//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » Первые проблемы (Эллемир&Хель)


Первые проблемы (Эллемир&Хель)

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Участники:
Эллемир, Хельхейм и ее птенцы.

Место действия:
Углубление в пещере, Черные горы.

Время и погода:
Спустя шесть месяцев после фрагмента Новая жизнь (Блейз&Хель). Начало весны, на улице тепло и безветренно, небо ясное.

Цель и ситуация:
Из яиц Хельхейм вылупились весьма странные дракончики, особенно один из них. Птенец по имени Ингрид  с первых дней стала плохо себя чувствовать, ее мучили мнимые боли, она не ела и не спала. К тому же, птенец даже выглядел не очень симпатично. Мать не выдержала и решила обратиться за помощью, к целителям. По пути она встретила целителя из стаи Огня и решила воспользоваться шансом.

Предупреждения:
-

Ингрид

http://s8.uploads.ru/T9DuF.jpg

Отредактировано Хельхейм (28 Мар 2015 15:56:43)

0

2

День выдавался стандартно и обыденно. Утренняя гимнастика, парочка упражнений в магии, медитация. Все настолько обыденно, что даже скучно. Осмотрев запасы своей пещеры Лем был несколько огорчен. Предстояло слетать и пополнить копилку ингредиентов, пока возможно. Поэтому, одолжив сумку и пару колбочек у знакомых из стаи Огня, и, предупредив главу о своем временном отсутствии, дракон полетел, собственно, собирать травы и растения. Пролетая над своими землями, если можно так выразиться, полосатый пытался выстроить маршрут. Путь предстоял не близкий, к тому же Элеммир планировал залететь к целителям других стаи.
Прилично меня не будет, а? - зажмурившийся от внезапного порыва ветра подумал Лемми. Южный архипелаг был первой целью. Полосатому были нужны джунгли острова Нибула. Ничего особого Мир не собирался там искать, но осмотреть все же стоило. Хотя конечно, пересекаться с одиночками не хотелось ни в коем случае, да что тут поделаешь. С другой стороны, дракон сомневался, что "собратья" будут настроены агрессивно. Он же не собирался отнимать жилища, пищу или что там можно отобрать у одиночек? Фыркнув своим догадкам, целитель продолжал путь, уже  над темными просторами. Смотря вниз, Элеммир в который раз поражался, как тут можно жить. Неприветливая, опасная земля. Надо будет как-нибудь наведаться в их лес. - промелькнуло в сознании дракона.

0

3

Шесть месяцев пролетели также долго, как и год до этого. Первые месяцы выращивания птенцов оказались намного труднее, чем Хельхейм могла предположить. С Астрид проблем не было – она была огромна, сильна и спокойна, что даже не свойственно птенцам в их возрасте. Она вылупилась первой и сразу поразила обоих родителей. Видимо, внешностью пошла в отца – мощное тело было защищено еще хрупкими пластинками и шипами. Однако второй птенец, Ингрид, вылупилась с трудом. Без помощи Хель она бы погибла. Совсем худая и слабая, изможденная – вот какой она явилась на этот свет. Огромные янтарные глаза ее, смотрящие так пристально и внимательно,  внушали ужас даже самой Хельхейм. У птенчика не было ни рогов, ни когтей. Тело ее было гладкое, с тонкой кожей и легким перьевым покровом. Эдакая общипанная курица. Зато зубы у нее были, что надо – длинные клыки, и не один их ряд, выпирали из пасти. Вкупе все это выглядело странно, даже немного жалко. Однако сама проблема таилась в душе новорожденной. Что-то с ней было не так. Дракониха почти никогда не спала, все время мучилась от различных болей – то лапу сведет, то желудок прихватит, а то и голова разболится. Шесть месяцев Хель терпела. Помогала, как могла, но ситуация становилась лишь хуже. И вот, в один из весенних дней, когда терпение ее кончилось, драконесса решила отправиться за целителем. Блейз отправился на охоту, но дожидаться его не было сил. Оставив Астрид и Ингрид одних, воительница покинула логово. Честно, она никогда не обращалась за помощью к целителям. Последний раз, когда ее лечили, было еще у светлых – и целительница та была ее сестра, Йоль.
Самка еще на ходу раскрыла крылья, а когда оказалась на краю выступа, с силой оттолкнулась задними лапами и взмыла в воздух. Глаза ее рефлекторно закрылись, стоило яркому весеннему солнцу одарить ее своими лучами. Она редко выбиралась из пещеры, а если и делала это, то только ночью. Глаза уже привыкли к мраку.
Окутав себе облачком черного густого дыма, Хельхейм по памяти отправилась в самое сердце своей стаи. Но, стоило ей отлететь на несколько километров, в нос ударил незнакомый запах. Вернее, он был отдаленно знаком – огненный дракон, которого некромантша видела пару раз где-то в горах.  Как ей запомнилось, то был целитель. Что же, самое время познакомиться поближе. Громко зарычав, открыв пасть, драконесса свернула в сторону и стала подниматься выше. Вел ее лишь нюх. Через несколько минут она наконец увидела нужного ей дракона – летел он немного впереди, не спеша. Голова его была опущена вниз, словно он что-то высматривал. Ускорившись, Хель быстро нагнала небольшого дракона, повиснув прямо над ним и бросив темную тень. Солнце скрылось за ее массивной тушей. Коснувшись кончиком хвоста до спины ниже летящего, драконесса опустила голову . Морда ее оказалась рядом с глазами Эллемира.
- День добрый, - пророкотала она, клыкасто улыбнувшись. Следом она отлетела немного в сторону и ниже, оказавшись на одном уровне к целителем. – Ты меня не знаешь, зато я знаю тебя. Ты же целитель, верно? – Черная кивнула в сторону сумки, висевшей на его шее, повернув голову своей целой стороной. В остальном же шрам ее был весь на виду. – Мне нужна помощь, – янтарные гдаза ее, светящиеся даже днем, нетерпеливо впились в летящего рядом дракона. Он не посмеет отказать. А если же и посмеет, но все равно согласится в итоге.

