого Содержания

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://6.firepic.org/6/images/2014-08/04/gr9uapm7zvbi.png

Штаб ЭПОС - это особая тюрьма Водной стаи, где содержатся опасные государственные преступники, военнопленные и пойманные вражеские лазутчики. До Битвы на Элтене данный орган располагался в другом месте и был уничтожен в ходе сражения вместе со всеми заключенными. С недавних пор он был восстановлен и перенесен в просторные пещеры глубоко под водами Восточной котловины. Пост защищен по последнему слову магии и не имеет надземных врат, что исключает возможность выхода и входа для драконов, не принадлежащих стае Воды. В камерах частично блокируется магия, а контакт узников сведен к минимуму, но отношение к спокойным арестантам лояльное и не переходит рамки прав заключенных. Входы бдительно охраняются. Страже запрещено пропускать внутрь кого-либо кроме коллег и руководства.

0

2

Переход с Острова.

Регент несколько неуклюже выскользнул из портала прямо в воду, утягивая за собой и пленницу. Только погружаться не стал, а то ещё утопит пернатую. Обидно будет. Но и без этого была маленькая проблема. Воды восточной котловины кишели всякой разнообразной и опасной дрянью. Хотя Нуор страшилищ не боялся. ЭПОС рядом, круглосуточно там дежурит стража, можно будет справиться о помощи. Это, на счастье Двуглавого, входило в их обязанности - следить не только за заключёнными, но и за окружением вокруг них. Посторонним вход, как ни странно, воспрещён. Строжайше. И лучше сей вопрос отслеживать ещё на подходах.
Нуориот, осмотревшись, по-прежнему как-то затравленно и воровато, как если бы кто вздумал его преследовать, старательно, почти не совершая лишних движений, махнул замысловато лапой кому-то, кто мог быть в скалах. Да-да, стражи тут буквально напихано в каждую щель. Всюду. Внутри и снаружи, над водой, под водой, в воде.
Сейчас это было удобно как никогда, ведь Советнику совершенно не хотелось плутать по запутанным ходам, искать камеру для Килан (если, разумеется, это её настоящее имя, как-то не сразу Нуориот об этом подумал), а затем ещё и оповещать всех остальных о новом заключённом. Нет уж, проще свалить это дело на подчинённых, благо, сигнал заметили и неспешно ответили, позволяя приблизиться на более близкое расстояние. Заявись Регент туда просто так, будь он хоть трижды Советником, несдобровать ему. Такое вот распоряжение было от Аграила. И правда, а вдруг какой шпион, на этом фрагменте мысли двухголовый аж скривил морды в брезгливой гримасе, решит притвориться им?
Что ж, краткие переговоры и сдачу пленницы вряд ли нужно пояснять. Нуора опознали, проверили и заверили, что всё будет сделано, как там, на высшем уровне. И ни моментом больше. Хотя нет, не совсем правда. Планируемое далее окончание обхода Элтена, занятие регулярное и очень важное, негоже было совершать в своём истинном виде. Пришлось Советнику искать среди стражи мага, что смог бы наложить иллюзию на его несчастные две головы. Хорошо ещё, что охрана о необычном виде Двуглавого была оповещена и не выказывала не только удивления, но и внимания большего, чем следует. Замечательно.
Искомый маг, родом из всё того же водного племени, был найден нескоро, и всё-таки найден. Ещё не до конца освоивший избранную им школу, в свои-то три тысячи и пятью сотнями лет, но, по рассказам сослуживцев и некоторых, скажем так, очевидцев, в создании иллюзий сей экземпляр был дюже хорош. Немного поспешив, Нуортариот добился почти желаемого, только теперь его было совсем не узнать. Господин иллюзионист, личностью будучи творческой, решил новый облик, который должен держаться полчаса, а то и час, без перебоев, сделать интереснее.
Теперь, разглядывая свои резко посеревшие, лапы, Регент поначалу боялся спрашивать, а что же с его головами приключилось. Однако, если результат и не порадовал, так не обеспечил новой проблемой. Подумаешь, голова обзавелась парой тяжёлых, иллюзорных рогов, на скулах прибавились ненужные плавнички, а вместо игл на шее теперь ряд грубых, туповатых шипов. Главное, что по виду она, голова эта, одна, морда одна, да и шея тоже одна. Больше, опять же, не надобно. Лишнего из движений не делать, дабы подозрений не вызвать, и будет всё замечательно. Осталось лишь повязать на шею оба артефакта, тем более, что во втором, как объяснили Советнику драконы сведущие, опасности никакой не крылось, а была скорее польза. Призвать на подмогу зверушку какую-нибудь - да кто откажется?
И вот наконец Нуор держал путь дальше, к восточному берегу, единственному, куда за сегодня лапа Регента не ступала.

Временный иллюзорный облик Регента

http://fc01.deviantart.net/fs71/i/2011/103/c/1/gray_one_by_grzanka-d3dw9un.jpg

Переход на Восточный берег.

0

3

Мелководье --->

20 день Морозного месяца.
Поздний вечер, над Элтеном собираются небольшие тучки.
Под водой спокойно.

ЭПОС внушает какой-то неясный трепет по началу. Когда видишь его, то разочаровываешься, ведь нет сотен драконов с оскаленными клыками, едва удерживающих гигантских акул, готовых сорваться с цепей и сожрать любого, кто окажется достаточно близко. От ЭПОСа не фонит сотней магических артефактов, которые уже в радиусе десятка километров должны были бы испепелить непрошеных гостей. Он вообще не похож на что-то важное и очень опасное ни по своему предназначению, ни по содержанию. А ведь там, в нижних камерах, где едва хватает воздуха, где вода с потолка в каком-то невидимом уголке неспешно капает на пол или в худшем случае прямо на голову, заставляя заключённых визжать от боли в ушах уже на начало второго дня, содержатся одни из самых опасных или жутких преступников, каких только видел Элтен. Нуор помнит каждого по имени, знает о каждом их грехе и готов лично вырвать им языки, лапы и не столь жизненно важные органы, чтоб они медленно умирали от кровопотери и боли, покуда регент любезно напоминает им об их ужасных поступках, не давая сдохнуть так уж скоро, как им хотелось бы.
О, он действительно помнит каждого.
Например, Фаса Тихий, этот светлый одуванчик с первого взгляда и один из самых ныне безопасных заключённых ЭПОСа. Обычно он сидит спиной ко всем, что-то наскуливая в своём углу. Сначала все считали, что Фаса болен. Он пожирал собственную плоть, маниакально сдирая её с собственного живота, груди и лап. Говорят, что, если бы его не попытались лечить, он бы сам себя убил. Возможно, так было бы лучше для всех. Однажды Тихий сбежал, затерявшись на добрый год, но на границах Элтена стали появляться изувеченные драконы. У одних были вырваны глаза, другие хвастались кишками, волокущимися прямо за ними. И дальше - хуже. До поимки Фаса отметил зубами и когтями тринадцать драконов, из которых спасти удалось лишь четверых.
Оказалось, что Тихий действительно в каком-то смысле болен, однако, калеча других, он полностью давал себе в этом отчёт. Парадокс... Сейчас он по настоянию Нуора заперт в отдельной камере, не заключён в кандалы и спокойно догрызает своё тело, изредка выводимый наружу и пугающий молодых целителей и магов, проходящих практику. Говорят, осталось немного.
Один из наиболее памятных для регента, Амилоар Мракозверь, был пойман самим Нуором. Один из самых выдающихся учёных в области магии Разума, этот дракон более всего любил упражняться в управлении им. Начиная с не слишком умных зверей, мракозверей особенно, Амилоар постепенно перешёл на драконов, начальство же какое-то время закрывало на это глаза. Однако когда одержимый триумфом учёный на глазах у нескольких десятков коллег заставил тёмного птенца убить собственного брата, его деятельность резко пресекли. Амилоар в течение десяти лет тайно проводил всё новые и новые эксперименты, собирая армию из послушных марионеток. Покалеченные, жертвы насилия и его извращённых фантазий, они не оправились даже с поддержкой лучших целителей и магов после того, как Мракозверь был пойман Нуором всего за несколько часов до планировавшейся им массовой резни в жилых гротах своих бывших коллег. Двуглавый желал для него не смерти, но вечной каторги в чужой власти и в самых адских условиях, на какие только способно воображение дракона, при ежесекундном напоминании о всех тех, чьи жизни он пустил под откос.
Или же Карнал Зубоскал. Детоубийца, насильник, монстр. Четыре жертвы, все юные самочки, не достигшие и тридцати лет. Трупы изуродованы и брошены на видном месте, как правило, прямо перед домами родителей, в разнообразных позах, имитирующих его забавы, но непременно с одной чертой - неестественной дикой улыбкой во всю пасть. Они словно бы издевались вместе со своим убийцей над беспомощностью стаи... Нуор бы подвесил Карнала за его яйца, заставив пожирать самого себя, начиная с его же половых органов. И, разумеется, при этом он должен улыбаться. Во всю ширину своей мерзкой пасти и немного больше. Нуор бы помог ему с этим. Однако регенту приходится терпеливо ждать, когда извращенец скопытится от экспериментов разумников, которые не один год разносят его голову в научных целях.
Жестоко? Советник считает, что недостаточно. Ранняя политика стаи не позволяет действовать по принципу "око за око, зуб за зуб". Даже способы добывания информации из заключённых весьма гуманны, как кажется ему. Но грядут перемены. Нуора это полностью устраивает. Сегодня он сам намерен внести некоторые изменения в текущий регламент и надеется на поддержку Аграила.
Собственно, именно Главу и ждёт Двуглавый у одной из многочисленных камер в ЭПОСе. За стеной его ждёт уже знакомая шпионка из Тьмы, которую лично он помнит под именем Килан-Амрель. Она же пока не знает, кто будет её гостем и что за подарок он приготовил для леди.

+2

4

20 день Морозного месяца.
Поздний вечер.

После Совета Альянса, Аграил пребывал в несколько подвешенном состоянии. В тот прошедший и судьбоносный день многое прояснилось, но сейчас же пришло понимание, что лучше бы некоторые аспекты до сих пор остались для них тайной. Отгремела беседа с Аллинэей, прошел разговор с Мисан, но как в первом, так и во втором случае на душе остался осадок недосказанности, словно вопреки всем попыткам так и не удалось расставить все точки по своим местам. Возможно, Аграил хотел слишком многого в рекордно короткие сроки, однако в нынешнем положении дел это было вполне объяснимо - ему требовалось знать точно, насколько прочна под лапами почва.
К счастью на ближайшие дни не намечалось никаких межстайных мероприятий, так что Глава мог в полной мере посвятить себя проблемам собственного дома. На Элтене этим вечером было спокойно, неделя подходила к концу, драконы постепенно обживали вновь обретенные жилища и занимались украшательством - их усердием на дне Западной котловины расцвел целый сад водорослей и адоптированных для пресного водоема кораллов. И это все было только началом грядущих перемен. После Арденхельма, водные вышли на новый уровень дизайнерских веяний, уделяя много внимания внешнему виду своих жилищ и территории перед ними, чтобы каждый грот выглядел неповторимо.
Однако, в то время, как Западная Котловина цвела под чутким надзором ее обитателей и ученых, в Восточной, сохранившейся чаше озера, все оставалось, как и прежде - диким, опасным. Это место не заселяли в виду страха встретить хищных тварей, здесь даже некоторые растения эндемики представляли серьезную опасность, будучи ядовитыми и плотоядными. Однако, подобная обстановка ничуть не мешала учреждениям, которые напротив - было бы опасно или нецелесообразно размещать вблизи жилых массивов. Одним из таких была Элтенская тюрьма - ЭПОС. Здесь содержались личности, по собственной воле разделившие себя и общество, а вместе с ними военнопленные, до которых не было дела их собственной стороне, изменники не успевшие добежать до стана противника и еще некоторые выдающиеся личности, не подходящие ни под одну из перечисленных ранее категорий. Стоило отметить лишь то, что большую часть беглецов из прежней тюрьмы удалось отловить и переместить в модернизированную тюрьму, сбежать из которой теперь было в десятки сотен раз сложнее.
Аграил неспешно доплыл до поста стражи - они пропустили его без лишних вопросов. А сам водный не спрашивал об интересующих его вещах. Морскому Дьяволу была назначена встреча с Регентом Внутренних дел, он надеялся, что сможет отыскать своего верного подчиненного и друга без сторонней помощи, дабы меньше распространяться о грядущем промысле. Заключенные вели себя довольно смирно, многие из них провожали ненавистного судью и палача ядовитыми взглядами, но никто из них не рисковал выразить свое недовольно более существенно, как могли это сделать раньше - неосмотрительным плевком под лапы или колким словом. После исхода, водный не прощал ослушания и несколько воспитательных мероприятий вернули гостям Элтенского Поста Особого Содержания познания в этикете и хороших манерах.
Самец свернул в очередной коридор, миновав часовых, после чего отметил поодаль в тени фигуру разыскиваемого Регента. Мотнув головой, Дух неспешно приблизился к своему помощнику, поприветствовав того сдержанным кивком головы.
- Приветствую, коллега, - голос звучал приглушенно и, пожалуй, даже слишком спокойно для этой ситуации.
- Надеюсь, я не заставил вас томиться в ожидании, - Аграил обращался не только к Нуортариоту, но и к самке, закованной в камере. - Познакомите меня с нашей прекрасной гостьей?

