//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Калхона » Жилые пещеры


Жилые пещеры

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://se.uploads.ru/u8HhD.png

Калхона изначально была благодатным местом для образования пещер. Поселившись здесь, Светлые заметно ускорили естественные процессы и, тем самым, обзавелись добротным жильём. Жилые пещеры неглубоки: мало кому хочется гнездится у костей земли, куда даже в самый жаркий день не проникает тепло Шагри. Зато образованные на нижних ярусах пещерного комплекса ледники прекрасно подходят для хранения припасов, складирования шкур, красок и трав. Входы в жилые пещеры частенько прикрывают шкуры, и ими же устланы лежбища. Зачастую, Светлые селятся небольшими сплочёнными общинами, реже – отдельными семьями. Зимой обитатели Калхоны запасаются жар-камнями, ну а в освещении жилые пещеры и вовсе не знают недостатка. Кстати, многие из них выглядят неестественно гладкими и опрятными: эти пещеры были прожжены в камне магией Света. В стенах пещер часто встречаются драгоценные и полудрагоценные камни. Обитатели частенько накладывают на эти жилы простенькие чары, и самоцветы сверкают, точно звёзды на небе. Желающие украсить своё обиталище драконы разрисовывают стены и всё теми же чарами заставляют краски светиться, в общем, в редкой из Калхонских пещер царит кромешная темнота.

0

2

Начало игры.

За стенами пещеры уже стемнело, что нельзя было сказать пространстве внутри. Узоры и проходящие вплотную к полостям жилы излучали сейчас мягкий, рассеянный свет, не режущий глаз, но при этом в достаточной мере освещающий дорогу. Не то, чтобы это было на самом деле нужно. За все эти года Миа могла бы с закрытыми глазами дойти до нужной пещеры. Все-таки с самого появления на свет, жила она в одном и том же месте.
Юная драконица осторожно отодвинула прикрывающую вход шкуру и тихонько проскользнула внутрь, стараясь ступать как можно тише и не цокать когтями по полу. Конечно, ей не следовало задерживаться дотемна, но с другой стороны соблазн забраться в горячий источник и немножко поиграться в нем пользуясь тем, что никого не было поблизости был слишком велик. Так-что нужно было просто пробраться и никого не разбудить, а это значит еще и не потревожить кристаллы в отполированных стенах, которые вполне могли среагировать на ее присутствие и зажечься. Одно дело слабый сумрак и другое имитация дня!
К счастью, все прошло достаточно успешно и вскоре Миа уже забралась в собственное "гнездышко" служившее ей кроватью. Чуть повозившись, она вытянулась, укладываясь на боку. Перламутровая чешуя в темноте казалась слегка розоватой и она скользнула передней лапой по чешуйкам у себя на груди и животе, но прекратила движение и только потянулась. Все, что хотела она уже сделала только-что и сейчас хотелось только сладко поспать.
Прикрыв глаза, она уже привычно прислушалась к ловцу снов. Тот сейчас был явно неспокоен. Само собой ведь вокруг все уже давно спят! Идея поразвлечься еще крутилась в голове, но как-то вяло. Можно сказать, под эту мысленную пульсацию артефакта драконица и уснула сама.

0

3

НПС.
Вскоре на небе взошли обе луны, их свет изливался с небес и орошал вершины Калхоны, но не мог потревожить покой спящих. Час следовал за часом, и Саяри всё глубже погружалась в холодную зимнюю ночь, всё глубже тонула в бездонной черноте бархатного ночного неба. Ловец снов пульсировал, подрагивая, словно поплавок, в потоке неведомых энергий. Их целью была не Калхона, но место иное, далёкое, и всё же их мощь была велика, и маленький артефакт реагировал на неё, утягивая разум хозяйки вслед за собой, в великое озеро грёз, которое принадлежало не только ей. В какой-то миг, волшебный амулет вздрогнул: это чья-то мысль, подобно хищной рыбе, ухватила тот эфемерный крючок, с которым можно было сравнить этот артефакт. Зачастую он позволял Мие вылавливать чужие грёзы, но в этот раз, рыба оказалась слишком велика, и драконицу утянуло прочь, прямиком к источнику потока великой мысли.
Сон Мии был тревожен. Первые часы он представлял собой череду смутных, бессмысленных видений: внутреннему взору драконицы представали то горы золота и блестящих украшений, то бесплодные пустоши, усыпанные серым пеплом, то нескончаемые лабиринты пещер, по которым она брела бездумно и бесцельно. Но ближе к середине ночи, беспорядочная вереница видений сменилась твёрдым, осмысленным сном: это была поляна близ Калхоны, где она некогда резвилась с другими птенцами. Были здесь и многие из её старых знакомых, включая Лито.
Их черты омывал бесцветный, сероватый свет полудня. Свет убивал тени, но не было в нём ни тепла, ни блеска. Равно и в игре, которую вели птенцы, не было ни намёка на эмоции или азарт. Столпившись кружком, они перебрасывали друг-другу мяч, сплетённый из соломы и ивовых веток, и сам этот процесс по ритму напоминал работу некого хорошо смазанного механизма. Она видела всё это, могла двигаться и мыслить, всё вокруг казалось на удивление настоящим, и лишь та неспешность, с которой двигались её мысли, намекала на нереальность сна. А в воздухе раздавались глухие, напрочь лишённые эмоций слова:
- Вожак... Кулак... Камень… Нога… Аромат… Тело… Озеро…
Наконец, мяч оказался в лапах Лито, и он перебросил его Мие, предлагая включиться в игру. Вот только мяч вдруг обратился живым глазом, чёрной щелью на фоне серого белка. Вертикальный зрачок обежал компанию быстрым изучающим взглядом, а потом взглянул на самку, и в этом взгляде была сила, превосходившую могущество смертного существа.
- Это не озеро – сообщил драконице Лито, и в его глазах плескалась непроглядная серая хмарь, а голос отдавался шипящим эхо. – Это океан.

