//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Серые степи

Сообщений 401 страница 450 из 467

1

http://sa.uploads.ru/vW1tV.png

Большую часть северных земель занимают Серые степи. Унылый бесконечный пейзаж.
Открытая всем ветрам местность неуютна и поросла невысокой, но густой травой.

+1

401

Птенцы и все-все-все

Шаг, ещё один. Поближе к Духу Болот. Он большой, сильный и тёплый. Возможно, лавовый ещё лучше в качестве печки, но к нему доверия нет. Уже вообще ничего нет. Сплошной холод. И голод...
Язык быстро пробегает по губам птенца, который, пройдя необходимое расстояние, сел возле лап Духа, укутываясь в свои крылья, поглядывая на других взрослых, что всё ещё медлили.
Стоит ли рассказывать что-либо матери Ярея не думала. Придётся, наверное. Особого желания в этом нет, насчёт нужды - вопрос спорный и неоднозначный. Но Матушка будет в ярости. Впрочем, она будет по своему права, хоть Чара и не хотела признаваться в этом даже себе.
Между делом время утекало куда-то в Бездну, а птенец замерзал. Усталость начинала брать своё с ускоренным рвением. Всё. Хватит. Никаких сил больше нет...
Ушко малышки дернулось на звук голоса белой драконы. Яра нахмурилась, пялясь в одну точку. На чешую дулиной лапы, если быть точным.
Ага. В болотах. Гарантия... посмертную гарантию вам дадут на то, что болота, такое место, где опасно по умолчанию, коли ты не умен и... Слаб.
«Они ждут, что ты будешь спасать их от хищников и трясины, да?»
Садже звучала вяло, но нотки явно не детского презрения всё же пробежали. Глупые взрослые. Глупая белая дракона,ты думаешь, тебя будут носить на лапах, просто потому что ты большая и светлая? Вовсе нет.
А разговоры не заканчивались. Дульхатрину тоже не понравилось подобное высказывание. Ярея поежилась, открыто глянув на остальных спасателей, и вполне открыто покачав головой негодующе. Вас в гости приглашают, ну что за неуважение. Как будто только дяде Дулю это всё необходимо.
— Саар... Саар там мёрзнет! — в ответ на мыслеречь Дульхатрина, пискнула Садже, подрагивая всем телом.
— Надо...Быстрее в тепло! Метель может...Возобновиться!.. — Чара поднялась на лапки, "пританцовывая" на них. Холодно. Голодно. Хотелось утащить друга в теплую постель из листьев и мха, а не вот это вот всё происходящее. Больше дела надо, господа и дамы. Снег пробирался под шерстку. Та уже не спасала. Не была достаточно пригодна. Да и птенец же ещё. Никакого подшёрстка толком и нет.
— Там чай. И... Тепло... — тихо приговаривала Яра, суетясь где-то под Хатом. Мысли путались. Глаза слипались.
— Холодно. Холодно, дядя...

+3

402

[AVA]http://s2.uploads.ru/nZ1Oa.jpg[/AVA]
27 день Морозного месяца. Ночь.
Лито

Никаких красочных ассоциаций, или чего-то подобного, в мозгу лавового не появлялось. За свою жизнь он навидался всякого, как боев, так и пещер целителей. И в последних бывал во многих ролях - и как пациент, и как помощник. А после боя, бывало, и за целителя. Что поделать - иногда скорость важнее, чем красиво зашитая рана, лишь бы внутренности не выпадали, пока до целителей добираешься. Сейчас, по сути, была подобная ситуация, когда скорость извлечения артефакта из тела имела большее значение, чем красиво прикрытая рана. Несколько лишних дней в лазарете стоят спасенной жизни.
Остальных, доставшихся лавовому и стоящим рядом драконам, оперировали целители. Информация от лавового была проверена, роли распределены. И роль Сципиона заключалась теперь в контроле крови. В первую очередь - целителей, которым была проведена не раз опробованная на себе процедура успокоения. Кровь их была очищена от ненужных сейчас гормонов и прочего, чтобы не мешать рассуждать здраво и холодно. Ведь наиболее опытная их братия собралась возле Наследника, которому были переданы самые "тяжелые" беглецы, вместе с Архидемоном.
Но если воздействие на целителей, по сути, было разовым, с пострадавшими было сложнее. Их требовалось контролировать постоянно. И не только место операции, чтобы его не залило кровью и помешало точным движениям целителя. Но еще и остальной организм - чтобы беглец не получил обморожения, и чтобы сердце выдержало, и никакой из органов не пострадал. Так что работы у дракона было вдоволь, и отвлекаться на происходящее вокруг он просто не успевал. Даже при его уровне владения этой школой контроль крови сразу двух существ требовал огромной концентрации. Ведь малейшая ошибка или неточность - и магическое воздействие достанется не тому. А это еще хуже, чем не сделать ничего вообще.
И пусть со стороны могло показаться, что дракон не делает ничего, а просто сидит, положив лапы на пострадавших, все прекрасно понимали напряженность ситуации. Где-то там, теперь далеко, остались воины, присматривающие за окрестностями. Не столько в поисках врага, сколько отгоняя привлеченных пролитой тут кровью животных. Целители и их помощники, режущие усыпленных драконов, поддерживающие щиты, а то и просто делящиеся силой с другими. Все было далеко и близко. Немалых усилий стоило подавить в себе желание взять немного щедро пролитой вокруг силы. Но это отвлечет от основной задачи, так что нельзя.
Что конкретно делали целители, дракон не "присматривался". Видя наглядные примеры, на что способны извлекаемые артефакты, ошибиться не хотел никто. А удачно прооперированные так же, пусть и не долго, до отправки в лазарет, так же были тут. По этой причине оперировали те, кто был уверен в себе. Права на ошибку тут не было вообще, и никто не спасет ни ошибшегося, ни тех, кто рядом, просто не успеют.
Время шло, операции продолжались. Как там дела у Наследника, смотреть не было ни возможности, ни желания. Вот тут все закончилось. Прооперированных, подживив раны, отправили по привычному пути - за черту и оттуда в лазарет. Появилось несколько мгновений, перевести силы, сменить вымотавшихся в команде. Оставался лишь один беглец, последний из выживших. Сципион устало махнул головой - тратить силы на себя было сейчас роскошью. Последний пострадавший отправился к Духу, вместе со всей поддержкой. Это была не попытка переложить ответственность - просто несколько мгновений, чтобы из всех выбрать наиболее "свежих" и им доверить это дело. Ведь пациент один. И затем всех ожидает путь домой.

+2

403

"Тебя встретят наши маги и целители, Триис, с той стороны портала. Они надёжны - с птенцами всё будет хорошо, если захочешь, то сам сможешь в этом убедиться. Но, прошу тебя, не говори о маленьком Духе. Это может нам только повредить, если его сородичи будут осведомлены о его приключениях в компании светлых раньше времени," - Орео даже телепатически обращалась к Духу будто с улыбкой. Древесный сейчас был единственным, от кого исходило хоть что-то положительное, так что туманная попросту не сумела бы не улыбаться, даже желай она быть строгой и холодной.
А вот другой Дух, напротив, вселял один сплошной негатив. Один взгляд в его сторону, глаза в глаза, и захотелось тут же отвернуться, лишь бы не всматриваться. В душе его не пустота, какой часто наделяют кого-то, кого боятся и остерегаются, но гнилая, вязкая и цепкая топь, маслянистая и неясная, не дающая разглядеть ни единого намерения своего обладателя. "Что для Болотного Духа не удивительно," - Орео подвела итог знакомству мысленно, но всё же немного поморщилась. Ей бы следовало постараться, держать достойный вид, но она слишком устала... Слишком много всего сейчас навалилось... Это... Напряжённые отношения с соседями... Эльсирин... "Ах, Владыка, что так терзает Вас? И почему Вы, наш истинный луч мира и правды, отворачиваетесь от нас?" - Старшему Магу было сейчас так тяжело думать о том, кого она едва ли не боготворила, кого считала даже выше самой Светлой Дочери, пусть и никогда такого не позволяла себе высказать вслух. Впрочем, вера её в Духа Порядка была тверда, и, видимо, именно она всё ещё давала туманной сил и смелости, чтобы противостоять любым испытаниям...
"Пока что наша забота - не дать птенцам погибнуть. Даже этому юному Духу из Тьмы. Пока что же его мы скроем от любых глаз, как и даже любое упоминание о нём. Пока не доставим на земли стаи и не сможем придумать, как его передать без лишней мороки и опасности для нас самих," - следующим в мысленной беседе был Сципион, а за ним Орео попыталась связаться с теми самыми магами и целителями. Также весточки были посланы Советнице, которой уж явно стоит знать об этом всём. Однако была странность при том: всякая мысль доходила поначалу будто с задержкой или с какими-то помехами, отчего Старшему Магу пришлось ещё помедлить, чтобы удостовериться, что все адресаты поняли её слова... Об этом Орео тут же проинформировала и Сципиона, и Трииса, попросив тех не терять бдительности ни на секунду.
Сама же туманная снова взглянула на Болотного немного исподлобья. Озвученное им было справедливо и в какой-то степени даже правильно, хоть маг и признавала это даже для себя с крайней неохотой. Однако доверие от этого к Духу вовсе не стало возрастать.
- Мы это понимаем, Дух, - чересчур официозно выдавила Орео и, смутившись, тут же попыталась смягчить фразу, - просто в это время нужен хоть какой-нибудь гарант безопасности...
"Ну вот. Это прозвучало, наверное, слишком глупо..." Тем не менее разочарование в себе самой ушло быстро, стоило лишь Духу снова открыть пасть и всех поторопить. Туманная отвернулась от него, поджав губы, и подгребла лапой Костяного.
- Отправляемся! Триис, ты первый.
Маг дождалась, пока водные птенчики переберутся на спину Древесного. Бирюзовый вроде как что-то хотел сказать, однако второй мгновенно боднул его в бок, заставляя сойти сначала на перепонку крыла Сципиона, а затем и перебраться на своего нового "ездового дракона". Орео только головой покачала и, дёрнув хвостом, открыла один ярко блеснувший светом портал прямо перед Триисом, максимально аккуратно, чтобы, не приведи Порядок, не задеть рассредоточенных здесь тварей. О них она даже как-то успела позабыть, если честно, однако сейчас ясно поняла, в какой на самом деле опасности они все, и как мелочны её собственные переживания по поводу Духа, грядущих дипломатических проблем... Если, конечно, Маг до них доживёт.
- Вас уже ждут, - резко выдохнув, Орео, подволакивая за собой Саарменхе, отодвинулась от уходящих поближе к Сципиону. Убедившись же, что компания прошла без проблем через портал и что тот закрылся, не переставая следить за Болотным, туманная с некоторым трудом взгромоздила Костяного на Сципиона, ибо очевидно, что самостоятельно малыш такой трюк бы не осилил. Потом Маг обернулась на причитающую что-то фиолетовую самочку. Подобное делать с ней явно было бы не лучшей затеей, так что, открывая второй портал, чуть в сторону и между Болотным и собой, в первую очередь Орео обратилась к Ярее с предложением:
- Если хочешь, ты можешь сесть рядом со своим другом. Заодно теплее будет, - и снова ей пришлось буквально выдавливать из себя милую улыбку, потому что иначе это всё звучало бы скорее как пожелание пойти и помереть в ближайшем сугробе. Орео не испытывала подобного на самом деле, однако всё та же пресловутая усталость... "И как только предыдущие Старшие справлялись?.."
- Хозяин болот первым, я буду замыкающей, - быстро  слегка путанно произнесла туманная, ожидая реакции Духа. Наконец-то всё заканчивается...

Честная компания на сей раз разбредается без происшествий. Трииса и его пассажиров успешно примут на землях Света, остальные же без особенных приключений окажутся на Болотах, где их хозяин предоставит гостям не только временное убежище, но и крайне ценную информацию.
Эпизод завершён.
По желанию игроки могут отписать свои реакцию и уход из локации. Дальнейшая информация по развитию событий в скором времени будет дана в теме квеста.

0

404

27 день Морозного месяца. Ночь.

В любой самой сложной работе есть один очень приятный штрих - последний момент. Это когда ты еще не все сделал, но близость к ощущению завершенности максимальна. От этого, однако, нельзя сделать последнюю порцию работы кое-как, нет. Тем более в целительстве. Да и не только в целительстве. Что будет, если артифактор на десять вещей, которые ему надо сделать, последнюю раз за разом будет не доделывать или делать не так, или не слишком тщательно? Тогда в самый ответственный момент произойти коллапс... Лито, наверное, как ни кто сейчас ощущал всю свою ответственность.
Последний пациент...
Это казалось чем-то невероятным. Они справились. Они все справились. Остался всего лишь один дракон, за чью жизнь придется побороться, осталось совсем чуть-чуть. Быть последним в перечне пациентов - нельзя назвать проявлением удачи. Целители устали, они уже хотят спать, хотят лечь в пещере калачиком, может быть, если силы остались, перекусить. И те, кто попал во врачевание, не имея особого энтузиазма и не проникнувшись всей романтикой, могут, увы, опустить лапы, сделать как бы случайно ошибку... Это суровая правда жизни. Не всякий может забыть о себе во благо другого, особенно, если этот другой кто-то неизвестный, незнакомый.
Но Лито был, конечно, не такой.
Он взялся за работу с не меньшим рвением, как если бы только за нее принялся. Пусть усталость налегала на веки, пытаясь заставить их слипнуться в блаженном сонном экстазе, для настоящего врача это не помеха. Точнее не критическая помеха.
Опять выжигание артефакта, отделяющаяся плоть, выступающая кровь, которая тут же прижигалась, опять заклинания и магия, "слияние" с мрачным огненным "инструментом". Это казалось чем-то привычным: и усталость, и огнемаг на побегушках, и вся эта ситуация.
Можно с уверенностью сказать, что сейчас наследник получал просто бесценный опыт, который удается получить мало каким целителям, даже мастерам. Наверное, когда-нибудь эти наспех сделанные операции на земле, в крови, далеко от пещер, войдут в историю медицины, их включат в толстые книги, внимательно, досконально изучат, заставят учеников заучивать похожие техники, или отмечать какая правильная тактика была выбрана в этой экстремальной ситуации. Но это все потом, через много-много столетий, а сейчас...
А сейчас артефакт медленно отделялся от плоти. Лито глядел на этот процесс, как завороженный, он буквально чувствовал, ощущал всей своей сущностью Духа, как с последними мгновениями этой операции со всех окружающих спадает напряжение, это была победа, да, маленькая победа жизни над смертью, но такая важная сейчас.
Все закончилось быстро. Последний артефакт отделился.
Лито просто сел на окровавленную землю, глядя, как только освобожденного от бремя угрозы пациента наспех "сшивают" и отравляют в лазарет.
Наследник буквально засыпал, сидя на земле, засыпал с открытыми глазами. Ему казалось, что сил добраться до пещеры у него уже нет, и мерзкая, окровавленная земля сейчас казалась мягкой  уютной...

Эпизод завершен

Отредактировано Лито (2 Апр 2018 22:53:41)

+1

405

[AVA]http://s2.uploads.ru/nZ1Oa.jpg[/AVA]
27 день Морозного месяца. Ночь.
Лито

"Неужели все закончилось?" - С такой мыслью дракон обвел окружающее пространство взглядом. Последний из беглецов отправился в портал. Раненых увели давно. Теперь на поле остались лишь трупы, целители, да воины, охранявшие их. Архидемона лавовый пока не стал отзывать. Как ни привычны Светлые к холоду, источник тепла в таком месте никогда не будет лишним. Пусть даже и такой, странные и не совсем естественный.
Ведь многим сейчас, как и Наследнику, хотелось просто лечь в снег и закрыть глаза. Полежать, отдохнуть, и потом отправиться уже обратно. Так думали они. А, на самом деле, закрыть глаза и остаться тут навсегда. Холод коварен, стоить хоть на миг пустить его в себя, и все. Поддашься тихому шепоту никуда не спешить, полежать еще немного, пусть тело и разум отдохнут. Всего лишь надо закрыть глаза и услышать это шепот.
Дракон тряхнул головой, избавляясь от наваждения. Сколько раз он видел такое? Когда потом, спустя дни и месяцы, такого дракона находили среди снегов. Казалось, он просто спит, спокойный и, кажется, довольный. Еще раз обвел поле взглядом, раздумывая над еще одной проблемой. Тела. Их оставить тут, или забрать с собой? Все же, надо забрать. Пусть тех, кто цел. Остальные... Остальным могилой станет степь, а могильной плитой - память. Уже к рассвету тут будут пировать падальщики.
- Виконт Лито. Думаю, следует забрать тела. - Показалось ли Сципиону, или Наследник и правда вздрогнул от его слов? Кто знает. И лавовый не тянул на образец здоровья сейчас. Повезло, что жив вообще.
Не дожидаясь ответа, дракон отдал приказ воинам. Возвращаться к порталу со своих мест, по пути собирая тела "своих" драконов. Началась последняя стадия, когда через портал, на земли стаи, отправлялись уже последние драконы. Сам Блик собирался отправиться домой. Прям отсюда. Сейчас там, в лазарете, от него будет не много проку. Да и действие артефакта скоро закончится.
Дождавшись, пока последний дракон скроется в портале и тот закроется, лавовый не стал взлетать. Просто открыл портал к своему логову, переходя в него. Ему так же требовался отдых.
--> Странноватая пещера - логово Сципиона

0

406

Сципион покидает игру. Лито может написать завершающий пост для данного эпизода.

0

407

8 день Вьюжного месяца. День.
Встреча Эмерис и Иноэресса

Редко когда Эмерис пробирается на нейтральные территории, да просто так. Дома и без её вылазок за границы было чем заняться. Например, теми же тренировками. А тут она с самого утра решила напрячь крылья и направиться в огромные, практически бесконечные Серые степи. Укутанные снегом они не казались такими унылыми, как может по весне, но вне зависимости от этой самой унылости, там всё ж таки должны были прятаться необходимые для её хобби материалы. Да, кроме того, чтобы шататься везде и искать неприятности себе на хвост, она нацепила на бока несколько небольших сумок, куда складировала свои находки, если те ей попадались, выглядывая из-под снега, что было по своему сравни безумному везению. Ради поисков она бывало приземлялась чтоб просто порыться в снегу, но иногда и просто снижалась, кружа над понравившемся ей кусочком территории, оглядывая каждый миллиметр. Касаться снега лапами не особо хотелось. Пускай сегодня было не слишком ветрено, но всё же от этого и тепло-то особо не было.
Вот собственно этим самка тут и занималась. Кружила себе то тут, то там, скользила над снегом, да взметала его взмахами своих крыльев. Ничего особенного. Тут не было даже никого, кого можно было бы съесть, например, но видимо она и не искала толком. Степи всё ж были довольно большими и мелкое стадо каких-нибудь жвачников таки должно было бы найтись и в этой замороженной уныльщине.
Но что-то привлекло внимание воительницы, когда она ещё раз осматривала местность, выбирая очередной квадрат для своего осмотра. Что-то красное мелким и непонятным пятном было посреди снега. Быстро решив это непонятное осмотреть, отставив своё менее интересно занятие, Эмерис с негромким воем направилась в ту сторону, где заприметила это странное пятнышко среди снега. Может это раненный зверь? А может что-то или кто-то там прячется? Может то и вовсе какой-то предмет? Надо посмотреть, потыкать когтем и может даже попробовать на зубок.

Отредактировано Эмерис (1 Апр 2018 14:42:06)

0

408

Иноэресс медленно брел вперед, едва перебирая лапами. Подросток уже порядком устал, а в голове крутилась единственная мысль:"Зачем я сюда вообще пошел?". Внезапно резкий, холодный и явно не самый приятный порыв ветра прошел по унылой поверхности Серых степей, прихватив с нее несколько сантиметров снега, которые сразу же и бросил прямо в лицо дракону. Такое действие со стороны природы слегка прояснило разум Иноэресса, позволив появиться еще парочке мыслей в ранее почти пустой голове. "Мне стало скучно просто сидеть на территории стаи, вот я и пошел сюда, ища...неприятностей на свою голову." Хотя изначально задумка была немного более возвышенной и глубокомысленной - прийти в Серые степи да разыскать парочку животных, образы которых чуть позже можно было взять за основу в новой полуправде-полувыдумке, но сейчас реальность со смехом высыпала на невезучего сказителя порядочный объем белого снега, закрывая видимость и значительно затрудняя движения. В данный момент дракон уже жалел, что не родился в стае Огня: так было бы намного теплее и проще находиться в этом унылом месте.
Эта мысль внезапно будто пробудила подростка ото сна - окрас-то у него был явно не хуже, чем у представителей стихии пламени, особенно при взгляде сверху. Милейших и вездесущих на Ничейных территориях существ под названием виверны еще никто не отменял, поэтому всегда надо было быть настороже. Сказитель не думал, что стая вечно голодных хищников с острым зрением не заметит его, такое красненькое пятно на фоне белого снега, потому настороженно прислушивался к любому слишком резкому звуку, достигающего его ушей. Под ногой очень не вовремя оказался большой камень, который слишком настороженный дракон очень не вовремя задел дрожащей от холода лапой. Реакция была молниеносной - прыжок назад и долгий взгляд на виновника потраченных нервов. Поняв, что еще пару часов в подобном месте и психике явно не поздоровится, Иноэресс решительно развернулся назад. Развернулся - и тут же поблагодарил госпожу удачу за своевременное предупреждение.
Прямо на него, с воем, с небес падал стремительный луч зеленого цвета. При детальном рассмотрении, оказалось, что это и не луч вовсе, а дракон, явно глядящий прямо на подростка, который содрогнулся всем телом. "Что он во мне увидел? Я так похож на нечто удивительное или уникальное? Хотя...". Напрягшись, сказитель сделал длинный прыжок в сторону, пытаясь убраться как можно дальше с гипотетического места приземления незнакомца. "Спасибо миру за окрас, как говорится.".
После приземления на землю, незнакомый дракон встряхнул всем телом. Стоящий в стороне Иноэресс заметил, что это оказалась драконица. Пусть осторожность и давала о себе знать, но подросток решил выяснить причину столь внезапного появления.
-Приветствую, госпожа...Что вы ищете в этих землях?

0

409

По мере собственного приближения к земле, сквозь поднявшийся ветер, ворох снега и собственной замыленности сознания, Эмерис смогла разглядеть, что прижавшийся к земле беспомощный комочек, был драконом. Хотя какая-то странная тоска требовала, чтобы что-нибудь уж оказалось в её крепких когтях, дабы потом она могла занять себя в ковырянии плоти этого несчастного создания. Как же хорошо для этой крохи, что этот конкретно дракон брезгует поеданием плоти своих сородичей. Хотя, наверное, её голос, отозвавшийся в вышине, отозвался громким и неприятным эхом. Ну да, Бездна с ним, этим дурацким звуком. Прошлого, как говорится, не вернёшь. Можно только самому себе потом, в глубоком одиночестве, попытаться постучать по головешке. Но то потом. Сейчас дракона выравнивала полёт и старалась приземлится как можно аккуратней. Хотя о какой аккуратности шла речь, когда это мелкое создание скачет из стороны в сторону, как ужаленный, тут уж попробуй выбери, куда лучше приземлится.
Что ж, приземление выдалось шумным. Не так чтобы с грохотом, но хруста тысяч и более снежинок было достаточно, чтобы указать на то, что конкретно этот дракон не страдал или по крайней мере не пытался поразить нечаянного зрителя её лётных навыков какими-то особенностями и приятностями в виде вскруживающих голову пируэтов. Сухое и простое приземление, приправленное разве что гордым вскидыванием крыльев, а вслед за ними взметнулись снежинки.
Самка фыркнула, позволив себе встряхнуться всем телом только тогда, когда несчастные кристаллики льда, опустились на заснеженную землю и частично осели на самой зелёной. До того прекрасного момента, она оставалась неподвижной, слова статуя, пусть от неё веяло приятным теплом. Но что должен был заметить кроха, так это ясный и любопытный, а отчасти вовсе бесчувственный взгляд, что вцепился в вид дракона перед её мордой, что практически полностью увяз в снегу, не без её помощи естественно.
Забавно было ещё и то, что конкретно этого дракона она называла про себя крохой. Видимо с ней игралось то, каким хилым он был по сравнению с нею, такой массивной, крепкой и неспешной, как сама скала. Зато чему стоило удивиться особенно, так это наблюдательности незнакомца. А ведь дракона уже давно играет с другими незнакомцами в игру: «пол Эмерис определи, да лапой по морде не получи». Нет, серьёзно, эта копилка забавных моментов, где ей частенько приходится опровергать или подтверждать свою половую принадлежность, казалось была абсолютно бездонной и полной карикатурных и искорёженных удивлением морд. В этот момент, морду Эмерис исказила гримаса греющего душу приятного удовлетворения, ибо ну хоть кто-то догадался. Правда, приплетать иные обращение не стоило. Но об этом чутка позже.
- Кости. –  оповестила вопрошающего дракона Спящая, не стирая с морды эту милую её сердечку удовлетворённость наблюдательности этой пары глаз напротив. – Хорошие кости, крепкие и подходящие для моих нужд. И твоё счастье, что я определила тебя, как дракона, а не как раненного зверя, которого стоило бы добить. – сухо добавила дракона, пусть и оставалась внешне довольной даже тем фактом, что уже приземлилась на эту промёрзшую землю.
Кстати, подтверждение тому, что именно тут делала эта самка, покоилось у неё под крыльями на боках. По три кожаных сумки, с каждой стороны и удобно крепившиеся  на жгуты и ленты из кожи, опоясывающие тело драконы. Эта с виду сложная конструкция, позволяла, как её назвали, госпоже не беспокоится о том, что её ноша куда-то пропадёт или ещё что-то в этом роде.
- Осмелюсь спросить и тебя, наблюдательный незнакомец, что же могло увести тебя так далеко от дома? – Эмерис медленно сложила крылья и сделала пару шагов ближе к видно продрогшему дракону.

0

410

Приземлением незнакомки сказитель был явно ошеломлен. Снег, посыпавшийся на него, будто был тем количеством, что за все время в этом месте ниспослала на него матушка-природа, да только помноженным на два, а то и на четыре. Иноэресса почти превратили в сугроб, засыпав по самую грудь. Выбравшись из этого завала, дракон поднял взгляд на незнакомку... а следом поднял и голову. Массивное и огромное тело собеседницы слегка ошеломило его, заставив казаться маленьким и хрупким в сравнении с нею.
Когда дракон, осматривая незнакомку, все же добрался до морды, его встретил ясный и любопытный взгляд желтых глаз. В них можно было заметить и частичку чего-то бесчувственного, но от дальнейшего наблюдения дракона отвлек ответ незнакомки на его вопрос.
- Кости.
Иноэресс вздрогнул, судорожно пытаясь представить себе, для чего же драконице понадобилось вышесказанное. В голове промелькнули десятки вариантов - от варки особого супа до создания мощного артефакта. Решив, что в подробности лучше не вдаваться, дракон обуздал свою фантазию и вновь вернул свое внимание к разговору.
- Хорошие кости, крепкие и подходящие для моих нужд. И твоё счастье, что я определила тебя, как дракона, а не как раненного зверя, которого стоило бы добить.
"Ха-ха... Да уж, спасибо что хоть с этим мне повезло...". Фантазия взяла второй раунд, на этот раз предоставив дракону красочные картинки развития событий во всех других ключах и вариантах. Иноэресс содрогнулся и принялся еще внимательней изучать драконицу. Заметив кожаные сумки у нее под крыльями, дракон быстро сообразил, что в них сейчас лежит и про себя вздохнул. "Все же, удача сегодня не подвела меня окончательно".
В это время дракон ощутил озноб. Он был и раньше, но именно сейчас он, как назло, начал усиливаться. Драконица же подошла к нему поближе, задавая свой вопрос.
- Осмелюсь спросить и тебя, наблюдательный незнакомец, что же могло увести тебя так далеко от дома?
Иноэресс неловко рассмеялся, внезапно резко вспомнив о своей изначальной цели путешествия в эти зимние Серые степи.
- Госпожа, я сказитель. - "С небольшим творческим кризисом..." - Я прибыл сюда, дабы найти пару животных, образы которых можно было бы взять как прототипы. - "Ну, еще я пытался найти допельгангера для лучших результатов, но..." - К сожалению, удача повернулась ко мне спиной, и я вынужден был блуждать здесь, не встречая абсолютно никого на своем пути. - "Я как раз собирался уходить и сразу же встретил вас." - Я уже хотел уйти и вдруг повстречался с вами. - сказитель посмотрел на незнакомку ясным взглядом своих кроваво-красных глаз и продолжил. - Мое имя Иноэресс. Скажите, как зовут вас?

0

411

Дракон напротив оказался очень учтивым и внимательным собеседником. Он слушал, не перебивал и ждал возможности высказаться. Это было даже как-то странно наблюдать. Ведь дракон напротив был никем иным, как рождённым в Тьме. Не стоит думать, что принадлежность к какой-то стае или же место, занимаемое в иерархии этой же стаи, всецело влияет на поведение воительницы, но оно определённо имеет своего рода эффект на сознание земляной. И этот эффект в данном случае заставлял какую-то частичку её ещё не продрогшего от ветра нутра, сосредоточиться и быть внимательной. Ведь правильно говорят, что тёмные никогда не являются теми, кем кажутся на первый взгляд. За расторопностью и вежливостью может скрываться кто угодно, от ловкача до расчётливого убийцы. А может быть и так, что за маской именно этого дракона не скрывается ничего. Простой дракон, который решился прогуляться по ничейным землям и побыть в одиночестве энное время. Похвальная черта, отдающая запахом какого-то странного романтизма.
Этот же лёгкий аромат окутал слова самца, дорисовывая непрошенную картинку в голове Эмерис. Самец, не такой крупный как она сама, попёрся в Серые Степи, чтобы найти источник вдохновения. Сказители. Удивительная профессия, но такая сложная в реализации. Да, Спящая ответственно заявляла, что любая роль в стае имела первостепенное значение. Сказители же были тем самым обязательным аспектом, когда нужно было рассказать одну занимательную историю, чтобы усладить чьему-то самомнению или хорошо провести время в обществе такого говорливого приятеля.
- «Надо отдать ему должное, он умеет располагать к себе.» - с усмешкой подумала самка, разгоняя снег кончиком своего хвоста.
- Да, чего только не встретишь во время прогулки. – с добродушным видом поведала Эмерис, оглядев окружающую их бездушную белую пустыню, которая была готова стать ещё внушительней из-за вмещаемых в себя объемов снега. – Я – Эмерис, милейший. – представилась она и склонила голову в приветствии. – Но почему именно здесь и почему именно местная фауна удостоилась внимания сказителя? С вашим ремеслом я сталкиваюсь редко… Точнее сказать с процессом создания историй. Результаты я имела честь не только наблюдать, но и слушать. Вот мне и любопытно, как это всё делается. – дракона тихонько фыркнула, утаптывая снег у себя под лапами. – Только если это не какой-то страшный секрет, который запрещено разглашать вне стаи.