0

5

- Нисколько, - в тон Аграилу ответил Нуо, склоняя обе видимые нынче головы в приветствии. Даже если Глава и задержался... Что ж. В свете грядущего действа у Нуора быстро появилось некое возбуждённо-томительное состояние, попросту не дававшее ему сосредоточиться на таких вещах, как время. Двуглавый, едва завидев шагающего по коридору Аграила, едва не начал припрыгивать от радости. И это его состояние парадоксально не вязалось со спокойными и лаконичными ответами, адресованными Морскому Дьяволу.
- Разумеетс-ся. Она... очаровательна.
Регент хвостом толкнул узорчатую створку, сделанную из тёмного коралла, и с полупоклоном вытянул лапу в сторону, приглашая Аграила войти внутрь камеры. "Особому гостю место в первом ряду!"
Место, где томилась Килан-Амрель, во многом отличалось от типичных камер основной части ЭПОСа. Относительно светлая и даже сухая, достаточно просторная зала, выложенная бледно-серым камнем. Есть несколько каменных уступов, на которые можно закинуть свою тушу ради сна. У другой стены, поближе к коралловой дверке, небольшой чашевидный сосуд для набора воды. Подача из разряда "дёрни за ниточку". За хорошее поведение - даже бывала горячая вода.
Эта камера была для содержания наименее опасных заключённых, хотя при желании или необходимости, как сейчас, например, легко переводилась в режим "специальной".
Килан-Амрель полулежала-полусидела почти в центре этой камеры, оперевшись на достаточно приличных размеров камень, выполненный в форме достаточно большого, чуть выходящего вперёд в форме сглаженной буквы "Г" столба. Лапы её и крылья были прочно связаны, а верёвки в несколько раз обёрнуты вокруг этой колонны. Но при том конечности выглядели ещё и сильно ослабленными даже под крепкой вязкой. Оно и верно, учитывая, какой паразит не так давно питался её магическими силами. Нуору даже было видно, куда именно таргонов присаживали - чешуи там вздыбились, а часть была и вовсе вырвана. С охотницей, ясное дело, не слишком церемонились.
"Что ж, это её дело. И её наказание. Можно было быть умнее. Или хотя бы с толком тратить силы."
Нуор зашёл следом за Главой, небрежно волоча за собой мешок из тонких шкур, что он притащил с собой. На секунду советник задержался, прикрывая коралловую дверцу - того требовала привычка, - и уселся неподалёку, занявшись изучением содержимого своей ноши. Лишь раз основательно отвлёкся, снова давая отмашку Аграилу, чтобы тот пока прошёл к противоположной стене и полюбовался на их добычу. В морду. А вот говорить можно и так.
- Итак, Вашему вниманию представлена Килан-Амрель, бывшая в стае охотницей. Зарекомендовала себя как ценную единицу отряда в выходах на почти любого зверя, - Нуор негромко хмыкнул и одной головой повернулся к драконам, покуда вторая продолжала контролировать изучение и опустошение мешка.
- Как обидно и жалко выглядит на этом фоне её заключение. Истинная сущность - рядовая шпионка из Тьмы. По крайней мере, на это указывает метка. Судя по обстоятельствам поимки... Или не слишком удачлива, или же начинающая. А то и всё вместе. Замечена была за расхищением хранилища запасов на одном из Элтенских островов. Участие в других акциях против стаи и уровень доступности секретной информации... Выясняются.
Вместе с последним словом Нуор вытащил из мешка и последний предмет. Котомка была отложена аккуратно в сторону, а многочисленные инструменты и приспособления, среди которых различались тонкая верёвка, набор рыбьих костей, несколько кожаных бурдюков разного объёма и прилично наименований чего-то разноразмерного, острого и железного, расположились предельно аккуратно на полу. Но Килан это вряд ли могла увидеть, поскольку была повёрнута к регенту спиной и совсем чуть-чуть боком, а возможности обернуться и тем более развернуться полностью не имела.
Этим Нуор и воспользовался, подходя к ней и кладя левую лапу ей на плечо. Правая голова сунулась вперёд, частично оказываясь в зоне видимости самки. Ехидно улыбнувшись, правой лапой Нуор указал на Аграила, "обводя" его силуэт.
- Ну, а это Аграил, который явно не нуждается в представлении. Поздоровайся! Нет? Ну и ладно, - со смешком синий дракон снова отошёл, возвращаясь к своему инструментарию. Шуршание. Это он выбрал два бурдючка примерно одинакового размера. Плеск. Это вода побежала из стены, собираясь в чаше.
- Он будет сегодня нашим почётным гостем. Будет наблюдать за тем, как я попытаюсь всё решить мирным путём, - как ни в чём не бывало продолжил Двуглавый. Спокойно, размеренно, никуда не спеша. Ожидание неизвестности... Уже одним этим вполне можно было бы при достаточном желании запугать заключённого. Но Нуор не сомневался, что нервишки лже-охотницы будут крепче. И даже надеялся на это, ведь у него было столько всего припасено для неё. Он по-настоящему старался.

кастую призыв Мастера

+2

6

У Килан было время подумать о разных вещах, пока она находилась здесь. И мысли её почти каждую минуту противоречили друг другу. То она была убеждена в том, насколько её дух несломим, то в том, что смысла сопротивляться и упираться попросту нет. Всё кончено, всё потеряно, остаётся только уповать на… а на что уповать? На милосердие? Глупость какая. Амрель была шпионкой стаи Тьмы. Она прекрасно была знакома с таким понятием, как полное отсутствие милосердия. Почему, прожив так всю свою сознательную жизнь, она должна ждать чего-то другого?
Самка колебалась и сомневалась. Она вспоминала дни, прожитые в стае Воды и дни, проведённые в стае Тьмы. Восприятия этих двух крайностей, в том числе её собственной личности, так сильно перемешались, что было сложно разобрать, где во всём этом правда, а где ложь и вымысел. Ей казалось, что она достаточно чётко обозначила границы, но провал этой операции дал понять, что она ошибалась. Не только тогда, когда решила идти против Советника.
- Тск… - стиснув зубы до боли в челюсти, Амрель зажмурилась и опустила голову. Она старалась не слушать и не слышать шагов и слов, но не обращать внимания не получалось. Она узнала, когда явился Глава. И сам Нуортариот, повторной встречи с которым она так не хотела.
«Проклятье!»
Отзвук слов Нуора долетел до ушей шпионки. Самка невольно вздрогнула и чуть пошевелила пальцами на лапах — насколько это было возможно. Сил в теле не было. Такое ощущение, как будто мышцы накачали треклятой водой. Килан хотела спрятать в лапах голову, но могла только опустить её, чувствуя, как веки начинают болеть от напряжения, а зубы поскрипывают друг от друга.
Мысли, как напуганные мыши, разбежались в разные стороны. С приближением Советника в груди что-то сдавило, дыхание перехватило. И самка смогла выдохнуть сквозь стиснутые зубы лишь тогда, когда двуглавый отошёл. Но, прямо говоря, лучше от этого не стало. Шпионка не могла видеть, что делает регент. Это ужасно напрягало, а ожидание томило до нервного озноба. Холодок пробежал по телу. И Килан, понимая, что просто не может выдержать этого нетерпения, чуть поёрзала. Подняла голову и вперилась взглядом в Главу. Которого тоже… видеть не хотела.
Поджав губы, бывшая охотница Воды, надо сказать действительно очень способная в этом плане, молча и напряжённо смотрела на Аграила. В её взгляде не было яда или едкости, злобы или ненависти. Только животный страх и какое-то искреннее непонимание. Как будто её могли подставить и, на самом деле, она была совершенно не при чём. Не понимала, за что с ней сейчас так обходятся. Или собираются обойтись…
«Бездна, да что он там копается позади!? Как же это нервирует!» — мышцы на скулах дёрнулись, но больше ничем снаружи мысленный возглас самки не был выдан.

[nick]Килан-Амрель[/nick][status]На перепутье без дорог[/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZaUg8.png[/icon][titul]Шпион стаи Тьмы[/titul][sign]http://s3.uploads.ru/WIhK4.png[/sign]