Отредактировано Эльсирин (25 Мар 2015 09:59:52)

+1

4

Драконица беспокойно заворочалась в гнезде. По ее виду было ясно понятно, что спящая явно видит сны. Вот только видения ей явно не слишком нравятся, заставляют нервничать. Впрочем, не настолько сильно, чтобы заставить ее с криками проснуться. Только вот, кто знает, может это не сон такой глубокий, но разум просто далеко?

Череда видений, немного жутких, символичных и вместе с стем абсолютно непонятных Мие. Она даже не слишком удивлялась видя их. Ей скорее было интересно и в гораздо большей степени не по себе. Каждый раз это было новое место, не такое в каких она бывала за свою не очень долгую, но все более чем пятисотлетнюю жизнь. Отдельные образы вызывали какое-то отдаленное узнавание, но лишь отдаленно. Она просто в некоей прострации смотрела, если нужно, шла по появляющимся коридорам, продвигаясь неизвестно куда, просто повинуясь хаосу.
Если бы только немного сосредоточиться... Но нет, даже имея опыт пребывания во снах, сейчас Миа им не пользовалась. Может это ее не пугало?
словно в ответ на этот вопрос картина сна изменилась. Теперь она была не в одиночестве. И место ей было хорошо знакомо еще с самого детства. Сколько же шалостей здесь было придумано. Сколько всего сделано в детстве! А обнаружив, поняв что она состоит в кругу вместе с ними, с старыми приятелями, товарищами по проказам и даже братиком... Острое чувство дежавю сдавило сердце, вызывая в горле противный ком. Она не смотрела на себя. Только на них. Она даже не могла понять тоже ли стала маленькой. Она просто смотрела за неспешной, поразительно скучной игрой и слушала простые слова. Ушки вздрагивали каждый раз, а морда поворачивалась к говорящему. Она не понимала. Просто села на круп неуверенно приподнимая передние лапы и было собралась поймать брошенный братом своеобразный мяч.
Не получилось. Он просто не долетел.
Миа с испугом отшатнулась назад попытавшись теперь оттолкнуть жуткий глаз.

Тем временем, спящая громко всхрапнула, постаравшись закрыться от чего-то крылом, но быстро снова притихла.

Она растерянно уставилась сначала на Лито, затем на... Глаз. Беззвучно открывая рот, не зная что и главное как сказать, она просто приподнялась неуверенно отступая. Хвост сам собой трусливо прижался к брюшку. Она снова смотрела на брата. Теперь она видела. Он был другим! Жутким.
Лито... Я не понимаю.
Она все же смогла сказать. Словно вспомнила, как это делается. Это все было так неправильно!

Отредактировано Миа (26 Мар 2015 09:52:38)

+1

5

Лито улыбнулся в ответ. Эта улыбка казалась бы милой и дружелюбной, если бы не ощущение полной искусственности и серая муть, плескавшаяся в его глазах. Серость подступала, окрестности поляны таяли в грязной дымке, наползавшей со всех сторон. Мир вокруг стремительно утрачивал реалистичность.
- Ты и не должна, глупая! Это же сон – голосу Лито вторило тихое шипящее эхо, доносившееся из глаза, что лежал у лап Мии и смотрел на неё… и сквозь неё. – Странно, я не думал, что мертвым снятся сны…
Мир вокруг утопал в серой дымке. Это было нечто большее, чем туман – это было концентрированное безразличие, аморфная масса из свободных частиц, она вымывала формы и очертания, гасила мысли. Туман был не холодный и не тёплый, но его прикосновение вызывало озноб. Но когда клещи неведомой заразы были уже готовы сомкнуться вокруг Мии, Лито вдруг встряхнулся, мигнул, а потом тигриным прыжком бросился на неё и сбил с лап. Несколько секунд они кубарем катились сквозь ничто, пока не врезались в неровный каменный пол. Вокруг было темным-темно, но судя по всему, они оказались в некой просторной пещере. Если Мие каким-то образом удастся добыть свет, она разглядит ряды колонн-сталагмитов, тянущихся через зал. Потолок был очень высоко, эхо здесь было просто оглушительным. Лито, или то, что приняло его образ, тут же оказался на лапах и схватил молодку за грудки:
- Глупая, глупая, глупая! Просыпайся, слышишь? Тебе нужно проснуться, пока ты утонула!
И он лихорадочно затряс её, не замечая тёмных, нечётких фигур, приближавшихся к ним со стороны входа. А заметит ли их Миа – зависит от её действий.

