//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Серые степи

Сообщений 401 страница 418 из 418

1

http://sa.uploads.ru/vW1tV.png

Большую часть северных земель занимают Серые степи. Унылый бесконечный пейзаж.
Открытая всем ветрам местность неуютна и поросла невысокой, но густой травой.

+1

401

Птенцы и все-все-все

Шаг, ещё один. Поближе к Духу Болот. Он большой, сильный и тёплый. Возможно, лавовый ещё лучше в качестве печки, но к нему доверия нет. Уже вообще ничего нет. Сплошной холод. И голод...
Язык быстро пробегает по губам птенца, который, пройдя необходимое расстояние, сел возле лап Духа, укутываясь в свои крылья, поглядывая на других взрослых, что всё ещё медлили.
Стоит ли рассказывать что-либо матери Ярея не думала. Придётся, наверное. Особого желания в этом нет, насчёт нужды - вопрос спорный и неоднозначный. Но Матушка будет в ярости. Впрочем, она будет по своему права, хоть Чара и не хотела признаваться в этом даже себе.
Между делом время утекало куда-то в Бездну, а птенец замерзал. Усталость начинала брать своё с ускоренным рвением. Всё. Хватит. Никаких сил больше нет...
Ушко малышки дернулось на звук голоса белой драконы. Яра нахмурилась, пялясь в одну точку. На чешую дулиной лапы, если быть точным.
Ага. В болотах. Гарантия... посмертную гарантию вам дадут на то, что болота, такое место, где опасно по умолчанию, коли ты не умен и... Слаб.
«Они ждут, что ты будешь спасать их от хищников и трясины, да?»
Садже звучала вяло, но нотки явно не детского презрения всё же пробежали. Глупые взрослые. Глупая белая дракона,ты думаешь, тебя будут носить на лапах, просто потому что ты большая и светлая? Вовсе нет.
А разговоры не заканчивались. Дульхатрину тоже не понравилось подобное высказывание. Ярея поежилась, открыто глянув на остальных спасателей, и вполне открыто покачав головой негодующе. Вас в гости приглашают, ну что за неуважение. Как будто только дяде Дулю это всё необходимо.
— Саар... Саар там мёрзнет! — в ответ на мыслеречь Дульхатрина, пискнула Садже, подрагивая всем телом.
— Надо...Быстрее в тепло! Метель может...Возобновиться!.. — Чара поднялась на лапки, "пританцовывая" на них. Холодно. Голодно. Хотелось утащить друга в теплую постель из листьев и мха, а не вот это вот всё происходящее. Больше дела надо, господа и дамы. Снег пробирался под шерстку. Та уже не спасала. Не была достаточно пригодна. Да и птенец же ещё. Никакого подшёрстка толком и нет.
— Там чай. И... Тепло... — тихо приговаривала Яра, суетясь где-то под Хатом. Мысли путались. Глаза слипались.
— Холодно. Холодно, дядя...

+3

402

[AVA]http://s2.uploads.ru/nZ1Oa.jpg[/AVA]
27 день Морозного месяца. Ночь.
Лито

Никаких красочных ассоциаций, или чего-то подобного, в мозгу лавового не появлялось. За свою жизнь он навидался всякого, как боев, так и пещер целителей. И в последних бывал во многих ролях - и как пациент, и как помощник. А после боя, бывало, и за целителя. Что поделать - иногда скорость важнее, чем красиво зашитая рана, лишь бы внутренности не выпадали, пока до целителей добираешься. Сейчас, по сути, была подобная ситуация, когда скорость извлечения артефакта из тела имела большее значение, чем красиво прикрытая рана. Несколько лишних дней в лазарете стоят спасенной жизни.
Остальных, доставшихся лавовому и стоящим рядом драконам, оперировали целители. Информация от лавового была проверена, роли распределены. И роль Сципиона заключалась теперь в контроле крови. В первую очередь - целителей, которым была проведена не раз опробованная на себе процедура успокоения. Кровь их была очищена от ненужных сейчас гормонов и прочего, чтобы не мешать рассуждать здраво и холодно. Ведь наиболее опытная их братия собралась возле Наследника, которому были переданы самые "тяжелые" беглецы, вместе с Архидемоном.
Но если воздействие на целителей, по сути, было разовым, с пострадавшими было сложнее. Их требовалось контролировать постоянно. И не только место операции, чтобы его не залило кровью и помешало точным движениям целителя. Но еще и остальной организм - чтобы беглец не получил обморожения, и чтобы сердце выдержало, и никакой из органов не пострадал. Так что работы у дракона было вдоволь, и отвлекаться на происходящее вокруг он просто не успевал. Даже при его уровне владения этой школой контроль крови сразу двух существ требовал огромной концентрации. Ведь малейшая ошибка или неточность - и магическое воздействие достанется не тому. А это еще хуже, чем не сделать ничего вообще.
И пусть со стороны могло показаться, что дракон не делает ничего, а просто сидит, положив лапы на пострадавших, все прекрасно понимали напряженность ситуации. Где-то там, теперь далеко, остались воины, присматривающие за окрестностями. Не столько в поисках врага, сколько отгоняя привлеченных пролитой тут кровью животных. Целители и их помощники, режущие усыпленных драконов, поддерживающие щиты, а то и просто делящиеся силой с другими. Все было далеко и близко. Немалых усилий стоило подавить в себе желание взять немного щедро пролитой вокруг силы. Но это отвлечет от основной задачи, так что нельзя.
Что конкретно делали целители, дракон не "присматривался". Видя наглядные примеры, на что способны извлекаемые артефакты, ошибиться не хотел никто. А удачно прооперированные так же, пусть и не долго, до отправки в лазарет, так же были тут. По этой причине оперировали те, кто был уверен в себе. Права на ошибку тут не было вообще, и никто не спасет ни ошибшегося, ни тех, кто рядом, просто не успеют.
Время шло, операции продолжались. Как там дела у Наследника, смотреть не было ни возможности, ни желания. Вот тут все закончилось. Прооперированных, подживив раны, отправили по привычному пути - за черту и оттуда в лазарет. Появилось несколько мгновений, перевести силы, сменить вымотавшихся в команде. Оставался лишь один беглец, последний из выживших. Сципион устало махнул головой - тратить силы на себя было сейчас роскошью. Последний пострадавший отправился к Духу, вместе со всей поддержкой. Это была не попытка переложить ответственность - просто несколько мгновений, чтобы из всех выбрать наиболее "свежих" и им доверить это дело. Ведь пациент один. И затем всех ожидает путь домой.

