//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » Fire! (Хельхейм&Блейз)


Fire! (Хельхейм&Блейз)

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Участники:
Хель, Блейз, Ингрид  и Астрид (от лица родителей).

Место действия:
Склоны Сеарива.

Время и погода:
70 лет пустя после эпизода Новая жизнь (Блейз&Хель). Жаркий безветренный день, на небе ясно.

Цель и ситуация:
Когда птенцы подросли, родители решили вывести их подальше от логова, обучить кое-каким приемам, узнать, кому какая магия больше по душе. 

Предупреждения:
-

Астрид

http://s1.uploads.ru/t/rWJuT.jpg

Ингрид

http://s1.uploads.ru/5qzYC.jpg

Отредактировано Хельхейм (2 Апр 2015 16:41:26)

0

2

Давненько Блэйз не видел такой ясной погоды в вечно морозных горах. Конечно, лето вполне предрасполагало для подобного, но чтобы настолько прекрасная пора настигла и склоны - на памяти некроманта подобное было на столько мало раз, что без труда можно было пересчитать каждый на когтях передней лапы. Блэйз и Хельхейм со своими вполне большими дочурками как раз на время перебрались в старое логово колдуна, где тот старался передать им своё умение. Семьдесят лет... Иногда, глядя на Ингрид и Астрид, глядя на то, как они уже выросли, Блэйз ненароком вспоминал времена, когда они были на столько малы, что обе помещались в его лапе, как они с супругой таскали их с собой на охоту. Вроде бы, что такое семьдесят лет для дракона? Пшик! Пыль! Но, однако, как раз таки по своим детищам сей отрезок времени был заметен прекрасно... Выращивать и обучать своих птенцов было намного сложнее, чем предполагал себе Блэйз, но старый дракон довольно быстро приноровился на столь непривычную роль любящего отца и супруга для своей пары. Если со вторым, то есть, с Хельхейм у колдуна пререканий практически не происходило и жили они душа в душу, то с дочурками не всё происходило гладко. Чаще всего, проблемы возникали из-за крайне непредсказуемого характера их младшей дочери, которая из хилого птенца превратилась в довольно опасного с виду хищника. Астрид, хоть и была многим крупнее сестры, но проблем родителям не доставляла - с самого рождения старшая отличалась крайним терпением, усердием и послушаемостью, от чего некромант, наслушавшись рассказов о непоседливости птенцов, даже сомневался - всё ли хорошо у его дочери. Но, сколько он не рыхлил почву на этот счёт, так никаких отклонений и не нашёл - просто у малышки был такой характер, который по невозмутимости раза в два превосходил характер самого Блэйза. Словно две противоположности, вопреки всему, Астрид и Ингрид всегда находили общий язык, что всегда удивляло и тёмную и некроманта. Если даже Ингрид и начинает проявлять различные знаки неповиновения, то Астрид всегда успокаивала ту, при чём, довольно искусно и немногословно, как она всегда и делала.
Некромант, хоть и желал обучать своих чад искусству поднятия мёртвых, должен был отметить, что ни той, ни той подобный вид деятельности особо не прельщал. Блэйз иногда злился на подобное, но осознание того, что его дочери должны сами выбрать свой путь, всё же охлаждало его пыл.
- Дивная погодка нынче над горами... - сидя у выхода из своей пещеры и созерцая луга вдали, прорычал чёрный, словно обращался не к своим драконицам, а сидящему рядом личу.
- Да, отец, неплохая. - с расстановкой прорычала Астрид, на миг оторвавшись от точения когтей о стол и покосившись на чёрного дракона, но тот более ничего не сказал, от чего драконша продолжила прерванное занятие, время от времени посматривая на полученные результаты и довольно ухмыляясь.
- Сокровище жизни моей, как ты смотришь на то, чтобы слегка развеяться? - после продолжительного молчания, вдруг прорычал колдун и с улыбкой повернулся к Хельхейм, то ли дремавшей на горе золота, то ли просто о чём-то размышляющей, - Все вместе. Я как-то подумал, что мы давненько сиим не промышляли... Думаю, и девочки будут не против, хм? - с ухмылкой продолжил некромант, с любовью оглядев обоих дочерей, занимавшихся каждая своим делом.

0

3

В центре пещеры, на небольшой горке, распласталось черное пятно. Хельхейм недвижно лежала на горе золота, устало свесив голову и хвосты. Глаза ее были закрыты, но драконесса не спала. Как бы она не хотела заснуть, она этого сделать не  сможет – яркое солнце еще стоит высоко в небе. Минул полдень.
-Семьдесят лет прошло, - вдруг подумалось ей. Столетие ничто для дракона, оно пролетает, словно год. Нельзя сказать, что на этот раз время шло медленно – просто за этот промежуток произошло столько всего что, казалось, пролетел не один век. Хельхейм наблюдала, как дочери ее быстро растут. Из маленьких беспомощных птенцов, умещавшихся в кулаке, они превратились в полне взрослых драконов. Особенно Астрид – с каждым днем она все росла и росла, и не думала останавливаться. Впрочем, удивляться не стоило - с учетом вполне массивного отца и еще более огромного деда, ее размеры оправданы. Астрид – наверняка будет воином, или кем-то еще, но уж точно не магом. Силы у нее немернно. Ингрид же с самого рождения напоминала ящерку – тонкая, маленькая, вытянутая. Жуткие зубища ее остались и даже разрослись, угодить в такие – беда. Большинство проблем исходило, все же, от младшей – болезни Ингрид не исчезли и даже стали хуже. К тому же, у драконихи так и не появилось дыхание стихии. Спустя пару лет после рождения оно пропало, но Хель все еще помнит тот язычок пламени, вырвавшийся у нее из пасти. Третья стихия дремала, и драконесса с трепетом ожидала ее пробуждения.
Впрочем, в дочерях своих она видела частичку себя, частичку Блейза. И лишь от этого ей становилось спокойнее.
Тут сбоку послышалось шарканье – Астрид стала точить свои когти, о чем-то переговаривая с отцом.  Следом о себе напомнила и Ингрид – в темном углу, где обосновалась дракониха, раздалось чавканье. Самка, хищно озираясь, догрызала кость оленя, растерзанного ею этой ночью. Временами Ингрид вытворяла страшные вещи, до которых даже Хель, со всей своей кровожадностью, не додумалась бы. – Милая моя, - тихо пророкотала Хельхейм, подняв голову и приоткрыв глаза, - брось ты эту костяшку. – Ингрид ничего не ответила, лишь откинула обглоданную кость в угол, где уже скопилась куча. С каждым годом она становилась все неуправляемее, и даже Астрид, успокаивавшая ее своим твердым взглядом, не помогала. Ингрид отдалялась и отдалялась, а Хель лишь наблюдала, как болезни завладевают ей. Блейзу о большинстве ее недугов драконесса не сказала – хотя он, должно быть, и сам все видел. Тем не менее, некромант с гордостью смотрел на своих дочерей, хотя гордиться ими пока еще было не за что.
- Сокровище жизни моей, как ты смотришь на то, чтобы слегка развеяться?  Все вместе. Я как-то подумал, что мы давненько сиим не промышляли... Думаю, и девочки будут не против, хм? 
Темная драконесса подтянулась, сползла на землю и лениво подошла к своему супругу, ткнувшись носом ему в щеку. Легкие заполнил бодрящий свежий воздух. Солнце ласково припекало ее темную шкуру. – Да, - спустя минуту молчания пророкотала Хельхейм, размяв плечи. Следом она оглянулась назад, сурово взглянув на дочерей. – Им это пойдет на пользу. Нечего лето просиживать. 

Отредактировано Хельхейм (2 Апр 2015 14:47:19)

+1

4

Астрид, честно говоря, не особо любила летать куда-либо вместе с родителями, ей было куда более привычно проветриваться наедине с мыслями... или же с сестрой, которая вполне успешно заменяла мысли, иногда выдвигая различные интересные задумки. Не всегда, правда, они были обдуманными и безобидными, но от этого драконша лишь загоралась азартом - уж она-то и не сможет? Как бы не так... В семейных прогулках подобные приключения тут же пресекались Блэйзом, который не хотел, чтобы его дочери подвергали себя неоправданной опасности, а затем и Хельхейм ещё начинала читать им нравоучения, которые за эти годы неплохо научилась использовать.
- Хм-м... - протянула Астрид, крайний раз чиркнув когтем по столу и задумчиво на него уставившись, будто так и не определив - хороша ли вышла работа, или же нет. Словно решив поддержать этакую просьбу супруга, с груды золота сползла и мать, пройдя к некроманту и подтвердив его задумку, вполне ясно дав понять сёстрам, что они не так проводят время, учитывая прекрасную погоду вне пещеры.
- Хорошо. - как всегда коротко ответила драконша и вскинув голову с фиолетовым гребнем, который вдруг приобрёл такой окрас всего лишь пару лет назад, осмотрела родителей, - Куда же мы направимся, мои уважаемые родители? Надеюсь, не искать какие-то кости, как в прошлый раз?
- Астрид, дорогая, мы ведь уже говорили на этот счёт. Помнишь же, что мы решили? - колдун слабо улыбнулся и подмигнул своей массивной дочери, которая через сотню-другую лет с таким темпом роста вполне догнала бы свою мать. Неопределённо покачав головой и закатив глаза, Астрид всё же промолчала и покосилась в угол, где всё внимательно слушая, лежала Ингрид, словно спрашивая мнение той на этот счёт. Улыбнувшись шире, Блэйз повернулся к Хельхейм и с удовольствием, даже прикрыв глаза, нежно лизнул супругу в щёку.
- Куда же мы направимся, моя дорогая любовь? - подражая каменной морде Астрид и стараясь даже пародировать её голос, прорычал Блэйз и негромко засмеявшись, куснул Хель за шею. Иногда некромант делал так, дабы рассмешить, или хотя бы просто заставить улыбнуться членов своей семьи, а уж когда сёстры были более веселы, с ними было легче управляться.