0

6

Миа растерянно моргнула, через силу стараясь не смотреть на жуткий глаз, лежащий у ее лап. Вроде он выглядел как Лито и даже говорил как он. Но вот слова вызывали только еще большую неуверенность. Нет, даже не так, пугали, в купе с происходящим вокруг.
Что значит мертвым?! Она была уверенна в своей живости, тем более после его слов, она вроде даже по-своему опомнилась. Но ведь брат тоже был жив! Она его видела не так давно! С ним же не могло ничего случиться!
«Это просто мое воображение. Собственный разум подсунул мне какой-то кошмар. С чего бы…»
Пялясь на дракона в упор и пытаясь разобраться в себе, она как-то совсем отвлеклась от сгущающейся вокруг них дымки. Более того, даже рывок Лито оказался неожиданностью. Драконица смогла лишь растеряно сдавленно пискнуть, почувствовав что летит кубарем… Куда-то. Движение не прекращалось, пусть и было не больно, просто страшно. Она просто катилась куда-то, ожидая чего-то, что остановит падение.
«Глупый Лито!»
А вот и пол. С сдавленным вскриком, драконица хорошенько в него впечаталась, распластавшись на камнях. Лишь с большим трудом она подтянула под себя лапы и медленно приподнялась слепо глядя в темноту. Эхо ее вскрика далеко разошлось по пещере повторяясь само от себя.
- Ох предки… - Миа затрясла головой, прогоняя головокружение.
Вот только темно как в… Волшебница прогнала эту мысль. Не стоит сну подкидывать идей. Но ведь это же сон! Просто подумать о том, чтобы было видно. А что дает свет? Да! Солнышко!
Драконица просто представила, что сидит на солнце, на камнях. Как бывает иногда летом возле речки. Конечно, вода не зажурчала, но свечение над головой появилось.
Еще не успевшая толком промаргаться драконица тут же оказалась в лапах Лито. Более крупный самец забавно схватил ее за шкуру ближе к основанию шеи. А та забавно растянулась. Наверно это было невозможно и наверняка бы больно, но получилось лишь так, что ее приподняли над полом, заставляя опираться лишь на задние лапы и испуганно помахивать крыльями пытаясь удержать равновесие в процессе тряски.
- О чем ты вообще говоришь! Нигде я не тону! Сам дурак, отпусти меня! – Миа ухватилась за его передние лапы своими в праведном возмущении. – А то скоро дурно станет.
Голова моталась из стороны в сторону, заставляя невольно заметить фигуры в солнечном свете. Чего-то. Не шибко-то сконцентрируешься.
Обида на братца-обзываку несколько отступила на второй план.
- Что, это тоже будут трясти и всякую чушь нести?! – Возмущенно вскрикнула ничего не понимающая драконица.

0

7

- Проснись, проснись, проснись! - приговаривал Лито, потряхивая самку и неистово сверкая глазами.
Определённо, сей диалог мог бы продолжаться и дальше, и оба дракона несомненно узнали бы о себе много нового. Но услыхав слова Мии, Лито обернулся... и тут же потащил сестру за колонну.
- Нет, они тебя просто убьют! - страшным шёопотом сообщил Лито, разжимая хватку. - Надо бежать.... или прятаться... или...
Тут он взглянул в сторону карты. Та была размыта, плыла перед глазами, но вроде бы становилась всё четче по мере того, как к ней приближалась пёстрая компания. Было их порядка дюжины, их фигуры протекали жутковатой чёрной дымкой, а на морды словно были нацеплены маски: таким неестественно-злобных казался их оскал. Единственный, кто выглядел нормально в этой компашке, был хиленький серебрянный дракон. В то время, как основная компания прямым курсом направилась к карте, серебрянный, казалось, интересовался больше деталями архитектуры. Он медленно, но неуклонно приближался к колонне, за которой спрятались Миа и "Лито". Габариты колонн, их широкие основания, до поры скрывали парочку от чужих взглядов, но очень скоро их позицию раскроют, и тогда...
- Делай как я - шепнул драконице Дух Целительства, а потом... как-то резко, без перехода, обратился в маленькую белую мышь. Мышка помахала Мие лапками, а потом взяла, и побежала вверх по колонне, игнорируя законы гравитации. Меж тем, до серебрянного осталось две колонны... одна...
- Это поразительно! - заявил он, останавливаясь по другую сторону заветной колонны, за которой пряталась Миа. - Эти нити... Они словно покрывают весь мир, образуют... образуют одеяло, да, точно! И это-то одеяло позволяет нам творить волшебство! Интересно, есть ли тут узлы.. должны быть.
И тогда он обошёл колонну.