+3

7

Без лишних слов Аграил зашел в камеру, где содержалась изменница. Самое обыкновенное помещение из тех, в которых, отсиживались, как правило «рядовые» нарушители. Килан не удостоилась даже места между камерами военнопленных и изменников родины, словно находилась здесь за незначительный проступок, оплошность за которую дают несколько месяцев и выпускают на свободу. Но это напускное радушие было лишь пылью в глаза, ведь всем собравшимся здесь было хорошо известно, что бывает за подобного рода вещи.
Перемирие, подписанное Альянсами в 8000 году уже два года, как потеряло всякую силу, так что стоило в любой момент ждать сюрприза от забаррикадной стороны. В данном случае таким сюрпризом была Килан. Другое дело, что, насколько самцу было известно, самка присоединилась к ним не несколько дней назад, а значит была и в Арденхельме. Если так, то безопасность города висела на волоске и сегодняшний разговор будет крайне неприятен, а его результат… покажет, стоит слать гончую наперехват доносчику, искать способы защитить город от любой опасности или же можно выдохнуть спокойно. Этот вопрос на данный момент беспокоил самца более всего, но он не хотел спешить, у Регента наверняка был определенный план на этот вечер. Не хотелось нарушать порядок событий, ведь более всего Дух ценил системность и отлаженную работу.
Пас лапой, приглашающий отступить в дальний угол, был лишним жестом. Аграил и сам, едва Нуор занялся содержимым кожаного мешка, направился неспешно вдоль стены, волоча длинный хвост за собой и будто невзначай царапая острием серповидного наконечника гладкий пол камеры. Лязг, раздающийся вследствие - раздражал слух всех собравшихся, но деться от него было некуда. Зато шпионка могла спокойно отследить всю траекторию движения Духа до того места, где уже могла наблюдать его лично. Самец присел напротив, так близко, что без проблем можно было дотянуться до него лапой, если бы эти самые лапы не были связаны. И он сидел безмолвно, даже не кивая на слова Нуора, но определенно слушая их. В глазах можно было прочесть нескрываемое разочарование, точно взгляд родителя, который узнал о проделке своего чада. В этом что-то было, поскольку каждый член стаи был для Грая семьей и к каждому было соответствующее отношение, пока не случались неприятные инциденты, ставящие эти своеобразные узы под вопрос.
«Темная значит…» - Морской Дьявол впервые пошатнул головой и прикрыл глаза. Стая Темнейшей активизировалась: два шпиона за столь короткий срок – это слишком много, а были ли они последними, были ли единственными? Конечно нет. Темные как будто надсмехались, дразнили своей Завесой, но, как известно, тот, кто слишком долго размахивает приманкой перед хищником, рискует остаться не только без приманки, но и без руки заодно.
Нуортариот представил Аграила самке. Это было излишне, но регент явно смаковал ситуацией. Граиль просто не мог не заметить этот азартный огонек в глазах и нетерпение скорее приступить к делу. Как ни крути, а многие представители стаи были по-своему безумны. Водный даже не мог сказать, в какой момент эта компания утвердилась на своих чинах, но и не отнести к ним себя не мог. В любом случае шутить с ними было опасно, ибо водные превзошли себя и ныне по-новому смотрели на свою позицию защитников Альянса. К сожалению для Килан, стаи Тьмы и Темного Альянса. Возможно все считали, что водные остались такими же, какими были: добросовестными, справедливыми, самоотверженными. Что же, консерваторов ждал сюрприз.
- Стая говорит, и я предпочитаю слушать, - неожиданно начал самец, после чего сделал паузу, давая простор для размышлений.
- Лучшие воины, лучшие маги, целители, дипломаты… десяток лучших охотников, в который входишь и ты, Килан-Амрель, шпионка стаи Тьмы, - Морской Дьявол покачнул головой. Эти слова были сказаны им совершенно буднично, как статистика, публикуемая на советах стаи. Однако далее выражение морды стало меняться, в складке меж бровей и на переносице промелькнуло что-то хищное, глаза осветила недобрая искорка, но голос по-прежнему оставался обманчиво мягок.
- Поведай нам, милая, каково это, променять руку, которая тебя кормит - народ, который уважает и почитает твои достижения, на стаю, бросившую тебя в гущу событий, как пушечное мяско.

+3

8

Напор посильнее сделать было можно. Хоть до того, что бурдюки из лап регента оказались бы попростувыбиты. Однако Нуор торопился примерно в никуда, посему ничего подобного не делал и не собирался. Вон, там и Аграил решил уделить время светской беседе. Будничный тон сменился едва уловимо на что-то обманчиво-обволакивающее, Двуглавый даже как-то вздрогнул. В головах при этом всё ещё оставался лязг, сопровождавший движение хвоста Главы по полу, но, вопреки всему, он не был раздражающим или сколь-либо неприятным. Советник слышал много чего и похуже. А здесь... Ни хорошее, ни плохое звучание. Скорее уж точно соответствующее будущей атмосфере действа. Если, конечно, Килан не решит упростить всем задачу. Пока что не собиралась, и, признаться честно, Нуор готов был рассыпаться в совершенно искренних благодарностях. "Пожалуй, порадуем её прямо сейчас. Серьёзное можно и отложить. На чуть-чуть..." - губы морд растянулись в пугающе симметричных и сколько-то недобрых улыбках. Ноздри советника подрагивали, трепеща, он почти ощущал и перенимал это напряжение, исходившее от Килан-Амрель. Только ей, вероятно, было страшно, а он же предвкушал.
Нуор отпустил рычажок, открывавший путь воде.
Стало заметно тише. Только речь Аграила и нарушала спокойствие камеры. Нуортариоту даже стало неловко добавлять к ней отзвуки своих передвижений. Однако следовало возвращаться к Килан, дабы появление его потом не смотрелось совсем уж лишним и ненужным, как если бы то возвращался давно забытый персонаж.
Регенту всё виделось эдакой постановкой, где всему должно идти ровно и без изъянов. "Несмотря на отсутствие каких-либо репетиций." Даже сейчас шёл он к Килан так, будто бы играл: медленно, максимально плавно, вплоть до того, что карикатурно, гордо вытянув шеи, глядя прямо перед собой, на пленницу, и никуда больше. И то, что приходилось передвигаться по факту на трёх лапах из-за занятой четвёртой, ему почти не мешало. Как не мешало и то, что единственным свидетелем стараний оказывался Аграил. О, пусть и никто бы не видел со стороны Нуора, ему было не столь важно внимание гипотетического зрителя. Он просто отдавался процессу самозабвенно, полно, получая удовольствие уже и от этого. Все они тут, в верхах стаи, были слегка безумны. Но все при том - под стать её Главе.
Итак. Нуор приблизился к Килан, хоть и вновь ей не показался. Пока что того не требовалось. Прежде следовало напомнить о себе, если вдруг, ха-ха, она успела о нём позабыть, отвлечённая Аграилом.
- Пушечное мяско... Ну, похоже, что сейчас всё встало на свои места, м? - начал задорно регент, выждав совсем немного после речи Главы, - ты только не думай, мы-то те ещё гуманисты на самом деле. Только вот так уж вышло, что наше гуманное отношение... Ну, надо заслужить, что ли?
Не меняя расслабленного тона, будто всё это была светская беседа, Двуглавый поднялся на задние лапы, упершись левой передней в скальный выступ. Как раз дотягивался до изгиба столба. На него он и стал прилаживать бурдючки, наполненные теперь водой. Предусмотрительно они были перевязаны верёвкой, оставалось только затянуть и перекинуть через уступ.
- В целом каждый изначально заслуживает соответствующее обращение. Но можно такую привилегию и... потерять, знаешь ли. С чем ты успешно справилась! Поздравляю! - хвост регента с шорохом протянулся по полу к Килан и мягко похлопал её по боку, как бы одобряюще.
- Однако, если тебе угодно, у тебя есть шанс исправить эту ситуацию. Достаточно просто добровольно с нами посотрудничать и вообще быть паинькой-заинькой, - голос Нуортариота к концу этой фразы сделался столь мягким и даже в каком-то плане приторным, что ещё немного - самому бы стало тошно.
- Только незадача. Вечность есть только у одного из присутствующих. Так что я помогу нам с тобою немного, обращу время, так сказать, на нашу сторону.
Пальцы советника простучали по столбу, лапа поднималась выше, сопровождая свой путь тихим скрипом-шорохом когтей о камень. За ней "поползла" и вторая, прямо к переброшенным через горизонтальную балку бурдюкам. Добрались, зажали небольшую складку на одном, погружая острый коготь в мягкую кожу. Дальше и дальше - и вот уже эксплуатация вещицы под вопросом, ибо в ней образовалось маленькое, но всё-таки существенное отверстие. Из него тут же просочилась капля, что, набравшись, сорвалась да с тихим "клап" ударилась о морду самки. За ней - вторая, из такого же продырявленного бурдюка. Клап. Клап. Клап-клап. Клап-клап. "Какая музыка! Жаль, что хватит ненадолго. Но. Всегда можно добавить ещё!"
- У нас тут туго с тем, чтобы определять часы, так что пусть это служит в счёте. Тебе удобно? Не хочется, чтобы ты упустила своё время, - Нуор хмыкнул и всё-таки замолчал. Теперь тишину только и нарушало это "клап-клап". Капли бойко ударялись о драконью голову, норовя стечь прямо в глаз. Клап-клап... А то и в оба сразу. Клап-клап. Падение, пусть и паузами, быстрое. Клап-клап. Похожее на ритм сумасшедше работающего сердца. Клап-клап! Как у смертельно напуганного дракона.

Отредактировано Нуортариот (14 Авг 2017 20:23:41)

+3

9

Так близко наблюдать главу стаи Воды Килан ещё не приходилось. Тем более в таком положении. Крайне невесёлом. И, откровенно говоря, как-то не было уже ни в чём никакой уверенности. Самка не знала, какую тактику ей теперь избирать. Если и были варианты, то казалось, что один хуже другого. А какой именно — не ясно. Что какой бы она ни выбрала, что бы ни предприняла, всё пойдёт прахом. Почему она вдруг начала так считать? Неужели всё это заточение так сказывалось на ней? Поразительно.
Амрель никогда не приходилось бывать в плену. Разве что в семейном. Привязанная к своей сестре, как цепью к камню. Только этот камень ещё и кидают со скалы, а тебя дёргает вниз. И ты летишь, разбиваясь о выступы. А камню ничего. А сверху кричат. Будь как этот камень! Пусть всё тебе будет ни по чём! Как этот камень! Будь им! Ну и что, что это проклятый камень… булыжник. Именно такой была сестра — отверженной, от всего отстранённой, чётко знающей, что ей надо делать. Как лежать и как с горы катиться, если надо будет. Если покатят. И этим камнем умудрялись давить головы неугодных, встающих на пути.
Всё было частью большого обмана. А кем была сама Килан во всём этом? Тоже обманом. Его небольшим кусочком, огрызком. Без всего этого дела она становилась никем. Вот так вот. Без камня, к которому тебя привязали, ты никто. Сейчас, далеко от дома и всех стайных тёмных, которых она знала, шпионка понимала, насколько ей противно быть такой жалкой и никчёмной. Насколько мерзко всё же быть ей. И как бы она сама себя за это наказала.
Только ни к чему. Палач уже спешил. Даром от счастья не светился. Пытаясь как-то сбавить внутреннее напряжение, Амрель пошутила сама для себя, что не понятно, мол, в Воде она сейчас или во Тьме. На морде отразилась сдавленная и кривая, едва заметная усмешка. И быстро исчезла. Вышло очень нервно и… жалко, опять же. Даже во рту вяжет от этого ощущения.
«Ни черта не смешная шутка, Амрель...» - драконица отвела взгляд в сторону, пожалев, что взглянула на Нуортариота. Стало только хуже. И будет ещё хуже. Потому что без своей привязи она ничего не смогла, как бы не пыталась это доказать. Потому что никем не была.
Здесь же она была охотницей. Ну… стала таковой. Когда? Уже не помнит. Сравнительно давно. Даже друзья были. Типа. Они так считали уж точно. Смешные, наверное, у них были рожи, когда узнали, где находится Килан и почему. И ведь никто из них, паскуд, не пришёл навестить.
Как же хотелось никого не видеть. Чтобы все они исчезли. И Аграил, и Нуортариот. А ведь даже он был очень ничего! Пока всё это не случилось. Симпатичный самец…
«Ну и о чём ты думаешь? Нашла время! Сейчас он располовинит тебя своим хихиканьем, которое из него так и режется наружу. Мне отсюда слышно. Снимет аккуратно кожу и повесит у себя в пещере на стене. И будет показательные выступления проводить...» - вот опять. Снова плохие мысли. До этого хоть о чём-то более менее нейтральном удалось подумать. Просто размышлять о том, что твой будущий мученик вполне себе ничего — тот ещё больной абсурд. Отличный способ отвлечься от ситуации, мда уж.
Аграил был ужасно близко. Дышать от этого стало как будто бы труднее. И тёмная чувствовала, как тяжело вздымается и опускается при дыхании грудь. Как будто булыжников понавесили. А ещё он так смотрел противно. Как разочарованный отец. Поймав этот взгляд, драконица ощутила ещё большее внутреннее опустошение. Как будто от неё отказались все, кто только мог. Хотя при этом она полноценно ни для кого никем не являлась. Но взгляд! Взгляд был такой, что она готова была поверить в то, что действительно… была кем-то.
- Лучшие воины, лучшие маги, целители, дипломаты… десяток лучших охотников, в который входишь и ты, Килан-Амрель, шпионка стаи Тьмы, - привет, Килан, вот ещё одна новость в копилку потерянных вещей. Ты была классной охотницей! Ты знаешь об этом теперь, когда это уже не важно, потому что больше ты ей не будешь.
Хотелось зарычать от злобы и отчаяния, но вместо этого тёмная скрипнула зубами, опустив голову.
- Поведай нам, милая, каково это, променять руку, которая тебя кормит - народ, который уважает и почитает твои достижения, на стаю, бросившую тебя в гущу событий, как пушечное мяско, - ох, блин, и что на это можно было ответить? Вопрос был для пленницы столь же заковырист, сколь и возможный ответ. Она просто не знала. Ещё не знала, как описать то, каково это. Что-то по ходу… дрянь. Как в дерьмо окунули. Но она же здесь не для того, чтобы своими чувствами делиться, да?
- В целом каждый изначально заслуживает соответствующее обращение. Но можно такую привилегию и... потерять, знаешь ли. С чем ты успешно справилась! Поздравляю! - она молчала. Пыталась успокоить нарастающий внутри страх, непонимание и это самое… дебильное. Отчаяние, да. Закрыла глаза и втянула носом воздухом, стараясь утихомирить тяжёлое дыхание. Самую малость получилось. Но очень… очень незначительно в свете давящего напряжения.
Клап.
Килан чуть поморщилась и оскалилась. Но тут же запрятала этот оскал куда подальше и снова сконцентрировалась на внутренней себе, не открывай глаз.
Клап-клап.
Да, это раздражало, но не смертельно. Это было не хуже стоящего над душой Нуортариота и его голоса. Не хуже Аграила, который сидел прямо перед ней и… смотрел на это. Как будто её распяли тут в непристойной позе, она сейчас будет корчиться, издавать ужасные звуки и станет совершенно непрезентабельна. А двое самцов будут… смотреть. Вот они были куда ужаснее, чем...
Клап.
Она поджала губы. Веки дрожали, в в глотке что-то щекотало и кололось. Заметила, что несколько секунд уже не дышит, скованная тревогой, и поспешно рвано вздохнула. Но продолжала молчать. Потому что не знала, что говорить. На что отвечать. Соглашаться на сотрудничество она тоже не спешила, так как все эти условия, угрозы и прочее… всё было расплывчато. А зачем с чем-то соглашаться, если тебе не всё понятно? Если бы Килан не умела видеть в темноте, она бы сказала, что чувствует себя посреди тёмной пещеры и не может разобрать, где что. Куда идти и как сориентироваться. Нужно было другое сравнение…
… в толще воды. Да, она была на глубине. Там, где давление не щадит. Там, куда свет тоже не проникает, но всё ещё хуже. Не для водных, конечно. Сейчас только для неё.
[nick]Килан-Амрель[/nick][status]На перепутье без дорог[/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZaUg8.png[/icon][titul]Шпион стаи Тьмы[/titul][sign]http://s3.uploads.ru/WIhK4.png[/sign]