0

4

Раздраженно дернувшись от чужого прикосновения, дракон замедлил свой ход. Он и так летел еле-еле, а теперь наверное походил на спящую улитку. Мда, стоило бы больше внимания уделять происходящему вокруг отметил дракон. Фыркнув, он осмотрел потревожившую его драконессу. Крупная, двухвостая. Темная. Правда судя по ауре жила вне стаи. И зачем спрашивается жить на их территории? - раздраженно махнув хвостом подумал Лем. Бессмысленно. Хотя, не его ума дело.
- Ты меня не знаешь. Знание о моей профессии не многое тебе дают. - проговорил дракон, стараясь, чтобы голос звучал просто спокойно, без раздражения. Его отвлекали, когда не надо. Почему сейчас? Он был свободен столько времени, и именно теперь кому-то резко понадобилась его помощь. Мир закатил глаза, подставив пальцы к виску. Скорее всего, стоило просто сделать с десяток иллюзий и свалить по добру по здорову. Правда, были тут неприятные "но". Во-первых, долг целителя. Не смотря на свою отстраненность, дракон служил своему призванию, можно сказать везде. А во-вторых, драконша был явно сильнее и опытнее его в боях, что мешало просто сказать нет и полететь дальше.
- Чем я могу помочь тебе? Думаю, ты и так знаешь, что шрамы затягиваются лишь со временем. - пророкотал Мир.

0

5

Дракон, видимо, задумался настолько, что и не сразу заметил дракониху перед собой. Когда же он это наконец сделал, на морде его появилась раздраженная мина, что даже слегка позабавило Хельхейм. Целителю явно не понравилось, что его отвлекли от… чего-то. Окинув самца взглядом еще раз, драконесса предположила что он, возможно, летит куда-то. Впрочем, ей было все равно – ему все равно придется на время изменить свои планы, раз уж подвернулся под лапу.
- Ты меня не знаешь. Знание о моей профессии не многое тебе дают, - проговорил Лемм, дотронувшись до висков. Хельхейм помолчала немного, наблюдая за его действиями, а затем грозно прорычала в ответ: - Я знаю, что ты целитель. Большего мне и не надо, полосатик, - хвосты ее зашелестели где-то за спиной. Скорее всего, дракон осознал, что деваться ему некуда. Работа есть работа, да и удирать ему явно не хотелось.
Хельхейм сделала мощный взмах крыльями, чтобы оставаться на той же высоте. Ее не устраивало, что целитель тащился медленно. Ее птенцы в логове сейчас одни, и  кто знает, что с Ингрид приключится на этот раз. Тут Эллемир упомянул про шрамы. Хель, фыркнув, проскользила кончиком хвоста по огромному рубцу: - Мой не затянется, да и незачем. Моему птенцу нездоровится.  Хотела бы я, что бы ты, полосатик, посмотрел ее. Как бы чего опасного не приключилось. Понимаешь? – она подлетела ближе, не сводя с целителя пристального нахмуренного взгляда.

0

6

Грозишь? Мне? О,я тебя не боюсь, дамочка. Право, страх сне внушает если только наш глава. Ну и все остальные духи вместе взятые. - не сводя своих разноцветных глаз с собеседницы, дракон вновь фыркнул. Полосатик. Ну да, есть такой косяк. Пожизненный. Что ж поделать, таким родился.
- Птенцы говоришь? Небось в пещере сидят, а? Не думала ли твоя головушка, что им свежий воздух нужен, и тепло солнечное? - хмыкнул дракон, показывая, что ему не сильно то и страшно. Или просто выпендриваясь, кто знает.
- Веди. Осмотрю, может чем и помогу. - буркнул Элеммир, уняв свое раздражение. Дети не должны страдать, если родители вот такие...кхм. К тому же целителю не нравилось висеть в воздухе, вот так близко к тому, кто может быть опасен. Ужасно опасен. Да и проще сказать да, чем объяснять, почему нет.

0

7

Эллемир вновь раздраженно фыркнул, словно кот, которому случайно наступили на хвост, и деловито проговорил, немного хмыкнув:- Птенцы говоришь? Небось в пещере сидят, а? Не думала ли твоя головушка, что им свежий воздух нужен, и тепло солнечное?   
На его усмешку дракониха лишь грозно зарычала, выпустив облачко густого дыма. В иное время Хель бы и носом не повела на подобные слова, осталась бы равнодушной, но год в пещере сделали из нее злобную дикарку. – Не нарывайся же, огненный друже, - пророкотала она, сердито взмахнув хвостами, - дитяткам Тьмы не надобен свет, а воздуха их никто и не лишал. Выполни свою работу, целитель, да не задерживайся. – Самка размяла когтистые лапы, отчего те звонко захрустели, и, нетерпеливо фыркнув, ускорилась. Она свернула вбок прямо перед носом дракона, сметя его немного в сторону мощным порывом ветра, созданным взмахом крыльев.
Драконесса, бросившись в сторону своей пещеры, не особо ждала Эллемира. Подумала, что тот и так догонит, а если нет – она все равно его затащит. Путь был недалек, и уже через несколько минут дракониха резко нырнула вниз, сложив крылья. Пещера находилась прямо под ней. Сделав полукруг, Хельхейм успешно пролетела вглубь пещеры, не задев ни единого острого камешка, коих с потолка свисали тысячи. Она подумала, что хорошо было бы предупредить огненного, дабы тот не расшибся к чертям, но быстро передумала.
Быстрыми шагами пройдя вглубь пещеры, где и жили ее птенцы, Хельхейм осмотрелась. Астрид, очень крупная черная драконица, смирно сидела в гнезде, прилежно выпрямившись и обвив хвостом лапы. Она даже не дрогнула при виде приближающейся матери и чужака, лишь равнодушно взглянула на них, лизнув свою лапу.
Ингрид? – тихо проговорила некромантша, осматриваясь вокруг, но дракониха не отзывалась. Хель повторила настойчивее, топнув лапой. Откуда-то сбоку послышалось хныканье. Маленький черно-белый клубок ютился меж двух валунов, как-то странно уставившись в пустоту. При виде матери, нависшей над ней, Ингрид зашипела, словно не узнав ее, но уже через мгновенье покорно обмякла. Хельхейм обхватила ее хвостами и поставила перед Эллемиром, поглаживая по спине. Маленькая дракониха, покачиваясь, злобно оглянула незнакомца и заворчала. По ее огромным клыкам стекла слюня, закапав на каменный пол.

