//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Когда лавровый венец становится терновником [Дагман & Фауст]


Когда лавровый венец становится терновником [Дагман & Фауст]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники:
Дагман и Фауст

Место действия:
Малый материк.

Время и погода:
8052 год. 9 день Морозного месяца.
Поздний вечер, холодно. Вне пещер - глухая стена дождя, отбивающая "там-тара-рам" по каменистым склонам.

Цель и ситуация:
Драконы только-только начали обустраиваться в горах и расширять свои владения. Валд и Вальда выматываются за день больше навьюченных ослов. И только ночь приносит обычно хоть несколько часов сна, пусть и тревожного. Не в этот раз. Фауст и Дагман встречаются у кардона, где Валд получает сообщение о новом отбитом нападении диких тварей.

Предупреждения:
Бессрочная отпись.

0

2

Крайне мерзкая погода. Просто ужасная. Единственное, что хочется сделать - это забиться в край пещерки, свернуться калачиком, возможно, почитать на сон грядущий какую-нибудь не слишком скучную литературу, да и провалиться в забытие. А капли дождя, чтоб убаюкивали, но нисколько не мешали. Идиллия, такая приятная, такая простая, такая невыполнимая.
Казалось бы, что может поднять взрослого адекватного дракона, посреди ночи (а для Дагмана была именно ночь - он привык ложиться спать рано) и в ливень заставить идти к каким-то там кардонам? Но приказ Вальда - ничего не поделаешь. Приходится вставать на уставшие лапы, открывать заспанные глаза, "благо" дождь хорошо бодрит, и идти...
Туманный-то и до этого не мог понять, зачем он впутался в эту авантюру с созданием нового племени, а сейчас, когда капли стекали с кончиков крыльев, подбородка, лап... Конечно, Дагман, как и все водные полукровки любил влагу, но все хорошо во время.
Маг плохо разбирался в традициях стай, но успел выучить, что главу сего объединения принято называть Вальд, а его спутницу - Вальда (Почему приняты именно такие обращения, а не какие-то-нибудь другие, маг не мог уразуметь). Так вот, туманный не мог понять, что господину Фаусту понадобилось от него в такое время суток? Конечно, Дагман превосходил по возрасту большинство членов стаи - Равновесие состояло в основном из молодежи - и, несомненно, являлся ценным кадром, но что такого срочного может произойти на неизвестном материке, где единственная существенная опасность - это стая виверн или еще какая дикая зверюга?
Но туманный хорошо исполнял роль преданного делу реформатора и революционера, и, не смотря на погодные условия, примчался в место встречи. Стоит отметить, что маг только изображал из себя активиста, на самом же деле, внутри дракона почти каждый день велись жаркие баталии на тему: "Стоит ли остаться в Равновесии, или завтра же делаем ноги?" Каждый раз полукров решал подождать. Подождать еще немного, лет пятьдесят, когда все утрясется, наладится и встанет на свои места.
Может быть, непосвященному покажется странным, что четырехтысячелетний маг, которого, с распростертыми объятьями возьмут в ту же стаю Света, а если заручиться рекомендациям, то и Вода с Воздухом не побрезгует, решил, когда полжизни уже за спиной, взяться за освоение новых земель. Это молодым драконам, которым не наскучила жизнь, должны быть интересны подобные путешествия, но никак не зрелым, солидным магам.
Но нет, Дагман находил забавным изображать из себя активиста, да и вся творившиеся вокруг суматоха - только веселила туманного.
Но не все так радужно, те единицы умудренных опытом драконов, перебравшихся на Восточный материк, имели стайное прошлое, а в четыре тысячи лет, наверное, невозможно привыкнуть, что кто-то главный... Но маг старался, делал усилия и, в тайне от всех, готовил план побега...

0

3

Каково ощущать вкус свободы? Ты с самого рождения сидел в клетке, подавляя своё "я", ужимая и вмещая его в рамки уже построенного общества. Впрочем, как и многие другие до тебя и после тебя. Но от этого ничуть не легче. Однако лишь очень немногие способны разорвать любые связи со своим прошлым и шагнуть в ноое будущее уверенно, выстраивая его самостоятельно, трудом, потом и кровью. Легче было бы смириться, ведь старый строй воздвигал не ты, тебе приходится в нём быть лишь одним из многих обывателей. Фауст сделал выбор в пользу трудного пути. Выбрал "стаю для всех" и возвёл межстайные предрассудки в ранг абсурда на грани бреда сумасшедшего. Цена выбора оказалась непомерной. С первых же дней драконы столкнулись с дикими тварями, которые не привыкли к нахождению на их территориях иноземных захватчиков. А земель было достаточно, чтобы зверьё успело хорошо расплодиться, а потому ныне являло собой серьёзную угрозу мирному существованию молодой стаи.
Лил дождь, благо, хоть гром не заставлял раскалываться и без того опухшую и больную голову Валда. Тем не менее, новоявленный лидер стаи не почивал мирно на ложе рядом со своей прекрасной супругой. Да и сама Иррлуа сейчас тоже была не в постели. Его крошка помогала координировать действия в пещерах - размещать раненных, направлять целителей туда, где они были нужнее, контролировать запасы продовольствия и много чего ещё. А что же её царственный муж? Он оказался возле кардона, где только окончилась очередная стычка с дикими обитателями их нового дома. Мимо Призрака пронесли дракона, лишившегося одного глаза - половину морды заливала кровь, и воин, рыча, пытался закрыть когтистой лапой пустую глазницу, чтоб остановить поток, но лишь заносил в открытую рану грязь.
- Свяжите его. Если произойдёт заражение крови - хуже будет, - зычно рыкнул Валд, провожая беднягу хмурым и угрюмым взглядом. Количество раненных скоро могло перевалять за число боеспособных драконов, а новых им взять было неоткуда. На границе уже стали появляться охотники и прочие чешуйчатые, чей профиль был никак не "воин". Хорошо, что хоть сказителей пока не приходится использовать не по назначению. Но тёмный велел поднимать по тревоге почти всех. Магов в том числе. Магическая защита порой была ещё более впечатляюща, чем природное оружие драконов. Боевые действия сплотили очень многих: светлые целители показывали настоящий мастер-класс по скоростному приведению бойцов в порядок, огненные демонстрировала чудеса боя берсерков, светлые, привыкшие на своей старой родине отражать атаки тварей Севера, поделилась хитростями быстрого выведения зверюшек из строя, тёмные изобретали яды для вражин и зелья для повышения стойкости собратьев. И всё это в самые сжатые сроки.
Фауст отошёл от поваленного дерева, чей ствол этаким блоком теперь лежал на границе, хотя преодолеть его ничего не стоило. Самец тяжело дышал. Пусть он больше не являлся Духом, но габариты его были прежними - силушкой Валд отличался завидной. Да и здоровье было воистину богатырское. А передышка всё равно потребовалась...
Залитые дождевой водой глаза тяжелели. Наверное, тёмный бы вовсе отрубился на секунду другую, если бы рядом не сновало столько народу. Косой взгляд алого ока упал на объявившегося туманного. Фауст старался запоминать тех, кто был постарше, что было не трудно, ибо в основной массе в стае был молодняк. А опыт играл немалую роль, будь ты хоть из стайных, хоть одиночка в прошлом.
- Дагман, - прохрипел Призрак, несколько тяжеловесно кивая тому в знак приветствия, - Тебя тоже пришлось поднять, извини. У нас тут очередная оказия. Тварям хочется мяса и зрелищ, - грубоватый смешок слетел с уст самца, после чего тот принял вертикальное положение, разве что плечи гордо не расправил, - Ты хороший маг Света. Как считаешь, стоит ли поставить на границе артефакты с эффектом ослепления? По несколько штук в местах самой бурной активности зверья.