+2

10

Килан нервничала. Дёргалась, забывала дышать, проявляла необычную подвижность, а ведь ей ещё толком и не начали угрожать. Нуор всё это различал чётко, не только сносно понимая эмоции окружающих в целом, но и будучи банально... хищником. Не с большой там буквы, нет. С маленькой, ибо это всего лишь часть его природы. Не больше и не меньше. Пусть, конечно, и хотелось временами поддаться всему этому... "животному", упоминаемому вслух с как можно большим презрением, будто драконы были на деле чем-то непоколебимо высшим и чистым.
"Но мы все , даже наши милые светлые друзья," - Нуортариот качнул головами туда-сюда с лёгкой "правой" усмешкой, - "не больше чем моментами очень умные звери".
Хоть и стоило тут заметить, что очень-очень социальные.
До регента уже дошла информация, гласившая, что о том, куда умудрилась подеваться Килан, её же друзья-товарищи справлялись. Стае ещё не представляли Килан-Амрель в новом свете, все причастные к её заточению умело делали вид, что обеспокоены долгой и беспричинной отлучкой "верного товарища и ценного кадра". Конечно, будут приложены все усилия, чтобы прояснить сию ситуацию и вернуть всё на круги своя. Конечно, дело не будет замято. Возможно, скоро разнесётся весть о трагической гибели замечательной охотницы...
Впрочем, это зависло только от Килан, которой стоило побыстрее уяснить, что молчание ей обойдётся очень дорого.
- Ты не рада нашей светской беседе? - с лёгким холодком в голосе поинтересовался Нуор, подсаживаясь к столбу и опираясь на него боком. Брызги от разбивающихся о чешую самки капелек заставили советника поморщиться, однако сопровождалась гримаса задорной улыбкой. Вспомнилась почему-то улыбка, какая была у одного дурачка, какого сам синий видел когда-то на Нейтральных. Семья его заверяла, что он неизлечимо болен разумом и душой, но... Такого счастья, буквально вылепленного на морде, Двуглавый больше не видел ни у кого. Сейчас, наверное, регент действительно был подобием, пусть и бледным, того дракона. Такой же донельзя довольный придурок... Будто и не готовится разобрать экс-охотницу на мелкие составляющие и отослать в родную стаю по частям.
Нуор хмыкнул и потянулся, лапой легчайше касаясь бедра пленницы. Пальцами регент начал осторожно поглаживать его, будто стремясь успокоить. Движения плавные, лёгкие, круговые, сходящиеся к одной точке и расходящиеся в такт капающей воде. Эдакий массаж, даром что не эротический.
- Хм. Ещё не всё потеряно, знаешь... Возможно, мы тут все излишне драматизируем, а это всё большое недоразумение, хм? - советник вздохнул, "сокрушаясь" тому, что всё сейчас происходит вот так. - Как бы все мы, я, Аграил, ты, твои товарищи и друзья, уже обнаружившие пропажу, этому обрадовались. А стоит только немного... Поговорить!
Поглаживание то по бедру вдруг на очередном "клап" стало жёстким и грубым, не шибко, вероятно, приятно давя на чешую. Пока ещё так, будто проверяя. Клап. Вроде бы всё, пальцы непринуждённо и легко описали круг. Клап-клап! Снова резкое усиление, только на сей раз с ещё большим нажимом, уже явно намеренным. Клап. И опять. Клап. И снова. Всё ближе и ближе к той грани, когда станет больно.
- Или... Ты можешь молчать дальше, а я воспользуюсь случаем и потренирую фантазию. Тоже хороший вариант, да?
Клап! Когти регента неожиданно впиваются в бедро Килан. Р-раз! Клап! И вопреки всему Нуор не отнимает лапу от самки, чешуя под его напором с хрустом начинает поддаваться... Клап! Советник резко отстраняется, отсаживаясь немного подальше, чтобы можно было боковым зрением заметить половину тела его, задумчиво изучающего следы крови на когтях. Синий вертит лапой туда-сюда, то ладонью к себе, то тыльной стороной. Принюхивается, ещё чуть-чуть и - лизнёт, ей Праматерь, лизнёт ведь!
- Твоё прибытие в Воду - спланированная акция шпионажа от Тьмы? - в тоне теперь значительно поубавилось дружелюбных ноток. Молчание самки порядком поднадоело Двуглавому.
- И если так, то как же сумела ты избежать всевозможных вопросов и сомнений на проверках? - вот уж где была интрига так интрига. Тщательность приёма в стаю тяжеловато было переиграть.

Отредактировано Нуортариот (22 Окт 2017 17:06:50)

+5

11

Ни на секунду не становилось легче. Ни на мгновение проще. Всё это ужасное и тошнотворное представление тянулось… ха… расползалось во времени! Килан чувствовала и ощущала это так, будто её собственные мышцы растягивались мучительно медленно и больно. Она уже не знала, в какой момент они порвутся и порвутся ли вообще. Либо её будут мучить размеренно и с умом. Чтобы причинить как можно больше боли и как можно меньше покалечить. Боли самой по себе Амрель не страшилась… но… в известном количестве. Стандартном для её образа жизни. А тут она не знала, сможет ли отвечать за себя, держать в лапах и не будет ли так, что она станет готова разразиться позорным плачем уже через пять минут.
Неизвестность пугала. Медлительность ужасно нервировала и раздражала до такой степени, что самка была готова сама стать своим палачом. Сама начать себя пытать, лишь бы поскорее всё это сдвинулось с места и пришло к чему-то более основательному и конкретному. Например, смерти. Но суть пыток не в этом, конечно… и умирать тёмная совсем-совсем не хотела. Уж что-то, а это она прекрасно знала о себе.
«Наслаждаешься ли ты моими муками, палач? А! Не хочу знать!» - дурацкие мысли были неуёмны. И от этого Килан бесила саму себя ещё больше.
И тут Советник, значит, спрашивает, не рада ли она их светской беседе. Да хрен тебе в пасть, какая это к чёрту светская беседа и как чему-то подобному на месте Килан можно радоваться?! Самка вскинула голову – неожиданно для себя достаточно резко – и вперилась злобным взглядом в регента. Но в глазах её всё равно читался страх вперемешку с агрессией. Что она могла сделать? Пялиться вот так на него, сверлить взглядом, как будто это способно его напугать. Лучшее, что случится, это если данный жест будет проигнорирован. А так, вполне вероятно, что и за него она огребёт.
Но далее… последовало прикосновение. И самка вздрогнула. Злость быстро сменилась негодованием, недоумением, нарастающим нервозом. Ей… совсем не нравились те странные ощущения, которые всё это вызывало. Она не могла понять, что именно чувствует, но было очень и очень не по себе. Внутри всё сжималось и мандражировало, отчего становилось и жутко, и противно. И… сколько раз она уже подумал об этом чувстве противного? А ведь времени, по факту, и не так много прошло наверное, да?
Ладно, мастер пыток, мы поняли, что ты – эксперт. Можно пойти домой?
Килан смотрел на Нуортариота так, как смотрят на тех, кто может спасти. И вместе с тем на тех, кто может погубить. В её взгляде были смешаны надежда и опасение, вера и неверие.
- Я… - начала она, но невольно прервалась, когда прикосновения стали грубыми. Сейчас они – не травмирующие и не опасные по сути – так действовали на нервы, что заставляли верить, будто одним движением лапы и в любом момент регент может разорваться тёмную на две половинки. В ушах послышался фантомный звук рвущейся плоти. Её собственной плоти… и морда исказилась гримасой надуманной боли. Оскалившись, самка поджала нижнюю губу, брови сползли домиком. И ей показалось, что она вот-вот готова была заплакать от невыносимых мыслей, терзающих изнутри. От всего, что можно было рассказать о себе, надеясь на понимание. Но это было так наивно, так по-девчачьи, так глупо! На что она рассчитывала?! Что они выслушают её, поймут, проникнутся историей её жизни и примут обратно под своё крыло? Предательницу?! Она бы не приняла. Почему с ней должны поступать иначе?
Боль. Вот боль пришла настоящая. И Килан вздрогнул, коротко зашипела, пряча взгляд. Она опустила голову и выдохнула сквозь стиснутые зубы, не позволив себе пискнуть. Не хотела смотреть на рану и видеть, что там делает Нуорт. Это как… наверное, как когда тебе укол ставят. Лучше отвернуть голову и не знать, когда именно войдёт игла. Так было проще переживать это.
- Твоё прибытие в Воду - спланированная акция шпионажа от Тьмы?
Дыхание перехватило. И в глотке почувствовалось что-то омерзительное и кислое. Сквозь это ощущение Амрель буквально выдавила из себя слова.
- Н-нет… - голос прозвучал сипло и тихо. Тёмная надеялась, что её было слышно, потому ей дико не хотелось повторять это снова.
«Бездна, зачем… зачем я в это ввязалась?!»
- И если так, то как же сумела ты избежать всевозможных вопросов и сомнений на проверках?
- Я… не знаю… я… - она хотела сказать что-то вроде «это шло от души», но как чертовски идиотски это звучало. Чтобы ответить на этот вопрос, ей пришлось бы говорить искренне. Хотя это всех вопросов касается. Амрель приоткрыла зажмуренные на мгновение глаза, глядя в пол. Зубы были стиснуты так сильно, что заболела челюсть. Каждое новое слово вынуждало приоткрывать пасть и разжимать их. А это значит… становилось легче. Ну хоть немного.
- Не хотела… не хотела… жить с семьёй и… у меня… - никак не получалось подобрать по-настоящему подходящие определения, чтобы совсем не казаться дурой. Но был ли смысл? В таком-то положении.
- Было настоящее же… желание здесь остаться.
[nick]Килан-Амрель[/nick][status]На перепутье без дорог[/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZaUg8.png[/icon][titul]Шпион стаи Тьмы[/titul][sign]http://s3.uploads.ru/WIhK4.png[/sign]