0

8

Дракон промолчал. Что толку? Драконесса возможно месяцами прибывала в своей пещере, кто знает, что у нее в голове твориться. А раз она еще и мамочка... да, определенно, проще промолчать. Прикрыв глаза от порыва ветра, полосатый полетел вслед за провожатой. Если она думала, что он отстанет, то сильно ошибалась. Кто, кто, а летун он был отличный. Это в бой Лем старался не лезть, а полетать с воздухом наперегонки, когда-то было любимейшим занятием. Единственное что, притормозил у пещеры, ведь был не знаком с ней. И правильно сделал. Вся пещера была усыпана сталактитами, следовало быть осторожней. Что тоже не являлось проблемой, по большому счету. Приземлившись вслед за спутницей, он огляделся. Довольно сносно. Хотя, отсутствие солнца все же не понравилось Миру. Но это скорее его стороны, а тут живут как никак темные, чего уж.
Птенцов было двое. Обе девочки, если целитель не ошибся. Одна черная, как ночь, и крупная, как...крупный птенец, да. Забавно, создалось впечатление, что ей и дела нет до полосатого дракона. И ладно. Не очень то и хотелось.
Вторая была...Это точно дракон?  - мелькнуло в мыслях целителя, когда мать посадила перед ним Ингрид. Что-то непохожа она на темную. Худощавая, кожа покрывающая кости, немного перьев. Темная? Серьезно? Янтарные глаза глядели недобро. Создавалось впечатление, что малышка вот-вот наброситься на него, благо зубы у нее как раз имелись. Покачав головой, дракон сел напротив малышки, и пристально оглядел ее.
- Ингрид, верно? Меня зовут Элеммир, и я тут, чтобы помочь тебе. - пророкотал его голос. Мир постарался сделать его как можно мягче, хотя не был уверен, что получилось.
- Мне было бы проще, если бы ты немного помогла мне. Скажи, что у тебя болит. - добавил дракон, надеясь, что ему не придется использовать весь свой арсенал.

Отредактировано Элеммир (28 Мар 2015 20:32:54)

0

9

Наконец дракон приземлился и приблизился с Ингрид. На морде его показалось смятение – еще бы, Хель временами сама побаивалась эту маленькую бестию – вечно она лезла, куда не надо и вытворяла странные вещи, будто бы была не в своем уме. Вот и на этот раз птенец повел себя весьма странно. Во время слов Эллемира Ингрид «почесала» свою ногу, если так можно было назвать палки, на которых она стояла, вгрызшись в нее своими зубами. После них на ноге остались отметины, которые тут же засочились кровью. К слову, малышка любила причинять себе боль. Или нет, скажем так - она ее не чувствовала, а реакция окружающих ее забавляла. Хель строго зарычала, тыкнув птенца хвостом, мол, не смей так больше делать. На укор родительницы самочка никак не отреагировала, впрочем, как и на слова самца. Она окинула его равнодушным взглядом, расширив свои и без того огромные глаза, и облизнулась. Она словно не понимала, или же не слышала его слов, а заместо лица дракона видела нечто- другое, опасное, враждебное. Обнюхав незнакомца, птенец, издав противный тоненький звук, вдруг запрыгнула на целителя и, цепляясь своими острейшими когтями, забралась на его холку. Упираясь лапами в лоб, она свесила голову, оказавшись близко к глазам Лема, готовая укусить. А укус ее, надо сказать, был болезненный – Хель уже успела получить пару новых шрамов на лапах. Однако, кусать Ингрид не стала – она, раскрыв пасть, вновь уставилась на целителя, замерев. Спустя пару мгновений она вдруг хмыкнула, спрыгнула на землю, подвернув лапу и, пошатываясь, повернулась к целителю спиной. Хельхейм, кивнув, мол – вот, посмотрите на нее, окинула взглядом Эллемира: - Из нее не вытянешь и слова.

0

10

Элеммир закатил глаза, когда Ингрид прокусила свою лапу до крови. На кой черт она это сделала? - мелькнуло в мыслях целителя, который уже поднял лапу, начав читать заклинание. На кончиках когтей засветилось зеленое пламя, струйки которого потянулись к лапке птенца, останавливая кровь и затягивая кожу. Это было не сложно.
Следующий финт Ингрид, напугал полосатого. Сердцебиение у дракона заметно участилось, когда морда птенца оказалась в опасной близости от глаз. Если бы она впилась в хвост, шею или там, лапы - не страшно. Но лишиться зрения дракон не мог, тем более здесь. Забавно, что она не сделала, того, что вроде как намеревалась. Просто спрыгнула, и отвернулась. Странные ребенок.
- И давно она... вот такая? - спросил дракон, хотя, кажется, сам прекрасно знал ответ. Если это то...Целителю придется постараться.
- Вы обращаетесь с ней, как и со второй дочкой? - задал еще один вопрос целитель. Возможно, дело было в семейном положении.

0

11

Как Хельхейм и ожидала, крайне странное поведение Ингрид смутило целителя. Это не зависело от воспитания, которое самочка еще даже не успела получить, ни от характера, который толком то и не сформировался. Что-то не так у нее внутри - возможно, какое-то заболевание, может даже душевное. Этого то самка и боялась  больше всего.
-Она такая с самого рождения,- угрюмо отозвалась Хельхейм, подбираясь к своему птенцу поближе. - Мы обращаемся с ней лучше. Старшая с рождения очень спокойна и умна, она все понимает и не требует много внимания, - дракониха погладила когтистой лапой  Астрид, как кошку, которая незаметно подкралась к драконам. На фоне ее Ингрид выглядела еще более жалкой и маленькой. - Отец мой Светлый дракон. Смешание двух противоположностей и меня чуть не погубило, но, - Хель подняла рогатую голову, выпрямившись во весь рост, став при этом в два раза больше, - я справилась. Чего она не могла сказать про Ингрид. Она сомневается, что птенцу станет лучше. Ей вдруг стало грустно, что детище ее всю жизнь проведет таким образом.Возможно, стоило ей позволить умереть?
Драконесса томно вздохнула, опустившись на брюхо. Она заглянула в глаза Эллемиру, нахмурившись: - Можешь сказать точно, какой недуг ей овладел? И можешь ли ты ей помочь? - она надеялась, что на этот раз дракон обойдется без усмешек, поймет ее проникнется. Все же, видеть мать, хлопочущую над больным дитя, довольно-таки тяжело.