0

8

Мия было вздохнула с облегчением, стоило тряске закончится.
"Ну наконец! Конечно, морская болезнь страшный недуг, которым мало кто страдает, но братец явно собрался меня ей наградить!"
Но радоваться оказалось рано. В растерянности драконица совсем не сопротивлялась и позволила затащить себя за колонну.
Что значит...
Начала она растерянности пытаясь выглянуть из-за укрытия. Естественно, сначала она не успела их рассмотреть. Честно говоря, она и на карту не обратила толком внимания. Она и сейчас не смогла толком разобрать их черт, но судя по реакции брата, да и внешнему виду лучше было им не попадаться. Миа неуверенно прижала уши, отступая обратно за колонну.
Брат уже продемонстрировал, что делать дальше.
Перламутровой потребовалось некоторое усилие, чтобы не вскрикнуть увидев на месте красивого дракона, каким был ее брат, какого-то противного мыша!
Л-легко сказать... — Нервно пробормотала Миа.
Голос все ближе. Кто-то подходит к укрытию!
"Это же сон... Просто сон. Ничего же не будет! Правда?"
Тем не менее перепуганная драконица зажмурилась, желая прятаться и сама не заметила как оказалась уже на пол пути от пола к потолку. Только мелкая. Наверно, даже при рождении она была крупнее.
Сдавленно пискнув, Миа заспешила за братом.

0

9

— Л-легко сказать... — Нервно пробормотала Миа.
- Трусишка! – «подбодрил» её своим писком Лито.
Вот, серебряный зашёл за колонну… и не нашёл там ничего, исключая пару надписей на неизвестном языке. Он задумчиво поводил когтем по причудливым закорючкам, а потом покачал головой:
- Не понимаю… может быть… наречие Звёздных? Может быть… - а потом его окликнул кто-то из группы, столпившейся напротив карты, и серебряный поспешил туда.
Меж тем, Лито уверенно вёл измельчавшую сестру среди неровностей пещерного потолка, поросшего сталактитами. У серого мыша явно не было ни малейших трудностей с ориентированием в пространстве, а потому, попутно он устраивал сестрёнке ликбез:
- Слушай внимательно! Тебя утянуло в сон, в сон кого-то из этих – небрежный взмах розовой лапки в сторону столпившихся у карты драконов. – Это очень странно и необычно, я думаю это твой «ловец снов», но этот сон очень сильный, очень глубокий, так что не вздумай тут умирать, понятно? Слушай меня, я – та часть твоего сознания, которую называют здравым смыслом, я постараюсь тебя отсюда вывести, но сначала, нам нужно посмотреть карту, это очень важно! Жди здесь, я сейчас…
Он осторожно залез на сталактит и пробежался до самого окончания, быстро-быстро перебирая лапками. Как могла заметить Миа, карта прояснилась и стала чётче. Это было изображение материка, расчерченное узором из серебристых линий. Как она могла заметить, ближе к северу число этих линий возрастало, но большую часть карты загораживали спины и крылья странной компании. Лито всё пытался извернуться так, чтобы разглядеть карту с потолка, обхватил окончание сталактита всеми лапами, потом только задними, свесился вниз… и тут окончание огромной сосульки отвалилось и вместе с испуганно пищащим мышом упало на голову одной из теней.
Тихая беседа, которую вели драконы, обсуждавшие, за сколько можно будет продать эту карту, затянулась, словно запись на старой плёнке. Собравшиеся медленно развернулись в сторону мыша, и тут же Миа смогла разглядеть глаза серебристого дракона, единственного, чей силуэт не был размыт. Они были серыми, в них клубился непроглядный туман. Сей же миг, пещера вокруг неё словно потекла, утратила реалистичность, колонны извивались подобно змеям, откуда-то из тёмных углов поднимался всё тот же серый туман.
Мыш-Лито не стал рассиживаться, а шустро скатился на пол и ринулся бежать от странной компании. Составлявшие её ныне стремительно утрачивали всякое сходство с драконами, отращивали жвалы и щупальца, обрастали шерстью, обращались в монстров. Все, кроме серебряного: тот казался удивлённым и растерянным, его ищущий взгляд шарил по пещере… И отчего-то складывалось ощущение, что он искал именно Мию, и если он найдёт… а он обязательно найдёт… то её существование оборвётся. Меж тем, мыш продолжал вилять меж лап гонявшихся за ним чудищ. Из всей этой ситуации радовало одно: карту больше никто не заслонял, и пожелай того, Миа сможет её рассмотреть. Впрочем, времени у неё оставалось очень-очень мало.
- Выходи! - голос доносился одновременно отовсюду. - Выходи, я не причиню тебе вреда.

