//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Серые степи

Сообщений 201 страница 250 из 392

1

http://sa.uploads.ru/vW1tV.png

Большую часть северных земель занимают Серые степи. Унылый бесконечный пейзаж.
Открытая всем ветрам местность неуютна и поросла невысокой, но густой травой.

+1

201

19 (20) Морозного
Бушующая и сносящая всё на своём пути метель.

Колючие снежинки. Они танцуют и стараются, стараются для всех, кто сейчас застрял в буране, вместе с ветром, безжалостно мотающим их из стороны в сторону, от зрителя к зрителю, заставляющем выписывать невероятные снежные па. Счастье тем, кто наблюдает за ними издалека, признаёт талант природы и не спешит осквернить его своим появлением. Однако горе тому, кто окажется околдован этой красотой стихии, разгулявшейся по степям, кто оказался в центре событий! Их она окружит, обнимет всей своей необъятной и полуматериальной сущностью, да сотрёт с лица Саяри, оставив лишь жалкое тело на прокорм тварям. Но ещё большая беда ждёт тех, кто, этой красоты не видя, прокладывает путь, будучи занятым самим собою. Тогда стихия готовит особенный сюрприз...
Ярея и Саарменхе удивительным образом не замёрзли в этой непогоде. Птенцы вообще на удивление живучи. И везучи, видимо. Ибо даже твари, рыскающие в буране в поисках павших жертвами грозной стихии, обходили их стороной всё это время. Лишь дважды опасность была близка: тучная шуивиана с воем пронеслась мимо, лапой хлопнув по самой верхушке убежища и оставляя в нём когтистый след. Почти сразу за ней пара грозных яр приблизились к лапотворному сооружению малышей и едва не раздавила его, пройдя всего в каком-то полуметре, однако, словно и не видя его, и не чуя волнительного запаха тёплой молодой плоти, ушла дальше в метель.
Возможно, они бы пережили эту ночь без каких-либо проблем. Однако, как известно, ничто не бывает просто. И откуда-то из далей, скрывшихся за непроходимой и почти непреодолимой стеной-стихией, послышался зов. Манящее наваждение, заставляющее подняться на лапы и бешено заозираться, пытаясь понять: было ли это на самом деле? Пока ещё слабый, этот зов лишь едва коснулся Саарменхе и Ярею, однако с каждой секундой он нарастал и нарастал, готовый полностью завладеть их умами. Возможно, стоит уйти, пока не стало слишком поздно? Или же лучше не сопротивляться и последовать за ним?

[AVA]http://s2.uploads.ru/VXsPW.jpg[/AVA][NIC]Нечто[/NIC][STA]Идите ко мне![/STA]

+1

202

18 день Морозного месяца. День, вероятно, а там кто его знает.

Точно очнулся от длинного, глубокого и дюже затяжного сна. А, знаете ли, если переспать (не с кем-то, ай-ай, грязные мыслишки, я знаю, о чём ты думаешь!), то потом весь день себя сонным чувствуешь. Что аж стонешь ходишь на камни. Собственно, этим Табаки и занимался. Ползал из стороны в сторону, садился мордой к камню и истошно, показательно стонал. Но камни этого не оценили.
Неучи. Ничего в театральном искусстве правильно страдать не понимают. А то вокруг развелось любителей депрессию изобразить. Да так коряво, так непрофессионально. Фу-фу-фу.
Всем привет, это снова мы. В старой шкуре и без новых вещей, но всё поправимо. Главное - вовремя питаться и не забывать вылавливать вшей из гривы.
Спросите, как мы здесь оказались? Нет? И ладно. Сами расскажем.
Летел себе Шакал, как обычно, куда-то. Куда - он сам не знал. Руководил им порыв левой пятки, которая вдруг зачесалась. Ну, понимаете. Инвалид, задние лапы не чувствуют, а тут вдруг левая пятка взяла, да и зачесалась. Это определённо что-то значит! Так и было выбрано направление. Фантомный зуд испарился над серыми степями. И Табаки, как дракон, который отлично читает знаки и послания вселенной, зная, что ничего не происходит просто так и таит в себе таинство таинственное, сразу правильно расшифровал этот знак и начал спускаться. Как обычно - вертикально вниз, собираясь приземлиться сразу на пятую точку, так как стать на лапы не представлялось возможным. Пустынный не много терял. Он и не знал никогда - какого это. На лапах стоять. Это если ограничивать реальность исключительно плоским бытием. А вот в снах дракону было всё позволено. И чисто так - формально и глобально - он знал гораздо больше, чем знал бы, живя душой и сердцем лишь в мире бодрствования.
Но кто вам сказал, что мы все точно не можем сами быть одним бредовым сном, приснившимся Звёздному Дракону? А может, это и не дракон вовсе. А какая-нибудь огромная, космическая многоножка. Никто же не докажет, что это не так.
Короче. Сев на землю, Шакал сложил крылья и с деловым видом обвёл степь взглядом. Что-то это нагоняло какую-то ностальгию. Прямо как когда он сидел посреди пепельных холмов, кости рыл, да с Духом Огня беседовал. Эх, было время! Были связи!
Взгляд остановился на самке, которая обгладывал... а нет. Показалась. Всего лишь делала что-то скучное рядом с трупами виверн.
- Ну и видок у вас, дамочка, - покачал головой маг.

+2

203

Вытянувшийся вдоль мохнатого тельца Яреи, Саар лежал молча, даже не подозревая о бушующих снаружи опасностях, которые пришли вместе с метелью. Незамеченным осталось и сотрясение их шалаша от удара могучей когтистой лапы, сознание Бледного отфильтровало этот факт, как незначительный. Он запустил пальцы в длинный мех на загривке Яры и прикрыл глаза, тихо дыша ей в затылок.
- Судьбы нет, - прошелестел он и аккуратно укусил мохнатую за край длинного хрящеватого уха. - Только то, что ты сама для себя заслужишь.
Умолк, оставив Ярею с этой мыслью.
Дух Костей был с виду невелик, но подвижен, отчего казалось, что его очень много. Так что он полежал недолго вдоль Яры, прислушиваясь к вою метели за тонкими стенками из корней и паутины, совсем недолго, пока не наскучило и длинный бледный хвост не начал обвиваться вокруг хвоста маленькой самки, один медленный виток за другим. Выпутал одну лапу из шерсти и зачем-то пробежался пальцами по тихо вздымающимся от дыхания рёбрам Яреи одним длинным плавным движением, коснулся покрытого мягкой шерстью живота.
А потом внезапно вскинул голову, вслушиваясь в завывание зимы снаружи. Оттуда доносилось ещё что-то, то ли песня, то ли крик, но ни слов, ни смысла не разобрать. Сузив непроницаемые чёрные глаза, Бледный обернулся мордой в ту сторону, откуда, предположительно, исходил странный звук.
- Слышишь? - проговорил он, кивая головой в направлении звука. Если это вообще было звуком, а не, предположим, ощущением, которое походило на звук. Сложнообъяснимо, но понятно для всякого, кто хоть раз подвергался похожему воздействию.
Позабыв обо всём, он стремительно расплёл хвост и отцепился от Яреи, сутуло усевшись напротив заметённого снега выхода из домика.
- Слышишь ведь? - повторил он, поминутно облизывая торчащие клыки.

0

204

Тишина.
Какое-то время птенцы молчали, вслушиваясь лишь в вихрь за стенами. Яру стало клонить в сон. Дыхание выравнялось, глаза стали закрываться. Пальцы Саара бегали в гриве, но земляная не была против, как и раньше. Его действия нисколько не мешали убаюкиванию мелкой. Хотя спать среди метели опасно. Можно уснуть и не проснуться.
Что-то задело верхушку кокона, отчего Ярея вздрогнула, широка раскрыв глаза, и начав ими быстро осматривать место, в котором находилась. Правда увидеть что-нибудь было невозможным, лишь Черепушка лежал рядом, даже не отреагировав на это.
А следом послышался не то, чтобы топот, но ощущалась поступь чего-то крупного. Ощущения заставили Садже напрячься и оскалиться, будто эти движения могли бы спасти её в случае чего. Но шаги прошли дальше, пускай и близко. Идущие не обратили внимание на непонятную конструкцию в снегу.
Судьбы нет.
Укус. Ухо дернулось, боковым зрением дракошка пыталась поймать очертания своего спутника в темноте, слегка поджав губы в недовольстве.
- Да, но кому-то от рождения дано быть сильным магом, а кто-то не выходит из пещеры целителей. - отозвалась Чара, шумно выдохнув. Вот ей быть сильным магом не дано. Разве это справедливо? А кто-то кидает молнии влево и вправо. Но это не так страшно. А есть птенцы, которые по здоровью не могут отойти далеко от своей пещеры. Куча разных болезней, которые не лечатся, и мешают жить. И не ясно, кто виноват в их появлении. Так что, скорее 50/50. Есть кусочек судьбы, а есть то, чего добился ты.
Яра все еще лежала, размышляя над этим, чувствуя чужой хвост на своем, причем он заматывался все больше и больше. Пальцы пробежали по ребрам. Юная драконесса даже не дернулась, лишь смотрела на тот кусочек Саара, который могла видеть. Взгляд говорил "Трогай-трогай, пока можно". Страха она не чувствовала, может, чересчур погруженная в мысли, а может, уже привыкшая к странностям этого темного. Если конечно, можно было привыкнуть так быстро.
Хотя разводить философию на тему судьбы Ярея бы не стала. Она не сказитель и не ученый, размышлять о таких вопросах.
Ведь даже то, что ты добился цели, может быть волею судьбы. Или не быть.
Ярея зевнулa, обнажив мелкие зубки. Ладно, не важно. Философия явно не её конек.
Но ночь не торопилась заканчиваться. Скорее, намекала на свое начало. Послышалось... Что-то. Дать точного определения Яра не смогла, навострив свою локаторы и покрутив головой, выискивая точное местоположение этого.
- Слышу... - откликнулась Чара, поднимаясь на лапы, когда Саар соизволил отлепится от нее. Клещ скелетный.
На мордочке появилось недовольное выражение. Звук будто звал идти на него, что должно было насторожить птенца, но этого не произошло. В глазах появились отблески любопытства, хвост пока медленно раскачивался из стороны в сторону.
- Пойдем проверим? - непонятно зачем спросила Саджде. По собеседнику и так было видно, ладно, она просто ощущала, что он готов как минимум постараться дойти до... Что бы там ни было.
Драконичка снова воспользовалась магией, расширив проход, а часть корней ринулась вперед, разгребая кусочек пути. Совсем маленький кусочек пути до возможной цели.
Земляная пошла вперед, периодически останавливаясь, в попытке удержаться и не улететь куда-нибудь из-за ветра. Птенец старательно щурился от снега, но уперто шел на зов.

Отредактировано Ярея (14 Мар 2016 20:36:02)

+1

205

Саарменхе недолго мялся в размышлениях. Чувство самосохранения было у него отшиблено напрочь, к тому же пытливый разум юного Духа и известное любопытство заставили его последовать за Яреей. Жаль было покидать тёплое местечко, где два тельца протопили эргономичной формы ямку в снегу, но зов был за воем метели, он был самым надёжным ориентиром, который не позволит сбиться с пути даже глубокой чёрной ночью и в пурге.
Холод яростно набросился на тщедушное бледное туловище, вгрызаясь в бархатную шкурку. Нервно моргая, Саарменхе ринулся за Ярой, на полусогнутых конечностях продвигаясь по небольшой траншейке, которая оставалась за ней по мере её  продвижения. Один раз оглянулся - траншейку стремительно заметало снегом, а их домик из корней и паутины уже и вовсе невозможно было различить в белом снегу. Но непрерывно звучащее в ушах пение, не то заклинание, а может шёпот или крик продолжали звучать, синхронизируясь с протяжным воем разгулявшейся по степи зимы. Задыхаясь от дующего прямо в морду ветра, Саар в несколько широких прыжков догнал Ярею.
- Это стало громче, тебе не кажется?
И, не оглядываясь, поскакал вперёд тем же манером. Льющийся над равниной зов затопил всё его существо, отбросив в сторону и холод, и быстро накатывающую усталость, и горсти снежинок, которые на такой скорости были острыми и больно секли по шкуре. Холод с усталостью никуда не делись конечно, но как будто отодвинулись, существуя теперь отдельно от Бледного, стали его тенью или его следами. Он совершал один прыжок за другим в направлении зовущего нечта, пока не собрал перед грудью сугроб, в котором завяз, а завязнув, начал выкапываться, быстро раскидывая снег тонкими лапами, порозовевшими на морозе. Но эта задержка невольно дала ему возможность обратить внимание на призыв, стал ли он действительно громче, не видно ли чего за пеленой метели?

Ход Мастера.

0

206

- Проклятая кожа, - Стоит отдать должное вивернам: даже после своей гибели и разложения на атомы посредством абсорбции они умудряются доставлять Эйре неприятности. Из некачественно закрепленной жилами кожи выскочил один из уцелевших клыков и едва не оцарапал светлой лапу, что могло бы обернуться печально и глупо. Глупо было бы выжить после драки с тремя вивернами, зачистить территорию от их трупов и умереть из-за того, что оцарапалась ядовитым клыком.  Хотя с ее везением-то, она давно смогла бы стать героиней веселых историй, посмертно. Было бы кому записывать и рассказывать.
Фыркнув, она сняла с себя сверток, и коротко осмотрев свое «поделие» решила, что чем проще она реализует крепление, то тем лучше. – Уф, было бы в сутках лишний час, придумала бы как все скрепить красиво, - Измазанной в крови, пепле и грязи самке комично заботится об эстетической составляющей своей сумочки. Изобретать ничего не пришлось, оставшимися жилами Серая просто крепко обмотала сверток поверх старых креплений (которые себя не оправдали) и дополнительно обмотала еще одним слоем кожи клыки, просто на всякий случай.
И, когда уже все было почти готово, краем глаза самка заприметила еще одного гостя степей. Очередной незнакомый дракон приземлился неподалеку и, это, конечно, не пустыня, но степи уже превращаются в какой-то проходной двор. Слишком много народу на квадратный метр земли. – Может, уйдет? – Подумала дракона и решила не заострять внимания на нем, хотя и держала в поле своего зрения. Общаться ей не хотелось, да и в принципе единственное ее желание это добраться домой.
- Ну и видок у вас, дамочка, - Не пронесло, - Коротко заключила Серая и вздохнув посмотрела на незнакомца из под гривы волос.  Перед ней был молодой  дракон тёмно-персикового цвета. Может быть, на один век старше нее, может два, но не более. Похож на пустынного, но только звездным известно, что у него там, в крови намешано.
- Возможно, на себя посмотреть не имею возможности, но тем не менее я выгляжу лучше чем те, кто на меня напал, - Серая усмехнулась и заправила когтями гриву себе за ухо, после чего закрепила сверток на своей лапе, затянув жилы.
- Что ты ищешь на этих землях?