+1

4

Вальд командным голосом раздавал приказы на право и на лево. Это выглядело очень правильно, можно даже сказать живописно: Огромная темная фигура с гигантскими крыльями, мокрая чешуя, кажется, начала выглядеть даже более эффектно, чем обычно. В общем для полноты картины не хватает только всполохов молний на заднем фоне. Но кроме противного дождя, хвала Звездной, больше никаких природных метеоявлений не наблюдалось.
Если Фауст и выглядел правильно посреди дождливой ночи, то вот вокруг творился хаос: Кто-то куда-то бежал, целители наспех латали не способных сражаться драконов, совсем рядом слышались звуки ожесточенной битвы: боевые возгласы сменялись жалостными воплями и рыком не то чудовищ, не то драконов. Не нравилось это все Дагману, ой, не нравилось!
Вытащили меня из сухой, теплой пещерки и явно в самую гущу сражения хотят отправить под предлогом: "Ты же опытный." Что есть, то есть, конечно, и, когда я вступал в Стаю, надо было учесть, что на войну тоже могут заслать. Ну, ничего, я не настолько хилый, чтобы не суметь прихлопнуть парочку виверн. Однако же, любопытно, чего это меня сразу на отправили на передовую, а только к кордонам вызвали? Подозрительно.
Если бы Дагман был знаком с историей на хотя бы базовом уровне или имел стайное прошлое, то, наверное, Фауст вызывал в нем уважение: бывший Дух, рискнувший создать новую стаю, в которой нет никаких предрассудков по поводу рас, где нормально относятся к полукровкам, где победили расизм присущий, на самом деле, как Светлому, так и Темному Альянсу. Дракон,  пытающийся сделать сказку былью, воплотить мечту многих, построить утопию. Что же еще нужно для того, чтобы ловить восхищенные взгляды окружающих?!
Но туманный не знал биографию Призрака (он даже не знал, что у Фауста есть кличка Призрак), крайне плохо разбирался в истории Стай, с предрассудками стайных сталкивался редко и, в общем-то, был из лап вон плохо образован, особенно если учесть солидный возраст. Обычные драконы к четырем тысячелетиям успевали накопить увесистый багаж знаний, и разбирались, по сути во всем.
Наконец Дагман был замечен Вальдом, тот приветственно кивнул туманному на что тот вежливо ответил:
Здравствуйте, господин Фауст.
На самом деле, у драконов была не очень большая разница - в тысячу лет. Впрочем, можно было отринуть лишний этикет и общаться на равных, все таки относительные ровесники. Но Дагман прекрасно помнил, что собеседник стоял намного выше его по иерархической лестнице и к тому же был Духом, пусть и бывшим. Наверное, окажись они с Вальдом в какой-нибудь экстраординарной ситуации (катаклизм, война и др.) - маг не стал бы морочиться с лишней культурностью, а пока царит относительное спокойствие (все таки виверна в спину не дышит), можно и лишнее уважение проявить.
Как успел понять туманный его сюда вызвали в качестве советника - всяко лучше пушечного мяса.
По крайней мере, артефакты точно не будут лишними. - произнес маг задумчиво, - Но я бы не стал использовать только ослепляющие заклинания. Гораздо лучше скомпоновать их с атакующими светлыми чарами: "Луч" или "Сфера".
Дагман владел ремеслом зачарования, но, несомненно, его способности уступали возможностям Духа. У того и опыта больше и силы, но туманному казалось, что Вальд, отлично знающий магию Тьмы, не очень хорошо разбирался в тонкостях магии Света. Оно и не удивительно. Хотя, вероятно, это мнение мага было обычным предрассудком, с которым призывала бороться идея стаи Ровновесия. Все таки не все были затворниками, многие из интереса узнавали информацию о других школах, поэтому Фауст вполне мог отлично разбираться в противоположной его стихии школе.

Отредактировано Дагман (13 Сен 2015 18:09:49)