+4

12

Прелюдия затянулась. Аграил не любил слишком долгих вступлений, за которыми нередко само действо рисковало отойти на второй план и не оправдать вложенных в него ожиданий. В конце концов довольно сложно было предвидеть продолжение и возможные варианты развития сюжета, чтобы сказать наверняка, насколько продуктивной окажется эта встреча. Они не знали, на что была способна предательница, может ее страх, повисший в воздухе и ощутимый физически был лишь умелой игрой и на самом деле никакие пытки не заставят шпионку расколоться, а может она в действительности была столь юна и неопытна в своей стези, что расколется на первых порах, лишая Советника удовольствия и насущного хлеба. Во втором случае отцу Водной стаи было жаль самку, ее жертва была глупой и бессмысленной – девице в виду молодости не хватило опыта распознать в указаниях начальства самоубийственную миссию, исход которой сегодня или через десяток лет был так или иначе предсказуем. 
В собственном представлении главы больше внимания следовало уделять непосредственно делу, а его начало можно обозначить легким росчерком. Но он был здесь лишь гостем, а главные фигуры этой пьесы находились по другую сторону, и самец предпочитал не мешать регенту делать свою работу. В итоге они оба с уважением относились к обязанностям друг друга и методам исполнения этих обязанностей вопросов быть не должно было.
- …мы-то те ещё гуманисты на самом деле, - Аграил неоднозначно повел головой, скорее для себя, но этот жест Килан могла наблюдать с первых рядов, так сказать. В свое время о справедливости водной стаи ходили легенды, благородство, поддержание строгих порядков и моральных принципов в отношении к военнопленным, в то время как во тьме их пускали с расход, не соглашаясь обменивать даже на своих. Теперь же можно было заметить некоторые изменения в этих распорядках. Самец четко осознавал значимость стаи как военного барьера всего Альянса, и он был готов наступить на себя прежнего, чтобы укрепить позиции всех трех стай Света на военно-политической арене Империи. Килан-Амрель не повезло попасться именно в это время.
Водный подтянул к себе хвост, обвив им лапы. Наконечник вновь со звоном протерся по гладкому полу, как бы обращая внимание увлеченной шпионки на то, что глава все еще здесь. Сидит прямо напротив, всего в двух шагах от нее, продолжая пристально наблюдать за малейшими изменениями выражений самки. Дух надеялся отследить тот самый момент, когда бывшая охотница допустит ошибку и на мгновение уронит свою маску, раскрывая стороны, которые перестанут располагать к жалости и исключат всякое снисхождение. Этого было бы достаточно для вынесения окончательного вердикта, ведь судьба темной после пыток и допросов ютилась не в лапах Двуглавого, о нет, она была в распоряжении существа, сидевшего на расстоянии вытянутого крыла перед самым носом.
Когда самка дернулась под первыми манипуляциями регента, Аграил остался безучастен, наблюдая с той самой толикой жалости в глазах, которой было слишком мало, чтобы остановить регента, но на этих порах достаточно, дабы не подливать масла в огонь. Дух не желал поспешить и нарушить тонкий механизм работы Нуортариота. Все было распланировано и это явственно ощущалось в голосе Двуглавого. Прелюдия подошла к концу. А некоторая печаль во взгляде Морского Дьявола должна была постоянно напоминать шпионке, что именно она потеряла своим неосмотрительным поступком. В действительности очень многое…
- Н-нет… - Дух покачнул головой разочаровано. Только начало, еще довольно лояльное и уже ложь. Конечно, самку послали на все четыре стороны и делай что хочешь в стане врага. Никаких обязательств и требований. Смешно, когда бы не было так грустно. Самец нахмурился, продолжая слушать, однако уже не так спокойно. Попытка надавить на жалость, мелочная и пустая, Аграилу не хватило искренности в этих словах. Хотя он по-прежнему не мог разоблачить фальшь в чувствах темной, возможно потому что она упорно избегала его взгляда, а быть может в действительности хорошо играла.
- Было настоящее же… желание здесь остаться, - Аграил резко поднялся, беглым взглядом на Нуора давая понять, что позволит себе некоторое вмешательство на этот раз.
- Видишь ли, милая. Твое «настоящее желание здесь остаться» никак не вяжется с алгоритмом твоих действий за последние дни. Тебя ведь никто не подозревал, никто не вынуждал делать что-то противозаконное, - Он навис над Килан. – Ты сама крала наши общие запасы, в очередной провальной попытке ты напала на Регента Внутренних дел стаи, а сейчас упорно не желаешь идти на контакт по доброй воле, игнорируя наши предложения о сотрудничестве. Так помоги же нам разобраться что не так в этой истории.

+3

13

Регент, всё же не решившись распробовать кровь самки на вкус, с некой даже брезгливостью вытер коготь о пол камеры. Затем ещё раз и ещё раз провёл им туда-сюда по каменной поверхности, стараясь вычистить его до конца. Результат неудовлетворительный... И советник вздохнул. Тихо-тихо, но, возможно, Килан услышала. И это так хорошо согласовывалось с её речью, тихой и жалкой, будто Двуглавый был строгим и требовательным родителем, ожиданий которого не оправдала одна глупая девчонка...
Как же занятно видеть чужие метания. Вероятно, лишь их малая доля отражалась внешне в Килан-Амрель (а, возможно, Нуор переоценивал её рабочие навыки), однако и одно это уже доставляло регенту стаи Воды какое-то садистское удовольствие. "Мы явно не в той стае родились, малыш!" - с неуместным весельем рассудил Нуортариот. Несмотря на крайне печальный повод для всего этого мероприятия, потерю времени и прочие неудобства, связанные с вражеской шпионкой, настроение Двуглавого только улучшалось.
Мимолётом Нуор оглядел Аграила. Пожалуй, он на роль папочки походил больше. Большого и разочарованного до глубины души папочки. Регент улыбнулся краешком губ, но улыбка получилась уже и не хитрой или коварной, и не весёлой и беззаботной, как если бы они тут все, втроём, собирали на полянке цветочки. А всё потому, что на несколько секунд Двуглавый задумался, что испытывал бы, получи он от Морского Дьявола такой же взгляд, будь ему адресованы все эти лёгкие жесты, так и отдающие бесконечной досадой...
О, с его-то отношением к Аграилу, с той бесконечной преданностью, какую питал к Главе регент, он бы... Он... Нет, не наложил бы лапы. Это поступок труса, это ещё одно предательство, будто второй раз запустить когти в спину верного друга. Нет, уж советник бы исправил всё. Или хотя бы постарался. Не столь важно как, главное - сделать. И лишь потом и можно было бы задуматься о том, чтобы окончательно стереть пятно позора вместе с собою. "Бред, полнейший. "Отличная" помощь другу, пусть он и перестал бы им быть," - советник мгновенно напрягся и тут же почти расслабился, будто физически стараясь отбросить комок дурных мыслей.
Речь тут всё же сейчас идёт не о нём, никакого промаха с его стороны не было, а пристальное внимание Главы обращено сугубо на Килан. А в чужую голову собственных идей не вложишь... "А это так бы всё упростило..."
Всё сказанное шпионкой показалось регенту не то чтобы ложью, а скорее отчаянной попыткой показать ту правду, которая вроде как и отражает настоящее положение дел, и при этом является выгодной для самки. Двуглавый склонил головы набок, хотя Килан, если той, конечно, охота была смотреть, вновь бы увидела только одну - советник старался пока не шокировать её собой, выбирая как можно более эффективные для того позы и положение относительно неё. "Хотя, возможно, она и так всё знает," - Нуор ещё внимательнее присмотрелся к Килан, - "и если так, то она точно отсюда нескоро уйдёт."
Пока что Аграил решить взять слово, на что советник никак не отреагировал внешне. Ну, как... Он просто  вперил строгий взгляд в шпионку, желая ей намекнуть, что лучше бы послушать Морского Дьявола и начать говорить. И говорить честно. А не то увлекательный танец с кровопусканием продолжится. Или будет ещё что похуже. Нуор, наверное, пока не решил, к какому пункты программы хотел бы перейти с большим интересом и желанием. А пока же...
"С семьёй, значит? И что же такого там было? Что они делали с тобой? Или же это были недочёты с твоей стороны?" - мысленно регент поставил себе эдакую пометку, явно не собираясь пропускать такой занятный оборот просто так, а затем тут же сделал вторую: "И это "было"... Конечно, наверняка не скажешь... Но вот тут, видимо, ты и пытаешься солгать, не солгав. М-м-м... Что же заставило тебя изменить свою цель?.. Семья?.."
Регент слегка отвернулся, не выпуская тем не менее самку из поля зрения. Хвост Нуора с тихим шелестом скользнул по полу, а сам советник сощурился, пытаясь представить масштабы той мозаики, которую ему придётся сложить. Но пока что зацепок слишком мало, а, возможно, они и вовсе уж не верны.
- Тц-с.