0

10

Миниатюрная драконица сдавленно выдохнула, стоило только опасности миновать. Осталось лишь подняться на потолок вслед за Лито. Почему-то карабкаться по камню было совсем не сложно. Наяву она бы точно не смогла такое повторить - может круп уже слишком отъела, а может просто это было не возможно. По крайней мере так легко! А ведь сеча было такое ощущение, такая уверенность, словно она этим только и занималась! Сны, что с них взять.
Догнать брата оказалось не сложно, хотя смотрелся он сейчас... Особенно  сейчас, когда казался большим. Мие не нравились грызуны. Но слушать... Это ладно.
Нет. Не ладно! Лито назвался ее здравым смыслом! Нахал!
Возмущению драконочки не было предела, но само по себе пояснение ситуации охладило голову, заставив пока забыть о большей части возмущений. Звучало все жутко. А еще жутче то, что она поняла и осмыслила это. Не слишком похоже на простой кошмар. Так все осознанно. Стало страшно.
Дурацкое оцепенение! Ей потребовалось довольно много времени, чтобы прийти в себя. За которое она просто позволила брату... Или безумной части своего сознания уверенной, что она здравый смысл, рисковать собой. А уж когда он добрался все выглядело совсем жутко. Здравый рассудок явно не был обременен особым инстинктом самосохранения.
"Это надо же было придумать такое! Вздор. Бред!.."
Но все пошло совсем не так как хотелось. Она с трудом подавила вскрик.
Здравый он рассудок..."
Внизу, а потом и везде, начало творится ужасное. Скоро она уже могла заподозрить второго реального участника этого безумия.  Вот только ему нельзя показываться...  Слишком жутко! И предупреждение...
Тем не менее она помнила - сидеть на месте бессмысленно. Пока они отвлечены драконица поползла в нужном направлении. Она хотела быть совсем незаметной и сама себя в общем-то не видела. Шкурка стала словно стеклянной, полупрозрачной- иллюзионистка и проказница, она умела прятаться.
Карта все ближе. Все страшнее. Сердце бьется в груди. Или это просто что-то еще пульсирует?! Бежать не получится...
Драконица уже добралась до нужного места.
Просит выйти! Как бы не так! Не зная, что делать дальше и как быть, Миа просто всмотрелась в четкую карту.