+2

403

"Тебя встретят наши маги и целители, Триис, с той стороны портала. Они надёжны - с птенцами всё будет хорошо, если захочешь, то сам сможешь в этом убедиться. Но, прошу тебя, не говори о маленьком Духе. Это может нам только повредить, если его сородичи будут осведомлены о его приключениях в компании светлых раньше времени," - Орео даже телепатически обращалась к Духу будто с улыбкой. Древесный сейчас был единственным, от кого исходило хоть что-то положительное, так что туманная попросту не сумела бы не улыбаться, даже желай она быть строгой и холодной.
А вот другой Дух, напротив, вселял один сплошной негатив. Один взгляд в его сторону, глаза в глаза, и захотелось тут же отвернуться, лишь бы не всматриваться. В душе его не пустота, какой часто наделяют кого-то, кого боятся и остерегаются, но гнилая, вязкая и цепкая топь, маслянистая и неясная, не дающая разглядеть ни единого намерения своего обладателя. "Что для Болотного Духа не удивительно," - Орео подвела итог знакомству мысленно, но всё же немного поморщилась. Ей бы следовало постараться, держать достойный вид, но она слишком устала... Слишком много всего сейчас навалилось... Это... Напряжённые отношения с соседями... Эльсирин... "Ах, Владыка, что так терзает Вас? И почему Вы, наш истинный луч мира и правды, отворачиваетесь от нас?" - Старшему Магу было сейчас так тяжело думать о том, кого она едва ли не боготворила, кого считала даже выше самой Светлой Дочери, пусть и никогда такого не позволяла себе высказать вслух. Впрочем, вера её в Духа Порядка была тверда, и, видимо, именно она всё ещё давала туманной сил и смелости, чтобы противостоять любым испытаниям...
"Пока что наша забота - не дать птенцам погибнуть. Даже этому юному Духу из Тьмы. Пока что же его мы скроем от любых глаз, как и даже любое упоминание о нём. Пока не доставим на земли стаи и не сможем придумать, как его передать без лишней мороки и опасности для нас самих," - следующим в мысленной беседе был Сципион, а за ним Орео попыталась связаться с теми самыми магами и целителями. Также весточки были посланы Советнице, которой уж явно стоит знать об этом всём. Однако была странность при том: всякая мысль доходила поначалу будто с задержкой или с какими-то помехами, отчего Старшему Магу пришлось ещё помедлить, чтобы удостовериться, что все адресаты поняли её слова... Об этом Орео тут же проинформировала и Сципиона, и Трииса, попросив тех не терять бдительности ни на секунду.
Сама же туманная снова взглянула на Болотного немного исподлобья. Озвученное им было справедливо и в какой-то степени даже правильно, хоть маг и признавала это даже для себя с крайней неохотой. Однако доверие от этого к Духу вовсе не стало возрастать.
- Мы это понимаем, Дух, - чересчур официозно выдавила Орео и, смутившись, тут же попыталась смягчить фразу, - просто в это время нужен хоть какой-нибудь гарант безопасности...
"Ну вот. Это прозвучало, наверное, слишком глупо..." Тем не менее разочарование в себе самой ушло быстро, стоило лишь Духу снова открыть пасть и всех поторопить. Туманная отвернулась от него, поджав губы, и подгребла лапой Костяного.
- Отправляемся! Триис, ты первый.
Маг дождалась, пока водные птенчики переберутся на спину Древесного. Бирюзовый вроде как что-то хотел сказать, однако второй мгновенно боднул его в бок, заставляя сойти сначала на перепонку крыла Сципиона, а затем и перебраться на своего нового "ездового дракона". Орео только головой покачала и, дёрнув хвостом, открыла один ярко блеснувший светом портал прямо перед Триисом, максимально аккуратно, чтобы, не приведи Порядок, не задеть рассредоточенных здесь тварей. О них она даже как-то успела позабыть, если честно, однако сейчас ясно поняла, в какой на самом деле опасности они все, и как мелочны её собственные переживания по поводу Духа, грядущих дипломатических проблем... Если, конечно, Маг до них доживёт.
- Вас уже ждут, - резко выдохнув, Орео, подволакивая за собой Саарменхе, отодвинулась от уходящих поближе к Сципиону. Убедившись же, что компания прошла без проблем через портал и что тот закрылся, не переставая следить за Болотным, туманная с некоторым трудом взгромоздила Костяного на Сципиона, ибо очевидно, что самостоятельно малыш такой трюк бы не осилил. Потом Маг обернулась на причитающую что-то фиолетовую самочку. Подобное делать с ней явно было бы не лучшей затеей, так что, открывая второй портал, чуть в сторону и между Болотным и собой, в первую очередь Орео обратилась к Ярее с предложением:
- Если хочешь, ты можешь сесть рядом со своим другом. Заодно теплее будет, - и снова ей пришлось буквально выдавливать из себя милую улыбку, потому что иначе это всё звучало бы скорее как пожелание пойти и помереть в ближайшем сугробе. Орео не испытывала подобного на самом деле, однако всё та же пресловутая усталость... "И как только предыдущие Старшие справлялись?.."
- Хозяин болот первым, я буду замыкающей, - быстро  слегка путанно произнесла туманная, ожидая реакции Духа. Наконец-то всё заканчивается...

Честная компания на сей раз разбредается без происшествий. Трииса и его пассажиров успешно примут на землях Света, остальные же без особенных приключений окажутся на Болотах, где их хозяин предоставит гостям не только временное убежище, но и крайне ценную информацию.
Эпизод завершён.
По желанию игроки могут отписать свои реакцию и уход из локации. Дальнейшая информация по развитию событий в скором времени будет дана в теме квеста.

0

404

27 день Морозного месяца. Ночь.

В любой самой сложной работе есть один очень приятный штрих - последний момент. Это когда ты еще не все сделал, но близость к ощущению завершенности максимальна. От этого, однако, нельзя сделать последнюю порцию работы кое-как, нет. Тем более в целительстве. Да и не только в целительстве. Что будет, если артифактор на десять вещей, которые ему надо сделать, последнюю раз за разом будет не доделывать или делать не так, или не слишком тщательно? Тогда в самый ответственный момент произойти коллапс... Лито, наверное, как ни кто сейчас ощущал всю свою ответственность.
Последний пациент...
Это казалось чем-то невероятным. Они справились. Они все справились. Остался всего лишь один дракон, за чью жизнь придется побороться, осталось совсем чуть-чуть. Быть последним в перечне пациентов - нельзя назвать проявлением удачи. Целители устали, они уже хотят спать, хотят лечь в пещере калачиком, может быть, если силы остались, перекусить. И те, кто попал во врачевание, не имея особого энтузиазма и не проникнувшись всей романтикой, могут, увы, опустить лапы, сделать как бы случайно ошибку... Это суровая правда жизни. Не всякий может забыть о себе во благо другого, особенно, если этот другой кто-то неизвестный, незнакомый.
Но Лито был, конечно, не такой.
Он взялся за работу с не меньшим рвением, как если бы только за нее принялся. Пусть усталость налегала на веки, пытаясь заставить их слипнуться в блаженном сонном экстазе, для настоящего врача это не помеха. Точнее не критическая помеха.
Опять выжигание артефакта, отделяющаяся плоть, выступающая кровь, которая тут же прижигалась, опять заклинания и магия, "слияние" с мрачным огненным "инструментом". Это казалось чем-то привычным: и усталость, и огнемаг на побегушках, и вся эта ситуация.
Можно с уверенностью сказать, что сейчас наследник получал просто бесценный опыт, который удается получить мало каким целителям, даже мастерам. Наверное, когда-нибудь эти наспех сделанные операции на земле, в крови, далеко от пещер, войдут в историю медицины, их включат в толстые книги, внимательно, досконально изучат, заставят учеников заучивать похожие техники, или отмечать какая правильная тактика была выбрана в этой экстремальной ситуации. Но это все потом, через много-много столетий, а сейчас...
А сейчас артефакт медленно отделялся от плоти. Лито глядел на этот процесс, как завороженный, он буквально чувствовал, ощущал всей своей сущностью Духа, как с последними мгновениями этой операции со всех окружающих спадает напряжение, это была победа, да, маленькая победа жизни над смертью, но такая важная сейчас.
Все закончилось быстро. Последний артефакт отделился.
Лито просто сел на окровавленную землю, глядя, как только освобожденного от бремя угрозы пациента наспех "сшивают" и отравляют в лазарет.
Наследник буквально засыпал, сидя на земле, засыпал с открытыми глазами. Ему казалось, что сил добраться до пещеры у него уже нет, и мерзкая, окровавленная земля сейчас казалась мягкой  уютной...