0

207

- Возможно, на себя посмотреть не имею возможности, но тем не менее я выгляжу лучше чем те, кто на меня напал, - определённо. Так и есть. С этим очень сложно поспорить. Но Табаки всё равно, чтобы убедиться, оглядел тела поверженных виверн. Стоит сказать, выглядели они гораздо хуже самки. Но если бы сама она так выглядела, то, скорее всего, была бы мертва.
А коли Шакалу не было бы очень лень и тяжело проверять, точно ли мертвы виверны, он бы подполз и сделал всё как надо: послушал дыхание, померил пульс, проверил налёт на языке, в глаза поглядел бы, пересчитал пальцы на задних лапах, а потом вынес окончательный вердикт о том, живы они или нет. Но, чёрт, придётся доверять самке! А ведь не факт, что она не лжёт. Не фа-а-а-акт! Может, она что-то скрывает. Специально путает его. Хочет ввести в заблуждение! Выражается ещё странно... подозрительно.
Пустынный сощурился и внимательно поглядел на Эйру, готовый вот-вот раскрыть её обман. И произнёс таким же полным подозрения и недоверия голосом.
- Да-а-а-а... и правда. Пожалуй, твои внутренности не разбросаны по всей степи, - и это прозвучало так, как будто был очевидный повод усомниться.
А потом пёсий резко перестал изображать подозрительность (на самом деле это был хитрый ход, чтобы ослабить бдительность этой дамочки. Авось - проговорится). Тем более, что незнакомка так удачно перевела тему, предоставляя дракону возможность рассказать о себе. Он, кажется, даже будто немного светиться начал от радости за такую возможность. Давненько язык ничем не чесал. А палками всякими не хочется. Мало ли - заразу какую проглотишь.
Матерь Звёздная, когда мы вообще стали об этом заботиться? Наверное, после того случая, когда неделю наизнанку выворачивало. Ох, премерзкая история! Лучше как-нибудь за обедом рассказать.
- О, позволь представиться. Я - скромный путешественник, который перемещается с одного места на другое, желая узреть что-нибудь интересное, необычное и достойное моего внимания. А так же того, что может быть преобразованным в балладу. А после разнесённым по всему мир в громогласных словах и бодрых напевах, повествующих о храбрости, ужасе, страхе, чести, жизни, смерти, драконьем невежестве и благородстве. Может, есть у тебя на примете что-нибудь такое? А? А? - пытливо завертел головой самец, уперевшись лапами в колени задних, а сам подавшись вперёд. Наклоняя голову то вправо, то влево.
Но, не дав самке сказать, Табаки вдруг резко сменил настрой.
- Нету? Так и знал. По шевелюре твоей видно, - махнув лапой, пустынник как будто даже расстроился.

0

208

Что искал на этих землях Пустынный Эйре, честно говоря, было плевать. Она тут нашла себе приключений на пятую точку больше, чем смогла бы в теории пережить. И, несмотря на абсорбированные трупы, лужи крови на земле никуда не делись, и запах будет привлекать падальшиков со всей округи которые, взбившись в стаю, не прочь полакомиться зазевавшейся драконой, которая и так тут задержалась больше чем это необходимо. Трупы уже малосъедобные, осталось только перепроверить крепежи свертка и можно уходить. Возможно, даже с компанией, которую составит ей новый знакомый. Вдвоем безопаснее путешествовать по степям.
Поймав на себе недоверчивый взгляд Табаки, Серая вопросительно приподняла бровь, что, скорее всего, осталось незамеченным Пустынным. Мокрые от крови слипшиеся волосы скрывали пол морды Эйры и как их не заправляй за ушки они все равно сползут вниз. – Офицер очевидность… - Хмыкнула Эйра и затянула последние ремешки на своей лапе, после чего вытянула лапку и покрутила, ею, осматривая свою работу в попытках на глаз оценить, насколько все качественно закреплено.
- О, позволь представиться, - Серая как раз закончила собираться и могла уделить немного своего времени  этому дракону посему слушала его внимательно и не перебивала. – Получается, ты у нас сказитель, - Почему-то такими болтливыми и слегка приставучими Серая и представляла себе сказителей. ЧТож-ж, не такая уж и плохая компания для путешествия в стаю Света, хоть и ее новому знакомому придется при подходе к границам пойти своей дорогой. А то, что он не хочет знать, что тут случилось – к лучшему. Пусть лучше этот «подвиг» останется забытыми всеми кроме двух драконов-участников.
- Хах, ну, мне действительно нечего тебе рассказать, но может, ты мне составишь компанию? И по пути сам расскажешь пару историй? Мне будет интересно послушать истории в дороге. Если согласен то идем. Заодно найдем, где мою шевелюру можно будет отмыть от кусочков виверн, - Серая улыбнулась краями губ и едва заметно прихрамывая пошла по направлению к границам Светлых.

Отредактировано Эйра (20 Мар 2016 23:52:23)

0

209

Что верно, то верно. Отсюда нужно было по-хорошему уйти. Ирония какая… уйти. Ну хотя бы уползти. На крайний случай улететь, покуда не прибыл кто, с кем, может быть, драться придётся. А драться Шакал так себе. Он лучше заболтает кого-нибудь. А если существо неразумное, так шансы не очень высоки. А долго ползать Табаки был не способен. От погибели вообще фиг уползёшь, если ничем не прикрываться. Не создан Шаман для материального мира, не создан!
Зачастую ползком он перемещался на небольшие расстояния, перекидывая на передних лапах своё тело вперёд. Либо летал. Либо его носили на спине. А что? Советчик был лёгкий и костлявый. Разве что локти в лопатку вам уткнуться могут и ПРОТКНУТЬ ЕЁ НАСКВОЗЬ! … Но Шакал предпочитал крепко вцепиться в плечи того дракона, который позволял себя оседлать и прокатить на себе мелкого пустынного с ветерком, да бодро восклицать всякие «эге-гей».
Табаки нравилось с кем-то путешествовать. Вдвоём всегда веселее. И безопаснее! Особенно если совместить чью-то силу, а самка наверняка была сильной, если справилась с вивернами, и блистательный ум такого выдающегося дракона, как Табаки, да-да. Так что когда самка предложила пойти вместе, да ещё и согласилась слушать истории дракона… это же! Это же вообще! У пустынного аж в глазах звёздочки заблестели и он уставился на светлую таким по-детски искренним и счастливым взглядом! Но после решил, что лучше не рисковать дружелюбием и не тормозить на одном месте, задерживая путницу. Путчицу. Попутчицу. Нет, попутчицей она не была. Не ясно ещё, из какой стаи. Но явно не из Земли, явно-явно.
- С удовольствием, леди, сопровожу вас до дома, - шутливо откланявшись, пустынный распахнул крылья и поднялся в воздух, сделав пару сильных взмахов. Всего на метр или два поднялся, при этом не переставая часто махать крыльями, чтобы не потерять высоту и оставаться в относительно стабильном положении. На морде мага сияла добродушная и широкая улыбка. Такая открытая и простая, что аж бр-р-р.
- И поделюсь своими историями! Меня зовут Табаки. А тебя как зовут? Какие истории ты любишь? Куда мы пойдём? - сразу осыпал пёсий Эйру довольно небольшим количеством вопросов в сравнении с тем, как могло бы быть. Это ещё сдержанно, поверьте.
А когда драконица, прихрамывая, двинулась в путь, Шакал полетел за ней. Тоже довольно неторопливо, но перед этим взмыв в воздух, чтобы сделать переворот, немного набрать скорость, выровнять своё положении параллельно земле и, нагнав самку, полететь рядом, едва касаясь лапами земли, а хвост волоча за собой по снегу.

0

210

19 (20) Морозного
Бушующая и сносящая всё на своём пути метель.
[продолжение]

Зов не смолкал ни на секунду. Если бы в этом мире уже придумали сирены, то эффект был бы схож. Неслышимый, но прекрасно ощущаемый глас разносится по всем Серым равнинам, проникая в головы и души всех существ, находящихся сейчас здесь. Кто-то к нему оказывался глух, кто-то считал, что это лишь небольшая слуховая галлюцинация (в метели и не такое привидится, право), а кто-то, как Ярея и Саарменхе, устремился вперёд, в неизвестность, ведомый то ли потусторонней сущностью, то ли миражом, то ли звезды ещё знают чем.
По мере продвижения становилось понятно, что зов не стихает ни капли. Он, похоже, действительно становился тем сильнее и громче, чем ближе к заветной цели, представлявшей из себя сейчас полнейшую загадку и тайну, оказывались птенцы. В буране трудно было рассмотреть что-либо, особенно им. Только снег, снег и ещё раз снег. На его фоне выделялась лишь Ярея, самозабвенно прокладывающая путь себе и Духу Костей. Последний немного отстал, завязши в сугробе. Остановка могла бы стоить ему жизни, ведь метель разъярилась не на шутку: сколько бы Саар не раскапывал свою ловушку, а снега в ней прибывало.
Однако удача сегодня была на его стороне: в своём стремлении выбраться бледный птенец умудрился раскопать целого ярука!
Зверь, мирно дремавший в снегу, всхрапнул, получив когтем по носу, распахнул красные глаза и взревел, обнаружив прямо перед собой какого-то жалкого птенца! Ярук уже собирался было перекусить Саара пополам, возможно, благодаря эту метель за такой подарок, пусть и не слишком аппетитный и калориный, однако распахнутая во всю ширину пасть его вдруг медленно закрылась, взгляд монстра потух, а сам он невидяще уставился куда-то вдаль, запрокинув могучую голову.
В этот же миг действие зова словно резко усилилось, как если бы кто-то, например, нажал на рычаг или подкрутил что-нибудь. Саар и Ярея могли почувствовать резкое желание наплевать на угрозу и кинуться дальше, повинуясь гласу, однако при желании они ещё в состоянии воспротивился ему.
В отличие от ярука, который, не обращая более внимания на малышей, поднялся из сугроба, резко встрязнулся и пошёл вперёд, прямо на Ярею, но явно даже не видя её перед собой, ей просто не повезло оказаться на его пути. Похоже, что глас завладел им полностью...

[AVA]http://s2.uploads.ru/VXsPW.jpg[/AVA][NIC]Нечто[/NIC][STA]Идите ко мне![/STA]

Отредактировано Мастер (26 Мар 2016 16:39:04)

0

211

- Приключений с моим участием на сегодня предостаточно, - Серая шла неспешно, почти прогулочным шагом, но все это было следствием полученных травм, которые не позволяли ей развить ее обычный быстрый шаг. Каждый шаг отдавался резкой болью во всем теле, словно все кости были переломаны, а дракона просто в состоянии шока идет вперед. Все очень плохо, спасало лишь то, что Серая по пути своего следования постоянно абсорбировала под собой все, что попадалось под лапы. После каждой абсорбции драконе становилось все легче и легче, может быть через пол часика сможет и взлететь. А пока безопаснее идти по земле, так она хотя бы не грохнется. А пока она идет пешком, стоит подумать о безопасном пути следования для нее и ее спутника. Она сейчас далеко не в лучшей форме, а о своем спутнике она ничего не знает.
И пока ее голова была занята поиском оптимального пути на основе графика патрулей Серых, которые обычно вырезали всю встречную живность с завидным упорством, она краем глаза заметила, как на нее посмотрел Табаки. Столь счастливого и искреннего взгляда на себе она ловила не часто. Похоже, кому-то для счастья всего-то и нужно пара свободных ушек .Чтож-ж… Серая предоставит Табаки свои ушки во временное пользование.
- Это очень мило с твоей стороны, Табаки, мне не помешает компания на этих землях, а вот что на счет истории… Любые, только давай обойдемся без романтики и розовых соплей? А зовут меня Эйра. Рада нашему с тобой знакомству, - Несмотря на свой не самый привлекательный вид дракона обернулась и попыталась выдать из себя самую милую улыбку, на которую была сейчас способна ее мимика. На сколько удачно это получилось, она не знает, да и в целом не особо парилась по этому поводу, все равно сейчас со своей чумазой и потрепанной мордой она ничего не сделает.
- Ладно, Табаки. Пойдем мы сейчас к границам стаи Света, я знаю где здесь сейчас безопаснее, но на все сто не могу быть уверена. Если есть реальные предложения по транспортировки наших с тобой тушек,  то  я готова выслушать твои предложения. Если нет, то идем за мной.