0

11

В пещере, напоминавшей больше залу гигантского замка, творилось чёрти-что: куча огромных, расплывающихся в тени драконов гонялась за одним маленьким, но крайне отчаянным мышом. Грохот стоял неописуемый, преследователи пихались, толкались, их лапищи так и мелькали вокруг крохотного серого тельца, но пока что счёт вёл «Лито». Надолго ли?
Карта теперь была совершенно точной. Миа могла различить Калхону, Облачные горы, Элтен и другие знакомые места, опутанные паутиной голубоватых нитей. Где-то нитей было больше, где-то меньше, но ближе к Серым равнинам их узор тонул в разноцветной дымке, напоминавшей бензиновые разводы. И вот там, на Серых равнинах, голубоватые нити и грязные разводы, отображение неведомо чего, скручивались в тугой водоворот. Там поднимался чёрный пик, окружённый непрерывной бурей, и о вершину его раз за разом били молнии. По карте об этом судить было никак нельзя, но видение Пика, огромной скалы из чёрного кристалла, освещённой вспышками частых молний, словно выплыло из-за карты, надвинулось на неё, заслонило и пещеру, и серебряного дракона, что ныне смотрел прямо на неё.
И в тот же миг, реальность сна принялась рушиться вокруг неё, пол закрутился песчаным водоворотом, потолок вокруг осыпался грудой камней, колонны разваливались и падали в водоворот… В коем стремительно скрывались теневые драконы и один маленький, но очень отважный мышонок. В итоге, осталась лишь одинокая балка с Мией на борту, парящая посреди бездны, полупрозрачная карта, за которой, словно за ширмой, виднелся Грозовой пик, и серебряный дракон, пожиравший её морозным взглядом. Но в конечном счёте, пропал даже он. А потом, так же как всё вокруг исчезло, оно начало возвращаться: стены вырастали вокруг, из мрака восставали очертания большой круглой залы, окружённой двухэтажной галерей и рядами колонн. Под самым потолком жарко пылали синим волшебным огнём белоснежные чаши, подвешенные на золотых цепях.
Всё вокруг было выполнено из бликующего чёрного кристалла, и выполнено с необычайной искусностью. Перила с причудливыми завитками окружали второй этаж залы. Потолок был очень высок и усеян острыми кристаллическими наростами, а в стенах чуть ниже виднелись узкие стреловидные окна, сквозь которые в залу лился неяркий свет. Там же, на выгнутых насестах восседали грифоны, горделиво расправив крылья. Статуи были выполнены столь искусно, что казалось, ещё секунда, и они полетят. Именно в такого грифона обратилась балка, с которой Миа ещё несколько секунд назад разглядывала карту. Внизу, на круглом же возвышении, где сходились потоки света из окон, столпились уже знакомые драконице теневые драконы. Приглядевшись внимательнее, она сможет разглядеть в передних лапах одного из теневых длинный гранёный шип, выполненный из всё того же чёрного кристалла.
- Ну же, Нихил! – раздался сухой, трескучий голос. – Или тебя хватает лишь на то, чтобы гонять виверн по пещерам?
- Он был одним из нас… - глухо ответил тот, кто замер с занесённым шипом.
- Он им и останется! Вы же слышали, это место может вместить разум не хуже живого тела и даровать ему больше возможностей, чем он мог когда либо мечтать!
Тут заговорили остальные, но их голоса сливались в неразборчивый ропот. Кто-то из собравшихся спрыгнул с высокой площадки вниз и пошёл к выходу, и сквозь возникшую прореху Миа углядела своего старого знакомого – того самого серебряного дракона, который чуть не обнаружил её сценой ранее. Серебрянный пребывал явно не в лучшем состоянии: израненный, он лежал в луже собственной крови, истекал кровью, мелко подрагивал в бреду.
- Ты точно не можешь его спасти, Трея? – голос дракона с шипом в лапе пробился сквозь общий гомон.
- Он потерял много крови, но убивает его не это: он коснулся силы, превышающей доступное смертному. Подумай, Нихил! Ритуал будет милостью для него, так мы спасём его от смерти! Решайся же, он умирает, или отдай клинок мне!
- Нет. Я сам… я должен… - с этими словами тот, кого звали Нихилом, расправил крылья и занёс лапу с шипом для удара. Учитывая длину и остроту, оружие имело все шансы пробить грудную клетку серебряного и проколоть сердце.

+1

12

Драконица завороженно смотрела на карту. Впервые она видела настолько яркую и четкую картину... Нет, это даже не картина. Это была словно уменьшенная копия всего известного ей окружающего мира и даже земель за его пределами. Вероятно, что-то подобное можно было бы найти лишь у лидеров. И то, Миа сомневалась, что у всех. Было такое чувство, что при желании можно было бы разглядеть драконов занимающихся своими делами...
Но если ландшафт был понятен, то вот то, что шло поверх. Невольно вспомнилась недавняя фраза дракона о нитях.
"Это они? Пронизывают и опутывают весь мир. Они даже довольно упорядочены, кажется, если постараться, можно проследить логику их хода! Почти." - взгляд не мог не зацепиться за аномалию на севере карты. И выглядела она, откровенно говоря жутко.
Она смотрела на самый эпицентр творящегося там нечта. Смотрела и не могла отвести глаз, даже при четком ощущении чужого взгляда направленного на нее. Словно пресловутая мышка перед удавом. Казалось, видение на карте сдвинулось. Стремительно начало приближаться! Или она полетела к нему вместе с сталагмитом сжатым в коготках.
Место это было воистину жутким. Мрачным. В здравом уме туда бы никто не полетел! Но сейчас там что-то происходит! Хотелось убежать, скрыться.
А окружающий мир тем временем рушился. Гора пропала. Но от окружающей тьмы стало только хуже. Перепуганная драконочка что есть мочи вцепилась в свой насест, как единственный осколок чего-то хоть сколько-то вещественного.
"Кончайся, кончайся, кончайся..."
Словно откликаясь на ее мольбы, мир стал возвращаться. Он стал другим. Зал. Мрачный и торжественный. Тем не менее Миа не представляла где такой могли возвести, сама она точно не видела на одного из посещенных сейчас мест.
Может это где-то у темных? Могли же они во что-то ввязаться.
Вновь послышались голоса и малышка подобно ящерке тут же юркнула за статую, за которую только-что цеплялась. Она даже не успела удивиться изменению своего насеста. Она просто во все глаза смотрела за происходящим, да насторожила ушки ловя каждое слово.
Сумасшедшие... Или я схожу с ума, раз мне такое снится. О предки, за что мне это все... — Перламутровая с ужасом воззрилась на огромный острый осколок кристалла в лапе Нахама... или как там его звали. — Жертвоприношения...
Миа поспешно ухватила зубами фалангу своего крыла, чтобы невольно не вскрикнуть и выдать себя.