Отредактировано Хельхейм (28 Мар 2015 23:34:04)

0

12

С новой информацией стало несколько понятней. Появилась идея, как можно помочь птенцу. Но было опасно. Для обеих сторон. В смысле, для Ингрид и Элемммира. Нужно было подобрать слова, дабы не испортить настроения матери. Хотя, куда уж хуже. Тут драконша стала несколько...другой. Дракон почувствовал ее боль.  В нем даже загорелась иска желания. Желания помочь.
- Эм...Я не могу быть уверен, мэм. Такое смешивание крови...Редкое. Случаев слишком мало, чтобы делать точные выводы, предположения. Опять же, выживают только сильнейшие. Тут... Мне кажется, вы ей помогли. - дракон смотрел точно на темную, пытаясь понять, злится она или нет. В его де взгляде не было упрека. - Я могу попробовать. Но это может быть опасно. И нет, я не сильно волнуюсь за свою жизнь. Речь идет о ней. - Мир кивнув в сторону Ингрид. Он надеялся, что драконесса сейчас слушает его очень внимательно, и примет все как есть, без иллюзий или чего-то подобного.
- Я учился магии разума. Я думаю, что мог бы попытаться... - дракон задумался. Хотелось найти слова попроще, или которое звучало бы не так, но... - проникнуть в ее разум. Возможно, я смог бы найти ту ниточку, которую стоит дернуть, чтобы ваша семья зажила спокойней. - закончил Лем.

оф

Кажись нам нужен ГМ Х)

+1

13

Как Хель и надеялась, Элеммир проникся ее несчастьем. Он сказал, что такое смешивание крови редкое, что, впрочем, и так было известно. Хель не упомянула о третьей стихии, об огне, что таился в птенчике, ибо не посчитала, что это сильно важно. Она знала, что вылечить подобное будет непросто и опасно, о чем сейчас Лемм и говорил, причем опасно, по большей степени, для самой Ингрид. Придется выбирать – оставить так, как есть, но при этом обречь юную драконицу навеки мучатся от своих недугов, или же подвергнуть ее опасности, но попытаться спасти. Поразмыслив, Драконесса согласно кивнула:  - Всяко лучше такой жизни.  Даже если ничего не получится я буду знать, что пыталась ей помочь.
После своих слов Темная драконесса обхватила хвостом Астрид, вся также смирно сидящую у ее лап, и перенесла в гнездо. Усадив дракониху на подстилку из мха, она лизнула ее в лоб и прошептала: - Сиди тихо, и не высовывайся отсюда. – Птенчик, серьезно кивнув, свернулся калачиком на своей постели.  Хельхейм же широкими шагами вернулась к Элеммиру, слабо кивнув ему. Она не представляла, как будет проходить этот процесс, что требуется от нее или от Ингрид. Можно сказать, подобные вещи она видит первый раз в своей жизни. От этого факта драконесса нетерпеливо махнула хвостами и рыкнула, еще раз окинув взглядом целителя.

0

14

Всяко лучше такой жизни... - промелькнуло в голове у целителя. А лучше ли? Возможно, детенышу и так не плохо. Просто для, скажем обычных драконов, она не является нормой. А самой ей хорошо и отлично. Хотя конечно, если бы беда была только в поведении.
Молча просмотрев за тем, как место освободилось от сильного птенца, Элеммир постарался сосредоточиться на том, что предстояло сделать. Оглядевшись, дракон немного отошел, и улегся, рассчитывая, что мамаша поместиться в освободившемся пространстве.
- Значит, вы ляжете на против меня, и постараетесь удержать ее на месте, около себя, какое-то время. Я сейчас сконцентрируюсь, и проникну в ее разум, мысли, чувства. Если она уснет, значит у меня получилось. - выдохнул дракон. Глянув на драконессу, и кивнув ей, полосатый закрыл глаза, очищая свой разум. Нужно было откинуть еще две души, что тоже требовало затрат энергии. Стараясь дышать глубоко и ровно, Мир начал настраиваться на Ингрид. Было сложно, но, вроде, получалось. Со стороны могло показаться, что целитель уснул. На самом деле, он погрузился в транс. Следовало быть острожным. Сама по себе эта магия и так опасна, а тут, сливаться с таким представителем драконьей расы...Опасно. И в то же время увлекательно. Дракон не мог даже представить, что его ожидает, поэтому проникал все глубже, надеясь найти то, что ищет, и выудить хоть какие-то знания из этого.

0

15

Целитель наконец дал указания, что необходимо сделать. Хельхейм, помолчав, угрюмо взглянула на дракона: - А если не уснет? - но, словив его молчаливый взгляд, махнула головой и рыкнула сама на себя. Очевидно, если не уснет, значит магией болезни Ингрид не излечить. Значит, она будет такою всю жизнь. И только Боги знают, станет ли ей с годами лучше, или только хуже. Слабо кивнув, Темная драконесса подступила к птенцу поближе. Та заметно заволновалась, заметив, как взрослые драконы готовятся к чему-то, и чуть было не юркнула в щель меж камней, но Хель успела ее удержать. Обвив хвостами хрупкое тельце дочери, дракониха нависла над ее ухом и что-то тихо шепнула, строго взглянув. Затем, присев позади, кончиком подбородка касаясь спины Ингрид, она посмотрела на Элеммира. Полосатый дракон закрыл глаза, словно уснув. Хель внимательно посматривала то на целителя, то на дочь, задерживая дыхание. Все вокруг затихло.
Прошло не меньше минуты, прежде чем Ингрид наконец заерзала на месте. Глаза ее закрылись, дракониха припала к земле и в тихонько зарычала. Хельхейм не понимала, что это значит - все идет хорошо, или же возникли какие-то трудности. Однако в ту же секунду разум Ингрид активно сопротивлялся. Свет и Тьма вдруг проснулись, и каждая стихия пыталась выдворить непрошеного гостя вон из головы маленькой бестии.