0

212

Ярея молча шла вперед, как-будто в конце пути её вдруг ожидало что-то такое ценное, из-за чего действительно стоило напрягаться и шагать посреди метели, наплевав на себя и всех тех, кому она была дорога. Но как можно не идти, когда тебя явно зовут? Этот звук, или нет, но в голове он проявлялся как звук, "кричал" все громче и громче, не умолкая, не затихая. Никаких пауз. И никаких намеков на то, что было впереди.
Чаре было тяжело. Завывающая метель мешала двигаться, чуть ли не буквально сдувая мелкое тельце куда-то в неизвестном направлении. А может и сдуло бы, раскрой она крылья. Но нет. Те были плотно прижаты к телу, хотя странно, как с них еще не свешивались сосульки. Ушки крутились по кругу, то вслушиваясь в мелодию зова, то прижимаясь к телу. Попавшие внутрь белые крупицы радости не прибавляли.
На вопрос Саара она лишь кивнула. Говорить попросту не было сил. Дракошка и так не могла понять, откуда у нее столько энергии на продвижение в сугробах. Она пробовала скакать, как это сделал Дух, но получалось не лучшим образом. Да и проваливаться под снег через раз то еще веселье.
В какой-то момент она обогнала темного. Он зарылся в снегу, и даже собрал сугроб. Для чего? Земляная вскинула бровь, но ничего не сказала, и даже не попыталась помочь, все еще двигаясь вперед. Уперто, упрямо.
И остановилась, услышав жуткий рев, на пару секунд перекрывший зов. Синие глаза уставились в то место, где должен был быть Саар, выискивая движения его хвост или может быть крыльев... Естественно, мелкая ничего не увидела. Вместо этого гора снега поднялась и пошла. Снег спал со спины зверя. Огромный зверь, страшный. О Духи, что делать?
Мелкая инстинктивно отпрыгнула в сторону, провалившись в снег, жалко завертевшись в нем, выискивая опору. Хотя гигант уже пошел дальше, радушно протаптывая дорогу. В нужном им направлении! Пускай метель скроет следы за считанные минуты, но хотя бы чуть-чуть будет попроще.
Прыжок из ловушки.
- Ты что творишь? Он мог нас съесть! - бурчит Ярея темному, хотя тот скорее всего её не услышит. Не важно! Важно торопиться. Вперед, к цели! Невидимой и непонятной. Но такой громкой. Такой манящей...

0

213

Продолжавший выкапываться Саар махнул когтями по чему-то более плотному, чем снег, но чему-то, не являвшемуся при этом льдом. Ядовитые когти Духа Костей царапнули по чужой бледно-серой чешуе, и нельзя сказать, что Саарменхе при этом не выставлял когти злонамеренно. Но они не причинили вреда обладателю чешуи, шкуры и тупоносой морды с маленькими злобными глазёнками.
Огромная чешуйчатая глыба, - мистер Ярук, - обнаружилась в груде снега и Бледный аж присел на задние лапы, когда узрел свою находку. Ярук с оглушительным рёвом распахнул пасть, и тут и канул бы Саарменхе, сын Верраяла, в снегах и зловонной пасти рептилии, как ярук неожиданно захлопнул хлебальник и поднялся из снега, двинувшись в ту же сторону, оттуда доносился зов нечта. Вслед за Яреей и позади него живыми прыжками последовал Саар. Потому что борозда, прокладываемая мощной рептилией, была очень кстати. И ещё более кстати было то, что ярук был больной или что-то в таком духе, потому что он даже потерял интерес к птенцам.
Но, как многократно поминалось, смерти Саарменхе не боялся. И к тому же иногда обладал житейской смекалкой. Ну а слов Яры, действительно, просто-напросто не расслышал. В несколько скачков настигнув ярука, он подгадал, когда очередной порыв метели ударит в спину и раскинул изорванные крылья, оттолкнувшись худыми лапами от снега, как кузнечик. Этого хватило, чтобы лёгкого Духа Костей подкинуло вверх и он с успехом приземлился на спину великанской ящерицы. Ладно, будь Саар лет на пятьдесят постарше или килограмм на пятьдесят потолще, он бы там ничуть не уместился, а так может для Яреи место останется.
- Залезай, - пригласил он её сверху, сам же вцепился в толстую шею ярука и уставился вперёд, смаргивая, когда в глаза попадал снег.
Потому что зачем переть через целину, если вместо тебя может переть кто-то другой, а Бледный уже откровенно выбился из сил.
Ну и естественно надо надеяться, что ящер отупел достаточно, чтобы не попытаться сожрать Саара ещё разок.

Отредактировано Саарменхе (30 Мар 2016 21:19:07)

0

214

18 день Морозного месяца. День.
... продолжение игры с Эйрой.

Наверное, Эйре не помешала бы помощь. Но Табаки не был целителем. Самка, наверное, тоже. Хотя кто её знает. Вон - неплохо справлялась. Какую-то магию творила и приходила в себя. Если так посудить, то и Шакалу помощь не помешала бы. С задними лапами, которые его, якобы, не слушались. Негодные! Но тут магия и знания целителей были бессильны. Иначе с этим давно можно было что-то сделать. Но ладно! Вон сколько ходит ещё всяких драконов. Странных. Этаких мутантов. Только им, знаете ли, если что - хватит лап, чтобы убежать. А шаману не хватит. Может только землю лизнуть.
По функциональности не хватит. В количестве-то всё нормально. Четыре, как и положено. А у кого-то шесть.
"Ой, а мне бы шесть, а эти пусть болтаются".
Но дракон предпочитал не расстраиваться по этому поводу, пока ничего такого не произойдёт, что заставит его проклинать весь мир на всех известных языках. На драконьем, на муравьином, на языке шай-хулудов и комаров.
Судя по всему, драконица говорила без сарказма. А это значит, что ей действительно нужен спутник и она будет ему - Табаки - рада. Подозрительно, но хотелось бы верить, что это правда. А то в последнее время собеседники попадались такие, что лучше с куском коры древесной пообщаться, знаете ли, чем с такими общунами.
- Странно, обычно девчонки любят такие истории, - беззаботно отозвался блохастый, делая необходимый взмах крыльями, чтобы удерживаться в воздухе.
- Я доверюсь вам, о милейшая, потому что сам я не бум-бум, но, кажется, неприятности стараются обходить меня стороной - так уж я им не нравлюсь, - когда самец говорил, он забавно щурился, будто вглядываясь во что-то и чуть скалился. Это выглядело не злобно, а хитро и по-собачьи. Точь в точь шакалёнок.
- Ну ладно! Если не надо розовых соплей, то я расскажу тебе другую историю! О ледяных тенях, закованных в морозный воздух.

Отредактировано Табаки (3 Апр 2016 22:47:37)

0

215

- Чтож-ж, - Дракона на пару секунд призадумалась, вспоминая график последних патрулей и разговоры вернувшихся патрульных. Она не сильна в картографии, но Серые степи знает уже как свой хвост. На этот же самый хвост она была готова поспорить, что там, где Серые проходили, безопаснее всего. В особо запущенных случаях, вырезалась вся живность, даже безвредная, которая шла на реагенты и пищу для остальных членов ордена. Осталось только вспомнить, где и в какой день проходили драконы.
- Не удивляйся, Табаки. Я наслушалась этих историй на пять тысяч лет вперед и буду безмерно тебе благодарна за отличную от них историю. - Так как Эйра девочка, то обычно именно легенды о любви и им подобные истории выбирал целитель. Первое время это было интересно, но потом наскучило, и дракона требовала истории о сражениях, подвигах и рассказы о том, как сотворился всем известный им мир. Жаль, что не так часто попадался сведущий в этих вопросах сказитель.
- Ох, зато неприятности каждый день стучаться ко мне в дверь. Будем надеяться, что благодаря твоей ауре наша с тобой прогулка будет легкой и беззаботной. И да, мне сейчас подниматься в воздух никак нельзя. Ты сможешь мне рассказывать истории и одновременно с этим, летая, поглядывать за окружающей нас обстановкой?  - Вопрос был риторическим, конечно может и даже должен проводит разведку с воздуха. Виверны, порой, не самое страшное, что может встретиться тебе в степях. Если он так и будет в воздухе нарезать над ней круги, то они всегда будут знать, кто или что находиться неподалеку от них и обоим будет спокойнее. Вот только не отпускало Эйру ощущение, что дракон может или отказать от выполнения этой работы, или же только делать вид, что следит.  Почему? Да звезды его знают, она до конца не уверена, что в ее голове, порой, твориться. Потому дракона быстро добавила: - Возможно ты увидишь что-то интересное, или что-то что напомнит тебе интересные, но позабытые детали твоей истории, - Пока она разговаривала с Табаки, ей стало немного лучше, как минимум теперь при шаге не было ощущения, что она шагает по острым камням.

0

216

18 день Морозного месяца. День.
... продолжение игры с Эйрой.

- На пять тысяч лет вперёд? Примерно столько ты планируешь ещё прожить? - на полном серьёзе поинтересовался Табаки, мысленно в уме складывая числа. Считать дракон умел не очень хорошо. И в одно мгновение ему казалось, что пять тысяч лет — это так много, что можно успеть смертельно заскучать. Или же это так мало, что ничего толкового сделать не успеешь. Вечность — вот самое подходящее количество времени. Подходит всему и всегда.
- Хорошо. Без проблем. Я могу быть песнопевцем, рассказчиком, толкователем снов, разведчиком и бойцом одновременно, - оглядевшись по сторонам, заявил Шакал и сощурился хищно, оголяя мелкие, острые зубки. Никто не подберётся к ним. Ни во тьме ночной, ни при свете дня! Потому что Табаки на посту. Он бдит! Прочь, прочь, тени прошлых жизней! Прочь, перекрученные слова и мысли! Прочь, кусучие насекомые и птицы-конкуренты! Прочь, змеи распрей, подавитесь собственными языками!
Дракон чуть поднялся в воздух, оглядывая местность. На самом деле, только делая вид, что оглядывает. В данном случае — аспекте этого задания — шаман полагался на собственные ощущения и магию. Предвидение. А способность видеть будущее наперёд подсказывала ему, что ничего с ним не случится. По крайней мере здесь точно. Такой навык освобождал от необходимости лишний раз вертеть головой. А то Табаки частенько делал это слишком резко. И потом в шее, знаете, так противно щёлкало, что ужас. Это советник дико не любил, когда шею защемит.
- Но-но-но, я никогда не забываю никаких деталей своих историй! - кто я тебе, мол, чтобы забывать? Дракон, казалось, возмутился шутливо. На самом деле таким заявлением его вполне можно было задеть. Если он сам захочет быть им задетым.
- Ладно, слушай! Давеча я видел нечто странное и удивительное. Казалось мне, что ничего более абсурдного повидать я ещё не успел. И всё никак не могу понять, то ли это действительно где-то произошло, то ли приснилось мне, а произошло, на самом деле, в каком-то другом — далёком-далёком — месте. Или это место настолько близко, что того сложнее заметить, ведь именно то, что находится под нашим носом, зачастую, менее всего нам видно и понятно. Есть много разных сил, которые крутят и вертят мир, точно птенец, играющийся с клубком шерсти и плоти, смятым из мышиного трупика. И мы сидим на этом клубке, повинуясь движению и верчению. Казалось бы, хаотичному и совершенно бессмысленному. Но в это верчении есть своя доля случайности и своя задумка. Есть всё и нет ничего. Как в моей голове есть этот птенец, который играет с комком из крысиного трупа, так в твоей его может совершенно не быть, - дракончик рассказывал бодро, эмоционально, придавая своими словам должный окрас. Но говорил он длинными, замудрёнными предложениями. И быстро. Шакала редко кто понимал, когда он говорил. Зачастую у слушателей просто начинала болеть голова от его болтовни. Не ценят талант, абсолютно!
- Мы не видим этого птенца. Кто-то в него верит, кто-то нет, кто-то верит, что видит или видит на самом деле, но не в этом суть. А в том, что, слепив этот комок, он заранее установил свои правила и порядки последовательностей и случайностей. Всё должно быть там взаимосвязано. Одно проистекать из другого. Ну, знаешь, как из историй о том, что мы едим оленей, а когда умираем, превращаемся в траву, которую эти самые олени едят. Круговорот взаимопоедания в природе. Звучит слишком возвышенно, но кто-то находит в  этом определённую красоту и очарование. — Табаки покачал головой, давая понять, что он её определённо не находит. И предпочитает что-нибудь более реалистичное и менее звёздное. Всё как те же мышиный или крысиные останки. Они понятны, ясны, их каждый день видеть можно.

+2

217

- Возможно, но скорее я мечтаю столько прожить и столько же не слышать любовных историй, - Серая на мгновение криво усмехнулась, не глядя в сторону Табаки. С ее активным стилем жизни и неосторожностью будет чудом, если она доживет до двух тысяч лет и сохранить при себе все конечности. Тем не менее, пока ей это удается, а раны заживаю как на виверне. Единственное, что волнует ее в своем здоровье на данный момент это ее крылья, на перепонки которых живого места уже не осталось. 
- Во тьме ночной и при свете дня: Табаки найдет тебя? – Серая одобрительно улыбнулась и была рада, что с Табаки не возникло никаких проблем. ОН наверху наблюдает и тем самым снижает шанс появления неприятных сюрпризов, а она внизу постепенно приходит в себя и ведет их на безопасные территории. Сделать это было бы гораздо проще, если бы сейчас была ночь. Действительно, в этих пустынных землях просто нет никаких значимых ориентиров , и Эйре приходилось идти руководствуясь только своими воспоминаниями. Не зря же она каждый день ходила в патрули и заучивала пути? – Что-ж… Пока пойдем так, а с первыми звездами я скорректирую наш путь.
Вскоре Табаки начал рассказывать историю и Эйра навострила ушки, готовясь к очешуительным историям, однако, то, что она услышала, мало было похоже на обычную историю. Голос дракона слышала отчетливо, говорил Табаки на обычном языке, но мозг отказывался выстраивать логическую цепочку обрисованных событий.  Да и история ли это была? Скорее на бред дракона, который обожрался грибов и пересказывает все что видит и чувствует. На пару мгновений, морда драконы была искажена так, словно у нее произошло кровоизлияние в мозг.
- Та-а-ак… Я поняла твою мысль только в моменте «взаимопоедания», где имелось в виду круговорот жизни и смерти в природе. Однако, этот дракончик… Под ним ты имел ввиду Звездных которые по легендам построили наш мир на костях старого мира? – О, замечательно, я все же попыталась как-то логически объяснить весь этот поток информации, который вообще может быть не связан! – И даже если она случайно догадалась обо всем, то к чему все это? Завязка которая должна объяснить предысторию? Что-то не похоже.