+1

13

Коротко свистнул рассечённый воздух, послышался сухой треск ломающихся костей и хлюпанье вытекающей крови. К счастью, в последний момент убийца прикрыл собой алтарь, и Миа не могла разглядеть ударивший вверх фонтан крови, отчего-то чернильно-чёрной. Но вот, одинокая клякса, преодолевая силу тяготения, взлетела вверх из разверстой груди серебряного, мелькнула перед глазами Мии размытым чёрным пятнышком и ожгла драконице щёку, точно кислота. Взглянув вниз, сновидица обнаружит, что очертания первого этажа размыты, точно отражение в бассейне, и там, от алтаря, расходятся волны теней, и слова собравшихся в круг звучат глухо и неразборчиво, словно бормотание вулканического источника, волны теней становятся всё гуще, закручиваются в быстрый водоворот, который растёт, расширяется…
- Вот так это случилось – голос серебряного, того самого, кто был принесён в жертву, раскатывается по зале, и всё же, Миа может определить его источник – он у неё за спиной, в его передней лапе извивается ужом мышонок-Лито. – Так больно, когда тебя постигает сила… Но теперь я могу всё изменить.
На его морде появляется сардоническая улыбка безумца, зубов в ней нет, нет и языка, лишь серая пустота, и сам он – оболочка без содержания. И в то же время, каменный грифон у неё под лапами начал таять и сделался скользким, точно топлёное масло, и жёг её лапы, точно кислота. Стены вокруг оплывали, таяли, стекали вниз полужидкими сероватыми потоками.
- И ты пойдёшь, и ты придёшь…
При этих словах, серый бульон выплёскивался из его пасти и стекал на её насест, отчего тот ещё больше плавился и накренялся вниз, к клокочущему водовороту.
- Тебя постигнут!
Вновь взвыл рассечённый воздух, но на этот раз, не пронзающий сердце взмах чёрным осколком, до хлёсткий удар серебристого хвоста. Итог, впрочем, одинаково плачевен: как ранее прервалось существование Экзара в форме серебряного дракона, так и ныне, прекратило своё существование Миа в разуме самого Экзара. Её пробуждение было трудным, словно продираешься сквозь холодную трясину, но так же неизбежным, как грядущий восход солнца. В последний момент, вершина Пика раскрылась уродливой чёрной розой, и Миа могла увидеть клочок звёздного неба, пустую оболочку серебристого дракона, трясущуюся от хохота, точно марионетка на нитях, и маленького серого мышонка, дёргающегося в его лапе. Хуже, много хуже ей будет обнаружить себя по пробуждению, не там и не той, какой она засыпала. Реальность помутилась, и никогда более не будет такой, как прежде.
Туманное озеро

0

14

Это чувство ужаса. Паника.
Наверно в материальном мире, драконица уже впала бы в истерику но в этом кошмаре она подобно мышонку перед гипнотизирующим ее удавом, просто с ужасом смотрела на серебряного... Мертвеца. Он показал прошлое. Свою смерть. То есть он из числа нежити. Призрак? Или даже хуже! И он... Он что-то делает. А еще у него часть нее!
Лапы отчаянно держались за единственную теряющую плотность опору.
"Безумец. Безумец!" - хотелось кричать драконице, но слова так и застряли в горле.
Эта чудовищная улыбка. Она бы просто позабавила его.
Впрочем, уже было поздно о чем-то желать.
Уже не чувствуя ничего под лапами, дракониа просто повисла, чувствуя что угасает. Это было страшно. Кажется, сердце перестало биться. Мир словно уходит.... Нереальные видения. Пик. Серебряный мучитель. Лито. Хаос. Темнота...
>>Туманное озеро

0

15

Архив
27 Мороза, середина дня
Пасмурно, временами идет снег, в пещерах тепло и сухо