Эпизод завершен

Отредактировано Лито (2 Апр 2018 22:53:41)

+1

405

[AVA]http://s2.uploads.ru/nZ1Oa.jpg[/AVA]
27 день Морозного месяца. Ночь.
Лито

"Неужели все закончилось?" - С такой мыслью дракон обвел окружающее пространство взглядом. Последний из беглецов отправился в портал. Раненых увели давно. Теперь на поле остались лишь трупы, целители, да воины, охранявшие их. Архидемона лавовый пока не стал отзывать. Как ни привычны Светлые к холоду, источник тепла в таком месте никогда не будет лишним. Пусть даже и такой, странные и не совсем естественный.
Ведь многим сейчас, как и Наследнику, хотелось просто лечь в снег и закрыть глаза. Полежать, отдохнуть, и потом отправиться уже обратно. Так думали они. А, на самом деле, закрыть глаза и остаться тут навсегда. Холод коварен, стоить хоть на миг пустить его в себя, и все. Поддашься тихому шепоту никуда не спешить, полежать еще немного, пусть тело и разум отдохнут. Всего лишь надо закрыть глаза и услышать это шепот.
Дракон тряхнул головой, избавляясь от наваждения. Сколько раз он видел такое? Когда потом, спустя дни и месяцы, такого дракона находили среди снегов. Казалось, он просто спит, спокойный и, кажется, довольный. Еще раз обвел поле взглядом, раздумывая над еще одной проблемой. Тела. Их оставить тут, или забрать с собой? Все же, надо забрать. Пусть тех, кто цел. Остальные... Остальным могилой станет степь, а могильной плитой - память. Уже к рассвету тут будут пировать падальщики.
- Виконт Лито. Думаю, следует забрать тела. - Показалось ли Сципиону, или Наследник и правда вздрогнул от его слов? Кто знает. И лавовый не тянул на образец здоровья сейчас. Повезло, что жив вообще.
Не дожидаясь ответа, дракон отдал приказ воинам. Возвращаться к порталу со своих мест, по пути собирая тела "своих" драконов. Началась последняя стадия, когда через портал, на земли стаи, отправлялись уже последние драконы. Сам Блик собирался отправиться домой. Прям отсюда. Сейчас там, в лазарете, от него будет не много проку. Да и действие артефакта скоро закончится.
Дождавшись, пока последний дракон скроется в портале и тот закроется, лавовый не стал взлетать. Просто открыл портал к своему логову, переходя в него. Ему так же требовался отдых.
--> Странноватая пещера - логово Сципиона

0

406

Сципион покидает игру. Лито может написать завершающий пост для данного эпизода.

0

407

8 день Вьюжного месяца. День.
Встреча Эмерис и Иноэресса

Редко когда Эмерис пробирается на нейтральные территории, да просто так. Дома и без её вылазок за границы было чем заняться. Например, теми же тренировками. А тут она с самого утра решила напрячь крылья и направиться в огромные, практически бесконечные Серые степи. Укутанные снегом они не казались такими унылыми, как может по весне, но вне зависимости от этой самой унылости, там всё ж таки должны были прятаться необходимые для её хобби материалы. Да, кроме того, чтобы шататься везде и искать неприятности себе на хвост, она нацепила на бока несколько небольших сумок, куда складировала свои находки, если те ей попадались, выглядывая из-под снега, что было по своему сравни безумному везению. Ради поисков она бывало приземлялась чтоб просто порыться в снегу, но иногда и просто снижалась, кружа над понравившемся ей кусочком территории, оглядывая каждый миллиметр. Касаться снега лапами не особо хотелось. Пускай сегодня было не слишком ветрено, но всё же от этого и тепло-то особо не было.
Вот собственно этим самка тут и занималась. Кружила себе то тут, то там, скользила над снегом, да взметала его взмахами своих крыльев. Ничего особенного. Тут не было даже никого, кого можно было бы съесть, например, но видимо она и не искала толком. Степи всё ж были довольно большими и мелкое стадо каких-нибудь жвачников таки должно было бы найтись и в этой замороженной уныльщине.
Но что-то привлекло внимание воительницы, когда она ещё раз осматривала местность, выбирая очередной квадрат для своего осмотра. Что-то красное мелким и непонятным пятном было посреди снега. Быстро решив это непонятное осмотреть, отставив своё менее интересно занятие, Эмерис с негромким воем направилась в ту сторону, где заприметила это странное пятнышко среди снега. Может это раненный зверь? А может что-то или кто-то там прячется? Может то и вовсе какой-то предмет? Надо посмотреть, потыкать когтем и может даже попробовать на зубок.

Отредактировано Эмерис (1 Апр 2018 14:42:06)

0

408

Иноэресс медленно брел вперед, едва перебирая лапами. Подросток уже порядком устал, а в голове крутилась единственная мысль:"Зачем я сюда вообще пошел?". Внезапно резкий, холодный и явно не самый приятный порыв ветра прошел по унылой поверхности Серых степей, прихватив с нее несколько сантиметров снега, которые сразу же и бросил прямо в лицо дракону. Такое действие со стороны природы слегка прояснило разум Иноэресса, позволив появиться еще парочке мыслей в ранее почти пустой голове. "Мне стало скучно просто сидеть на территории стаи, вот я и пошел сюда, ища...неприятностей на свою голову." Хотя изначально задумка была немного более возвышенной и глубокомысленной - прийти в Серые степи да разыскать парочку животных, образы которых чуть позже можно было взять за основу в новой полуправде-полувыдумке, но сейчас реальность со смехом высыпала на невезучего сказителя порядочный объем белого снега, закрывая видимость и значительно затрудняя движения. В данный момент дракон уже жалел, что не родился в стае Огня: так было бы намного теплее и проще находиться в этом унылом месте.
Эта мысль внезапно будто пробудила подростка ото сна - окрас-то у него был явно не хуже, чем у представителей стихии пламени, особенно при взгляде сверху. Милейших и вездесущих на Ничейных территориях существ под названием виверны еще никто не отменял, поэтому всегда надо было быть настороже. Сказитель не думал, что стая вечно голодных хищников с острым зрением не заметит его, такое красненькое пятно на фоне белого снега, потому настороженно прислушивался к любому слишком резкому звуку, достигающего его ушей. Под ногой очень не вовремя оказался большой камень, который слишком настороженный дракон очень не вовремя задел дрожащей от холода лапой. Реакция была молниеносной - прыжок назад и долгий взгляд на виновника потраченных нервов. Поняв, что еще пару часов в подобном месте и психике явно не поздоровится, Иноэресс решительно развернулся назад. Развернулся - и тут же поблагодарил госпожу удачу за своевременное предупреждение.
Прямо на него, с воем, с небес падал стремительный луч зеленого цвета. При детальном рассмотрении, оказалось, что это и не луч вовсе, а дракон, явно глядящий прямо на подростка, который содрогнулся всем телом. "Что он во мне увидел? Я так похож на нечто удивительное или уникальное? Хотя...". Напрягшись, сказитель сделал длинный прыжок в сторону, пытаясь убраться как можно дальше с гипотетического места приземления незнакомца. "Спасибо миру за окрас, как говорится.".
После приземления на землю, незнакомый дракон встряхнул всем телом. Стоящий в стороне Иноэресс заметил, что это оказалась драконица. Пусть осторожность и давала о себе знать, но подросток решил выяснить причину столь внезапного появления.
-Приветствую, госпожа...Что вы ищете в этих землях?