0

5

Потоки воды ручейками стекали меж чешуями, очерчивая их. Спасало то, что броня тёмного была крепкая, и потому влага не попадала на чувствительный кожный покров. А каково тем, кто покрыт шерстью? В стае присутствовало несколько "меховичков". В основном воздушных, как ни странно. И некоторые ещё имели перьевые крылья, как, к примеру, его сиятельная супруга или тот же Дагман. И если всё это добро намокнет, то тут не полетаешь. Да и на земле будешь себя чувствовать насквозь промокшим куском меха и перьев. Призраку в этом плане было получше, но в дождь практически все себя чувствуют неуютно. Особенно если приходится работать допоздна в такую погоду.
Где-то позади мизансценой царил полумрак, в котором то и дело слышались звуки сражения. Кто-то кого-то бил, целители тащили раненных назад, за кардон, а рык тварей стал настолько привычен, что теперь просто звучал фоном, более не заставляя сердце вздрагивать каждый раз, точно враг может быть за любым кустом или под ближайшим камнем.
Дагмана действительно позвали не просто так. Фауст не пренебрегал консультациями с личностями, которые владели школами магии, отличными от его собственных. Ему предстояло обустроить дом для драконов разных подвидов, с совершенно разной приспособленностью к условиям окружающей среды - кто-то не переносит холод, кто-то изнывал при жаре, а некоторые любили места помрачнее и потише или наоборот - не могли жить без солнечного света. И ко всему это были ещё и существа с разным магическим потенциалом. Многие целители не переносили соседство с некромантами, драконы Огня тяжело уживались с водными и воздушными магами, также многие боялись адептов школы Крови. Чтобы лучше понять, кого с кем кооперировать, Призрак должен был вникнуть в каждую. Пусть туманным не был стайным - оно и к лучшему, возможно, это один из немногих драконов, которые действительно не имеют стайных предрассудков. Ещё и мастер магии Света. Да и интересно было послушать самому, а не через супругу, что же заставило свободного ящера, который до этого был предоставлен самому себе, не нуждался во втискивании себя в рамки общества и в принципе мог жить, как хотел - сам себе голова, прийти в стаю Равновесия? Банальное любопытство? Устал от одиночества? Решил кардинально изменить свою жизнь? Нашёл среди уходящих на малый материк даму сердца? Не то чтобы Фауст был таким прямо любопытным и охочим до чужих личных историй, его скорее интересовало, что думает о стае одиночка. Во Тьме аппарат управления был таковым, что новички, приходящие в стаю, сразу занимали определённое место в иерархической лестнице, наделялись правами, полномочиями и тоннами ответственности, а также увеломлялись о различных санкциях. Подход его матери к правлению был изрядно стандартизирован и формализован, а также сопряжён с жёсткими контролем и карательными мерами. Сам Призрак хотел привнести в управление изрядную долю демократизма, который бы не умалял авторитарность власти в целом. То есть у Валда имелся вполне себе реальный план по созданию консультативного органа управления, где смогли бы заседать опытные и умные драконы, которые разбирались в некоторых аспектах жизни выходцев из других стай и одиночек лучше него или Иррлуа. Пока что больше всего было помощи от талов. Но, станется, этого будет недостаточно, когда стая начнёт разрастаться.
- Я рад, что ты смог прибыть сюда. Бой - не лучшее место для разговора, но тварей мы уже отбросили, а поговорить я хочу сейчас, до отдачи новых распоряжений по усилению защиты на границе оккупированной нами территории, - Валд двинулся в сторону полевого целительского лагеря, что развернули недалеко отсюда, и жестом пригласил присоединиться к нему. В лагерь тащили драконов для оказания первой помощи, а уж потом транспортировали порталами в пещеры исцеления, где раненным уже ничего не грозило, - У тебя есть опыт в конструировать артефактов? - вопрос был скорее познавательного характера, ибо сын Темнейшей и сам был сведущ в создании не только рядовых амулетов, которые были в ходу в любой стае и среди одиночек тоже, он был создателем артефактов класса "легендарный". И собирался здесь использовать свой опыт для защиты малого материка от посягательств агрессоров и просто случайных залётных гостей, - Почему именно "Луч" и "Сфера"? Это заклинания, которые бьют по цели, но не по площади. Ты считаешь сообразным бить точечно вместо поражения сразу отдельного участка земли? - тёмный не пытался спорить или противопоставить своё мнение словам собеседника - ему было важно понять, как этот дракон мыслит, чем руководствуется, как рассуждает, - Я думал распределить пограничников по территории в зависимости от их магического потенциала и переносимости противоположной магии. Если поставить ослепляющие артефакты на одном участке, туда стоит направить магов Света, которые и поддерживать защитные чары в действии смогут, и не будут страдать при активации магии. То же самое с артефактами, содержащими магию Тьмы и остальные. Что думаешь об этом?

+1

6

Порыв ветра ударил в морду Дагмана, заставляя слегка прищуриться, пробрал до костей и улегся у самых лап послушным ручным зверьком. Странное чувство терзало туманного. Что он сейчас делает? Ответ казался очевидным: разговаривает с Вальдом, готовиться защищать свою стаю. От кого? Ответ также понятен - от тех тварей, которые угрожают мирной жизни драконов. Все просто. Все логично. Все...
Но с другой стороны: что сейчас делают эти виверны? Защищают свой дом, от драконов, которые своим вторжением угрожают спокойной жизни...
Нет, маг никогда не был любителем зверюшек. Справедливость - это расплывчатое понятие. Драконы, наверное, не зря считаются умнейшими созданиями в мире, умнейшими из всех известных. Но хоть трижды умным будь, а цели, что у тебя, что у виверн одинаковые, примитивные.
Дагман нервно смахнул капли дождя с крыльев.
Драконы облепленные грязью вперемешку с кровью, кто-то покалечен, возможно, кто-то даже был убит в пылу сражения с неразумными существами. Битва страшна, но в битве и проще. Не надо особо думать, что-то изобретать. Главное - действовать, чем быстрее, тем лучше. А все решения примет не разум, а рефлексы, воспитанные каждодневными (или еженедельными) тренировками.
Захватчики и оккупанты - доблестные воины Стаи Равновесия - с жуткими ссадинами уходили с поля боя в покои целителей. Дикари и безмозглые создания, непонятно за чем живущие на земле - виверны - без роду в племени - с выпущенными кишками доживали последние минуты жизни в страшной агонии.
Но это было не здесь, это было где-то там, где-то в пылу сражения.
Я рад, что ты смог прибыть сюда. - прошелестел где-то рядом Фауст.
На самом деле, фраза вальда была, наверное, скорее приободряющей, уважительной, положенной по этикету. На самом деле у Дагмана не было выбора - ни морального, ни правового. Не будешь же отсыпаться, когда все воют? Не откажешь же непосредственному начальнику?
Да, я умею делать простые артефакты. - ответил маг на вопрос темного. На самом деле туманный имел небольшую практику создания магических игрушек, он не практиковался не потому, что не любил, а скорее из-за отсутствия необходимости.
Гораздо более успешными мне кажутся заклинания, которые не растрачивают силу в пустую, задевая площадь, а те, которые бьют прицельно. Несомненно, ослепить виверну - это отлично, ослепить десяток виверн - очень хорошо, но мы из-за особенностей чар можем не добиться должного эффекта и только зря потратим и силу и время. Луч, Сфера в этом плане более точны в них можно быть уверенным и не бояться в холостую потраченных затрат. Но при этом я считаю наиболее целесообразным скомпоновать и те и те заклинания.
Когда Вальд начал говорить о том, как ему кажется правильным распределить войска, Дагман старался слушать внимательно, и, пусть с некоторыми усилиями, но понял смысл сказанного Фаустом. Все таки туманный привык к одиночеству и не очень разбирался во всяких этих тонкостях отношений между разнорасовыми. Но в общих чертах маг смог оценить задумку начальника.
Вполне разумно. - только и произнес дракон, не придумав более развернутого ответа.

Офф: простите, ошибся - не с того профиля отправил...