+3

14

Конечно. Коне-е-е-чно! Кто тебе поверит, даже если ты скажешь правду? Потому что правда всегда звучит в этом мире гораздо менее привлекательнее лжи. А ложь… кажется всё более искренней. И теперь Килан как мальчик, который кричал «волки». Если бы она не пыталась что-то кому-то доказывать и не гналась за статусом, была бы возможность что-то исправить. Был бы шанс. Например, прийти с поличным. Хм, пощадили бы её…? Килан украдкой покосилась в сторону Нуортариота, как будто по нему можно было понять это. Хотя смотреть на него было по-настоящему страшно. И когда драконица взглянула, то поняла, что… не может с уверенностью сказать, оставили бы её в живых с чистосердечным или нет.
А что сейчас? Она пыталась сказать правду, но они смотрели на неё как на дурочку. На идиотку. Лицемерку! Которая говорит всё, что угодно, кроме правды. Как?! Как, Бездна вас раздери, нужно выражаться, чтобы тебе поверили? Опять что-то кому-то бесполезно доказывать, эффективнее головой в стену биться. Прямо как дома, чтоб… вас… всех.
Когда Аграил резко поднялся, тёмная снова вздрогнула. Взгляд загнанной волчицы впился в Главу. Её глаза блестели и чуть сверкали в мраке темницы. Она бы убежала, если бы могла. Или… набросилась? Она не знала сейчас, на что была способна. Ей никогда не приходилось терпеть пыток. Она была без понятия, что стоит ожидать.
- Твое «настоящее желание здесь остаться» никак не вяжется с алгоритмом твоих действий за последние дни, - Килан чувствовала, что злилась. Впрочем, если так посудить, коли всё потеряно и проёбано, так может нет смысла сдерживаться? Да?
- В вашем-то понимании конечно может не вязаться! - вдруг огрызнулась она.
- Если у вас в голове такого «быть не может», это не значит, что это совершенно невозможно! - ох, будь она в другом положении. Хотя поди побудь с её-то характером. Тут какая-нибудь беда сама собой напрашивалась. А сейчас Амрель просто ухудшит и без того плохое положение.
«Дура. Надо было на жалость надавить, вымолить прощения, всё рассказать, придумать там что-нибудь, сестра бы так не поступила. Она бы вообще так не попалась! А даже если попалась бы, у неё наверняка было б всё готово для отхода. Если бы я… так было бы больше шансов выжить. А сейчас просто яму себе роешь. Дура!».
Как жаль, она была слаба, чтобы дёрнуться. Или хотя бы там… лапой/хвостом со злости пристукнуть.
- Что я должна сказать? Что я такая вся обиженная и непонятая младшая дочь в семье? Которая типа хотела походить на старшую сестру, классную, успешную, чтобы тоже заметили? И всё пыталась стать круче, «самая классная шпионка Амрель». Я хотела, чтобы про неё забыли, как забывали про меня, чтобы моё имя произносили родители! Да, я крала! Потому что у меня всегда лучше получалось охотиться, чем что-то ещё. Потому что у меня к этому… лежит! Поэтому я стала охотницей в вашей проклятой стае! Потому что у меня что-то получалось по-настоящему и потому что кто-то это смог оценить! - в глотке что-то заклокотало. Килан показалось, что она может подавиться своими словами, настолько они были ей противны.
- Да не гоните! Разобраться вы решили. У вас в глазах одно сплошное тупое нежелание что-либо понимать! Я могу вообще ничего не говорить, а вы можете записать за мной любые слова, какие вам будет выгодно, как будто смерть здесь чем-то уж шибко отличается от жизни во Тьме! Ничего вы не собираетесь слушать, вы мне не будете верить! А я могу нести что угодно, для вас всё одно — ничто. Что толку что-то рассказывать и объяснять? Никакого! — бессилие, бесполезность… хм… беспомощное иступление.
- Вы мне все так надоели! Каждая хренова живая душа, покоя от вас нигде нет. Достали! Вот уже где все сидите! - она резко вздёрнула голову, открывая шею и сглатывая ком. Прямо сейчас ей могут эту шею располосовать так, что придётся давиться своей кровью. Страшно… но пусть! Оскалившись, она оголила ряд острых зубов. Смотрела то на Нуортариота, то на Аграила. В глазах её сверкали злобные слёзы. Как же ей хотелось, чтобы все ими захлебнулись…
- Я устала от вас всех! Тёмных, водных, хрен вас там разберёт, всё одна дичь! Что вам там надо? Признание? Показания? Может ещё бумаги какие-нибудь подписать? Давайте! И сделайте уже то, что собирались с самого начала! У меня нет желания больше ни минуты наблюдать ваши рожи! - до чего же неправильно… до чего неправильно она всё сказала. Как же не подумала над словами, как думала раньше. Или пыталась думать. Думала, что думает! Воображала, что ей удаётся кого-то водить за нос. А сейчас просто хотелось исчезнуть, испариться… умереть.
Надо было просто уйти в одиночки. И всё. И жизнь стала бы такой чудесной. Такой прекрасной. Не будет больше этой жизни.
От ударившего в стенку сознания «не будет больше этой жизни» Килан сдавленно всхлипнула. Но продолжала скалиться. Она не хотела выглядеть совсем уж жалко. Несмотря на то, что и без того смотрелась отвратительно. Но хотя бы эта злость напоследок, может быть, сохранит в душе капельку самодостаточности? Хотя бы немножко...
[nick]Килан-Амрель[/nick][status]На перепутье без дорог[/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZaUg8.png[/icon][titul]Шпион стаи Тьмы[/titul][sign]http://s3.uploads.ru/WIhK4.png[/sign]

+3

15

Ах, эти душещипательные истории о родне и умнице-сестре, которая во всем лучше. Жалостливые попытки надавить на живое в надежде, что это… собьет опытных дознавателей с толку? Вряд ли. Не была же девчонка настолько глупа, что не понимала, с какой целью ее сюда привели. Не для того, чтобы взять интервью и описать биографию, не для того, чтобы утешить и поднять самооценку, целью этого собрания была информация и пока Аграил не услышал ничего. Ни слова о том, что его беспокоило.
А Килан продолжала настойчиво и целенаправленно допускать ошибки. Ее история, не смотря на банальность, не была шаблонной и заученной, об этом говорила эмоциональность, спутанность фраз и некрасноречивые выражения. Небольшой аргумент в пользу шпионки. Любой текст, заученный и проигрываемый помногу раз, приедался, терял свою окраску, так что со временем задачей не из простых становилось облачение его в нужные эмоции. Здесь же слова шли от души, Аграил это видел, но с выводами не торопился. Это могли быть не эмоции, а элементарный страх перед пытками и тогда спутанность слов и яркость выражений была всего фикцией, вся история могла быть фикцией, выдуманной в этот момент.
Поэтому Дух и не думал цепляться за нее, как за основу. Он в принципе не собирался никак действовать, поскольку уже вмешался в ход дела, но здесь и сейчас не он был палачом, не он был следователем. Консультантом, представителем руководства, очевидцем, да, но дознаватель – Нуортариот. И преклоняясь перед его талантами Аграил считал недопустимым влезать в эту работу. Ни под каким предлогом, кроме…
- Да не гоните! Разобраться вы решили. У вас в глазах одно сплошное тупое нежелание что-либо понимать! Я могу вообще ничего не говорить, а вы можете записать за мной любые слова, какие вам будет выгодно… - Самец остановился в полудвижении, с которым еще секунду назад собирался отойти на свое место у стены.
Дух часто вел себя снисходительно. Об этом знали… да почти все. Его уважали, его ценили, как справедливого и честного правителя, как беспристрастного судью, грамотного руководителя и, да, дипломата, не смотря на военный статус стаи. Эта слава шла впереди него, не навязанная, не взятая с пустого места и не выдуманная. Так о нем говорили драконы, которые знали его, а его знали очень многие. И за этим образом добродетельного правителя, родителя, мужа, мало кто вспоминал о том, что Водный Дух мог проторить себе дорожку иным путем. Мало кто знал его достаточно хорошо, чтобы застать то время, когда самцу требовалось колоссальных сил, чтобы подавить в себе первые приступы ярости, как правило импульсивные и крайне разрушительные. Те приступы, за которые во время их «Глухого мира» его прозвали Морским Дьяволом.
Грива Духа покачнулась. Он учтиво дослушал до конца, но уже в процессе можно было заметить нечто дикое во взгляде, слишком явная перемена, чтобы оставить ее без внимания. Зрачки янтарных глаз сузились до крохотных щелей, которые смотрели не на Килан и не на Нуора, а куда-то между ними. Самец со скрипом сжал кулак, оставляя борозды на полу камеры и стоило Амрель закончить свою гневную тираду, как в доли секунды лапа Морского Дьявола оказалась у нее на морде. Аграил обхватил пасть темной, приблизившись к ней опасно близко и с силой сжал, впиваясь когтями в кожу подбородка.
Водный глубоко дышал, борясь с желанием сжать кулак до той степени, после которой девице потребуется неотложная медицинская помощь. Вполне в его силах было сломать поганке челюсть или шею, лишь чуть-чуть добавив сил. Килан-Амрель забывалась, что находилась в обществе не двух смертных драконов. Ее общество слыло большой терпимостью, но увы не всепоглощающей адекватностью суждений и бурный морской нрав, с которым она сейчас неосмотрительно решила поиграть мог утопить ее раз и навсегда в этом водовороте, не дав возможности выбраться. Не потому что Аграил этого хотел. А потому что он отнюдь не всегда мог остановиться. Самец медленно, не выражая ничего мордой склонился к самому уху шпионки.
- Не рой. Себе. Могилу, - он прошептал лишь ей, строго и назидательно, дабы предостеречь от дальнейших подобных выходок. Это было скидкой на доверие, одной единственной и лишь благодаря тому, что в истории самки были неувязки, благодаря тому, что рассказ был правдоподобен. Это было нет-нет и да, снисхождение. Если шпионка продолжит в том же ключе, ее шансы остаться живой в этой ситуации стремительно упадут до нулевой отметки. Не стоит так спешить на тот свет, пока тебе дают шанс с малой кровью выполнить все условия.
Постояв еще с минутку в такой позе, самец разжал кулак и смахнув кровь с когтей, отошел на два шага назад, кивнув Нуору в качестве подтверждения, что все в норме и за одно этим же жестом извиняясь. Для них импульсивность друг друга не была такой уж тайной, Нуортариот знал, на что способен Аграил, так что, возможно, и мог догадаться, что случится нечто подобное.

+3

16

Собственная пассивность Нуора не удручала нисколько, ведь он, добившийся власти, пришедший к ней своим трудом и упорством, умел ждать. Умел советник и получать от ожидания удовольствие, ибо порой именно оно приносило куда больше плодов, чем всякое действие. И сейчас... Это могла быть совершенная случайность, а, может, всё-таки тонкий расчёт. Но, независимо от того, вышло именно так - ожидание его принесло первые стоящие результаты...
И сначала советнику захотелось подскочить к ней, ударить наотмашь, видеть, как слёзы брызнут из глаз от этого удара, как она дёрнется в сторону - от силы его и сама по себе. Двуглавый с удовольствием бы увидел ужас в её взгляде, когда он навис бы над ней, рыча уже не по-драконьи, а по-животному, утробно, угрожающе... Голодно. Он бы не оставил на ней живого места, она бы пожалела о каждом слове, о каждом звуке, который посмела выдавить за время этой своей обличающей речи.
Однако дрогнувший было в движении регент через долю секунды вновь был собой, не зверем, жаждущим расправы, а скучающим в ожидании советником. Вряд ли вообще у Килан или даже у Аграила было время заметить эту перемену: вспыхнувшие яростью глаза и напрягшееся тело. Нет, сейчас Нуортариот являл собой образчик спокойствия. Чего, конечно, не скажешь о Главе...
Гнева Аграила Двуглавый боялся всегда, несмотря на то, что стать его целью ему ещё не доводилось. И сейчас, когда разъярённый, кипящий внутри и готовый вот-вот взорваться эким-то гейзером злобы, Морской Дьявол вцепился в пасть Амрель, Нуортариот почти почувствовал эту жгущую болью хватку на себе. Регент склонил голову, перенаправляя в это движение едва не пробежавшую по всему телу дрожь, но не отвёл взгляда. Смотреть за тем, как его друг и его Владыка готов растерзать эту самку... Действо в той же степени пугало, в какой доставляло странное удовольствие, сравнимое с тем, как любуются иные красотами мира, самками или собственными птенцами, когда сердце буквально щемит в груди от той лавины чувств, что его захлёстывает.
Волна гнева отхлынула столь же быстро, как и поднялась. Нуор порывисто выдохнул, но так тихо, себе самому под нос, что и это вряд ли кто-то успел заметить. Ему было жаль, что всё так быстро кончилось. Оставалось регенту лишь наблюдать за тем, как летят на пол смахнутые капли чужой крови.
- Х-хм! - резко позитивный тон резонировал с напряжённой атмосферой, готовой выплеснуться прочь из камеры. Советник встал, деловито тряхнув задом и хвостом, как если бы избавлялся от вековой пыли, и медленно кивнул Аграилу в ответ. Извинения? Не стоит. Нуору понравилось. А за это извиняться не нужно. Морды советника медленно расплывались в мечтательных улыбках, а он ещё даже не приблизился к пленнице. Наконец, подступившись к ней, привычно сбоку и немного сзади, чтобы не выдать себя, он молча прикоснулся к ранкам на её челюсти, оставленным когтями Главы. Пальцы самца нежно очертили вокруг каждой, ему доступной, круг, размазывая и стирая выступающие капли крови.
- Милая, милая, милая... - тихо и ласково, будто заботливый муж, прошептал Нуор, склоняясь к Килан ещё ближе и рассматривая её внимательно. Рыжие глаза смотрели пристально, жадно, будто в первый раз самец видел её, а выражение их было неоднозначным. Точно можно говорить лишь о том, что советник о чём-то старательно размышляет. Он несколько раз успел поджать губы, провести языком по зубам и покачать головой, пока рассматривал её. Моральные терзания? Сомнения? Нет, всё ещё слишком сложно понять, чего хочет этот дракон.
И вот он нахмурился, и пасть уже открылась, готовясь вытолкнуть слова... Угрозы? Приговора? Обвинения?
- Тебе нужно было лишь всё рассказать. Сразу же. Спокойно и с достоинством, как и подобает лучшей из многих, - в голосе Двуглавого не слышалось укора, он лишь объяснял ей, как маленькому нашкодившему птенцу, в чём её ошибка. Советник сместился в сторону, встав теперь слева от самки, мягко ткнувшись губами ей в ухо. Было ли ему достаточно того, что она сообщила? "Конечно, нет. Это всё ещё не ответ на вопрос. Если всё было так замечательно с нами, то зачем предавать? Не можешь сделать выбор? Ну, что ж... Делай его сейчас."
- Не будь нам нужна правда, не будь нам важна ты, мы бы стояли здесь? Стоял бы здесь наш Глава? Тц.- Нуор сделал небольшой акцент на этом "наш". Как будто ничего не произошло, как будто у Килан ещё есть шанс быть в стае, которая, если верить ей же, так ей люба.
- Будь ты рядовой шпионкой, попавшейся на границе... Будь даже и не рядовой, да... Не было бы ни его здесь, ни меня. У нас хватает мастеров, чтобы расколоть их. У нас самих хватает дел, чтобы поручить это им. Но ты ведь столького добилась, - Нуор вздохнул, мимолётом касаясь губами её шеки. Не поцелуй, но какой-то высший, преисполненный снисходительности и желания помочь, жест. Только вот искренний ли? Регент отстранился и медленно вышел из-за спины Килан. Теперь уже три пары глаз смотрели на неё.
- Ты - исключительный случай, Килан. И мы действительно хотим понять, что к чему.
Убеждал он её в собственной важности просто потому, что так надо для допроса, или потому, что это правда? По советнику не скажешь. Обе его головы склонились набок, в одну сторону - левую, - а морды выражали лишь сочувствие и почти что отеческую жалость. Нуор чуть прикрыл глаза и поджал губы. Корил он её или себя? Непонятно, но однозначно в чём-то кого-то винил.
- Килан, - почти позвал он, - иные бы уже перешли от разговора к грязному действию, но я хочу дать тебе ещё один шанс. Зачем ты это сделала?
Тон почти не изменился, остался таким же спокойным и плавным. Но в нём теперь очутилась настойчивость, едва заметная сила, нажим - регент ясно давал понять, что и с его стороны это будет последний шанс.
"Делай выбор сейчас, Амрель."