0

409

По мере собственного приближения к земле, сквозь поднявшийся ветер, ворох снега и собственной замыленности сознания, Эмерис смогла разглядеть, что прижавшийся к земле беспомощный комочек, был драконом. Хотя какая-то странная тоска требовала, чтобы что-нибудь уж оказалось в её крепких когтях, дабы потом она могла занять себя в ковырянии плоти этого несчастного создания. Как же хорошо для этой крохи, что этот конкретно дракон брезгует поеданием плоти своих сородичей. Хотя, наверное, её голос, отозвавшийся в вышине, отозвался громким и неприятным эхом. Ну да, Бездна с ним, этим дурацким звуком. Прошлого, как говорится, не вернёшь. Можно только самому себе потом, в глубоком одиночестве, попытаться постучать по головешке. Но то потом. Сейчас дракона выравнивала полёт и старалась приземлится как можно аккуратней. Хотя о какой аккуратности шла речь, когда это мелкое создание скачет из стороны в сторону, как ужаленный, тут уж попробуй выбери, куда лучше приземлится.
Что ж, приземление выдалось шумным. Не так чтобы с грохотом, но хруста тысяч и более снежинок было достаточно, чтобы указать на то, что конкретно этот дракон не страдал или по крайней мере не пытался поразить нечаянного зрителя её лётных навыков какими-то особенностями и приятностями в виде вскруживающих голову пируэтов. Сухое и простое приземление, приправленное разве что гордым вскидыванием крыльев, а вслед за ними взметнулись снежинки.
Самка фыркнула, позволив себе встряхнуться всем телом только тогда, когда несчастные кристаллики льда, опустились на заснеженную землю и частично осели на самой зелёной. До того прекрасного момента, она оставалась неподвижной, слова статуя, пусть от неё веяло приятным теплом. Но что должен был заметить кроха, так это ясный и любопытный, а отчасти вовсе бесчувственный взгляд, что вцепился в вид дракона перед её мордой, что практически полностью увяз в снегу, не без её помощи естественно.
Забавно было ещё и то, что конкретно этого дракона она называла про себя крохой. Видимо с ней игралось то, каким хилым он был по сравнению с нею, такой массивной, крепкой и неспешной, как сама скала. Зато чему стоило удивиться особенно, так это наблюдательности незнакомца. А ведь дракона уже давно играет с другими незнакомцами в игру: «пол Эмерис определи, да лапой по морде не получи». Нет, серьёзно, эта копилка забавных моментов, где ей частенько приходится опровергать или подтверждать свою половую принадлежность, казалось была абсолютно бездонной и полной карикатурных и искорёженных удивлением морд. В этот момент, морду Эмерис исказила гримаса греющего душу приятного удовлетворения, ибо ну хоть кто-то догадался. Правда, приплетать иные обращение не стоило. Но об этом чутка позже.
- Кости. –  оповестила вопрошающего дракона Спящая, не стирая с морды эту милую её сердечку удовлетворённость наблюдательности этой пары глаз напротив. – Хорошие кости, крепкие и подходящие для моих нужд. И твоё счастье, что я определила тебя, как дракона, а не как раненного зверя, которого стоило бы добить. – сухо добавила дракона, пусть и оставалась внешне довольной даже тем фактом, что уже приземлилась на эту промёрзшую землю.
Кстати, подтверждение тому, что именно тут делала эта самка, покоилось у неё под крыльями на боках. По три кожаных сумки, с каждой стороны и удобно крепившиеся  на жгуты и ленты из кожи, опоясывающие тело драконы. Эта с виду сложная конструкция, позволяла, как её назвали, госпоже не беспокоится о том, что её ноша куда-то пропадёт или ещё что-то в этом роде.
- Осмелюсь спросить и тебя, наблюдательный незнакомец, что же могло увести тебя так далеко от дома? – Эмерис медленно сложила крылья и сделала пару шагов ближе к видно продрогшему дракону.

0

410

Приземлением незнакомки сказитель был явно ошеломлен. Снег, посыпавшийся на него, будто был тем количеством, что за все время в этом месте ниспослала на него матушка-природа, да только помноженным на два, а то и на четыре. Иноэресса почти превратили в сугроб, засыпав по самую грудь. Выбравшись из этого завала, дракон поднял взгляд на незнакомку... а следом поднял и голову. Массивное и огромное тело собеседницы слегка ошеломило его, заставив казаться маленьким и хрупким в сравнении с нею.
Когда дракон, осматривая незнакомку, все же добрался до морды, его встретил ясный и любопытный взгляд желтых глаз. В них можно было заметить и частичку чего-то бесчувственного, но от дальнейшего наблюдения дракона отвлек ответ незнакомки на его вопрос.
- Кости.
Иноэресс вздрогнул, судорожно пытаясь представить себе, для чего же драконице понадобилось вышесказанное. В голове промелькнули десятки вариантов - от варки особого супа до создания мощного артефакта. Решив, что в подробности лучше не вдаваться, дракон обуздал свою фантазию и вновь вернул свое внимание к разговору.
- Хорошие кости, крепкие и подходящие для моих нужд. И твоё счастье, что я определила тебя, как дракона, а не как раненного зверя, которого стоило бы добить.
"Ха-ха... Да уж, спасибо что хоть с этим мне повезло...". Фантазия взяла второй раунд, на этот раз предоставив дракону красочные картинки развития событий во всех других ключах и вариантах. Иноэресс содрогнулся и принялся еще внимательней изучать драконицу. Заметив кожаные сумки у нее под крыльями, дракон быстро сообразил, что в них сейчас лежит и про себя вздохнул. "Все же, удача сегодня не подвела меня окончательно".
В это время дракон ощутил озноб. Он был и раньше, но именно сейчас он, как назло, начал усиливаться. Драконица же подошла к нему поближе, задавая свой вопрос.
- Осмелюсь спросить и тебя, наблюдательный незнакомец, что же могло увести тебя так далеко от дома?
Иноэресс неловко рассмеялся, внезапно резко вспомнив о своей изначальной цели путешествия в эти зимние Серые степи.
- Госпожа, я сказитель. - "С небольшим творческим кризисом..." - Я прибыл сюда, дабы найти пару животных, образы которых можно было бы взять как прототипы. - "Ну, еще я пытался найти допельгангера для лучших результатов, но..." - К сожалению, удача повернулась ко мне спиной, и я вынужден был блуждать здесь, не встречая абсолютно никого на своем пути. - "Я как раз собирался уходить и сразу же встретил вас." - Я уже хотел уйти и вдруг повстречался с вами. - сказитель посмотрел на незнакомку ясным взглядом своих кроваво-красных глаз и продолжил. - Мое имя Иноэресс. Скажите, как зовут вас?