Отредактировано Дагман (22 Окт 2015 19:22:57)

0

7

Громоздкая лапа с характерным "хлюп" угодила в грязь. Почву местами сильно размыло, потому земля превратилась в липкую противную жижицу, кое-где подтапливаемую ближайшими лужами. Немудрено было поскользнуться и рухнуть мордой прямо во всё это добро. К счастью, над временным полевым целительским лагерем создали навес магический, потому земля была сухая, зато дорога до лагеря была сплошь "минным полем", а раненных надо было доставить как можно скорее. Одна такая "скорая помощь" чуть не заимела проблемы с посадкой, так как крылатые забыли сбавить скорость. Фауст проводил оскальзывающихся перемазанных грязью драконов долгим неодобрительным взглядом. Не бревно же несли, а истекающего кровью собрата.
Тёмный приблизился к месту, где постарались разместить всех, кого доставляли с поля сражения. Один дракон заимел вместо лапы жалкую культю и, истошно полурыча-полувопя, тыкал ею чуть ли не в морду молодой целительнице. Бедняжка даже не знала, что предпринять - малая практика и темперамент, видимо, не позволяли оценить ситуацию трезво и просто спеленать излишне активного пациента, который такими своими действиями не способствовал заживлению раны - напротив, кровь фонтанчиками снова захлестала во все стороны.
Призрак дал знак Дагману подождать его немного здесь, а сам подошёл к эпицентру развернувшегося представления и упёрся лапой в плечо дракона, заставляя того лечь. Увы, чистоте это вряд ли способствовало, ибо лапы Валда были все в грязи, зато собрат сразу присмирел, поняв, что командир рядом и эскалации истерики не допустит. Очень тяжело было работать с юнцами. Фауст, конечно, умел найти подход почти ко всем, какого бы возраста ни был ящер, но при учёте жуткой усталости он был бы больше рад взаимодействовать с более опытными и спокойными подчинёнными. Такими, как Дагман. Тот хоть и не участвовал в драке и вообще во всём этом (пока что), но зато имел представление о магии и артефактах и том, как всё это добро может сработать на благо стаи. Призрак уже мысленно занёс его, как потенциального кандидата, в список своей команды, состоящей из драконов, с которыми он собирался проектировать и затем строить их собственную Завесу.
Вернувшись снова к собеседнику, тёмный фыркнул и буркнул что-то типа "дети малые". Извиняться за прерванный разговор не считал нужным: он тут работает, и, само собой, его могут отвлекать. Не особо тактично, но вряд ли одиночка попеняет ему на нарушение этикета.
- Мне нравится твой подход. Эффективно и экономит силы. Я согласен, удар по определённому квадрату местности площадным заклинанием - это гарантированное поражение всего живого в этом квадрате. Но это очень затратно по магии. Такие артефакты требуют более частой подпитки, а у нас Накопителей Силы не так много - только те, что успели унести с Большого материка. Со временем восполним: сделать такой артефакт - пара пустяков. Но сейчас мастера в этой области заняты более важными делами, у них просто нет на это времени. Потому я бы хотел доверить это тебе, - Фауст внезапно встал на пути туманного, таким образом препятствуя его продвижению дальше, - Я хочу, чтобы ты занялся разработкой и созданием артефактов, начинённых магией Света. За любыми ресурсами можешь обращаться к талу Дориану или лично ко мне. Справишься?
Дракон хотел посмотреть, насколько новобранец хорош в этой области. Ему бы не помешал помощник по части артефакторики. Призрак был потрясающим конструктором: он примерно знал основной принцип построения заклинаний в школах магии и базовые заклятия умел увязать друг с другом, создавая единый рабочий механизм. Так он и сотворил Завесу для стаи Тьмы.
- А ещё мне интересно, какова жизнь вне стаи. Расскажешь, где успел побывать и чем занимался, пока жил на Нейтральных землях, м?

0

8

Грязно и мокро. Дагману очень хотелось дематериализоваться и не становиться плотным, пока не кончится этот проклятущий дождь. Будучи одиночкой туманный часто так делал, но сейчас обязанности, дела, заботы.
Фауст отошел от мага по каким-то неотложным делам. Немного погодя Дагман видел как какого-то дракона, чьего имени он не знал, стремительно тащили в покои целителей. Вместо лапы у того был страшный обрубок.
Подобные инциденты не могут укрепить боевой дух, - с пессимизмом размышлял маг, глядя на всю эту картину, - Как бы чересчур впечатлительные не запросились обратно на Западный Материк. Конечно, идея Равновесия благородная, несомненно, прогрессивная. Но сколько драконов должны лечь костьми, остаться инвалидами, чтобы будущие поколения жили лучше нынешних? Светлой Будущее - это отлично, но только при условии, что и в настоящем относительный порядок.
Виверн приходилось истреблять и уничтожать, так как соседство с ними - это постоянная угроза.
Чем больше маг находился в непосредственной близости с битвой, тем больше понимал: наверное, ему не суждено уйти из стаи в ближайшее время. Как можно бросить своих собратьев в таком бедственном положении? Тем более, если учесть тот факт, что туманный был одним из немногих драконов, возраст которых перевалил за три тысячи. Равновесию будут нужны хорошие маги, как для отстаивания своих интересов в сражении, так и для обустройства мирной жизни.
И каким образом осуществить побег? Публично признаться, что не справился, устал, струсил? Стыдно.
Уйти в тайне от всех, ночью? Вообще не вариант, Дагман не умел создавать порталы даже короткие дистанции, не говоря уже о таких колоссальных расстояниях, как межматериковое пространство.
Призрак опять подошел к туманному, что-то буркнув. В обычной ситуации туманный мог бы улыбнуться, но не сейчас. Выражение некоторых положительных эмоций, когда твои собратья становятся калеками - верх не тактичности. Конечно, Фауст и сам на проявил положенный в данной ситуации этикет, то бишь не извинился. Но Дагман принял это как рабочий момент, на который не следует обращать внимание.
Вальд начал небольшой монолог про артефакты, эта тема была понятнее туманному, чем правила расстановки войск.
Но вот вывод, который вынес из всего выше изложенного Призрак, шокировал мага.
Делать артефакты? Я? Нет, конечно, это работа хорошая, но у меня уже давно не было практики...
Думаю, справлюсь. Только, надеюсь, если мне понадобиться помощь помимо ресурсов, я смогу обратиться к вам или талу Дориану?
Дагман прекрасно понимал, что в помощи ему не откажут, но хотел показать Фаусту: он далеко не все умеет и знает в области конструировании артефактов.
А ещё мне интересно, какова жизнь вне стаи. Расскажешь, где успел побывать и чем занимался, пока жил на Нейтральных землях, м? - спросил Призрак. Подобного вопроса следовало ожидать. Все таки обоим драконам предстояло очень часто контактировать, и, если Дагман еще мог прочитать в какой-нибудь книге биографию Призрака, то Вальду оставалось только догадываться, что из себя представляет новобранец.
Не могу назвать свою свободную жизнь особенно увлекательной. Жизнь одиночки не наполнена теми простыми элементами, к которым стайные так привыкли. Нет простых взаимоотношений, нет взаимопомощи, нет некой семьи. Но зато ты никому и ни чем не обязан. Ты сам себе хозяин и господин. В этой есть нечто правильное, первозданное. Но, наверное, не получиться вечно жить отшельником. Сейчас мне довольно тяжело привыкать к нахождению в обществе. Поэтому я иногда завидую молодым, которым легко адаптироваться ко всему новому.
Идея стаи Равновесия мне нравится, но пока я нахожу стайную жизнь опаснее одиночной. Постоянные набеги виверн и тому прочее... Боюсь, как бы такие трудности не отпугнули молодняк.