0

412

Иноэресс все еще понемногу отходил от вида огромного и массивного силуэта, что находился прямо перед ним. Смотря на гордую осанку самки, дракон внезапно осознал собственную нелепость и незначимость. Хотя такой внешний вид частенько помогал тем, что давал неверное впечатление о его обладателе, а это в свою очередь приносило немалые выгоды, но сейчас, глядя на стоящую перед ним драконицу, сказителю резко захотелось иметь такие же внушительные и острые когти, широкие крылья и массивное тело.
От новоиспеченной знакомой веяло духом воина, сильным, непоколебимым, отважным, упрямым. Глядя на нее, можно было предположить, что самка вряд ли сдастся или же сбежит при неравных силах в бою. Скорее, она будет сражаться до конца, смело вступая в схватку со смертью ради того, чтобы защитить то, что дорого. При всем при этом, в ее глазах можно было разглядеть мудрость, ту самую, которой частенько недостает столь храбрым воинам, ту самую, которая помогает мыслить здраво и избегать опасности и ненужных рисков. У Эмерис же она была, завершая идеальный образ могучего и мудрого воина.
Продолжая рассматривать самку, стоящую напротив, Иноэресс ощутил дружелюбие, исходящее от нее. Первое впечатление как о холодной и жестокой драконице не оправдалось и изжило себя, изменив ее образ в гораздо более добрую и светлую сторону.
Задумавшись, самец чуть не пропустил следующий вопрос, заданный Эмерис. К счастью, очередной порыв холодного ветра дернул дракона, заставив вернуться из пространства своих мыслей в реальность.
- Как пишутся истории? Нет, конечно же это не секрет.
Вот тут-то мозг и подвис. Казалось, что дракон впервые в жизни задает себе этот вопрос. Нет, он и раньше задумывался над этим, но как-то времени не хватало на то, чтобы все детально обдумать. А здесь и времени, и места предостаточно. Даже вон, слушатель нашелся - Эмерис утаптывала снег у себя под лапами, явно готовясь выслушать его ответ. Иноэресс неловко рассмеялся, поняв, что ошибся - времени у него опять нет, отвечать надо быстро и сейчас.
- Я, конечно, еще слишком юн и неопытен, мне далеко до старых сказителей, поэтому всех нюансов я не знаю. Могу только рассказать об основе...
Снова вздрогнув от холода, дракон решил что бесцельное стояние явно не помогает теплу сохраниться подольше. С этой стороны, раз уж находиться на одном месте, то намного выгоднее было бы присесть на холодный снег, ведь со временем и он нагреется. Так сказитель и поступил, подняв взгляд и смотря на морду Эмерис. Его глаза изменились, отображая полное спокойствие и небольшую отрешенность - Иноэресс уже не считал драконицу врагом, посему расслабился и глубоко задумался над вопросом, заданным ему.
- История состоит из нескольких частей. Первая часть - информация. Куда проще пересказать то, что увидел своими глазами, нежели выдумывать что-то. Вторая часть - оформление. Красивые слова всегда притягивали слушателей, делая историю еще более интересной и увлекательной, а может и страшной. Третья часть - подача. Всегда интереснее слушать того, кто рассказывает так, будто прямо сейчас находится в мире своей истории, чем того, кто будто бы читает из энциклопедии пятисотую страницу подряд монотонным голосом. Конечно, книги - отдельная история, если читать их про себя, то там подачу определяет только твой разум.
Ветер трепал алую гриву сказителя, своими воздушными пальцами перебирая ее пряди, но тому не сильно понравилось данное обстоятельство. Встряхнув головой, Иноэресс продолжил свою речь.
- Есть несколько основных правил, которых следует придерживаться при создании истории. Во-первых, история должна быть цельной. Резкие переходы, конечно, тоже не запрещаются, но куда приятнее и проще слушать и воспринимать рассказ, плавно переходящий из одного в другое. Во-вторых, сюжет. Если уж собрался выдумывать, то выдумывай на совесть и не допускай "белых дыр" в своем рассказе, ведь их могут заметить очень внимательные слушатели, которые могут понять, что история выдумана. Поэтому, чем больше информации, тем лучше, ведь тогда намного проще самостоятельно определить и закрыть пробелы в сюжете. В-третьих, вдохновение. Его наличие или же отсутствие сильно влияет на качество истории. Вообще, вдохновение - очень непредсказуемая штука, ты никогда не узнаешь, когда оно к тебе придет и придет ли вообще. В-четвертых, настойчивость. Даже если вдохновения нет, его можно вызвать. Стоит только начать создавать, пусть даже с трудом, и со временем это будет все проще. Ты начнешь замечать недостатки некоторых частей уже придуманного, исправлять и творить дальше, отталкиваясь от уже созданного.
Иноэресс резко очнулся от своей задумчивости и недоуменно встряхнул головой, припоминая, что же он только что сказал. Решение довести мысль до конца уже полностью оформилось, да и завершающие строки были готовы. Взгляд сказителя прояснился, спокойствие и отрешенность исчезли, оставив на своем месте искорку лукавства. "Как же легко я доверяюсь малознакомым... Всего и надо согласиться выслушать меня." По-доброму улыбнувшись, дракон посмотрел на свою слушательницу.
- Знаешь, почему сказители загадочны и странны? На самом деле, самое важное правило звучит так: "Любой дракон способен написать свою историю". И это правило - единственное, которого стоит придерживаться полностью и по-настоящему.
Подросток весело хмыкнул и подмигнул Эмерис. Как назло, морозный ветер не хотел покидать земли Серых степей. Злобная стихия вновь щедро бросила снега в морду сказителю, отчего тот чихнул и недовольно фыркнул.
"Холодно-то как..."

+3

413

Основы? Пускай будут основы. Может даже этого хватит, чтобы хотя бы немного понять, как видят мир эти таинственные драконы. Конечно, вряд ли скрывалось за этим какое-то таинство или ещё какая магия, но было дико интересно, пускай этот холод с ветром и не располагал к такому долгому разговору. Но даже холод не помешал Иноэрессу усесться на снег и сделаться таким отрешенно отрешенным и задумчивым. Неужели её вопрос настолько сложный или концентрация нужна, чтоб ничего не упустить? По одному лишь виду сказителя сложно было это сказать, но Эмерис пыталась это предсказать.
Но это практически сразу отошло на другой план, ведь дракона полностью обратилась вслух, пытаясь усвоить, то что говорил ей Иноэ. Это не то чтобы было сложно, ведь всё вроде казалось таким простым. Основа истории, её интересное оформление и подача. Три важные составляющие, которые делают историю важной и нужной к прослушиванию и чтению. И было ещё немало аспектов, которые делали эту историю живой. Это хитросплетение вещей казалось одним цельным механизмом, который работал и вроде не требовал каких-то изменений. 
Увлёкшись этими мыслями, Спящая ощутила на себе пристальный взгляд Иноэ. Медленно моргнув, воительница сфокусировала взгляд на драконе перед собой, который даже выглядел по-другому. Будто что-то ему открылось. Но то что он сказал дальше, заставило дракону по-глупому уставится на сказителя.
- Но это не объясняет того, что ты ищешь именно здесь. Кроме лютого холода, разумеется. – дракона вдохнула ледяной воздух, на секунду улыбнувшись, несколько растеряв свою нейтральную физиономию. - Давай попробуем пройтись, может удастся найти удачное местечко, чтобы погреть кости. А то сидеть подхвостьем на снегу не самое доброе дело.
Эмерис всем своим видом явно говорила о том, что она именно это и собиралась сделать. Найти такое место, где младшему дракону не будет так холодно. Тем более сколько он ходит вот так по снегу?

0

414

18 число Морозного месяца.
Игра с Тэурусом

Наступала середина зимы. Мороз крепчал, все чаще можно было увидеть снег, лежащий на земле. Конечно, в прошлом месяце он тоже был, но какой-то...не такой. Не особо много его было, да и таял частенько. Однако сейчас зима уже практически полностью вступила в свои права: снега стало намного больше, мороз становился все ядренее. Серая и унылая поверхность стала немного ярче благодаря белому и холодному покрову.
Все перелетные птицы и прочие сезонно мигрирующие существа уже давно исчезли из этого места, остались лишь коренные обитатели Серых Степей или же те, кому и мороз-то по барабану. Иногда встречались гости-драконы, решившие забрести на бескрайнюю равнину; неведомо, что они хотели найти здесь, однако таких было не очень много: видимо, сказывались холода, что не очень хорошо влияли на некоторых.
По бескрайней равнине, пересекая пока еще не очень высокие, достающие всего лишь до коленей, снежные завалы, медленно брел невысокий дракон. Его окрас значительно выделялся в этом полном всего белого месте - сочетание угольно-черной чешуи с различными оттенками красного на гриве, хвосте и крыльях, явно не гарантировано никакой незаметности здесь. Стоило быть более осторожным, ведь прелестные существа под названием виверны не исчезали даже при лютейшем морозе, всегда выискивая возможность добыть себе еще больше пищи, а подобный небольшой дракон, который к тому же и драться-то толком не умел, являл собою прекраснейшую кандидатуру на звание самой подходящей добычи года.
Впрочем, попасться именно этому конкретному сказителю могло грозить лишь при чистой случайности, ведь осторожности ему было не занимать. Сюда еще прибавлялось предсказание опасности - тоже очень неплохая вещица. Она была бы нехарактерна для столь молодого дракона, однако тот, благодаря своей горячей крови и дивному уму, слишком уж часто оказывался в местах и ситуациях, опасных для жизни и здоровья. После таких случаев, желание еще куда-нибудь забрести никуда не исчезало, но зато появилась привычка внимательно осматривать окрестности, проверяя их на предмет угрозы.
Этот день не обещал быть особо занимательным. Иноэресс и сам не помнил, зачем теперь покинул территорию стаи - то ли искать что-то собрался, то ли вообще на прогулку, ведь дома, на родных землях сидеть скучно. Устав от попыток вспомнить свою изначальную цель, подросток решил задать новую, и это оказалась тренировка и охота. Охота...на кого? Кого-то, кто встретится и при этом будет подходить под категорию дичи, а не хищника, например, коронованного абака. К сожалению, за несколько часов блуждания по открытой местности, сказитель так и не сумел обнаружить ни абака, ни чего-нибудь вообще на дичь похожего. Видимо, сегодня придется возвращаться без ничего - никаких впечатлений, идей и добычи.
Устало вздохнув, подросток развернулся и направил стопы к дому, но именно в момент поворота головы сумел заметить силуэт неподалеку. Как оказалось, удача все же благоволила дракону, раз уж позволила наткнуться на степного медногрива, что как раз был занят колупанием в снегу и земле, в поисках мелких грызунов. Иноэресс моментально взбодрился и начал медленно подбираться к добыче. Но, кажется, леди удача лишь бросила мимолетный взгляд и вновь отвернулась: медногрив все же сумел заметить неудачливого охотника, а также вовремя среагировать, пустившись в бега. Сказитель не желал оставлять в покое добычу, найденную после стольких часов поиска, поэтому припустил следом, иногда подпрыгивая и используя крылья для мощного толчка вперед. Однако, выносливость дракона, который около пяти часов без остановок брел вперед, заметно разнилась с медногривом, который мирно стоял на месте. Сказитель устало упал на снег, тяжело дыша и про себя выражая свое полнейшее недовольство всем происходящим.

+1

415

Встреча с Иноэрессом
По небольшим снежным ухабам струился белоснежный силуэт, рискуя потеряться в окружающей белизне. Снег, мороз, идеальная видимость - как не наилучшее время для охоты? И если поймать кого-то в это далеко не благоприятное время года было проблематично, то понаблюдать за диким зверьём, шныряющим туда-сюда по голой степи, - самый сезон. Нельзя сказать, что Тэурус был отличным охотником, скорее любителем посидеть в засаде, понаблюдать за поведением животного и в самый неподходящий момент раздавить ветку под лапой, от треска которой звери неимоверно быстро убегали в чащу леса. Впрочем, охота не была его "кормящей" работой, так как ещё юный, он проживал под крылом родителей. Но не всю же жизнь прятаться под тёплым крылом матушки?
Вот и сейчас неопытного охотника занесло чуть подальше от его привычного места обитания - в Серые степи, где Тэурус надеялся с безопасного расстояния понаблюдать за представителями местной фауны - вивернами. За очередным холмиком дракон обнаружил небольшое гнездо этих опасных созданий. Более-менее замаскировавшись в снегу, Тэурус с интересом разглядывал ближайшее существо, сидевшее на расстоянии 200-300 метров. Виверна была светло-серого цвета; в облачную погоду, глядя снизу, можно было бы не сразу заметить налетающего на тебя хищника, подметил охотник. Тэурус, не боясь холода, мог бы часами разглядывать этих созданий, если бы не... бегущий со снежных просторов в его сторону медногрив. Юноша среагировал мгновенно: благодаря Преломлению на месте дракона уже через пару секунд была только кучка снега.
Медногрив хоть и не так умён как драконы, но и не дурак. Завидев стаю наверняка голодных виверн, зверь быстро изменил траекторию бега и унёсся дальше в Степь. То ли его манёвр был идеально спланирован, то ли виверны не успели увидеть бегающую еду, но ни одно из крылатых существ не бросилось вдогонку за быстро удаляющимся медногривом.
"Вот же беспокойное создание", - пронеслось в голове у Тэуруса. Дракон уже хотел вернуть голову в исходное положение, но его привлёк необычный камень, виднеющийся неподалёку. Издалека он казался охотнику красным и неровным. "Уж не от этой ли штуковины бежал медногрив?" - задал скорее уж риторический вопрос Тэурус. Наблюдение за вивернами было прекращено, дракон аккуратно, не издавая ни звука на мягком снегу, сполз с холма и потрусил в сторону странного объекта.
Чем ближе был "камень", тем более отчётливее в нём просматривалась фигура какого-то дракона, причём явно не местного, судя по окраске. Едва Тэурус это осознал, он припал к снегу, что, впрочем, было бесполезно: если бы лежащий просто глянул в его сторону, то наверняка заметил чёрную гриву юноши, контрастирующую с лежащим вокруг снегом. Пролежав так с минуту, Тэурус медленно пополз в сторону иноземца. По мере приближения охотник смог разглядеть, что лежащий - точно или из стаи Огня, или из стаи Тьмы, что не сулило ничего хорошего, если последний окажется агрессивным. Но, похоже, забрёдший сюда дракон валялся без сил. "Что с ним? Вдруг нужна помощь? А если шпион? Помогу, да ещё хуже будет... А вдруг не шпион?" - череда вопросов в голове Тэуруса заставляли двигаться его то быстрее, то медленнее к своей цели. На расстоянии в 20-30 метров, всё ещё ползя на всех четверых, Тэурус на всякий случай ушёл в относительную невидимость благодаря Преломлению. Медленно подбираясь к лежащему, дракон уже мог слышать тяжёлое дыхание лежащего и видеть его поднимающуюся при каждом вдохе грудную клетку. Тэурус убедился, что перед ним вовсе не взрослый дракон, определив это по небольшим размерам чужака. В общем, этот "иноземец" был крайне неплохо сложен, но казался "красно-чёрной вороной" на таком белоснежном поле.
"Гм-м... И вот что мне с ним делать? Я же даже не знаю, кто он и откуда..." - прозвучал в голове у Тэуруса безответный вопрос. Он сделал ещё шаг к лежащему и... Я уже упоминал о его удаче при скрытном движении? Неизвестно откуда взявшийся подтаявший, скользкий снег под передней лапой светлого быстро сровнял голову Тэуруса с уровнем снега. Упавшее тело дракона издало глухой, но от того не ставший тихим, звук "бух" от падения в снег. Кажется, в данный момент юный охотник проклял всё на свете: и свою неловкость, и снег, и даже эту яркую, безоблачную погоду, при которой совершенно невозможно было бы убежать вдаль незамеченным.
Тэурус вскочил на все лапы как ошпаренный, быстро принимая положение стоя. Без сомнений, данный инцидент уже заставил лежащего дракона очнуться, поэтому время на первое представление у юнца было мало. "Шпион, не шпион?.." - промелькнуло где-то в голове. Решив положиться на удачу, которая нередко спасала Тэуруса от неприятнейших ситуаций в возрасте птенца, охотник выдавил из себя улыбку, подкреплённую испуганно-неопределённым взглядом голубых глаз.
- Здравствуй?.. - повисло в холодном воздухе. - Я тут мимо проходил... смотрю, лежите.

Отредактировано Тэурус (7 Июн 2018 18:45:16)

+1

416

Иноэресс все так же продолжал лежать на животе, разве что повернул голову в сторону, дабы имелся стабильный приток воздуха. То, что он пребывает на снегу, ничуть не смущало сказителя: в данный момент разгоряченное от погони тело попросту не чувствовало холода, источаемого поверхностью земли и ее белоснежным покрытием. Конечно, потом, когда остынет, будет совсем не весело, но это уже совсем другая история.
С небес медленно и понемногу сыпал мелкий снег, попадая и на тело подростка. Правда, использовать это явление природы и погоды ради укрытия для дракона не представлялось возможным ввиду самого противного и неестественнейшего для зимы окраса. Ну вот скажите на милость, кто сумеет не заметить яркое, вызывающе яркое, почти что обжигающе яркое красно-черное пятно на однотонном белом фоне. Кажется, на подобное способен только слепец. Впрочем, именно в данный момент Иноэресса это волновало мало, ибо тот глубоко и сильно задумался о жизни, своем состоянии и планах на будущее.
"При подобной выносливости я так никогда и не сумею поймать более-менее крупную дичь. Неужели придется на арханах жить? Боже, это же сколько их понадобится..."
Да, выносливость у дракона была ни к черту. Подросток знавал таких воинов, что после дня непрестанного бега могли продолжать погоню как ни в чем не бывало. Даже некоторые маги были на это способны, при использовании артефактов, конечно. У подростка не имелось подобной вещицы, да и шансы найти ее либо выменять составляли менее одного процента, при должной удаче. Можно было списать столь слабые результаты сегодняшней погони на предыдущую прогулку длиной в пять часов, можно было подумать, что пока еще юный организм будет расти и укрепляться, а после этого надеяться на будущее - именно это и решил сделать Иноэресс. Сказитель - призвание не пыльное, бегать-прыгать там надо лишь в экстренных ситуациях, например, спасая свою шкуру от путника, разъяренного из-за бесконечных расспросов. В этом призвании имелись свои нюансы, которые были связаны с работой ума и полетом фантазии, так что пора прекратить переживать из-за физической слабости. И, кажется, вставать. Отдышавшись, подросток почувствовал, что замерзает. А чего хотел, валяясь на снегу?
Только собравшись с силами, для того, чтобы вновь возвестись на лапы, сказитель внезапно услышал тихий скрип снега, будто бы к нему кто-то подходил. Судя по звуку, очень осторожно и медленно, делая каждый шаг так, будто бы лежащий дракон был полной опасности тварью, которую надо обойти. Или изучить, подобравшись поближе.
Незнакомец подходил столь долго, что Иноэресс уже подумывал самостоятельно подняться и посмотреть на него. К сожалению, дракон повернул морду не в ту сторону, иначе сейчас был бы отличный шанс украдкой рассмотреть подкрадывающегося.
Тем временем, прозвучал еще один шаг, а после него последовал не менее емкий и объясняющий ситуацию звук, обозначающий паление тела на землю. Явно ненамеренное падение, ибо сразу же после него можно было почувствовать резкий поток воздуха, будто упавший быстро поднялся на лапы. Не в силах больше валяться, сказитель рывком поднялся, разворачиваясь в сторону незнакомца.
Он увидел перед собой дракона светло-желтого цвета, заметного на снегу лишь из-за своей черной гривы, что ростом был едва меньше его самого, но короче. На него смотрели широко открытые глаза цвета облачного неба - настороженные, испуганные и слегка неловкие. Видимо, незнакомец был смущен своим недавним падением.
Сказитель очень редко встречал тех, кто был меньше его самого, поэтому, после кратковременного ошеломления, вызванного видам незнакомца, он тут же окрестил его про себя "малышом". К тому же, подобные глаза только добавляли детской невинности в этот светлый образ. Малыш в данный момент над чем-то усиленно размышлял, видимо, пытаясь уложиться в те секунды, что оставались до возникновения недоразумения или еще чего.
- Здравствуй?..  Я тут мимо проходил... смотрю, лежите.
Чистый и ясный голос повис в морозном воздухе. Чисто подсознательно Иноэресс не считал этого малыша угрозой, поэтому доброжелательно улыбнулся ему. Почему бы и не пообщаться со столь неожиданным собеседником?
- Лежу. Почти помер, пока за медногривом гнался. Быстрый оказался, ирод.
Расстроенно покачав головой, подросток решил более не вспоминать о плачевных результатах своей охоты, к тому же, до сих пор не удавалось вернуть свое дыхание в норму.
- А ты у нас кем будешь, доброе создание?

+2

417

Игра с Эмерис
Новая знакомая оказалась очень внимательным слушателем, чему Иноэресс был несоизмеримо рад. Частенько случалось такое, что собеседник, который "на свою беду" задал вопрос подобного содержания, или же вообще затронул тему, на которую подросток мог разглагольствовать часами, начинал зевать и скучать, а если подобная лекция затягивалась еще чуть дольше, то тут уже приходила пора несчастному вопрошающему примерять на себя шкуру сказителя, пытаясь придумать отговорки ради того, чтобы как можно скорее исчезнуть отсюда. Впрочем, Иноэресс и не расстраивался-то особо: это являлось еще одним из его способов добычи информации. Встречались иногда такие сказочники, отговорки которых подросток лично запоминал, ибо такую ценность упускать никак нельзя. Мало ли, вдруг самому придется когда-то их использовать?
Эмерис слушала данную, относительно короткую лекцию очень спокойно, не отвлекаясь и не скучая, что даже слегка удивило подростка. Похоже, драконице действительно был интересен и сам вопрос, и ответ, данный драконом на него. К счастью, много вещей, даже сложных, сказитель объяснял довольно понятно, что, впрочем, не мешало ему зависать на некоторых простейших вопросах.
Последняя фраза, выданная подростком, заставила его новую знакомую по-глупому уставиться на него.
- Но это не объясняет того, что ты ищешь именно здесь. Кроме лютого холода, разумеется.
Конечно. С творческими натурами всегда стоит быть хоть немного, а осторожными, ведь в их головушках присутствует и эдакая странноватость. Ее количество прямо пропорционально количеству фантазии, а ежели добавить и кровь молодецкую, то ведь вообще взрывная смесь выйдет.
- Ну, видимо мне просто не повезло сегодня...
Неудача - подспорье везения. Вечно же эти неудачи длиться не могут, верно? Бесспорный оптимизм, но он пока что в жизни прекрасно себя оправдывал.
- Давай попробуем пройтись, может удастся найти удачное местечко, чтобы погреть кости. А то сидеть подхвостьем на снегу не самое доброе дело.
Иноэресс вздрогнул, будто бы окончательно выходя из транса. Вскочив на лапы, подросток спешно отряхнулся, а затем с невинной улыбкой посмотрел на Эмерис, будто бы это и не он только что будто король какой восседал на снежном покрове.
- Это очень неплохая идея, госпожа. Я здесь уже слишком долго для того, чтобы и далее чувствовать себя нормально.
Для того, чтобы размяться, дракон потянулся и сделал несколько прыжков, а затем остановился, смотря на свою собеседницу и готовясь к продолжению своей прогулки.

0

418

Игра с Иноэрессом
Как и предполагалось, лежащий дракон услышал падение Тэуруса. И не только услышал, но и среагировал на него: незнакомец вскочил так быстро, что от неожиданности юнец отступил на шаг-два. Определяя возраст лежащего на расстоянии, охотник явно допустил промашку, так как подскочивший дракон в полном росте на пару голов превышал небольшого Тэуруса, поэтому сердце юноши на пару секунд забилось как сумасшедшее.
"И к нему-то я обратился на ты?! О Шагри, сжалься надо мною!" - набатом звучал голос в голове. Как бы ни был дракон увлечён придумыванием страшных наказаний за свою оплошность, рассмотреть стоящего перед ним незнакомца он успел. Ярко-красные пластины на груди, такого же цвета грива и когти очень сильно бросались в глаза на фоне матовой, чёрной как ночь кожи. Крылья. Перепончатые и тоже огненно-красные. В общем, неизгладимое впечатление. На секунду в голове у Тэуруса промелькнули образы из страшных сказок на ночь, которые рассказывала матушка, но затем...
Незнакомец улыбнулся. Да, да, правда! Кроваво-огненная пасть изобразила улыбку! И было в ней нечто такое, что мгновенно заставило Тэуруса изменить мнение о облике стоящего перед ним. И совсем не кровавым, а очень даже замечательным рубиново-насыщенным показался его окрас. Когти перестали быть объектом интереса и позволили перевести взгляд на самое важное - глаза. В них не было агрессии или желания сделать что-то плохое с неожиданно встреченным юношей, нет, наоборот, этот взгляд был заинтересованным (а на секунду изумлённым, что немного озадачило юнца). От неожиданного открытия Тэурус выдохнул. Возможно, всё будет не так мрачно, как он себе напредставлял.
- Лежу. Почти помер, пока за медногривом гнался. Быстрый оказался, ирод. - произнёс стоящий напротив дракон. Тэурус слегка прослушал первую часть речи, что сказал стоящий, но вот вторая сильно взволновала его.
- Так Вы тоже охотник?! - произнёс он с запалом, слегка подавшись вперёд и не успев даже подумать. - Этот медногрив от Вас так убегал?
Возможность того, что перед ним стоял охотник, да ещё не из его стаи слегка взбудоражила юного дракона. С одной стороны, тем, что он опозорился своим "скрытным" подходом перед, наверное, более опытным представителем своей профессии. Но с другой... Это же мог быть настоящий обмен опытом! Или, скорее, наставлением от более старшего охотника. Счастливо-мечтательная улыбка сменила прежнюю, робкую и двусмысленную, а передние лапы, подкинутые толчком, оказались в воздухе от переизбытка эмоций.
- А ты у нас кем будешь, доброе создание? - эта фраза прервала бурное выделение радостных волн в окружающую среду.
Он же ещё не представился! А перед ним стоял старший! Лапы были возвращены в исходное положение и поставлены рядом друг с другом, а скулы перестали завиваться в безмерной улыбке. Чуть приосанившись, чтобы казаться хоть слегка выше и серьёзнее, дракон выдал с неизменно-добрым выражением морды:
- Тэурус, приятно с Вами познакомиться!
Сказав это, охотник принял более естественный, неформальный вид, выставив лапы чуть в стороны. Глядя снизу вверх, он продолжил свои размышления вслух:
- А Вы тут, получается, охотитесь?
Последнее слово было произнесено с такой интонацией, как будто охотиться было для драконов очень необычно, а глаза изобразили некое томительное изумление, как будто перед Тэурусом стоял Дух или кто-нибудь очень важный. При этом юнец чуть пригнулся и глянул вбок, словно охота всё ещё продолжалась, и нужно быть настороже. Похоже, общество неместного уже его совершенно не смущало.

Отредактировано Тэурус (23 Май 2018 09:22:56)

0

419

Игра с Тэурусом
Столь резкое принятие вертикального положения Иноэрессом, видимо, произвело не самое мягкое впечатление на малыша. Вон как тот отступил назад от неожиданности. Ну еще бы - не каждый сможет спокойно продолжать диалог, когда вначале безобидный собеседник вдруг резко оказывается на пару голов выше тебя. Да и окрас тоже к себе не располагает. Конечно, против природы, ну или судьбы, не поспоришь, поэтому приходилось выкручиваться со всеми возможностями. К счастью, хотя бы мимика у дракона была что надо, да и малыш оказался наблюдательным, поэтому первый испуг плавно сошел на нет, оставив пространство для дружеского разговора.
После краткого пояснения причины бессмысленного валяния на снегу, сказитель с легким удивлением наблюдал за реакцией собеседника. Тот будто бы загорелся непонятным дракону запалом, но в это же время, на секунду можно было разглядеть в его глазах легкое смущение. Причину таких эмоций Иноэрессу еще предстояло выяснить.
- Так Вы тоже охотник?! Этот медногрив от Вас так убегал?
От переизбытка эмоций малыш аж подпрыгнул, подняв передние лапы в воздух. Улыбка на его лице сменилась с робкой на счастливую. Такое быстрое изменение отношения немного озадачило дракона.
Вообще, если глядеть на окрас да манеру поведения, то новый собеседник, похоже, являлся выходцем из стаи Света. Слишком добрый, слишком открытый. Впрочем, кому-кому, а сказителю было на подобный факт абсолютно фиолетово. Дракон признавал лишь два отличия от выходцев из остальных стай - в стихиях, которыми они владеют, да в воспитании. Иноэресс считал, что стихия закладывала основу характера, в то время как воспитание выполняло роль огранки, убирая или добавляя некоторые качества в изменчивую личность. Самое главное, что требовалось от сказителя - быстро определить хотя бы основы характера собеседника, а после этого принять подобающую манеру поведения и разговора. Ежели действовать по-иному, то высок шанс того, что не только информацию для повести не узнаешь, так еще и можешь накликать на себя гнев другой стороны, что для относительно слабого тела сказителя несло далеко не самые приятные последствия.
Самое сложное в подобном методе выведывания информации заключалось в том, что личность, равно как и характер, может быть непредсказуемой от слова "абсолютно". Однако лично для Иноэресса, который был способен создать повесть на основе трех слов, это также была и самая веселая часть работы, ведь характер, манера поведения и разговора собеседника тоже несли в себе немалую часть информации, пригодной для использования. Поэтому всегда, даже неосознанно, дракон привык наблюдать и делать выводы.
Дракончик перед ним был живым и открытым. Если смотреть на его предыдущие слова и интонацию, с которой те были произнесены, можно было сделать вывод, что малыш собрался идти по стезе охотника. Хотя ему еще надо было учиться и учиться, однако первые несмелые шаги в этом направлении уже были им сделаны.
Задумавшись, сказитель так и не ответил на вопрос, заданный собеседником, лишь утвердительно покачал головой. Неизвестно, было ли это ответом, или же являлось согласием с собственными мыслями. В этот момент, пришло время официального знакомства. Настолько официального, что малыш, совсем недавно прямо-таки трепещущий от переизбытка эмоций, быстро стал по струнке, представляясь с добрым выражением морды.
- Тэурус, приятно с Вами познакомиться!
Имя звучало красиво. Первая ассоциация с этим именем, что возникла у сказителя - облако. Белое и пушистое. Никогда не стоило выяснять, какими судьбами и путями строился ассоциативный ряд в голове дракона, ибо логики там действительно имелась лишь крошечная доля.
Теперь пришла очередь представляться самому сказителю.
- Меня зовут Иноэресс. Рад встрече.
- А Вы тут, получается, охотитесь?
Ух, как сказал-то. С такой интонацией, будто бы охотился дракон не на медногрива, а на допельгангера как минимум. Или вдруг дичи в мире  стало настолько мало, что охотиться - прямо-таки мистическое занятие. Малыш даже пригнулся и глянул вбок, будто бы охота все еще продолжалась, а в его глазах застыло такое томительное изумление, будто бы перед ним стоял не подросток на две головы его выше, а какой-нибудь коллос, Дух или Глава. Такой взгляд очень смутил Иноэресса, который к тому времени уже понял, что его ошибочно приняли за охотника из другой стаи и теперь хотят обменяться знаниями и опытом. Вот только опыта охоты у самого дракона хватало лишь на то, чтобы не помереть с голоду, так что вряд ли его советы станут полезны даже для начинающего охотника.
- Охотился. Каждый дракон может охотиться, верно? Я пытался поймать себе обед на сегодня. К сожалению, я не охотник, а сказитель, к тому же, уставший сказитель, поэтому догнать этого медногрива у меня так и не вышло...
Иноэресс расстроенно покачал головой, надеясь, что своим ответом не слишком расстроит Тэуруса, который, видимо, уже настроился на продуктивную беседу о своем ремесле.

Отредактировано Иноэресс (7 Июн 2018 12:31:08)

+1

420

Игра с Иноэрессом
Находясь в позе избыточного перенапряжения, оглядываясь по сторонам, юноша ожидал одного: или резкого продолжения охоты, или того, что стоящий начнёт говорить. Снег под лапами светлого хоть и не морозил юнца, но чуть неприятно колол под тяжестью Тэуруса. Дракон пару раз переступил ими, дабы дать конечностям возможность слегка отдохнуть перед возможной погоней за кем-нибудь, а хвост, наоборот, оставался настороже, изгибаясь то влево, то вправо без какой-либо на то причины. Впрочем, заметив, что стоящий рядом совершенно не напряжён и уж точно не готовится к очередному рывку за добычей, Тэурус расслабился и вновь стал ровно, глядя на чёрно-красного дракона снизу вверх. "Наверное, он хочет сначала что-то поведать мне", - подумал светлый. И действительно, через пару мгновений незнакомец заговорил.
- Меня зовут Иноэресс. Рад встрече.
Тэурус лишь кивнул головой в небольшом, формальном поклоне, как бы приветствуя незнакомца и одновременно выполняя ритуал вежливости, о котором часто говорили родители. Имя было необычным, как и все остальные имена его знакомых драконов, поэтому запомнить его было достаточно проблематично столь молодому юноше. Чтобы оно не выскочило из головы раньше времени, юнец стал про себя проговаривать его, при этом незаметно двигая язык в закрытой пасти: "Ино... Иноэресс... Иноэресс..."
- Охотился... - успел произнести Иноэресс, а дракончик уже успел внутренне поздравить себя с нахождением ещё одного охотника, что отобразилось на его мордочке ещё более широкой улыбкой. "Вот повезло-то! Теперь я уж точно научусь..." - не додумал Тэурус, так как дракон напротив продолжил:
- Каждый дракон может охотиться, верно? Я пытался поймать себе обед на сегодня...
Вот уж точно... И как юный светлый не смог додуматься до этого самостоятельно? Возможно, большую роль сыграла встреча с бегущим медногривом. Хотя Тэурус и был охотником, добыть такое животное в одиночку ему было ещё не по силам, поэтому увидев кого-то, самостоятельно решившего поймать столь ценную и быструю добычу, у светлого не оставалось вариантов для размышления, кроме одного: напавший на этого зверя был охотником. "Н-но это же ещё не значит, что он не..." - пытался переубедить себя дракончик, едва заметно кивнув в ответ на риторический вопрос Иноэресса.
- К сожалению, я не охотник, а сказитель, к тому же, уставший сказитель, поэтому догнать этого медногрива у меня так и не вышло...
Нет, Тэурус не расстроился, лишь на мгновенье его улыбка стала менее впечатлённой, а взгляд потерял толику изумления. "...не охотник", - завершил свою мысль дракон, одновременно начав новый мозговой процесс. Может быть именно поэтому незнакомец не рассмеялся и как-нибудь не оскорбил неопытного юнца. Может быть... оно к лучшему? Слегка расслабив стойку и чуть прищурившись, дракон выдохнул:
- Сказитель?
Тэурус произнёс это слово в небольшом замешательстве. Юноша пытался судорожно вспомнить хоть что-нибудь из рассказанного Элунилой об этой профессии. Знакомых сказителей у него не было, и, как назло, ничего путного в голову не лезло, а оказаться незнайкой в, наверное, столь простом вопросе было бы очень обидно. Дракон чуть оглянулся, как будто проверяя, никто ли не может увидеть его, и спросил:
- Мистер Иноэресс, а чем сказители занимаются?
Заданный с некой наивной, любопытной ноткой, вопрос пытался быстро выправить положение Тэуруса в данном вопросе. Взгляд светлого вновь стал задумчиво-заинтересованным, а голова чуть склонилась набок. Дракон смотрел Иноэрессу прямо в его рубиново-красные глаза. Эта привычка у него закрепилась с раннего детства, и, хотя в ней не было ничего паранормального или странного, она могла так или иначе не нравиться другим. Мысли об охоте уже были выдворены за пределы текущих интересов дракончика, а всё внимание опять было опять приковано к словам старшего дракона.
В этот момент до сознания охотника достучалась совесть и укорительно сообщила ему, что собеседник устал и сейчас, скорее всего, не будет рад нахлынувшим на него со стороны юнца вопросам. "Найти бы местечко потеплее", - подумал Тэурус, быстро оглянувшись. К сожалению, заснеженная равнина была бедна на укрытые от холода и пронимающего ветра места. Дракон быстро прикидывал, что можно было бы придумать в данной ситуации.
- Мистер Иноэресс, Вы бы хотели где-нибудь погреться?
Лишь задав вопрос, Тэурус понял всю его абсурдность. Конечно, замёрзшему и уставшему дракону хотелось бы прогреть свои кости! Конечно, он ответит "да"! А Тэурус? Ему же даже предложить нечего. Взгляд дракона, немного запутанный и стыдливый, наверное, лучше каких-либо слов выдал его мысли. Но слова уже были сказаны, и ничего поделать с собой светлый не мог, лишь в очередной раз укорить себя в глупости.