0

16

Мама подошла ближе, обвила хвостами. Тёплое дыхание обдало ушко птенца. Только в её присутствии Ингрид становилось несколько спокойнее, будто Тьма, грызущая душу, ненадолго отступала, прежде чем нахлынуть новой удушливой непроницаемой волной. Просто было несколько реальностей, разбросанных как фрагменты паззла - думаешь, что цельная картина, а приглядишься и понимаешь, что одна деталь тут, другая там, и все они между собой никак не пересекаются. Как реальность Ингрид с реальностью матери или этого чужого дракона, пахнущего озоном и серой, которому так хотелось выгрызть лицо. Но Свет успел вмешаться. Мама была бы недовольна. Ингрид была слишком мала, чтобы облечь эту разницу в слова. Или хотя бы понять, что с ней не так. Большую часть времени что-то не так было со всем остальным миром, так что рассудок дёргался в судорогах омерзения. Попробуйте-ка это на вкус. Или родитесь с этим, бегущим по жилам вместо крови.
Она позволила себе подчиниться через несколько длинных мгновений, и то лишь потому, что чужак улёгся и вроде как перестал участвовать в происходящем. Раз мама просит, так тому и быть. Только один раз. Ненадолго.
Неловко подогнув ноги, Ингрид улеглась на пол пещеры и прикрыла глаза, задрожав. Сквозь частокол зубов донёсся тонкий сдавленный рык - внутри крошечного мозга началась очередная война, и птенец задыхался от тревоги и ярости, накатывающих волнами одна за другой. Сбежать из собственного тела, из собственного разума было непосильной задачей, а значит - оставалось только мучаться. Или попытаться перебороть то, что пришло вместе с кровью и генами, то, что было древнее и сильнее шестимесячного птенца.
Говорить она пока не умела, и не знала слов. Зато могла мыслить образами, которые ворвались наконец в сознание самого Элеммира - бесформенные пятна чернее самой ночи, клочья Первородной Тьмы забегали по стенам пещеры, клубясь в уголках, куда ни разу не попадал луч солнца, зазвучал в ушах шёпотом на тысячу голосов. Шёпотом просящим. Шёпотом приказывающим. Он говорил делать разные вещи, и причинял боль, чтобы Ингрид эти вещи выполняла. Например, вгрызался в тощие неуклюжие лапы, или вдруг попадал в голову и ворочался внутри, чем заставлял её буквально раскалываться. Плохие вещи это были. Тонкие струйки вьющегося Света, что порой пронизывали клочья мрака, были недостаточно сильны, чтобы разогнать его, но иногда давали Ингрид короткую передышку.
[NIC]Ингрид[/NIC]
[STA]Полный спектр[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/QbW9H.jpg[/AVA]

+1

17

Похоже, у него получилось. Или Лем просто уснул? Нет, не похоже. Вокруг была пустота. Ни образов, ни света, ни ветра, ничего, за что можно было бы зацепиться.
Черт...Надо было больше практиковать эту магию.
Темнота давила на дракона, заставляя волноваться. Элеммир сделал пару шагов. И вновь ни звука. Полосатый взмахнул крыльями, надеясь вызвать хоть что-то, но безуспешно. Надо выводить птенца знакомится с миром, Духи вас дери! Для идеальности этого места костей не хватает.
- Ингрид? - выдавил он из себя, с трудом переворачивая язык и поражаясь собственному голосу. Столько страха. Быть не может. Мир ударил хвостом свои бока, призывая сосредоточиться. Странно, что не было образов матери, сестры, отца...А был ли отец? Впрочем не важно, мать то должна тут быть.
- Ингрид! - дракон крикнул, стараясь не показывать эмоции своим голосом. Не здесь. Не сейчас. И кто-то ответил. А может, просто воображение заигралось. Тысяча шепотков, тут и там. К сожалению, слов разобрать не предстояло возможности. Голоса то усиливались, то затихали вновь и вновь говоря что-то, что Лем не понимал. Тьма давила. Возможно, ему просто казалось, но тени двигались к нему, сужая пространство для маневра.
Не выдержав напора, дракон плюнул огнем, куда то вперед себя. Пролетев пару метров, огонек просто исчез. Проклятье.
Плюнув на все, Элеммир пошел вперед. Окружение не менялось, зато шепотки стали лишь жалкими отголосками, доносившимися из далека.
Полосатый не знал, сколько шел. Увидев световую струйку, дракон удивленно приподнял бровь. Со светом все выглядело еще печальней. Тут была не просто пустота, а клочья тьмы, застилающее все, не давая пробиться этим самым лучикам. Подбежав к этому источнику света, дракон начал помахивать крыльями стараясь разогнать чертов мрак.

0

18

Хель решила пропустить свой ход.

Тьма клубилась, из мрака доносилось множество голосов. То шептали на пределах слышимости, то вдруг срывались на нечленораздельный визг, который обрывался столь же стремительно, как и начался. Сияющие прожилки Света встречались, но их было так мало, и усилий Элеммира категорически не хватало, чтобы разогнать сгущающуюся чернильную мглу. Было бы всё так просто. Пусть и стихали многочисленные шепотки и крики на небольшом расстоянии от очередного пучка Света.
Кто-то промчался под его лапами, едва не сбив. Целитель успел приметить только тоненький дрожащий хвост, быстро проглоченный мраком. Тщетно пытался дозваться он птенца по имени - Ингрид упорно не отзывалась. А может, просто не слышала.
Зато обнаружилась любопытная особенность внутри световых жил, которые были не столько жилками, сколько трещинами. Внутри каждого из них что-то смутно виднелось, будто позволяя заглянуть на какой-то другой слой... сознания ли? Или чего-то другого. Яркие края брызгали лучами, которые ощутимо мешали рассмотреть происходящее внутри пучков поподробнее.
Ещё один сноп Света повис в отдалении, достаточно большой, чтобы осветить что-то, похожее на каменный пол и птенца, стоящего внутри освещённого пятна. Он казался меньше размерами, чем Ингрид, и черты мордочки были смазаны. Грубо вылепленная голова, пасть и глаза, намеченные буквально парой вмятин. Больше всего деталей имели передние лапы, края крыльев и хвост. Ингрид ведь не знала, как выглядит, и никогда не видела своего отражения.
Ингрид молча стояла и смотрела на Элеммира, храня полную, а оттого пугающую, неподвижность. Свет над ней колыхался и дрожал, как огромная медуза, напоенная солнцем.
[NIC]Ингрид[/NIC]
[STA]Полный спектр[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/QbW9H.jpg[/AVA]

0

19

Попытки развеять тьму были тщетны. Рычание вырвалось из глотки дракона. негодование разлилось по телу. Молча махнув лапой, пытаясь разрезать клочья мрака когтями, Элеммир все же увидел того, кого искал. Света там было больше, и видимо поэтому птенец был несколько...Размыт? Удивленно моргнув, дракон сделал пару шагов в ее направлении.
- Ингрид? Ты ничего не хочешь мне сказать?  - пророкотал его голос, удаляясь куда-то в даль, разлетаясь на тысячи осколков. Полосатый вздрогнул, понимая, что вновь услышал чертовы шепотки.
- Прочь! Убирайтесь вон! Пожирайте души истинно темных! - выплюнул Лем в пустоту. Кажется, он услышал смех.
Быть не может.
Тряхнув головой, Элеммир вновь обратил свой взор на птенца. Так она выглядела еще более жалко. Или только он ее так видел?
- Ингрид, ты понимаешь, что я хочу помочь? - спросил дракон, усаживаясь на против нее. - Ты можешь вспомнить что-нибудь приятное? Нам нужно больше света.