0

411

Дракон напротив оказался очень учтивым и внимательным собеседником. Он слушал, не перебивал и ждал возможности высказаться. Это было даже как-то странно наблюдать. Ведь дракон напротив был никем иным, как рождённым в Тьме. Не стоит думать, что принадлежность к какой-то стае или же место, занимаемое в иерархии этой же стаи, всецело влияет на поведение воительницы, но оно определённо имеет своего рода эффект на сознание земляной. И этот эффект в данном случае заставлял какую-то частичку её ещё не продрогшего от ветра нутра, сосредоточиться и быть внимательной. Ведь правильно говорят, что тёмные никогда не являются теми, кем кажутся на первый взгляд. За расторопностью и вежливостью может скрываться кто угодно, от ловкача до расчётливого убийцы. А может быть и так, что за маской именно этого дракона не скрывается ничего. Простой дракон, который решился прогуляться по ничейным землям и побыть в одиночестве энное время. Похвальная черта, отдающая запахом какого-то странного романтизма.
Этот же лёгкий аромат окутал слова самца, дорисовывая непрошенную картинку в голове Эмерис. Самец, не такой крупный как она сама, попёрся в Серые Степи, чтобы найти источник вдохновения. Сказители. Удивительная профессия, но такая сложная в реализации. Да, Спящая ответственно заявляла, что любая роль в стае имела первостепенное значение. Сказители же были тем самым обязательным аспектом, когда нужно было рассказать одну занимательную историю, чтобы усладить чьему-то самомнению или хорошо провести время в обществе такого говорливого приятеля.
- «Надо отдать ему должное, он умеет располагать к себе.» - с усмешкой подумала самка, разгоняя снег кончиком своего хвоста.
- Да, чего только не встретишь во время прогулки. – с добродушным видом поведала Эмерис, оглядев окружающую их бездушную белую пустыню, которая была готова стать ещё внушительней из-за вмещаемых в себя объемов снега. – Я – Эмерис, милейший. – представилась она и склонила голову в приветствии. – Но почему именно здесь и почему именно местная фауна удостоилась внимания сказителя? С вашим ремеслом я сталкиваюсь редко… Точнее сказать с процессом создания историй. Результаты я имела честь не только наблюдать, но и слушать. Вот мне и любопытно, как это всё делается. – дракона тихонько фыркнула, утаптывая снег у себя под лапами. – Только если это не какой-то страшный секрет, который запрещено разглашать вне стаи.

0

412

Иноэресс все еще понемногу отходил от вида огромного и массивного силуэта, что находился прямо перед ним. Смотря на гордую осанку самки, дракон внезапно осознал собственную нелепость и незначимость. Хотя такой внешний вид частенько помогал тем, что давал неверное впечатление о его обладателе, а это в свою очередь приносило немалые выгоды, но сейчас, глядя на стоящую перед ним драконицу, сказителю резко захотелось иметь такие же внушительные и острые когти, широкие крылья и массивное тело.
От новоиспеченной знакомой веяло духом воина, сильным, непоколебимым, отважным, упрямым. Глядя на нее, можно было предположить, что самка вряд ли сдастся или же сбежит при неравных силах в бою. Скорее, она будет сражаться до конца, смело вступая в схватку со смертью ради того, чтобы защитить то, что дорого. При всем при этом, в ее глазах можно было разглядеть мудрость, ту самую, которой частенько недостает столь храбрым воинам, ту самую, которая помогает мыслить здраво и избегать опасности и ненужных рисков. У Эмерис же она была, завершая идеальный образ могучего и мудрого воина.
Продолжая рассматривать самку, стоящую напротив, Иноэресс ощутил дружелюбие, исходящее от нее. Первое впечатление как о холодной и жестокой драконице не оправдалось и изжило себя, изменив ее образ в гораздо более добрую и светлую сторону.
Задумавшись, самец чуть не пропустил следующий вопрос, заданный Эмерис. К счастью, очередной порыв холодного ветра дернул дракона, заставив вернуться из пространства своих мыслей в реальность.
- Как пишутся истории? Нет, конечно же это не секрет.
Вот тут-то мозг и подвис. Казалось, что дракон впервые в жизни задает себе этот вопрос. Нет, он и раньше задумывался над этим, но как-то времени не хватало на то, чтобы все детально обдумать. А здесь и времени, и места предостаточно. Даже вон, слушатель нашелся - Эмерис утаптывала снег у себя под лапами, явно готовясь выслушать его ответ. Иноэресс неловко рассмеялся, поняв, что ошибся - времени у него опять нет, отвечать надо быстро и сейчас.
- Я, конечно, еще слишком юн и неопытен, мне далеко до старых сказителей, поэтому всех нюансов я не знаю. Могу только рассказать об основе...
Снова вздрогнув от холода, дракон решил что бесцельное стояние явно не помогает теплу сохраниться подольше. С этой стороны, раз уж находиться на одном месте, то намного выгоднее было бы присесть на холодный снег, ведь со временем и он нагреется. Так сказитель и поступил, подняв взгляд и смотря на морду Эмерис. Его глаза изменились, отображая полное спокойствие и небольшую отрешенность - Иноэресс уже не считал драконицу врагом, посему расслабился и глубоко задумался над вопросом, заданным ему.
- История состоит из нескольких частей. Первая часть - информация. Куда проще пересказать то, что увидел своими глазами, нежели выдумывать что-то. Вторая часть - оформление. Красивые слова всегда притягивали слушателей, делая историю еще более интересной и увлекательной, а может и страшной. Третья часть - подача. Всегда интереснее слушать того, кто рассказывает так, будто прямо сейчас находится в мире своей истории, чем того, кто будто бы читает из энциклопедии пятисотую страницу подряд монотонным голосом. Конечно, книги - отдельная история, если читать их про себя, то там подачу определяет только твой разум.
Ветер трепал алую гриву сказителя, своими воздушными пальцами перебирая ее пряди, но тому не сильно понравилось данное обстоятельство. Встряхнув головой, Иноэресс продолжил свою речь.
- Есть несколько основных правил, которых следует придерживаться при создании истории. Во-первых, история должна быть цельной. Резкие переходы, конечно, тоже не запрещаются, но куда приятнее и проще слушать и воспринимать рассказ, плавно переходящий из одного в другое. Во-вторых, сюжет. Если уж собрался выдумывать, то выдумывай на совесть и не допускай "белых дыр" в своем рассказе, ведь их могут заметить очень внимательные слушатели, которые могут понять, что история выдумана. Поэтому, чем больше информации, тем лучше, ведь тогда намного проще самостоятельно определить и закрыть пробелы в сюжете. В-третьих, вдохновение. Его наличие или же отсутствие сильно влияет на качество истории. Вообще, вдохновение - очень непредсказуемая штука, ты никогда не узнаешь, когда оно к тебе придет и придет ли вообще. В-четвертых, настойчивость. Даже если вдохновения нет, его можно вызвать. Стоит только начать создавать, пусть даже с трудом, и со временем это будет все проще. Ты начнешь замечать недостатки некоторых частей уже придуманного, исправлять и творить дальше, отталкиваясь от уже созданного.
Иноэресс резко очнулся от своей задумчивости и недоуменно встряхнул головой, припоминая, что же он только что сказал. Решение довести мысль до конца уже полностью оформилось, да и завершающие строки были готовы. Взгляд сказителя прояснился, спокойствие и отрешенность исчезли, оставив на своем месте искорку лукавства. "Как же легко я доверяюсь малознакомым... Всего и надо согласиться выслушать меня." По-доброму улыбнувшись, дракон посмотрел на свою слушательницу.
- Знаешь, почему сказители загадочны и странны? На самом деле, самое важное правило звучит так: "Любой дракон способен написать свою историю". И это правило - единственное, которого стоит придерживаться полностью и по-настоящему.
Подросток весело хмыкнул и подмигнул Эмерис. Как назло, морозный ветер не хотел покидать земли Серых степей. Злобная стихия вновь щедро бросила снега в морду сказителю, отчего тот чихнул и недовольно фыркнул.
"Холодно-то как..."