0

5

Подход Блейза к воспитанию их детищ был более приземленный, мягкий, сговорчивый – он решал споры шутками, а мрачные будни разбавлял какой-никакой забавной выходкой, не теряя при этом репутации серьезного отца.  Методы же Хельхейм были более суровые и расчетливые –как и в бою, мыслила она трезво, четко, не позволяя родительским чувствам захлестнуть ее с головой. Относилась она к дочерям не как к детям, а как взрослым драконам. Относилась также, как и к себе, и требовала столько же, хотя и с учетом некоторых нюансов. Ее целью было выработать стойкость, мужество и практичность в своих дочерях. Ей на все свои навыки понадобилась вся жизнь (хотя Хель надеется, что успеет стать еще опытнее). Ей в детстве никто не помогал, она до всего додумывалась сама. Теперь же ей есть, кому передать свои знания. Да и вообще, в сочетании с подходом Блейза они могли дать отличное воспитание своим птенцам. И пока, вроде как, получалось неплохо.
Астрид, всегда сговорчивая, хотя и немного ворчливая, согласилась на предложение, закончив точку своих когтей. С родителями она обращалась учтиво, по обыкновению спокойно, всегда немного с отчуждением. Ей давно уже наскучило копаться в костях или слушать лекции по некромантии. Ее явно интересовало что-то другое, да что именно – она сказать не могла. Блейз ответил на ее замечание, так что Хель решила промолчать. Она не настаивала на том, чтобы дочери их пошли по их же стопам. Все же, разнообразие тоже не помешает, а некромантия – на самом деле наука не очень-то и интересная, как вдруг показалось Хельхейм. Ею заниматься удел разве что сиротам да изгоям, не нашедшим своего места в обществе. Астрид перевела свой взгляд на сестру, все также сидевшую в темном углу. Хель, нахмурившись, еле заметно кивнула, принуждая младшую дочь выйти, но та не сдвинулась и с места, лишь крылья ее зашевелились. Показались два маленьких янтарных глаза.
С минуту помолчали, пока Блейз наконец не спросил: - Куда же мы направимся, моя дорогая любовь? – а затем, засмеявшись, куснул супругу за шею. Дракониха, отстранившись, поморщилась, но все же улыбнулась: - Полно тебе.  – после слов своих Темная медленно поднялась, размяв кости. Осмотревшись, словно в поисках чего-то интересного вокруг, самка подступила к обрыву и взглянула на небо. – Вам уже минул седьмой десяток, - пророкотала она, обращаясь к своим дочерям, повернув голову назад, - и, стало быть, пора самоопределиться.  Сегодня я наконец хочу узнать, что вам интересно, кем вы хотите стать и что вы из себя представляете. Облетим же склоны, - добавила она, переведя глаза на супруга, - да найдем закуток, где можно будет усесться. И да, Ингрид, тебе все равно придется выйти на свет. – Дочь, запыхтев, зашуршала в своем углу, высунув острый нос из мглы, словно принюхиваясь. Ингрид не любила быть на свету – не то, чтобы ее это пугало или доставляло боль, нет . Что-то сидело в самых уголках ее души, что не любило свет. Впрочем, это самая безобидная черта этого нечто. Просто, сам вид драконихи был не наилучший. Есть уродства красящие, без которых дракон сам не свой, если их убрать, а есть уродства настоящие – которые действительно некрасивы и жутки, от которых воротит прочь. Со временем Хель даже отнесла себя к первой категории, ведь без шрама ее, на  все тело, в ней бы и отсутствовал этот ее особый шарм, необычность. Вид Ингрид же – сплошной провал. Хищный и сумбурный, словно слепленный наспех. Тело ее создано для защиты, для атаки и для борьбы. Такими вырастают хищные цветы в джунглях. – Ингрид, - настойчиво повторила Хельхейм, нетерпеливо задергав хвостами. Голос ее вновь захрипел. Юная дракониха, фыркнув, резко поднялась с земли, словно лошадь – сначала на передние лапы, затем на задние, и странной походкой выползла из своего угла, щурясь, прикрывая бока, устланные шрамами. Проследовав до своих родителей, Ингрид уныло уселась рядом, сухим раздвоенным языком проведя по острейшим зубам.

0

6

Астрид стандартная выходка отца хоть и не удивила, но драконша постаралась всё же кое-как улыбнуться. Именно, что кое-как, ибо скрывать свои эмоции у чёрной получалось плохо, как, в общем, и обманывать. Немного постучав когтями по полу и проследив, как неохотно вылезла Ингрид из своего логова, Астрид всё же последовала за сестрой и села рядом с той, со слабым интересом поглядывая на родителей. Ни Блэйз, ни Хельхейм не отличались заурядной фантазией, от чего можно было даже предугадать результат их прогулки, но замечание отца, что теперь они не собираются копаться в костях или искать трупы, как и матери про "самоопределение", добавило толику интереса. Ингрид же, как и всегда, витала где-то в своих мыслях, не особо обращая внимания на задумку родителей. Иногда Астрид тоже хотелось побыть хоть на часик-другой своей сестрой - сиди себе спокойно, витай где-то в облаках... Но нет, всё существо чёрной не предрасполагало к витаниям в небе, ей намного было интереснее какое-либо физическое воздействие и не важно, охота то или же просто свободный полёт в небесах.
- Да, считайте эту прогулку добровольно-принудительной... - усмехнулся некромант, оглядев своих дочерей, пребывающих не в самом яром восторге от подобного, - Обижайтесь-не обижайтесь, но вам действительно пора выбрать свой путь в жизни, дочери мои. Да вот только стремлений у вас я не вижу абсолютно... - снизив тон до безразлично-холодного, прорычал колдун и скривил пасть, словно съел гнилую козу, - Мы с вашей матерью решили вас подтолкнуть к сему выбору. Следуйте за нами.
Шлёпнув Хель по заду хвостом и кивнув на выход, тем самым предлагая кое-что обсудить с ней, Блэйз расправил крылья и спрыгнул вниз с обрыва, у которого и сидел. Отлетать дракон далеко не стал, а лишь завис в воздухе и повернулся назад, ожидая, пока всё его семейство не покинет логово - уж это не логово Хельхейм и вылететь разом из пещеры никак не выйдет. Следом за колдуном последовала его супруга, затем, немного помешкав, Астрид и завершающей оказалась Ингрид, на которой сидящий у входа драколич лишь на миг сосредоточил внимание.
- Что ж, вперёд... - словно конферансье на публике, Блэйз с ухмылкой кивнул головой и извернувшись в воздухе, направился к центру гор, напоследок проведя хвостом по боку драконши, что было у них всегда знаком "мне нужно с тобой поговорить". Набрав должную высоту и дождавшись, пока супруга с ним поравняется, некромант сильно замедлился и протянул к ней шею с хитрой заговорщицкой улыбкой.
- Свет очей моих, думаю, тебе нужно знать, что я затеял. - прорычал колдун и покосился назад на летящих позади дочерей, - Сама знаешь, что те наши два дружка уже совсем истрепались и уж лучшего способа окончить их существование, как предоставить их на растерзание наших крошек, я не вижу... Я даже прикажу им сопротивляться, дабы у Ингрил с Астрид появился интерес... - хмыкнув, Блэйз расплылся в довольной улыбке, постепенно беря крен вправо, дабы не пролететь мимо нужной пещеры, где некромант заранее оставил своих личей.
В это же время, видя странные перешёптывания родителей впереди, Астрид, подозрительно прищурившись, так же сбавила скорость и подождала, пока вальяжно летящая зубастая ящерица, как иногда в шутку называла драконша сестру, нагонит её.
- Слушай, сестрица... Кажется, они явно что-то задумали... - негромко прорычала Астрид, не отрывая взгляда от двух крупных фигур впереди, - Как думаешь, что именно? Первый раз вижу отца таким... загадочным...