Отредактировано Нуортариот (24 Фев 2018 19:38:33)

+2

17

И ты такая сидишь и думаешь… ох! Килан! Не ударь мордой в грязь! Ха-ха! А сама даже как бы и не знаешь, то ли будешь помирать с гордой физиономией, встретив страх нос к носу, либо начнёшь молить о пощаде, обещать рассказать всё, лишь бы тебя… хотя бы оставили в живых. Хотя бы! Покалеченной. Скорее всего. Может, даже инвалидом на всю жизнь. Но жить.
Амрель не отвечала за свои действия и слова. Могла в один момент думать то, а в другой сё. Её мысли скакали, точно напуганные до смерти зайчатки, по углам сознания, жались к холодным стенам и дрожали в ожидании жестокой расправы. Пожалуйста, пусть смерть будет быстрой, пусть будет милостивой! Маленькие зайчатки в голове сжимали вместе лапки в молитвенном жесте и что-то шептали в непроглядную тьму над головой. Тьму, что вечно преследовала Килан. Где бы самка не была. На землях родной стаи или в Воде… каждый раз, когда она поднимала голову и смотрела в небо, даже если погода была ясной, драконица видела мрак…
Лапа Духа сомкнулась на пасти. Боль заставила немного отрезвить разум, совсем чуть-чуть.
- Ннх… - сорвался сквозь зубы сдавленный звук. Самка зажмурилась от боли. Но, если так подумать, она была терпимой. Только в любой момент кости могли хрустнуть — настолько сильнее был Аграил. Остаться без морды Килан боялась. Даже несмотря на то, что была недавно согласна на инвалидность в обмен на жизнь. То есть… жить инвалидом. Да вот страха от этого не стало меньше, как и угрозы, исходящей от водных. Особенно сейчас, когда Глава оказался так опасно близко. Более того — зол. Ну, да… а ты что, хотела развеселить его своими фразами? Дура. Дура! Чего ещё можно было ожидать, ага? Что он посмотрит на тебя, покачает головой и с улыбкой скажет, какая ты глупышка? Идиотка! Просто… колоссальных масштабов идиотка!
Противиться, отворачивать голову, пытаться что-то сказать шпионка не стала. Шёпот Аграила пробрался мурашками по всему телу, зарылся куда-то глубоко, нашёл путь к сердцу и начал вибрировать там, заставляя то биться чаще, а иногда непредусмотрительно замирать. Словно вот-вот оно могло просто остановиться от одного лишнего дуновения в сторону Амрель.
Но когти наконец отпустили. Не пристыженная, но испуганная, драконица не посмела поднять на Аграила взгляда и опустила голову. Веки болезненно разомкнулись. В носу засвербило, а слёзы уже неплохо так размывали всё вокруг. Часть слёз — от чувств. Другая — от физической боли, так вот подоспевшей сейчас. Но явно… не последней.
Теперь пальцы регента… коснулись морды. И самка снова зажмурилась на некоторое время. Ей вдруг стало невыносимо противно внутри от этого действия. Оно ощущалось настолько омерзительным, что она бы стряхнула лапу Советника, конечно! Если бы могла. Грудь вздымалась и опускалась в такт неразмеренному и взволнованному дыханию. Но морде Килан старалась придать максимально сдержанное выражение. Пыталась какое-то время — вот этот маленький период. Мини-репетиция концерта, который она вряд ли покажет. Почему? Потому что она бесполезная и неспособная, ха-ха... да, все это знают. Хмнх…
Кривая болезненная усмешка, полная горечи и самоиронии, прорезалась наружу и быстро испарилась. Ибо нечему тут было улыбаться. Совершенно нечему, Амрель. Ты просто дура.
- Тебе нужно было лишь всё рассказать. Сразу же. Спокойно и с достоинством, как и подобает лучшей из многих, - приоткрыв глаза, драконица медленно отвернула голову в сторону. Просто потому что ей не нравилось, как Нуортариот утыкается ей в ухо. Блин, хоть что-то в этой ситуации вообще может нравиться?

- Не будь нам нужна правда, не будь нам важна ты, мы бы стояли здесь? Стоял бы здесь наш Глава? Тц, - какие подкупающие слова, рождающие слабые огонёк надежды… такие манящие…
«Обман?» - спросила тёмная сама у себя, но не получила ответа. Досадно. Она даже особо раскусить не может, когда ей врут, а когда поигрывают словами. Шпионка, мать её! Позорище. И итог тоже… позорный. Всё по-честному.
- Но ты ведь столького добилась, - она раздражённо закатила глаза и скривилась. Да чего она добилась?! Крутая охотница. Типа… классные показатели. Молодец. Хорошо достижение. Ничего не скажешь. Вот прям сейчас по результатам отлично видно, какие у неё зашибатые достижения.
Но Советник теперь стоял перед ней и смотрел… на неё. Амрель осторожно приподняла голову. Взгляд.
- Зачем ты это сделала? - не гром среди ясного неба, нет, но рокот, бьющий по самой черепушке. Уголки пасти поползли вниз, губы поджались. Слёзы перестали течь, но сейчас были готовы к новому рейду. Как не позволить себе такой слабости? Драконица закрыла глаза и протяжно втянула носом воздух. Подбородок дрогнул, но она сдержалась. Ткнулась носом куда-то себе в плечо. Нет. НЕТ. Смотреть прямо в глаза Советнику было невыносимо! И стыдно. И страшно. Невозможно. Она не могла заставить себя даже из доли уважения к этому самцу.
- Я не могла рассказать… я… не могла решиться. Этот вариант… он… к-казался нереалестичным. Я знала, что со мной будет. По крайней мере я п… предполагала, - она чуть прикусила себе язык, пыталась заставить унять дрожь в теле, которая наверняка была заметна со стороны. Срамота.
- Я считала, что могла только… доказать своим родственникам, что чего-то стою. Другие мои способности их не волновали, а в той сфере, от которой… в… в которой от меня ждали успехов, мне не помогали. Поэтому я решила сама пойти сюда. И что-нибудь… провернуть, - быстро вскинув голову и повернув её в сторону, Амрель открыла глаза, полные слёз. Рвано выдохнула, выдержав на морде максимально спокойное выражение. Было заметно, как она заставляет себя сделаться непоколебимой, готовой ко всему. Она и в душе пыталась подготовить себя, потому что не могла рассказать другой истории. Никакой другой истории. Не теперь.
- Меня никто не посылал. Я самопроизвольно ушла. Всё, что у меня было, это то, чего я добилась сама. Несколько артефактов, которые Вы забрали у меня, Советник, - она горько и коротко усмехнулась.
- Ещё камень для дыхания под водой. Смутные знания о том, что и как делать, и собственные навыки. И… история об одиночке. Это было несложно, ведь дома я была затворницей. И никогда не ходила на миссии. Но думала, что они протекают основательно. Хотя никто мне не рассказывал, как это делается на самом деле и зачем. Я думала, что всё, что надо делать, это по максимуму что-то разузнавать. Правда я до сих пор не понимаю, какая информация действительно нужна и как понять, чего она стоит. Поэтому я записывала всё, что слышала. Даже всякую ерунду, вдруг она важная. Я собиралась вернуться домой, когда соберу действительно много материала, который окажется стоящим. Или хотя бы просто много. Только чтобы доказать, что я могу побывать в тылу врага, прожить там часть жизни и спокойно вернуться обратно. Это… сложно, но я думала, что это как раз то, что должно у меня получиться, - взгляд Килан был направлен куда-то в пустоту. Пока она рассказывала, перед глазами пролетали эти самые моменты жизни. Как она жила с сестрой, как собиралась, что предшествовало этому, как пришла сюда… скоро она дойдёт и до того момента, как оказалась в ЭПОСе. Здесь история и закончится. Обидно. Очень.
- Я вступила в ряды охотников, потому что у меня хорошо получалось. Я верила, что ни за что не прогадаю на этой должности. И что буду выглядеть совсем обычно. Я со всеми заводила контакты, всеми интересовалась и была активисткой, потому что верила, что таким образом добьюсь своего. Планировала вернуться спустя тридцать лет, но задержалась на пятьдесят. Потому что не думала, что собрала достаточно. И потому что очень привыкла ко всем, кто меня принял и оценил, - блин, так сентиментально звучит, кошмар! А иначе не вывернешь.
- Я не хотела уходить. И думала придумать какой-то другой способ получить одобрение родителей. Поэтому я затеяла эту кражу припасов, которые я передавал родителям во Тьму, но… - она осеклась. Ей не хотелось воспроизводить эти слова. Все слова, по сути, складывалась в то, что она дрянная и неспособная. Ибо, хаха… ничего в жизни не получилось.
- … в общем, это не дало мне ожидаемого результата, - Килан снова опустила голову. Виски жутко болели. Как избавиться от этой боли? Она не представляла. Пыталась дышать ровнее, потому что каждый рваный вздох отдавался стуком в голове.
- Я очень привыкла здесь жить. Тут были действительно хорошие драконы. Мне бы очень не хотелось… чтобы они узнали о том, кем я была. Я не… н-не врала им о своих чувствах к ним, поэтому… п… пожалуйста, не рассказывайте им, что… - драконица закусила клыком губу. Нельзя. Реветь. Пришлось помолчать, выдержать паузу, чтобы взять себя в лапы и продолжить говорить. Уже другое.
- У меня не получилось заставить себя уйти и я собирался понемногу свести всё на нет после очередной передачи дичи, когда… - когда попалась, ага.
В глотке встал ком. Килан тяжело сглотнула его и замолчала, сверля невидящим взглядом пол камеры.
[nick]Килан-Амрель[/nick][status]На перепутье без дорог[/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZaUg8.png[/icon][titul]Шпион стаи Тьмы[/titul][sign]http://s3.uploads.ru/WIhK4.png[/sign]