Отредактировано Тэурус (9 Июн 2018 10:50:50)

0

421

Игра с Иноэрессом
Не повезло ему. Ага. Серые степи пусть и кажутся пустым местечком, без капли живности. Но только на самый первый взгляд. Приглядывался ли Иноэ лучше или только надеялся на свой сказительский потенциал? Вопрос тот был неудобным, потому с языка земляной так и не слетел, когда они всё же двинулись вперёд. Эмерис пусть и старалась держаться самой особо ветреной стороны, но равнины кидали снег со всех своих сторон и не давали толком расслабиться. К слову, Спящая не знала куда именно они двигаются. Они просто шли, чтобы кровь струилась по жилам и ледяной поцелуй природы не чувствовался так отчётливо. Или всё-таки то был укус? Нет, дракона не сказитель, такие возвышенные вещи не про неё. Уж если она в таинстве любви предстаёт эдаким пнём, то что можно сказать об ощущении природы? Пускай и рождённая в Земле, она не была той, кто мог всеми фибрами души ощущать боль каждой травинки. Скорее она просто понимала ценность любой жизни. Вот и тут, самочка подумала над тем, что может приключиться и как бонус к этому, не осталась безучастной, а решилась помочь.
- Значит искал что-то или кого-то в этих местах? А не слишком опасный размах для подростка из Тьмы? – сказала тётя, которой всего тысяча двести лет, - Неужели о тебе никто не волнуется? Или нашим дражайшим союзникам не пристало волноваться за своё будущее поколение?
Эмерис вообще слабо представляла, что кто-то мог так легко отпустить юного дракона одного. Тем более даже, если есть друзья, почему они не пошли вместе? Или создание историй настолько личное занятие, что чужие лапы и глаза могут всё только испортить? Мдэ, как-то слишком сложно получается, и уж более того, слишком безрассудно.
- «А ещё мне непонятно, почему я вообще волнуюсь об этом.» - поддела сама себя Эмерис и одарила Иноэ взглядом не совсем однозначным, пускай на морде так и царило непроницаемое спокойствие.
- И что ты собираешься делать теперь, особенно когда я вмешалась в твои планы? – вдруг спросила воительница, когда они протопали уже второй десяток минут, не наблюдая толком ничего, кроме воющего ветра и вихря снега, тянущегося за невидимой подругой. – Путь до дому явно неблизкий, а погода ещё может ухудшиться.
Был ли то упрёк или сложно выраженная форма беспокойства, но Спящая всеми силами оглядывала пространство на поиск хоть какого-то укрытия, чтобы можно было как следует подумать над тем, что делать с этим вот сказителем. Она-то ведь может в любой момент полететь домой. Материалов худо-бедно она насобирала, но с другой стороны самка не могла вот так взять и оставить юного дракона на произвол судьбы.

Отредактировано Эмерис (9 Июн 2018 09:26:53)

+1

422

Игра с Тэурусом
Стоящий перед ним дракончик переминался с лапы на лапу, а его хвост, увенчанный кисточкой темно-серого цвета, ходил из стороны в сторону, выдавая настороженность малыша, а также его готовность к любым быстрым действиям. Казалось, любое резкое движение или же слово Иноэресса - и тот сразу же рванет вперед в попытке поймать свою добычу. Впрочем, через несколько секунд Тэурус заметно расслабился, видимо, по позе и речи дракона поняв, что никуда бежать не придется, по крайней мере сейчас.
После представления сказителя, малыш выполнил простейший ритуал вежливости - небольшой формальный поклон. Такое поведение, отношение младшего к старшему, немного позабавило подростка, который уже давно был привычен к тому, что каждый, с кем ему доводится впервые вести диалог, старше него если не на тысячи, то на сотни лет так точно. Подумав о том, что сегодня произошел действительно редкий случай, дракон продолжил аккуратно говорить, параллельно наблюдая за реакцией своего собеседника. Имелся шанс того, что из-за разочарования, которое последует после разрушения надежд юного и неопытного охотника, что надеялся получить совет от того, кто был старше и соответственно опытнее него, тот решит попросту не продолжать беседу, продолжив свой изначальный путь.
После первого слова сказителя, на лице малыша отобразилась нескрываемая радость, а улыбка стала еще шире. Видимо, мозг и воображение у него работали на опережение, успев нарисовать красочную картину будущего еще до того, как дракон закончил произносить все предложение.
Во время произношения подростком второй части речи, кажется, у дракончика наконец-таки начали возникать семена сомнений по поводу того, кем именно являлся его собеседник. Все-таки стоило исправить это недопонимание как можно скорее, дабы потом не возникло никаких проблем.
Когда наконец драконом был произнесен факт, что полностью опровергал поспешные выводы Тэуруса, можно было увидеть, что улыбка на его лице стала чуть менее впечатлённой, а взгляд потерял толику изумления. Впрочем, не было видно, что тот особо расстроился, можно было даже почувствовать толику облегчения, что притаилась в глубине его души. Кажется, вместе с обнаружением не особой подкованности Иноэресса в этой области, малыш перестал наконец стыдиться своего неудачного "подкрадывания". Хотя, в принципе, вряд ли тактичный дракон стал бы насмехаться над чьей-то неопытностью, что происходила в силу возраста, однако чужая душа - потемки.
Дракончик в это время слегка расслабил свою стойку. По всему его виду можно было легко определить то, что услышав название профессии своего собеседника, тот принялся быстро и судорожно припоминать всю информацию, связанную с ней, а в это время будто бы неосознанно повторил это слово.
- Сказитель?
Видимо, так и не припомнив ничего особенного, малыш настороженно огляделся по сторонам, будто бы боясь того, что его обнаружат и засмеют, и лишь после этого действия вновь повернулся и с любопытством задал свой вопрос.
- Мистер Иноэресс, а чем сказители занимаются?
Подобный вопрос нисколько не разозлил дракона, ибо подробности и секреты этой стези действительно были тайной за семью печатями даже для большинства взрослых драконов, а для дракончика перед ним, разузнать настолько базовую информацию было очень полезно для будущего. Можно было даже поведать и парочку более глубоких подробностей, но это только если собеседник сам решит углубиться в эти дебри.
В это время, вопрошающий Тэурус в ожидании ответа глядел дракону прямо в глаза, что тот, естественно, не мог не отметить. Хотя выдерживать столь прямые взгляды Иноэрессу в обычных ситуациях было не очень легко, ибо из-за них он чувствовал себя некомфортно, однако сейчас подобный взгляд был направлен не от старшего, который вполне мог смотреть с укоризной или же свысока, а от того, кто был младше него, от дракончика, который просто с любопытством пытался узнать чуть больше, поэтому никакого особого дискомфорта сказитель не чувствовал. К тому же, можно было тоже поглядеть в небесно-голубые глаза собеседника, так даже как-то легче думалось.
Пока подросток обдумывал и формулировал наиболее четкий и ясный ответ, резко налетел очередной холодный порыв ветра, будто бы напоминая о том, что он, вообще-то, устал и замерз. В свете последних событий и подзабылось как-то. Из-за этого, следующие слова Тэуруса прямо-таки манили сввоей своевременностью.
- Мистер Иноэресс, Вы бы хотели где-нибудь погреться?
Можно было заметить, что сразу же после своего предложения дракончик как-то стушевался, а его взгляд стал запутанным и стыдливым. Видимо, укрытий поблизости, приход в которые мог оправдать это предложение, малыш не знал. Впрочем, сказитель не очень-то отставал от него в этом плане, поэтому с улыбкой решил выдать единственное пришедшее ему в голову встречное предложение.
- Хотел бы. Давай пройдемся и поищем какое-нибудь укрытие от ветра и мороза. Как раз по пути расскажу тебе о сказителях.

+1

423

Игра с Иноэрессом
Дракончик ещё пару раз переступил лапами; во время его последних слов к Иноэрессу налетел очередной порыв холодного, колкого ветра, и даже привычный к такой погоде Тэурус почувствовал, что природа не на шутку разошлась в этот морозный день. Не даром, всё-таки, месяц "Морозным" зовётся.
- Хотел бы. Давай пройдемся и поищем какое-нибудь укрытие от ветра и мороза. Как раз по пути расскажу тебе о сказителях.
Услышав такой ответ, светлый вновь повеселел, хвост чуть приподнялся, а глаза вновь стали живыми и заинтересованными во всём вокруг. На секунду, увлечённый речью и говором Иноэресса, юнец забыл об уже порядком отмёрзших лапах. Тем не менее, кажется, сама Судьба благоволила юному охотнику. Его спутник не только согласился рассказать о своей профессии, но и не рассердился на дракончика из-за его вопроса о нахождении тёплого места, предложив вместе пройтись и найти такое. "Наверное, я всю свою удачу на этот месяц истратил", - мысленно заметил Тэурус и чуть заметно хихикнул. Его очень интересовало, что мог рассказать тёмно-красный дракон о своей профессии. Конечно, также в его интересах было найти безветренную пещеру или что-то в этом роде, но всё же предстоящий рассказ интриговал светлого премного больше.
- Давайте!
Светлый произнёс свой краткий ответ с таким энтузиазмом, что, казалось, он бы мог несколько часов бродить по этому ветру, чтобы найти, наконец, достойное пристанище на двоих. Конечно, если сказитель будет с ним рядом. Ситуация, в которой был Тэурус очень походила на строку: "Маленькие дети! Ни за что на свете не ходите в Африку гулять! В Африке разбойник, в Африке злодей", и так далее, если бы не одно но. Это "но" было дружеским, совершенно беззлобным на вид драконом, которому юнец доверился с первых слов. То ли Иноэресс умел расположить себе, то ли, что тоже вероятно, у дракончика не было печального опыта в подобного рода "прогулках".
Как бы то ни было, Тэурус пристроился рядом со старшим драконом, всем своим видом показывая, что он готов к предстоящим прогулке и рассказу.

Отредактировано Тэурус (11 Июн 2018 01:05:29)

+1

424

Игра с Эмерис
Наконец-таки появился повод перестать сетовать на свою удачу, ибо встреча со столь доброжелательной драконицей, по мнению Иноэресса, окупала все длительное время, проведенное в этом месте и наполненное бесцельным блужданием. Найти здесь животинку-вторую можно будет в любое время суток и года, просто потратив некоторую часть своего времени, а вот встретить сородича в таких неблагоприятных условиях, который к тому же, добровольно согласится помочь и окажется прекрасным слушателем - вот это событие намного уникальнее.
Шагая рядом с Эмерис, подросток почувствовал себя намного лучше, чем когда в одиночестве бороздил эти бескрайние просторы. И неведомо, что было причиной этого - моральное счастье от того, что теперь не придется загибаться от скуки, или же простое физическое ощущение того, что пронизывающий до костей ветер пусть и не прекратился, но стал в разы слабее. Обратив на этот факт внимание, сказитель повернул голову в сторону своей неожиданной спутницы. Как и показалось - та шагала с самой ветреной стороны, своим массивным и большим телом закрывая порядком промерзшего дракона от все продолжающихся нападок морозной в силу времени года стихии, которая, как казалось, выбрала своей целью именно этого несчастного, но все еще теплого индивидуума.
Новая знакомая вначале просто активно осматривалась по сторонам, видимо, пытаясь отыскать подходящее местечко для того, чтобы погреть кости. Только Иноэресс решил последовать ее примеру - все-таки, одна пара глаз хорошо, но две лучше, как его внимание вернул вопрос, заданный собеседницей.
- Значит искал что-то или кого-то в этих местах? А не слишком опасный размах для подростка из Тьмы? Неужели о тебе никто не волнуется? Или нашим дражайшим союзникам не пристало волноваться за своё будущее поколение?
Этот вопрос поставил сказителя во временный тупик. Ему уже стали привычны его попеременные визиты в различнейшие места, а со временем его родители тоже смирились со столь активной натурой своего сына, перестав волноваться и маяться каждый раз при его отсутствии. Конечно, отец все же решил перестраховаться, попросив пару своих близких и наиболее свободных друзей иногда следить за подростком, дабы в случае чего быть способными помочь. Те в свою очередь исправно-халатно выполняли свою задачу, узнавая, где именно пребывает дракон, и иногда возникая неподалеку, но достаточно редко для того, чтобы объект их наблюдения имел очень большую свободу действий и воздействий на себя. Сам Иноэресс знал об этом факте, равно как и об его исполнении, поэтому не особо беспокоился насчет слежки. К тому же, отец угрожающе пообещал, что по достижении возраста юнца дракон сможет надеяться только на себя, мол не пристало уже достаточно большому темному рассекать просторы Саяри в сопровождении телохранителей. Этому сказитель был только рад, ибо в одиночестве все-таки думалось намного лучше. По этой же причине подросток не взял с собой друзей, понимая, что тем терпения может явно не хватить, а слушать потом непрекращающиеся жалобы было намного хуже, нежели скучать во время поисков. Обдумав эти причины, сказитель наиболее мягко и тактично рассказал своей собеседнице про них.
Прогулка продолжалась. Спустя некоторое время,Эмерис вновь продолжила разговор, своей фразой заставляя подростка задуматься.
- И что ты собираешься делать теперь, особенно когда я вмешалась в твои планы? Путь до дому явно неблизкий, а погода ещё может ухудшиться.
Действительно, что еще можно делать-то? В данный момент наибольшим желанием дракона было нахождение хоть немного теплого местечка, где можно будет прийти в себя, а затем, пожалуй, стоило поднапрячь крылья и направиться домой, ибо ветер все крепчал - не хватало еще дождаться метели в качестве завершающего штриха сегодняшней дрянной погоды.
- Мне стоит отыскать теплое место, погреться, а затем на всех парах мчаться обратно. Да, дорога и правда неблизкая, но иначе, чем скоростью, ее не сократишь.

0

425

Игра с Тэурусом
Услыхав ответ Иноэресса, дракончик вновь повеселел, понемногу отходя от неловкости, вызванной своим непродуманным предложением. Хвост светлого чуть приподнялся, а глаза вновь стали живыми и заинтересованными во всём вокруг. Хихикнув, малыш произнес единственное слово, наполненное таким энтузиазмом, что и описать было сложно.
- Давайте!
Тэурус пристроился рядом, всем своим видом показывая, что готов к предстоящей прогулке и рассказу, что вызвало легкую улыбку на лице сказителя. Когда же он в последний раз встречал столь доверчивого мальца? Да и встречал ли вообще? В стае как-никак, да все свои, доверие имеется, хоть и минимальное, а здесь, на ничейных землях, увидеть такое явление было настоящим чудом. И чудо это как-либо портить подросток не собирался. Остерегаться недоброжелательных чужаков малыш научится, но как-нибудь потом, и единственным желанием сказителя было то, чтобы дракончик лучше научился этому из слов, нежели из действий.
Покачав головой и отогнав ненужные мысли, дракон продолжил свою прерванную прогулку, но с некоторым отличием - теперь рядом шагал малыш, готовый выслушать его рассказ. Неспешно бредя вперед, Иноэресс мягким голосом начал свой рассказ, вместе с этим оглядываясь по сторонам в поисках подходящего убежища.
- Ты читал или слушал когда-нибудь истории? В которых рассказывалось, например, об исторических походах членов твоей стаи, или же о приключениях отдельного дракона? В большинстве своем, подобные истории написаны сказителями.
Краткое вступление было успешно завершено, стоило переходить к основной части.
- Сказители - это драконы, которые легким росчерком своего пера запечатлевают историю...
Подумав о том, что подобные высокопарные выражения лучше подойдут для обсуждения только в кругах этих самых сказителей, подросток сменил интонацию и упростил свою речь. Похвастаться своим умением красиво говорить можно было и потом, а сейчас главное - донести новую информацию для дракончика.
- В общем, сказитель - это "тот, кто поведает". К примеру, он наблюдает за битвой, а затем может прийти домой, взять бумагу с пером и написать эту битву, выразить ее словами. Ну или же запомнить, а потом красиво пересказать ее другому. Таким образом, тот, кто никогда не видел этой битвы, может прийти, прочитать или послушать историю о ней и представить ее себе.
Худо-бедно, но простыми словами костяк объяснения был выражен. В это время, Иноэресс отыскал пещеру, но на проверку она оказалась слишком маленькой даже для Тэуруса, не говоря уже об них двоих. Стоило продолжать поиски и вместе с этим разбавлять подробностями скупую основную информацию.
- Вообще, создать историю может любой дракон, однако у сказителей это зачастую выходит лучше, потому что ими становятся драконы, которые имеют хорошую фантазию, а также способны ее выразить словами. Еще для этой стези важно терпение и красноречие, потому что в основном сказители получают информацию для своих историй от путешественников, которые видели многое.
Иноэресс хихикнул, воскресив в памяти некоторые веселые подробности, связанные с подобным занятием.
- По этой же причине, путешественники не очень любят сказителей, потому что некоторые способны пристать и надоесть так, что и прибить их покажется мало. Из этого следует вывод - быстро убегать сказителям тоже жизненно важно.
Во время разговора даже морозный ветер будто бы стал немного теплее, позволяя мыслям рассредоточиться и расползтись во всех направлениях. Решив, что стоит закончить эти импровизированную лекцию до того, как его понесет в неведомые дали, подросток вернул себе серьезное выражение морды.
- Впрочем, не стоит верить всему, что написано сказителями. Ради красного словца те вполне способны приукрашивать и немного изменять события, о которых пишут. К тому же, существуют истории, в которых нет ни грамма реальной информации - они полностью придуманы. Различить их можно или узнав это от автора, или же нужно будет опираться на свой опыт.
"Надеюсь, мой рассказ ему как-нибудь поможет". Продолжая улыбаться, подросток посмотрел на своего юного спутника. Его лекция могла быть и не очень точной или понятной для собеседника, однако узнать это можно было, лишь спросив у него самого.
- Имеются вопросы?

+1

426

Игра с Иноэрессом
Дракончик бодро шагал рядом со своим спутником. Когда они спускались с какой-либо горки и старший чуть ускорял шаг, Тэурусу приходилось едва ли не маленькими прыжками догонять рассказчика. Светлый, короче Иноэресса чуть ли не в два раза, на белоснежном снегу казался чуть побольше из-за неярко выраженных границ дракон-снег, но всё же сильно уступал тёмному в длине. Такой темп ходьбы нисколько не утомлял дракона, а лишь разогревал тело и давал мозгам дополнительный толчок для впитывания информации.
- Ты читал или слушал когда-нибудь истории? <...>
Едва услышав первые слова сказителя, Тэурус чуть напрягся и стал предельно внимательным, пытаясь не пропустить ни слова из столь неожиданной лекции. Иноэресс своим вопросом всколыхнул воспоминания дракончика, и тот легко выудил из памяти необходимые моменты разговоров с родителями. "Матушка рассказывала и о драконах, и о каких-то походах",- тут юнец чуть тряхнул головой, пытаясь забыть о неприятных моментах историй о войне и одновременно отвлекаясь от мыслей, дабы не прослушать основную часть лекции.
- Сказители - это драконы, которые легким росчерком своего пера запечатлевают историю...
Светлый чуть задумался о сказанной фразе, едва не подвернув лапу в какой-то ямке. Сказанное Иноэрессом предложение очень красиво звучало, но чтобы осознать все метафоры и эпитеты в нём, у дракончика ушли не одна и не две секунды. На эти мгновения его взгляд стал чуть задумчивее и чуть отрешённым, но быстро вернул свою прежнюю ясность. Слушать сказителя было приятно, что немного завораживало Тэуруса, который чувствовал то же только тогда, когда общался с доброй Элунилой или мудрым Тразисом.
- В общем, сказитель - это "тот, кто поведает". <...>
Упоминание о красочности написанного о войнах действительно задело светлого за живое, ибо подобное он испытал на своей шкурке, когда слушал рассказ матери о битве за Элтен. "Насколько умным драконом нужно быть, чтобы так красочно, интересно, пугающе и одновременно интригующе изобразить такую битву?" - в который раз внутренне изумился Тэурус, несколько секунд глядя себе под лапы, размышляя. Затем он вновь поднял свой взгляд и с неким восторгом взглянул на Иноэресса: "Неужели и он так может?"
Старший на минуту прервал свою речь, оглядывая какую-то пещерку. Охотник тоже заглянул внутрь, но, как оказалось, в такой "пещере" едва бы смог укрыться и сам дракончик, не то что два дракона. Тем не менее, на время остановки светлый устремил свой взгляд вдаль, затем вновь перевёл его на Иноэресса. Уже приоткрыл было пасть, чтобы задать какой-то терзающий его разум вопрос, но сказитель продолжил. Тэурус лишь на секунду чуть округлил глаза, поняв, что чуть не перебил старшего, и решил отложить все свои слова до конца рассказа.
- Вообще, создать историю может любой дракон,.. <...>
Сказитель продолжил, хихикнув немного, видимо припомнив что-то из своей карьеры. Тэурус всё также молча слушал его, чуть покачивая головой, показывая таким движением головы, что всё ещё внимает каждому слову тёмного.
- По этой же причине, путешественники не очень любят сказителей,.. <...>
Дракончик представил себе, как к какому-то испытанному годами дракону подойдёт такой вот Иноэресс и начнёт расспрашивать о подвигах и дальних землях. Как светлый не обыгрывал ситуацию в своей голове, он так и не смог представить, за что путешественник смог бы разгневаться на любопытство представителя такой важной, по-видимому, профессии. Впрочем, если его спутник говорил так, значит это правда и такие случаи были. Кстати говоря, о правде...
- Впрочем, не стоит верить всему, что написано сказителями. <...>
Данная фраза немного удивила молодого охотника, почему кто-то из драконов, занимающихся столь ответственной задачей, как сохранение истории, будет привирать для того, чтобы история звучала лучше. "А если так они заменят что-то важное на своё, выдуманное?" - Тэурус в который раз взглянул на Иноэресса с застывшим во взгляде вопросом, но не решился его задать прямо сейчас. Тем не менее, время для него как раз подходило:
- Имеются вопросы?
Вопрос прозвучал так, что если бы юный дракон закрыл глаза и представил вместо сказителя какого-то более внушающего страх персонажа, то  Тэурус испугался бы. Но здесь дракончик понимал, что Иноэресс хочет понять, всё ли светлому было ясно. Юнец слегка кивнул головой, поводил глазами по земле, пытаясь как можно чётче сформулировать вопросы, и наконец провозгласил:
- Спасибо, мне почти всё стало ясно.
Тэурус улыбнулся, как бы показывая, что благодарен за столь ценную лекцию, которую провёл старший чисто на своём энтузиазме. Действительно, подобный урок о такой непростой профессии мог дать только её представитель.
- Мистер Иноэресс, Вы сказали, что сказители пишут о приключениях драконов, так ведь? Я кроме рассказов о войнах ничего не слышал.
Произнося слово "войнах", юноша чуть сморщился, будто от плохого воспоминания, но произнёс его ровным, чистым голосом. Затем Тэурус чуть призадумался, подготавливаясь к главному вопросу, терзавшему его.
- Также Вы поведали, что сказители могут быть не всегда правдивы в своих рассказах. Как же тогда читающий может быть уверен, что текст перед ним не выдумка очередного писателя?
Задав его, светлый чуть перевёл дыхание. Хотя более-менее строить предложения и выражать мысли у него получалось неплохо, он пытался не ударить в грязь лицом во второй раз, теперь уже в речи. Тут ему в голову пришёл ещё один важный вопрос, и Тэурус незамедлительно его выдал.
- А Вы, Иноэресс, уже писали что-нибудь?
Нет, конечно, его спутник уже точно что-нибудь когда-нибудь писал, но дракончику очень хотелось услышать реальный пример чего-нибудь, написанного настоящим сказителем, встреченным в живую. А если повезёт, то и прослушать что-нибудь небольшое, тем более за одним из ухабов показалась какая-то дырка в снегу. Но это, как говорится, мечты-мечты...

Отредактировано Тэурус (13 Июн 2018 15:33:57)

+1

427

Игра с Тэурусом
Малыш бодро шагал рядом с драконом. Из-за удивительной схожести окраса дракончика и снега, коего здесь было немало, иногда казалось, что Тэурус попросту растворялся в окружающем пространстве, и только черная грива да кончик хвоста, что явственно выделялись, позволяли понять, что вот он - тут, идет рядом и вслушивается в каждое слово сказителя.
Вслушивается напряженно, внимательно; по всему виду дракончика можно было понять, что тот на полном серьезе воспринимает и обдумывает всю услышанную информацию. Настолько "серьезных" диалогов на памяти Иноэресса еще никогда не встречалось, ибо старшие хоть и слушали слова подростка, но так, фильтруя ненужную для себя информацию, а с ровесниками можно было разве что потравить байки для веселья, скрашивая досуг да тренируя говор. Теперь же сказитель внезапно резко увидел себя с совершенно другой позиции - сейчас он являлся наставником и учителем для более молодого дракона, который безоговорочно доверяет ему. Такое чувство было для него в новинку, поэтому он постарался со всей серьезностью отнестись к первой в жизни полностью прослушанной кем-то лекции, вместе с этим наблюдая за тем, как меняется выражение морды и глаз Тэуруса.
Задумчивость, изумление, сомнение и легкая напряженность, которая быстро исчезла. На морде малыша отображалась богатая гамма чувств, показывающая, что он все еще не научился контролировать если не эмоции, то хотя бы их проявление. Впрочем, винить его в этом не стоило - не каждый, даже умудренный годами дракон, будет способен на такое, да и сам подросток, хоть и умел довольно хорошо считывать чужие эмоции, со своими справлялся не ахти. В это же время импровизированная лекция подошла к концу, а малыш ненадолго задумался, после чего провозгласил.
- Спасибо, мне почти всё стало ясно.
Светлый благодарно улыбнулся сказителю, а тот успел подметить подтекст его слов. Если почти - значит, не все, следовательно вопросы имеют место быть. Как и предсказывал Иноэресс, первый вопрос быстро пошел в дело.
- Мистер Иноэресс, Вы сказали, что сказители пишут о приключениях драконов, так ведь? Я кроме рассказов о войнах ничего не слышал.
Слегка сморщившись при слове "войнах", дракончик вернулся к своему прежнему состоянию. Его вопрос не то чтобы озадачил подростка, однако он явно не принадлежал к той категории вопросов, ответ на которые можно дать спустя секунду. Полминуты - именно столько заняло обдумывание ответа. Естественно, можно было действовать и быстрее, однако это повлияет на полноту информации, чего сказитель явно не хотел.
- Именно от сказителя зависит то, о чем он пишет. К примеру, существуют истории о природе, истории о каком-то звере, имеются даже истории, которые и не поймешь, куда отнести. Еще есть в большинстве своем добрые, но от того не менее интересные короткие повести. Они обычно рассказываются детям и зовутся сказками. Есть очень длинные и многогранные истории, таких немного, потому что не у каждого хватит терпения и фантазии, дабы их хорошо начать и закончить. Существуют также стихи - рифмованные рассказы. Тем для историй бесчисленное множество, их можно брать и из реального мира, и из мира собственной фантазии.
В это же время, наконец-таки обдумав и сформулировав свой главный вопрос, Тэурус поднял взгляд на подростка.
- Также Вы поведали, что сказители могут быть не всегда правдивы в своих рассказах. Как же тогда читающий может быть уверен, что текст перед ним не выдумка очередного писателя?
А вот к этому вопросу Иноэресс не был готов от слова "абсолютно". Иногда он и сам задумывался над этим, но за него всю работу делала пока пусть еще не мертвая, но крепкая профессиональная хватка, быстро и интуитивно сортируя информацию по полочкам. Правда-выдумка, красиво-не очень, поэтично-ужасно. Но ведь для остальных, чуть менее просвещенных драконов, это действительно могло стать проблемой, особенно, если не имеется хорошей интуиции, особенно, если дракон еще молод. Крепко задумавшись, сказитель наконец-то нашел ответ, который показался ему более-менее подходящим.
- Знаешь, какое бы впечатление о себе не производили сказители, представители этой профессии обычно являются благоразумными и смышлеными драконами, которые прекрасно понимают, что полная замена даже небольшой частички правды может вызвать плохие последствия. В основном, сказители ограничиваются небольшим приукрашиванием, преувеличением или преуменьшением, но не более того. А насчет полной выдумки... Обычно, мир, сотканный из фантазии автора, разительно отличается от настоящего. Некоторых, в большей или меньшей степени, не устраивает место, где мы живем, поэтому они стараются изменить его, сделать лучше хотя бы на бумаге, хотя бы для себя.
Высказав все это, темный выдохнул, надеясь, что его правильно воспримут и поймут. В это же время, просто глядя на Тэуруса, можно было понять, что у него есть еще один вопрос, который тот не замедлил задать.
- А Вы, Иноэресс, уже писали что-нибудь?
А вот этот точно относился к категории "одна секунда - один ответ".
- Ага. У меня хорошо выходят стихи, но и с короткими историями я дружу. Могу даже импровизировать прямо на ходу, но для этого потребуется много энергии, а также хоть какая-то капля информации, намекающая на тему. Впрочем, с этим проблем нет - подобную информацию можно найти где угодно, хоть в собственной памяти.
За одним из ухабов уже можно было заметить дырку в снегу. Надеясь и уповая на то, что нынешняя пещера не будет похожа на предыдущую, сказитель осторожно заглянул внутрь. Живности никакой не наблюдалось, к тому же, места пока еще хватало. Вход, правда, немного узковат, но это явно не проблема. Полностью протиснувшись внутрь, подросток собственным телом проверил размерчик укрытия, после грубых прикидок решив, что здесь они с малышом поместятся вдвоем, да еще и места немного останется. Выглянув и кивнув головой, Иноэресс пригласил Тэуруса внутрь. Пусть сейчас тут немного прохладно, но вскоре пещера должна хорошенько прогреться от дыхания, и тогда она окажется самым лучшим укрытием для этого места.