0

7

Дочери быстро смирились с решением родителей. Вернее, нет, не смирились – обыкновенного смирения в них как раз таки не было. Скорее, они осознали слова старших и приняли их. Хель рада такой черте в характерах своих дочерях. Удовлетворенно кивнув после того, как Ингрид наконец уселась рядом, Темная драконесса с улыбкой посмотрела на Блейза. Тот одобрил ее слова, а затем, шлепнув хвостом по ее заду, быстро отошел в сторону. Уловила она в его взгляде что-то хитрющее. – О, стоит ожидать чего-то новенького, - усмехнулась про себя драконесса и, поднявшись, зашагала к выходу следом. Ее удивляла прыткость супруга, практичность – кажется, рождение потомства оживило его. При первой встречи она никогда бы не представила некроманта таким, какой он есть сейчас.
Хельхейм, оказавшись у выхода, окинула идущих позади самок прищуренным взглядом: - Не отставайте, крошки. – Такое обращение заставило цокнуть и запыхтеть обеих драконш, Ингрид даже рассержено треснула шипастым хвостом по стене, оставив там пару царапин. Хель редко так обращалась к своим детям, и то, лишь с усмешкой. Впрочем, это не заботило ни Ингрид, ни Астрид – особой ласки они не требовали.
Хельхейм, провалившись в пропасть следом за супругом, также на мгновенье зависла на месте в ожидании. Когда же все прибыли, Блейз двинулся куда-то к центру хребта, едва заметно коснувшись ее бока кончиком хвоста. Быстро смекнув, она поднялась повыше и быстро нагнала дракона: – Что ты задумал, милейший? – Тот сразу же пояснил, ехидно улыбаясь. Следом в клыкастой ухмылке расплылась и Хель. Ей нравились подобного рода забавы, пусть и над собственными детьми. – Хорошая идея, Блейз. Я хочу, чтобы ты не просто разрешил им сопротивляться, а приказал  с напором атаковать.  Нельзя больше ждать, пока они сами соизволят заняться чем-нибудь. Нельзя, - незнамо зачем повторила она, уже как то задумчиво, глядя на землю, мелькавшую под лапами. Сзади почувствовалось движение. Хель повернула голову немного вбок, косо взглянув на летящих сзади драконих. Ингрид рядом с массивной сестрой казалась еще худее, впрочем, как и в момент рождения. Ничего не изменилось. – Хах, - хмыкнула драконесса, поворачивая голову на прежнее место, - они что-то заподозрили. Не будем же тогда больше ждать. Веди, - после слов супруги, Блейз практически сразу же сдал в сторону, и Хель, изящно взмахнув хвостами то ли невзначай, то ли зазывая следом дочерей, полетела следом. Внутри вспыхнул азарт.
Ингрид же, непринужденно осматриваясь, скалясь и щурясь от яркого солнца, вяло махала крыльями. Тут возле нее появилась Астрид. Окинув сестру холодным взглядом, которым сам по себе был таким, а не со зла, Ингрид прошипела: - У них вечно на нас какие-то планы. Планы, планы, планы… - Издав звук, похожий на чих, драконесса продолжила: - Лишь бы побыстрее в пещеру.

0

8

- Вон даже как... Я тоже желал предложить подобное, но не думал, что тебе сия мысль придётся по душе... - хмыкнул Блэйз на ответ супруги. Блэйз действительно опасался, что Хельхейм может осудить его за подобные идеи, но, как оказалось, она была только за - некромант и сам видел, как она начинает переживать за дочерей, которые никак не определятся с жизненным выбором "профессии". Блэйз был к этому более терпим, ибо сам освоил некромантию на четвёртом тысячелетии своей жизни и уж кому было знать, что выучиться можно было в любом возрасте, главное, чтобы было желание. Да вот только желания ни у Ингрид, ни у Астрид не было. Приободрённый поддержкой супруги, колдун максимально расправил крылья и сконцентрировавшись на цели - самой обычной пещере, коих в Сеариве было полным полно, направился прямиком к ней. Когда некромант выбирал место для проведения испытания для дочерей, то проверил довольно большое количество пещер, эта же ему приглянулась довольно высоким сводом и различными препятствиями в виде беспорядочно разбросанных валунов и так же сталактитов. Судя по всему, пещера была не обжита - несколько костей копытных было разбросано то тут, то там, но более ничего не говорило о возможных жильцах. Тоннелей же в пещере было более чем предостаточно, но некромант не стал их исследовать - вряд ли там кто-то скрывался, а если даже и так, вряд ли этот кто-то решится напасть сразу на целое семейство тёмных драконов, которые даже со стороны выглядели крайне кровожадными и беспощадными. Драколичам же некромант приказал быть в одной из небольших углублений в стене, дабы не мозолить глаза раньше времени - Блэйз всё ещё думал, дать ли дочерям наставление или же просто завести их в пещеру и дать указ мертвецам атаковать. Второй вариант Блэйза прельщал больше, но подобный поступок бы сильно разозлил его дочерей.
- Свет мой лунный, как считаешь - стоит девочкам сообщить о наших намерениях, или же устроить нежданное нападение? - приземлившись и подождав, пока Хельхейм опустится рядом, негромко прорычал колдун с неопределённой улыбкой, поглядывая на приближающихся дочерей. Погладив драконшу крылом по боку и кивнув на вход в пещеру, Блэйз поспешил зайти в тень свода и повернув голову к супруге, довольно лизнул её в нос, - Надеюсь, они извлекут максимальную пользу из этого небольшого сражения... Ты действительно хочешь, чтобы личи сражались в полную силу? Тебе ли не знать, что они хоть и тупые, как когти у воздушных неженок-драконов, но непомерно опасные, стоит их не воспринять всерьёз... - внимательно посмотрев на самку, Блэйз негромко хмыкнул и перевёл взгляд на приземлившихся у входа в пещеру дочерей.
Астрид, выслушав мнение Ингрид, далее летела молча, гадая на тот счёт, что же всё таки хотят преподнести им родители. Ранее ничего подобного они не выкидывали, а это могло значить лишь одно - отец и мать решили устроить им какую-то проверку... Вот только почему в этой пещере? На сколько знала Астрид, здесь ничего стоящего не было. Подвинувшись, чтобы сестра могла спокойно приземлиться, Астрид внимательно посмотрела на довольные морды родителей, словно те, пока они летели, успели слопать нежнейшего барашка, но промолчала, ожидая, пока те сами скажут, что же они надумали.

Отредактировано Блэйз (4 Апр 2015 19:02:37)

0

9

Глупо было бы полагать, что Хель воздержится от возможности преподать урок своим детям. Причем, не просто урок в качестве очередной нудной лекции, а настоящий опыт. Все же, сражаться с личами – непростая задача. Хель, как некромант, понимала всю силу и мощь  этих созданий. На слова супруга драконесса лишь слабо улыбнулась: - Просто контролируй их. Я скажу, когда хватит. – С этими словами самка проследовала в тень, полностью растворившись во мраке. Лишь два маленьких янтарных глаза ее сияли, словно два фонаря в ночи. Пещера приглянулась Хельхейм – просторная, мрачная, с кучей препятствий и извилистых коридоров, углублений. Убежать не получится – легко наткнуться на тупик, или сталактит, внезапно возникший из стены. 
Два темных силуэта приблизились к пещере, внимательно осматриваясь. Хель, лукаво сощурившись, мельком взглянула на супруга: - Нет, не стоит. Они и так все поймут. Ингрид точно. – С этими словами дракониха улеглась животом на землю, подогнув под себя лапы, а голову опустила ниже. Она стала похожа на кошку, готовящуюся к нападению. Изогнутые рога, выпирающие вперед, легонько выглядывали из тени.
Хель потерлась боком о бок Блейза, усевшегося рядом. Он заговорил о том, о чем Хель недавно думала, так что ответила она без промедления, даже немного перебила дракона: - Нет, конечно, не в полную силу. Они слишком молоды, чтобы сразу поразить твоих созданий, милейший, - драконесса коснулась крылом крыла самца. – Но не жалей их. В мире этом их никто жалеть не станет. – Особенно Ингрид…
Тем временем, дочери их приземлились. Астрид, как всегда уверенная, прошла в пещеру первая, внимательно осматриваясь и величаво топа ногами. Ингрид, эта маленькая гремучая змея, долгое время стояла у входа, втягивая носом воздух. К слову, ей достался острейший нюх матери. Наверняка, даже острее. На лице драконихи промелькнула лукавая улыбка, если это странное выражение можно было назвать улыбкой. Уродливая морда просто растянулась в ширину, а пасть, раскрывшись, обнажила еще один ряд мельчайших и острейших зубов. Неуклюже поведя носом и ступив в пещеру, Ингрид фыркнула, что-то заворчав себе под нос. – Ловушка, ловушка, - судорожно зашептала она, резкими шагами спускаясь к родителям.  – Ну, - прошипела дракониха, клацнув зубами, - что выдумали, отвечайте? – на настойчивую просьбу дочери Хель хихикнула и взглянула на мужа.