+1

218

К счастью, к огромнейшему просто счастью Эйры, Табаки, будучи там - наверху - никак не мог пока увидеть реакцию драконицы на его историю. Точнее, только на начало истории. И почувствовать тоже не мог. А иначе, поверьте, Шакалий очень бы обиделся. Мог бы даже вообще перестать разговаривать. Совсем-совсем. Или закидать таким словесным потоком, что история показалась бы серой просто сказкой для малышни - упрощённой версией. Но первое в данном случае, всё же, как-то более вероятно.
- Та-а-ак… Я поняла твою мысль только в моменте «взаимопоедания», где имелось в виду круговорот жизни и смерти в природе. Однако, этот дракончик… Под ним ты имел ввиду Звездных которые по легендам построили наш мир на костях старого мира?
Но, кажется, Эйру пронесло.
- Всё да ты заранее уже разгадала, я только рассказывать начал, а ты все точки уже расставила, - хохотнул пустынный, но не отказался рассказывать дальше. Ладно, пускай самка догадалась. Тем лучше для неё.
- Ну, ладно. Допустим, что это так. Но сейчас у нас есть только дракончик, который играет с комочком. Вдруг я в чём-то ошибусь или окажется, что это не правда или - того хуже - самая настоящая правда. А в таком случае всё можно списать на какого-то несуществующего дракончика с каким-то мнимым комочком. Я предпочитаю обезопасить себя заранее, чтобы за мной потом не бегали, полыхая огнём из пасти, за моей свободой слова и мировосприятия, углядев во всём этом политический конфуз и вообще нечто угрожающее. Громовых птенцов мне в гриву, да кому вообще я могу угрожать! - дракончик развёл лапами, мол, смотрите, я же инвалид. Инвалид-инвалид, ножка болит! Что я такого страшного могу сделать-то, упаси Звёздная!
- Вот и было, значит, на этом комочке всего разного. И хорошего, и плохого. И гнилого, и свеженького. И самого-самого всякишного. Так посмотришь и думаешь - всё есть. А чего нет - так того и не надо. И тьмы, и света, и огня, и воды. И чего бы вообще. Баланс - это штука страшная. Стоит ему отклониться - как всё рушится. Если чего-то слишком много или слишком мало, тогда вся система в Бездну летит, вся конструкция падает и ломается. И вот дракончик как-то взял кусочек чего-то странного, жуткого и мерзкого. И налепил на шарик. А потом взял красивое-красивое пёрышко. И тоже налепил. И что ты думаешь? Баланс ведь - красивое уравновешивает гадкое. И покатился этот шарик дальше, - одуматься и отказаться от истории уже было нельзя. Придётся слушать.

Отредактировано Табаки (29 Апр 2016 14:05:03)

0

219

19 (20) Морозного
Бушующая и сносящая всё на своём пути метель.
[продолжение с Сааром и Яреей]

Ярук совершенно наплевательски отнёсся к тому, что в его шею впились острые коготки, невозмутимо и гордо продолжил своё шествие по степям, как будто ничего и вовсе не произошло. Впрочм, ему можно. Наверное.
Верраял же может гордиться своим сыном, если тот, конечно, доживёт до конца этого внезапного приключения. А вот Ярее следует быть расторопнее и соображать побыстрее, если она не хочет, чтобы её замело снегом: ров, а по-другому и не назвать, пропаханный яруком в считанные минуты, заметало снегом так, что при желании не утонуть в сугробе следовало идти, наступая ему на пятки и никак иначе. Так что Саарменхе сделал всё правильно, тем более, что наверху было определённо лучше, а ещё можно было кое-как спрятаться за массивной головой или холкой твари, защитившись от ветра.
Оттуда же, с этой какой-никакой высоты, можно заметить, что позади, впереди и по бокам от путешественников вздымается и буквально взрывается целыми пластами снежное полотно. Прочие обитатели равнин, словно и позабыв о природной вражде, выбираются из своих ночных убежищ, становятся бок о бок и идут, идут и идут! Неясные силуэты то и дело мелькают в буране, но, похоже, не представляют никакой опасности. Путешествие продолжается относительно спокойно.
Ярее, кстати, следует поспешить, ибо ящер двигается быстро, а шансов примоститься рядом с Духом Костей у неё немного. Ветер усиливается, скоро ей потребуется помощь, а ещё через непродолжительное время ей уже никто не поможет.

[AVA]http://s2.uploads.ru/VXsPW.jpg[/AVA][NIC]Нечто[/NIC][STA]Идите ко мне![/STA]

0

220

Нет, этот темный точно сумасшедший! Это же надо! Разбудил великана, а теперь на нем едет! А если он их скинет и затопчет? А если съест? А если, вдруг, у него дети и он скормит мелких драконят им? А если...
Думать было некогда, а двигаться все тяжелее. Несмотря на дорогу, протоптанную ящером, многим легче не стало. Ветер возвращал снег обратно, плюс еще падал новый. Прыгать становилось трудно, дыхание сбилось, глаза слипались от ветра, и все тех же белых песчинок.
И останавливаться она не планировала. Зря чтоли начали? А вот фигу вам, мы гордые дети земли, упертые как ни пойми кто, прем прямо вперед, когда следовало бы остановиться и... Сделать что-то другое, а не барахтаться в белом море, пытаясь то ли идти, то ли плыть во всем этом, подвергая опасности свой меховой зад.
"Мне нельзя падать иначе меня занесет снегом и я оттуда уже не выберусь!"
Шальная мысли придала сил. Это была бы жутко глупая, глупая смерть. В сознании мелькнули морды друзей, семьи, наставника, прочих встреченных драконов, выскочки задаваки Зирча, который стал бы смеяться над происходящим. У него бы и мысли не промелькнуло, что смерть сородича это не смешно!
Нет. Не сегодня! Не в этой метели! Не доставим этому миру такого удовольствия.
Ярея вложила все оставшиеся силы, прыгая к лапам ярука, и делая один высокий прыжок, приземляясь на бедро ящера, цепляясь коготками за чешую, инстинктивно помогая себе еще и крыльями, на которых тоже были коготки. Как же трудно! Воздуха не хватает, в голове шумит. Пасть судорожно пыталась найти воздуха после гонок со снегом, но даже тут ветер завывал, проникая глубоко в легкие, причиняя боль своим холодом, заставляя закрыть глаза, которые еще немного, и начнут слезится.
Задняя лапа предательски соскользнула, наровясь утащить всю фиолетовую тушку за собой. Проклятье!  Нет-нет-нет, чешуйки! Паника мелькнула в глазах мелкой дракошки. Нужна опора, нужно поймать равновесие, нельзя паниковать! Мысли комом метались в голове, часть из них пыталась подорвать всю затею, часть призывала успокоится, и держась, вернуть несчастную лапу на место. Чара сглотнула, вцепляясь сильнее в шкуру зверя, делая осторожный шаг чуть вверх, чтобы находится в более горизонтальном положении. Хотя она все еще могла свалиться. Силенок то почти не осталось.

0

221

До самого последнего момента Серая прибывала в полной уверенности, что ее предположения окажутся полнейшим бредом и Табаки посмеется над этими умозаключениями. Забавно, но она обо всем догадалась верно, что вскоре подтвердил и сам Табаки. Как-то, даже неловко стало, может она этим подпортила историю и теперь Сказитель не продолжит свой рассказ? Дракона решила чуть больше молчать и больше слушать, чтоб не портить Табаки повествование своими догадками. Лучше уже она будет их запоминать и по мере продвижения истории подтверждать или наоборот, отвергать.
- Всё да ты заранее уже разгадала, я только рассказывать начал, а ты все точки уже расставила, - Серая ничего не ответила своему спутнику в ответ и лишь улыбнулась ему в ответ. Вроде как дракон все еще настроен на рассказ, и она не хочет ему никак мешать. Если потребуется -  он сам задаст вопрос и тогда Эйра поучаствует.
- Не волнуйся, я не собираюсь тебя поливать потоком света только из-за того, что твое мировоззрение отличается от моего. Но раз начали, то давай продолжай рассказ про дракончика, - Тут-то у Эйры закрались подозрения, что ее новый друг из ТА. Одиночки и СА как-то лояльнее относятся к разным взглядам своих подопечных, хоть и инакомыслие контролирует, чтоб не выходили за рамки законов и обычай стаи. Всей прелести контроля Серая не успела ощутить на своей шкурке - очень вовремя рванула к Серым на обучение, где могла свободно и в полной мере изучать и, что самое главное, практиковать магию разрушения. Тем не менее, странных вопросов этот дракон не задавал, вел себя дружелюбно, так что пусть пока идет рядом с ней. Она может ошибаться, но теперь будет чуть внимательнее слушать дракона.
- И вот дракончик как-то взял кусочек чего-то странного, жуткого и мерзкого, - И покатилось все по наклонной вниз... - Подумала Серая вспоминая последние события которые произошли на Империи. Этот комочек мог быть личом. Это создание по слухам создали сами Звездные драконы давным-давно, чтоб при надобности уничтожить всех неугодных и заселить землю новыми драконами. Однако, в том бою погибли не только смертные, но и два старейших духа, после чего альянсы временно остались без лидеров. И дальше ничего хорошего. Хорошо, наверное, что Серая тогда не смогла принять участие в том сражении. Вряд ли бы она вернулась обратно.
- Звездный лич?   - Не удержавшись спросила Эйра не глядя в сторону Табаки.

0

222

- Не волнуйся, я не собираюсь тебя поливать потоком света только из-за того, что твое мировоззрение отличается от моего, - Табаки аж отвлёкся от своего псевдо-патруля. Или очень даже качественного патруля — тут наверняка не скажешь. Но отвлёкся и изумлённо уставился на Эйру оттуда — сверху. Где летал. Мол, ты что такое говоришь, ты вообще о чём, ты меня слушаешь, к чему это, эй эй? Есть кто дома?
- При чём здесь моё мировоззрение? - не теряя своего очень выразительного изумления, вопросил Шакал.
- Дело вовсе не в мировоззрении. Я тебе рассказываю не то, что сам считаю или не считаю. С чем согласен или не согласен. Это же в истории совсем не важно, согласен я или нет. Просто я что-то видел — допустим и так — а ты слушаешь. И твоё право решать, что это и как. Для себя я, может, и решу, но это! Это же будет уже совсем другая история, - отвлёкшись от основного повествования, пёсий зажмурился и хитро как-то захихикал себе под нос.
- Какой ещё Звёздный лич? Ну? Ты что? А что тогда, по-твоему, пёрышко будет? Но это не важно, - Табаки махнул лапой и крыльями себя чуть подогнал, чтобы высоты не терять. Говорил он громко. Причём не кричал, а именно голос у него был громкий. В самый раз для рассказчика. Языку — хорошо. Слушателям — дурно.
- Важно то, что эти два кусочка не так уж хорошо налепились на шарик и держались на одном только слове непонятном и никому неизвестном, ни одним учёным не объяснимым и не изученным. Пёрышко-то начала отваливаться. Но не отвалилось. Куда-то перекатилось. В грязи испачкалось. Стало не такое, как раньше было. Что-то выдернуло, зацепило, где-то дырочка появилась. Что началось! А шарик катится, а непонятно что творится! Пёрышко — оно ведь решило, что может против воли того, кто его налепил, руководить, как быть не только ему, но и всем вокруг. А ведь у пёрышка своё определённое предназначение есть. Ну, там, быть красивым, например. А оно и говорит, что все будут красивые, как оно. Так нельзя же, не бывает сие! И вот что произошло. Дракончик катал шарик и видит, что пёрышко уже не такое, каким было задумано. Более того — шарик из-за этого пёрышка вот-вот развалится. Всё сломается! Всему придёт конец, понимаешь!? И как думаешь, что тогда дракончик сделал? А? А? А?! А взял и выдернул к чертям это пёрышко! И всё! И плевать на то, что там было и почему оно было. Кем-то забылось, кто-то поминает, иные раны зализывают, а кому-то вообще до балды — не упал с шарика и хорошо. Только вот нового пёрышка покуда не появилось. Либо не нашлось, либо не заметили. Но, пойми, как теперь меня это беспокоит. Как подумаю, что на каком-то шарике очень нужно пёрышко — ну просто позарез! А его там нет… страшно становится! Очень страшно предположить, чем всё это дело может обернуться! Три дня уже не сплю, веришь-нет. А как глаза закрою, так снова и снова этот сон вижу. И уж думаю, как бы чего сделать! Но понимаю, что не в моих это силах. Только злость берёт. И поджилки трясутся.

0

223

С 19 на 20 Морозного.
Так себе погодка.

Саарменхе философски относился к вопросам смерти, как в силу своей, так это назовём, сути и сущности, так и ввиду воспитания. Поэтому, когда Яра не сразу откликнулась на приглашение присоединиться к нему на спине зверя, Дух Костей только пожал плечами. В конце-концов, смерть в снегах – это её выбор и её решение. Больше того, это не самая неэстетичная из смертей, надо только подобрать позу для замерзания посимпатичнее.
Но метель бушевала и выла кругом, пока ярук методично продвигался вперёд по равнине. Покачиваясь в такт тяжёлым шагам животного, Саар оглядывал равинину и беспокойно егозил на чешуйчатой спине, не сваливаясь только чудом. Сквозь белоснежные кисейные порывы он видел новые тени – много теней других существ, которые преодолевали снежные заносы и вместе с яруком, какого Бледный избрал для своего путешествия, шли к одной им ведомой цели. Саарменхе взволнованно привстал на задних лапах, передними опершись на голову зверя и вгляделся вперёд. Но ничего не было видно.
Сзади послышался тихий стук и пыхтение. Дух Костей откинул голову назад и сфокусировал взгляд на Ярее – мохнатка всё же решила продолжать жить и теперь карабкалась на покрытый чешуёй круп животного, но всё норовила соскользнуть, поскольку для карабканья не совсем годилась со своей конституцией. Всю эту картинку Саар пронаблюдал в перевёрнутом виде, но заметив, как дрожат покрытые шерстью лапы Яры, судорожно вцепившиеся в какие-то почти невидимые выступы на шкуре ярука, всё же решил помочь. Повернул голову в предусмотренное природой положение, плавно развернулся и, захлестнув хвост петлёй вокруг какого-то отростка на хребте чудовища, Саар ухватился за запястья спутницы и потянул, помогая втащиться на такую широкую и почти удобную спину. И хотя в физической силе он даже уступал Яре, положение, в котором он теперь находился, было даже более выгодным. Так что если фиолетовую мохнатку не затруднит также оттолкнуться от скакательного сустава ярука, как от удобной ступеньки, то при помощи Бледного она вся окажется наверху.