Отредактировано Иноэресс (14 Июн 2018 14:38:58)

+1

428

Игра с Иноэрессом
Тэурус, сейчас вышагивающий по глубокому снегу и огибающий небольшие ямки, пытаясь не отстать от Иноэресса, с неиссякающей внимательностью ждал ответов на заданные вопросы. Похоже, они были не столь тривиальными, как изначально показалось светлому, потому что на обдумывание его спутник потратил далеко не одну секунду. Тем не менее, бодро вышагивающий юнец был достаточно терпелив и сдержан, чтобы не тревожить думающего дракона. "Если ему нужно время, чтобы подумать, значит, это - действительно серьёзный вопрос",- сделал вполне правильный вывод охотник. Впрочем, ждать ответов оставалось недолго.
- Именно от сказителя зависит то, о чем он пишет. <...>
Видимо, его родители были больше обеспокоены тем, чтобы их сын больше узнал про военное дело, услышав рассказы про войны, в то время как существовало очень много различных произведений, описание которых очень заинтриговало дракончика, что выразилось в более заинтересованном, чем обычно, взгляде. "Я обязательно должен достать что-то подобное, как вернусь домой! - поставил себе задачу юноша. - Родители точно должны знать, где это можно найти".
Тем временем прозвучал второй вопрос, который заставил Иноэресса задуматься даже дольше. Прошла, наверное, минута, когда сказитель нашёл ответ, видимо, удовлетворивший его самого.
- Знаешь, какое бы впечатление о себе не производили сказители,.. <...>
Иноэресс выдохнул, а охотник только приступил к обдумыванию. Дракончик вынес два основных момента из такой тирады тёмного: первое, способность отличить вымысел от правды должна быть у каждого на уровне инстинкта, что Тэурус решил обязательно проверить на себе, как только его в его лапы попадётся хоть что-то, написанное драконом; второе, что было основным ответом на вопрос юнца, те, кто решил нести правду о событиях минувших лет в уши драконам, чаще оставались верны основным историческим фактам, отклоняясь лишь незначительно от действительности. Обдумав всё, светлый остался очень доволен подобным разъяснением. Вновь его чистый голос прорезал морозный воздух, задавая третий вопрос. В этот раз Иноэресс ответил практически сразу.
- Ага. У меня хорошо выходят стихи, но и с короткими историями я дружу. <...>
Своим ответом сказитель лишь поднял свой авторитет в глазах Тэуруса, в очередной раз с восторгом взглянувшим на Иноэресса. Нет, ну надо же было встретиться в такой обычный день с настоящим творцом и "запечатлевателем" произведений на пергаменте!
Где-то к тому моменту, как светлый обдумал всё информацию, сказитель и охотник обнаружили небольшую пещеру. Старший дракон заглянул внутрь, затем влез туда, а после кивком головы пригласил младшего в скромное убежище. Легко прошмыгнув внутрь, юноша начал оглядывать, в какую дыру (в прямом смысле) их занесло. Нельзя было сказать, что пещера чем-то выделялась на фоне других природных углублений в скалах, которые мог припомнить Тэурус: небольшая, но и не тесная; "потолок" находился достаточно высоко, чтобы оба дракона могли чувствовать тут себя комфортно, но будь сказитель взрослее лет на сто, и обоим путешественникам пришлось бы искать другое место. Снега внутри не было, если не считать небольшой ледяной корки, образовавшейся на входе, на которой чуть было не подскользнулся светлый. Но не в этот раз, лёд!
Юнец расположился около стенки напротив Иноэресса, дабы не мешать уставшему дракону. Впрочем, как бы не хорохорился Тэурус, он тоже достаточно устал, ведь находился в степях совсем не первый час. Опёршись о холодную стенку спиной и чуть расправив крылья, светлый скромно лёг. Его взгляд стал стал вполне спокойным, хотя его глаза вряд ли можно было заметить в полутёмках пещеры. Охотник рассматривал снег, теперь кажущийся невероятно ярким по сравнению с полумраком внутри, который разносился порывами ветра по пустынной равнине.
- Хорошая погода...
Как бы произнеся мысли вслух, тихо провозгласил дракончик. Затем повернул голову в сторону сказителя, к тому времени тоже устроившемуся более-менее, и ещё раз позволил себе быстро оглядеть его. "А ведь сначала я подумал, что это какой-то птенец заблудился. Или шпион ,- дракон улыбнулся сам себе, вспомнив, что надумал про своего соседа при первой встрече. - А оказалось? Дракон со светлой головой". Только не в прямом смысле, конечно. Тёмная кожа сказителя сейчас едва ли позволяла полностью увидеть Иноэресса. Интересно, что же завело столь отличающегося дракона сюда, в снежные края? Выпустив небольшое облачко пара из пасти, Тэурус задал простой вопрос, начав издалека.
- Мистер Иноэресс, Вы часто бываете здесь, в Серых Степях?

Отредактировано Тэурус (14 Июн 2018 16:24:44)

+1

429

Дракончик быстрым шагом продвигался рядом, все это время с неиссякающей внимательностью выслушивая ответы на свои вопросы. Все это время эмоции, отражающиеся в его взгляде, постоянно менялись, действительно напоминая собой облака, плывущие по лазурному небу. Вряд ли подобное сравнение пришло бы в голову сказителю, если бы внешний облик дракончика хоть чуточку отличался от нынешнего. Заинтересованность, задумчивость, решительность, восторг. Кажется, ответы, данные Иноэрессом, вполне удовлетворили малыша, который, кажется, начал еще больше восхищаться тем фактом, что встретил такого собеседника в этом пустынном и снежном месте.
Пещера, выраженная дыркой в земле, оказалась вполне себе неплохой, по крайней мере, достаточно прогреваемой и удобной для того, чтобы послужить хорошим убежищем для двоих порядком продрогших драконов. Входя, или скорее влезая внутрь, подросток успел отметить для себя достаточно крепкие стены и потолок - неожиданного обвала опасаться не стоило. Кажется, это место было домом для какой-то мелкой хищной животины, на что намекало небольшое количество костей в дальнем углу. Впрочем, ежели хозяев нет дома, то по маловероятном возвращении им придется потесниться, ибо просто так сдавать столь удобное местечко Иноэресс не захотел бы ни за какие коврижки.
Тэурус вошел в пещеру следом, вновь чуть не подскользнувшись на льду, коим был покрыт вход. Но в этот раз, видимо, все же сумел вовремя среагировать и героически удержаться на лапах, не пропахав при этом носом пол. Малыш расположился около стенки напротив, оперся о нее спиной и, чуть расправив крылья, скромно лег. Его глаза, как успел заметить привычный к мраку и тем более полумраку подросток, мельком осмотрели место, в котором им доводилось пребывать, а затем сосредоточились на белом снегу снаружи, который действительно выделялся на фоне легкого сумрака пещеры, где, естественно, не имелось никаких иных источников освещения, помимо света, попадающего через дыру снаружи.
- Хорошая погода...
Внезапно прозвучавший чистый голос малыша казался отражением его мыслей. Сказитель спокойно уставился на "хорошую погоду", что сейчас вместе с ветром и снегом бушевала снаружи. Сейчас, после многих часов нахождения под гнетом усталости, и наконец отыскав местечко, где можно отдохнуть, Иноэресс не был настроен как-либо манипулировать или приукрашивать слова своих ответов, напрямую пиля правду-матку и не взирая на ее последствия.
- Мне больше нравится погода потеплее.
Дракончик повернул голову в сторону подростка, прищуренным взглядом рассматривая его. Да, на снежной равнине окрас сказителя был подобен ультравыделяющемуся ахтунгу, но сейчас, находясь в относительно темном месте, он наконец начал показывать преимущества скрытности. Конечно, алые части тела не прибавляли пунктик к этому навыку, однако и они будто бы блекли, позволяя подростку беспрепятственно сливаться со тьмой.
Выпустив небольшое облачко дыма из пасти, Тэурус решил продолжить диалог, задавая очередной вопрос, на этот раз заходящий откуда-то издалека.
- Мистер Иноэресс, Вы часто бываете здесь, в Серых Степях?
Сказитель, хоть и устал, спать не хотел, поэтому с радостью поддержал разговор, дабы скрасить отдых, обещающий быть долгим.
- Я? Не очень. Я сегодня пришел сюда просто для охоты, однако мне не повезло.
Вдруг в памяти дракона прозвенел звоночек, напомнивший ему, что цели-то прихода в это место и не имелось, из-за чего ее пришлось придумывать. Растерянно моргнув, Иноэресс тихим бормотанием закончил предложение.
- Или для поиска информации, дабы потом создать историю...

+1

430

Игра с Иноэрессом
Дракончик лежал в расслабленной позе на прохладном каменном полу, его чёрная кисточка на кончике хвоста слегка задевала кости какого-то давно съеденного зверья. Только сейчас Тэурус бросил на них взгляд, заметив эти остатки чьего-то обеда; кости навели на юношу беспокойные мысли, заставив заново оглядеть пещеру. Вон недалеко от выхода из неё виден едва заметный след, отпечатавшийся на камне благодаря острым когтям этого кого-то. Хвост светлого чуть отстранился от костей, как будто испугавшись, и "прилёг" возле своего хозяина. Впрочем, юнец решил раньше времени не волноваться какого-то зверья, благо он сам мог дать отпор какому-то мелкому обитателю пещерки, так тут ещё был его тёмный спутник, тоже наверняка способный дать отпор живности.
- Мне больше нравится погода потеплее.
Тэурус достаточно резко повернул голову в сторону сказителя, как будто не ожидая ответа. Секунду светлый пытался осознать ответ Иноэресса, не сразу поняв, что свою прошлую мысль про погоду юнец сказал вслух. "Ой, кажется, я совершенно ушёл в себя", - подытожил он и вновь взглянул на соседа. Сейчас ответ из уст сказителя прозвучал по-обыденному, как говорят все драконы в неформальном разговоре. Чуть изменив позицию, переставив лапы и ещё больше облокотившись на стену, светлый не стал как-то поддерживать тему погоды, так как, понятное дело, Иноэресс жил далеко не в столь холодных краях, и то, что дракончику казалось нормой, могло быть морозной погодой для тёмного. "Всё-таки хорошо, что мы нашли пещерку", - подумал дракон, кивнув в продолжение своих мыслей.
Ответ сказителя на второй вопрос был неожиданно полным и отвечающим как раз на то, что хотел узнать Тэурус.
- Я? Не очень. Я сегодня пришел сюда просто для охоты, однако мне не повезло. Или для поиска информации, дабы потом создать историю...
Вторую часть своего предложения Иноэресс произнёс после небольшой заминки, которая не осталась незамеченной слухом светлого. "Гм-м... Интересно, он не хотел сразу раскрывать мне мотивы своего прихода или только что придумал это?" - задал Тэурус сам себе вопрос. Впрочем, сказитель уже до этого рассказал так много и хорошо общался с младшим, что эта недомолвка мгновенно забылась последнему, так как возник новый вопрос. "История? Про кого? Животных, природу, снег? Или меня?.." - слегка поражённый своей догадкой, дракончик бросил косой взгляд на тёмного, продолжая рассуждать. - "Нет. Не может быть. Я ему-то про себя и не рассказывал ничего. Скорее всего..."
- Так Вы ищете как раз какого-то путешественника, чтобы расспросить его? Неудачное время, наверное...
Задав вопрос, Тэурус несколько секунд смотрел куда-то в темноту, двигая глазами, по привычке пытаясь установить зрительный контакт с говорящим, но вскоре отчаялся и прекратил это бесполезное занятие, переведя взгляд на снежное поле. "Кто бы мог подумать, какой у меня сегодня будет интересный день?" - в очередной раз удивился дракончик и опять же поёрзал на полу, устраиваясь по-удобнее. В пещере заметно потеплело, дыхание уже не создавало клубы пара и лишь слегка дымилось.

Отредактировано Тэурус (16 Июн 2018 15:07:15)

+1

431

Игра с Тэурусом
Расслабленно лежа у стены пещеры, сказитель ленивым взглядом провожал хвост дракончика, который беспокойно дернулся к телу, когда тот осознал, что именно находится рядом с ним. Впрочем, решив не переживать раньше времени, Иноэресс встряхнул головой. Тот зверь, чьи размеры окажутся меньше отверстия, что служило входом в пещеру, явно не будет представлять угрозы для подростка, даже если тот плохо умеет драться. Из-за этого осознания, причины волнения стали очень незначительными, что позволило дракону продолжить свое прерванное занятие - наблюдение за своим юным спутником.
Услышав ответ на свой вопрос, Тэурус резко повернул голову в сторону сказителя - или точнее, в сторону звука, исходящего от него, будто бы проснувшись от собственных мыслей. Весь следующий диалог тот растерянно смотрел в сторону дракона, скользя взглядом.
Сказителю всегда было весело наблюдать за поведением тех, кто знает, что ты здесь, но в упор практически не видит. Тем более, для малыша, видимо привыкшего устанавливать прямой зрительный контакт с собеседником, было явно непривычно и в новинку просто бесцельно проводить взглядом по тьме, отличая лишь размытый силуэт.
Сам Иноэресс прекрасно различал и тело, и взгляд, и эмоции, проскакивающие в нем. После ответа на вопрос собеседника, он заметил во взгляде Тэуруса вначале озадаченность - ну да, подросток и сам не знал, зачем сюда приперся, а после - сменяющие друг друга удивление, задумчивость и недоверие. Последнее, кажется, было направлено на свои собственные мысли, нежели на слова подростка. Вскоре, малыш задал свой очередной вопрос.
- Так Вы ищете как раз какого-то путешественника, чтобы расспросить его? Неудачное время, наверное...
Да. Путешественники - вообще народ интересный. Уже найти такого - великая удача, а чтобы тот, чаще всего уставший и измотанный опасностями и неурядками, да согласился ответить на вопросы сказителя - вообще невиданный случай. Иногда приходилось заходить издалека, иногда и вовсе притворяться кем угодно, но только не представителем данной профессии, ибо каждый более-менее давний путешественник зачастую уже испытывал на своей шкуре неуемное, а иногда прямо-таки безумное любопытство сказителей, которые, "ухватив удачу за хвост", стараются вытрясти как можно больше информации для себя. Некоторые путешественники боятся и сторонятся подобных "отбитых представителей рода драконьего", меньшинство оказывается агрессивными по отношению к ним. К счастью, редковстречаемость первых и просто редкость вторых позволяет удерживать хрупкое равновесие, которое некоторым осложняет жизнь, а некоторым - наоборот.
Иноэресс с искринкой в глазах смотрел на своего юного собеседника, размышляя над тем, нужно ли проводить еще одну мини-лекцию, или же стоит просто ответить. В итоге, остановившись на том, что совмещенный вариант вполне возможен, дракон, склонив голову, своим мягким голосом дал ответ.
- Да, время неудачное. Однако я встретил тебя, что является хорошим аналогом любой встрече. Знаешь, информацию можно почерпнуть из любых, даже самых неожиданных и непривлекательных источников - главное, чтобы фантазия работала на полную катушку, а там уж разберемся.
Усмехнувшись, дракон решил облегчить малышу наблюдение за самим собой, передвигаясь ближе к свету и вместе с этим задавая свой вопрос.
- Ну что, хочешь провести тур вопросов со сказителем? Правда, написать историю мне будет просто не на чем, но память у меня хорошая, поэтому сохранность ответов гарантирую.

+1

432

Игра с Иноэрессом
На улице поднялся ветер, и некоторые особо бойкие снежинки слетали с насиженного в сугрубоах места и залетали в пещеру к двум драконам. Тэурус взглядом провожал подобных перелётчиков, наблюдая за ними до того момента, пока крохотная льдинка не приземлится на пол и, наконец, не успокоится. Впрочем, это происходило только пока Иноэресс не продолжил говорить, отвечая на вопрос охотника. И вновь светлый приподнял голову и посмотрел в сторону доносившегося голоса, безуспешно пытаясь разглядеть сказителя. Так и не зацепившись взглядом за очертания тёмного, юнец решил всё-таки не отводить взгляд, а продолжил с задумчивостью разглядывать темноту перед собой, изредка замечая красные участки тела Иноэресса.
- Да, время неудачное. Однако я встретил тебя, что является хорошим аналогом любой встрече. ...
Такое начало предложения очень заинтриговало охотника. Он чуть-чуть прищурился на один глаз, пару раз перебрал лапами и даже чуть наклонил голову набок, как-будто спрашивая: "К чему это он ведёт?"
-... Знаешь, информацию можно почерпнуть из любых, даже самых неожиданных и непривлекательных источников - главное, чтобы фантазия работала на полную катушку, а там уж разберемся.
"Разберёмся", - это слово ещё больше зацепило слух. - "Разберёмся? Он так сказал, будто..." Ещё через пару мгновений до него потихоньку начало доходить. "Он же не собирается... спрашивать меня?.." Эта догадка, словно молния "ударила" по светлому, мгновенно округлив его глаза, сделав взгляд немного отрешённым и даже заставив прекратить перебирать лапами. "Я-я не могу поверить". Кажется, Тэурус действительно не поверил, вспомнив опыт с "охотником", лежавшим на снегу. Побыв в таком напряжённо-счастливом состоянии едва с секунду, юнец тряхнул головой, чуть выпрямился, привстав на лапе, и решил сначала дослушать сказителя, о существовании которого светлый мог догадываться только по его голосу, исходившему от противоположной стены пещеры.
Именно в этот момент Иноэресс, видимо решив пожалеть зрение юноши, придвинулся к нему, чем застал врасплох последнего. "Разберёмся..." - чуть тревожно всплыла мысль в голове, а сам дракон чуть отвёл голову назад, придавая морде вопросительное выражение. Благо, эта мгновенная напряжённость практически сразу исчезла, так как сказитель продолжил свою мысль. К тому же, восстановился так любимый Тэурусом зрительный контакт, и юнец сразу же "впился" взглядом в глаза Иноэресса, пытаясь выудить, к чему он клонит. Впрочем, охотник лишь смог заметить лёгкую добрую ухмылку-улыбку, а глаза были рубиново-чисты и беззлобны.
- Ну что, хочешь провести тур вопросов со сказителем? ...
Если сейчас кто-то взглянул на Тэуруса, им показалось бы, что дракончик не понял сказанного Иноэресса и сейчас усиленно думает над ответом. В чём-то они были бы и правы, так как светлый сейчас усиленно пытался не выразить все эмоции сразу и обдумать всё в голове, перед тем, чтобы ляпнуть что-то. А обдумать было что... "Он хочет спросить меня?! Меня?! Простого охотника?!" - мысленно дракончик уже подпрыгнул до потолка пещеры и, наверное, даже пробил её, что в реальности отразилось чуть судорожным покачиванием лапы, зависшей в воздухе. - "А зачем ему это? Неужели он хочет сочинить историю? Нет, не может быть... Да не-е-ет... А если, так, вдруг..." Счастливо-мечтательная улыбка медленно, как-будто робко, расплывалась по морде Тэуруса.
-... Правда, написать историю мне будет просто не на чем, но память у меня хорошая, поэтому сохранность ответов гарантирую.
Дракон просто не знал, что ответить... Он кивнул пару раз головой в полной растерянности, а взгляд, казалось, буквально сжирал (в хорошем смысле) сказителя, произносившего эти слова.
- Я-йа...
Тэурус тряхнул головой, зажмурившись, как бы собираясь с мыслями. "Нет, я не могу опозориться сейчас!" Рывком он чуть приподнял морду, теперь глядя прямо на Иноэресса и, придав взгляду нормальный, восторженно-заинтригованный вид, провозгласил:
- Для меня это было бы честью, сказитель!
Он не зря назвал своего спутника чересчур официально, по профессии; дракончик пытался выделить это слово, показывая, как высока профессия Иноэресса и придавая этому существительному некую магическую "обёртку". Тэурус ещё немного помолчал, отделяя важное обращение к тёмному от последующего вопроса.
- А что бы Вы у меня спросили? - и ещё, сделав паузу, добавил чуть грустно, переживая, что может огорчить сказителя своем малым жизненным опытом. - Я обычный охотник и, к тому же, ещё не особо опытный. Я и не гулял-то нигде особо, - дракончик чуть призадумался, почёсывая мордочку когтем, вспоминая, где он бывал на своём недолгом драконьем веку.

Отредактировано Тэурус (21 Июн 2018 13:50:52)

+1

433

Игра с Тэурусом
Похоже, на равнинах начиналась метель. Именно об этом Иноэресс подумал в самую первую очередь, заметив усилившийся ветер снаружи. Родные земли казались сейчас теплой пуховой перинкой в сравнении с той же степью, даже не глядя на то, что время года было одинаково в обеих местностях. Ну, к подобным различиям в климате, конечно, еще нужно привыкнуть, но это никоим образом не должно будет мешать сказителю перемещаться по свету в поисках собеседников, ну и приключений на свою задницу заодно.
Одна из снежинок, особенно крупная и крепкая, неожиданно-плавно возникла перед самой мордой подростка, приземляясь аккурат на нос, что заставило дракона сморщиться и встряхнуть головой. Иногда у него возникало смутное ощущение того, что природа Серых степей не особо-то его и любит - по крайней мере зимняя, ибо ну где еще ветер может так настойчиво его преследовать, не только подмораживая (это не являлось особой проблемой), но и закидывая пока еще немногочисленным снегом со всех сторон. Не может же быть такого, что если бы сказитель забрел на свою голову сюда на пару недель позже, то уже был бы погребен под сугробами? Содрогнувшись от такой мысли, дракон решил, что проверять ее ему вряд ли захочется, поэтому стоит забыть об этой затее. А то еще придется потом прорывать себе дорогу, аки землеройка какая.
Как назло, ветер, видимо, вновь решил злобно подшутить над подростком, опять закидывая его морду, которая вроде бы только на немного выдвинулась на свет, хлопьями снега. Стоически хмыкнув, тот решил не тратить лишние силы на бессмысленное противостояние разбушевавшейся стихии, авось, само растает, благо пещерка уже достаточно хорошо прогрелась. Впрочем, были в этом и свои плюсы - нежданная свежесть помогла быстро вернуться к реальности и сфокусировать взгляд на своем собеседнике, который наконец-то вновь получил возможность увидеть сказителя.
Восстановив зрительный контакт, Тэурус принялся внимательно слушать ответ Иноэресса, который в свою очередь продолжил внимательно наблюдать за ним.
У того же простое ожидание ответов постепенно сменилось легкой нервозностью, а затем таким напряженно-счастливым выражением морды, да даже всего тела, что подросток невольно засомневался в правильности своего решения.
- Для меня это было бы честью, сказитель!
Ух, как официально. Наверное, никто не стал бы воспринимать простую беседу столь серьезно, однако этот факт одновременно и польстил подростку. Все-таки теперь есть дракон, который достаточно глубоко осознает важность этой профессии и принимает ее и ее представителей всерьез.
- А что бы Вы у меня спросили? Я обычный охотник и, к тому же, ещё не особо опытный. Я и не гулял-то нигде особо
Ну опять же - информация находится легко, если имеется доля фантазии и специальный такой рычажок временного отключения логики, ибо без него ну никак невозможно было бы построить сложные и странные ассоциативные цепочки. Смотришь на белый цвет - фантазия выдает облако. Это простейший и все еще логический минимум. А вот когда ты просто смотришь на белый и выдаешь про себя офигитительный такой сюжет про приключения воина, который впоследствии окажется призраком - тут да, тут только ты сам будешь способен объяснить, как именно ты к этому пришел. Ну, зато скучать не приходится.
Еще раз взглянув на напряженное состояние собеседника, дракон вновь воскресил в памяти свои сомнения насчет этой затеи. И дело было совсем не в неопытности юного охотника - как дракон и сказал раньше, информацию можно было выудить из самых бессмысленных ответов, а в беспокойстве за состояние малыша. Его точно не хватит сердечный приступ после следующих слов сказителя?
Еще раз все прикинув и решив, что сердечный приступ все-таки наступить на должен, Иноэресс со своей неизменной улыбкой сделал свое предложение.
- Так, вначале нам нужно будет определиться с самим форматом истории. Так как она пишется про тебя, то ты имеешь полнейшее право вставлять свои корректировки, да и мне будет проще с тобой советоваться. Таким образом, выходит так, что эту историю пишешь и ты тоже.
Хитро подмигнув дракончику, сказитель продолжил свою речь.
- Итак, чем именно ты хочешь видеть свою историю? Рассказом, легендой, сказкой? Или может быть стихом?

+1

434

Игра с Иноэрессом
Снег, увлекаемый ветром, всё так же изредка залетал в пещерку, однако сейчас юному охотнику было, мягко говоря, не до игры со снежинками. Взгляд Иноэресса, содержащий некую толику сомнения, быстро заставил светлого обдумать свои последние действия. "А не слишком ли я увлёкся?" - вполне обоснованно засомневался юнец. Всё-таки перед ним старший, а он тут, видите ли, так сильно выражает свои эмоции. Нужно бы и меру знать. Впрочем, с другой стороны, встреч с такими необычными и интересными драконами у Тэуруса уже давно не было, поэтому, наверное, ему можно простить часть "лишних" эмоций.
Как бы то ни было, юнец пару раз качнул головой, сделал несколько глубоких, но тихих вдохов-выдохов и приготовился слушать сказителя дальше.
- Так, вначале нам нужно будет определиться с самим форматом истории...
"Формат истории?" - не успел Иноэресс досказать своё первое предложение, как в голове у светлого уже появился вопрос. - "Форматы... Звучит так, будто ВСЕ истории по какому-то плану пишут..." Нет, конечно, Тэурус понимал, что истории с бухты-барахты не пишутся, но разве у такого дракона, как Иноэресса - здесь дракончик чуть скосил взгляд в сторону, призадумавшись - нет своего индивидуального стиля писания? Впрочем, как всегда, сначала следовало бы выслушать речь собеседника до конца, прежде чем делать какие-либо выводы.
- Так как она пишется про тебя,.. - эта фраза опять едва не заставила Тэуруса дёрнуться - не каждый день, ой, далеко не каждый день про тебя пишут какие-то истории.
- ...то ты имеешь полнейшее право вставлять свои корректировки, да и мне будет проще с тобой советоваться. Таким образом, выходит так, что эту историю пишешь и ты тоже.
Вот как оно получалось! "Хочешь с горочки скатиться, люби и крыльями махать", - припомнилась чья-то мудрость, краем уха услышанная охотником. То есть Тэурусу не предлагалось сейчас откинуться на стенку пещеры и наблюдать за процессом "творения" красоты из ничего, нет, наоборот - дракончику предстояло серьёзно пораскинуть мозгами, дабы не опозориться и получить какое-то удовлетворение от проделанной работы.
В этот момент Иноэресс хитро так подмигнул, и светлый невзначай тоже моргнул глазом, как бы копируя действия своего собеседника.
- Итак, чем именно ты хочешь видеть свою историю? Рассказом, легендой, сказкой? Или может быть стихом?
Тэурус внимательно выслушал вопрос сказителя, наклонил голову к земле и принялся усердно размышлять, дабы, не дай Шагри, потратить лишне время старшего дракона. Гм-м... Не считая того факта, что Иноэресс вряд ли сейчас спешил сбежать в белоснежный "рай" за пределами стен пещерки.
"Сложный выбор..." - вся сложность и неоднозначность выбора заключалась в том, что юнец вполне мог понять отличие "стиха" от других стилей, но вот разница между "рассказом", "легендой" и "сказкой" не казалась ему однозначной и прозрачной. Что приходило светлому на ум, когда тот прокручивал эти названия у себя в голове? Трудно сказать наверняка, однако "легенда" сразу воскрешала в памяти картинки незатухающих воин, кровавых сражений и гордых полководцев. "Нет, не то", - быстро мотнул Тэурус головой в сторону, как бы в такт мыслям. "Рассказ... Что-то обыденное", - проносилось у того в мыслях, и сразу почему-то на юношу нахлынули воспоминания о его похождения по лесу Элесмиорн или, как он прозвал его с сестрой, Элес-Лес. Впрочем, вспоминать подробности столь давнего похождения было бы сложно и достаточно утомительно, а он же не хочет заставлять сказителя ждать, правда?
Таким образом у дракончика остался лишь один выбор - "сказка", так как он не верил в свои способности составления рифм для написания хоть сколько-нибудь большего стихотворения. "Сказка... И придумать можно, и что-нибудь из реальности приплести",- размышлял Тэурус ещё с секунду. - "У сказок же хороший конец, да ведь?" - как будто задав этот вопрос вслух, светлый с плохо скрываемой надеждой во взгляде посмотрел на Иноэресса.
- Д-допустим, это будет сказка.
Такого ответа Тэурусу показалось мало, ведь "формат" - лишь начало истории, как понял юнец, нужна какая-нибудь... завязка что ли? Охотник опустил взгляд на секунду, как будто снова собираясь с мыслями, и затем, чуть озорно глянув на сказителя, выдал:
- Мне видится остров, мистер Иноэресс. Да, да... - его взгляд на секунду прошёл сквозь сказителя и, наверное, всё материальное -Остров. И дракон... - куда же без главного героя? - Который... Заблудился? Или, может быть, сбежал? Голодный... Бедный... - ему на секунду даже стало чуть-чуть совестно, что он поставил своего персонажа в такое бедственное положение с самого начала - Но он найдёт что-нибудь. Обязательно... То есть, я надеюсь. - обрывки сюжета слетали с языка Тэуруса его чистым, звонким голосом. На этом слове светлый прервался, ожидая какой-нибудь реакции Иноэресса. Поддержит ли он старания дракончика или предложит повести сюжет в другое русло?

Отредактировано Тэурус (28 Июн 2018 23:23:11)

+2

435

Игра с Иноэрессом
Расталкивая лапами снег, дракона буквально на секунду прикрыла глаза, чтобы внутренне изумиться подомному подходу к воспитанию птенцов. Все драконы должны так или иначе приходить умом и телом на путь полной самостоятельности. Но какой способ избрали родители этого сорванца? Пассивное отслеживание действий чужого отпрыска лапами каких-то там знакомых или друзей? Интересно. С таким же успехом можно посадить себя брюхом на палку, чтоб никто не заметил, да изображать из себя созерцающего сказителя. После такого не грех начать плеваться на подобные высказывания, да смачно ругаться, желая всем своим естеством приложить с размаху лапу на чью-то бестолковую голову. И плевать на то, что это другая стая, другие методы вообще жизни. Как можно рассчитывать на то, что Ино не сделает какую-нибудь глупость и после этого не попадёт в какую-нибудь особенно странную ситуацию. Это рождённая жизнь и достаточно живая, чтобы потом быть не только полезной, но и блин важной для кого-то. Загубить всё это одним единственным решением, вот это надо суметь.
Эмерис глубоко вздохнула, желая тем самым затушить в себе этот огонёк ярости. Она слишком распалялась, довольно неосмотрительный поступок. Потому Спящая сделала вынужденную остановку, чтобы выбрать сугроб поглубже, да начать делать там глубокую ямку, куда мог запросто поместиться Иноэ, а заодно куда бы не задувал треклятый ветер. Сама она не хотела никуда прятаться и уж тем более пытаться отдыхать. Уж лучше она дождётся, пока подросток придёт в себя и уж потом отправится домой, а там пусть чёрный огонь не гори.
Ничего сложного в этой конструкции не было, так что скоро импровизированное укрытие было готово. Пошарив взглядом, чтобы рядышком был Иноэ, Эмерис указала головой на изготовленное укрытие, перестав там уже всё утрамбовывать.
- Укрытие я не нашла, но можно попробовать и такой вариант. – земляная смотрела на всё это дело с какой-то странной то ли уверенностью, то ли наоборот. С другой стороны, так хотя бы кто-то меньше мёрзнуть будет.