0

10

Что ж, Блэйз действительно мог остановить личей лишь одним словом, так что переживать на счёт возможной нежелательной концовки сражения вовсе не стоило. Тем более, некромант был уверен, что два гнилых мешка с костями не смогут устоять пред его дочерьми. Если Астрид могла просто силой превратить лича в груду костей, то Ингрид была слишком проворна, чтобы вовсе попасть под удар, а уж ломать кости она могла не хуже сестры. Утвердительно кивнув Хельхейм и прижавшись к ней боком, Блэйз сел рядом с ней и с такой же хитрой мордой покосился на супругу, стоило той посмотреть на него после вполне прямого вопроса Ингрид, которая догадалась, что их ждёт ловушка.
- Воняет здесь, как будто кто-то испустил дух пару столетий назад... - поморщив нос, прорычала Астирид и так же подозрительно уставилась на родителей, переводя взгляд с одного на другого. Она догадалась чуть позже Ингрид, что означал сей смрад. Запах, исходящий от личей отца - возможно, в том и состояло испытание, или же... отец частенько таскал с собой своих творений, так что почему сейчас это должно смутить её?
- Всё по порядку, дорогие мои. Прошу, заходите, нечего топтаться на пороге... - загадочно прорычал Блэйз и пригласительно указал лапой вглубь пещеры, тем самым прервав поток мыслей в мозгу Астрид. Сёстры не горели желанием тут же броситься исполнять волю родителя, но и противиться ей особо не могли. Вернее, Ингрид как раз таки и могла, но Астрид обычно влияла на сестру, дабы родители не злились. Так и сейчас - неуверенно глядя на всех представителей семейства по очереди, драконша, спустя пару минут, всё же фыркнула и уверенно направилась туда, куда так любезно пригласил их отец. Уж если они так хотят, она непременно пройдёт это испытание... Спустя недолгое время, с явной неохотой за сестрой последовала и Ингрид, озираясь по сторонам, явно предчувствуя задумку достопочтимых родителей.
- И так, как вы уже поняли, мы завели вас сюда не просто так... - повернувшись к дочерям, как-то торжественно прорычал некромант и воздел одну лапу вверх, резко приступив к самой части "испытания", как он про себя успел назвать свою задумку, - Вперёд, задайте им хорошую трёпку, слуги мои!
Астрид, не совсем поняв крайнюю фразу отца, тут же нахмурилась, но стоило из ближайшего тоннеля услышать быстрые шоркающие шаги, как сразу вникла в суть дела. И как это он додумался натравить на них своих чудиков? А, хотя... Астрид всегда хотела проверить, как легко она сломает кого-нибудь из драколичей отца... Повернувшись к надвигающимся к ним мертвецам, драконша пригнула голову и оскалилась, предвкушая неплохое развлечение.
- А вы не зевайте, дочери мои! Разбросайте эти бесполезные ходячие кости по углам! - с усмешкой прорычал Блэйз и прикрыл Хельхейм крылом, явно готовясь получить от зрелища удовольствие - всё же для обзора они заняли самое удобное положение.

0

11

Хельхейм молчала. Лишь внимательно осматривала пещеру – привычка у нее была такая, куда бы не придет  - везде пробежится своими глазками, чтобы пометить все ходы и выходы из помещения. Правда на этот раз ее больше вел интерес – заметят ли дочери то, что видит она? После слов отца, Астрид немного постояла, поглядывая на сестру, но затем все же прошла вперед, постепенно спускаясь в глубины пещеры.  Ингрид, под влиянием сестринского взгляда, ступила следом, но через секунду замерла, резко вскинув голову к сверху, будто бы что-то учуяв.  Кажется, она передумала идти по пути Астрид. Прошипев что-то, хищно осмотревшись, дракониха вдруг свернула налево, прямо в противоположную сторону от лича, сидевшего в одном из углублений, и зашагала по неширокому уступу, не уходившему в глубину. Астрид же опускалась все ниже и ниже. – Чертовка, - пронеслось с голове Хель, - не попадет в окружение. Ингрид никогда не делала именно так, как ей велят – в этом была ее особенность, которую нельзя назвать недостатком.
Тут отец, торжественно проговорив что-то, вскинул лапу к верху. В этот же миг из засад выскочили и личи, с которыми, как все сразу поняли, им придется сражаться. Астрид, стоявшая внизу, в центре некой арены, оглянулась – из соседнего туннеля вылетел один из личей, из другого – еще один. Оба, завидев драконессу, бросились в ее сторону, гремя костями. От этого звука Хель довольно хмыкнула, а затем вскинула голову выше – вторая дочь стояла на уровне в ними, только на против, прижавшись к земле и возбужденно переступая с ноги на ногу. Она выжидала момент, чтобы броситься на врага, как львицы охотятся на свою добычу. Взгляд Ингрид на момент перескочил на родителей, и он говорил: «Я не так глупа». В следующий миг дракониха, прижав крылья в плотную к телу, бросилась вниз стрелой, рухнув прямо на одного из личей, который чуть было не вцепился ее сестре в шею. Повалив несчастного на землю, Ингрид не задумываясь сжала когтистые тонкие пальцы, впившись в плоть его. Затем, взглянув на лежащего и строптиво фыркнув, она раскрыла пасть, полную острейших зубов, и впилась личу в шею, зарычав. Она давно этого ждала – потрепать кого-нибудь, разодрать на кусочки. С добычей такого вытворять не приходилось – слизывать все это потом с земли не очень хотелось. А сейчас – отличная возможность излить весь гнев и боль, пережитые за эти семьдесят лет. Жаль, крови у этих тварей не было. Ингрид любила кровь.
Впрочем, долго рвать шею лича не пришлось -  он, собравшись, отпихнул дракониху в сторону задними лапами, отчего та отлетела назад и проскользила по земле с метр, скрипя острыми когтями. Но лич не успел подняться. Ингрид, словно бешеное животное, мигом ринулась обратно и намертво вцепилась личу в бок, раздирая его на кусочки.
Хельхейм с удовольствием отметила, что, несмотря на предрасположенность к магии, ее младшая дочь неплохо может защищаться физически – она практически не попадает под удары, работает быстро и ловко, аж в глазах мельтешит. В такие моменты она превращалась из ленивой ящерицы, не желавшей двигаться и выходить на свет вообще, в свирепую кошку. Такой стиль боя весьма рискованный, но Ингрид отлично справляется.

0

12

Астрид уже привыкла, что Ингрид почти никогда не следует за ней, но это отнюдь не значит, что она бросает сестру, а совсем наоборот - нападает в самый подходящий момент, выставив Астрид, как приманку. Сама драконша была не против подобной роли, тем более, её телосложение, ровно как и плотная, как у отца, шкура, вполне позволяли чёрной держать удар. Приготовившись к встречному рывку, драконша пригнулась, от чего под толстой чешуёй тут же забугрились мыщцы и, дав подбежать личу достаточно близко, со всей силы рванулась вперёд, нанеся удар головой снизу вверх в грудь мертвеца. Второй несущийся на неё лич подвергся нападению сестры, на что Астрид кровожадно ухмыльнулась - неужто родители думали, что эти никчёмные трупы могут с ними тягаться? От удара кости мертвеца жалобно затрещали, а сам он по инерции даже попятился назад, за малым не потеряв равновесие, да только собраться для контратаки он так и не успел - вскинувшая голову драконша с горящим азартом взглядом вдруг встала на задние лапы и обрушилась всем своим весом на драколича, что последний уже выдержать не смог и завалился на спину. Краем глаза убедившись, что у сестры дела ничуть не хуже, Астрид с силой прижала горло мертвеца к земле и впилась в проступающие из под рваной чешуи шейные позвонки. Раздался громкий хруст и голова зомби непроизвольно дёрнулась и откинулась назад, да вот только для смерти такого существа этого было мало. Обезглавленный мертвец впился когтями в бок Астрид и с превеликим усилием столкнул её с себя, от чего та, застряв лапой в рёбрах противника, неуклюже завалилась набок и зло зарычала.
- Вот так бы смотрел и смотрел... - хмыкнул Блэйз, не отрываясь от боя, развёрнутого на два фронта, - Заодно хоть проверю своих кукол в деле, а то их так даже никто ни разу не трепал...
Вырвав лапу из трупа вместе с парочкой костей, Астрид резко поднялась и извернувшись, вновь напрыгнула на так и не успевшего встать скелета. Как бы там ни было, но её обманчиво громоздкое тело было довольно таки гибким. Не таким, как у сестры, но чтобы удивить врага - вполне хватало. Решив действовать наверняка, чёрная принялась за лишение скелета конечностей, на что тот выдавал лишь тщетные попытки противиться. Единственное, что он смог сделать, так это разодрать бок Астрид до крови, на что та с кровожадным смехом-рыком поочерёдно и с удовольствием крошила зубами гнилые суставы мертвеца.
Некроманта вполне устраивал ход битвы, и даже потеря своих личей его ничуть не огорчала - зато дочери хоть разомнутся. Правда, он надеялся, что зомби будут держаться дольше, но, видимо, их сгнившее тело не предрасполагало к тяжёлым сражениям, так что не стоило переживать об утрате этих тварей. С удовольствием наблюдая, как Астрид превращает уже полностью лишёное конечностей тело мертвеца в костную муку, Блэйз вдруг заметил в дальнем тоннеле какое-то движение. Колдун привык доверяться своему зрению и это его ни разу ещё не подводило. Движение повторилось и в темноте сверкнула пара глаз, которая вновь пропала из виду.
- Хм... Золотце, кажется, тут кто-то ещё хочет принять участие... - негромко прорычал некромант и указал когтем на существо, которое скрылось во мгле тоннеля. Возможно, это был какой-то дракон, решивший переночевать в пещере, но чего же он тогда забился в ответвление главного логова?