0

224

Обитель Ирис<===
24 день Морозного месяца.
Утро. Снег блестит в солнечных лучах. Небо чистое, без облаков. Немного морозит.

Мышонок копошился в корзине, догрызая оставшиеся там семена, которые были Рис уже не нужны. А облачная целительница уже приближалась к месту назначения. Она хотела просто утопнуть лапами в негу и думала, что это выйдет лучше всего именно в этом месте. Все степи занесло снегом, но верхушки высокой травы все равно виднелись из-под снежного одеяла. Покружив над степью, Ирис стала снижаться, про себя отмечая, что тут по-прежнему пустынно.
«Сколько воспоминаний,» - пронеслось в рогатой голове, когда лапы самки коснулись прохладного снега, утопая в нем. Лери тут же взбодрилась и, тряхнув головой, выпустила облачко пара из ноздрей.
- Прохладненько, - пробормотала юная целительница, немного поежившись. Но эта прохлада ей нравилась. Даже слишком. Поставив корзину рядом с собой, она стала смотреть по сторонам, выискивая возможную дичь. Да, немного хотелось есть. Облачная даже немного пожалела, что отправилась именно сюда, ведь здесь не особо-то обитает живность, да и найдется масса тех, кто уже на нее охотится. Вздохнув, Рис оттянула тряпку, позволяя мышонку выбраться из корзинки, что он сразу же и сделал.
- Только не убегай далеко, - словно мать своему детенышу сказала Валери, смотря на чуть сероватое пятнышко на снегу, - а то совсем сливаешься. Еще потеряю тебя, - добавила она, следя за движениями мохнатого зверька.

Отредактировано Валери (23 Май 2016 17:48:02)

0

225

Начало игры 24 день морозного месяца
Прошло очень много времени с той странной и знаменательной встречи. Хотя, если хорошенько подумать, то у драконов иначе течет время, для них два года это вовсе не большой срок. Несмотря на это столь многое изменилось в жизни полукровки. Он обучался, он стал сильнее и взрослее.  Да, это всего лишь два года, но все это время он стремился стать лучше для той, кого встретил не столь давно в своей жизни, чтобы однажды она легко могла гордо представить его своим друзьям.
В тот раз была весна, Вся степь цвела, пахло душистой травой, а днем стояла жара. Прохладный ветерок по утрам радовал, пели птички – романтика,  да и только.  Но теперь вокруг зима, выпал снег и порой воют суровые и холодные ветра. Птиц разлетелись, трава пожухла, а могучие деревья впали в глубокую спячку. Зима тоже многим прекрасна, за своей чистотой и красотой, она прячет грязь от осенних дождей и, потом, когда таит, дарит силы земле для новой жизни.
Столько воспоминаний дарит эта земля. Столько прекрасного вспоминается, неловкость и страх, легкое недоверие и любопытство, все это было так наивно. Фил приходил на эти просторы раза по три на каждый сезон.  Было много дел, он учился, он менялся и совершенствовался. В этот раз он решил вспомнить то, что мотивировало и двигало его к великой цели. Он прибыл очень рано, на небе еще светила луна озаряя холодным оттенком снег. Он блестел и переливался. Дракон просто улегся в снегу и немного зарылся в нем. Как тогда в траве, но теперь… это было иначе.
Ночью, где-то в районе полуночи, пошел снег, луну заело, а снег спрятал под собой большую тушу дракона, образовывая холмик там, где были крылья и само тело. Хвоста и шеи видно не было. Он устроил себе «берлогу» под снегом и свернулся в клубок, только хвост так и лежал. Мысли… нет, воспоминания, погружали его в печаль и грусть, ведь прошло так много времени, а ни все еще не виделись… теперь он боялся, что судьба обернулась к нему жопой… и  чем он ее обидел? Не ясно было…
Что ж, время текло мимо внимания дракона, вот так текло и текло,  но оно не стояло на месте. Со временем послышался странный шорох, где-то там – наверху. Сначала это его не беспокоило, но потом стало слышно четкие шаги, хотя шорохи и скрипы так и не пропали «Что это вообще такое?» - дракон насторожился и аккуратно развернулся из «клубка» . Он примял траву к земле и места стало больше

Отредактировано Филемон (22 Май 2016 21:55:41)

+1

226

Уловив какое-то движение где-то неподалеку, самка припала брюхом к снегу и затаила дыхание, готовясь к прыжку.
«Хоть бы дичь какая-нибудь,» - медленно размахивая хвостом, Рис напрягла задние лапы, чтобы можно было в любой момент оттолкнуться и напасть. Фил затаился где-то поблизости, понимая, что облачная дракона может зацепить его маленькое тельце ненароком или же ее жертва при побеге задавит. Не было лучшего укрытия, как та самая корзинка, на дне которой все еще находились недоеденные им семена. Полностью сосредоточившись на ситуации, Ирис стала медленно идти в сторону звука, как можно тише перебирая лапами снег. Хоть никто из ее семьи и не был охотником (хотя про прародителей она не знала ничего), рогатая чувствовала, что хоть на что-то она да способна. Тем более если жертва не обладает слишком чутким слухом, то расслышать ее шаги не в состоянии. Снова припав брюхом к земле, целительница остановилась в нескольких метрах от источника движения и стала внимательно вглядываться в снег.
«Фиолетовое что-то,» - немного вытянув вверх шею, подумала самка, уловив взглядом частицу фиолетовой чешуи, что виднелась сквозь снежный покров, она снова опустила вниз шею и приготовилась к прыжку. Очередное шевеление заставило самку немного растеряться и без разбора прыгнуть на него. Испугавшись собственных действий, облачная разгребла снег на том месте и увидела то, отчего в жилах встала и замерзла кровь. Удивленно и немного испуганно округлив глаза, рогатая ту же отпрянула назад, стараясь выглядеть как можно спокойно и сдержанно. Но колотящееся сердце в такой гробовой тишине мог услышать каждый.

0

227

Скряб, скряб, скряб. Сначала звук смятого снега под лапами было очень хорошо слышно, а вот шуршание притихло и прекратилось. Дракон чуть переместился и поджал лапы под себя. Он плохо слышал передвижения самки, но под снегом все же слышнее, чем наверху. Это такой же эффект как и с землей: приложи ухо к ней и слышны шаги, а подняв голову – нет.
Фил прекрасно слышал, как самка приближается, что самое интересное, ее светлую такую через снег совсем не видно и поди пойми где она… Еще и в добавок остановилась. Фил занервничал немного и прижался телом к снегу, слегка расправляя крылья. Растояние в «пещере» позволяло ему это сделать, так что. Он чуть помял снег под лапами и сам приготовился к прыжку, но…. На него уже накинулись, он тихо зарычал и свалился на спину. Вообще минута и он труп был бы.. неловко, конечно… стал сильнее называется..
На голову ему упал снег и он зажмурился сжавшись, ну… если быть честнее, то он уже был готов и помирать, но… этого не последовало. Большие крылья развалились на снегу полностью засыпанные. На груди, брюхе тоже снег. В общем весь фил в снегу, торчали только лапки, половина хвоста, кончики крыльев и шея с бошкой. Он помотал головой стряхивая снег и открыл глаза немного напугано. Он не знал, что сейчас предстоит увидеть. С такого шока он не  сразу различил облачную на снегу, но… о чудо! Это случилось!  Он вздрогнул и ощутил мурашки по плечам, позвоночнику, а так же дрожь в крыльях. Это вызвало так много эмоции. Он дернул лапами желая вскочить и сразу сказать что-то, но снег свалился ему на голову. Он икнул и после стал раскапываться покраснев немного «Смерть и то не так стыдна!» - он старался поскорее
- Ирис… я… - вскоре он смог встать и подойдя обнять вновь встреченную девушку, сердце заколотилось, а ему так хорошо стало, что даже зрачки расширились, словно он драконьего цветка погрыз

+1

228

- Фил... - чуть ли не задыхаясь от переизбытка чувств, едва прошептала самка, обнимая дракона как можно крепче. - Я думала, мы больше не увидимся, - уткнувшись носом в плечо самца, проговорила облачная целительница и прикрыла глаза. Мышонок высунул мордочку из корзинки и недовольно посмотрел на хозяйку, потому что звали-то не его. Фыркнув, белое создание снова вернулось к поеданию зерен. Чуть ли не разрываясь от нахлынувших эмоций, Рис стала прислушиваться к такому родному сердцебиению Фила. Казалось вот сейчас оно возьмет и выскочит, только и лови его потом по всей степи. Сердце зеленоглазой дамы было не лучше, самка чувствовала, что вот-вот и оно проломит ей грудную клетку. Но стоило ей прижаться к теплому Филу, как все тут же прошло. Ей нужно было именно это. Именно этого и не хватало облачной тогда, у водопада. Не хватало простого драконьего тепла. Хотелось уткнуться носом в грудь давнего знакомого и разрыдаться как маленькой. Лишь бы только снова не расставаться с ним, никогда и никуда не отпускать.
- Я скучала, - проговорила целительница, подняв голову, и посмотрела прямо в серые глаза Фила. Как давно это все было, а чувства все еще не угасли.
«Как будто впервые встретились,» - пронеслось в голове рогатой, пока та старалась чуть ли не стать частью дракона.

0

229

Какое странное ощущение сразу появилось, такой внезапный восторг и детская неловкость. Странно, словно он что-то делал и старался, а его похвалили больше, чем нужно. Он смущенно и неловко наклонил голову и отвел взгляд куда-то в сторону. Когда его обняли, то сердце заколотилось очень быстро и сильно. Это вызывало такую непонятную тревогу, даже не описать обычными словами.  Фил поднял тяжелые лапы, так ему казалось, и крепко обнял  даму, прижимая ее  к себе.
-Так много времени прошло – он прошептал очень тихо и закрыл глаза широко улыбнувшись – но, сейчас мне кажется, что буквально вчера виделись.. – он уверенно кивнул ей и сел удобнее. После того, как девушка его крепко обняла, дракон отпустил даму, стало немного не по себе, но скорее всего это было с какой-то непривычки. Хотите верьте, а хотите нет, но за эти года его никто ни разу с душей не обнимал, а тут… такая долгожданная встреча, да еще и такое радостное приветствие. Его много где с радостью встречали, но только тут это было по особенному. Как-то волшебно даже.
- Я скучала, - Эти слова прозвучали такими откровенными и чистыми, для него это столь многое значило , что,  как только до ушей донеслись эти слова ,у него аж дыхание перехватило. И еще этот взгляд:
«Эти глаза…. Именно они в тот раз так смущались и так не хотели смотреть в мои, но теперь.…  Столь многое переменилось, мне кажется, что она и сама хочет так сидеть и смотреть друг на друга… ох…»
-Ири…. Я тоже безумно скучал – он отпустил ее совсем и погладил по голове – как твоя жизнь?

+1

230

- Ничего почти не изменилось, - ответила самка, - только оказалось, что кроме меня в стае есть еще пара целителей, - продолжая улыбаться, стала рассказывать Ирис. Она была настолько счастлива, что стала рассказывать ему все подряд, все, что случилось за ближайшие пару дней. Прижавшись ближе к дракону, облачная целительница ненадолго замолчала. Слова перестали иметь смысл. Нужно было просто молчать, наслаждаться теплом такого родного и близкого дракона.
- Ты не представляешь, как мне без тебя плохо было, - прошептала рогатая и уткнулась носом в плечо Фила. Она никогда еще ни к кому так не привязывалась. Боялась, что ее предадут или отвергнут. Но с ним все было иначе. Он был другим, и облачная по-настоящему его любила и надеялась, что электрический никогда ее не бросит и не уйдет от нее.
- Ты все еще одиночка, да? - посмотрев на дракона, вопросила Ирис и немного подалась вперед, дотрагиваясь кончиком носа до скулы самца. Филемон был очень теплым. Самка старалась прижаться к нему как можно ближе.
Только вот Рис до сих пор ничегошеньки не ела. И желудок стремился оповестить об этом хозяйку и предательски заурчал. Покраснев, рогатая немного отодвинулась от дракона, перестав обнимать того, и стала оглядываться по сторонам, в надежде заметить хоть какую-то живность.