0

436

Игра с Тэурусом
Дракону стало казаться, что ветер, бушующий за пределами уютной пещерки, стал намного более агрессивным, если можно так выразиться, а так же значительно понизил свою температуру, становясь пронизывающим до самих костей. Наверное, всему виной была уже устаканившаяся и достаточно высокая температура внутри, создавая вполне себе ощутимую разницу между большим холодным миром снаружи и маленьким теплым мирком внутри.
Еще раз вздохнув и про себя посетовав на собственную глупость и недальновидность, что вынудили его отправиться в эти безжалостные степи именно в это время, подросток вернул свой взгляд к Тэурусу, терпеливо ожидая его ответа, а вместе с ним и решения. Если все хорошенько обдумать, то, пожалуй, ежели с легендой и могут возникнуть затруднения, то с остальным все должно пройти чисто-гладко-хорошо. Даже самому Иноэрессу стало любопытно, что же именно он собирается писать сегодня.
В это время, дракончик, видимо, определившись, поднял голову, устремив взгляд своих небесных больших глаз на сказителя, а затем как-то нерешительно произнес свое решение.
- Д-допустим, это будет сказка.
Сказка, значит. Легкая история, хороший конец. Впрочем, кто говорил то, что история обязательно должна быть незатейливой, а конец - хорошим? Вариативность можно заметить даже в таких "однотипных" сказках. Впрочем, сейчас сказитель не хотел каким-либо образом выбиваться из общей тенденции, делая концовку мрачной. Все-таки, эта сказка создается именно для малыша, сидящего перед ним, а на него как ни глянь - мрачностью и не пахнет. Да и не хотелось дракону портить настроение, ибо из-за своего самого натурального "переживания" историй, неважно, услышанных, прочитанных или созданных, он и сам недолюбливал плохие концовки. Кому вообще может понравиться неприятность в его жизни? Тем более, если она самая крупная и является последним, что вообще с тобой случится. С тем, что создавалось кем-то другим, ничего не поделать, но в своих трудах подобного легко можно было избежать.
Хмыкнув, Иноэресс уже начал быстро прикидывать для себя основу сюжета новой сказки, основываясь на своих наблюдениях за собеседником перед ним, а также выводах о его характере, исходя из предыдущих диалогов. Детали можно будет добавить чуть позже, прямо порасспрашивав Тэуруса.
Неожиданно, дракончик после своего ответа замолчал лишь на мгновение, после чего сказал следующую фразу.
- Мне видится остров, мистер Иноэресс. Да, да... Остров. И дракон... Который... Заблудился? Или, может быть, сбежал? Голодный... Бедный... Но он найдёт что-нибудь. Обязательно... То есть, я надеюсь.
Изумленно посмотрев на малыша, подросток тихо рассмеялся, будучи очень довольным проявлением подобной инициативы. Если бы каждый, кто согласился мало-мальски помочь с составлением истории, действовал так же, то творить было бы гораздо, гораздо проще.
Теперь, стоило тщательно обдумать и составить полученные крохи информации, формируя вступление. На самом деле, даже подобных крох уже было достаточно для полной сказки, но, получив столь хорошего помощника, сказитель решил выяснить как можно больше деталей, сделав сказку подробной и красивой.
Иноэресс замер, пытаясь красиво сложить начало. Медленно, повинуясь неосознанному порыву, вызванному активной работой фантазии, его взгляд поднялся и уперся в потолок пещерки, но казалось, что дракон смотрит вовсе не на него, а гораздо выше - на ясное небо. Продолжая задумчиво глядеть вверх, подросток начал говорить - медленно, стараясь вносить изменения прямо по ходу своих слов. Этот способ хоть и был сложный, однако вместе с этим являлся очень эффективным. Тем более, рядом находилось само воплощение главного героя, готовое подправить и помочь.
- Однажды... родился дракон. Он родился не на земле, как множество обычных драконов, а на белом и мягком облаке. Он был еще совсем крохой - не прожил и семидесяти лет. Дракончик жил высоко-высоко в небе, играя с теплыми ветрами и весело болтая с редкими птицами, иногда залетающими к нему.
Ненадолго прервавшись, сказитель легонько выдохнул, будто бы боясь спугнуть легкий дух сказки, начавший формироваться здесь.
- У дракончика было несколько хороших друзей среди птиц. Это были гусь Грегус, лебедь Сван и грифон Лэй. Они очень часто навещали дракончика и рассказывали ему новости обо всем, что происходило на земле под ним.
Улыбнувшись, подросток нервно дернул лапой. Такое плавное придумывание имен для него было очень большой редкостью, поэтому он обрадовался, хорошо справившись с этой задачей.
- Облако дракончика всегда плыло по небу, что позволяло ему видеть практически всю землю. Дракончику всегда хотелось посмотреть на землю не с высоты своего облака, а стоя на ней, но у него никак не выходило этого сделать, ибо у него очень плохо получалось летать. Стоило ему только взмыть в воздух, как его маленькие крылья начинали подрагивать, выводя его из равновесия и заставляя приземлиться обратно. Дракончик... часто наблюдал за птицами, стараясь научиться летать, как они, но... все его усилия были бесполезны. Многие птицы смеялись над ним, и только трое друзей поддерживали дракончика.
Замолчав на минуту, Иноэресс постарался привести мысли в порядок, дабы не нарушить ход истории.
- Грегус, Сван и Лэй пытались помочь дракончику, ища различные вещи, что помогли бы ему взлететь. Иногда они приносили даже сокровища, но ничего из этого так и не подействовало. Собирая различные слухи, две птицы и один грифон всегда извещали о них юному обитателю облака. Однажды... трое друзей в спешке прилетели к облаку и поведали удивительный слух. Грегус начал первым.
"Знаешь, я слыхал об острове, в самой глубине которого кроется пара крыльев. Говорят, если прикрепить ее на спину, то можно будет летать быстрее ветра!"
Лэй подхватил.
"Этот остров большой и покрыт лесом, говорят, в нем водится множество опасных зверей, но, если найти специальную подвеску, эти звери тебя не тронут и ты можешь быстро добраться до самого центра!"
А Сван, порывшись клювом под своим крылом, неожиданно вытащил подвеску, на которой болталось простое украшение из дерева, вырезанное в виде клюва.
"Гляди, я ее даже добыл! Теперь ты сможешь найти эти крылья и полететь!"

Сказитель постарался на славу, даже озвучивая разные реплики разными голосами. Вышло так, что Грегус звучал мягким басом, Сван говорил быстро, но четко, а в голосе Лэя перемежалась нормальная громкость и шепот.
Подумав про себя, что уже как-то давненько он так не делал, подросток продолжил свою сказку.
- Однажды, облако дракончика проплывало над большим и слегка мрачноватым островом. Выглянув, дитя облака понял, что это именно тот остров, о котором ему рассказывали друзья. Поглядев на свою подвеску, он подумал, что может попытаться найти ту пару крыльев - уж очень сильно он хотел научиться летать. Но тут... он понял, что не знает, как ему добраться до этого острова.
Взгляд дракона помрачнел, вместе с теми дальнейшими событиями, что тот начал описывать дальше.
- В это время... Разыгралась буря. Она была очень сильной, множество черных туч закрыло солнце и даже маленькое облачко, на котором жил дракончик. Дул сильный ветер. Дракончик очень испугался, тут же спрятавшись, но ветер становился все сильнее, сильнее, и все-таки подхватил его, подняв в воздух и бросая из стороны в сторону. Дракончик изо всех сил взмахивал своими маленькими крылышками, стараясь вернуться домой, но у него ничего не вышло, и ветер забросил его, но не в море, а на тот самый остров, над которым проплывало облачко.
Кивнув головой, Иноэресс вернул свой взгляд на Тэуруса, сидящего перед ним, глядя на него с молчаливым вопросом в глазах, вопрошающим, нужно ли продолжать сказку или же стоит изменить части уже сказанного.
- Ну, и как тебе?
Вместе с этим, детали нужны были уже сейчас.
- Можешь ли ты поведать мне о местах, что успел посетить?

+2

437

Игра с Эмерис
Спутница, кажется, была своего мнения про методы воспитания его родителей. Это дракону заметить было легко и просто - ну а как еще, если на морде отображаются практически все испытываемые ей эмоции? Нет, к слову сказать, Эмерис явно не была похожей на Тэуруса, который был столь легко читаем ввиду своей неопытности, просто, видимо, таков был ее характер.
Вспомнив про юного охотника из стаи Света, Иноэресс припомнил и все детали встречи с ним,вплоть до своих мыслей. И, похоже, одна из них вполне себе оперативно превратилась в реальность.
"Не может же быть такого, что, если бы я забрел сюда на пару недель позже, то меня всего закидало бы снегом?"
Как оказалось, может. Могло, может и может быть еще. Нет, ну действительно - что не так с этой погодой? Насолил ли ей несчастный сказитель чем? Почему у подростка вечно возникало навязчивое чувство того, что погода именно, вот именно вот этих степей его просто на дух не переносит?
Кажется, даже животным было намного проще переносить суровую голодную зиму и начинающуюся метель, чем намного более выносливому и крепкому дракону. Впрочем, возможно, так оно и есть - скажите пожалуйста, ну какое вот животное полезет в открытую местность тогда, когда его на ней может просто-напросто сдуть?
Полностью осознав данный факт, Иноэресс криво усмехнулся про себя. Наверное, если и стоило лезть в эти степи, то лучше уж весной. Или летом. Или осенью. Да когда угодно, лишь бы потом не страдать, прямо как сейчас, будучи открытым всем ветрам и морозам, которые только здесь существуют.
Впрочем, даже такая неудачная вылазка привела к неожиданному результату. Подросток умудрился встретить драконицу из стаи Земли, которая, к тому же, оказалась общительной и доброй. Сейчас, оперативно вырыв и утрамбовав собственное укрытие - яму в сугробе, она странным взглядом уставилась на сие творение.
- Укрытие я не нашла, но можно попробовать и такой вариант.
Места там бы хватило только на одного, из-за чего сказитель украдкой взглянул на спутницу. Неужели ей не холодно? Впрочем, если посмотреть на габариты и общую массивность ее тела, а также вспомнить все, что ему было известно о драконах из ее стаи, то можно было сделать вывод, что Эмерис действительно не холодно. Или по крайней мере не холодно настолько, чтобы от ветра и мороза нужно было прятаться.
С благодарностью кивнув драконице, сказитель юрко забрался в утрамбованную яму, укладываясь максимально подходяще для того, чтобы сохранить и потихоньку восстановить температуру тела, а также не упускать из виду собеседницу. Ветер остался где-то там, высоко, что позволило Иноэрессу вздохнуть полной грудью.
- Большое спасибо за вашу заботу, госпожа.
Признательный взгляд рубиновых глаз, возможно и говорил красноречивее самого дракона, но от словесной благодарности еще никто не умирал, поэтому и ее стоило выразить.

0

438

Игра с Иноэрессом
Закончив доносить до сказителя крохи своей фантазии, Тэурус ненадолго остался в напряжённой тишине. Сейчас решалась судьба его будущей сказки. Да, для кого-то это может показаться смешным или даже глупым, но юный дракон сейчас совершенно серьёзно относился ко всей этой незатейливой работе. В своём детстве он от случая к случаю выдумывал подобные короткие рассказики, чтобы чем-то отвлечь младших сестёр, вечно копошащихся в родной пещере. Вот и в эту минуту светлый пытался особенно напрячься, чтобы не показаться пустоголовым юнцом.
Иноэресс, видимо дослушав и осознав сказанное юношей, улыбнулся. Тэурус сперва вздрогнул, подумав, что старший над ним насмехается. Нет, дракончик, наверное, спокойно пережил бы насмешки над его историей, но неприятный груз в общении остался бы надолго. Однако, юноша быстро понял, что вновь ошибся - улыбка была не презрительной или насмешливой, а доброй и слегка довольной. "Ему... понравилось?" - пронеслось в голове у дракона - "Что ж, хорошее начало сулит и хорошее продолжение!" Чуть приободрённый, светлый успокоился и стал ожидать начало творческого процесса у сказителя, готовый подключиться к нему в любой момент.
Иноэресс замер, видимо обдумывая что-то и, наконец, начал сказку. Стоило сказителю произнести: "Однажды...", казалось бы, самое частовстречающееся слово в подобных рассказах, а юнец уже едва не привстал на лапах, пытаясь не пропустить ни звука, ни интонации, ни малейшего дрожания голоса, ибо каждая деталь в подобной сказке могла быть очень важна.
- ...родился дракон. - Тэурус сразу же вообразил трескающееся яйцо и выползающего оттуда маленького дракончика, совсем крошечного, это охотник знал наверняка, так как и сам видел этот прекрасный момент появления на свет своих младших сестричек. Ой, что-то светлый отошёл от истории, а ведь пропусти он хоть одно слово...
- Он родился не на земле, как множество обычных драконов, а на белом и мягком облаке. - "Как такое может быть возможно?!" - восхитился Тэурус - "Родился на облаке?" Только сейчас юноша заметил, что взгляд сказителя направлен в потолок. Тэу тоже поднял свой взгляд и... Наверное, ему показалось? Нет, не может быть... Сейчас он отчётливо видел это облачко в чистом и ярком небе. Именно то, облачко, на котором родился герой сказки. Эта игра воображения? Какая-то несуществующая магия? Кто знает, но одно можно сказать наверняка - светлый мог видеть то, что рассказывал Иноэресс.
- Он был еще совсем крохой - не прожил и семидесяти лет. Дракончик жил высоко-высоко в небе, играя с теплыми ветрами и весело болтая с редкими птицами, иногда залетающими к нему. - Тэурусу мгновенно представился образ небесного дракончика, играющего с потоками ветра, смешно расставляя крылья, или следящего за своими воздушными друзьями-птицами. Как же выглядел его герой? "Ну, конечно он был такого же цвета, как и облачко. наверное", - быстро размышлял юноша, пока Иноэресс слегка переводил дух, - "ведь тогда можно было бы в нём прятаться!" - здесь к размышлениям дракона подключилась рациональность охотника, которая совсем не помешала ходу волшебной сказки.
- У дракончика было несколько хороших друзей среди птиц. Это были гусь Грегус, лебедь Сван и грифон Лэй. Они очень часто навещали дракончика и рассказывали ему новости обо всем, что происходило на земле под ним. - Тэу показалось немного забавным, что его небесный собрат водит дружбу с такими необычными друзьями. Впрочем, а с кем ему там ещё было общаться? "Где же его родители? Или хотя бы такие же драконы?" - пришла на ум слегка тревожная мысль, но светлый быстро отогнал её - "Ему уже седьмой десяток, он вполне может жить сам". Где-то там в высотах воображаемого неба (воображаемого ли?) дракончик махнул лапой, приветствуя своих давних друзей, как показалось Тэурусу. "Какие хорошие, наверное, друзья... Интересно, а почему дракончик не мог сам слететь на землю?" - задумался охотник на секунду.
- Облако дракончика всегда плыло по небу, что позволяло ему видеть практически всю землю. - кажется, сейчас в небе это облачко тронулось и поплыло по нему, влекомое ветром, изредка натыкаясь на другие облака. "Красива земля с такой высоты", - чуть замечтался Тэурус, вспоминая свой полёт с кем-то из родителей на примерно такой же высоте. - "Он большой счастливчик!" - даже слегка позавидовал юнец герою.
- Дракончику всегда хотелось посмотреть на землю не с высоты своего облака, а стоя на ней, но у него никак не выходило этого сделать, ибо у него очень плохо получалось летать.- "Как же так?" - изумился Тэурус. - "Родился в облаке и не умеет летать?" Взгляд охотника вновь устремился туда, ввысь, и он увидел, как дракончик цвета пушистого облака лежит на краю своего домика, грустно смотря вниз. Вот их взгляды встретились, и тот, который сверху, начал заинтересованно изучать своего земного собрата. Тэурусу очень захотелось замахать лапой в ответ, как бы поддерживая сородича и говоря "мол, ты не один".
- Стоило ему только взмыть в воздух, как его маленькие крылья начинали подрагивать, выводя его из равновесия и заставляя приземлиться обратно. Дракончик... часто наблюдал за птицами, стараясь научиться летать, как они, но... все его усилия были бесполезны. Многие птицы смеялись над ним, и только трое друзей поддерживали дракончика.- "Как же он..." - Тэурусу стало невероятно сильно жаль такого небесного затворника. - "Он же просто хочет, может, по травке погулять..." И вновь ему показалось, что небесный дракон  раскрыл свои тоненькие крылышки, как будто сотканные из тёплых бризов, но, сколько он не пытался ими махать, его лапы не смогли ни на секунду оторваться от родного облака. И тут же светлый услышал как-будто смеющиеся, гогочущие голоса стаи каких-то птиц, обидно смеющихся над сущей нелепицей: "Родился в облаках, а летать не может! Га-га-га!" Ох как разозлился Тэу на этих ничего не понимающих глупых птиц. Ведь небесный дракончик пытался! Он просто не мог! "Он не виноват!" - чуть ли не выкрикнул юнец, посерьёзнев по-настоящему, мысленно отгоняя этих назойливых птиц. Хорошо, что вскоре на облачко приземлились уже знакомые облачному дракону, как и самому Тэурусу, его верные друзья: Грегус, Сван и Лей. И вон они, Тэу и герой сказки, уже забыли про глупых птиц и их насмешки, и устремились, один по-настоящему, а другой - мысленно, к вновь прибывшим друзьям.
- Грегус, Сван и Лэй пытались помочь дракончику, ища различные вещи, что помогли бы ему взлететь. Иногда они приносили даже сокровища, но ничего из этого так и не подействовало. Собирая различные слухи, две птицы и один грифон всегда извещали о них юному обитателю облака. - "Вот это - действительно друзья! И даром, что птицы", - восхитился вновь дракон. - "Интересно, что они могли ему приносить?" - чуть призадумался Тэурус. Может быть какие-то артефакты? Может быть зелья? А может быть древние свитки с какими-то заумными заклинаниями? Как бы то ни было, Тэу не мог знать наверняка, он лишь видел, как эти помощники носились туда-обратно, принося с каждым разом всё больше и больше могущественных кристаллов, амулетов и свитков. Впрочем, со временем нести стало нечего - все известные способ были опробованы, и, казалось, небесные дракончик никогда не сможет покинуть свой родной домик. Это опечалило не только его самого, но и Тэуруса. "Это... не честно..." - взгляд светлого чуть потускнел, как бы теряя толику надежды. Хорошо, что Иноэресс не дал так просто забыть мечту героя.
- Однажды... - Тэурус быстро забыл про грусть, быстро переведя взгляд на сказителя. "Что? Что случилось?" - как бы вопрошал его взгляд? И вновь, чтобы не упустить ничего, юноша поднял взгляд в потолок, то есть небо.
- … трое друзей в спешке прилетели к облаку и поведали удивительный слух. Грегус начал первым.
"Знаешь, я слыхал об острове, в самой глубине которого кроется пара крыльев. Говорят, если прикрепить ее на спину, то можно будет летать быстрее ветра!"
- "Да! Я знал, что что-нибудь найдётся!" - совсем по-детски радовался Тэурус, ярко блестя глазами от "отражающегося" неба над головой. Дракончик на облаках тоже с большим энтузиазмом принял эту новость.
- Лэй подхватил.
"Этот остров большой и покрыт лесом, говорят, в нем водится множество опасных зверей, но, если найти специальную подвеску, эти звери тебя не тронут и ты можешь быстро добраться до самого центра!"
- услышав шёпот голоса Лея, Тэу задумался: "Ну, конечно. Путь будет тернист", - начал размышлять он, даже не заметив, что тут Иноэресс использовал идею светлого при создании острова. - "Да, никто и не говорил, что всё будет просто. Значит, нужно найти эту подвеску".
- А Сван, порывшись клювом под своим крылом, неожиданно вытащил подвеску, на которой болталось простое украшение из дерева, вырезанное в виде клюва.
"Гляди, я ее даже добыл! Теперь ты сможешь найти эти крылья и полететь!"
- услышал Тэурус быстрый голос лебедя. "Хо-хо, они уже позаботились об этом!" - обрадовался светлый. - "Так чего же ты ждёшь, а?" - мысленно обратился он к своему небесному сородичу. Вправду, всё необходимое у героя было, и юнец как будто мог почувствовать, что тот дракончик на облаке тоже уже не может сидеть на месте. Только как ему добраться до этого острова? Летать-то он по-прежнему не умеет... Увлечённый такими мыслями, Тэу едва ли не пропустил продолжение сказки.
- Однажды, облако дракончика проплывало над большим и слегка мрачноватым островом. Выглянув, дитя облака понял, что это именно тот остров, о котором ему рассказывали друзья. Поглядев на свою подвеску, он подумал, что может попытаться найти ту пару крыльев - уж очень сильно он хотел научиться летать. Но тут... - "Ага, доплыть на своём облаке! Точно!" - восхитился Тэурус изобретательностью небесного дракончика. - "Сколько, интересно, ему пришлось ждать такого удобного момента?" На словах "но тут", охотник напрягся, ожидая какого-то подвоха в столь хорошем способе добраться до требуемого места. "Что? Что не так?" - его голубые глаза напряжённо взглянули на сказителя.
- … он понял, что не знает, как ему добраться до этого острова. - Точно! Как он мог об этом не подумать? Добраться - хорошо, облако помогло, а спуститься? Нет, конечно можно было бы проскользить по воздуху, медленно спускаясь с помощью крыльев… А что делать, если крылья не так крепки? Тэурус резко поднял голову вверх, пытаясь срочно придумать план по спуску. Почему срочно? Да ведь облачко могло и отлететь от требуемого острова! И всё, вновь ждать нужного случая. А ему же так хочется научиться летать...
- В это время... Разыгралась буря. - Тэурус без шуток сглотнул, наблюдая, как вокруг белого, пушистого облачка героя с ужасающей скоростью сгущаются тучи, и начинает дуть ветер. Даже до самого светлого донёсся поток свежего воздуха то ли с снежных просторов Степей, то ли от тех самых туч в небе, этого понять юнец не успел, но и не хотел. "Его же сейчас закрутит... Или..." - дракон чуть ужаснулся своей мысли, - "сбросит с облака!"
- Она была очень сильной, множество черных туч закрыло солнце и даже маленькое облачко, на котором жил дракончик. Дул сильный ветер. Дракончик очень испугался, тут же спрятавшись, но ветер становился все сильнее, сильнее... - Тэурус с ужасом в глазах наблюдал за происходящим. "Нет, нет, всё должно было произойти не так! Всё не может так закончиться!" - пронеслось у него в голове. Кажется, не Иноэресс уже творил историю, а она сама творила себя. "Если он свалится, он непременно разобьётся!"
- .., и все-таки подхватил его, подняв в воздух и бросая из стороны в сторону. Дракончик изо всех сил взмахивал своими маленькими крылышками, стараясь вернуться домой... - "Давай! Давай! Маши крылышками!" - Тэурус не заметил, что сам начал слегка подёргивать кончиками крыльев, как бы помогая герою. - "Ну же, держись!"
- .., но у него ничего не вышло, и ветер забросил его, но не в море, а на тот самый остров, над которым проплывало облачко. - Тэурус видел, как небесный дракончик, словно белый листок, оторванный от родного дерева, сорвался с облака и полетел вниз, но не так быстро, как при свободном падении, а планируя в потоках восходящего воздуха. Светлый даже дёрнул лапой, как бы собираясь броситься к месту предполагаемой посадки, но не смог сдвинуться с места, заворожённый картиной, происходящей в небе. На фоне тёмного, кучевого неба, раздираемого вспышками молний, падал кусочек облака, белоснежного и чистого, как будто заблудившегося в этом страшном мире. Вот его подхватил очередной поток, уже совсем у земли, мягко посадив его на поверхность. Ху-ух... - шумно выдохнул юнец, всерьёз переживающий за жизнь героя. Вот он и приземлился. Осталось немного: узнать, где находятся эти крылья и...
Постойте-ка... Тэурус моргнул пару раз, как бы приходя в себя. Вокруг него была та же тёмная серая пещера, напротив него сидел Иноэресс. "А где?.." - недозаданный вопрос остановился на губах светлого, замерев в его глазах. - "Точно. Это же просто сказка". Он взглянул на себя, и только сейчас осознал, что стоит в какой-то напряжённой позе с немного расставленными крыльями. "Это я чего так?" - удивился он сам себе и быстро прилёг на пол, складывая крылья. Свой же восхищённый взгляд он устремил в глаза Иноэрессу. "Это просто волшебно... Это просто..." - говорил этот взгляд, даже не находя нужных прилагательных, чтобы описать степень восторга юноши.
- Ну, и как тебе? - спросил сказитель, чуть кивнув головой. "Как мне? КАК МНЕ?!" - светлый изумился, а как ему может быть, кроме как...
- Это просто волшебно, мистер Иноэресс. - его голос хоть и был таким же чистым, как раньше, но содержал уловимую толику восхищения от сидящего напротив. - Я... не мог даже ожидать чего-то такого. - "Ой, прозвучало так, будто я не ожидал, что он может такое сделать!" - В смысле, я ожидал что-то подобное, но никак не мог ожидать такого... - Кажется, сказка впечатлила юнца настолько, что он даже не мог нормально подобрать слова для описания своих ощущений. - Одним словом, я очень жду продолжения Вашей сказки про... - Тэурус на секунду задумался. - А как, кстати, зовут-то небесного дракончика? Я услышал Грегуса, С... Свана и Лэма… Ой, Лэйа. Есть ли имя у него? - тут светлый чуть кивнул головой вверх, как бы указывая на небо и то облачко.
Тут, кажется, подошло время, когда охотник вновь должен был приложить свою лапу для продолжения истории.
- Можешь ли ты поведать мне о местах, что успел посетить?
- Да, конечно. - сразу ответил Тэурус, не заставляя сказителя ждать. - Хоть мне уже скоро стукнет 15 десятков, я не был ни разу очень далеко от дома. Наверное, Серые Степи да побережье Озера Элтен - самые дальние места, где я когда-либо прогуливался. Зато я часто гулял в лесе Элесе… То есть Элесмиорне по профессиональной деятельности, скажем так. - тут он слегка прервался, давая себе время набрать воздуха в лёгкие и спланировать дальнейший рассказ - Если это может пригодиться, то я с удовольствием поведаю о своём времяпрепровождении там. - Конечно, это пригодиться. В сказке, как мог сейчас припомнить Тэурус, небесный дракончик попал как раз в густой и тёмный лес. Ну и чем Элесмиорн этим отличается? По этим соображениям охотник продолжил, глядя в глаза Иноэрессу. - Несколько раз я был в самой глуши. Там действительно темно и даже немного страшно, но если привыкнуть к освещению и научиться быстро определять, куда тебе нужно идти, то ничего, нормально. Очень это удивительно выглядит: куда не глянь в стороны - лишь тьма под кронами деревьев да сама тёмная листва, а сверху - юнец скосил глаза на потолок - как будто отверстие белое, если есть облака, или голубое и очень яркое, если погода хорошая. А если дождь начнётся там, то он совершенно тебя не намочит - вполне по-обыденному рассказывал светлый - просто ложишься под одно из деревьев, и весь дождик капает не на тебя, а на землю. Через полчаса после окончания плохой погоды корни деревьев всё высушивают, и можно двигаться дальше. Только это всё равно трудно - в некоторых местах было так тесно между соседними деревьями, что приходилось их сначала лапами раздвигать, а потом уже бочком проползать. - здесь он ещё раз остановился и решил, что пора бы заканчивать свой не очень-то и интересный рассказ - Вот, а зверья я там так и не увидел. Наверное, я его вместе с Себестразой распугал, когда мы там в догонялки играли. - Юнец улыбнулся, припомнив старое, и замолкнул, глазами пытаясь понять, хватит ли этого?

Отредактировано Тэурус (4 Июл 2018 09:47:36)

+1

439

Игра с Тэурусом
Хоть сказитель и смотрел в свое воображаемое небо, но краем глаза, чувством, своими корнями практически уходящим в подсознание, он наблюдал за реакцией дракончика. Ежели слушателю не нравится история, что создается для него, нужно в тот же миг изменять ее, дабы все оставались довольны. Благо, сказки предоставляют самую большую свободу действий. Здесь не столь часто необходимо логически объяснять причины произошедшего, здесь главное - само произошедшее. Птенцам, да и всем юным созданиям, что еще не успели впитать в себя такое количество мудрости, что от нелогичности их отталкивает, намного более интересно уделять внимание не "слогу", "последовательности", "понятности", а самой сути сказки - "сказке". Именно из-за таких вот причин Иноэресс никогда не советовался со взрослыми во время написания сказок. Самыми справедливыми для него в этом плане оказывались не умудренные годами критики, а слушатели, мало кто из которых превосходил возраст ста лет.
Сейчас же, дракон творил не в одиночестве, так что ему нужно было прислушиваться к чужому мнению. Хоть подросток и понимал, что Тэурус вряд ли начнет придираться к мелочам, но ведь ему может не понравиться сам сюжет, само обыгрывание предоставленной им идеи.
Впрочем, кажется, именно этот вопрос волновал дракончика меньше всего. Даже мимолетного взгляда на него хватало для того, чтобы понять - сейчас он живет и дышит именно тем воздухом, который находится не в этом мире, а в том, постепенно создаваемом. Заметив, что на его слова всегда имеется реакция даже физического тела, Иноэресс стал с любопытством наблюдать за своим слушателем.
Глядя вверх, тот легонько улыбался, будто бы приветствуя небесного сородича, во время эпизода с глумливыми птицами нахмурился и приоткрыл рот, будто бы чтобы остановить их, его глаза радостно светились во время встреч с тремя друзьями, а при получении кулона в них загорелась надежда. Во время он неосознанно привстал и расправил крылья, будто бы вместе с героем спускаясь по ветру вниз, а в его глазах загорелось серьезное беспокойство за дальнейшую судьбу несчастного дракончика, что не умел летать.
Сейчас, глядя в большие глаза малыша, который еще не до конца вернулся в этот бренный мир, Иноэресс со вздохом и легкой улыбкой кивнул головой. Дракон осознал - эта сказка действительно создается для дракончика. Он не просто безвольно слушает, не просто помогает создавать ее, и даже не просто переживает эту историю, пожалуй, если можно так выразиться - он и есть эта история. Маленькая и хрупкая сказочка, своим характером напоминающая белое облачко, чьи глаза и являются тем самым волшебным небом, и до завершения которой еще много-много времени.
Хотя сказитель и до этого не глядел на Тэуруса свысока, как представитель старшего поколения взирает на младшего, но в его сердце тот уже был окрещен малышом, оставляя после себя именно такое впечатление. И оно никуда не делось - просто во взгляде подростка появилось трудноуловимое восхищение и, возможно, счастье. Ему еще никогда не встречались такие собеседники. Похожие - возможно, но именно таким вот был только один небольшой дракончик, сидящий напротив.
Его юный слушатель медленно приходил в себя. Медленно осознавал странность своей позы, медленно возвращал ясность и осознанность взгляда, медленно вникал в суть вопроса, заданного сказителем.
- Это просто волшебно, мистер Иноэресс. Я... не мог даже ожидать чего-то такого. В смысле, я ожидал что-то подобное, но никак не мог ожидать такого...
Этот приступ паники, вызванной боязнью не уважить ремесло сказителя, только рассмешил его. Дракон понимал, что собеседник абсолютно искренен, просто не имеет способа правильно подобрать подходящие для случая слова. Тем временем, диалог шел дальше.
...Одним словом, я очень жду продолжения Вашей сказки про... А как, кстати, зовут-то небесного дракончика? Я услышал Грегуса, С... Свана и Лэма… Ой, Лэйа. Есть ли имя у него?
Имя у главного героя? Не, не слышали. Ну, на самом деле слышали и придумывали, к тому же немало, но именно в этой сказке Иноэрессу ну вообще не хотелось каким-либо образом с самого начала называть героя. К тому же, главный герой намного важнее остальных персонажей, что являются лишь сопровождением его истории, поэтому его имя уж точно нельзя придумывать на ходу. К тому же, именно сейчас, как бы сказитель не напрягал мозг, тот упорно отказывался выдавать хоть какое-нибудь сносное имя. Хотелось или назвать точно так же, как и своего слушателя, или...
Глаза подростка хитро блеснули. Все с той же доброжелательной улыбкой на морде, он повернулся к Тэурусу.
- Есть. Как ты думаешь, какое?
Конечно, можно было просто напрямую попросить помочь ему с этим вопросом, но тогда имелся шанс того, что малыш, придающий простым вещам намного более важное значение, просто-напросто зависнет, размышляя над этим вопросом, дабы ни дракона не обидеть, ни героя не обделить. А так что - угадай! Весело-полезно, совершенно не помпезно, ни разу не смущающе, истории помогающе. Так, стоп. Стихи будут писаться не сегодня, а пока что дракону нужно было вслушаться в рассказы юного охотника о местах, где он успел побывать за свою недолгую жизнь.
- Да, конечно. Хоть мне уже скоро стукнет 15 десятков, я не был ни разу очень далеко от дома. Наверное, Серые Степи да побережье Озера Элтен - самые дальние места, где я когда-либо прогуливался. Зато я часто гулял в лесе Элесе… То есть Элесмиорне по профессиональной деятельности, скажем так. Если это может пригодиться, то я с удовольствием поведаю о своём времяпрепровождении там.
Конечно, пригодится. Хоть сказитель в силу своей профессии и под влиянием неугомонной натуры побывал во многих любопытных местах, но они чаще касались территорий, никому не принадлежащих, поэтому про лес, о котором будет идти речь, он знавал только из рассказов да слухов.
- Несколько раз я был в самой глуши. Там действительно темно и даже немного страшно, но если привыкнуть к освещению и научиться быстро определять, куда тебе нужно идти, то ничего, нормально. Очень это удивительно выглядит: куда не глянь в стороны - лишь тьма под кронами деревьев да сама тёмная листва, а сверху как будто отверстие белое, если есть облака, или голубое и очень яркое, если погода хорошая. А если дождь начнётся там, то он совершенно тебя не намочит - просто ложишься под одно из деревьев, и весь дождик капает не на тебя, а на землю. Через полчаса после окончания плохой погоды корни деревьев всё высушивают, и можно двигаться дальше. Только это всё равно трудно - в некоторых местах было так тесно между соседними деревьями, что приходилось их сначала лапами раздвигать, а потом уже бочком проползать. Вот, а зверья я там так и не увидел. Наверное, я его вместе с Себестразой распугал, когда мы там в догонялки играли.
Малыш с легкой улыбкой закончил свой рассказ, видимо, припоминая прошлые деньки. Иноэресс в это же время пытался наиболее точно представить у себя в голове эту картинку. Это удавалось с некоторым трудом - сейчас сказитель воплощал буквально все слова Тэуруса, поэтому были в этом воображаемом лесу частями и дождь, и просто облака. Были там и двое драконов - один из них имел знакомую внешность и сейчас проползал между двумя деревьями, активно двигая телом, а вторая, обладающая очень размытыми чертами, лежала под деревом, глядя на хмурое небо. Потом дождь закончился и двое драконов принялись играть в догонялки, а от них во все стороны разбегалась мелкая живность. Единственное, с воплощением чего подростку было по-настоящему трудно - это "действительно темно и даже немного страшно". Для Иноэресса темнота, наоборот, была показателем безопасности ввиду собственной малозаметности и острого зрения, что позволяло загодя обходить опасные места. Да и жил дракон в местах, где вечно царил густой полумрак, поэтому и с определением направления в условиях подобного освещения у него проблем не возникало никогда. Потерпев неудачу и вздохнув, дракон решил смотреть на все с точки зрения юного представителя стаи Света и не слишком заморачиваться с этим вопросом.
Теперь, настало время возвращаться к сказке. Благодарно кивнув в знак признательности, сказитель вновь вернул свой взгляд, но на этот раз не на потолок пещеры, ибо дракончик уже упал с неба и оказался на земле, а в загадочное и интересное никуда, которое почему-то располагалось в месте пребывания Тэуруса.
- Оказавшись так близко к волнам, которые, казалось, настойчиво пытались разбить остров, дракончик очень сильно испугался. Он волновался, что его утащит в бушующее море, потому что Грегус частенько рассказывал ему, как во время перелетов глупые уставшие гуси садились на волны во время шторма, после чего бесследно исчезали. Боясь того, что его может настигнуть такая же судьба, дракончик поднялся на лапы и со всей возможной скоростью устремился в столь темный и страшный лес... Куда угодно, лишь бы подальше от злого моря.
Сказитель еще раз попытался представить себе страх темноты, еще раз потерпел фиаско и еще раз вздохнул, продолжая историю.
- Несясь по густому лесу, дракончик совсем не смотрел по сторонам, из-за чего споткнулся о небольшой пень и упал. Пытаясь отдышаться, он внезапно заметил, что здесь совсем тихо, хотя недалеко должно было находиться бурлящее море. Впрочем, эта тишина не продлилась недолго - темные тучи разразились громом. Пошел сильный дождь.
Пытаясь быстро найти себе укрытие, маленький дракончик забился под большое дерево с раскидистой кроной. Под его корнями он на удивление обнаружил небольшую нору, достаточную для того, чтобы в ней можно было спрятаться. Испуганный малыш залез туда и стал с тревогой...наблюдать за дождем снаружи. Он и не заметил, как заснул.