Отредактировано Блэйз (5 Апр 2015 14:56:34)

0

13

Ингрид вся отдавалась бою, точно так же, как и ее мать. Тем не менее, она не упускала ни единого движения сестры, наблюдая за ней боковым зрением. Астрид всегда напоминала ей медведя, который сделает рывок, придавит, и станет драть, не отпуская. Из мощной хватки было трудно вырваться, зато и навредить драконихе было достаточно легко.
Раздался хруст, а затем голова мертвеца, беспомощно рыпавшегося под массивной тушей сестры, отвалилась. Но, зомби есть зомби – ему это не помешало, он пустил в ход когти. Ингрид, на мгновенье вскинув голову, наблюдая за сестрой, хмыкнула. – Дави его, дави, - прошипела она, азартно оскалившись, а затем отскочила от своего лича в сторону. Если Астрид можно сравнить с глыбой, которая навалится на тебя и не отпустит, пока не помрешь, то Ингрид была скорее штормом с тысячей острейших осколков стекла – она вертелась вокруг, не позволяя за себя ухватиться, и наносила множество ран, отдирала плоть кусками, оставляла глубокие царапины. Обычный дракон давно бы уже истек кровью, но не зомби.
- Но, но! – зарычала дракониха, когда лич помчался на нее, раскрыв пасть. Она приподнялась на задние лапы, уходя от удара, а следом полоснула своим хвостом по морде мертвеца. Раздался смачный звук, из пасти зомби повылетали зубы, сгнивший глаз вывалился из своей глазницы. Хвост Ингрид был сравним с плеткой – острый, жесткий, с острой чешуей и трезубцем на конце. Он был пластичен и силен - таким орудием можно здорово повредить своих врагов. От удара зомби качнулся в сторону. Поймав момент, Ингрид запрыгнула на мертвеца сверху, цепляясь когтями за его спину. «Оседлав» его, самка принялась кромсать шею, на которой совсем скоро показались позвонки. Перекусить их было не сложно – голова лича отвалилась с таким же звуком, как и у лича Астрид. Довольно хихикнув, Ингрид соскочила со своей жертвы вниз, еще раз с силой взмахнув своим хвостом, полоснув им по ногам лича. Кости затрещали, одна нога переломилась помолам, и дракон мигом повалился на землю. Победоносно рыкнув, Рид подскачила к нему и вновь залезла сверху. Она не стала расчленять беднягу. Решила прорыть в нем дыру. Да, прорыть. С силой упершись задними лапами в землю, самка стала активно раздирать бок когтями. Через минуту лапы ее уже увязли внутри мертвеца, а через две туловище его развалилась на пополам.  Передние лапы беспомощно дергались, пытаясь подняться, ровно как и задние. Нечто, когда-то бывшее органами, вывалилось и растеклось вокруг. Голова, что-то шипя, валялась в стороне. Судорожно хватая воздух зубастым ртом, Ингрид взглянула на сестру.
Все это время Хельхейм наблюдала за своими дочерьми. На слова Блейза она согласно кивнула, не желая ничего говорить. Все и так было ясно – их детища свирепы также, как и их мать. Также защищены, как и их отец. Наблюдая за боем, Хель то легонько кивала, одобряя действия драконих, то недовольно цокала – им, все же, еще кое-чему придется обучиться. Временами они совершали нелепые ошибки. Зато теперь стало понятно, что некромантия точно не для них. Хотя бы потому, как яростно они терзают созданий Блейза.
В следующую минуту Хель пришлось отвлечься от сражения. Незнакомый запах врезался ей в нос. Дракониха, приподнявшись, огляделась. В этих туннелях мог сидеть кто угодно, но явно не дракон. Запах не драконий, хотя и похож. Следом заметил и Блейз – он уставился в один из проходов. Отступив в сторону, самка тоже это увидела – два яркий круглых глаза смотрели на них. Хельхейм угрожающей выставила рога вперед и зарычала, приказав не подходить. Но следом из темноты вынырнула еще одна пара глаз. И еще. Длинная худая морда высынулась из полумрака. – Виверны, - прошипела драконесса, напрягшись и  приоткрыв крылья. Эти создания были опасны, особенно в группах. А здесь их три – и настроены они явно не дружелюбно. Хельхейм нахмуренно взглянула на супруга, а затем, переступая лапами через различные ямки в земле, приблизилась к туннелю, миновав сражающихся дочерей. – Милый, - сурово проговорила она, - похоже, сейчас и для нас разминочка будет. – После этих слов одна из виверн озлобленно заверещала на такой высокой ноте, что драконесса невольно поморщилась, а затем ответила грозным утробным рычанием. Ну уж нет, она не отступится. Твердо встав на лапы, воительница нагнула голову к земле, не сводя пристального взгляда с непрошеных гостей. Похоже, звуки битвы привлекли их из других пещер, и они как-то добрались сюда. Что ж, пусть так.
Морда, дернувшись, двинулась вперед – тонкий лучик света, пробивающийся откуда-то, осветил тварь. Красное худощавое существо с залитыми кровью глазами, но с мощными челюстями и когтистыми лапами. Было оно размером с Астрид, если не больше. Следом выбрались особи поменьше – видимо, детеныши. Однако взгляд их был совсем не детский – голодные глаза впились в мясистую Хель, предвкушая  возможный пир. Но не тут то было. Над головой своей некромантша приметила трещину и хитро ухмыльнулась.
Через мгновенье крупная виверна бросилась в сторону Хель. Драконесса в последний момент отступила в сторону, а когда та пролетела мимо, плюхнувшись на землю и проехавшись пару мтеров, Хельхейм треснула мощными хвостами по своду туннеля и быстро выскочила следом. Земля вдруг задрожала. Огромная глыба камней завалила туннель, на время отделив двух других особей.
-Так-так, - ехидно прошипела драконесса, обходя поднимающуюся виверну по кругу, - кто тут у нас. – На ее слова существо лишь завопило, вскинув голову к верху, а затем бросилась вперед, раскрыв пасть. Хель успела отступить в сторону. Хвостами она полоснула по боку виверны, оставив там темные следы. Существо завопило от боли и быстро нанесло следующий удар, вцепившись в переднюю лапу Темной драконессы, пустив кровь.  Та же, зарычав, насадила нападающую на рога – они впились виверне в шею, отчего та выпрямилась, и тут же получила в морду поток черного едкого дыма, сразу же разъевшего ей глаза.
Ингрид, отвлекшаяся от кромсания костлявой ноги, уставилась на родительницу. В ней вдруг загорелся азарт - ей тоже захотелось куснуть это непонятное существо, хоть оно и было намного больше. Подобравшись поближе, Рид с интересном взглянула на отца.

0

14

В тоннеле действительно кто-то был, ибо и Хельхейм тоже быстро насторожилась, учуяв незванных гостей. Блэйз довольно часто встречался с вивернами, но сражаться с ними некроманту приходилось всего пару раз, да и то твари всегда были в меньшинстве. Конечно, сейчас их тоже было всего трое, тем более, лишь одна из них, видимо, взрослая. Поднявшись следом за супругой, Блэйз оскалил клыки, вперившись взглядом в налитые злостью глаза виверны. Закончив со своим противником, Астрид, разбросав кости по сторонам, самодовольно взглянула на родителей, но те были явно заинтересованы не ей. Прищурившись и повернув голову в ту же сторону, куда и Блэйз с Хель, драконша увидела там виновников срыва своего триумфа. Она раньше не видела виверн, да и родители не сильно рассказывали о подобных существах, от чего те вначале показались чёрной драконами, но отсутствие передних конечностей, роль которых играли острые когти на сгибе крыльев, вывело Астрид из заблуждения. Озадаченно глядя на тварей, драконша как раз повернула голову назад на мать в тот момент, когда виверна решила стремительно атаковать. Но не тут-то было - Хельхейм точным ударом хвоста смогла устроить небольшой обвал, оградив выпрыгнувшую на свет тварь от других, тем самым оставив виверну одну против четырёх. Астрид никогда не доводилось видеть, как сражается мать, но сейчас, видимо, это упущение она поправит.
- А тут у нас жертва обстоятельств... - ухмыльнулся Блэйз, вторив супруге и с кровожадным оскалом обходя виверну со второй стороны, - Как прекрасно, что они решили навестить нас именно тогда, когда мне пригодятся новые тела для слуг...
Яростная возня с той стороны обвала и осыпающиеся камни дали понять, что отрезанные от первой виверны не хотят пропустить охоту, да вот только роли добычи и хищника были крайне спорны...
- Что ж... В качестве примера для наших девочек, можно лишить их жизни и без помощи магии... Верно, дорогая? - добавил некромант и клацнул пастью в сторону скалящейся виверны, которая, видимо, осознала своё невыгодное положение и попятилась в сторону, дабы потянуть время, но тут в мозгу крылатой, видимо, произошёл сбой, и она с визгом бросилась на Хель, вполне ощутимо грызанув ту за лапу. Подобное разъярило колдуна и он, с грозным рыком тут же напрыгнул на виверну, которая только собралась отпрыгнуть прочь, вереща на всю пещеру из-за слепящего и очень больно жгущего глаза дыма. Тварь оказалось не так-то легко повалить, но от этого когти с приятным для слуха Блэйза мясистым звуком проникли глубоко в плоть противника, и некромант даже ощутил, как достал до рёбер той. Астрид тоже хотела принять участие в бойне, да вот только вокруг виверны и так собралась целая ватага - спереди виверны мать, сбоку отец, сзади подкрадывалась Ингрид, явно выбирая подходящий момент для атаки, но вот большой валун, преграждавший путь двум другим тварям, сдвинулся в сторону и в получившуюся расщелину тут же юрко проползли остальные виверны. Самая ближайшая для них цель оказалась как раз таки Ингрид, на которую они и не преминули наброситься. Склонив голову и выставив вперёд рога, Астрид тут же метнулась на помощь сестре, в душе радуясь настоящему бою, а не подготовленному.
- Я скормлю твои потроха червям! - зло прорычал Блэйз, с силой надавив на бок виверны и, сжав лапу в кулак прямиком в её теле, с трудом вырвал ломоть мяса с обломком кости, забрызгав кровью и себя и пол вокруг, что только разгорячило дракона.