0

9

На примере дракона, махавшего только что своим обрубком, а ныне успокоенного обезболивающим, можно было действительно увидеть, что на фоне тех же относительно мирно живущих и развивающихся шести стай большого материка, эта молодая стая претерпевает не лучший период своего существования. Фауст понимал, что после того, как драконы окажутся в столь тяжких для жизни условиях, часть из них отсеется. Валд не знал, сколь большой будет эта доля спасовавших перед трудностями, но это было неизбежно, и Призрак готов был принять то, что случится, как данность. Особенно не следовало рассчитывать на совсем молодых стайных. Они привыкли к бытию в более комфортных условиях, где каждый день не напоминает мини-войну. Лишь самые стойкие и закалённые превратностями судьбы драконы останутся в строю, и на них-то Фауст возлагал большие надежды. В основном, как ни странно, на одиночек. Эти ребята так или иначе привыкли, что ничто в этом мире им не перепадёт даром, словно манна небесная. Чтобы иметь хорошие условия и комфорт, вначале придётся поработать и только после пожинать плоды трудов своих. Такие, как Дагман, наверняка понимали это более, чем просто хорошо. И тёмный присматривался к туманному не только как к возможному помощнику и кандидату на одну из важных должностей, но и как к представителю этих самых познавшим вкус непростой жизни. Судя по тому, как собеседник отреагировал на предложение заняться конструированием артефактов при определённой поддержке, можно было надеяться, что именно при помощи таких сподручных Призрак всё же выстроит свою стаю не хуже Стихийных Духов.
- Само собой. Первое время я готов регулярно наведываться к тебе и не только направлять, но и лично участвовать в создании артефактов. Как только почувствуешь в этой области твёрдую почву, отдам тебе бОльшее поле для деятельности. Толковые артефакторы нам нужны, как воздух, - довольно отозвался Валд, не очень тихо радуясь, что бывший одиночка готов взяться за работу. Пока отдельно, один (точнее вместе с "шефом"), а чуток погодя можно будет его познакомить с другими найденными Призраком самородками - смогут делиться опытом, знаниями и вместе конструировать уже что-то более глобальное. Примерно таким путём тёмный хотел создать первую стайную организацию, практически универсальную, ибо туда должны будут войти маги-теоретики, учёные, проектировщики, артефакторы, и парочка мастеров на все лапы тоже не помешает.
Дагман не особо охотно поделился с ним тем, как он жил до того, как попал в Равновесие. Скудновато дал информацию, в общих чертах, но Фауст решил на этом и остановиться. Если туманный имел свои причины не описывать свою биографию подробно, пусть так. Зато он не в пример точно указал на главную проблему Валда, если опустить самые очевидные - нехватку времени, ресурсов и обилие сражений. Сын Темнейшей вряд ли бы в этом признался даже Иррлуассе, но подспудно он боялся, что в один день бОльшая часть его подчинённых плюнет, махнёт лапой и отправится на старое место жительства, решив, что игра не стоит свеч. Ибо пока просвета в их жизни не было видно.
- Это действительно огромная трудность, Дагман. Однако даже если остановить сейчас освоение территории, нашим охотникам всё равно надо где-то брать дичь - это не всегда безопасно. Наши границы ненадёжны, они подвержены атакам диких тварей этих земель. А количество драконов не столь внушительно, чтобы мы могли позволить себе работать лишь вполсилы. Многие устали, получили тяжёлые ранения. Потому я и хочу часть забот переложить на мощную магию, что смогла бы отгонять тех же виверн от границ без помощи патрульных.

0

10

Фауст уверил Дагмана, что в поддержке магу отказано не будет. Туманный приходил в Стаю Равновесия, думая: "Ну, я только попробую, не понравится - уйду". Но сейчас он понимал: Начальство очень плотно взялось за освоение так не хватающих стаи драконьих ресурсов. И Дагман в перечне этих ресурсов стоял далеко не на последнем месте. Туманный был одним из самых старших драконов племени, поэтому к нему и относились по особому: конечно же, с уважением, но зато Дагману часто приходилось выполнять большей объем работы. Оно и понятно, туманный, хоть и не прошел классическую стайную школу обучения, однако, смог стать Мастером Света, что уже прибавляло статуса и некоторой солидности; владел некоторыми навыками, которые молодым были недоступны, скорее не из-за отсутствия смекалки, а из-за простого недостатка опыта.
Но маг не хотел особо делать карьеру в стае, хотя не исключал, что Правящая Семья может принять решение о его повышение. Хотя бы ради того, чтобы окончательно закрепить Дагмана в стае. Все таки уйти с должности гораздо сложнее, да и совесть туманному вряд ли позволит совершить такой поступок, когда на тебя уже возложили надежды... Все  таки он был довольно ответственным.
Равновесию, для того, чтобы стать сильной политической системой, надо была сначала сделать ставку на опытность и мудрость взрослых, и уже после на энергичность и горячность молодых. Хотя и мудрость нельзя убирать далеко...
Чтож, я готов начать обучаться артефактике. Основы я знаю, но вот углубить свои знания будет полезно.
Дагману нравилось устройство стай в том плане, что можно было всегда чему-то обучаться. Будучи одиночкой, сложно найти толковых учителей, да и вообще учителей. А стайные в этом плане не ограничены, тем более из Равновесия, где представлены вообще чуть ли не все возможные школы магии. Только было бы желание и время - можно обучиться очень многому.
Туманный считал, что лишних знаний в природе не существует. А артефактика не самая скучная из возможных наук, правда надо иметь инженерные мозги, чтобы сделать что-либо стоящее, которых у бывшего одиночки толком не было.
Наверное, надо начать с простого: артефакты, заряженные "вспышкой", "сферой" и прочими заклинаниями. Хоть основы вспомнить, а потом уже к чему-то грандиозному приступать.
Как оказалось, Вальд также понимал всю шаткость положения стаи, оно и понятно, кому еще, как не ему больше остальных понимать во внутренней полике? Кому, как не вальду задумываться о благе своей стаи?
Я знаю, что у стаи Земли есть отличные охранные заклинания, которые я могу назвать передовыми. Сам пару раз попадался... Я ничего не смыслю в магии Земли, но, если в наших рядах есть Мастера этой школы, то было бы очень полезно узнать у них о "валунах-стражниках". Я думаю, вы понимаете, что я имею в виду. На данный момент это был бы оптимальный вариант, особенно если скомпоновать  их с магией света или какой иной школой.
Дагман, конечно, предполагал, что Фауст рассмотрел все возможные варианты охраны стайных территорий, но у вальда сейчас очень много дел, у вальда на самом деле всегда много дел... И глава чисто физически не может обхватить своим разумом все. А пара идей лишними не будут точно.
Вот только если у нас мастера Земли? - подумал туманный, погруженный в размышления о претворении в жизнь своего небольшого плана.