- О, премного благодарен! - тащить кучу бумажек в одиночку не хотелось. И ладно бы своих, для себя и напрячься можно, но кому-то ещё? В общем, предложение Росугара пришлось очень кстати. К тому же, некромант лелеял надежду побольше разузнать о новом приятеле. Ледяной был... странным. Может, это громко сказано. Но Рос точно не был похож на подавляющее большинство линовых знакомцев. Слишком серьёзный, слишком вдумчивый, слишком не такой. Лин не видел в этом ничего плохого, не подумайте. В конце концов, ему ли, "тёмному отродью", судить? Но под кожей всё уже зудело от желания докопаться до истоков. Не в одном же слухе тут дело? Или всё же в нём?
Юнец бодро перебирал лапами и кивал встречным знакомым. Некроманты обретались не так уж далеко от Архива, если мерять по прямой. Но некоторые переходы изгибались весьма причудливо и изрядно удлиняли путь. Вход в пещеру отмечал чёрный круг с вписанным в него острием вниз треугольником. Причём располагалось сиё дивное творение шкодливых лапок аккурат под светильником, освещающим эту часть коридора. Зато ни одна душа не усомнится, кто именно обитает за пологом из волчьих шкур.
Лин сунулся в пещеру и наморщил нос: наставник опять куда-то улетучился. Как обычно. "Интересно, он хоть помнит, что просил меня зайти за свитками? Будет забавно, если мы разминулись в Архиве..."
- Проходи, не стесняйся. Мда, - окинув взглядом бардак на округлом камне посреди пещеры, заменяющем некрам стол, дракон вздохнул и изрёк: - Наверное, лучше оставить на лежанке. По крайней мере, не спутаем ни с чем.
Спальные места располагались у стен по обе стороны от стола и отличались только размерами. А в остальном являли собой привычную любому светлому картину: охапку сена, еловые лапы, уже подсохшие и частично осыпавшиеся, сверху сползшая шкура, неопределённо-бурая у старшего дракона и светло-серая у Лина.
Выгрузив драгоценные бумажки на лежанку и едва не уронив компас, провалившийся между листами. Ценный артефакт рвался на волю не в первый раз, так что Линдар привык ловить гальку в полёте. Опять же, тренировка ловкости - дело полезное. Как и бокового зрения, даром что в пещере было довольно сумрачно - зарядить светильник лапы всё не доходили, поэтому он едва разгонял тьму.
Уложив наставничьи свитки красивой горкой, дракон замялся. За бардак стало стыдно. Аккуратисты среди сказителей, конечно, редкие товарищи, но чтобы вперемешку хранить труды по истории магии, описания заклинаний и черновики сказок с кривенькими рисунками... В общем, исследовательский зуд внезапно переплавился в желание навести порядок в записях. Хотя бы своих. Правда, проблему с присутствием гостя это не решало. Гнать вроде как некрасиво да и не хотелось, все слова куда-то делись.
По счастью, Росугар сам не стал задерживаться и засобирался на выход.
- Рад был познакомиться. Заходи, если вдруг что, - усилием воли мысли всё же собрались в кучку и породили вполне вменяемый ответ. Проводив мага, дракон глубоко вздохнул и принялся разбирать свои записки. К моменту возвращения наставника пещера пусть и не сверкала первозданной чистотой, но и обитель сумасшедшего сказителя уже не напоминала. Во всяком случае, одна её половина.

Отредактировано Линдар (26 Май 2017 13:11:46)

+1

16

--> Архив
1 Вьюжного, середина дня
Пасмурно, временами идет снег, в пещерах тепло и сухо

По дороге разговаривать о чем-то было не сильно удобно. Особенно ледяному, который нес пару свитков в лапах. Пусть опасность споткнуться или в кого-то врезаться была минимальна, а вот шанс уронить свитки - был велик. А этого очень не хотелось, к ним дракон относился очень бережно. Почти всегда.
Жилые пещеры не принесли ничего нового, так как и сам Росугар жил в них с компанией таких же молодых ученых. Пусть и немного в стороне от этих коридоров. Особенно интересно смотрелся знак под светильником, ледяной на несколько мгновений остановился, рассматривая его. И затем двинулся вслед за Линдаром в жилую пещеру, отделенную от коридора-перехода шкурами.
И замер, с некоторым шоком рассматривая бардак, а иначе язык не поворачивался это назвать, в пещере. Не все в компании ледяного были абсолютными аккуратистами, но выбранная стезя ученого очень быстро прививала привычку к порядку. Пусть каждый из них и понимал это немного по своему. Но никто не смешивал на одном столе свитки, исследуемый материал, и свой завтрак. Но кто он такой, чтобы критиковать чужие привычки?
- Туда все? - Так же перейдя на пониженный тон, уточнил ледяной, выкладывая свитки рядом с теми, что выложил Линдар. А после аккуратно отошел в сторону, чтобы не мешать. Судя по мешанине, а имеющий постоянно дело со свитками ледяной в них разбирался, на столе были свалены самые разнообразные свитки. Как фундаментальные трактаты, так и явные черновики и наброски. И именно это больше всего шокировало Росугара, у которого даже черновые заметки раскладывались по темам. Но ледяной решил промолчать.
- Я, пожалуй, пойду? - Волнение Лина было заметно даже без эмпатии. Похоже, он прекрасно осознавал, какое впечатление на гостей производит "порядок" в его пещере.
- Рад был познакомиться. Заходи, если вдруг что, - ответ светлого был немного растерянным, или это уже Росугар себе нафантазировал?
- Ты тоже не теряйся. - попрощавшись, в общем, достаточно скомкано, ледяной вышел из пещеры и направился к себе.
Персонаж покидает локацию

Отредактировано Росугар (24 Июл 2017 15:46:55)

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Калхона » Жилые пещеры