0

15

Виверна, заверещав от боли отступила в сторону. Хельхейм успела смахнуть с лапы выступившую густую кровь и вновь встать в боевую позицию, выставив рога вперед. Хищно облизнувшись, драконесса взглянула на супруга: - Таких дуделок можно задавить и без магии, это верно.
Через секунду Блейз, сорвавшись с места, кинулся на виверну и без особого труда повалил ее на землю, тут же впившись когтями ей в грудину. Что-то тихонько хрустнуло – лапы черного дракона провалились, а через мгновенье вырвали приличный кусок мяса из плоти красной ящерицы. Брызнула алая кровь и стала тонкими ручейками стекать по шее виверны, по уже окровавленным лапам некроманта. Внутри Хельхейм что-то победоносно завопило – давненько она не ввязывалась в драки. Это, конечно, нормальным сражением не назовешь – всего лишь какие-то жалки полудохлые виверны, но даже их потрепать дракониха была рада.
Тут виверна, жалобно вопящая и извивающаяся под многотонной тушей черного дракона, вдруг с неожиданной силой оттолкнула Блейза в сторону, а сама ловко поднялась на ноги, помогая себе массивными крыльями. Разъяренно взглянув на темных драконов, она вновь противно завизжала, призывая на помощь. На зов ее из заваленного туннеля вывалились еще две виверны, поменьше, но явно порезвее. Обе ринулись на Ингрид, мигом повалив ее на землю. Хель уже было дернулась, чтобы помочь, но затем вдруг остановилась, лукаво щурясь. –Сама справится, - подумалось ей при виде спешащей на помощь Астрид. Если сестры и дальше будут работать слаженно, из них выйдет неплохая команда. Иначе, Ингрид невозможно представить в деле – никто не поймет ее, не примет ее болезней, как это сделает родная сестра.
С растянувшимся на морде наслаждением, Хель вернула свое внимание к взрослой особи, которая уже было кинулась на Блейза. – Ну уж нет, - прошипела драконесса и неестественно быстро выскочила вперед, преградив путь. Хвосты ее, несущиеся по инерции (хотя все это время Хель контролировала их), с силой врезались в виверну и оттолкнули ее. Зашатавшись, чудище свернуло в сторону, но быстро развернулось обратно. На этот раз Хельхейм напала первой -  опустив голову пониже, она быстро подступила к виверне ближе, а когда та с удивлением вытаращилась на нее сверху вниз, дернулась наверх. Острый рог распорол существу шею, а секундой позже челюсти темной драконессы сомкнулись у основания черепа. Она не спешила парализовать виверну – таким образом она лишь не позволяла ей вырваться. Алая кровь, хлыстающая из распоротого горла, стала стекать  по шее, груди и лапам Хельхейм. От ощущения теплой жидкости на своем теле, драконесса кровожадно улыбнулась. Дернув голову к полу, опустив тем самым и переднюю часть виверны, Хель зажала ее голову лапой для пущей надежности. Янтарные глаза драконихи пали на супруга.
Тем временем дочери их разбирались с новопришедшими. Ингрид не успела увернуться от двух змей поменьше – так она засмотрелась, как родители ее воюют. Ей всегда хотелось посмотреть на отца и мать в деле, и сейчас она была крайне довольна, наблюдая за происходящим, хоть и понимая, что эти твари для них не помеха. В итоге, Ингрид оказалась поваленной на бок. Одна из особей впилась в заднюю лапу драконихи, прокусив чешую. Другая, не дававшая подняться, навалилась на грудную клетку и быстро кромсала челюстями в сантиметре от ее глаз. Рид с силой отталкивала чудище от себя, но то наваливалось с новой, еще большей силой. Задние лапы были заняты другой виверной до тех пор, пока Астрид, мигом пришедшая на помощь, не смела ее в сторону. Без сомненья, такую мелочь ее сестра раздавит сразу. А для Ингрид это станет испытанием – ее осаждала особь почти такого же размера, что напала на ее мать. Полоснув хвостом-плеткой по спине виверны, Рид успела выиграть время и подняться на ноги, перед этим откусив смачный кусок мяса со скулы врага. Существо, отшатнувшись в сторону, недовольно зашипело, а затем бросилось в атаку вновь. Дракониха, отступив назад, поняла, что находится  в тупике. Отскочить она не успеет, проскользнуть снизу тоже. Взвыв от безысходности, Ингрид вдруг почувствовала горечь внутри горла. Что-то жгло язык. Тряхнув головой, дракониха выдохнула маленький пучок черного дыма. Что-то адски горячее стало подниматься из глубин глотки. Нахмурившись, Рид взглянула на родителей, на сестру, на несущуюся на нее виверну. Зарычав, она услышала, что нечто хрипит в ее груди, и все поняла. Вдохнув побольше воздуха и напрягшись всем телом, Ингрид, раскрыв пасть, опалила приблизившуюся виверну огромным столбом яркого пламени, что тут же осветил все пещеру. Взвыв от боли, существо остановилось и схватилось крыльями за морду, на которой тут же вздулись волдыри. Ингрид, вдохнув новую порцию воздуха, подступила к нападающей ближе и облила ее еще одним потоком адского пламени. Что-то дьявольское зажглось  в ней. Взвыв, самка бросилась на виверну и впилась ей в горло своими острыми зубищами, с неимоверным напором повалила ее на бок и стала кромсать, да так, что брызги крови разлетелись вокруг на несколько метров. Существо, жалобно завопив, попыталось совершить движение задними ногами, но и оно было пресечено. Ингрид, яро работая челюстями и передними лапами, разрывая врага на куски, не позволила жертве и шевельнуться.  Она хлестанула хвостом по ногам виверны, отчего те бессильно обмякли. Вокруг растеклась лужа крови, ручейками стекая в яму.

0

16

Так и не выбрав для себя цель, красношкурая виверна металась из стороны в сторону, бросаясь то на Блэйза, то на Хельхейм, но супруга некроманта решила упростить участь бедняге и ловкими и во многом грациозными движениями, не обделёнными силой, заставила крылатую змею уткнуться мордой в землю, перед этим вспоров её шею острыми рогами. Пол пещеры оросила новая порция крови, от чего в воздухе стал господствовать металлический привкус этой красной жизненноважной жидкости, приятно щекоча нос. Хельхейм перевела взгляд на своего супруга, в то время крепко держа быстро теряющую боевой пыл виверну - со стремительно льющейся из многочисленных ран кровью так же стремительно её покидала и жизнь. Некромант воспринял это как подарок со стороны своей возлюбленной и одобрительно улыбнувшись, без труда вспорол обессилевшей твари крыло, предоставив себе хороший вид на обильно кровоточащую рану, которую сам мгновением раньше нанёс. На счёт анатомии виверн чёрный долго не размышлял - уж отсутствие у них лишней пары конечностей не делало из них каких-то новых существ, а, значит, все органы находятся примерно в тех же местах, где и у обычных драконов. А раз так, то... Морду Блэйза исказила кровожадная ухмылка и сдвинув оканчивающиеся острейшими когтями фаланги одной из лап вместе, некромант без особого труда вонзил полученный широкий клинок в зияющую рану, сломав по пути ещё пару рёбер, от чего виверна издала чуть ли не оглушающий вопль и принялась извиваться, да только хватка Хельхейм оказалась непосильной для потерявшей слишком много сил твари... Повернув сжатую лапу в теле рептилии, колдун проник ещё глубже, внимательно вслушиваясь в ощущения. А вот и он - судорожно сжимающийся комочек... Такой беззащитный и крайне важный для организма... Довольный осознанием подобного, Блэйз вытянул шею и как-то страстно лизнув Хельхейм в окровавленную морду, тут же сомкнул когти на сердце виверны, от чего та конвульсивно дёрнулась несколько раз, лишь беззвучно открывая и закрывая пасть от безумной боли, но затем быстро обмякнув в лапах тёмной. Что ж, это убийство было довольно эффектным и пришлось некроманту по душе, но не успел он им насладиться в полной мере, как позади и сбоку от него раздались звуки продолжающегося боя. Повернув голову, колдун смерил атаковавших виверн злым взором, но уловив взгляд супруги, всё же решил не вмешиваться. Чего плохого в том, чтобы их дочери получили первый бесценный боевой опыт с живым противником, имеющим свои недостатки и достоинства?
Выбрав удобную для рывка цель, Астрид буквально смела набросившуюся на сестру одну из виверн и впечатала её в валун, который те как-то умудрились отодвинуть, видимо, боясь не успеть на свой последний смертельный пир. Драконша вошла во вкус, от чего хруст ломающихся когтей оказался для неё чарующей песней. Шумно выдохнувшая от такого мощного удара молодая виверна успела сделать лишь один судорожный вздох, оросив повреждённые лёгкие кровавым воздухом, как Астрид нанесла ей ещё один удар, вгрызаясь в поддатливую плоть твари и заодно протыкая её скрученными рогами. Жалобно заверещав, виверна извернулась и полоснув драконшу по крылу своим острым когтем на суставе, кое-как отпихнула Астрид назад. Но вошедшую в раж драконшу оказалось не так просто отпугнуть - оставшись с куском, вырванного из бока противника, в зубах, Астрид, обнажив окровавленные клыки в подобии блаженной улыбки, резко сгруппировалась и повернувшись боком, полоснула мощным хвостом по задней лапе соперника. Бедренная кость виверны выдержала мощный удар, но сама тварь с шипением осела на зад, клацая зубами и стараясь впиться в плоть Астрид, но последующий удар массивным хвостом, пришедшийся той прямиком по морде, видимо, оглушил виверну, от чего та, негромко захрипев, сползла по гладкому боку валуна и распласталась на земле. Неожиданно возникшая позади неё яркая вспышка, которая принялась тут же играть с тенями всех присутствующих в пещере по стенам, заставила Астрид удивлённо обернуться и обнаружить решительно настроенную Ингрид, безжалостно поливающую свою виверну потоками пламени, на что та даже ничего не могла противопоставить.
- Хм... Очень даже неплохо... - неуверенно прорычал Блэйз, глядя, как его младшая дочь с остервенением терзает покрытую волдырями и обугленную тушу, некогда бывшую виверной. Наконец, в логове наступила тишина, нарушаемая лишь мерным капаньем, природу которого некромант быстро выяснил - убитая Ингрид тварь так же обильно истекала кровью, от чего в небольшой расщелине под ней образовалась багровая лужица, в которую размеренно падали капли с окровавленной откинутой назад головы виверны. Кап... Вот так и оканчиваются обычные тренировки кровавым безумием... Кап... Впрочем, никто из семейства тёмных драконов не оказался недовольным - кровожадность родителей вполне успешно передалась и их отпрыскам... Кап...