0

11

Вот она. Фраза, которую Фауст ждал: чётко, коротко и ясно Дагман дал понять, что он в деле. А раз в деле, то половина работы Валда выполнена. Само собой, у них обоих вместе ещё долгий путь. Туманному ещё предстоит социализироваться в стае, а Фаусту придётся долго привыкать к объёму отвественности и задач, который он взвалил на себя добровольно, как лидер новой стаи. Наставники часто рассказывали ему в юности, как сложна система управления стаей, что нужно учесть кучу аспектов, развить у себя целый ряд навыков. Тогда это казалось скучилищными лекциями, набором букв, которые надо учить и отвечать учителю, а затем можно забить и забыть. Но вот он столкнулся с практикой, настоящей практикой, без учителей и иного весомого подспорья, и ощутил в полной мере, что стояло за тем набором букв. Призрак остро ощущал, что ему где-то не хватает убедительности, где-то волевого напора, а ещё харизмы и выносливости. Уметь долго драться и длительное время проводить без сна и отдыха за работой - разные вещи, к примеру. И если первым бывший Дух мог вполне себе похвастаться, то последнее было в процессе освоения. Здесь он был натуральным дилетантом. Но не на жену же взваливать свои обязанности? Это не поступок мужчины - раз. Иррлуа итак занята с детьми, что тоже важно, - это два. Сумев сейчас вынести все предложенные судьбой и обстоятельствами испытания, он сможет совершить большой скачок в своём развитии за короткий срок и приобрести бесценный опыт, - это три. И этих обоснований достаточно.
- Я рад, что ты так настроен.
Тёмный продолжил своё движения прочь с поля боя. Если сегодня ещё и будут совершаться нападения, то скоро произойдёт смена бойцов, и новые силы будут вполне в состоянии отразить удар. А ежели через какое-то время им в помощь поступят ещё и новые артефакты, будет совсем замечательно. Не для того ли маги оттачивают свои умения в магии, чтобы создавать то, что способно облегчить их жизнь и продемонстрировать умелость мастера? В былое время Фауст достаточно много времени уделял артефакторике. Любительские поделки были ему просто в радость. Артефакты были не мощные, но пару раз даже помогали тёмному вылезти из передряг почти без потерь. Позже своё хобби дракон переквалифицировал в ещё одно направление, в котором он хотел бы специализироваться. И преуспел со временем, очень преуспел. До сих пор в некоторых уголках континента его собратья охают и ахают, говоря о Завесе.
У Дагмана также были свои соображения касательно укрепления их позиций на завоёванной территории, и Фауст был рад, что туманный не оставил свои мысли при себе, а поделился ими с ним. Он помнил этих самых "стражей" Земли, но ни разу не видел, как их создают, потому не мог точно сказать, какой уровень владения магией нужен для этого. Что до мастеров данной стихийной магии, то Призрак очень смутно припоминал драконов, которые имеют предрасположенность к магии Земли, будучи чистокровными или же помесями.
- Мысль дельная, я поручу своим помощникам разыскать среди наших драконов магов Земли. Полагаю, по части наиболее эффективных светлых заклинаний мне вполне хватит твоих консультаций. Ко всему ещё можно использовать кое-что помощнее: артефакты с дезинтеграцией. Их можно замаскировать под окружающую среду, и если твари попадут в зону действия артефактов, произойдёт выброс разрушительной энергии. В качестве отслеживающей составляющей, дабы дезинтеграцией не убило своих, можно использовать магию Крови. Чай, наша кровь от вивернской отличается. Да и найти мы её можем в большом количестве в округе. Не надо долго голову ломать, где брать материал. Что думаешь по этому поводу?
Едва ли не впервые за долгое время Валд обсуждал любимое дело с кем-то: создание совершенно новых магических предметов. О скучной политике и ещё более нудных, пусть и нужных, текущих задачах, поставленных перед ним по долгу службы, Фауст вполне может наслушаться от Айтана. Благо, его друг не давал ему забывать о том, кто он теперь есть и что должен делать.

0

12

Фауст постепенно уходил с поля боя, Дагман, само собой, шел рядом. Туманный знал, что бойцы, сейчас отгонявшие остатки "виверской армии", будут скоро сменены, раненые уже, наверное, доставлены в лазарет, где их латают целители. Но Даг не понимал, если у стаи есть резервы, то почему бы не поднять всех и не навалиться кучей? Зачем устраивать эту смену караула? Ведь толпой бить точно проще.
Маг, к сожалению, плохо знал историю, был не знаком с теорией тактики и стратегии в битве, а на практике лицезрел бой сегодня чуть ли не первый раз в жизни - мелкие стычки с патрульными, наблюдения за дерущимися группировками одиночек и прочее не существенное - не в счет. О засаде Даг слышал только краем уха, а о преимуществах прибавления в войска свежих сил толком ничего не знал. Для него спех в битве заключался не в умении руководителя, не в правильном расположении воинов, а в том сколько бойцов учувствует в сражении и насколько они сильны. Так что он не мог понять почему Призрак не прикажет сгруппировать все силы здесь? Почему не ударить всем вместе?
Но туманный ничего не спрашивал, потому что понимал свою крайнюю некомпетентность в данном деле и прежде, чем донимать состайника вопросами, хотел почитать нужную литературу, которая, несомненно, скоро появится в Архиве. А пока нужно засунуть подальше свою любознательность, а возникающие вопросы запомнить, а еще лучше записать, чтобы самостоятельно найти ответы.
Когда вальд сказал, что считает мысль туманного дельной, то ни один мускул не дрогнул на морде полукрова, чтобы изобразить улыбку или радостную гримасу, все та же безэмоциональность, тот же poker face. И казалось, ничто не не заставит сейчас этого дракона улыбнуться. Кому-то могло показаться, что это из-за увиденных сегодня искалеченных, рычащих, ревущих, истерящих, бьющихся в кровавом угаре, выблевывающих собственные искалеченные, измятые внутренности, просто сходящих с ума от, вроде бы, локального конфликта драконов. Но это было далеко не так. Скорее можно бы было сказать, что Дагман крайне неулыбчив (помимо скупой на эмоции натуры), из-за своего раннего подъема, чем от вида раненых.
Магу было приятно, что его считают нужным и полезным, это было странное чувство, до селе редко испытываемое недавним одиночкой. И можно было уверенно сказать: Даг хочет повторить это ощущение, хочет даже ради этого много работать на идею (желание работать для кого-то другого - тоже редко испытываемое магом чувство) и, что самое странное, даже готов ради этого рано-прерано проснуться.
Размышления темного о артефактах маг слушал очень внимательно и, после того, как Фауст закончил, высказал свое мнение:
Магию Крови для подобной цели, я думаю, вполне можно использовать. - произнес Даг, забыв упомянуть, что сам он владеет парочкой заклинаний этой школы, - Но, наверное, структурный анализ будет более приспособлен для этого. Хотя тогда встает вопрос: как совместить дезинтеграцию и Созидание, но, я уверен, что-нибудь придумать можно.
Совместить несовместимое - дело не самое простое, но зато если удастся все сделать правильно - результат должен превзойти все ожидания.
Но получится ли пустить такие артефакты в массовое производство?