0

20

Ингрид сидела удивительно смирно - разве что изредка пошатывалась в сторону, дрыгала хвостом или мотала головой, но через пару минут Хельхейм показалось, что птенец и вовсе оцепенел. Ингрид лежала, уткнувшись носом в землю, не раскрывая глаз. Это было странно. Никогда Темная еще не видела ее недвижной. Вместе с ней замер и Лем - на морде его застыло нахмуренное, задумчивое выражение, словно тот не мог разгадать какую-то загадку. Возможно, так и есть. Разум Ингрид - загадка. Разум, состоящий из противоположных стихий. 
Хель и представить не могла, что сейчас творится в голове ее дочери. И целителя. Но он не был объектом заботы, все же, родная кровь важнее. Это маленькое существо, не успевшее еще ничего сделать, уже страдало. За что? Почему так вышло? Драконесса отчасти винила свои корни, свою сущность - она часть всего этого. Но такие вещи не выбирают. От этого не скрыться. Что еще скрыто в ее душе? Если дети Хельхейм сделались такими, что станет с ее внуками? Если они, конечно, вообще появятся. Страшно представить.
-Нет, - подумала драконесса, уложив голову на камни, - некоторым суждено быть в одиночестве. - она имела ввиду себя. Теперь и Ингрид. Ей никогда не завести друзей, семью. Оно к лучшему. Возможно, дракониха потратит свою жизнь на что-то другое - может, станет ученым. Хотя, с ее недугами это вряд ли. Тогда магом - постигать новые школы магии. Не смотря ни на что, Хельхейм надеялась, что Элеммир справится.
Тем временем, птенец в ее лапах задрожал. То была не обычная дрожь, появляющаяся из-за холода. Эта дрожь шла изнутри, из самых глубин ее души. Хель напряженно посмотрела на Лема, но тот не сменял своего выражения лица. Что-то происходит, но Темной не дано это увидеть.

0

21

Ингрид молча смотрела на целителя. Скорее всего смотрела, потому что грубая серая морда с едва намеченными глазами-вмятинками была направлена прямо на Элеммира и кожей тот мог почувствовать тяжёлый буравящий взгляд. А может и не было никакого взгляда, просто окружающая атмосфера так и располагала к паранойе.
Пузырь света, колышущийся над птенцом, задрожал, переливаясь, в нём ясно виднелись силуэты: крупно - морда матери, длинный язык, облизывающий тощее тельце Ингрид, тёплое и крепкое прикосновение хвостов. Вполне тянуло на хорошее воспоминание. Картинка изменилась: вот птенца взяли и понесли куда-то, следом появился шершавый бок более крупной, спокойной и процентов так на триста более адекватной Астрид. Присутствие старшей сестры странным образом утешало.
Ингрид отвернула морду, уставившись куда-то в темноту. Пузырь над её головой рос, и рос, и рос, показывая всё больше деталей, как вдруг из мрака не протянулось несколько клубящихся чёрных щупалец, которые обхватили пузырь, заставив его лопнуть дождём из золотых искр.
И вновь всё поглотила непроницаемая Тьма, оглушающе забормотавшая на разные голоса. Это страшно дезориентировало, но среди прочих звуков Элеммир мог разобрать ещё один - отчётливый шорох удаляющихся шагов.
Тельце спящей, то ли находящейся в трансе Ингрид вдруг вытянулось в напряжённую струну, неуклюжие тощие лапы заскребли по полу пещеры. Из приоткрывшейся пасти вновь донёсся тонкий рык - смешной, когда рычать пытались здоровые птенцы, и пугающе жалкий в исполнении самой Ингрид.
Тьма победила опять.
[NIC]Ингрид[/NIC]
[STA]Полный спектр[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/QbW9H.jpg[/AVA]

0

22

Тишина давила нещадно на разум целителя. Но птенец был тут, не убегал. Правда, этот "взгляд" немного пугал. Но малышка услышала и поняла его просьбу. Правда, Ингрид попыталась помочь. Шар заискрился, в нем мелькнула мать, сестра. Их теплое отношение к ней, желание помочь. Семья любила ее, помогала и всегда поддерживала. Кажется, Элеммир увидел силуэт отца. И порадовался, что его нет дома. Не хотелось бы столкнуться с этой громадиной. Сестра, которая не ревновала, а понимала и принимала все, как есть. В какой-то момент, Лему даже стало больно. Кажется, он позавидовал Ингрид. Его семьей была лишь мать, да и та покинула его достаточно рано.
Откинув свои мысли, дракон увидел вылезшие из неоткуда щупальца.
Нет! Нельзя загубить этот свет! - полосатый попытался отогнать эту дрянь огнем и молнией, но не смог. Их было слишком много, да и его атаки просто отгоняли, а не уничтожали. В какой-то момент, его просто откинули прочь, и Элеммир почувствовал, что тонет. "Пола" не было, он как-будто оказался в болоте. Дракон с ужасом понял, что может от сюда не выбраться. Свет погас, разлетевшись на тысячу светящихся частичек, а шепотки не смогли заглушить звук удаляющихся шагов.
Нет, нет, нет! - это был проигрыш. Он не справился. А болото засасывало все больше. Попытки взлететь были безуспешны, да и крылья вскоре оказались под этим веществом, чем-то походящем на смолу. Жизнь пролетела перед глазами. Тут нельзя умереть. Еще не время. Мир проклял все на свете, и укорял себя за пришедшую в мозг идею, и то, что он собирался сделать. Но другого пути не было. Или он просто его не видел.
Собрав все свои силы, утонувший по плечи дракон ударил по окружности электричеством. Молния прошла от него, и в небольшом диаметре вокруг, но этого хватило, чтобы его выбросило куда-то вверх, где дракон начал в страхе помахивать крыльями, дабы вновь не упасть туда, где его ожидало забытье.
Шепотки нарастали, тьме сие действие не понравилось. Целитель был возмутителем спокойствия, уперто пытавшемся изменить уже устоявшиеся положение вещей. Послышался гнев, ненависть. Элеммир же старался лететь вверх, боясь вновь оказаться в ловушке. Послышался удар, и дракон отлетел куда-то вдаль, стремительно теряя высоту. Лем упал, больно ударившись, и, проехав с десяток метров по поверхности, на которой будто были рассыпаны мелкие острые камушки, разодрал свою чешую на левом боку в кровь.
Мир очнулся все в той же пещере. Голова гудела, в глазах было мутно, а бок жутко болел, но хоть кровоточил не сильно.

