//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » So near, so far or in between? [Рив & Хат]


So near, so far or in between? [Рив & Хат]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sf.uploads.ru/7Z0nk.jpg
сопровождение


Участники: Ривингвур, Дульхатрин

Место действия: восхитительные Болота.

Время и погода: 8365 год, начало Жаркого месяца. Далеко за полночь. Полный лик Шеат стыдливо прячется в россыпях тяжёлых туч от умирающей Садиры, ветер редок и груб, и лишь бесстрашные армии светлячков помогают путникам в душных объятиях тьмы.

Цель и ситуация: судный день для юного Сновидца близок, как никогда. Страшный выбор: предать доверие и любовь Отца или жить с позорным грехом, никогда боле не смея показаться ему на глаза? И никто ему, бедному Рапунцелю, не поможет.

Предупреждения: возможен слёзный потоп.

+1

2

Нужно уметь смотреть в глаза своим страхам. Это вроде как поступок настоящего мужика, от которого растут волосы на груди. Ну, Рив был весь в волосах - мягкой шерстке, нежной и пушистой. Видимо, с самого рождения он был мужиком мужиков, родился первым отпрыском Духа Болот - уже сделал мужской поступок. А длинные волосы - это потому что ловушки так делать проще. Так или иначе, а самое время было надрать попец боязни взглянуть в глаза Хату и высказать ему все, мол, знаешь, бать, у меня Стокгольмский синдром, пусть у нас и нет Стокгольма, я влюблен, у меня пубертатный период задержался - теперь отдаюсь мужику и вообще-то люблю его, дай согласие на мой брак и добровольное рабство. Суицидальные мысли типичны для молодняка, шуганного и забитого. Но дерзкие настроения в юном уму месяц как бунтаря-гея-члена-фэшн-полис-и-в-принципе-того-еще-члена подначивал ветер, на высоте небесной таки обитающий. Тучи, в сущности, почти не мешали полету, напротив - игры в них даже отвлекали от того, что Ривя как бы летит на немного смертельный поединок. А Скайрим вещал, что битва драконов - это смертельный поединок. Словесный, конечно. Как если бы в Мортал Комбате нужно было не на кнопки жать, а орать на противника - и он терял бы от этого полоску здоровья. У флегматичного Духа Болот, разумеется, и нервы покрепче, и защита потолще, обычным вскриком не проймешь, но на стороне Ривингвура истерики, слезы, громкий и отчего-то до сих пор не сломавшийся голосок и искренность. Можно было бы добавить невинность, но это оружие безвозвратно утеряно. Хотя лишиться её на середине четвертой тысячи лет было бы не так уж круто. Поэтому в небеса, лететь среди тучек! Время скорого свидания с отцом. На деле - хорошо, конечно, что с мамой поговорил. Но все равно собирался делать все по-своему. С учетом полученных знаний, но с батюшкой он провел больше времени, чем Раиша. Драконесса вселила в своего сына уверенность своей заботой, своим теплом, своей нежностью. Поддержкой. Поэтому болота уже не казались такими страшными, а отец - жестоким. Но настроение сразу сменилось панически-отступательным при приближении столь близком, что верхушки деревьев, в которые он влетал во время обучения мастерству ловли потоков ветра крыльями, замаячили мрачно, слабо раскачиваясь. Словно бы говорили, мол, не иди сюда, Рапунцель, матушка Готель не отрежет тебе волосы - она тебе их вырвет. И мозги вышибет. И крылья сломает. И кому ты, бескрылый, безволосый и тупой нужен? Но мама правильно сказала, мама молодец. Нужно придумать, как это сказать. Отец еще не знает. Так что отставить панические приступы. Если он и злится сейчас, то скорее за то, что сын долго не появлялся. За это волосы не выдирают, нет. Но от страха приземлился, слабо прижав уши. Мрачновато - но это все влияние полуночи. Слабо тряхнув гривой, Ингвур прислушался настороженно, повернув голову в сторону какого-то странного хруста. После пустился в бег - и действо было красивое, одному любителю блондинок однозначно понравилось бы. Редкие блики Шеат, серебрившие золотые локоны легкой сединой, листья и хвоя, мягко приминавшиеся легкими лапами бегуна сонного, шелесту вторящие змеи, в приветствии своего юного друга показывавшиеся из нор, седой да хмурый филин, с угрюмым уханьем улетевший куда-то вперед. Язык с упорством осла отчаянно лип к небу - как и желудок стремился или уменьшиться, или прижаться к позвоночнику. Это все страх. Мерзкий такой. Вот и знакомый запах сырости - Ур дает по тормозам плавно, чуть приоткрывая крылья для увеличения сопротивления. Выходит эффектно, он замирает перед знакомым брусничным кустом. Да. Когда-то он полагал, что прятаться в нем - самая благоразумная затея из всех. Когда-то он считал, что Дух Болот не чувствует своей вотчины. Топь - да, деревья - нет. Теперь же осознавал все могущество Дульхатрина Мрачного. И сейчас это больше пугало, чем заставляло восхищаться.
Слабо встрепенувшись, Ур привычно прислушался к болоту. Сосредоточиться не выходило из-за неуемного сердцебиения. Пришлось закрыть глаза - в итоге едва в сон не провалился, до того довел концентрацию собственного разума на местной тишине. Пугало другое. Сна рядом не было. Значит, Отец не спит. Значит, на его сонливую благосклонность рассчитывать бессмысленно. Да и не благосклонность это была, скорее раздраженное "да, ладно, только спи". Поэтому некогда сокровище исключительно болот чуть нахмурилось, обладая прекрасным обзором чуть светящимися в темноте глазами мрачного болота, ночное зрение - сила. На свет от глаз, хотя скорее уж сверкание, к счастью, не летели светлячки. Зато вот на наличие гостей зачастую выходил сам Болотный. Поэтому звать его не имеет смысла. Раз он не спит, то уже знает, что к нему пришли. А подавать раньше времени дрожащий голос смысла нет.