0

13

День только начался, а Фауст уже почти загрёб себе нового коллегу по артефактостроению. В его списке была ещё парочка умельцев, вполне зрелых, чтоб считать их опытными. Тёмный был не особо суеверным, но почему-то решил, что раз с Дагманом всё так хорошо проходит, стоит сегодня же разобраться с остальными и закончить набор в его личную команду. У его матери тоже такая была, только это были её личные ищейки и головорезы. Учёными занимался скорее его отец. Сумрак не хотел идти по стопам кого-либо из них. Родители его были гениями в своих областях, но сгубили возможное процветание драконьего племени на большом материке, устроив дробление по расам и взращивая с птенцового возраста в своих последователях ненависть к врагам, которыми было принято считать всех, кто не с тёмными. Какое ограниченное мышление. Крайности, достойные подростка.
За своими думами Валд почти упустил из виду собеседника, но, к счастью, тот тоже взял паузу на обдумывание. Стоило отдать должное бывшему одиночке, он был вполне коммуникабельным. Фауст не чувствовал различий между общением со стайным драконом или с этим бывшим вольным странником.
Позади них раздались новые вопли. Призрак оглянулся и увидел, что три виверны просто опрокинули молодого пограничника, достав до уязвимого брюха. Видели когда-нибудь как разрывают живот, вываливая внутренности? Тёмный как-то видел такое в лаборатории своего отца. Там в ход шёл скальпель, а разрез был аккуратный, истинно хирургический. Здесь же бедолаге просто выпустили внутренности, разорвав живот надвое. Дракон умер мгновенно.
- Чтоб меня в лича превратили... - выругался самец, резко останавливаясь. Нестись и рвать глотки вивернам не было смысла. Воины, что были ближе к месту трагедии, открыли огонь - кто магией Тьмы, кто Огня, одну тварь просто заморозили. На поле боя полёг не один дракон, но Призраку каждый раз было больно видеть, как его состайники гибнут. Дай звёзды, чтоб каждый умерший не приходил к молодому правителю в кошмарах. Это было бы настоящей пыткой.
Стряхнув оцепенение и устремив на Дага всё ещё слегка мутный взгляд, Сумрак ответил как-то невпопад.
- Да, наверное, что-то придумать можно... - под лапами хлюпала жижа, по чешуе всё ещё тарабанил дождь, и новый белый росчерк на небе указывал на то, что сейчас грянет гром. Душевные метания Фауста были почти полностью созвучны погоде. Хотелось яриться вместе с ней. Выложиться полностью, спалить ближайшие окрестности, а затем, затратив ещё уйму сил, заставить подняться нескольких мёртвых тварей и отправить их рвать глотки своим собратьям.
- Извини. Я раньше был в сражении, но там был бой драконов с драконами. Мы воевали, защищая свой дом. Сейчас примерно то же самое, только я увёл этих собратьев из их прежнего дома, чтоб они проливали кровь не там, а здесь... Иногда я боюсь, что оно того не стоит, - дальше могло бы наступить гнетущее молчание ,чтоб Валд ощутил в очередной раз полный груз ответственности за всё, что тут происходит, но он не позволил наступить тишине, - Впрочем, назад поворачивать поздно. Позже меня за всё сделанное будут либо восхвалять, либо почитать. А, станется, и то, и другое будет вместе...

0

14

Иногда чувствуешь стыд, это чувство раньше редко будоражило сердце Дагмана, если ты ничего и никому не делаешь, то и стыдиться нечего, казалось бы. Но сейчас туманному было стыдно не за то, что он совершил, а за то, что он остался безучастным. Он спокойно смотрел, как его собрату, состайнику, дракону, вскрыли нутро виверны. Это противное, жуткое зрелище вываливающихся на мигом становящуюся багровой землю внутренностей. Невольно говоришь себе, что ты мог что-то сделать, но остался равнодушным. На мгновение полукров подался вперед, могло показаться, будто он сейчас ринется в битву, но нет. Дагман устоял. Он уже никому не поможет, а павший в бою был мигом отомщен - виверн уничтожили. Кто был этот погибший дракон? Есть ли у него семья? Дама сердца? Брат или сестра? Друг? Хоть кто-то, могущий о нем скорбеть? Или же он одинок? Не известно. Но судьба теперь у этого трупа одна - быть сожженным на костре, отжил свое, отсражался.
Эхом невеселых мыслей мага звучало ругательство Фауста.
Было стыдно за то, что он, Мастер Света, стоит здесь, в безопасности, и точит лясы вместо того, чтобы принять непосредственное участие в сражении, а разговоры отложить на потом. Так, наверное, и надо было сделать. Сам Фауст, как бывший Дух, явно обладал большими силами. Ясно, что в битве и Даг, и Призрак пригодились бы. Но нет, не торопились они помочь собратьям. Может, правильно? Наверное, у Вальда был какой-то резон провести разговор именно здесь и сейчас, а не в уютной пещере? Туманный не мог знать.
На предложение Дага Призрак на этот раз ответил как-то невпопад. Скорее всего, мысли подобные мыслям полукрова роились и в его голове. Вот только Дагман понимал, что его собеседник - некромант, а значит, наверное, его дискомфорт был не так ярко выражен, как неудобство туманного. Тут даже дело не в стереотипах, просто понятное дело, когда ты вскрываешь трупы и вообще имеешь с мертвецами непосредственную связь, то и видеть, как живые попадают в Серый Плен, не так противно. Тем более Фауст сам бывал в сражениях, а дракон, как известно, способен привыкнуть ко всему, и яркость ощущений, когда видишь что-то в первый раз и когда видишь с попеременной частотой - нельзя сравнить.
В какой-то момент Дагман даже подумал, что зря он во все это ввязался, но это была мимолетная мысль.
Драконы так или иначе убивают друг друга. - вздохнул туманный, - Такова, наверное, наша природа. Да и если посмотреть на мир здраво: то все мы обречены на смерть - различны только сроки. - взгляд туманного переместился на поле сражения, а потом дракон вновь уставился на Вальда, - Строить утопию на краю мира - рисково. Но, я думаю, если это возможно, то подобное можно устоять только на прочном фундаменте. И этот фундамент будет состоять, в том числе, и из костей.
Полукров просто высказал свои мысли, он не хотел успокоить вальда или вообще как-то влиять на Призрака.