Отредактировано Блэйз (6 Апр 2015 23:20:06)

+1

17

Супруг, довольно улыбнувшись, приблизился к виверне. Через мгновенье он мощным рывком проник в разорванное горло и потянулся вперед, ковыряясь внутри, словно в мешке. Виверна забилась из последних сил – Хель все это время пристально смотрела в ее глаза, налитые ужасом и страданиями. Что-то тихонько радовалось внутри драконессы, как радуются птенцы неожиданному подарку. Изредка это странное чувство переходило в нечто другое, еще более непонятное, но на данный момент Хельхейм держалась на удивление неплохо. Даже не совершила никаких лишних движений, пока Блейз делал свое дело. Кровь захлестала из раны с новой силой, заполонив всю уродливую часть морды Хель кровью. Разжав паст и обвив горло змея хвостом, драконесса выпрямилась. Сверху вниз она наблюдала за супругом. Из глотки виверны раздался хрипящий вопль, который прекратился за все это время лишь на минуту. От этого противного звука в ушах появилось неприятное ощущение. – Замолчи ты уже, - пророкотала Хельхейм, сдавливая хвосты все сильнее. Они, словно удавы, обвили шею виверны и стали медленно душить ее. Тут черный дракон подался вперед. Темная жадно облизнулась, слизывая кровь с рубца. Металлический привкус жидкости раззадорил ее еще больше. Блейз, лизнув супругу, наконец сжал когти на сердце бедной  виверны. Та, дернувшись, задвигала пастью, в попытке прорычать что-то, а затем замерла. Уже навсегда.
Блейз повернулся назад, что следом сделала и Хельхейм. Мелкие виверны уже прорвались и успели налететь на Ингрид, но помочь драконесса не спешила.
Обе дочери сражались достойно, очень хорошо, хоть и по разным тактикам. Заметив, как крупная виверна теснит Рид к тупику, Хель заворчала и переступила с ноги на ногу. Ей было интересно, как дочь поступит дальше. Увернется, а может быть, бросится лоб в лоб. Но ни того, ни другого она не сделала. Когда Ингрид изрыгнула огромный столб пламени, Хель не без удивления взглянула на Блейза. С самого рождения третья стихия молчала в ней, а сейчас, вдруг, проявилась. Хель нахмурилась. Это не к добру. Опалв пламенем своего врага, превратив его в обуглившуюся тушку, Рид бросилась терзать его дальше. И терзала до тех пор, пока не убила окончательно.  Астрид к тому времени уже прикончила свою виверну. Настала тишина. Ее прерывал лишь звук капающей и стекающей крови. – Ну  и месиво, - подумала Хель, оглянув пещеру. Помимо расчлененных, уже разложенных тел зомби вокруг были раскиданы ошметки от плоти виверн, размазана их кровь. – Чья бы эта пещера не была, жить он здесь точно не захочет, - с ухмылкой пророкотала драконесса, переступая через лапу красной виверны. Изогнув шею, она взглянула на дочерей: - Вам повезло поучаствовать в настоящей схватке сегодня. Надеюсь, она принесла вам пользу.
Слова матери ИНгрид проигнорировала. Она до сих пор не могла отдышаться, оттого и сидела, хватая воздух ртом, уставившись на разодранное тело врага. Что-то странное царило у нее в голове. Что-то необычное. Огонь! Чертов огонь! Это просто невероятно. Тот факт, что теперь она может палить что угодно и кого угодно, принес радость Рид. Она как-то ненормально хихикнула и облизнулась. Морда ее была в крови, впрочем, как и лапы. Помимо старого, тихого безумия и небольших просветов, намертво засевших в самых глубинах ее души, появилось что-то новое – всеобъемлющее, горячее, совершенно непредсказуемое. Словно вспыхнуло пламя и осветило все страхи, все заскоки драконессы. Вдруг появились силы, энергия, и  Рид громко захохотала.

0

18

- Чья бы эта пещера не была, жить он здесь точно не захочет. - с довольным видом изрекла Хельхейм, закончив созерцать окровавленные стены, залитый кровью пол, тела, куски мяса... Ух, для взора Блэйза это было прямо таки счастьем. Всё же действительно, чем больше крови, вытекающей из жертв, тем сильнее его внутренний зверь насыщался хорошими эмоциями.
- Даже не знаю, я бы здесь непременно остался... - с ухмылкой прорычал некромант, повернув голову на супругу, затем обвёл лапой все прелести учинённой ими бойни, - Разве не прекрасно?
Заглядевшаяся было на огненное представление сестры, Астрид не сразу вспомнила, что её виверна ещё не совсем мертва. Да, может, осколки сломанных рёбер проткнули её сердце и она уже не выйдет из своего сна, но драконшу никогда не устраивали недомолвки и неопределённости. Уж если взялся кого-то убить, то убедись, что этот кто-то действительно протянул лапы навстречу доброй тётушке Смерти. Повернувшись назад к своей жертве, Астрид пару секунд разглядывала её хилое тело, размышляя, что же с ней сотворить. Астрид не видела, как поступили родители со своей "игрушкой", иначе точно бы захотела вырвать сердце врага, как сделал отец. Но она этого не видела. Наконец, приняв решение, драконша поднялась на задние лапы и сделав взмах, обрушилась всем своим весом, к которому приложила неимоверную силу, на череп виверны. По пещере прокатился мясистый хруст, от которого тело твари лишь раз содрогнулось и более не выказывало признаков жизни. Глядя, как вытекает из треснувшей черепушки рептилии мозг, Астрид самодовольно оскалилась и приподняв одну лапу, внимательно осмотрела когти, будто после этого боя они должны были измениться. Так же пропустив фразу матери мимо ушей, витая в это время в своих мыслях, чёрная раздумывала о будоражащем всё тело чувству. Словно тысячи иголок, слегка покалывающие всё тело, эта боль была довольно приятна, от чего Астрид невольно расплылась в довольной улыбке. Настроение так же поднял неожиданный приступ смеха у сестры. Тут вдруг драконше в голову пришла шальная мысль - а что, если она умеет делать, как и отец? Нет, не поднимать мёртвых, а хватать цель, находясь далеко? Эта мысль на столько завладела разумом драконши, от чего она даже сделала шаг назад и сосредоточилась на своей бывшей жертве с раскрошенным черепом. Приподняв одну из лап вперёд, Астрид представила, как хватает виверну за шею и сжала когти в кулак. Тело крылатой рептилии слегка качнулось, от чего драконша даже удивлённо вскинула бровь. Неужто получилось? Астрид приподняла лапу вверх и тело виверны так же слегка приподнялось, словно желая взять реванш. Отпустив тварь из хватки, чёрная снова, но теперь с удовольствием, оглядела свою лапу и хмыкнула про себя.
- Вижу, польза таки есть и явно не малая... - негромко прорычал Блэйз, склонив голову к Хельхейм. От его внимания не ушла успешная попытка Астрид применить астральную хватку, - Но виверны кончились и сделать из их тел что-либо путное у меня не выйдет... Так что, дочери мои, сегодня берём передых, а завтра вы мне отправляетесь искать мертвецов. Старых-то моих вы на лоскутки порвали, так что... - приобняв Хель крылом, некромант оглядел обоих дочерей и громко засмеялся, предвкушая выражение морд Ингрид и Астрид после такого предложения.