0

231

- Ничего почти не изменилось, - Что ж, эти слова прозвучали как-то печально, ведь за эти годы многое должно было поменяться, хотя бы капельку. У Филемона вот появился учитель, он стремился в определенную стаю, он нашел к ней путь и… если бы не эта встреча ,он бы пошел туда, но теперь очень сильно сомневался. Ведь куда ему теперь? После такого-то… Он потянулся и отвел взгляд куда-то в сторону лишь на долю секунды, он думал о происходящем сейчас. Все это было очень приятно.
--только оказалось, что кроме меня в стае есть еще пара целителей  - А это звучало как разочарование, видимо она ранее думала, что она единственная, а в последствии оказалось, что нет.
-Не расстраивайся, я тебя и так и так уважаю больше, чем кого либо – он уверено кивнул ей, но после задумался о смысле сказанного, это было немного не то, что вертелось в голове «почему так трудно говорить то, что хочется?»
Потом следовали долгие беседы о том, что все таки изменилось в жизни самки ,что было вчера и позавчера, что было час назад и вообще просто о эмоциях. Это было очень трогательно и мило, хотя в основном разговаривала она, но это не значило .что Фил бездействовал, он поддерживал беседу и очень внимательно слушал все то, что ему говорят, в своих же интересах.
- Ты не представляешь, как мне без тебя плохо было, - Вот это было шоком и зрачки сразу же расширились, он опустил лапы и выглядел очень глупо и нелепо. Так, словно его шокировали до потери эмоций и голоса, он удивился
-Ой… - он помотал головой и посмотрел на самку, потом погладил по плечу – Но теперь ведь все хорошо, можно не переживать.. я могу остаться с тобой и … тебе не будет плохо. – вообще, ему было трудно отказаться от поставленной цели и возникло так много вопросов.
- Ты все еще одиночка, да? – Филемон тихо вздохнул и слегка отстранился
– да… - для него это была больная тема.. он хотел стаю, семью, малышей, а ходит и слоняется совсем один, но это дало ему столько опыта… К примеру о последующем. Урчащий живот и резкое покраснение говорило не о отравление или о простуде, а скорее о голоде. Возможно за едой дама и прибыла. Фил лишь улыбнулся и хихикнул.
-Прошу за мной… - он поднялся и взмахнув крыльями струхнул с себя остатки снега

0

232

- Но как ты можешь со мной остаться, если я в стае? - наивно так, по-собачьи, посмотрела на него облачная и ткнулась своим носом в нос самца. Ей так давно не хватало этого жеста, что он был словно впервые. И столько эмоций сразу, словно что-то теплое под сердцем притаилось. Обняв его крыльями, Рис ближе прижалась к Филу и прикрыла глаза. Услышав, что он до сих пор бегает в одиночках, Ирис представила, как самец вот просто так спит на снегу в полном холоде, но не голодный хоть. И сразу же вспомнила про свое лежбище, где все еловые ветки сгнили.
- Нужно найти где-нибудь ель и нарвать веток. Я даже и представить боюсь, как ты спишь на снегу, - дрожащим голосом проговорила она, сильнее прижимаясь к дракону. Становилось немного холодно, кончиком хвоста самка ощущала, что температура заметно упала. Дрогнув всем тело, целительница ткнулась носом в шею Филемона и тихо засопела, прикрыв глаза и прижав уши к голове.
- Теперь я буду еще чаще сюда заглядывать, - улыбнувшись собственным словам, прошептала Лери и немного потерлась носом о шею дракона. Но он встал, видимо понял, что самка-то его голодна. Послушавшись его, Рис тоже встала, отряхиваясь, и стала ждать дальнейших действий.

0

233

- Но как ты можешь со мной остаться, если я в стае?
-ну…  -на самом деле он теперь даже не знал как отреагировать на эти сова, потому опустил голову и лишь пожал плечами. Как-то его расстроили, ведь это  стало не слабой такой проблемой и стало бы грустно как-то. –Я не знаю, но…. Я придумаю что-то… - проговорил он это тихо и как-то скомкано, ну и без объяснений ясно, что это сильный нож в грудь.  Последующий жест вдохновил Филемона, ведь именно он когда-то сделал нечто похожее первым и она запомнила его.
На самом деле о голоде, это как повезет, порой зависело от времени или наличия других драконов по близости с местами кормежки. Ведь более крупных и опытных ему не одолеть и сейчас, а жить хочется больше, чем есть.
- Нужно найти где-нибудь ель и нарвать веток. Я даже и представить боюсь, как ты спишь на снегу, - Фил чуть улыбнулся и закрыл глаза, он уже привык, на самом деле такие условия не казались ему суровыми. Он умел пережить самые трудные зимы. Поступал почти как медведь, много ел и мало двигался, сберегая энергию.
-Ну… мне негде обосноваться пока что… я даже пещеру не нашел, не хочу искать дом на этих землях… я хочу сначала найти стаю, а потом уже дом, иначе я и останусь один. – Он тихо вздохнул, но в чем-то он прав, если бы где-то уже обосновался, то это почти девяносто процентов того, что он останется один.
- Теперь я буду еще чаще сюда заглядывать, - Фил тихо вздохнул, отпускать ее ему вовсе не хотелось. «А вдруг это еще на 2 года? Ну и что тогда по встрече в два года?» Это его вообще не вдохновляло.
-Ты оставишь меня? – он поднялся и осмотревшись прошел к корзинке, после взял ее, но шевеление вызвало насторожённость. Он сразу замолчал и изогнув шею опустил голову к самой тряпочке. Он уже и забыл о мышке, которую по иронии так же звали.

0

234

19 (20) Морозного
Бушующая и сносящая всё на своём пути метель.
[продолжение с Сааром и Яреей]
вступление Мелиссена

Птенцы удивительно везучи и живучи. А ещё, оказывается, умеют в кооперацию. Это, вероятно, единственное, что уберегло бедняжку Ярею от мучительной гибели из-за собственной нерасторопности. И немного метели. Не сумей она и сейчас вскарабкаться на ярука, пришлось бы матери её копать могилку для дочери.
Однако удача и Саарменхе были на её стороне. Дух Костей вовремя поспел и сработал просто отлично: вовремя ухватился, правильно зацепился и вообще большой молодец. Хотя, если бы ярук не начал очень выгодно спускаться по небольшому склону, ситуация могла бы стать куда более затруднительной. Действительно бы пришлось стараться и искать опору для спасительного скачка. А так ещё более улучшившееся положение помогло Костяному втащить фиолетовый комочек на спину зверю. Самочке обязательно следует поблагодарить своего спасителя как-нибудь после. Но только поблагодарить!
В общем-то ничего интересного после этого небольшого инцидента не случилось. Вокруг степь, вокруг снег, вокруг силуэты монстров, которые стекаются куда-то там, далеко-далеко вперёд. Шабаш у них, что ли? И так было долго... Было бы.
Но вот свет в конце тоннеля! Точнее что-то интересненькое. Где-то совсем над головой послышались хлопки крыльев. Сначала едва уловимые, а потом резко громкие-громкие, неровные-неровные, так и отдающие усталостью. Тёмное пятно скользнуло над яруком, кажется, падая, но в последнюю секунду отвернуло от спины животины и птенцов и дальше полетело. Хотя вернее сказать будет: по воздуху протащилось. Было это нечто крупным, слишком большим для того, чтобы быть виверной, а больше ничего особенно крылатого на равнинах и не водилось. И ещё оно истошно вопило хриплым голосом, не похожим на животный, но что - непонятно. Был шанс узнать, если бы это у...
О! Чуть после впереди и немного справа кто-то явственно бултыхнулся в снег, застонав приглушённо вполне драконьим голосом. Если Саарменхе и Ярея решат проведать неизвестное создание, то обнаружат, что живых больше одного: большого дракона мятных цветов, который находится, увы, при смерти, и в его лапах пару птенцов, дюже друг на друга непохожих.
Это Йангин и Мелиссен, выходцы стаи Воды. Они проделали невероятно долгий путь, пусть и не своими силами, а в виду того, что нёсший их дракон находился в состоянии крайне печальном, незапланированно совершили аварийную посадку, угодив в большой-большой сугроб, не сильно смягчивший падение, ибо сверху он весь почти обледенел.
- Как-кого... Не т-т-толкайся. К-к-куда д-дальше? - голос был глухим, дребезжащим, вероятно, от холода и задавал очень странные вопросы. А ещё незначительно отдавал истерикой и хрипотцой, ибо обладатель его практически на всём пути счёл нужным и крайне важным визжать от ужаса. Или же в надежде привлечь чьё-нибудь внимание, что совершенно не важно, поскольку бесполезно чуть более, чем полностью.
[AVA]http://s2.uploads.ru/VXsPW.jpg[/AVA][NIC]Нечто[/NIC][STA]Идите ко мне![/STA]

Очерёдность будет установлена после того, как игроки (Ярея, Саарменхе и Мелиссен) отпишут первый круг постов.

Отредактировано Мастер (29 Май 2016 23:33:56)

0

235

- Я не оставлю тебя, - протараторила Рис, размахивая лапами и чуть ли не падая на дракона. - Ни в коем случае, особенно сейчас. Просто будем встречаться в назначенном месте в назначенное время, - почесав рог, проговорила самка и посмотрела куда-то вдаль. Голод снова дал о себе знать, завыв китом где-то в желудке. Ей было немного стыдно перед Филом, ведь он мог подумать, что она настолько слаба, что не в состоянии себя прокормить. Облачная целительница еще как может, только вот не видит поблизости ни единого признака жизни. Но полукровка знала, где можно раздобыть пищу, только лететь туда нужно было долго, да и не факт, что лес близ пустыни встретит их радушно. Оставалось только ждать того, что примет самец. Сев, Ирис обвила хвостом передние лапы и стала водить глазами по собеседнику, будто встретила его впервые. Нет. Она хотела окончательно запомнить его всего, потому что никто не знает, когда они еще раз встретятся. Сама Рис хотела бы встретиться через несколько дней на этом же самом месте, но боялась, что либо Филемон не сможет, либо ее поручениями загрузят. Придвинувшись ближе к одиночке, облачная леди терянулась носом о его шею и уткнулась им же в скулу дракона, прикрыв глаза.
- Никогда не оставлю, - проворковала Валери, прижимаясь ближе к нему. Такому большому и сильному комку тепла.
- Знаешь, я еще тогда кое-что сказать хотела, но почему-то не стала, - тихо начала рогатая, спустя несколько минут. - Это не столь важно, но, я думаю, что тебе все-таки стоит это знать. Так, на всякий случай, - начала водить лапами по снегу, снова что-то вырисовывая. Это уже вошло в привычку.

0

236

Офтоп

Автор уже не может)) сидит и умиляется с Зефирки))

- Я не оставлю тебя, - Он немного иронично на нее посмотрел и усмехнулся. Он понимал, что его слова не так восприняли,  как хотелось бы, но что же он мог в этой ситуации сказать или сделать? Да ничего, как обычно…. «Тренируйся – не тренируйся, все одно – бесполезный кусок мяса!» - он чуть наклонил голову и потянулся. Последующие слова звучали достаточно странно, словно цитата из какого-то сопливого романчика. На самом деле ему не хотелось таких вот мимолетных встреч – этого явно было мало… Но и это уже хорошо – ведь правда?
-Я рад. – это прозвучало маленько скупо, - нет. Я правда рад, что мы можем видится, это куда лучше, чем  вот так.. не видясь – он кивнул и заглянул в корзинку. Увидив мышонка он улыбнулся – как мило… он так и живет с тобой? Уже вырос… - Фил прикрыл его тряпочкой, чтобы не продуло и после взял в лапы корзинку. 
- Никогда не оставлю, - Вот это уже казалось таким милым. Не столь то,  что она сказала. Смысл остался тот же, но этот нежно-воркующий тон… он был прекрасен и вдохновлял на самые настоящие героические подвиги. Вот на них сейчас бы он и пошел.
Подождав самку он пошел с ней рядом прикрывая крылом, чтобы та не мерзла. В этот момент он уже и услышал ее щебетание:
- Знаешь, я еще тогда кое-что сказать хотела, но почему-то не стала,
«Интригующе… Что же такое она хотела сказать, но не стала?» - Фил посмотрел на нее и прищурился с неким подозрением, но пока что слушал дальше
- Это не столь важно, но, я думаю, что тебе все-таки стоит это знать. Так, на всякий случай.
-Что ж… Если я должен это знать, то я внимательно тебя слушаю – он кивнул и посмотрел вперед смотря под ламы. Он по привычке заметал хвостом следы

0

237

19 (20) Морозного.
Все веселее и веселее.
Саарменхе, Мелиссен, Мастер.

Представлять свою могилку Ярея не хотела. Да и в силу жизненного позитива вряд ли смогла бы. Но страх навалился на нее в этот момент. Инстинкт самосохранения включился как-то поздно, что-ли. Где ты был утром? Или днем? Проснулся, называется. Только мешает, наводя панику.
Коготки царапнули по чешуе. Какой противный звук! "Соскальзываю!" Пасть беззвучно открылась. На крики воздуха не хватило, но...
На фоне метели промелькнул силуэт, а на лапки Яры легли тонки пальцы Духа Костей. Помощь! Хвала Духам! Пускай Саар и не был силачом, но даже факт того, что он решил помочь, придал уверенности в последующих действиях. Земляная все же ухитрилась оттолкнуться, от чего она сама не поняла, но в конечном итоге оказалась на спине ящера. Тот все так же топал, не обращая ни на что внимания.
- Спасибо, Саарменхе. - выдавила из себя Чара, немного отдышавшись.  В ушах стучало, грудная клетка тяжело вздымалась. Да и лапы ныли. Зато живая. Самка подлезла поближе к темному, немного прижимаясь к тому телом. Так было хоть чуть-чуть, но теплее. А вопросом, против тот или нет, малая не задалась.
Когда первый шок прошел, Ярея приметила среди снега очертания прочих животных степи. Ну, тех, что покрупнее, разумеется. И все они шли... Куда-то. "Неужели они тоже слышат?.. Все?.."
- Кажется, стоило остаться в том домике... - прошептала Яра где-то у уха Черепушки, сощурено глядя на движения существ. Даже предполагать, что будет, если они окажутся вокруг всех этих созданий, а они, вдруг, очнутся от этого явления, и... Сожрут. Или затопчат в попытке сожрать. Садже вздрогнула и укуталась в свои крылья.
Так они и должны были пропутешествовать до точки Зова. Но чуткий слух уловил хлопанье крыльев. Ярея удивленно подняла мордашку к небу, выискивая взглядом того, кто должен издавать сей звук. Что, несомненно, было сложно, ввиду летевших в морду хлопьев. "Померещилось?"
Она даже хотела отмахнуться, дескать, показалось. Галлюцинации, например. Но после непродолжительно времени, совсем рядом пролетел дракон. Во всяком случае, Ярея решила для себя, что это дракон.
В любом случае, нарушитель метельной песни плюхнулся в один из сугробов, что-то простонав, и затих.
"Кажется, это был дракон. Кажется. Упал? Его подрали? Во что-то врезался?"
Кто же знает, есть ли в вышине преграды. Но дракон? Взрослый? Может, он защитил бы её... Их.
Чара колебалась. Нужно было выбирать. Быстро, пока ярук не ушел слишком далеко от места падения. Драконочка закусила губу. Слишком много вопросов, мало ответов и времени. Ну и там можно приплести шансы на выживание, просчитать вероятность того, что дракон поможет, а не съест... Или прикинуть свои силы на борьбу с бураном. Можно было бы много всего сделать, только Яра птенец, и далеко не загадывает.
Земляная отвернулась и поудобней зацепилась за временное средство передвижения. Вряд ли она чем-то поможет упавшему. А стоило бы? Может, это вообще была виверна. Лучше тут. Не приходится бороться с сугробами. Не приходится бояться быть растоптанной. Все может измениться, конечно, но кто сказал, что подойти к тому дракону будет хорошей идеей?