Вновь взяв короткую паузу для того, чтобы перевести дыхание, сказитель замолчал на несколько секунд - недолго, конечно, но для подобных пауз как раз наоборот. Наверное, длительностью этих секунд дракон пытался передать всю бурю, что успела пройти в сказке.
- Проснувшись, дракончик увидел, что дождь уже давно закончился, а сквозь листву проникают солнечные лучи. После прошедшего дождя трава и деревья казались обновленными, а воздух был настолько чист, что, казалось, звенел от любого движения. Птицы заводили свою привычную утреннюю трель. Осторожно выглянув наружу, дракончик заметил, что эти птицы не такие большие и однотонные, как знакомые ему. К тому же, эти птицы пели красивее гусей и уток. В этот момент дракончик осознал, что наконец-то очутился там, где давно мечтал - на земле. Хотя он очень обрадовался, он помнил, что земля может быть очень опасной, поэтому опасался вылазить из норы больше чем головой, восхищенно оглядывая округу. И вовсе этот лес был не таким страшным и злым, как про него рассказывали! Наверное, он пугает только ночью...
Иноэресс усмехнулся, а в его глазах вновь возник уже знакомый озорной блеск.
- Внезапно, дракончик почувствовал, что что-то толкает его сзади. Или кто-то... После подобной мысли, он изо всех сил закричал и выскочил из норы, отбегая подальше и настороженно глядя назад.
Следом за ним из-под корней дерева выбралось странное существо. У него была огненно-рыжая пушистая шерсть, длинные ушки, сейчас отведенные назад и рог, по длине равный ушам.
Это явно не была птица, потому как ни крыльев, ни перьев у существа дракончик не заметил. Оставалось лишь думать, что это был зверь, один из тех, что обитали на земле.
Зверь возмущенно смотрел на дракончика своими изумрудно-зелеными глазами. После того, как прошло несколько минут, его уши поднялись вверх, но возмущение во взгляде никуда не делось.

Усмехнувшись, сказитель продолжил свою сказку.
- Зверь еще пару секунд побуравил дракончика взглядом, а затем набрал воздуха, чтобы...
"Посмотрите, каков наглец! Так нагло вламываться в мой дом, да еще и меня почти раздавить! Ты знаешь, что из-за твоего огромного тела я едва мог вздохнуть? Это просто непозволительная наглость!"
...обрушить возмущенную тираду на остолбеневшего дракончика.
"П-простите... Я... Я потерялся... А еще снаружи был дождь и я..."
"Тоже мне оправдание! Деревья тоже прекрасно защищают от дождя, знаешь ли?"
Дракончик не знал. Хоть он и летал на облаке, но иногда и над ним собирались тучи, поливая все дождем, поэтому малыш привык прятаться внутри своего дома. Вот и в этой ситуации, он поступил так же - спрятался вовнутрь.
"Я не з-знал... Прошу прощения... Вчера был такой шторм и меня сюда принесло..."
Взгляд зверя сразу стал заинтересованным.
"Принесло, говоришь? Откуда? И верно, из здешних никто бы не смог "потеряться", как ты."
"Я... Я с облака... Меня сдуло ветром..."
Зверь сменил выражение мордочки с заинтересованного на восхищенное.
"Ого! Так ты был так высоко! Небось так хорошо летать умеешь?"
Дракончик тут же помрачнел и покачал головой. Зверь же, осознав, что сказал что-то не то, кашлянул и продолжил.
"Хм, так уж и быть, на этот раз я тебя прощаю. Кстати, меня зовут Огнехвост, а тебя?"

Иноэресс вернулся к реальности, с выразительным вопросом в глазах глядя на Тэуруса, будто бы вновь повторяя предложение угадать имя главного героя.

+2

440

Игра с Иноэрессом
Секунды, проводимые со сказителем, быстро складывались в минуты, а за столь увлекательным рассказом они торопились укомплектовываться в часы. И хотя Тэурус не следил за временем, он лишь краем глаза успел заметить, что бушевавшая доныне природа сейчас успокоилась, видимо тоже зачарованная сказкой Иноэресса. И неживое способно чувствовать прекрасное...
Когда охотник окончательно вернулся в настоящий мир, он немного удивлённо встретил взгляд тёмного, глядевшего сейчас на дракончика как-то по-особенному. А когда вопрос зашёл об имени героя, эти же глаза, подкреплённые доброй улыбкой, как-то озорно блеснули, и сказитель сказал совершенно спокойно:
- Есть. Как ты думаешь, какое?
"Ага", - мгновенно попался Тэурус на незатейливую уловку Иноэресс; действительно, раз имя уже придумано, то можно немного и пофантазировать, авось, и угадает. "Хм-м... И вправду, как бы могли его звать?", - рассуждал юноша, поглядывая то на потолок, то на самого сказителя, пытаясь понять, что же мог задумать этот интересный дракон. - "Рождённый в облаках... Это имя определённо должно быть лёгким и простым, как то облачко, на котором жил дракончик" - светлый спокойно перебирал в уме знакомые имена, но все они казались ему какими-то угловатыми, острыми что ли для такого чистого существа. Тут требовалось не обычное, не услышанное когда-то краем ухо имя, оно должно быть именно его!
- Конечно, угадать трудно. Но я предположу, что его звали Эйрис. Или Эйр, если кратко. - А что? Кратко и понятно. Впрочем, понятно самому Тэурусу, а Иноэрессу пришлось бы поломать голову, выискивая какие-то закономерности в этом имени.
А юнец тем временем наблюдал за реакцией своего сожителя пещерки на рассказ про похождения в лесу Элесмиорне. Дослушав светлого, сказитель вздохнул (печально или просто так, дракончик определить не смог) и кивнул одной лишь головой, беззвучно благодаря за предоставленную информацию. "Да я ничего такого-то и не сказал", - немного засмущался дракон, но в конце концов принял этот знак как данность.
Наконец, Иноэресс как-то посерьёзнел, видимо готовясь продолжить сказку. И Тэурус тоже стал чуть внимательнее, как никак, история тут у него под боком будет разворачиваться. Только вот сказитель смотрел в этот раз не в потолок, а на самого светлого. Юноша пару мгновений пытался понять, что значит немного нечёткий взгляд тёмного, а потом догадался, что сказитель-то, наверное, и не на него-то смотрит. "А куда же тогда?"- логичный вопрос, возникший в голове юнца, заставил последнего медленно повернуть голову, не отрывая взгляда от Иноэресс, а затем небольшим рывком довернуть и морду, и свой взгляд. "И что я должен тут увидеть?" - немного растерянно пытался додуматься охотник, увидев перед собой обычную каменную стену с небольшими пометинами и выбоинами.
Однако, в эту секунду сказитель произнёс своё первое слово, и стена тотчас растворилась в воображении Тэуруса. Юнец был на побережье, это он понял сразу, увидев синие волны воды, несущие белую пену и разбивающиеся о гряду каких-то скал неподалёку. Голос Иноэресса, кажущийся каким-то очень далёким и совсем незнакомым, сейчас подтвердил догадки светлого.
- Оказавшись так близко к волнам, которые, казалось, настойчиво пытались разбить остров, дракончик очень сильно испугался. Он волновался, что его утащит в бушующее море, потому что Грегус частенько рассказывал ему, как во время перелетов глупые уставшие гуси садились на волны во время шторма, после чего бесследно исчезали.- именно сейчас Тэурус мог видеть своего героя, сидевшего в относительной близости к краю моря. "Странно, что я не заметил его раньше", - лишь подумал светлый, ещё страннее было то, что, как ни хотел охотник подойти к небесному дракончику, юноша не смог сдвинуться с места; как ни хотел Тэу крикнуть что-либо, он не мог выдавить ни звука из своей глотки. Тем не менее, это не испугало его, просто светлый осознал, что, хоть он и участвует в этой истории, он не мог взаимодействовать с ней. По крайней мере, сейчас. По крайней мере, пока что... В эту минуту здесь правил лишь один голос, доносящийся как будто издалека, даже более далёкого, чем облачко Эйриса, зависшее в небе. Отвлёкшись на такие мысли лишь на пару секунд, Тэурус вернулся взглядом к дракончику, который пытался отойти от этого зловещего и опасного моря на какое-то расстояние, иногда спотыкаясь об камни и веточки. Охотник буквально мог чувствовать страх героя, подкреплённый воспоминаниями, которые, словно по заказу, всплыли в памяти Эйра, а заодно и светлого. "Ужасно" - почерпнул часть опыта завороженный юнец, а ведь он совершенно не задумывался о таком во время своего похода к озеру Элтен…
- Боясь того, что его может настигнуть такая же судьба, дракончик поднялся на лапы и со всей возможной скоростью устремился в столь темный и страшный лес... Куда угодно, лишь бы подальше от злого моря.- "Да, лучше убраться отсюда восвояси", - всё ещё находясь под впечатлением от воспоминаний, подумал юноша. И хотя светлый сейчас мог с уверенностью сказать, что не двинул ни одной лапой, он оказался посреди Леса. Высокие деревья, зелёная подстилка под ними - всё это казалось охотнику очень знакомым, но при этом же совершенно другим, не похожим на всё остальное, когда-либо увиденное Тэурусом.
- Несясь по густому лесу, дракончик совсем не смотрел по сторонам, из-за чего споткнулся о небольшой пень и упал. Пытаясь отдышаться, он внезапно заметил, что здесь совсем тихо, хотя недалеко должно было находиться бурлящее море. - Светлый и сам сейчас испытывал неприятное чувство чуждой тишины и пустоты вокруг. Шума прибоя как будто и не было никогда, и, оставшись один на один с многовековым Лесом, хочешь-не хочешь, а задумаешься, как ты мал по сравнению со всем миром. Небесный дракончик тоже уже не пытал особого энтузиазма к дальнейшему продолжению своего прохода в глубь этого Леса. "Ничего, вернуться обратно всегда успеем", -размышлял охотник, подняв морду к небу. - "Благо, что облачко..." - не закончил своей мысли дракон, так как в небе подозрительно быстро сгущались тучи...
- Впрочем, эта тишина не продлилась недолго - темные тучи разразились громом. Пошел сильный дождь. - А природа, видимо, решила сегодня по-полной испытать на прочность тела и духа Эйриса, а заодно и Тэуруса. Едва громыхнула первая, ещё скрытая от глаз молния, как в голове у светлого стал формироваться план, как бы укрыться от надвигающегося дождя. Охотник нетерпеливо переступил лапами: "Где, где, где найти крышу над головой?"
- Пытаясь быстро найти себе укрытие, маленький дракончик забился под большое дерево с раскидистой кроной. Под его корнями он на удивление обнаружил небольшую нору, достаточную для того, чтобы в ней можно было спрятаться. Испуганный малыш залез туда и стал с тревогой...наблюдать за дождем снаружи. - Заметив, что его облачный сородич куда-то исчез, Тэурус обернулся, ища дракончика глазами. "Не лучшее время для игры в прятки!" - досадно заметил юнец. - "Иначе придётся играть с дождём в догонялки..." Кстати, о ливне - он как-раз начался, медленно набирая силу, становясь всё шумнее, всё непрозрачнее. Тэурус, не придумав ничего лучшего, нырнул под какую-то корягу, дабы лишний раз не мокнуть. Дракон не успел до конца спрятать свой хвост от дождя под таким своеобразным навесом, как его взгляд зацепился за что-то особо белое в этой стене дождя. Нашёлся Эйрис. Бедный дракончик забился под деревом в какую-то норку. Сам бы охотник едва бы и на половину влез туда, а небесный приятель разместился там вполне вольготно, таким образом надёжно спрятавшись от дождя. Хорошо уловимая тревога от взгляда дракончика по поводу дождя передалась и Тэурусу, только последний не стал делать из архана мантикору - их двоих-то уж точно не затопит.
- Он и не заметил, как заснул. - Тэуруса тоже клонило закрыть глаза от размеренного и непрекращающегося стука капель влаги падающих на листья, ветки, траву, землю... Но упустить возможность поглядеть на красоту такой погоды, находясь в относительной безопасности от дождя? Нет уж, позвольте, охотник не мог упустить подобной возможности. Тем более, подсознательно зная, что дракончик сейчас спит, и охотник не может ему сейчас помешать... Светлый высунул из укрытия свою голову, подставляя её под холодный душ из дождя. "Хорошо", - лишь подумал Тэурус, прикрыв глаза от наслаждения стихией. Сейчас небесные потоки воды как будто ласкали дракона, развевая его небольшую гриву и смывая всё плохое с тела и разума светлого. Стоило открыть глаза, как можно было увидеть многочисленные ручейки, бегущие в разные стороны, унося с собой мелкий лесной сор и живительную влагу неба. А ведь ещё минуту назад (а, может быть, десятки минут назад) юноша считал дождь чем-то плохим, угрожающим его жизни... Если бы только Эйрис мог увидеть и почувствовать то, что сейчас переживал Тэурус. Но дракончик, утомившись побегом от неблагоприятной стихии, сейчас очень глубоко спал. Охотник не мог знать, что снится его герою, но мог на расстоянии слышать и чувствовать его мерное дыхание и то, как поднимается и опускается грудная клетка при каждом вдохе. Дождь тем временем кончился, оставив после себя капельки дождя на каждом участке живого тела Леса; сквозь высокую листву пробился луч солнца, мгновенно превратив непривлекательные глазу капли в блистающие кристаллы. Светлый вылез из-под коряги. Вот, где он мог творить... Вот, где он чувствовал себя истинным творцом Сказки, точно зная, где и какая капелька сейчас сорвётся с листка, оставив после себя мокрый след на траве или земле. Он чувствовал, как Лес преображается, словно умывшись и обновившись благодаря этому ливню. Уже не один луч, а целая копна стремительных солнечных лучиков насквозь простреливала раскидистые кроны деревьев, устремляясь к земле. Это чудесное зрелище, которое наблюдал и создавал сам Тэурус, очень понравилось ему. "Эйрис, ты бы это видел..." - беззвучно пролепетали губы юнца.
- Проснувшись, дракончик увидел, что дождь уже давно закончился, а сквозь листву проникают солнечные лучи. После прошедшего дождя трава и деревья казались обновленными, а воздух был настолько чист, что, казалось, звенел от любого движения. Птицы заводили свою привычную утреннюю трель. Осторожно выглянув наружу, дракончик заметил, что эти птицы не такие большие и однотонные, как знакомые ему. К тому же, эти птицы пели красивее гусей и уток. В этот момент дракончик осознал, что наконец-то очутился там, где давно мечтал - на земле. Хотя он очень обрадовался, он помнил, что земля может быть очень опасной, поэтому опасался вылазить из норы больше чем головой, восхищенно оглядывая округу. И вовсе этот лес был не таким страшным и злым, как про него рассказывали! Наверное, он пугает только ночью... - Теперь оба дракона стояли в Лесу, наслаждаясь его красотой. Пришло время птичкам вылезти из своих гнёзд и снова запеть, восхваляя свет и хорошую погоду. Тэурус сейчас понимал, какие чувства испытывает ещё совсем молодой дракончик, стоящий рядом с ним. И хоть у него не было никакой возможности что-то сказать сородичу, где-то подсознательно охотник понимал, что небесный собрат понимает его и разделяет один и тот же восторг.
- Внезапно, дракончик почувствовал, что что-то толкает его сзади. Или кто-то... После подобной мысли, он изо всех сил закричал и выскочил из норы, отбегая подальше и настороженно глядя назад. - Тэурус качнулся в сторону от дракончика, едва завидев это...
- Следом за ним из-под корней дерева выбралось странное существо. У него была огненно-рыжая пушистая шерсть, длинные ушки, сейчас отведенные назад и рог, по длине равный ушам.
Это явно не была птица, потому как ни крыльев, ни перьев у существа дракончик не заметил. Оставалось лишь думать, что это был зверь, один из тех, что обитали на земле.
Зверь возмущенно смотрел на дракончика своими изумрудно-зелеными глазами. После того, как прошло несколько минут, его уши поднялись вверх, но возмущение во взгляде никуда не делось.
- "Это ещё кто?" - вопрос прозвучал в голове у светлого, а сам охотник лишь выдохнул шумно, пытаясь оценить степень опасности этого зверька. И огненно-рыжая шерсть, своим цветом придающая дополнительной опасности небольшому обитателю норки, и рог, длинной с уши этого существа намекали на то, что лучше с ним было не связываться. Зверь обвёл взглядом обоих, но, видимо не посчитав Тэуруса достойным своего внимания, переключил всё своё внимание на Эйреса. Игра в кто кого переглядит быстро закончилась, и зверь, по-своему оценив опасность мальца, поднял уши. Юноша хотел было вмешаться или хоть как-то защитить беспомощного дракончика, но опять почувствовал, что не может и двинуть пальцем лапы. Тем временем произошло то, чего светлый никак не мог ожидать... Существо заговорило.
- Зверь еще пару секунд побуравил дракончика взглядом, а затем набрал воздуха, чтобы...
"Посмотрите, каков наглец! Так нагло вламываться в мой дом, да еще и меня почти раздавить! Ты знаешь, что из-за твоего огромного тела я едва мог вздохнуть? Это просто непозволительная наглость!"
...обрушить возмущенную тираду на остолбеневшего дракончика.
"П-простите... Я... Я потерялся... А еще снаружи был дождь и я..."
"Тоже мне оправдание! Деревья тоже прекрасно защищают от дождя, знаешь ли?"
Дракончик не знал. Хоть он и летал на облаке, но иногда и над ним собирались тучи, поливая все дождем, поэтому малыш привык прятаться внутри своего дома. Вот и в этой ситуации, он поступил так же - спрятался вовнутрь.
"Я не з-знал... Прошу прощения... Вчера был такой шторм и меня сюда принесло..."
Взгляд зверя сразу стал заинтересованным.
"Принесло, говоришь? Откуда? И верно, из здешних никто бы не смог "потеряться", как ты."
"Я... Я с облака... Меня сдуло ветром..."
Зверь сменил выражение мордочки с заинтересованного на восхищенное.
"Ого! Так ты был так высоко! Небось так хорошо летать умеешь?"
Дракончик тут же помрачнел и покачал головой. Зверь же, осознав, что сказал что-то не то, кашлянул и продолжил.
"Хм, так уж и быть, на этот раз я тебя прощаю. Кстати, меня зовут Огнехвост, а тебя?"
- Во время всего диалога чувства Тэуруса менялись от полного непонимания и шока до интереса и удивления, а сам дракон стоял за одним из деревьев, позади дракончика, наблюдая за всем диалогом с приличного расстояния. Когда речь зашла до разговора о полётах, юнец пожмурился, понимая, как неприятен этот вопрос для самого Эйриса.  В тот момент, когда зверёк представился Огнехвостом и пришла очередь назвать своё имя дракончику, охотник напрягся. Именно сейчас он мог услышать, как действительно зовут обитателя облака. "Ну же, почему ты молчишь?" - не понимал Тэурус, когда стоящий перед ним замолчал, как будто собираясь с мыслями. - "Почему ты просто не можешь сказать своё..." - не закончил светлый. Кажется, он понял. Он понял, чего ждал дракончик. Именно сейчас Тэу понял, что может сказать что-то, и это "что-то" определит продолжение Сказки.
- Эйрис - с трепетом выдохнул охотник из-за спины облачного, как будто его второе "я". И ещё раз повторил, - Меня зовут Эйрис, - в этот раз увереннее, словно это говорил сам герой.

Небольшое отступление - оффтоп

Эйрис, в данном случае, образовано от английского "air" (воздух), поэтому первая часть имени "Эйр" произносится мягко, как бы проглатывая "й". На игре никак не отразится, просто лирическое отступление для лучшего понимания.

Отредактировано Тэурус (5 Июл 2018 23:56:22)

+2

441

Игра с Тэурусом
Иноэресс все это время примерял на себя роль своеобразного Бога, с высоты неба глядя на мир, на остров, на лес и на двоих, неловко беседующих меж собою. Фантазия, как и обычно, работала на ура, создавая и проецируя картинку с любой стороны, какая только была угодна сказителю. Его возвращение в реальность было ради одного лишь выразительного взгляда, поэтому картинка сказки вернулась обратно уже спустя секунду. Друг напротив друга стояли двое - робкий дракончик и задорный зверек, на поверку оказавшийся огневиком, однажды встреченным подростком на равнине. Сейчас любые воспоминания могли обрести свою форму, изменяясь и живя - именно это и нравилось сказителю. Впрочем, кажется, теперь в этом мире существовали не только воспоминания и фантазия.
- Эйрис. Меня зовут Эйрис...
Тихий шепот, произнесенный в пещерке, что была сокрыта под снегом, внезапным образом просочился в зеленый лес, вместе с этим будто бы создавая неясный силуэт юного дракончика, по своему виду не так уж и сильно отличающегося от героя. Тэурус тоже был здесь, тоже наблюдал и тоже мог влиять на историю своими словами. Кажется, такое обычно называют "на одной волне", но тут волна была уж слишком однородной, что впрочем никак не мешало Иноэрессу. Наоборот, дракон был очень рад этому - именно такая помощь считалась в его глазах полноценной поддержкой. Возможно, может стрястись такое, что малыш и не сумеет написать историю по своему желанию, однако он в любом случае окажется незаменимым помощником. Услышав слова, теперь уже исходящие от призрака, стоящего за одним из деревьев, сказитель тихо улыбнулся, прекратив наблюдать откуда-то сверху и открыто "встав" прямо за спиной Огнехвоста. Этот мир практически полностью подчинялся ему, так что в его воле было стать заметным или же нет для своих же персонажей.
- Эйрис. Меня зовут Эйрис...
На этот раз, слова были сказаны самим небесным дракончиком, что с любопытством глядел на своего собеседника. Сказитель же просто продолжил свой рассказ.
"Эйрс! Ой..."
Попытавшись быстро произнести имя нового знакомого, Огнехвост проглотил его часть, что вызвало его искреннее недоумение.
"Твое имя такое сложное... Намного сложнее, чем у всех моих знакомых."
Пока Эйрис пытался понять, есть ли здесь его вина, зверек весело рассмеялся и покачал головой.
"Ну это ничего! Кстати, а зачем ты пришел сюда?"
Небесный дракончик вкратце рассказал огневику о своей проблеме и о том, как он нашел способ ее решить. Сразу же оживившись после услышанного, Огнехвост уже практически подпрыгивал на месте.
"Так чего же ты ждешь? Волшебные крылья - в глубине леса, а мы - на окраине. Пойдем скорее!"
Сказав эти слова, огневик тотчас же развернулся и побежал в сторону центра леса. Дракончик нерешительно последовал за зверьком, то и дело настороженно оглядываясь по сторонам.

В своем воображении, сказитель также повторял путь, пройденный двумя новыми знакомыми, при этом раздумывая над тем, какие же испытания уготовить им. Вариантов было много, к тому же, активничающих персонажей не должно было быть только двое, так что сейчас возникала самая частовстречаемая и одновременно самая трудная задача для творца.
- Двое товарищей быстро продвигались через лес. По пути им встречались самые разнообразные виды птиц и мелких зверей, которых Эйрис еще никогда не видел раньше. Огнехвост был поражен его незнанием, но все же подробно описывал каждого встреченного обитателя леса так, будто знал их всех лично. На самом деле, у веселого огневика действительно было много знакомых, поэтому он то и дело останавливался для того, чтобы поприветствовать каждого.
Таким образом, прошел день. Когда двое уставали, они присаживались под сенью широкого дерева, когда хотели есть - набирали ягод, коих здесь росло в изобилии. В конце концов, наступили сумерки - нужно было искать место для ночлега. Огнехвост был раздосадован тем, что поблизости не отыскалось никакой достаточно большой для двоих норки, и жаловался на то, что придется спать под открытым небом. Дракончик попытался взобраться на дерево, но их ветки находились слишком высоко для того, чтобы достать до них в прыжке, поэтому ему пришлось смириться с тем, что нужно будет спать на земле.
В это же время, Огнехвост внезапно увидел что-то в просвете среди кустов и деревьев. Это что-то мягко переливалось всеми цветами радуги. Позвав Эйриса, они вдвоем потихоньку направились к источнику света, соблюдая осторожность - мало ли, что можно встретить в ночном лесу.

Хмыкнув, дракон решил опять ненадолго вернуться в реальность, дабы передать нужную информацию своему собеседнику. На погоду снаружи он даже не взглянул, считая более важным завершение истории.
- Ты тоже имеешь власть творить - даже вставлять свои предложения и слова. Главное, чтобы все проистекало однородно, в остальном же ограничений совершенно нет.
Улыбнувшись, сказитель постарался представить себе сам процесс, когда одну историю рассказывает один, а второй добавляет к ней свои слова. Интересно, согласится ли Тэурус на подобное? Да и выйдет ли?

+1

442

Игра с ИноэрессомТэурус, произнеся имя своего героя, по-прежнему стоял чуть позади Эйриса, оперевшись на ствол какого-то высокого дерева. День был в самом разгаре, и солнце приятно грело кожу своими нежными лучами в этом придуманном сказителем мире. Пока светлый наслаждался такой, казалось бы, простой вещью, Эйрис и его новый приятель Огнехвост продолжили свой незамысловатый разговор.
- "Эйрс! Ой..." - неправильно произнесённое имя героя немного резануло по слуху охотника, заставив ещё раз произнести его в уме: "Эй-рис... Ничего особого по-моему..." - конечно, самостоятельно выбрав такое имя для небесного сородича, юноша прекрасно знал, как произносить его, чего не скажешь о этом хвостатом создании.
- Попытавшись быстро произнести имя нового знакомого, Огнехвост проглотил его часть, что вызвало его искреннее недоумение.
"Твое имя такое сложное... Намного сложнее, чем у всех моих знакомых.
Пока Эйрис пытался понять, есть ли здесь его вина,..
- "Сложное?" - чуть призадумался Тэурус, как будто думая об одном и том же вместе с дракончиком. - "Может быть этот приятель просто ни разу не видел драконов? Уверен, тогда бы он точно был бы шокирован некоторыми именами",- чуть улыбнулся дракон, представляя, как Огнехвост старался бы выговорить своим голоском "Себестазу" или "Гегемогона".
- ...зверек весело рассмеялся и покачал головой.
"Ну это ничего! Кстати, а зачем ты пришел сюда?"
Небесный дракончик вкратце рассказал огневику о своей проблеме и о том, как он нашел способ ее решить.
- Тэурус ещё раз с самого начала услышал всю историю, только на этот раз, рассказанную самим Эйрисом. На самом деле, она оказалась достаточно короткой, мол: те друзья сказали то-то, нужно найти это, для того-то; затем налетела буря, упал на берег, пришёл в лес и вот я тут-то. Светлый, впрочем, был рад выслушать такую интерпретацию Сказки, рассказанной самим героем - от лица главного героя всё переживается немного по-другому; только в этот раз юнец не услышал практически ничего нового, ведь Тэурус был тут с первого момента сотворения мира и мог сам рассказать всё не хуже дракончика.
- Сразу же оживившись после услышанного, Огнехвост уже практически подпрыгивал на месте.
"Так чего же ты ждешь? Волшебные крылья - в глубине леса, а мы - на окраине. Пойдем скорее!"
- Юноша разделил нетерпение Огнехвоста. Действительно, можно уже было бы и двинуться - поспать успели, поговорить тоже, перекусить бы ещё... Ну, ничего, время, наверное, ещё найдётся.
- Сказав эти слова, огневик тотчас же развернулся и побежал в сторону центра леса. Дракончик нерешительно последовал за зверьком, то и дело настороженно оглядываясь по сторонам. - Вслед за Эйрисом пошёл и Тэурус, следуя буквально след в след за дракончиком. Последний шёл достаточно медленно ввиду своего небольшого возраста, и у охотника появилась хорошая возможность оглядеть Лес ещё раз. Прекрасные высокие деревья, чистый воздух, а вот слышно пение какой-то птички. Незатейливое пение, вроде: "Тиу-тиу-тиу-чрик!", но оно было хорошо, так как привносило в тихий Лес трудно передаваемое ощущение "оживлённости". Светлый наслаждался природой вокруг, замечая мелкие детали, как вдруг... Ему показалось, или в лесу он теперь был не один? Нет, не беря в расчёт Эйриса, Огнехвоста, той птички и вообще всех обитателей этого мира. И тень (?) за тем деревом ему показалась какой-то знакомой... Да, он без сомнения видел её, только не здесь, в Лесу, а там... За пределами этого мирка. Охотник хотел ещё получше присмотреться к чёрно-красному силуэту, но герои уже ушли достаточно далеко от Тэуруса, а упустить их из поля видимости - возможность потерять нить сюжета, пропустив одно лишь слово. Именно поэтому юноша бросил ещё один вопросительный взгляд в сторону таинственной фигуры и поспешил догнать Эйра.
- Двое товарищей быстро продвигались через лес. <…> На самом деле, у веселого огневика действительно было много знакомых, поэтому он то и дело останавливался для того, чтобы поприветствовать каждого. - Что уж тут и говорить! Тэурус и сам не знал всех названий обитателей леса, поэтому, упрекнув себя ("Какой позор для охотника!"), внимательно слушал живую и весёлую речь Огнехвоста. Иногда приятель дракончика останавливался, лапой приветствуя какого-то очередного обитателя Леса, и герои опять продолжали свой путь, оставляя позади светлого, удивлённо разглядывающего животных-друзей огневика. Пару раз они спускались в какую-то ложбинку или карабкались по не очень крутому склону, но ничто не могло остановить этих трёх путешественником на пути к их истории и судьбе.
- Таким образом, прошел день. <…> Дракончик попытался взобраться на дерево, но их ветки находились слишком высоко для того, чтобы достать до них в прыжке, поэтому ему пришлось смириться с тем, что нужно будет спать на земле. - Да, герои достаточно долго пробирались по Лесу, впрочем, если бы Тэуруса попросили бы сказать, сколько времени прошло, то дракон наверняка бы засомневался с ответом: с одной стороны, охотник видел, что герои уже полдня как бредут куда-то, с другой стороны, светлый совершенно не устал, будто не прошло и десяти минут с момента прибытия сюда, на остров. Как бы то ни было, герои устали, а значит и охотнику придётся найти место, чтобы полежать, пока дракончик и огневик отдыхают. Оглядев небольшую полянку, юнец прикинул, что вполне может забраться на вон то дерево, и его огромная ветвь должна выдержать тушу такого молодого дракона, как Тэу. Эйрису, как мог понять юноша, повезло меньше: ни норки, ни низкой ветки тут не было, придётся спать под открытым небом. Благо сейчас тепло, наверняка лето, поэтому риска для здоровья точно уж никакого. Не успел светлый подойти к отмеченному заранее дереву, как он услышал что-то, напоминающее шум падающей воды...
- В это же время, Огнехвост внезапно увидел что-то в просвете среди кустов и деревьев. Это что-то мягко переливалось всеми цветами радуги. Позвав Эйриса, они вдвоем потихоньку направились к источнику света, соблюдая осторожность - мало ли, что можно встретить в ночном лесу. - Да, ему не показалось, так как друг дракончика тоже двинулся на звук. Едва Тэурус обогнул дерево, он увидел и свет, исходящий, скорее всего, от того же источника. Поглядев заинтересованно ещё раз на героев, охотник решил отправиться вперёд Эйриса, ибо очень уж ему было любопытно, что это там так интересно светится... И именно когда он это подумал, в голове чётко возник образ Иноэресса, и, когда светлый повернул морду в сторону, его взгляду предстал сам сказитель. Его тело немного преобразилось, цвета кожи стали более выразительными, и в общем Иноэресс сейчас выглядел очень сказочно, под стать Эйрису или Огнехвосту. Пока Тэу с слегка приоткрытой пастью пытался понять, какие образом тёмный появился тут, последний, слегка улыбнувшись, произнёс своим голосом:
- Ты тоже имеешь власть творить - даже вставлять свои предложения и слова. Главное, чтобы все проистекало однородно, в остальном же ограничений совершенно нет. - Словно ведомый какой-то силой, Тэурус повернул голову обратно, к источнику света и, шелестя травой под лапами, двинулся в его сторону, обдумывая на ходу. "Конечно, он же Творец этого мира! Он может появиться тут, когда захочет! И он даёт мне власть творить тут?!" - мысли одна за другой стремились проскочить, оставив за собой ещё больше неотвеченных вопросов. И может быть охотник и попробовал бы ответить на них, да только светлый уже вышел за куст, прямо к...
Перед Тэурусом было настоящее чудо природного искусства. Только сама Природа могла создать его. Конечно, ведь недавно прошёл дождь, и сейчас его влага била ручьём из небольшого обрыва, высотой едва два-три метра, создавая небольшой водопад из кристально-чистой воды. Этот поток падал вниз на небольшой камень, разбиваясь на мириады мельчайших капелек, который собирались затем воедино и текли дальше, давая жизнь небольшому ручью, текущему из-под камня куда-то вниз по склону. Тут же, неподалёку сидело несколько жучков, задняя часть тела которых светилась, испуская мягкий свет, который, преломляясь в маленьких водяных линзах брызг, создавали настоящую радугу, слегка пульсирующую своими цветами. Да, ещё только обучаясь Преломлению, юный Тэу любил создавать такой перелив семи цветов просто по своему хотению, но здесь светлый и когтем не пошевелил, чтобы создать такое. Едва охотник оторвал взгляд от чуда и поднял взгляд выше, на Лес, как вдруг то там, то здесь на стволах деревьев начали загораться маленькие ночнички, развеивая ночную тьму Леса, постепенно делая его слегка-слегка освещённым, будто светило, скрывшись за горизонтом, оставило своих помощников-светлячков на земле, чтобы те прогоняли пугающую темноту. Наслаждаясь таким необычным зрелищем, Тэурус и заметить не успел, как герои тоже обнаружили водопад. А ведь юноша сейчас должен придумать что-то, что они скажут. А что, что они скажут-то?!..
- "Ты погляди! Какая красота!"
Огнехвост лапой указывал в сторону радуги над водопадом. Хотя и без этого Эйрис был всецело поглощён разглядыванием столь необычного явления, чуть подавшись головой вперёд.