Отредактировано Блэйз (8 Апр 2015 00:00:24)

0

19

- Даже не знаю, я бы здесь непременно остался... Разве не прекрасно? -  с ухмылкой прорычал супруг, повернувшись к Хель, а  затем обвёл лапой все прелести учинённой ими бойни. Расплывшись в клыкастой улыбке, Темная драконесса закачала головой: - Нет. Негоже жить в таком мусоре, - она пнула лапой оторванную голову лича, отчего та откатилась в сторону, издав странный звук. Ей нравилась кровь, и мясо, и все, что было с этим связано. Но лишь в моменты своих заскоков она терпела кровь вокруг себя. В серые будни для нее это являлось грязью. Самка еще раз оглянула пещеру, томно вздыхая, а затем задумчиво уставилась сначала на Астрид, а затем на Ингрид, когда та рассмеялась. – Все же, есть в этом что-то безумное. И мне этого ни за что не понять, - подумала она, прищурившись.
Астрид, видимо, решила удостовериться в окончательной смерти своего врага, размозжив тому голову. Жестокость своих детей нравилось Хельхейм. Так она была уверена, что те не пропадут в одиночку. Она знала, что они сейчас испытывают. Первые убийства всегда кажутся невероятно красочными и героическими. Впрочем, отрицать в этом случае этого нельзя. Тут, совершенно неожиданно, тело рептилии шевельнулось. Хель зарычала, дрогнув хвостами, но затем заметила манипуляции, что проделывала Астрид. Драконесса усмехнулась. Много же нового юные драконихи сегодня нашли в себе. Определенно, вылазка удалась.
Ингрид же все это время сидела над растерзанным трупом и тихо посмеивалась, прерывисто хватая воздух пастью. Вскоре смех перестал быть смехом, и стал напоминать обычное бубнение, кое издают драконы не в своем уме. Ей вдруг стало интересно опробовать пламя в деле. Сжечь всех, кто встретится на пути. А еще, глядя на кровавые лужицы вокруг, ей вдруг захотелось научиться управлять этой чудесной жидкостью. Что может быть лучше, чем заставлять врага страдать с помощью его же крови? И добить его адским пламенем? – Ха-ха! - Услышав слова отца, о предстоящей ей с сестрой миссии, Ингрид хищно зашипела и пришла в движение, словно очнувшись от транса. – Мертвецов? Хмм.. У них есть кровь? Нет крови. Они двигаются, чтобы их можно было поймать? Тоже нет. Простите, отец, но мне с вами не  по пути. – Клацкнув зубами, Рид прошлась мимо, специально понаступав во все кровавые лужи и  вздернув хвост кверху, отчего тот со скрипом проскользил по стене, создав сноп огненных искр. – По мне больше живые, - также хищно скалясь добавила дракониха и, окинув родных диким взглядом, неестественно быстро взмыла в воздух, словно ракета. По пещеры разнесся металлический скрежет – хвост ее и кончики крыльев задели свод пещеры. Странно засмеявшись, Ингрид быстро вылетела из пещеры и тут же направилась к небесам, к солнцу. Нечто проснулось в ее душе. И призывало убивать, сжигать и творить.
Хель все это время молчала, нахмуренно уставившись на младшую дочь. – Чепуха, - прорычала она на ее возражение, но не договорила, посчитав, что лучше сейчас промолчать. Темной вдруг показалось, что вот он, тот момент, когда Рид таки вышла из под контроля. Когда огонь в ней заговорил. Когда начались главные проблемы. От всех этих тяжких дум, самка огорченно запыхтела, выпуская облака черного дыма. Астрид дернулась в сторону, желая догнать сестру, но Хель лишь величаво махнула крылом: - Нет, не надо, - пророкотала она, мрачно взглянув на дочь, а затем и на Блейза.

0

20

На шуточное замечание отца, Ингрид довольно дерзко ответила отказом, что быстро поменяло сменило поляризацию настроения Блэйза в другую сторону. С чего это она позволила себе подобную выходку? Разве он плохо с ними обходился, что-то не позволял, не любил их, в конце концов? Во всяком случае, он не заслужил подобной фразы. Не успел некромант и пасти раскрыть, дабы поставить дочь на место, как та, задрав хвост и гордо вскинув голову, прошла мимо них прямиком по трупам и лужам крови, после чего просто вылетела из пещеры, явно не нуждаясь в ответе родителей.
- А ну немедля вернись обратно! - вслед прорычал колдун и вначале хотел было пуститься следом за непослушной дочерью, но затем почему-то передумал, оставшись сидеть у входа в логово и смотря на быстро уменьшающуюся чёрную точку в небе. Ингрид всегда не отличалась отменным характером и частенько делала некоторые вещи наперекор воли родителей, но сейчас её желание принадлежать самой себе перевалило предел и просто прорвало барьер родительской опеки. Что ж, раз она так хотела покинуть семью, то Блэйз её не держит - пусть летит, куда хочет и ловит тех, кто двигается и у кого есть кровь... Тяжело вздохнув, чёрный, словно вспомнив, что у него не одна дочь, повернул голову назад и вперился взглядом в Астрид, которая было собралась подорваться и побежать следом за Ингрид, но по предостережению матери и суровому взгляду отца решила остаться на месте.
- Что? Неужто ты тоже желаешь последовать туда - на свободу? - слегка склонив голову вбок, прорычал Блэйз и показательно отошёл в сторону от выхода, - Я не держу тебя, можешь отправляться хоть сейчас. Мы ведь с Хельхейм вас так замучили за всю жизнь, что духу просто нет...
- Нет, отец, не желаю. - после довольно продолжительных раздумий, всё же ответила Астрид и поморщилась, расправив крылья и аккуратно сложив их за спиной, - И не стоит так сгущать краски... Ингрид образумится, а ты же остынешь. Всё будет, как и раньше.
Договорив, драконша отвела взгляд в сторону и уставилась на хлопающий пастью череп лича, который до сих пор был "жив", не смотря на потерю всего тела. Астрид же не была уверена в своих словах, ибо заметила в глазах сестры нечто такое, чего раньше не было... Целеустремлённость? Возможно. В любом случае, ту Ингрид, которую она знала, больше не было - это уж драконша поняла быстро и сомнений на этот счёт у неё не возникало.
- Что ж, полетели в логово, здесь более нечего делать... - дабы прервать воцарившуюся тишину, прорычала Астрид и окинув мрачным взглядом обоих родителей, направилась к выходу. Проследив, как та легко взлетела ввысь, Блэйз перевёл взгляд на супругу и скривив пасть, покачал головой, опустив взгляд на лапы Хель.
- Вот детство, видимо, и окончилось... - негромко прорычал некромант и расправив крылья, вышел из пещеры, взлетев следом за дочерью.

0

21

Спустя минуту Ингрид и вовсе скрылась – пропал и ее запах, и без того на удивление слабый. Томно вздохнув, Хельхейм взглянула на старшую дочь и встретилась с ней взглядом. Кажется, она тоже понимала, что Рид больше не будет прежней. Изменения, движение –всегда хорошо, как казалось Темной ранее, но не сейчас. Во что превратиться ее дочь на этот раз? Эти мысли заставляли трепетать.
Блейза подобное поведение Рид огорчило, это было заметно сразу. Он, отступив, освободил путь Астрид. Но та не пожелала улетать. Впрочем, Хель не думала, что Ингрид улетела  на совсем. Слишком уж долго она сидела в пещере, так что не сможет улетать далеко сразу. Дотронувшись до бока супруга хвостом, драконесса тихо проговорила: - Ничего, душа моя, не принимай близко к сердцу. Астрид поддержала ее.
Между тем, Хельхейм никогда не сомневалась и не забывала о том, что рано или поздно дочери переменятся. Они, как и все птенцы, станут взрослеть духовно, и им захочется свободы. Впрочем, все через это проходят. И Хель это не пугало. Даже если Рид соизволит улететь сейчас – она все равно вернется. Слишком уж хорошо драконесса знала своих детищ. Они, хоть уже и не дети, все еще не самостоятельны. Но это пока. Пройдет тысяча лет, две, а то и три – Астрид и Ингрид будут совсем зрелыми. И Хель надеется, что она застанет их в таком возрасте. Но ее вечная паранойя о ранней смерти смело говорила – не застанешь.
Астрид предложила проследовать обратно в пещеру и совсем скоро вылетела из пещеры. На слова Блейза Хельхейм лишь глубоко вздохнула, нахмурившись:- У Ингрид никогда не было детства. Она с рождения уже не ребенок. – Помолчав, оба родителя мрачно взглянули друг на друга и направились к выходу. Первым взлетел Блейз. Хель же, повременив, оглянулась. Ей не помешает прогулка после всего произошедшего. Возвращаться пещеру  ей не хочется. Тяжело взмыв ввысь, самка направилась куда-то на юг, к родным землям. Только Мать Тьма может ее утешить. Оглянувшись на отдаляющихся родных, Хель тихо заворчала себе что-то под нос, находясь в уверенности, что за ней не отправятся следом.

КОНЕЦ ЭПИЗОДА

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [будущее] » Fire! (Хельхейм&Блейз)