+3

413

Основы? Пускай будут основы. Может даже этого хватит, чтобы хотя бы немного понять, как видят мир эти таинственные драконы. Конечно, вряд ли скрывалось за этим какое-то таинство или ещё какая магия, но было дико интересно, пускай этот холод с ветром и не располагал к такому долгому разговору. Но даже холод не помешал Иноэрессу усесться на снег и сделаться таким отрешенно отрешенным и задумчивым. Неужели её вопрос настолько сложный или концентрация нужна, чтоб ничего не упустить? По одному лишь виду сказителя сложно было это сказать, но Эмерис пыталась это предсказать.
Но это практически сразу отошло на другой план, ведь дракона полностью обратилась вслух, пытаясь усвоить, то что говорил ей Иноэ. Это не то чтобы было сложно, ведь всё вроде казалось таким простым. Основа истории, её интересное оформление и подача. Три важные составляющие, которые делают историю важной и нужной к прослушиванию и чтению. И было ещё немало аспектов, которые делали эту историю живой. Это хитросплетение вещей казалось одним цельным механизмом, который работал и вроде не требовал каких-то изменений. 
Увлёкшись этими мыслями, Спящая ощутила на себе пристальный взгляд Иноэ. Медленно моргнув, воительница сфокусировала взгляд на драконе перед собой, который даже выглядел по-другому. Будто что-то ему открылось. Но то что он сказал дальше, заставило дракону по-глупому уставится на сказителя.
- Но это не объясняет того, что ты ищешь именно здесь. Кроме лютого холода, разумеется. – дракона вдохнула ледяной воздух, на секунду улыбнувшись, несколько растеряв свою нейтральную физиономию. - Давай попробуем пройтись, может удастся найти удачное местечко, чтобы погреть кости. А то сидеть подхвостьем на снегу не самое доброе дело.
Эмерис всем своим видом явно говорила о том, что она именно это и собиралась сделать. Найти такое место, где младшему дракону не будет так холодно. Тем более сколько он ходит вот так по снегу?

0

414

18 число Морозного месяца.
Игра с Тэурусом

Наступала середина зимы. Мороз крепчал, все чаще можно было увидеть снег, лежащий на земле. Конечно, в прошлом месяце он тоже был, но какой-то...не такой. Не особо много его было, да и таял частенько. Однако сейчас зима уже практически полностью вступила в свои права: снега стало намного больше, мороз становился все ядренее. Серая и унылая поверхность стала немного ярче благодаря белому и холодному покрову.
Все перелетные птицы и прочие сезонно мигрирующие существа уже давно исчезли из этого места, остались лишь коренные обитатели Серых Степей или же те, кому и мороз-то по барабану. Иногда встречались гости-драконы, решившие забрести на бескрайнюю равнину; неведомо, что они хотели найти здесь, однако таких было не очень много: видимо, сказывались холода, что не очень хорошо влияли на некоторых.
По бескрайней равнине, пересекая пока еще не очень высокие, достающие всего лишь до коленей, снежные завалы, медленно брел невысокий дракон. Его окрас значительно выделялся в этом полном всего белого месте - сочетание угольно-черной чешуи с различными оттенками красного на гриве, хвосте и крыльях, явно не гарантировано никакой незаметности здесь. Стоило быть более осторожным, ведь прелестные существа под названием виверны не исчезали даже при лютейшем морозе, всегда выискивая возможность добыть себе еще больше пищи, а подобный небольшой дракон, который к тому же и драться-то толком не умел, являл собою прекраснейшую кандидатуру на звание самой подходящей добычи года.
Впрочем, попасться именно этому конкретному сказителю могло грозить лишь при чистой случайности, ведь осторожности ему было не занимать. Сюда еще прибавлялось предсказание опасности - тоже очень неплохая вещица. Она была бы нехарактерна для столь молодого дракона, однако тот, благодаря своей горячей крови и дивному уму, слишком уж часто оказывался в местах и ситуациях, опасных для жизни и здоровья. После таких случаев, желание еще куда-нибудь забрести никуда не исчезало, но зато появилась привычка внимательно осматривать окрестности, проверяя их на предмет угрозы.
Этот день не обещал быть особо занимательным. Иноэресс и сам не помнил, зачем теперь покинул территорию стаи - то ли искать что-то собрался, то ли вообще на прогулку, ведь дома, на родных землях сидеть скучно. Устав от попыток вспомнить свою изначальную цель, подросток решил задать новую, и это оказалась тренировка и охота. Охота...на кого? Кого-то, кто встретится и при этом будет подходить под категорию дичи, а не хищника, например, коронованного абака. К сожалению, за несколько часов блуждания по открытой местности, сказитель так и не сумел обнаружить ни абака, ни чего-нибудь вообще на дичь похожего. Видимо, сегодня придется возвращаться без ничего - никаких впечатлений, идей и добычи.
Устало вздохнув, подросток развернулся и направил стопы к дому, но именно в момент поворота головы сумел заметить силуэт неподалеку. Как оказалось, удача все же благоволила дракону, раз уж позволила наткнуться на степного медногрива, что как раз был занят колупанием в снегу и земле, в поисках мелких грызунов. Иноэресс моментально взбодрился и начал медленно подбираться к добыче. Но, кажется, леди удача лишь бросила мимолетный взгляд и вновь отвернулась: медногрив все же сумел заметить неудачливого охотника, а также вовремя среагировать, пустившись в бега. Сказитель не желал оставлять в покое добычу, найденную после стольких часов поиска, поэтому припустил следом, иногда подпрыгивая и используя крылья для мощного толчка вперед. Однако, выносливость дракона, который около пяти часов без остановок брел вперед, заметно разнилась с медногривом, который мирно стоял на месте. Сказитель устало упал на снег, тяжело дыша и про себя выражая свое полнейшее недовольство всем происходящим.