Светлый на секунду застыл, не понимая, что сейчас произошло. Это он сказал или огневик? Нет, он точно слышал голос...
- В три небольших прыжка обладатель огненной шёрстки оказался возле ручейка и припал к воде. Водица была холодная, но приятная на вкус, отдававшая чистотой облаков. Эйрис всё ещё рассматривал приятные его глазу переливы цветов в радуге.
"Эй, ты чего? Пить не будешь?"
Махнув пушистым хвостом, Огнехвост как бы подозвал дракончика к себе, призывая того разделить с ним такую вкусную воду. Белый дракончик поглядел удивлённо на своего рыжего друга, как бы очнувшись от созерцания ночного чуда, и аккуратно начал спускаться к ручью.
"Это всё светлячки. Они такое представление устроили."
"К-красиво!"
Эйрис вновь испытал тонкий укол горести за свою судьбу. Если он лишь за день обнаружил такое, то сколько бы всего он смог бы увидеть, если бы жил на земле? Тем временем дракончик уже достаточно напился и взглянул на освещаемый жучками лес. Его приятель проследил этот взгляд и добавил с чуть наигранным умным видом:
"Ну вот, теперь в Лесу и ночью светло, правда хорошо? Спать безопаснее!"

Тэурус всё ещё стоял в стороне, успев вовремя отойти от бьющего ключа, чтобы не помешать двоим героям насладиться таким видом. Он до сих пор не мог понять, что и как тут произошло. Своим удивлённым взглядом он поводил по сторонам, пытаясь найти местного Творца, способного объяснить, что это было...

Отредактировано Тэурус (14 Июл 2018 13:22:01)

+2

443

Игра с Тэурусом
- "Ты погляди! Какая красота!"
Огнехвост лапой указывал в сторону радуги над водопадом. Хотя и без этого Эйрис был всецело поглощён разглядыванием столь необычного явления, чуть подавшись головой вперёд.

Ого, значит, Тэурус прекрасно понял задумку, быстро включился и вот уже вовсю пылает энтузиазмом, прямо как огневик, которого он сейчас озвучил. Иноэресс замолк, слушая и наблюдая за изменениями, происходящими со сказкой, которая теперь создавалась не только лишь им.
- В три небольших прыжка обладатель огненной шёрстки оказался возле ручейка и припал к воде. Водица была холодная, но приятная на вкус, отдававшая чистотой облаков. Эйрис всё ещё рассматривал приятные его глазу переливы цветов в радуге.
"Эй, ты чего? Пить не будешь?"
Махнув пушистым хвостом, Огнехвост как бы подозвал дракончика к себе, призывая того разделить с ним такую вкусную воду. Белый дракончик поглядел удивлённо на своего рыжего друга, как бы очнувшись от созерцания ночного чуда, и аккуратно начал спускаться к ручью.
"Это всё светлячки. Они такое представление устроили."
"К-красиво!"
Эйрис вновь испытал тонкий укол горести за свою судьбу. Если он лишь за день обнаружил такое, то сколько бы всего он смог бы увидеть, если бы жил на земле? Тем временем дракончик уже достаточно напился и взглянул на освещаемый жучками лес. Его приятель проследил этот взгляд и добавил с чуть наигранным умным видом:
"Ну вот, теперь в Лесу и ночью светло, правда хорошо? Спать безопаснее!"

Сказитель заинтересованно улыбнулся, услышав то, чем именно его юный помощник представляет необычный источник радужного света. Самому бы ему в голову пришел скорее всего какой-нибудь драгоценный камень, нежели живые существа. Видимо, сказывался различный менталитет, да и мало ли еще чего проявляло свое влияние на воображение дракона.
Впрочем, как бы это не отличалось от изначальной задумки, Иноэрессу такая идея очень даже понравилась. Хотя теперь нужно с нуля и быстро создавать ситуацию, подходящую под окружение, что иногда заставляло путаться мысли, однако, разве не этого он добивался, приглашая Тэуруса стать соучастником в процессе создания этого мира? Конечно, нравится чувствовать себя абсолютным владыкой, могущим вершить все, что только возможно, однако своя доля неопределенности, неожиданности и тем самым необычности всегда подогревала интерес самого создателя, делая сказку похожей на реальный мир, в котором ничто не известно на все сто. Да еще и помогает найти недостатки в собственном сказе.
Слушая слова дракончика, подросток склонил голову, про себя отмечая, что опять иногда брезгует деталями. Более подробные описания внешности, окружения, мыслей и чувств помогут лучше прочувствовать историю. Сказитель знал об этом, но все равно иногда забывался, будто бы рассказывая то, что всем уже давно известно, будто бы думая, что слушатель и так уже видит картину, рисуемую им. Случай с малышом был исключительным - ибо он действительно видел и жил в этой истории, однако не все склонны к такому восприятию, поэтому стоило исправлять свои недостатки до того, как они закрепились в привычку.
Сейчас же стоило вернуться к выдуманной реальности, максимально быстро подстраиваясь под изменившиеся обстоятельства, анализируя, прикидывая, размышляя и фантазируя. Что же произойдет? Проведут ли двое героев спокойную ночь, или же им так и не удастся спокойно смежить веки? К тому же, кажется... никто не упоминал, что приятели устали, верно? Просто сумерки... А сумерки - время для мистики и волшебства.
- "Безопаснее..."
Эйрис эхом откликнулся на последнее слово своего попутчика, все это время продолжая рассматривать дивное представление мириадов крошечных капель влаги, падающих и разбивающихся на невесомые сгустки света. Зрелище было настолько красивым, что небесному дракончику было трудно оторвать свой взгляд. Он лишь сумел перевести свое внимание на небольшой ручей перед ним, текущий куда-то вниз, заметив там свое отражение. Дракончик там будто бы тоже участвовал в этом шоу радуги, становясь в разы ярче и красивее.
Внезапно, одна особо крупная капля мягко приземлилась прямиком на отражение Эйриса, заставив воду покрыться рябью, мешающую разглядеть то, что происходило под ней. Когда же рябь улеглась, взору малыша предстал... олень.
Огромный олень, обладающий роскошными и раскидистыми рогами, на которых будто бы самой природой были вырезаны синие светящиеся узоры. Животное своим мягким и разумным взглядом смотрело из-под воды прямо на него. Спустя пару секунд, в которые ошеломленный дракончик глядел на отражение в воде и отказывался верить в происходящее, олень мягко покачал головой, а затем развернулся и убежал вдаль. Еще внимательнее приглядевшись к этой картине, Эйрис понял, что за животным... гналось что-то черное и быстрое, едва ли не быстрее самого оленя.

Пожалуй, стоило хотя бы отчасти оправдать ту репутацию, которую себе заслужил лес, находящийся на острове. Хоть это и сказка, но разве может в ней идти все настолько гладко? Хороший конец - это хороший конец, но что же будет происходить до этого самого хорошего конца?
- От неожиданности отойдя на пару шагов, небесный дракончик натолкнулся на Огнехвоста, который терпеливо ожидал его возвращения в реальный мир. Тот раздраженно зашипел, браня Эйриса за неуклюжесть, однако тот его не слушал. Вновь подскочив к кромке воды, он заметил, что видение исчезло, и теперь перед ним было только его морда - ошарашенная и испуганная. Не на шутку напрягшись, дракончик повернулся к своему новому приятелю, который с удивлением взирал на его странное поведение.
"И что ты там увидел? Испугался отражения? Это как надо жить, чтобы своей морды бояться..."
Решительно встряхнув головой, дракончик, недолго думая, осторожно прихватил огневика за шкирку, а затем пустился наутек - прочь, как можно дальше отсюда. Естественно, Огнехвост не забыл возмутиться по поводу столь агрессивного поведения.
"Эй, а со мной-то что не так?!"
Впрочем, вырываться не стал - уж очень странно его спутник среагировал на этот ручей.
Когда двое отбежали уже достаточно далеко, светлячки, ранее мирно парящие в воздухе, вдруг встрепенулись и со всей возможной скоростью пустились в разные стороны, разрушая умиротворенную и красивую картину радужного ручья. На воде на секунду возникли следы лап - пара, две пары, три, пять, семь...
За дракончиком со всех ног гналась группа страшных зверей. Сами они были чернее ночи, и только их глаза отливали мертвенно-зеленым светом, неотрывно глядя на свою добычу.

Иноэресс прищурился, припоминая, как юные драконы из его стаи, желающие заделаться некромантами, ради тренировки или забавы воскрешали волков - тогда те выглядели приблизительно так же, как только что описанные им. Правда, для самого темного подобные твари были едва ли не милее собачек(ибо все познается в сравнении) но вот Эйрису они явно не покажутся такими уж дружелюбными.

+2

444

Игра с ИноэрессомПохоже, у Тэуруса получилось! Единственное, что светлый так и не понял, говорил ли он, что нужно делать героям, или охотник просто описывал действия персонажей, так как всё происходило чересчур слаженно. Впрочем, дракона устраивал такой расклад Сказки, Тэу предпочитал не указывать, а просто наблюдать и помогать, что как раз он сейчас и делал. Перестав озираться как необузданная лошадь, юноша вернулся к Эйрису и его приятелю.
Герои времени не теряли, быстро расположились у воды, лакая прохладную воду. Действительно, попить чистой водицы перед сном - как нельзя лучше скажется на качестве сновидений. Где-то в это время Тэурус услышал уже хорошо знакомый голос дракончика, а затем и самого Творца мира, только сейчас этот приятный голос доносился не откуда-то сверху, а сбоку, как будто сказитель был рядом.
- "Безопаснее..."
Эйрис эхом откликнулся на последнее слово своего попутчика,.. <...> Дракончик там будто бы тоже участвовал в этом шоу радуги, становясь в разы ярче и красивее.
- Светлый услышал более грамотное описание явления природы. Желая присоединиться к Эйрису, но не мешать Сказке, Тэурус подошёл за спину к небесному дракончику, по-прежнему, наверное, оставаясь невидимым для героев. "Если бы он сейчас заметил меня, точно бы струхнул бы от моего неожиданного появления", - подумал охотник, став ровно за сородичем. Затем юнец перекинул морду над головой Эйра и поглядел в воду. Да, в ручейке сейчас отражалось две морды, очень схожих, но всё же разных драконов: светлого и облачного. Опять на руку сыграла некая невидимость юноши, позволяя последнему подольше понаблюдать за глазами и чертами морды Эйриса. А тот, на самом деле, был по-сказочному неплох собой! Отсветы радуги только придавали ему красоты и какой-то отрешённости от обычного мира. Только вот брызги от водопада уже достаточно намочили кожу Тэуруса, и сейчас хорошая капля сорвалась с подбородка охотника. Недолгий полёт и "буль!" - по воде поплыли волны, на секунду не позволяя разглядеть в природном зеркале что-либо.
- Внезапно, одна особо крупная капля мягко приземлилась прямиком на отражение Эйриса, заставив воду покрыться рябью, мешающую разглядеть то, что происходило под ней. Когда же рябь улеглась, взору малыша предстал... олень. - Едва вода успокоилась, светлый вновь заглянул в неё и... Что? Это как? Тэурус инстинктивно повернул свою морду вверх, изгибая шею, надеясь там увидеть какого-нибудь оленя, чья мордочка сейчас отражалась в ручье. Конечно, не найдя никаких летающих копытных над собой, юноша метнул свой вопрошающий взгляд обратно в воду, ещё раз рассматривая необычного обитателя зазеркалья.
- Огромный олень, обладающий роскошными и раскидистыми рогами. <…> Спустя пару секунд олень мягко покачал головой, а затем развернулся и убежал вдаль. - Дракон был готов поклясться, что он в воде видит оленя, но такое же невозможно! Не в настоящем мире... Позвольте, Тэурус совершенно забыл, что находится разумом не на Саяри. Когда абсолютно реалистичные картины резко сменяются на сюрреалистические, трудно поймать момент перехода от правды к выдумке и воображению драконов. Тем не менее, это было не расстройство зрения, ибо светлый мог абсолютно точно поручиться за то, что Эйрис видит то же самое. Животное, словно живой рисунок на прозрачном пергаменте ручья, шевелило ушами, качало головой, потрясая великолепными, будто магическими рогами, и даже перемещалось. Вот олень совершил ещё один прыжок, махнул небольшим хвостиком и удалился вдаль... "Как это? Куда он?" - всё, что мог бы спросить сейчас светлый. Да только у кого спрашивать? Дракончик под лапами своего старшего "брата" вряд ли мог объяснить это явление. И, похоже, оно ещё не закончилось...
- Еще внимательнее приглядевшись к этой картине, Эйрис понял, что за животным... гналось что-то черное и быстрое, едва ли не быстрее самого оленя. - Заметил это не только дракончик, сам Тэурус тоже заметил какую-то тень на четырёх быстрых лапах, преследовавшую оленя. Не ожидав такого поворота событий, охотник откинул голову назад резко и теперь одним лишь глазом с испугом наблюдал за развитием событий там, в воде.
- От неожиданности отойдя на пару шагов, небесный дракончик натолкнулся на Огнехвоста, который терпеливо ожидал его возвращения в реальный мир. Тот раздраженно зашипел, браня Эйриса за неуклюжесть, однако тот его не слушал. - Эйрис едва не наткнулся на широко расставленные лапы Тэуруса, но вместо этого чуть ли не упал на своего пушистого друга. Светлый отвлёкся на беззлобную брань огневика, пытаясь вовремя переставлять лапы, дабы герои не познакомились с ними раньше времени. Пока Огнехвост продолжал отчитывать дракончика за его нерасторопность, охотник вернулся к созерцанию ручья, но... видение исчезло, а вместо оленя теперь была видна лишь белая морда самого юноши, редко передёргиваемая дрожью воды.
- Вновь подскочив к кромке воды, он заметил, что видение исчезло. Дракончик повернулся к своему новому приятелю. <…>
"И что ты там увидел? Испугался отражения? Это как надо жить, чтобы своей морды бояться..."
- "Я посмотрел бы как он вздрогнул!" - некстати рассердившись на огневика заметил охотник, чуть нахмурившись. Впрочем, ругаться было некогда, нужно было понять, что значило видение, и Тэурус вновь вернулся к своему отражению, которое теперь смотрело из воды слегка задумавшимся взглядом. "Может быть это просто несуразица какая-то? Или…" - к юноше стали приходить более логичные мысли - "...этот олень действительно был здесь, но не сейчас. А это было вроде его отражения в прошлом." - может быть это место действительно было каким-то магическим или волшебным - "Но если это было по-настоящему, то и... Тот чёрный - тоже настоящий?!" - такая мысль испугала начинающего охотника. Судя по внешнему виду "тени", существо должно быть очешуительно свирепым и мощным. "А что, если такой зверь и сейчас есть?.."
- Решительно встряхнув головой, дракончик, недолго думая, осторожно прихватил огневика за шкирку, а затем пустился наутек - прочь, как можно дальше отсюда. Естественно, Огнехвост не забыл возмутиться по поводу столь агрессивного поведения.
"Эй, а со мной-то что не так?!"
Впрочем, вырываться не стал - уж очень странно его спутник среагировал на этот ручей.
- Эйрис первый решил действовать. Схватив своего друга в пасть, он побежал куда глаза глядят. Тэурус на секунду замер, наблюдая за удаляющимся дракончиком. А затем... "Ау-у-у-у!" - раздалось где-то очень близко, словно кто-то очень горько выл по своей судьбе, только такое создание не хотелось найти и утешить... от него хотелось бежать-бежать-БЕЖАТЬ! Светлый рванул по ещё примятой от лап дракончика траве, прикидывая, насколько быстро герои да и он САМ сможет убежать от ночных хищников. Редко когда охотнику приходится чувствовать себя добычей...
- Впрочем, вырываться не стал - уж очень странно его спутник среагировал на этот ручей.
Когда двое отбежали уже достаточно далеко, светлячки вдруг встрепенулись и со всей возможной скоростью пустились в разные стороны. На воде на секунду возникли следы лап - пара, две пары, три, пять, семь...
За дракончиком со всех ног гналась группа страшных зверей. Сами они были чернее ночи, и только их глаза отливали мертвенно-зеленым светом, неотрывно глядя на свою добычу.
- "Шлёп-шлёп-шлёп!" - слышал за собой Тэурус непрекращающееся хлюпанье воды под лапами зверей. Хищник был не один, их было МНОГО! Как назло, светлячки внезапно сорвались со своего места, быстро оставив теперь уже совершенно не дружелюбно выглядящий Лес. Казалось, всё вокруг замерло, кроме героев, Тэуруса и злобных тварей позади. Как бы охотник неплохо бегал (а делал он это лишь удовлетворительно), дракон себя получше чувствует в небе, особенно когда ему не нужно сворачивать то влево, то вправо, избегая столкновений с деревьями. Догнать своих героев оказалось сложнее, чем это могло показаться стороннему наблюдателю.
- Эйрис, пользуясь своими небольшими размерами и необычной юркостью, легко огибал некоторые поваленные деревья и узкие расщелины, пытаясь оторваться от преследователей. Огневик, всё ещё находясь в зубах, только и делал, что прикрывал лапами глаза, когда дракончик в очередной раз совершал какой-то прыжок, перепрыгивая дерево.
"Выпусти меня! Я сам!"
Эйрис разжал зубы, не замедляя своего бега, и Огнехвост смог мгновенно пристроиться рядом с несущимся драконом, иногда помогая выбрать направление движения, выкрикивая что-то.
"Сюда, направо!"

И хотя казалось, что именно знающий этот Лес огневик сейчас ведёт побег, однако именно Тэурус мысленно пытался направлять героев, находясь чуть повыше, ибо светлый смог взлезть по деревьям наверх, к ночному небу и встать на крыло, теперь наблюдая за героями с приличной высоты. Конечно, юноша мог бы понаблюдать красивейшую луну в небе или поразглядывать бессчётное количество звёзд в чёрных небесах... Но сейчас он был очень занят!
- Два друга в очередной раз сделали поворот, надеясь хоть как-то запутать хищников позади. Приходилось бежать по высокой траве, практически не видя ничего перед собой, и пробираться сквозь густой бурьян, надеясь только на удачу и силу лап. А звери были всё ближе, шум их бегущих лап уже доносился до слуха Эйриса и Онехвоста, что заставляло их быстрее перебирать лапами.
"Быстрее, тут дыра между корней!"
Заметив такую расщелину, дракончик быстро нырнул в неё, а за ним и сам зверёк. Оказалось, что нора была сквозная, поэтому прятаться тут было вдвойне опаснее. Эйрис быстро вылез с другой стороны дырки, подал лапу огневику, помогая Огнехвосту быстрее выползти оттуда. Герои ринулись вперёд, но перед ними был крутой каменистый обрыв, вокруг те же труднопроходимые джунгли, а над головами - открытое ночное небо.

Тэурус, поняв, что дракончик и его друг попали в западню мгновенно бросился вниз, схлопывая крылья. Пока дракон спускался, словно брошенный вниз камень, он быстро перебирал варианты возможного побега. И везде, как назло, что-то могло мешать героям. Оказавшись за десяток метров до земли, покрытой какой-то травой, светлый раскрыл свои перьевые крылья, замедляя своё падение и мгновенно закрывая ими героев от опасности...
- Вот уже сквозь густую листву ближайших деревьев начали поблёскивать изумрудные хищные глаза преследователей. Герои сами загнали себя в ловушку. Вот и всё... Эйрис лапой закрыл своего друга, пытаясь принять первый удар на себя. Он даже раскрыл свои крылышки, чтобы казаться хоть сколь-нибудь больше. И тут...
Охотник готовился к битве. Жестокой. И не факт, что Тэурус выйдет из неё победителем. Перегрызть глотку одному-двум существам он ещё сможет, но побороть голодную стаю - нет, совершенно нет. И тут... Он вспомнил разговор Эйриса с Леем и Сваном, да-да, птицами-друзьями дракона. "Подвеска!"
- Эйрис, подвеска! - Тэурус повернул голову и крикнул это в то же мгновение, как на полянку выскочило первое творение тёмного Леса. Юнец не задумывался, услышит ли его дракончик, испугается ли его голоса, поймёт ли, что нужно сделать?
- ...дракончик схватился свободной лапой за свою подвеску, подаренную ему Сваном.

Отредактировано Тэурус (17 Июл 2018 19:30:52)

+2

445

Игра с Тэурусом
События почти всегда развивались стремительно, но во время опасности они просто-таки помчались галопом, как испуганные дикие лошади. Вот уже стал заметен весь внешний облик тварей, что раньше были волками - жутко смердящая пасть с рядом далеко не самых новых и острейших зубов, свалянная и измазанная во всем, чем можно было шерсть, каким-то чудом все еще сохраняющая свой угольно-черный оттенок, крепкие лапы, которые, пожалуй, являлись единственным достоинством оживших животных. И глаза, зеленые, но не цвета морской волны или же сочной травы, а, скорее цвета фосфоресцирующей поверхности. И не стоило думать, что это красиво, ибо поверхность эта могла быть чем угодно, а обычно это была вещь, далеко превосходящая пределы отвращения обычных молодых драконов. В общем и целом, волки вышли именно такие, какими и задумывались - быстрые, ужасные и голодные. Их вой и в реальном мире можно было слышать далеко, но здесь, казалось, что он разнесся на весь лес. Иноэресс уже давно решил, что эти хищники здесь будут далеко не самыми опасными, однако кем именно будет "главный босс сцены", дракон еще не придумал. Пока что стоило послушать историю, исходящую из уст Тэуруса, который сейчас, в сказке, бросил безрезультатный бег и взлетел в небо.
- Эйрис, пользуясь своими небольшими размерами и необычной юркостью, легко огибал некоторые поваленные деревья и узкие расщелины, пытаясь оторваться от преследователей. Огневик, всё ещё находясь в зубах, только и делал, что прикрывал лапами глаза, когда дракончик в очередной раз совершал какой-то прыжок, перепрыгивая дерево.
"Выпусти меня! Я сам!"
Эйрис разжал зубы, не замедляя своего бега, и Огнехвост смог мгновенно пристроиться рядом с несущимся драконом, иногда помогая выбрать направление движения, выкрикивая что-то.
"Сюда, направо!"

Прекрасное согласование действий - можно было подумать, что это не сам малыш подсказывает направление с неба, а огневик, знакомый с этим лесом, уводит их от погони. Вот только был один факт, который пришел в голову сказителю только сейчас, мгновенно разрушая так называемую согласованность - этот огневик всегда жил только на опушке леса, поэтому сейчас местность тоже должна казаться ему незнакомой. Впрочем, решив ничего не менять, для себя ссылаясь на то, что если есть куча знакомых, значит, зверек бывал уже везде, подросток согласился с тем фактом, что Огнехвост отныне знает лес вдоль и поперек.
Тем временем, погоня продолжалась.
- Два друга в очередной раз сделали поворот, надеясь хоть как-то запутать хищников позади. Приходилось бежать по высокой траве, практически не видя ничего перед собой, и пробираться сквозь густой бурьян, надеясь только на удачу и силу лап. А звери были всё ближе, шум их бегущих лап уже доносился до слуха Эйриса и Онехвоста, что заставляло их быстрее перебирать лапами.
"Быстрее, тут дыра между корней!"
Заметив такую расщелину, дракончик быстро нырнул в неё, а за ним и сам зверёк. Оказалось, что нора была сквозная, поэтому прятаться тут было вдвойне опаснее. Эйрис быстро вылез с другой стороны дырки, подал лапу огневику, помогая Огнехвосту быстрее выползти оттуда. Герои ринулись вперёд, но перед ними был крутой каменистый обрыв, вокруг те же труднопроходимые джунгли, а над головами - открытое ночное небо.

Ловушка - простая, природная, незамысловатая. На самом деле, если бы Тэурус был чуть более обознан в искусстве некромантии, то он бы знал, что, несмотря на удивительную скорость, нюх у воскрешенных волков просто ни к черту. Достаточно было закрыть чем-нибудь эту сквозную дыру - и твари так и не нашли бы прячущихся друзей. Но, как говорится, у страха глаза велики, да и зачем бы юному охотнику из стаи Света интересоваться искусствами магов Тьмы? К тому же, кажется, близился любопытный сюжетный поворот, над которым нужно было знатно поломать голову, ибо загодя детали сказитель продумывал только изредка.
- Вот уже сквозь густую листву ближайших деревьев начали поблёскивать изумрудные хищные глаза преследователей. Герои сами загнали себя в ловушку. Вот и всё... Эйрис лапой закрыл своего друга, пытаясь принять первый удар на себя. Он даже раскрыл свои крылышки, чтобы казаться хоть сколь-нибудь больше. И тут...
- Эйрис, подвеска!
Видимо, изрядно переживающий за судьбу героев Тэурус уже не мог продолжать быть посторонним наблюдателем и рассказчиком, напрямую обращаясь к своему небесному собрату.
- ...дракончик схватился свободной лапой за свою подвеску, подаренную ему Сваном.
Отлично, теперь на сцену должна выйти подвеска. А что о ней было известно? Она в форме клюва, и по словам Лэя, способна защитить от всех зверей. Вот только как именно? Над этим фактом тоже стоило задуматься. Это не могло стать чем-то скучным, ну никак. Даже если Иноэрессу нужно будет спалить залежи фантазии, нужно сделать что-то интересное, а самое главное...
Сказитель посмотрел на юного охотника, который уже наплевал на негласное правило невмешательства и сейчас стоял, раскрыв крылья и защищая главных героев. Посмотрел с легким прищуром, не предвещающим ничего скучного и вместе с этим - простого.
...это "что-то" просто жизненно обязано включать в себя Тэуруса.
Легкая ухмылка появилась на морде подростка, показывая, что он вновь задумал что-то. Будем надеяться, что малыш не обидится на временное лишение свободы. Но это точно будет интересно.
- Внезапно, в лесу раздался еще чей-то крик. Он казался очень далеким и странным, будто бы говорящий одновременно пребывал как в ином измерении, так и в этом лесу. Решив не задумываться над этим, Эйрис поспешно сжал в лапе подвеску, что так напоминала искривленный птичий клюв.
"Прошу, помоги..."
Будто бы в ответ на эти слова, подвеска мягко засияла бледно-желтым светом, сразу же окружившим двоих испуганных друзей. Черные твари, уже практически догнавшие их, внезапно испуганно завыли, а затем убежали, поджав хвосты. Они бежали со всей возможной скоростью, будто бы этот свет мог испепелить их, не оставив после них ничего.

Дальше начиналась еще более интересная часть сказки. Сказителю было невмоготу да и просто лень продумывать все сложности и последствия своего решения, поэтому он просто решил его осуществить. В самом деле, это сказка, здесь можно.
- Пока Эйрис и Огнехвост завороженно смотрели за медленно плавающим перед ними светом, тот внезапно начал собираться в одной точке, очерчивая контуры... дракона?
Дракон, который был больше Эйриса, стоял перед ними, широко раскинув крылья, покрытые перьями. Бледно-желтый свет был слишком слаб, чтобы полностью создать его тело, так что этот дракон был похож на призрака, смотрящего на двоих друзей. Во взгляде небесно-голубых глаз не было враждебности, лишь беспокойство и забота, направленные на тех, кто стоял сейчас перед ним.
Внезапно, свет вздрогнул, а вместе с ним вздрогнуло и тело дракона, начав постепенно рассеиваться. Расстроенно покачав головой, тот еще раз окинул взглядом своего небесного сородича, успев прошептать только два слова.
"Собери подвеску..."
Следом за этими словами, бледно-желтый свет мигнул и окончательно рассеялся, вернувшись в подвеску. Эйрис и Огнехвост ошарашенно наблюдали за этим зрелищем, в особенности дракончик, который был так шокирован, что и не передать.
Неужели подвеска неполная? Кто этот дракон, который защитил их? Куда он подевался? Множество вопросов роились у него в голове, но ни на один из них он не мог дать ответа.
В это время, едва пришедший в себя огневик прокашлялся и задумчивым тоном изрек.
"Кажется, теперь нам надо собрать подвеску. Лишь часть - а такая сильная! Интересно, что будет, когда она будет целой?"
Эйрис лишь растерянно покивал головой, все еще силясь понять, что же именно произошло.