0

238

Рис покорно топала рядом с драконом, чувствуя на себе его теплое крыло и защиту. Предательски краснея, самка ближе прижималась к нему, но так, чтобы не путаться у него под лапами.
- На самом деле меня не Ирис зовут, - проговорила облачная и уткнулась носом в бок дракона, немного от него отстав. Подцепив хвостом корзину, Ирис прикрыла глаза и постаралась собраться с мыслями. Хоть это было и не столь важно, но она немного боялась, что все это время обманывала его, хоть и не так серьезно.
- Я как бы Валери, - еще тише проговорила целительница, закрывшись крыльями и краснее еще сильнее. От этого полукровка и не заметила, как споткнулась о какой-то выступ и ухнула в сугроб. Сильнее смутившись, рогатая села и стала отряхиваться от снега.
- Что ж мне не везет-то так, - прохныкала леди, стирая предательские слезы. То ли из-за этого падения, то ли от долгожданной встречи она заметно расклеилась и даже позволила себе расплакаться при самце. Вытирая глаза, Рис уже не сдерживала слезы и лишь прикрывалась крыльями, чтобы Фил этого не заметил.

0

239

Так время и шло, в разговоре и приятной компании. Фил слушал признание Ирис или нет, если уж быть точнее то  - Валери. Его не то чтобы расстроила эта новость. Ну не так и какая разница? Отношение к юной даме никоем разом не изменится. Она ведь останется собой как бы ее не называли, хоть божьей коровкой.
-Не переживай так, Ири… - да, он решил ,что раз ему представились именно так, то ей больше это имя нравится – Я не злюсь.. – вообще было забавно, что это так волновало ее все эти два года. Но в чем-то она была права. Когда он пытался ее найти, а это было пару раз, как Ирис ее мало кто знал, но как Валери.. вдруг бы знали, но теперь это было не актуально.
«Опять краснеет и опять смущается… я толи рад этому, толи растерян..» - дракон внимательно посмотрел на нее повернув голове на нее, но когда она заплакала… Да, он заметил, ведь все его чувства настроены именно на нее сейчас. В общем это его очень напугало, но он догадывался почему так. Подумав он подошел и просто сев рядом обнял самку и лапами и прикрыл крыльями, чтобы не мерзли и ощущала себя защищенной
-Ну и кто тут у нас расплакался? Не расстраивайся. Все ведь хорошо – он кивнул потом убрал лапы и стал помогать со снегом.
После этой странной процедуры он отошел на пару шагов и проверил место, где девушка запнулась и… о Чудо! Фили искал именно это. Он начал рыть снег, а потом достал пару зимних веточек с ягодами. Он сам зимой так и жил, потому в этом разбирался. Он улыбнулся и подал их девушке

0

240

С 19 на 20 Морозного.

Втащив Ярку на широкую спину животного, Саарменхе выпустил её запястья и ссутулился, умостившись ближе к шее ярука. Хвост птенца свесился вниз и при каждом шаге покачивался, цепляясь за переднюю ногу ящера. Дух Костей это игнорировал, ярук тем более.
Вокруг, то проступая из метели, то вновь пропадая за очередным кисейным порывом, шагало множество других тварей и просто животных. Неумолкающий Зов продолжал петь в уме Саарменхе, вынуждая того время от времени подёргивать головой будто в попытке избавиться от тягостного ощущения, ибо назвать этот фантом звуком тоже не получалось.
К боку прислонился обледеневший снаружи комок меха. Густая шерсть... пробирается ли мороз сквозь неё?
- У тебя шуба побелела, - заметил Саар, коротко взглянув на спутницу. Ответного жеста не сделал, ни крылом не обнял, ни положил лапу на лапу. Только свисающий хвост закрутился вдруг в полтора кольца, напомнив тем самым никогда не видавший света бледный корень или паразитического червя.
Долго ли, коротко ли, но какое-то время птенец ехал, храня молчание. Он устал, и против физиологии переть никак не мог. Время от времени Саара начинала бить дрожь, ибо как для сохранения тепла его тельце совершенно не годилось. Он шмыгал носом и медленно моргал, подолгу не открывая глаз. В наблюдаемом пейзаже ничего не менялось - белое, белое, тёмные силуэты, упрямо шагающие сквозь метель, так что и глядеть не на что.
Так что момент, когда в них едва не врезался дракон, Саарменхе благополучно проглядел. Вздрогнул, когда поток встречного воздуха скользнул по голове и открыл глаза только когда до сознания дошёл крик, доносящийся от летящей туши, и наконец звук падения.
Сонливость с Духа Костей точно лапой смахнули. Перейдя из стазиса в состояние некоторого нервного возбуждения и без всякого промежуточного состояния, он привстал на задних лапах, скребя когтями по яручьей чешуе и уставился вперёд, куда рухнуло прилетевшее существо. Дракон же это? Смаргивая с глаз снег, Дух Костей дождался, пока ярук прошествует мимо и заблаговременно свесился, изучая принесённую с метелью находку.
То был большой зеленоватый дракон, который умирал. Это Дух Костей определил со всей доступной ему кристальной точностью, поскольку в папиной лаборатории нагляделся на разнообразных умирающих в количестве. В подёргивающихся лапах агонизирующего тела барахталась пара птенцов примерно одного с Сааром возраста. Незнакомых причём.
- Он умирает, - едва слышно прошелестел Саарменхе.
Прежде, чем ярук успел уйти далеко, птенец сполз с его спины, провалившись в снег, и попёр к упавшему дракону и птенцам по шею в снегу, уворачиваясь от лап и копыт продолжавших движение существ. Долг велел Духу Костей прекратить страдания умирающего, а долгу он предпочитал следовать, отправляя в покой смерти всякого, кто задержался на этом свете по прихоти жизни и рефлексов, вынуждающих тело продолжать пытаться дышать и бороться.
Страдания сопутствовали жизни и были излишни.
Пробравшись к голове большого дракона (безучастный взгляд и полная пасть пены, булькавшей при каждом коротком выдохе), Саар аккуратно ткнул ему пальцем в ухо. Коготь, что содержал в себе токсин, воткнулся в слизистую, после чего Бледный вытащил палец и только тогда, обойдя содрогающееся тело вдоль спины (яд ускорит конец) приблизился к принесённым им птенцам дабы разъяснить, кто они такие тут.
Про Ярею он умудрился немного забыть.

+2

241

=>Древо Магии=>

Ночь с 19 на 20 Морозного месяца
Метель
[Саарменхе, Ярея]

Мелиссен старательно брыкался в лапах у своего похитителя, правда стимулом для этого, в основном, было нежелание соприкасаться с этим "зомби" и со своим состайником. Впрочем, желание нашей несчастной похищенной драконом "принцессы" было исполнено, как только злодей упал в снег. Пережив аварийную посадку, чёрный комок пуха выпрыгнул из лап похитителя, оставив Йангина валяться там, в снегу, одного.
Дул сильный ветер, вздыбливая чёрную блестящую шерсть и двигая встопорившиеся от накала страстей перья-пластинки. Тяжело дышащий Лис дёргал головой то в право, то влево, двигал своими большущими ушами и тщетно пытался собрать мысли в кучку, сконцентрироваться хоть на чём-нибудь, успокоить бешено бьющееся сердце, - О, Звёздная, где я?! Что вообще произошло?! Так. Тут холодно. Тут. Холодно. Вот. И я хочу домой! Я знал, что всё так и будет! Произойдёт что-то плохое и оно произошло! Мамочка! Где, где она?! Спасите! - и все эти мысли отлично отражались на одновременно встревоженной и расстроенной мордахе нашего дорогого заучки. Но его так легко понять, неправда ли? Какие-то неясные образы, монстры движутся куда-то вдали, нет никого, кто мог бы защитить слабую тушку малыша от них, а теперь ещё и некий странный тёмный силуэт отбился от основной кучи и направился в сторону крушения.
Мелиссен панически оглянулся, вспомнив, что оставил за спиной потенциально опасного завербованного целителя, но смог, не без облегчения, заметить, что тот умирает, - Да... Да... Правильно, все, кто смеет меня подвергать опасности должны умереть... Кхм... Это плохие мысли. Но они появляются, потому что со мной поступают плохо. Слишком... Слишком примитивная логика, Мелиссен.
От греха по-дальше, Мелиссен спустился с сугроба в небольшое углубление, образовавшееся после падения взрослого дракона, к Йангину - единственному знакомому и вроде бы не опасному существу поблизости. После этого, очень даже собрано и крайне недовольно, заявил:
- Это ты виноват. Если бы не твоё иррациональное поведение, я бы не оказался тут. А сейчас к нам движется НЕЧТО, ты понимаешь, мелкий тупой кусок голубых водорослей? - И Мел бы продолжил хаять своего дружка, если бы мятный дракон не дрогнул в предсмертных конвульсиях, позволив Лису отвлечься от обвинения всего подряд в своих бедах. То самое "нечто", отбившееся от основного потока пугающих теней, таки дошло до водных птенцов, - Кто это..? Он хочет съесть этого неродивого светлого? Или меня... Ох.
Чёрный комочек затих, прижал уши и решил, что лучше всего будет сгруппироваться, для особенного манёвра, задуманного ещё у Древа Магии и полноценно созревшего к исполнению сейчас - использовать Йангина, как приманку. Поэтому Лис, приложив к прыжку все имеющиеся силы и весь свой вес, боднул своим большим лбом бирюзового обжору, толкнув прочь от себя, прямо в сторону существа, умертвившего целителя, - Лучше ты, а не я!

Отредактировано Мелиссен (2 Июн 2016 23:19:58)

+1

242

- Ох, в мировоззрении как раз и основная проблема - Подумала Серая, но решила ничего не отвечать в ответ. Вдруг они говорят о разных вещах, и просто возникло недопонимание? Кстати, в этом тоже проблема. В понимании драконов разных рас о том, как мир устроен, кем являются драконы в этом мире и что они должны вообще делать и как себя вести существуют огромные различия. Даже между союзными расами возникают разногласия по тому или иному вопросу. Все хотя чтоб мир был устроен именно так, как видит его отдельно взятый вид.  Если бы между всеми драконьими расами существовало понимание, то альянсы сейчас не существовали, а группы одиночек  состояли бы только из изгнанников драконьего сообщества. Ну, а Табаки мог себя не защищать гипотетическим дракончиком, комочком грязи и перышком. Потому-то она и попыталась успокоить его, что она не собирается нападать на него просто потому, что история и заложенный, возможно, туда смысл ей не понравиться и вызовет дикое желание заехать ему по мордасе. Хотя, на это было бы забавно взглянуть. Она сейчас в ужасном состоянии и каждый шаг отдается болью во всем теле.
История подошла к концу? Или это еще середина? Хотя, какая разница - Серая окончательно перестала понимать, что в действительности происходит в истории Табаки. Ясно только то, что сам дракон этим очень сильно обеспокоен, раз так долго не спал. Сама же Серая могла предположить три варианта (один из которых она уже озвучила) происходящего на том гипотетическом комочке грязи, но что-то подсказывало ей, что ничего из этого не будет правдой. Слишком много совпадений и наложения на рассказ Сказителя событий прошлых лет, о которых, скорее всего речь и не ведется, раз Звездный лич во всем этом не участвует.
- Спать дракону в любом случае надо, пусть и за счет сильнодействующих зелий. Ты говоришь, что не в твоих силах что-то изменить, а что нужно делать? Да и в чьих силах изменить грядущие события? - И пока Табаки готовил свой ответ или, возможно, даже новую часть истории, Серая остановилась. Ей нужно немного передохнуть, дать телу восстановиться, ну и немного подумать, куда стоит повернуть.
- Уф, нужно разжиться сумкой и путеводным артефактом, -

0

243

22 число морозного месяца. День.

Она брела по сухой земле под палящим солнцем, проклиная жару, лето, день и солнце. Чёрная чешуя, так хорошо впитывающая тепло, которого на территории тёмной стаи и так практически не было, сейчас была её смертельным доспехом, убивая дракону изнутри.
Нет, ну, на самом деле все было не так ужасно. Изредка налетающий ветерок и фляга с водой спасали от смертельной летней жары, а роса, ещё не сошедшая с травы, холодила ноги. Иногда Ртуть взлетала высоко в небо, чтобы освежиться, и видела бескрайний светлый край стаи Света. Красивый, манящий, сверкающий водными озёрами и реками, пестрящий зеленью...

Таким она его запомнила.
Прошло уже много, много десятков лет, а места не изменились. Только теперь её мучала не жара, а холод зимы, вода замёрзла, снег толстым слоем лежал на земле. Красиво... Пусть и холодно. Только солнце совсем не изменилось - не греет разве что.
Что она тут, спрашивается, забыла? Так далеко от земель родной стаи, да ещё и с северной стороны? Ответ, что на поверхности, один - ингредиенты. Тот же, что внутри... Их множество. Белый цвет был приятно глазу, чистое небо над головой - крыльям, а запахи трав и свежести вместо пепла и пыли - всему её естеству. Ртуть полюбила эти места ещё в первый свой полет сюда - в то далёкое жаркое лето, когда она была ещё молодой и глупой. Кто-то может упрекнуть металлическую в этой странной любви, но какое ей дело до других?
Возвращаясь к причине, что была на поверхности. Ингредиенты. Не для лечения, но для дурмана чужого разума, для его ослабления, для создания ощущения покоя и безопасности. Однако, удача от шпионки отвернулась сегодня - ничего она не нашла, ни тут, ни в низине, ни на пепельных холмах. И тогда решила пойди другим путём. Если я не собрала ингредиенты, значит, соберу информацию.
Вот только беда - никого вокруг. Пришлось подходить ближе к границе стаи света в поисках утраченной удачи... Аура уже была настроена на "одиночку", а какой патруль она не сможет одурачить? Давай же. Попадись мне, кто нибудь. Она прилегла в траве, сложив крылья и стала озираться. В снегу такое чёрное пятно легко заметят... Только если не примут на корягу или ещё что-нибудь в этом роде.