+1

415

По небольшим снежным ухабам струился белоснежный силуэт, рискуя потеряться в окружающей белизне. Снег, мороз, идеальная видимость - как не наилучшее время для охоты? И если поймать кого-то в это далеко не благоприятное время года было проблематично, то понаблюдать за диким зверьём, шныряющим туда-сюда по голой степи, - самый сезон. Нельзя сказать, что Тэурус был отличным охотником, скорее любителем посидеть в засаде, понаблюдать за поведением животного и в самый неподходящий момент раздавить ветку под лапой, от треска которой звери неимоверно быстро убегали в чащу леса. Впрочем, охота не была его "кормящей" работой, так как ещё юный, он проживал под крылом родителей. Но не всю же жизнь прятаться под тёплым крылом матушки?
Вот и сейчас неопытного охотника занесло чуть подальше от его привычного места обитания - в Серые степи, где Тэурус надеялся с безопасного расстояния понаблюдать за представителями местной фауны - вивернами. За очередным холмиком дракон обнаружил небольшое гнездо этих опасных созданий. Более-менее замаскировавшись в снегу, Тэурус с интересом разглядывал ближайшее существо, сидевшее на расстоянии 200-300 метров. Виверна была светло-серого цвета; в облачную погоду, глядя снизу, можно было бы не сразу заметить налетающего на тебя хищника, подметил охотник. Тэурус, не боясь холода, мог бы часами разглядывать этих созданий, если бы не... бегущий со снежных просторов в его сторону медногрив. Юноша среагировал мгновенно: благодаря Преломлению на месте дракона уже через пару секунд была только кучка снега.
Медногрив хоть и не так умён как драконы, но и не дурак. Завидев стаю наверняка голодных виверн, зверь быстро изменил траекторию бега и унёсся дальше в Степь. То ли его манёвр был идеально спланирован, то ли виверны не успели увидеть бегающую еду, но ни одно из крылатых существ не бросилось вдогонку за быстро удаляющимся медногривом.
"Вот же беспокойное создание", - пронеслось в голове у Тэуруса. Дракон уже хотел вернуть голову в исходное положение, но его привлёк необычный камень, виднеющийся неподалёку. Издалека он казался охотнику красным и неровным. "Уж не от этой ли штуковины бежал медногрив?" - задал скорее уж риторический вопрос Тэурус. Наблюдение за вивернами было прекращено, дракон аккуратно, не издавая ни звука на мягком снегу, сполз с холма и потрусил в сторону странного объекта.
Чем ближе был "камень", тем более отчётливее в нём просматривалась фигура какого-то дракона, причём явно не местного, судя по окраске. Едва Тэурус это осознал, он припал к снегу, что, впрочем, было бесполезно: если бы лежащий просто глянул в его сторону, то наверняка заметил чёрную гриву юноши, контрастирующую с лежащим вокруг снегом. Пролежав так с минуту, Тэурус медленно пополз в сторону иноземца. По мере приближения охотник смог разглядеть, что лежащий - точно или из стаи Огня, или из стаи Тьмы, что не сулило ничего хорошего, если последний окажется агрессивным. Но, похоже, забрёдший сюда дракон валялся без сил. "Что с ним? Вдруг нужна помощь? А если шпион? Помогу, да ещё хуже будет... А вдруг не шпион?" - череда вопросов в голове Тэуруса заставляли двигаться его то быстрее, то медленнее к своей цели. На расстоянии в 20-30 метров, всё ещё ползя на всех четверых, Тэурус на всякий случай ушёл в относительную невидимость благодаря Преломлению. Медленно подбираясь к лежащему, дракон уже мог слышать тяжёлое дыхание лежащего и видеть его поднимающуюся при каждом вдохе грудную клетку. Тэурус убедился, что перед ним вовсе не взрослый дракон, определив это по небольшим размерам чужака. В общем, этот "иноземец" был крайне неплохо сложен, но казался "красно-чёрной вороной" на таком белоснежном поле.
"Гм-м... И вот что мне с ним делать? Я же даже не знаю, кто он и откуда..." - прозвучал в голове у Тэуруса безответный вопрос. Он сделал ещё шаг к лежащему и... Я уже упоминал о его удаче при скрытном движении? Неизвестно откуда взявшийся подтаявший, скользкий снег под передней лапой светлого быстро сровнял голову Тэуруса с уровнем снега. Упавшее тело дракона издало глухой, но от того не ставший тихим, звук "бух" от падения в снег. Кажется, в данный момент юный охотник проклял всё на свете: и свою неловкость, и снег, и даже эту яркую, безоблачную погоду, при которой совершенно невозможно было бы убежать вдаль незамеченным.
Тэурус вскочил на все лапы как ошпаренный, быстро принимая положение стоя. Без сомнений, данный инцидент уже заставил лежащего дракона очнуться, поэтому время на первое представление у юнца было мало. "Шпион, не шпион?.." - промелькнуло где-то в голове. Решив положиться на удачу, которая нередко спасала Тэуруса от неприятнейших ситуаций в возрасте птенца, охотник выдавил из себя улыбку, подкреплённую испуганно-неопределённым взглядом голубых глаз.
- Здравствуй?.. - повисло в холодном воздухе. - Я тут мимо проходил... смотрю, лежите.

Отредактировано Тэурус (18 Май 2018 18:48:13)

+1

416

Иноэресс все так же продолжал лежать на животе, разве что повернул голову в сторону, дабы имелся стабильный приток воздуха. То, что он пребывает на снегу, ничуть не смущало сказителя: в данный момент разгоряченное от погони тело попросту не чувствовало холода, источаемого поверхностью земли и ее белоснежным покрытием. Конечно, потом, когда остынет, будет совсем не весело, но это уже совсем другая история.
С небес медленно и понемногу сыпал мелкий снег, попадая и на тело подростка. Правда, использовать это явление природы и погоды ради укрытия для дракона не представлялось возможным ввиду самого противного и неестественнейшего для зимы окраса. Ну вот скажите на милость, кто сумеет не заметить яркое, вызывающе яркое, почти что обжигающе яркое красно-черное пятно на однотонном белом фоне. Кажется, на подобное способен только слепец. Впрочем, именно в данный момент Иноэресса это волновало мало, ибо тот глубоко и сильно задумался о жизни, своем состоянии и планах на будущее.
"При подобной выносливости я так никогда и не сумею поймать более-менее крупную дичь. Неужели придется на арханах жить? Боже, это же сколько их понадобится..."
Да, выносливость у дракона была ни к черту. Подросток знавал таких воинов, что после дня непрестанного бега могли продолжать погоню как ни в чем не бывало. Даже некоторые маги были на это способны, при использовании артефактов, конечно. У подростка не имелось подобной вещицы, да и шансы найти ее либо выменять составляли менее одного процента, при должной удаче. Можно было списать столь слабые результаты сегодняшней погони на предыдущую прогулку длиной в пять часов, можно было подумать, что пока еще юный организм будет расти и укрепляться, а после этого надеяться на будущее - именно это и решил сделать Иноэресс. Сказитель - призвание не пыльное, бегать-прыгать там надо лишь в экстренных ситуациях, например, спасая свою шкуру от путника, разъяренного из-за бесконечных расспросов. В этом призвании имелись свои нюансы, которые были связаны с работой ума и полетом фантазии, так что пора прекратить переживать из-за физической слабости. И, кажется, вставать. Отдышавшись, подросток почувствовал, что замерзает. А чего хотел, валяясь на снегу?
Только собравшись с силами, для того, чтобы вновь возвестись на лапы, сказитель внезапно услышал тихий скрип снега, будто бы к нему кто-то подходил. Судя по звуку, очень осторожно и медленно, делая каждый шаг так, будто бы лежащий дракон был полной опасности тварью, которую надо обойти. Или изучить, подобравшись поближе.
Незнакомец подходил столь долго, что Иноэресс уже подумывал самостоятельно подняться и посмотреть на него. К сожалению, дракон повернул морду не в ту сторону, иначе сейчас был бы отличный шанс украдкой рассмотреть подкрадывающегося.
Тем временем, прозвучал еще один шаг, а после него последовал не менее емкий и объясняющий ситуацию звук, обозначающий паление тела на землю. Явно ненамеренное падение, ибо сразу же после него можно было почувствовать резкий поток воздуха, будто упавший быстро поднялся на лапы. Не в силах больше валяться, сказитель рывком поднялся, разворачиваясь в сторону незнакомца.
Он увидел перед собой дракона светло-желтого цвета, заметного на снегу лишь из-за своей черной гривы, что ростом был едва меньше его самого, но короче. На него смотрели широко открытые глаза цвета облачного неба - настороженные, испуганные и слегка неловкие. Видимо, незнакомец был смущен своим недавним падением.
Сказитель очень редко встречал тех, кто был меньше его самого, поэтому, после кратковременного ошеломления, вызванного видам незнакомца, он тут же окрестил его про себя "малышом". К тому же, подобные глаза только добавляли детской невинности в этот светлый образ. Малыш в данный момент над чем-то усиленно размышлял, видимо, пытаясь уложиться в те секунды, что оставались до возникновения недоразумения или еще чего.
- Здравствуй?..  Я тут мимо проходил... смотрю, лежите.
Чистый и ясный голос повис в морозном воздухе. Чисто подсознательно Иноэресс не считал этого малыша угрозой, поэтому доброжелательно улыбнулся ему. Почему бы и не пообщаться со столь неожиданным собеседником?
- Лежу. Почти помер, пока за медногривом гнался. Быстрый оказался, ирод.
Расстроенно покачав головой, подросток решил более не вспоминать о плачевных результатах своей охоты, к тому же, до сих пор не удавалось вернуть свое дыхание в норму.
- А ты у нас кем будешь, доброе создание?