+2

446

Игра с Иноэрессом- ...Эйрис поспешно сжал в лапе подвеску, что так напоминала искривленный птичий клюв.
"Прошу, помоги..."
- Произнесённые дракончиком слова мольбы о помощи буквально подзарядили Тэуруса. Сейчас он был готов отбиться уже как минимум от десятка созданий Леса. "Я сделаю всё ради них!" - одной безмолвной пастью пошевелил светлый. У него сейчас представилась возможность ещё раз оглядеть место предстоящей бойни и самих противников. Чёрные, словно уголь, существа всё-же напоминали каких-то живых зверей, только поднятых от вечного "смертельного" сна. Охотник даже чуть показал свои клыки, которые, конечно, были не так страшны, как у этих недозверей, но всё же. И тут...
- Будто бы в ответ на эти слова, подвеска мягко засияла бледно-желтым светом, сразу же окружившим двоих испуганных друзей. Черные тварииспуганно завыли, а затем убежали, поджав хвосты. - Яркий свет полился из-за спины Тэуруса. Существа же перед охотником бросились наутёк, как-будто ощущая физическую боль от контакта с мягким светом. Кажется, даже послышалось жалобное поскуливание. Однако, о какой жалости сейчас шла речь? Захотели напасть на беззащитных маленьких путешественников? Что ж, о последствиях надо было думать заранее. А теперь этим зверям оставалось лишь поджать хвосты и как можно быстрее юркнуть в темноту ночного Леса. То, что эти твари больше не пристанут к героям, Тэурус мог знать наверняка. И ещё одно: подвеска сработала. Иначе откуда мог идти этот свет? Пора бы уже обернуться к Эйрису и Огнехвосту, мало ли, что там с ними могло произойти? Пока дракон разворачивался, он успел заметить, что свет, по какой-то причине начал исходить и от него самого...
- Пока Эйрис и Огнехвост завороженно смотрели за медленно плавающим перед ними светом, тот внезапно начал собираться в одной точке, очерчивая контуры... дракона? <…> Во взгляде небесно-голубых глаз не было враждебности, лишь беспокойство и забота, направленные на тех, кто стоял сейчас перед ним. - "Неужто они меня видят?" - был первый вопрос, возникший в голове у юноши, когда тот заметил крайне удивлённые и восхищённые взгляды героев, смотрящие на него самого. К слову, внешний вид юнца действительно изменился. Мягкий свет бил как-будто бы изнутри дракона, в один местах становясь более желтоватым, а в других - наоборот, более бледным. Как бы то ни было, вид у охотника был достаточно призрачно-сказочный. Призрачный? Получается, он влез туда, где его, как персонажа, совершенно не должно было быть! К этому неприятному открытию добавилось ещё одно: Тэурус услышал голос, наверняка, тот же, что и рассказывал всю Сказку, только сейчас этот голос указывал, что нужно сделать. И, что ещё более странно, светлый никак не мог этому сопротивляться. Не то, чтобы юноша хотел противостоять этому, но сам факт... И всё ещё не было понятно, почему это произошло? От всех этих мыслей он печально качнул головой пару раз, бессознательно выполняя "указание" голоса.
- Внезапно, свет вздрогнул, а вместе с ним вздрогнуло и тело дракона, начав постепенно рассеиваться. Расстроенно покачав головой, тот еще раз окинул взглядом своего небесного сородича, успев прошептать только два слова.
"Собери подвеску..."
Следом за этими словами, бледно-желтый свет мигнул и окончательно рассеялся, вернувшись в подвеску.
- Тэурус мог краем взгляда заметить, как свет от кончиков его крыльев стал отделяться от самого дракона и направляться к подвеске, оставляя обычное, несветящееся тело охотника позади. "Подвеска! Это сделала подвеска!" И тут к нему пришло крайне явственное знание, что артефакт собран не полностью, и следующие два слова он произнёс почти самостоятельно, к сожалению, только шёпотом, хотя юнец пытался сказать этого вполне громко: "Собери подвеску..." Сам Тэурус абсолютно не мог знать зачем, он лишь понимал: так обязательно нужно. Свет начал всё быстрее "выходить" из тела светлого, собираясь в подвеске формы клюва. Едва последняя частичка необычной магии покинула пределы дракона, последний почувствовал себя по-старому невидимым и свободным. Странные ощущения, одним словом.
- Эйрис и Огнехвост ошарашенно наблюдали за этим зрелищем, в особенности дракончик, который был так шокирован, что и не передать.
Неужели подвеска неполная? Кто этот дракон, который защитил их? Куда он подевался? Множество вопросов роились у него в голове, но ни на один из них он не мог дать ответа.
В это время, едва пришедший в себя огневик прокашлялся и задумчивым тоном изрек.
"Кажется, теперь нам надо собрать подвеску. Лишь часть - а такая сильная! Интересно, что будет, когда она будет целой?"
Эйрис лишь растерянно покивал головой, все еще силясь понять, что же именно произошло.
- Вопросы проносившиеся в голове Тэуруса были практически идентичными: "Неужели подвеска неполная? Где искать её части? Как могло произойти то, что произошло минуту назад?" И так же, как и Эйрис, ни на один из этих вопросов у светлого не нашлось ответа. Огневик тоже подкинул вопрос, мол, действительно, что будет? Предположения делать юнец не хотел и не мог, так как был далеко не знаком с местными артефактами и не знал, на что они способны. Голова уже порядком гудела от всех пережитых эмоций и переживаний. Да и магия эта тоже, наверное, заставила потратить светлого часть какой-нибудь энергии. Ой, а ведь герои-то тоже устали! Ночь всё-таки! Тэурус вскинул голову вверх, удосужась, наконец, закрыть расставленные крылья, убеждаясь в правильности своего счёта времени. Какая-то луна, опять же, не такая как на Саяри, а лишь похожая на неё, белёсым диском висела в небе.
- Едва опасность осталась позади, герои поняли, как сильно они утомились за этот долгий день. Подумать только, ещё совсем недавно Эйрис нем мог и предположить, что будет гулять по траве или убегать от каких-то хищников с новоприобретённым другом. Лапы дракончика уже буквально отказывались стоять ровно после излишнего напряжения, пережитого обоими. И даже краткий дневной сон не помог преодолеть навалившуюся усталость. Перекинувшись уставшими взглядами, друзья решили отдохнуть прямо здесь, на этой открытой полянке, так как всё-равно Эйрис собирался спать на земле.
Тэурус наблюдал за укладывающимися на ночь героями. Сам юноша спать совершенно не хотел не смотря на длительные полёты, побег от волков и моральную нагрузку. Конечно, он не игнорирует удобный случай полежать и поразмышлять, пока дракончик и огневик спят. Многое нужно обдумать, многое нужно понять.
- Огнехвост лёг полукругом, положив свой пушистый хвост на самого себя и пристроив голову с отведёнными назад ушами на передние лапы; глазами зверёк пригласил дракончика присоединиться к нему. Эйрис ещё постоял с секунду, поглядев по сторонам, убеждаясь в безопасности места ночлега, и тоже прилёг на лапы, положив их вместе аккуратно, завершая полукруг огневика. Голову он не склонил, на секунду бросив свой уставший взгляд в ночное, иссиня-чёрное небо, думая о чём-то своём. У него с Огнехвостом появился защитник? Огневик, заметив, что друг всё никак не заснёт, пролепетал сонно:
"Эйрис, утро вечера мудренее. Поспи сейчас лучше. Спокойной ночи." - сказав это, он вновь прикрыл глаза и задышал по-сонному медленно и размеренно.
"Спокойной ночи, Огнехвост." - произнёс в ответ дракончик и решил последовать совету приятеля, положив, наконец, свою белую голову на лапы и закрыв глаза.
Герои погрузились в мягкие и тёмные объятия сна, забыв о всех невзгодах окружающего мира. Эйрису сейчас наверняка снилось его покинутое облачко и друзья-птицы, а Огнехвосту - интенсивный побег от хищников, так как его задняя лапа изредка подёргивалась.

Заметив, что дракончик и его друг заснули, Тэурус прислонился спиной к каменному оврагу, чуть позади спящих, и погрузился в свои размышления. "Получается, благодаря подвеске Эйрис может позвать меня на помощь... Интересно, так было задумано изначально? Если да, то получается, что я влез-то не зря", - подобные мысли посещали светлого, - "Значит, сейчас нам... то есть, героям необходимо собрать части артефакта. Но где искать? Похоже, что ни дракончик, ни Огнехвост тоже не знают, где найти их. Надеюсь, их приведёт к цели какое-нибудь провидение". Всё время размышляя, охотник вглядывался в небо, различая отдельные звёзды и скопления звёзд. Воздух был по-ночному прохладен и свеж, и казалось, что отдельные светящиеся точечки на небосводе немного подёргиваются и отсвечивают разными цветами, совсем как радуга, встреченная небесным дракончиком. Подумав про героя, Тэурус перевёл глаза на спящих Эйриса и огневика, чуть улыбнувшись сам себе. "Хорошая получается Сказка..."

Отредактировано Тэурус (20 Июл 2018 00:08:13)

+2

447

Игра с Тэурусом
Повесть шла так, как ей и полагается - тихо и мирно, даже несмотря на то, что рассказывалась двумя отдельными личностями, у каждой из который было свое мировоззрение, в большинстве своем разительно отличающееся от взглядов на жизнь другого. События плавно перетекали одно в другое, рождая удивительно красивый узор Сказки. Пока что этот узор не был так уж сложен, как ему бы полагалось, но ведь и история не закончена. Кто знает, сколько удивительных вещей ожидает героев впереди? Что же выйдет в итоге?
Хотя Иноэресс, на правах создателя, так сказать, уже смутно предвидел как окончание этого приключения, так и его детали, однако он не мог сказать, что все выйдет именно так, как им планировалось. В конце концов, стопроцентной вероятности успеха не может быть до тех пор, пока этот успех не будет достигнут. Какие изменения грядут на пока что ровном и прямом пути - неведомо никому.
Сейчас, в мире Сказки, на траве свернулись клубочками огневик и дракон, будто бы защищая и оберегая друг друга. Сегодняшняя ночь принесла множество потрясений, поэтому стоило хоть немного отдохнуть, сбрасывая с себя груз излишнего напряжения. Все вопросы, возникшие сегодня, будут решаться завтра - кажется, только что была выведена основная жизненная мудрость Огнехвоста. Впрочем, эта мудрость вечером может появиться у кого угодно, невзирая на его возраст или расу. Разумному существу испокон веков было проще решать проблемы на свежую голову, поэтому сейчас герои последовали примеру бесчисленных поколений, что были до них, мирно дремля в объятьях ночи.
Спали двое - двое же не спали. У творцов этого мира было много поводов для размышления, а эта ночь для них, кому здесь сон был вовсе не обязателен, стала прекрасным временем, своей тишиной поддерживая стабильный поток мыслей, роящийся в голове у каждого.
Тэурус стоял, прислонившись спиной к оврагу; его чуть напряженный взгляд ясно выдавал, что дракончика терзает множество вопросов. Что произошло, что будет. Правильно, неправильно. Цель и способы ее поиска. Но в самой глубине этих малых небес, которые затаились в глазах малыша, можно было увидеть молчаливое удовлетворение: ему нравился этот мир, нравились эти герои, нравилась эта история, что, естественно, не могло не радовать.
Иноэресс все же решил находиться где-нибудь повыше, поэтому сейчас он сидел на верхушке одного из деревьев, глубоким взглядом глядя на иссиня-черное ночное небо. Он не использовал небо для того, чтобы просто куда-то деть свой взгляд и сосредоточиться на мыслях, ибо ему не нужно было это делать. Не потому, что он постиг дзен и теперь мог думать обо всех вещах одновременно, при этом еще и делая что-то. Нет, сказитель просто не счел подходящими любые поводы для размышлений, которые приходили ему в голову. Что будет дальше? Скоро узнаем. Правильно ли было вплетать малыша в повесть? Естественно, правильно - вон он какой довольный, что может помогать полюбившимся героям. Чего бы сделать помудренее, чтобы запутать всех окружающих, и заодно себя? Ничего, ибо жизнь, пусть даже сказочная - это такая штука, которая сама кого хочешь запутает, даже стараться не надо.
В общем, подросток, в силу того, что время продолжать историю еще не пришло, смотрел на небо с самой простейшей целью - сделать его лучше. Так как представилось время и желание усовершенствовать окружающий мир, не отвлекаясь на события и героев, то почему бы не заняться этим? И первым в списке стояло именно небо, потому что оно было ну совсем уж размыто. А как же можно улучшать этот мир сказителю? Естественно, словами и голосом.
Мирно восседая на вершине дерева, Иноэресс тихим и мягким шепотом расписывал детали, настолько тихим, будто бы говорил это только для себя.
- Гладь иссиня-черного неба сейчас не была закрыта ни единым облачком. Миру предстала молочно-белая луна, которой до формы полного круга не хватало самой малости. Ее свет мягко освещал округу, но не затмевал вид еще одного небесного чуда - сверкающих, словно алмазы, звезд. Они будто были небрежно рассыпаны чьей-то рукой по безбрежному небу, случайно собираясь в небольшие группки, при внимательном разглядывании обретающие собственные образы. Для каждого глядящего они были разными - там, где один увидит крыло, другой найдет пламя. Особый шарм этим образам придавал озорной свет, излучаемый звездами. Он не был столь же ярким и нежным, как лунный, но казался по-особенному живым и активным, бесконечно мерцая и переливаясь всеми оттенками белого.
Мир подчинялся голосу, покорно меняясь и обретая детали. Вначале казалось, что он существует лишь благодаря двоим наблюдателям, оказавшимися в нем, но теперь он будто бы приобретал собственную жизнь и самостоятельность, свою душу. Впрочем, подросток не собирался останавливаться на достигнутом, продолжая свою работу.
- Вначале практически затихший ветер вновь возник, но уже не был столь агрессивным, как раньше. Сейчас потоки воздуха казались небесными лентами, которые мягко касались крон деревьев, покачивая широкие зеленые листья. Вот одна такая лента спустилась ниже, задевая кусты и трепля траву, но затем плавно рассеялась, возвращая спокойствие редким цветам, растущим внизу.
Полностью отвлекшись на детали окружения, Иноэресс не придавал никакого значения собственному внешнему виду, из-за чего неосознанно стал видим для обитателей этого мира. Впрочем, это было бы так, если бы было, кому его видеть. Сейчас же все обитатели леса мирно спали, поэтому сидящая на дереве тень, сотканная из пламени черно-красного цвета, не привлекла никакого внимания со стороны живности.
Наверное, стоило продолжать ход повествования, "включив рассвет" и начиная движение, но сказитель просто прикрыл глаза, наслаждаясь спокойствием мира, в котором он был Богом. Слушая ветер, дракон пустил поток фантазии и мыслей на самотек, бессознательно улавливая окружение и используя ассоциативные ряды в голове для того, чтобы сформировать образ, который мог бы жить в этом окружении. Ветер, треплющий гриву, трава, колышущаяся из стороны в сторону, лес, провидение, которое позволило бы героям продолжить путь, Тэурус, тихо стоящий неподалеку...
- Ветви деревьев, находящихся неподалеку от спящих друзей, внезапно зашевелились, мягко отодвигаясь в сторону. За ними появилась огромная тень, но она не казалась чем-то массивным или страшным. Она была частью травы, частью деревьев и частью кустов. Спустя секунду, на открытую местность вышла огромная драконица. Ее чешуя была изумрудно-зеленого оттенка, а грива состояла из травы. Крылья были похожи на переплетения веток с листвой, которую заменили зеленые перья, а коричневато-зеленые глаза напоминали два глубоких омута. Несмотря на свой размер, драконица оказалась очень грациозной, мягко ступая по траве, почти не приминая ее. Заметив двоих друзей, мирно спящих неподалеку, незнакомка удивленно замерла, но затем тихо рассмеялась, ложась неподалеку от них. Когда она замерла, то перестала казаться существом из плоти и крови, став напоминать собою холмик, поросший травой. Даже предрассветные пташки, проснувшиеся до солнца, по ошибке приняли живое за неживое, беспечно усаживаясь прямиком на спину лежащей драконицы, дабы поискать себе пропитание.
Спустя пару минут, из-за горизонта несмело выглянул еще бледноватый, будто после сна, краешек солнца, первыми лучами приветствуя землю. Забрезжил рассвет.

+2

448

Игра с ИноэрессомСпустя многие минуты напряжения, у светлого появилось время, чтобы отдохнуть и привести в порядок мысли. История развивалась очень интригующе, и Тэурус был готов поспорить с самим собой, что не сможет предугадать дальнейшее развитие событий. Именно поэтому охотник и отдыхал сейчас, избавив своё воображение от излишней нагрузки по просчёту всех действий. Хотя сам дракон предпочитал действовать как раз наоборот в реальном мире, и сейчас изменил своим обычаям лишь потому что знал, что Сказка в надёжных лапах сказителя, а Тэу всегда будет рядом, чтобы помочь. Или, что тоже случается, осложнить ситуацию. В любом случае, вмешаться.
- Гладь иссиня-черного неба сейчас не была закрыта ни единым облачком. <…> Вот одна такая лента спустилась ниже, но затем плавно рассеялась, возвращая спокойствие редким цветам, растущим внизу. - Светлый с увлечением разглядывал ночное небо. И, казалось, не было в этом занятии ничего увлекательного, да всё же красота открывающегося перед юношей пейзажа могла заставить и камни заглядеться. Хотя, казалось, именно сейчас всё, что находилось под ясным лунным светом, только и занималось изучением небосвода. Ещё бы, попробуй отвести глаза от армады маленьких светил, разбросанных по тёмному полотну неба и образующих замысловатые, понятные только тебе созвездия! Или не вдохновиться практически "целой" луной, словно мраморное зеркало, застывшей в неподвижности. А воздух? Воздух-то какой! Юнец несколько раз приподнял грудную клетку повыше, наполняя воздушные просторы своих лёгких свежей прохладой ночи.
Вот очередная волна ветра разгладила траву. Будто чья-то лапа провела гребёнкой по зелени, придавая ей опрятный вид и оставляя на каждом листочке маленькую капельку росы. Тэурус, мерно качая хвостом из стороны в сторону, успел убедиться в наличие оной, хорошенько намочив свою небольшую кисточку. Неподалёку от полулежащего дракона бутон какого-то цветка, очевидно, влекомый тем же ветерком, поднялся вверх, словно собираясь вот-вот проснуться. Охотник с улыбкой следил за таким необдуманным поступком растения. Спать-то можно было ещё порядочно - не одна из сторон света ещё не брезжила рассветом. Светлый в очередной раз перевёл взгляд на Эйриса и огневика. Оба героя дружно дышали ночной свежестью, уткнувшись носами в землю. Скулы Тэуруса вновь изогнулись в доброй улыбке. "Набирайтесь сил, впереди долгое приключение и дальний путь" - мысленно повторил дракон, всё ещё охраняя спокойствие сна отдыхающего дракончика и Огнехвоста. "Дальний путь" - опять же подумал юноша, обращая свой взор в сверкающий звёздами купол неба. - "Знать бы, куда брести - было бы гораздо..." - охотник не закончил свою мысль.
Так и не заметив силуэт Иноэресса на фоне ночи, светлый привстал, усиленно прислушиваясь. Кажется, какой-то посторонний шум сейчас прервал сонную тишину Леса. Да, ему не показалось: где-то за деревом вновь послушались приближающиеся шаги! Неужто Тэурус просчитался, решив, что эти волчьи отродья не вернуться за "добычей"? Впрочем, нет... Топот от лап некого существа был гораздо сильнее, чем от какого-то зверья. Так могло ступать либо очень большое животное, либо... Конечно, это было бы очень странным, но эта поступь очень напоминала походку дракона! Ещё одного дракона... Нет-нет-нет, лучше всегда готовиться к худшему: это точно какая-то зверюга, страшная и жуть какая голодная. Охотник принял какую-никакую позу, готовясь к неожиданной атаке или вроде того...
- Ветви деревьев, находящихся неподалеку от спящих друзей, внезапно зашевелились, мягко отодвигаясь в сторону. За ними появилась огромная тень, но она не казалась чем-то массивным или страшным. Она была частью травы, частью деревьев и частью кустов. - Из-за дерева показались... кусты. Движущиеся причём. Нет, Тэурус наверняка бы принял такой расклад дела, всё же пара кустиков была безопаснее какого-нибудь лесного зверя. Светлый приподнялся над травой немного, слегка подрасслабившись и вглядываясь в ходячие по ночному Лесу растения. Юнец же отчётливо слышал шаги, а у обладателей листьев и кроны лап обычно не было.
- Спустя секунду, на открытую местность вышла огромная драконица.<…> Несмотря на свой размер, драконица оказалась очень грациозной, мягко ступая по траве, почти не приминая ее. - "Не может..." - лишь пронеслось у дракона в голове, когда он смог, наконец, разглядеть силуэт драконицы, словно состоящий из хитросплетений ветвей деревьев и листвы кустарников. Как можно было легко догадаться, встречаться с древесными драконами юноше не представлялось возможности, именно поэтому последний сейчас усиленно поедал глазами вышедшую на поляну древесную. Её размеры внушали доверие, а ночная тьма лишь помогала, скрывая очертания драконицы, не позволяя точно определить габариты последней. Впрочем, даже и без этого её длину можно было бы измерить несколькими Эйрисами. Хорошо, что Тэурус оставался в безопасности, являясь, по-видимому, невидимым для древесной. А вот спящий дракончик... Вдруг незнакомка (юнец сразу понял на уровне подсознания, что появившийся из тени дракон - самка) решит напасть на незваного гостя, забредшего куда не надо? Тогда, пожалуй, и подвеска не поможет.
- Заметив двоих друзей, мирно спящих неподалеку, незнакомка удивленно замерла, но затем тихо рассмеялась, ложась неподалеку от них. - "Вот, похоже, она заметила Эйриса. Замерла... Наверное, думает, что он тут забыл. Улыбнулась?" Вот как? Тэурус опустился на задние лапы, поняв, что улыбка была доброй и спокойной, нежели злобной. "Очень интересно" - задумчиво проговорил светлый про себя, имея ввиду и внешний вид драконицы, и неожиданное появление той. Тут древесная прилегла на лапы лапы, и... Если бы светлый не знал, что на расстоянии в двадцать метров от него был дракон, то он бы и не поверил, что такой тут есть. Нет, действительно: не только Тэурус был обманут таким незаметным внешним видом драконицы.
- Даже предрассветные пташки, проснувшиеся до солнца, по ошибке приняли живое за неживое, беспечно усаживаясь прямиком на спину лежащей драконицы, дабы поискать себе пропитание. - Какие-то птички, изредка щебеча что-то на своём языке, присели на тело драконицы, а некоторые даже разместились в её травяной гриве, прячась и ища там чего-нибудь съестное. "Птицы? Значит, скоро утро" - совершенно правильно предположил Тэурус, даже не удивляясь, что тёмное время суток могло пройти столь быстро. Щебетание летающей живности становилось всё громче, всё смелее. Лес оживал, наступал новый день.
- Спустя пару минут, из-за горизонта несмело выглянул еще бледноватый, будто после сна, краешек солнца, первыми лучами приветствуя землю. Забрезжил рассвет. - Вот один солнечный луч упал на спавшего Эйриса. Ещё один, ещё, теперь уже десяток. Сотня. Тысяча. И вот, наконец, неисчислимое количество. Под таким нещадным бомбардированием утренним светом дракончик с минуты на минуту мог проснуться.
- Утро. Новый день. Слегка качнув головой, Эйрис пробудился под натиском косых солнечных лучей. Он не сразу открыл глаза, нежась в их жарком тепле, продлевая мгновения сладостной неги и спокойствия. Ему снилось облачко. Родное и теперь такое далёкое. Сделав небольшое усилие над собой, дракончик приоткрыл глаза. Перед ним по-прежнему лежал Огнехвост, энергичные подёргивания хвоста которого, позволяли судить о том, что огневик скоро тоже проснётся. Эйрис зевнул, сделал пару жевательных движений пастью и хорошенько потянулся лапами, стараясь не задеть друга. Лишняя минута покоя утром ему может быть полезна.
Небесный дракончик приподнял голову над землёй, оглядывая открытую полянку. Трава, которую уже во всю заливал свет пробивающегося сквозь деревья солнца, приятно шелестела, покачивая своими длинными и прямыми листиками. Вот пролетела юркая птичка. Эйрис проследил за ней своим ещё немного сонным взглядом. Юркая обитательница леса села на небольшой лиственный бугорок и исполнила свою утреннюю незамысловатую песенку, призывая всех наконец-то уже проснуться и встретить день. Слушая трель птички, дракончик заметил что-то, что сразу развеяло остатки сна. Бугорок? Разве он был тут вечером? Конечно, было очень темно, но такого уж точно не было тут. Да и форма у него больно странная, напоминающая Эйрису что-то или кого-то, только дракончик не мог понять что (или кого) именно. Он медленно опустил свою голову в траву, всё ещё примятую от долгого сна, и как можно тише позвал своего друга:
- Огнехвост! Огнехво-о-ост!
Огневик было махнул лапой на мешающий ему продолжить сон звук, но Эйрис настоял на своём, лапой коснувшись зверька. Тот что-то проворчал, как назло, достаточно громко, и посмотрел на дракончика сонным взглядом.
- Эйрис, давай...
- Смотри!
Дракончик не дал договорить другу, решив, что сначала нужно разобраться со всем непонятным, а потом продолжать спать, если захочется, конечно, и коготком указал на "холмик", возвышавшийся неподалёку. Огневик заметил его тоже и моргнул, открыв теперь глаза пошире.
- А это... откуда? - тихо проговорил тот.
- Не знаю! - шёпотом ответил ему Эйр.
- И что теперь делать?
- Не знаю! - округлил глаза дракончик, испуганно глядя то на Огнехвоста, то на "холм". Больно уж его напугала эта возникшая из ниоткуда горка
.

+1

449

Игра с Тэурусом
Рассветные лучи пали на мир, вместе с этим освещая и полупризрачное тело Иноэресса. Тот же, только сейчас вспомнив о необходимости быть невидимым, моментально "растаял" в воздухе для всех обитателей леса, как будто бы он являлся настоящим призраком, который боится ослепительного дневного света. В общем и целом, ежели подогнать дракона под общепринятое мнение о стае Тьмы, добавив пару домыслов, то вполне можно было бы поверить в данный факт, только вот вряд ли подобное сравнение особо обрадовало подростка.
Однако сейчас, в этом сказочном мире, можно было являться кем и чем угодно. Вон, малыш, не без его помощи, естественно, заделался одним из персонажей. Частично, конечно, но веселья от этого вряд ли убавится. Кстати, чем именно сейчас занимается его помощник?
Тэурус, очнувшись от глубокой задумчивости, едва заслышав далекие шаги, ощутимо напрягся, готовясь защищать мирно дремлющих героев от любой неприятности и опасности. Сказитель про себя похвалил дракончика за отменные рефлексы и слух - такой на стезе охотника уж точно не должен пропасть. Осталось только управиться с легкой неопытностью и неуклюжестью, и в итоге перед ним сможет предстать прекрасный охотник стаи Света. Но, как говорится, всему свое время. Сейчас же малыш напряженно уставился на выходящую из лесу драконицу, вначале даже не признавая в ней сородича, а затем пораженно провожая ту взглядом. Кажется, за свой недолгий век ему не удалось повидать ни одного представителя древесных. Хотя Иноэресс был не так уж намного старше дракончика, благодаря многим... кхем... обстоятельствам, а конкретнее, благодаря родимому любопытству и юности-дурости, дракон успел побывать во многих местах, сталкиваясь с самыми разными препятствиями и собеседниками, так что и древесную родню ему видеть случалось. Образ сказочной драконицы был создан как раз благодаря смешению самых различных частей, но смотрелся он на удивление гармонично.
Сейчас драконица спокойно лежала на земле, воплощая собою самый обычный холм, не предвещающий ничего плохого. Да вот только Эйрис сумел почуять неладное сразу после пробуждения, быстро отыскав разительное отличие в окружающем пейзаже, а затем разбудив своего товарища. Теперь они вдвоем большими глазами глядели на новоявленное чудо, пытаясь определить, опасно ли оно.
- Огнехвост, решив проявить смелость, осторожно подкрался к подозрительной травяной горке, стараясь осмотреть ее со всех сторон, в то время, как Эйрис напряженно замер в стороне, готовясь чуть что, сразу же хватать товарища и бежать прочь.
Когда огневик плавно подкрался к слегка выступающей части горки, задев ее пушистым хвостом, внезапно раздался оглушительный рокот, из-за которого Огнехвост сразу же испуганно отскочил в сторону небесного дракончика, встав за его спиной.
После рокота, больше напоминающего звук камнепада, горка, до этого неподвижно стоящая на своем месте... зашевелилась и поднялась. Уже через пару секунд друзья заметили два глубоких круглых омута, неожиданно появившиеся на выступающей части "горки". Лишь через несколько минут, когда оцепенение спало, Эйрис смог понять, что это были... глаза.
На них смотрели, внимательно изучая. Внезапно все на той же выступающей части открылась небольшая, но явно глубокая трещина, из которой подул стремительный ветер. Долетев до дракончика и огневика, ветер стал очень мягким и плавным, обдувая ошеломленных друзей.
"Эй, по-моему, оно живое...", - тихо пробормотал дракончик.
"По-моему, оно похоже на тебя...", - Огнехвост, будучи не в настроении шутить над каждой фразой друга, также тихо ответил ему.
Похоже на него? Лишь после слов товарища Эйрис действительно стал замечать некоторые сходства. Вон та колыхающаяся трава похожа на гриву, а переплетения веток - на крылья. Уже через секунду перед ним вырисовался образ самого настоящего дракона, только намного большего, чем он сам. Не зная, что можно еще сказать, Эйрис нерешительно пробормотал.
"Здравствуйте..."
Незнакомый дракон слегка затрясся, тихонько смеясь.
"Добрый день. Что вы ищете в этом лесу?"
Голос сородича оказался очень плавным и приятным, сродни щебетанию птиц и звуку текущей воды. Поняв, что угрозы ждать не стоит, небесный дракончик с готовностью пересказал недавние события, вместе с этим попросив о помощи. Незнакомый дракон вздохнул, наклоняясь к ним.
"Я так давно не видела никого из сородичей, а ты еще такой маленький, слабый. Тебя нужно защитить и направить на нужный путь. Залазте, пойдем ко мне домой. Вы же не ели ничего, поди?"
Друзья осторожно забрались на голову драконицы, изо всех сил стараясь не упасть. Та же встала, плавно продвигаясь через лес.

+2

450

Игра с Иноэрессом
Тэурус в ранний рассветный час следил за разворачивающейся перед ним картиной. То указание на правильный путь, которое светлый так желал побыстрее найти, само нашло героев и охотника, застав их троих врасплох. Впрочем, у юноши был приятный расплох. Ещё один сородич как-никак в истории появился. Да ещё и с Эйрисом достаточно спокойно говорит - чего ещё можно желать для продолжения сказки? Тут дракончик и огневик, быстро пересказав историю, которую Тэурус слышал уже в третий раз, и доверившись неожиданной проводнице, залезли на её массивное тело и двинулись в путь. На самом деле "массивным" формы драконицы можно было назвать только по сравнению с маленьким Эйром, рядом со светлым самка показалась бы "просто большой и взрослой". Так как у юноши не было иного пути, как следовать за незнакомкой, он пристроился за её хвостом, наступая почти след в след, конечно, если не сравнивать размеры следов Тэу и лесной.
Тем временем драконица что-то спросила у героев, а Тэурус молча следовал за ними, разглядывая утренний Лес. А он был по-утреннему хорош: капельки росы приятно холодили лапы, бредущие по высокой траве, а широкие кроны деревьев над головой практически насквозь просвечивались ещё не жаркими лучами местного солнца. Только сейчас охотник приметил, что продвигаться по лесу, идя СЛЕДОМ за лесной драконицей, как-то намного проще, чем было без неё. Этот факт не мог ускользнуть от того, кто при побеге от волчих созданий не смог двигаться по земле, избрав путь по воздуху. Сейчас же казалось, что Тэурус мог спокойно бежать по той тропинке из травы, что оставалась за спиной у незнакомки. Как бы то ни было, пришла пора вставить пару своих слов в Сказку, сделав очередной робкий шажок к её кульминации.
- Эйрис хорошенько ухватился за гриву драконицы, приподняв свою голову над головой незнакомки. Очень смешно выглядящая со стороны поза дракончика, тем не менее давала ему хорошую возможность оглядеться вокруг с высоты трёх-четырёх своих ростов. Огнехвост достаточно скромно расположился на макушке, всё время покачивая хвостом и всем телом, когда драконица делала шаг. Небесный дракончик, наконец, приняв устойчивую позицию, ответил на вопрос незнакомки.
- На самом деле мы ели ягоды и пили воду из ручья. Но это было вчера ещё.
Голос Эйра звучал достаточно уверенно, хотя он и знал перевозившую их драконицу всего ничего. Множество мыслей в его голове не давали дракончику покоя, и он решил задать хоть простейшие вопросы, которые, тем не менее, помогли бы узнать друг друга лучше. Именно поэтому Эйрис чуть наклонился вбок, и, когда древесная заметила это и тоже чуть повернула голову, не прекращая своего движения и глядя на небесного одним своим омутом-оком, дракончик произнёс следующее:
- Меня Эйрис зовут, а его - тут дракончик кивнул головой вверх, в сторону держащегося изо всех сил огневика - Огнехвост.
Странно конечно, что получилось так, что дракончик ни разу не назвал своего имени или имени друга, но этот факт очень легко объяснить - ведь Эйрис-то рассказывал всё от первого лица и, соответственно, даже и не заметил, что не упомянул такую информацию.
- А как зовут Вас?
Небесный моргнул пару раз и, даже не став ждать ответа на свой предыдущий вопрос, задал новый:
- Вы же в этом лесу живёте, да?
Такой, казалось бы, глупый вопрос пришёл в голову Эйриса неспроста! Судя по всему, огневик достаточно долго проживал тут, однако по его реакции стало понятно, что этого сородича небесного он ни разу не встречал. "Может быть она тоже как-нибудь тут магически появилась? Прямо как тот дракон из подвески?" - достаточно простая логика наблюдалась в мыслях Эйра.

Тэурус тряхнул головой, тем не менее не отставая от древесной. "Логика"? "Реакция"? Слишком "несказочные слова" появились из уст светлого, что очень неприятно кольнуло в его сознание. Он же всё же в Сказке участвует!
- Пока драконица, видимо, недолго раздумывала над ответом, её лапы всё так же бесшумно скользили по свежей траве, полной утренней росы. Наверное, лесная обитательница очень хорошо знала лес, либо обладала очень незаметной магией, так как такому большому дракону как она не пришлось ни разу протискиваться между деревьями или перешагивать поваленные стволы. Птицы носились высоко в воздухе, распевая о прекрасной погоде, какие-то мелкие зверьки любопытно вылезали из своих норок и дупел, наблюдая за интересными странниками: двумя драконами и огневиком.
"Куда она ведёт-то нас? К себе домой вроде?" - мысль о том, что перед ним предстанет дом столь диковинной драконицы очень заинтересовала юного дракона. - "Посмотреть бы, как она живёт". Хоть Сказка и могла быть в некоторых местах более магической, чем реальный Саяри, но и здесь можно было найти много настоящей и полезной информации. К примеру, Тэурус не мог сомневаться, что Иноэресс выдумал древесную драконицу, больно реальной та выглядела. Чего не скажешь о тех волках - ну разве такие чудовища могут существовать? Не могут же, правда? Или охотник чего-то не знает? Исходя из таких размышлений, светлый вновь отдал узды правления в надёжные лапы сказителя. Может, чего нового сейчас юноша узнает?..

+2