+2

18

Сначала Нуортариоту хотелось улыбаться. Он наблюдал за тем, как меняются выражения на морде самки, как скачут туда-сюда эмоции, от одного опасного края к другому, едва не заваливаясь за незримую и неозвученную никем грань. Это не просто забавляло регента, но заставляло его едва ли не испытывать некое умиление, как если бы самец наблюдал не за пленницей, которую сам же готов был уничтожить в любой момент, а, например, за выводком драконовых котят.
Однако... Самка говорила всё больше, выплёвывая слова, призванные убедить пытателей хоть в чём-то. И настроение советника менялось, но отнюдь не в лучшую сторону. "Информация... Естественно, она же шпионила. Но никаких записей, никакого дневника не нашли. Однако она собиралась сдать всё потом? ... А работала ли она здесь одна?.. Пытались ли ей поручить что-то ещё?.. Пища... Не слишком ли банально? Или это прикрытие, например? Часть другого, более серьёзного плана?" Мысли бежали бойко, только ясная картинка никак не выстраивалась. Сказанного всё ещё было мало. Это злило Нуора, пусть он и понимал, что допрос - дело небыстрое. Однако было ещё кое-что, что выводило самца из себя не меньше... Или, может, даже больше.
Пленница то и дело поднимала голову, а регент нет-нет да и попадал в её поле зрения. И самка реагировала каким угодно образом на какие угодно вещи, но вовсе не так и не на те, как того ожидал Нуор. "Её не удивляет?.. То есть... Вообще ничего, будто я - это... обыденность?" - в пастях стало суше, а в горлах будто начал нарастать тот пресловутый ком. Не поймите неправильно, регент, посвящая в свою тайну, любил оставлять неравнодушными всех вокруг, разумеется, однако холодное спокойствие Килан к этому взволновало его по иной причине... Появление на глазах двухголовой драконьей туши, живой, функционирующей, полностью здоровой, единственной в своём роде и доселе не появлявшейся в мире - Нуор был в этом практически уверен - должно вызывать эмоции, реакцию ("Удивление, страх, восторг, ужас - не важно!"), если только... "Если только подобное зрелище не стало привычным, ибо многократно было видано раньше... Но я не страдаю привычкой везде "светить" своими особенностями... И это уже серьёзно..." - с возрастающим беспокойством подвёл итог Нуортариот. Всё это в совокупности означало, что Килан удалось выведать куда больше, чем надеялся регент. Причём в его, советника, отношении, вероятно, самка достала информацию лично... А Двуглавый - не последняя фигура в стае.
Беспокойная задумчивость Нуортариота вывела его на несколько мгновений из игры, он не замечал всех попыток Килан выстоять и не показаться слабой. Да и не оценил бы он их должным образом, ведь шпионка сейчас для него была лишь источником информации, а они у регента жалости не вызывают.
Наконец, советник совладал с бурным потоком размышлений, выделив для себя основные вопросы, унял ту бурю в душе, которая требовала немедленно приступить к истязаниям Килан, заставляя ту чувствовать всю настоящую тяжесть своего положения. Убил бы её Нуортариот? Естественно, нет. Это слишком лёгкая доля, во-первых, для предателей, во-вторых, что-то Амрель о родной стае знать должна. Хоть сколько раз Верраял отлучается в ближайшие кусты за сутки. Кое-что в словах самки было более чем правдой. Вдруг даже такая мелочь важная.
- И стоило так распыляться ради тех, кто столь тебя не ценит? Предавать ради них стольких друзей, которые всё ещё уверены в своей милой охотнице Килан... Действительно, стоит ли разочаровывать их правдой?.. - правая голова прищурилась, вздыхая печально и отстранённо. Вопросы риторические, произнесённые будто бы невзначай. А этот горький голос... Словно Нуортариоту действительно жаль, что всё вышло именно так. Что любые предположения Килан о дне, когда бы она пришла с раскаянием, не оправдали бы себя, ведь её бы смогли простить, а всего этого: заточения, издевательств, упрёков и боли... Их бы не было. И что сейчас не всё потеряно, что, быть может, её наивная просьба, больше подходящая птенцу, но не тёмной шпионке, даже будет исполнена. Быть может...
- Ты действительно придумала и провернула всё это одна, сама? - спросила голова левая, тут же добавляя тише, будто не желая быть услышанной: "Тогда они тебя просто катастрофически недооценили..."
Тем не менее... Килан это явно услышит, если вдруг не оглохнет. Маленькая и даже нелживая похвала, тем не менее, высказанная сознательно и в расчёте на ответную искренность.
- Коли ты так жаждала признания, то отчего не передавала свои записи сразу? Ведь ты явно узнала больше, чем какие-то мелочи, - вновь подала голос правая, явно намекая, что Килан определённо накопала немало полезного за эти годы, например, о самом регенте. Взгляд советника, обеих его голов, так и говорил, что он уверен - она не дура и способна отличить дела стайные и межстайные, глобальной важности, от идиотских и ненужных бытовых мелочей.

Отредактировано Нуортариот (8 Июн 2018 00:47:41)

+3

19

Как же люто её бросало из одной крайности в другую. В один момент хотелось обругать всех присутствующих последними словами и без страха встретить свою участь, как есть. В другой Килан желала жить, чувствовать это всем нутром и была готова молить о пощаде. Чуть позже — как сейчас — уже жаждала умереть. Хотела своей смерти. И внутренне негодовала, почему она, падла, ещё не наступила?! Сколько можно её мучить? Недостаточно она что ли получила за всю свою жизнь? Что там нужно было из этого вынести? Какую-то мораль, смысл? А что в них толку, если она вот-вот погибнет. Может, и не сразу. Может, её помучают. Стало бы не слишком удивительно. Как будто можно было рассчитывать на что-то высокое или благородное. Тьфу!
Амрель захотелось сплюнуть Нуортариоту под лапы. Но она лишь крепче сжала пасть, запоздало думая о том, что, возможно, ей стоило какую-нибудь эмоцию наиграть от того, что она, видите ли, его не впервые видит с двумя головами. Ну да простите, не до отыгрыша и театра ей сейчас было. Осточертело. Так что извините нам это упущение, уж как есть! Срать ей хотелось на всё это сейчас. И теперь, в её положении, ещё и озаботиться чем-то подобным. Да в задницу, в задницу пусть оно всё катится. Тёмной не хотелось думать, планировать, взвешивать, чего-то добиваться. Своей свободы, освобождения, помилования, того, что её отпустят с какими бы то ни было условием? Да подавитесь.
«Ничего… ничего мне от вас не нужно!» - почти завопила внутри себя она, царапая пол камеры. Как же она хотела что-нибудь раскидать вокруг, разгромить, раскрошить, ей так хотелось выплеснуть всё то, что жрало изнутри. Но она могла лишь лежать и бессильно скрипеть зубами, ломать когти об пол. До чего омерзительно!
Она подняла голову, снова взглянув на регента в тягучем, но красноречивом молчании, одним только взглядом показывая, что ничто её не удивляет, ничто ей не ново и ничего выдумывать или выделять отдельное место для особой реакции она не собирается. Равнодушие, усталость, пустота, незаинтересованность. Словно бы нет её ни по отношению к Нуортариоту, ни по отношению к самой себе. Это вас, уважаемые водные, устроит? Нет? Ну и плевать. Волнуешься, Советник? Наверное, да. Так тебе и надо.
Драконица измученно прикрыла глаза, всё ещё глядя на Нуора.
- И стоило так распыляться ради тех, кто столь тебя не ценит? - Килан хотела закатить глаза, но сдержалась.
- Можно избавить меня от нотаций о хорошем и вечном? Это уже моё личное дело, стоило оно того или нет, как бы это не было связано. Но я сама так решила, что это того стоило.
«Даже если на деле вышло совершенно иначе», - но этого она вслух не сказала. Будто не хотела очередной раз признавать свою ошибку. Сколько их она уже признала? Сколько ещё надо признать? И почему об этом она должна говорить. Нет. Об ЭТОМ как раз не должна.
- Действительно, стоит ли разочаровывать их правдой?
- Это уже не мне решать, - хрипло и на дрогнувшем голосе, стараясь оставаться отрешённой, произнесла она. Но голос всё равно дрогнул. И Амрель недовольно прищурилась, как будто ей стало сложно разглядеть выражение на морде… на мордах Советника. Шпионка не верила, что Нуортариот действительно жалеет. Нет. Не верила ни капельки. Что его это заботит, что он считает, что она могла бы рассчитывать на понимание, что это понимание они могут предоставить. Ложь! Впрочем, за что боролась, на то и напоролась. Без толку сейчас плакаться об этом.
- Ты действительно придумала и провернула всё это одна, сама?
- Да.
- Тогда они тебя просто катастрофически недооценили…
- Возможно, - тут же парировала она тем же опустевшим и потерявшим жизнь тоном. Ей не нужна была эта похвала. Тем более, что она не являлась правдой. И была на самом деле не важна теперь. Уже. Ну и что тогда распыляться?
- Коли ты так жаждала признания, то отчего не передавала свои записи сразу? Ведь ты явно узнала больше, чем какие-то мелочи.
- Я уже сказала, - с заметным раздражением произнесла она, злая оттого, что ей приходится повторять. Говорила ли она это на самом деле? Тёмная не помнила. Но думала, что говорила. Поэтому отреагировала так, будто это она тут что-то втолковывает неразумному и тупорылому Нуору, которому вынуждена что-то повторять снова из-за того, что он не может это усвоить сразу.
- Я считала, что этого недостаточно. Это раз. Два — я уже не была так уверена, что это нужно сделать. Поэтому так и не сделала. Вам нужны мои записи? Хотите их получить? Вы наверняка не нашли ничего, так что я могла бы даже сказать, что их нет, как и доказательств у вас. Я отведу вас туда, где они спрятаны, - как-то быстро страх и слёзы сменились опустошённостью и равнодушием, с совсем небольшой крупицей колкости. Казалось бы, странно, но нет. Сейчас самка чувствовала, что выгорела, что ей на всё стало плевать. Она видела в этой перспективе только одну глупость — выйти из этой опротивевшей темницы и ещё раз взглянуть на небо. И умереть, если придётся, тоже под открытым небом. Лучше, чем крыса в клетке. Можно было бы вдохнуть свежего воздуха. Ещё раз. И пусть Звёздная ей будет свидетель. Всему свидетель.
[nick]Килан-Амрель[/nick][status]На перепутье без дорог[/status][icon]http://s3.uploads.ru/ZaUg8.png[/icon][titul]Шпион стаи Тьмы[/titul][sign]http://s3.uploads.ru/WIhK4.png[/sign]

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Восточная котловина » Элтенский Пост Особого Содержания