0

23

Хель решила пропустить свой ход.

Когда Лем открыл глаза, Ингрид уже была рядом. Едва разорвался контакт разумов, маленькая драконица очнулась и с ловкостью, которую в этом нескладном теле было и не заподозрить, подобралась ближе к целителю, вытаращившись на него круглыми потемневшими глазами. Наклонившись, слизнула проступившую между чешуйками каплю крови. Быстро мелькнул между зубами, похожими на кривые торчащие иглы, язык.
Для самочки паршивое состояние собственного разума было очень даже привычным. Немного дедовского Света завоевала родительская Тьма, и бороться с этим было всё равно, что пытаться остановить грудью водопад. Сметёт, раздавит, раскрошит о камни так, что живого места не останется. Конфликтующие стихии сделали с ней то, чем она поныне и являлась. Круглые прозрачные глаза следили за каждым движением Элеммира со сложным выражением. Одобряет ли она его присутствие и попытку помочь, или напротив, выжидает момент, чтобы повиснуть на горле, сказать было невозможно.
Зато можно было помочь одержать верх одной из воюющих стихий. Просто ли удалить клокочущую в ней Тьму? Или проще будет - потушить весь Свет?

[NIC]Ингрид[/NIC]
[STA]Полный спектр[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/QbW9H.jpg[/AVA]

0

24

Дочь ее вдруг вытянулась, словно струнка, и стала скрежетать своими длиннющими когтями о пол. Раздался неприятный звук, от которого Хель поморщилась и рявкнула себе что-то под нос. Ингрид не прекращала ерзать, но останавливать ее драконесса не спешила. Сейчас ей казалось, что каждое лишнее движение, каждое дуновение ветерка и содрогание земли от ее телодвижений могут навредить, помешать. Ей вдруг стало страшно от чего-то.
Следом задвигался и Элеммир. Не так явно, как ее дочь, но все же. Можно было лишь предполагать, что именно творится сейчас в разумах обоих. Казалось бы, ее разум, маленькой Ингрид, еще совсем небольшой и неразвитый, мог с легкостью поддаться уже взрослому целителю. Однако, все оказалось не так просто. За маской невинности и юности Рид стояло не одно поколение - вплоть до прадеда Хельхейм. Настолько древнее это противостояние стихий. Никакому целителю не давно излечить ее дочь, разве что лишь сами старейшие, мудрейшие духи. Может, в этом что-то есть...
Крылья Лемма дрогнули, а затем на его боку вдруг стало растекаться алое пятно. Порезы брались из неоткуда, словно из пустоты. Темная повела носом и огляделась - нет ли здесь никого? Что-то тяжелое нависло сзади, прямо над затылком. Она повернулась назад. Никого. Вдруг, целитель очнулся, немного дрогнув и глубоко вдохнув, словно выйдя из состояния транса. Хель внимательно уставилась на него, ожидая, что тот скажет. Но на самом деле она все уже поняла. Этим болезням нет лекарства. Они опасны не только самому птенцу, но и другим драконам, что посмеют влезть в ее голову.
Ингрид же, тем временем, вдруг неестественно прогнулась и выскользнула из лап родительницы, в момент оказавшись совсем близко к целителю. Она смотрела на него внимательно, пронзительно, словно заглядывая в саму душу. Хельхейм поежилась, а затем пододвинулась чуть чуть ближе, протащив свои хвосты по полу с шаркающим звуком. Темной хотелось схватить дочь, чтобы та ненароком не напала на огненного. Что испытывала Ингрид было непонятно ни Лемму, ни Хель. Возможно, даже ей самой.

0

25

Дракон молча смотрел куда-то вперед себя, лишь краем глаза наблюдая за Ингрид. Кажется, его электрическая волна ничего ей не сделала, а сама она, вроде, даже проявила к нему хоть какую-то, но заботу. Морда всем своим видом выражала недовольство от проигрыша.
Тьма победила. И у нее так постоянно? Видимо, да.
Дракон перевел взгляд на птенца. кажется, для нее это состояние было абсолютно нормальным. Вон, Ингрид как ни в чем не бывало сидит около него, и смотрит своими глазами, выискивая в нем что-то свое. Полосатый шумно выдохнул, кивая девочке, как бы благодаря ее за помощь. Пускай ничего не вышло. Но хотя бы стало ясно, что происходит в голове у несчастной. И никто не посмеет сказать, что они не пытались. А та сторона, что отвечала за целительство, даже ликовала, несмотря на проигрыш. Это был опыт, именно такой, какой многие не в состоянии получить.
Элеммир посмотрел на мать, что завела его сюда. Кажется, она все поняла. Дочь была обречена. Хотя, возможно, какой-нибудь совет целителей смог бы помочь. Куча светлых драконов, например. С другой стороны, Мир не мог точно сказать, что же лучше, прогнать тьму, или потушить свет.
- Вы ведь догадались, верно? - протянул дракон, поворачивая голову к выходу, глядя на свет, что проникал в пещеру. Он не смог бы описать того, как рад увидеть дневной свет, как рад тому, что не остался в той пустоте, где вокруг - лишь мгла, готовая поглотить тебя всего, не оставив даже отголоска воспоминания о существовании кого-либо.
- Не знаю, будет ли вам проще, но... - Мир умолк, размышляя, а стоит ли произносить это вслух? Да, пусть знает. - Она любит свою семью. Может, это не так заметно, как хотелось бы. Зато это правда, что, я считаю, вы должны знать. - пророкотал полосатый, начав разглядывать свой бок.