0

244

От его слов на душе становилось теплее и в животе снова начинали порхать бабочки. Обняв его, самка прикрыла глаза и легонько чмокнула Фила в губы.
- Меня еще никто так не утешал. Да я и не помню уже, чтобы кто-то так обо мне заботился, кроме мамы, - тут же забыв про все слезы, чуть ли не пропела Ирис. Глаза ее сейчас казались чистыми, словно замороженные во льду первые весенние листья деревьев. Она определенно умела улыбаться глазами, и это ни от кого не скрывала.
Филемон снова оборвал объятья и стал вощиться возле места ее падения. Ощутив, как подаренное самцом тепло уходит, а по спин начинают бегать мурашки, облачная целительница поежилась и закрылась крыльями, немного подрагивая.
«Неужели заболела,» - подумала рогатая и мгновенно чихнула. Снова вышло что-то похожее на кошачье, но Рис решила не заострять на этом внимание и поспешила снова прижаться к теплому телу возлюбленного.
Фил тем временем выкопал из-под снега ветку с ягодками и, улыбнувшись, протянул их облачной даме. Улыбнувшись в ответ, полукровка теранулась носом об его шею и приняла ветку. Сорвав несколько ягодок, она отправила их в рот, а остальное вернула самцу. Он ведь тоже мог быть голодным.
Ягодки оказались довольно вкусными, но голод все равно не утолили, только немного притупили его. Сейчас целительнице нужен был какой-нибудь олень. Или на крайний случай заяц. Прижавшись ближе к Филемону, Ирис прикрыла глаза и накрыла его крылья своими.

0

245

«Вот что это было? Чтооо?» - глаза широко открылись, да и дыхание затаилось как-то от такого внезапного действия. Зрачки понемногу расширялись, как у кота, перед которым бегает что-то до безумия интересное. Он тихо выдохнул и вместе с тем в голове появился ветер, интересно, куда же он выдохнул этот воздух? В атмосферу или в голову? Странное ощущение растерянности и паники. Он отвернулся и тихо прокашлялся, пытаясь поскорее найти слова , необходимые для ответ на ее фразу
-Какая утрата... – он смущенно почесала затылок, и улыбнулся как-то глупо. Он просто растерян был и все еще никак не очухался.
«Черт.. что такое я вообще несу? Что за бред сумасшедшего, который травки нажрался?» -он тихо вздохнул и помотал головой приходя в себя и тут…. Ягодки! Они неожиданно вернулись
-Это что такое? – он не сразу понял и взял их, ведь он не себе искал их, хотя и понимал, что даме будет мало. Вообще так он и жил. Нашел – съел, а нету, так изволь терпеть , ну или лучше искать.
-Ах, нет! – он вернул веточку – я не хочу… - естественно он врал, но не столь суть. Подумав он вздохнул и положил веточку в корзину. – У меня возникло такое предложение…. – проговорил он не спеша, когда самка чихнула. Он вздрогнул, это было неожиданно и перебило его мысль. Теперь он отвлекся уже на это.
«Эй! Что это было? Болеть такой зимой фиговое дело!» - Фил осмотрелся. На таком открытом пространстве неплохо так продувало сквозным и ледяным ветром.
-Ах, да! – он неожиданно вспомнил – мое предложение… - он прошел так, что весь ветер дул на него и расправил крылья, пряча девушку за ними. Он-то привыкший, хотя и сам болеть умел, но не то сейчас важно. – Я предлагаю вылететь на нашу полянку… там, где мы мышонка подобрали…. На полянке нет такого ветра и легче найти пищу – он уверенно кивнул.

0

246

19 (20) Морозного
Бушующая и сносящая всё на своём пути метель.
[продолжение с Сааром, Яреей и Мелиссеном]

Рассуждения Яреи были вполне грамотны и логичны. Падающие драконы в такую бурю не редкость, а кто знает, что они могут сделать, если переживут своё катастрофическое приземление. Всякое-разное, точно известно одно: ничего доброго, положительного и приятного на уме у них не будет. Посему вроде как благоразумно и правильно в чужие дела не вмешиваться да о своей шкуре заботиться. Только Саарменхе это, видимо, совершенно не подходило, а происходящее ни капельки не пугало. Долг есть долг, что же. Молодец, Саар!
Птенец успешно спешился и без особых проблем побрёл к умирающему. Его маленькие, но очень глубокие следы почти мгновенно заметало, а и без того светлое тельце невозможно было увидеть уже через пару секунд после того, как он покинул свою спутницу. Даже пожелай Ярея кинуться за ним следом, она бы увидела только снег, тонны снега! А ярук ведь и не думал ждать обратно своего пассажира, продолжал топать дальше. Куда разумнее будет оставаться с ним, пожалуй, хотя фиолетовая может и попробовать поиграть в героя и борца со злобной стихией.

Ярею с каждой секундой уносит всё дальше могучий ящер. Если она останется на его спине, то через полчаса без каких-либо приключений окажется на Холодном плато, а затем в скорейшем времени прибудет в сопровождении ещё нескольких северных тварей к могучему Грозовому Пику. Если решит последовать за Саарменхе, то рискует заплутать и не выбраться, тогда уже всё будет зависеть только от неё.


А мятный в то же время действительно умирал. Оказывать дополнительное содействие в этом процессе было совершенно необязательно, поскольку дракон уже мало что чувствовал, будучи практически без сознания и без шансов на выживание. Тело пыталось сопротивляться, конечно, подрагивая и скрипяще поскальзывая по снегу, да вот разум уходил всё быстрее. Но Саарменхе, несомненно, поступил весьма благородно и взросло по общепринятым меркам, приблизив этот самый момент смерти. Мятный не завершил и тяжёлого судорожного вздоха, когда коготь с ядом мягко вошёл прямо в слизистую. Токсин довольно быстро разошёлся по телу, дракон ещё несколько раз вздрогнул, с каждым последующим движением всё слабее, а затем утих навсегда. Какая жалость.
Зато оживились наконец-то птенцы. Бирюзовый копошился, как-то нервно дёргая головой и будто пытаясь что-то услышать. Но сквозь вой ветра и речи собрата подобного не сделать, это точно, так что Йангин затем уже бухтел по поводу тупиц, бездельников и недоумков (и где таких слов нахватался?), не собираясь просто так спускать Мелиссену все его дурацкие словечки и обвинения. Это же просто возмутительно! Однако он даже не начал говорить в полный голос, как был почти мгновенно вытолкнут в снег, прямо под лапы какому-то серому... птенцу?
- Предатель! - только и смог выкрикнуть Йанг, утыкаясь кончиком носа в лапы собственные. Поднимать взгляд было совершенно нестрашно, так как за своей обидой птенец не заметил момента гибели мятного целителя, не увидел, что же сделал Саарменхе, и вообще как-то поздно сообразил, что Бледный вышел из ниоткуда и является вообще-то непонятно кем, неизвестно как сюда попавшим. Но вместо того, чтобы начать паниковать, как точно произошло бы раньше, он приподнял голову и как-то даже радостно поинтересовался:
- А ты тоже слышишь, да?
И ведь Мелиссену даже не придётся гадать, о чём говорит его состайник, ибо и в его голове начал появляться пока ещё неясный и почти неуловимый сознанием, но весьма настойчивый гул.

[AVA]http://s2.uploads.ru/VXsPW.jpg[/AVA][NIC]Нечто[/NIC][STA]Идите ко мне![/STA]

Очерёдность теперь идёт по двум веткам:
1. Ярея и Нечто;
2. Саарменхе, Мелиссен, Йангин.

0

247

Продолжая прижиматься ближе к теплому телу дракона, Рис приняла его отказ от ягод и съела оставшуюся их часть. Голод они все равно полностью не утолили, но немного его притупили, и теперь он не так сильно ощущался. Только это было не надолго. Прикрыв глаза, самка выдохнула через нос и снова чихнула, прикрывшись лапами.
«Нет, мне нельзя болеть, - с ужасом подумала облачная целительница и снова посмотрела на Фила. Он проявлял небывалую заботу, хоть и прошло два года, но электрический одинока совсем не поменялся в отношении к юной леди. Это несомненно радовало рогатую самку, отчего сердце било немного учащенно, а дыхание иногда сбивалось.
Улыбнувшись словам дракона, Ирис снова прикрыла глаза и уткнулась носом в грудь Филемона, впитывая в себя его тепло, как губка.
- Я ничего не имею против твоего предложения, - слова сами слетели с губ, хотя сама дракона не успела их даже обдумать, но все равно осталась удовлетворена своим ответом.
Был в этом месте один минус - долгий перелет. Тряхнув крыльями, Лери посмотрела в сторону корзины. Мышонок спокойно дремал в ней, даже не догадываясь о скором перелете.

0

248

Вообще все это, а именно поведение самки, говорило о том, что она все-таки заболела.  Жмется потому что ей холодно, хотя, может она так скучала? Вот кто из разберет? Этих прекрасных и, тем более, молодых  дам. Самые загадочные существа на этой планете, а возможно, не только на этой. Кто знает, что там, за покровом синего одеяла с блестками? Никто не сможет сказать что либо с большой уверенностью. Хотя то, что дама простудилась, можно было сказать уверенно и достаточно грустно, ведь этого никто не хотел
Фил вздохнул и взял корзинку в лапу – Так… надо выдвигаться… сейчас наверху не так холодно, как тут. – он спокойно кивнул и уселся на снегу, но если точнее, в снегу. Он расправил крылья поднимая их выше.
-полетим? Просто держись правее от меня, ветром тебя не будет обдувать.
- Я ничего не имею против твоего предложения, - это прозвучало как ответ на вопрос о полете. Дракон посмотрел на даму и улыбнулся погладив ее по плечу.
Филемон отпустил даму и  после этого сам чмокнул ее в лоб. Задними лапами он оттолкнулся от земли и взмахнул крыльями. За ветром, который появился от взмаха, поднялся снежный вихрь. Теперь дракон был готов лететь


>>>> Остров Нибулы

Отредактировано Филемон (13 Июн 2016 13:29:32)

0

249

Его забота забавляла и одновременно нравилась самке. Улыбнувшись, Рис расправила крылья, проверяя их функциональность. Крылья, несмотря на мороз, функционировали хорошо, поэтому в качестве своего полета облачная целительница могла не сомневаться.
- Полетели, - склонив голову на бок, выдохнула она и потянулась.
Снова чмокнув Фила в губы, отошла от него и, сделав пару взмахов крыльями, оторвалась от земли. Хоть и летала Ирис совсем недавно, но в полете крылья почему-то слушались ее уже не так хорошо. Видимо, рогатая самка действительно простудилась.
В воздухе и вправду было не так холодно, но облачную все равно начинал бить мелкий озноб.
"Не нравится мне мое состояние. Ой как не нравится, - подумала Валери, но полет прекращать не собиралась, паря в нескольких метрах от земли и дожидаясь Филемона. - Если я и упаду, то он меня поймает. Обязательно," - улыбнувшись одними уголками губ, она бросила короткий взгляд в сторону самца и поднялась выше, то и дело взмахивая крыльями. Еще немного попарив на месте, целительница вытянула шею, словно лебедь, и полетела в сторону того острова, где продолжалось два года назад их знакомство.
==> Остров Нибула

0

250

С 19 на 20 Морозного.
(Мелиссен, ГМ)

Зажмуриваясь и нагибая голову в попытках преодолеть мощнейшие порывы ветра, Дух Костей остановился подле новоявленных птенцов, причём стараясь держаться поближе к мёртвому телу взрослого дракона. Он худо-бедно защищал от метели и, наблюдая как бодаются птенцы, Саарменхе мыслями то и дело возвращался к мятному. Кое-какую службу он ещё сможет послужить. Например, можно... ох.
Прямо под лапы ему выкатился бирюзовый птенец. Его собрат с более тёмной шкуркой, на которой красиво переливалась нанесённая снежная пыль, остался чуть позади. Саар, недоумевая, наклонил голову набок, уронив с витого рога шапочку из налипшего снега, и уставился на бирюзового.
- Слышу, - ответил он и бездумно обхватил себя крыльями. В шалашике было тепло тогда, с Яркой тоже было вполне тепло. Здесь, на снежной равнине, он снова начал ужасающе замерзать. Саарменхе поднял глаза на тёмного птенца.
- Вы т-тоже решили п-присоединиться к моим изысканиям? - стуча зубами, церемонно спросил он.
Ну потому что он пришёл сюда раньше всех, и хотя это ни на шаг не приблизило его к разгадке поющего в голове Зова, право первооткрывателя принадлежало, безусловно, Духу Костей. А подкреплению в виде пары птенцов он даже обрадовался - вместе интереснее, опять же и собеседники появятся. Вспомнив на этом этапе про необходимость представиться, этикет и всё такое прочее, Бледный добавил:
- Меня з-зовут Саарменхе.
Покосился на заметаемый снегом труп. Там, внутри, он ещё теплый. Но зубы и когти даже троих птенцов не смогут разбить чешую взрослого дракона. Иначе можно было бы залезть ему в пузо и погреться, а там будь что будет. Или можно ненадолго вдохнуть в него жизнь, как в лича и заставить разорвать свой живот. Или...
Тряхнув головой, Саарменхе вполоборота оглянулся в ту сторону, откуда исходил певучий и непрекращающийся Зов. Зов откровенно мешался, перебивая все мысли, в частности о природе этого самого Зова, отчего Саарменхе начинал испытывать что-то вроде раздражения, и его хвост ходил ходуном за спиной, а крылья сжимались в попытке защитить от ветра максимально большую площадь тела. Выходило очень плохо.
А вокруг шли и шли тёмные силуэты разных существ с Серых равнин. Как вода, огибали они мёртвого дракона и троих съёженных птенцов подле него, и вновь смыкались, следуя за несущимся над равнинами то ли пением, то ли криком. Труп мятного был для них не более чем препятствием как камень или может быть вывороченный из земли корень, или огромная кость, и равнодушие существ было птенцам весьма на руку. Если бы только мороз оказался столь же равнодушен.

+1