+2

417

Игра с Эмерис
Новая знакомая оказалась очень внимательным слушателем, чему Иноэресс был несоизмеримо рад. Частенько случалось такое, что собеседник, который "на свою беду" задал вопрос подобного содержания, или же вообще затронул тему, на которую подросток мог разглагольствовать часами, начинал зевать и скучать, а если подобная лекция затягивалась еще чуть дольше, то тут уже приходила пора несчастному вопрошающему примерять на себя шкуру сказителя, пытаясь придумать отговорки ради того, чтобы как можно скорее исчезнуть отсюда. Впрочем, Иноэресс и не расстраивался-то особо: это являлось еще одним из его способов добычи информации. Встречались иногда такие сказочники, отговорки которых подросток лично запоминал, ибо такую ценность упускать никак нельзя. Мало ли, вдруг самому придется когда-то их использовать?
Эмерис слушала данную, относительно короткую лекцию очень спокойно, не отвлекаясь и не скучая, что даже слегка удивило подростка. Похоже, драконице действительно был интересен и сам вопрос, и ответ, данный драконом на него. К счастью, много вещей, даже сложных, сказитель объяснял довольно понятно, что, впрочем, не мешало ему зависать на некоторых простейших вопросах.
Последняя фраза, выданная подростком, заставила его новую знакомую по-глупому уставиться на него.
- Но это не объясняет того, что ты ищешь именно здесь. Кроме лютого холода, разумеется.
Конечно. С творческими натурами всегда стоит быть хоть немного, а осторожными, ведь в их головушках присутствует и эдакая странноватость. Ее количество прямо пропорционально количеству фантазии, а ежели добавить и кровь молодецкую, то ведь вообще взрывная смесь выйдет.
- Ну, видимо мне просто не повезло сегодня...
Неудача - подспорье везения. Вечно же эти неудачи длиться не могут, верно? Бесспорный оптимизм, но он пока что в жизни прекрасно себя оправдывал.
- Давай попробуем пройтись, может удастся найти удачное местечко, чтобы погреть кости. А то сидеть подхвостьем на снегу не самое доброе дело.
Иноэресс вздрогнул, будто бы окончательно выходя из транса. Вскочив на лапы, подросток спешно отряхнулся, а затем с невинной улыбкой посмотрел на Эмерис, будто бы это и не он только что будто король какой восседал на снежном покрове.
- Это очень неплохая идея, госпожа. Я здесь уже слишком долго для того, чтобы и далее чувствовать себя нормально.
Для того, чтобы размяться, дракон потянулся и сделал несколько прыжков, а затем остановился, смотря на свою собеседницу и готовясь к продолжению своей прогулки.

0

418

Игра с Иноэрессом
Как и предполагалось, лежащий дракон услышал падение Тэуруса. И не только услышал, но и среагировал на него: незнакомец вскочил так быстро, что от неожиданности юнец отступил на шаг-два. Определяя возраст лежащего на расстоянии, охотник явно допустил промашку, так как подскочивший дракон в полном росте на пару голов превышал небольшого Тэуруса, поэтому сердце юноши на пару секунд забилось как сумасшедшее.
"И к нему-то я обратился на ты?! О Шагри, сжалься надо мною!" - набатом звучал голос в голове. Как бы ни был дракон увлечён придумыванием страшных наказаний за свою оплошность, рассмотреть стоящего перед ним незнакомца он успел. Ярко-красные пластины на груди, такого же цвета грива и когти очень сильно бросались в глаза на фоне матовой, чёрной как ночь кожи. Крылья. Перепончатые и тоже огненно-красные. В общем, неизгладимое впечатление. На секунду в голове у Тэуруса промелькнули образы из страшных сказок на ночь, которые рассказывала матушка, но затем...
Незнакомец улыбнулся. Да, да, правда! Кроваво-огненная пасть изобразила улыбку! И было в ней нечто такое, что мгновенно заставило Тэуруса изменить мнение о облике стоящего перед ним. И совсем не кровавым, а очень даже замечательным рубиново-насыщенным показался его окрас. Когти перестали быть объектом интереса и позволили перевести взгляд на самое важное - глаза. В них не было агрессии или желания сделать что-то плохое с неожиданно встреченным юношей, нет, наоборот, этот взгляд был заинтересованным (а на секунду изумлённым, что немного озадачило юнца). От неожиданного открытия Тэурус выдохнул. Возможно, всё будет не так мрачно, как он себе напредставлял.
- Лежу. Почти помер, пока за медногривом гнался. Быстрый оказался, ирод. - произнёс стоящий напротив дракон. Тэурус слегка прослушал первую часть речи, что сказал стоящий, но вот вторая сильно взволновала его.
- Так Вы тоже охотник?! - произнёс он с запалом, слегка подавшись вперёд и не успев даже подумать. - Этот медногрив от Вас так убегал?
Возможность того, что перед ним стоял охотник, да ещё не из его стаи слегка взбудоражила юного дракона. С одной стороны, тем, что он опозорился своим "скрытным" подходом перед, наверное, более опытным представителем своей профессии. Но с другой... Это же мог быть настоящий обмен опытом! Или, скорее, наставлением от более старшего охотника. Счастливо-мечтательная улыбка сменила прежнюю, робкую и двусмысленную, а передние лапы, подкинутые толчком, оказались в воздухе от переизбытка эмоций.
- А ты у нас кем будешь, доброе создание? - эта фраза прервала бурное выделение радостных волн в окружающую среду.
Он же ещё не представился! А перед ним стоял старший! Лапы были возвращены в исходное положение и поставлены рядом друг с другом, а скулы перестали завиваться в безмерной улыбке. Чуть приосанившись, чтобы казаться хоть слегка выше и серьёзнее, дракон выдал с неизменно-добрым выражением морды:
- Тэурус, приятно с Вами познакомиться!
Сказав это, охотник принял более естественный, неформальный вид, выставив лапы чуть в стороны. Глядя снизу вверх, он продолжил свои размышления вслух:
- А Вы тут, получается, охотитесь?
Последнее слово было произнесено с такой интонацией, как будто охотиться было для драконов очень необычно, а глаза изобразили некое томительное изумление, как будто перед Тэурусом стоял Дух или кто-нибудь очень важный. При этом юнец чуть пригнулся и глянул вбок, словно охота всё ещё продолжалась, и нужно быть настороже. Похоже, общество неместного уже его совершенно не смущало.

Отредактировано Тэурус (23 Май 2018 09:22:56)

0