0

26

Сию минуту Ингрид никак не походила на существо, способное любить - хоть семью, хоть кого бы то ни было. Она продолжала безмолвно таращиться на полосатого целителя, походя больше на сторожевую тварь, готовую кинуться, если непрошеный гость сделает хоть одно лишнее движение. Своим вмешательством он разбередил её сознание, и конфликтующие стихии в ней клокотали и бурлили, как ведьминское варево в котле. Тьма уверенно побеждала, затушив все пузыри света. Позднее они возникнут снова, конечно, но сейчас спектр непонятных птенцу эмоций, лидировала среди которых агрессия, взял верх над любовью и спокойствием.
Она припала к земле, встопорщив тощие лопатки и пару смятых маленьких крыльев. Хвост медленно переместился слева направо. Всякому взрослому было очевидно, что она готовится к прыжку, неуклюже перекатываясь с левой задней лапы на правую, но Ингрид была лишь ребёнком и делала лишь то, что считала правильным прямо сейчас. А именно - пыталась изгнать чужого прочь всеми ей доступными способами.
Например, прыгнув неуклюже, но достаточно ловко, чтобы сомкнуть два ряда торчащих, как у глубоководной рыбы зубов, на запястье целителя, и так повиснуть.

[NIC]Ингрид[/NIC]
[STA]Полный спектр[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/QbW9H.jpg[/AVA]

0

27

Наступила пауза. Темная перескакивала взглядом то на дочь, то на целителя, в ожидании. Ингрид, как ни в чем не бывало, недвижно уставилась куда-то. Словно все произошедшее не имело для нее смысла. Возможно, душа ее, намного древнее ее тела, уже знала, что надежды нет. Знала, что с этим можно лишь смириться. Хель не готова была принять … такое. Элеммиру же она была благодарна. Поливать словами благодарности она его не собиралась, зато внутри выстроилось хорошее впечатление об этом драконе. Он не побоялся залезть туда, где самого опытного, самого могущественного мага может поглотить древнейшая беспросветная Тьма. Именно Тьма, что, пожалуй, присутствует в каждом из  нас.
Выпустив облако черного дыма, Хельхейм  опустила голову. Ее маленькие янтарные глаза пали на хрупкий темный комок, сидящий рядом с Элеммиром. Немного помолчав, драконесса пророкотала: - Верно, Полосатик, догадалась. – Она метнула на него свой пронзительный взгляд, а затем расплылась в горькой усмешке, обнажив клыки. Неясно, что она пыталась донести до дракона этим странным выражением. Наверняка, все вместе. Усталость, скопившуюся за эти года, отчаяние и убитую надежду. Впрочем, совсем скоро морда драконихи вновь приняла свое каменное выражение, выражающее лишь холодное успокоенность. Хельхейм приняла все благородно. – Надеюсь, что это так. Но никакая любовь выдержит натиск первобытной Тьмы, что сидит в ней. Но благодарю, целитель. – Слегка кивнув, Хель приподнялась. Она готова была выпроводить гостя, но тут Ингрид вдруг зашевелилась. Мать успела лишь взглянуть на нее, как та ловко кинулась на Элеммира, разинув пасть.  Через секунду ее острейшие зубы, словно у глубоководного хищника, сомкнулись на лапе дракона. Хель знала, что боль это принесет неимоверную, так как и сама успела получить немало шрамов подобным образом. Быстро подступив ближе к птенцу, Темная драконесса обвила ее туловище хвостом, а вторым шмыгнула куда-то меж ребер. Выискав нужную точку, Хель без промедления зажала ее, и через секунду хватка птенца ослабла. Достаточно, чтобы оттащить ее в сторону.
Откинув Ингрид за себя, Хельхейм с грозным видом подступила ближе, опустив рогатую голову совсем низко, и озлобленно заворчала что-то. То, что могла понять лишь Ингрид. Напоследок выпустив облако едкого дыма и шлепнув хвостами по земле, Хель повернулась к Лемму. – Прошу прощения. Вам лучше уйти. – После своих слов она вновь кивнула, а затем вернула свой взгляд на дочь. Темная знала, как воспитывать своих дочерей. Более того, методы ее работали.

0

28

Мелкая чешуя была содрана, открывая капилляры, посему, весь бок был в крови. Словно пленочкой. И совсем в немногих местах были более крупные скопления жизненной жидкости. Лем в который раз пробежал пустым взглядом  туда сюда по своему телу, довольно спокойно принимая факт того, что можно погибнуть не от потери крови или заразы, а от... Чего? От потери души получается? Только сейчас целитель понял, что магия разума,пожалуй, является одной из самых страшных.
Элеммир все еще был где-то там, во тьме, с мелкими крупицами света. Именно поэтому он упустил из вида момент, когда  зубы птенца захлопнулись на его лапе. Было больно. Не так, чтобы кричать и биться в истерике, но достаточно ощутимо, чтобы измениться в морде. Полосатый почувствовал ручейки крови, что стекали вниз из под челюсти Ингрид. Разноцветные глаза молча уставились на птенца, ничего толком не выражая. Мелкие довольно часто вытворяли самую разную ерунду, пока он выслушивал матерей о том, что вероятно твориться с бедным маленьким мальчиком. Реже девочкой.
Проигрыш.
Странно, что мать не верила в возможную победу птенца. Может не сейчас, но когда-нибудь. Правда, для этого нужно очень много усилий. Даже слишком. Целитель вздохнул, поняв, что темная права.
Что ж, не у всех судьба складывается.
Полукров легко встал, направляясь к выходу. Он не злился. Более того, не собирался залечивать свою рану. Мир почему то захотел оставить возможный шрам себе. Как напоминание о случившемся. Может, когда нибудь, когда он будет старым-старым драконом, что с трудом выползает из пещеры погреться, он даже расскажет кому-нибудь об этом.
- Удачи, Хельхейм. - пророкотал дракон молний, замедлившись у выхода пещеры. После, он развернул свои крылья, и взлетел, продолжая путь, что был прерван.

0

29

Эпизод завершён.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » Первые проблемы (Эллемир&Хель)