+1

3

Юркое сознание, имей оно конкретную форму, потянулось бы, как кошка, разминая затёкшие частички своего "Я" перед новым путешествием. Но оно просто выскользнуло на свободу из крепкого, временами заставляющего его страдать, тела Духа и тут же ринулось в землю, к корням какого-то дерева, мгновенно впитываясь в них с водой. Немедленно сознание стало частью этого дерева, похоже, одной из чахлых сосенок у у самого берега, быстро-быстро разносясь к каждой веточке и мельчайшей иголочке вместе с внутренним током растения. Живое, оно пульсировало, хитрые процессы текли в нём, не останавливаясь ни на секунду. В своём теле, оставшемся где-то внизу, такого не ощутишь. А здесь же простор, полная свобода и удивительный мир, недоступный в обычное время! Пожалуй, сознание, будь глупее и наивнее, захотело бы остаться этой сосной навсегда. Но оно принадлежало Духу Болот, существу умному и мудрому, и потому, как только представился шанс, потекло дальше, к грибам, что росли во множестве на стволе старого дерева, и обратно в землю, по маленьким нитям, простиравшимся на многие сотни метров вокруг.
Поразительно, восхитительно, прекрасно. Дульхатрин любил свои болота, и быть к ним максимально близко было давней его мечтой. Наверное, это стихия так жаждет в нём вернуться обратно, вырваться из своего тела-заточения. Но, как бы то ни было, проводил одинокие вечера Дух именно так, погружаясь в мир собственных болот всей душой. Границы его возможностей всё время менялись, становились шире, и Мрачный, быть может, когда-нибудь сможет слиться со всем болотом навечно, запрятав тело поглубже и понадёжнее. Когда-нибудь, но нескоро. Тем более, что где-то всё ещё бродит юный сыночек, а его нужно беречь, советы давать и вообще всячески оказывать поддержку. Он же маленький совсем, неразумный. Натворит бед, сам справиться не сможет.
Только вот несмышлёныш рос день ото дня, настало время и покинуть отчий дом. Всё чаще и всё дальше чадо уходило от болот, заставляя поначалу отца в бессилье рвать ни в чём не повинных лягушек напополам и, злобно хрипя, искать златовласку. Впрочем, опять же виновно время: мрачный отец побесился, присмирел и засел на болотах дожидаться Ривьку. Сейчас только волнуется чаще и, случись чего, атакует Сонного телепатическими визитами, мол, хорошо ли всё?
И вот так удивительно было вдруг почувствовать знакомую походку по земле, в которой засело, задумавшись, сознание. Юный дракон замирает, кажется, после бега, влажная почва едва-едва отдаёт затихающей вибрацией. Встрепыхнувшись, сознание через брусничный куст резво метнулось обратно, встречать сына стоит никак не в таком виде, когда даже и сказать ничего нельзя.
Тело мирно развалилось у валуна, неуклюже опершись на него пухлым боком. Транс, в который оно впадает так каждый раз, силён настолько, что всякое зверьё, и без того довольно доверчивое к Духу, перестаёт бояться его совершенно. Вот и сейчас на спине, на голове, на лапах Мрачного расселись яркие огоньки - светлячки отдыхали, лениво двигались по чешуйкам, матово блестевшим от света ярких брюшек. Однако как только эта зелёная груда стала приходить в себя, издав невнятное "гру-у-ут" в районе груди, насекомые мигом сорвались с мест, целый рой огоньков пыхнул в стороны от пробуждающегося Духа!
Вот теперь Дульхат потянулся. Ни капли кошачьей грациозности в этом действии не было, зрелище было то ещё. Огромная пасть раскрылась под глухой хруст суставов да протяжный зевок, а полное брюхо едва-едва поднялось с земли. Кое-как поднявшись, Мрачный огляделся, смутно припоминая, куда идти. Сил магических маловато осталось, слишком надолго Хат окунулся в своё болото. Впрочем, память не подвела, и уже через несколько минут Ривингвур мог лицезреть своего отца, с мрачной миной поднявшего со дна болотца, по левую сторону от Ура.
- Явился... Чего встал, бегать заставляешь? - грубость была бы исключительно напоказ, если бы это вообще была грубость. Мрачный ворчал в привычной ему манере, однако рад он был видеть сына, только проявлять перед Ривом того не хотел. Ишь чего! Некая вседозволенность, в которой рос Сонный под пристальным надзором папки, не включала в себя омуты ласки и нежности, не будет их и сейчас.
Хмуря тяжёлые брови, отчего морда стала выглядеть совсем зловеще-презловеще, Дульхат пристально всмотрелся в Ингвура, казалось, каждую детальку и снаружи, и внутри он способен разглядеть. А сынок болотный волнуется, скрывать это бесполезно, Болотник чуть не чует его страх. Не к добру оно, не к добру...
- Иль случилось у тебя чего?- щурясь, Хат не спешил вылезать из воды, только глаза жёлтые и нос, с шумом вдыхающий воздух с каплями воды, торчали, - пойдём, расскажешь.
Слова не звучат приказом, но Дульхат ждать не будет, он уже разворачивается удивительно ловко в воде, и медленно удаляется, почти беззвучно скрываясь во тьме, только мелкая-мелкая рябь, уходящая в стороны от его тела, напоминает о том, что секунды назад здесь был целый огромный Дух.

0

4

Тема перенесена в архив.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » So near, so far or in between? [Рив & Хат]