0

15

Запахом крови был пропитан воздух вокруг. Концентрированно, стойко. Фаусту казалось, что этот запах въелся в его шкуру, и теперь он вечно будет пахнуть кровью павших драконов. Ничто не сможет его отмыть. Отмыть его вины. Что бы ни говорили окружающие, как бы его ни старались поддержать друзья и любимая, но вожак всегда несёт ответственность за стаю. За всех вместе и каждого дракона по отдельности. Он не мог знать заранее о том, что ждет их здесь, и всё рано был виноват. Виноват перед матерями, оплакивающими сыновей, жёнами, льющими слёзы по погибшим мужьям, и друзьями павших. Он знал только что погибшего дракона. Совсем юный ещё, запаха настоящей битвы её до этого ни разу не чувствовавший, наверное. Сколько ему было? Триста? Двести? Большинство его подчинённых ещё толком магией не научились пользоваться, а уже должны были выкладываться так, словно они воюют как драконы шести стай большого материка в период Расхождения. И он ничего не мог с этим сделать. Он не мог защитить всех один. Не мог даже отдать свою жизнь, лишь бы они жили, потому что такую жертву дикие твари не оценят. Просто сожрут его и продолжат терзать остальных. Враг, с которым не договориться. Остаётся только победить его или пасть.
Но был выход. Они могли часть своих забот возложить на магию - не зря же Сумрак слывёт едва ли не самым могущественным артефактором. И он не один здесь талантливый - Призрак был уверен в этом. Разбитые артефакты - не мёртвые драконы. Можно сделать новые. Потому тёмный хотел как можно скорее поговорить с Дагманом. А эта сцена как нельзя лучше мотивирует на участие в мероприятии, предлагаемом Валдом. Если в Даге есть хоть немного сострадания, он согласится помочь тем же пограничникам, чтобы такие, как только что разорванный вивернами юнец, не гибли десятками.
Бой снова поутих. Мёртвых относили с поля боя в сторону. Их родные смогут с ним попрощаться на погребальном кострище. А Фауст будто бы пришёл в себя. Хотя осадок всё ещё саднил горечью горло и жёг нёбный язычок. Будь он посентиментальнее - наверное, заплакал бы. Но Сумрак действительно видел достаточно битв и смертей, чтобы держать себя в лапах, даже если перед его глазами происходит кровавая бойня, а не настоящая битва.
- Ты прав. Чтобы пожинать плоды после, нам придётся посеять семена сейчас, - кивнул Призрак, затем ещё раз глянул в сторону отволакиваемых трупов. Негоже предводителю стоять в стороне, - Но мы можем постараться максимально облегчить нашу задачу. Или зря столько лет драконы изучали магию? - одно из мёртвых тел поднялось в воздух, заключённое в тёмную сферу, а затем поплыло в ту сторону, куда воины отволакивали трупы. Фауст вопросительно глянул на Дагмана. Поможет ли тот? Заботит ли туманного участь собратьев или дух одиночки всё ещё жив и слишком силён в нём?

0

16

Дагман задумался. Пожинать плоды. Нам. - произнес он еще раз про себя, сказанную Фаустом фразу. Пожинать плоды могут только живые - это раз. Юнцу, погибшему ужасной смертью от лап виверн не до идей стаи и всякой там философии, не до лозунгов о всеобщем братстве, равенстве и дружбе народов. Он мертв. Все. Абзац. Нет чувств, стремлений, только пустота. Так себе Дагман представлял смерть. Он знал про Серый Плен, но не мог поверить в существование оного. Предположить, что такое существует - мог (не зря же говорят?), но искренне верить... Туманный сам не бывал в загробном мире и судить о нем не брался. Сумрак, будучи некромантом, может быть, подобрался к ответу на вопрос о душе и ее жизни после гибели тела, но простому полукрову-одиночке не до высоких материй.
Но Дагман знал, что не будут погибшие радоваться успеху. Это точно.
Нам.
А кто это собственно? Кто такие эти "мы"? Вся "стая"? Дагман с Фаустом? Ну, всякое можно додумать. Но вот лично Даг... Он и один-то неплохо жил, собственно. Но были обстоятельства, заставившие его умчаться на край земли, об этих самых обстоятельствах Дагман никому не говорил, и сам вспоминал редко, хотя было немного стыдно, за оставленное на Большой Земле... У всех есть свои скелеты в шкафу, и когда тебе аж четыре тысячелетия, то этих скелетом должно быть много. Даже у отшельника.
Дагман схватился за стаю Равновесия, как за спасательный круг, это был выход. Уйти далеко, навсегда, в такое место, о котором никто не знает и никто не узнает в ближайшее время. Уйти не просто так, а что-то там делать, погрузится с головой в работу, делать артефакты, раскраивать черепа виверн, исследовать территорию - что угодно. Это отлично.
Но проведя какое-то время в этом сборище, которое пока даже стаей-то назвать язык не поворачивается... Стоит ли оно свеч? Какие плоды будет пожинать Дагман? И да, не забываем, мертвые не радуются, а умереть на Малом - как нечего делать.
Да, наверное, туманный еще слишком отшельник, но он всего несколько дней, как стайный - что от него ждать? Фанатичкой преданности? Нет, от только присматривается, только старается взвесить и понять. Понять хоть что-то.
И он понял - ему безумно жалко тех, кто гибнет. Не потому, что они его братья по стае, а потому, что они драконы, что они в большинстве своем молоды и полны сил, но вынуждены пасть в бою, по большему счету - бесславно.
Дагману жалко, но больше он ничего не чувствует, ни патриотизма, ни воодушевления от яростного клича, ни чего. Только жалость.
Может, и это неплохо? Для начала-то?
Фауст оказался тонким психологом, что хорошо для политика. Где, как не на поле битвы разжалобить дракона? Где, как не на месте гибели собратьев привести мысли в чувства и расставить приоритеты?
Ни один мускул не дрогнул на морде туманного.
Можем. - кивнул маг, он проводил взглядом труп в черной сфере. Лидер должен быть со стаей и в горести и... Всегда в общем. Но, мне кажется, это лишнее. Другие могут трупы перенести. Надо было участвовать в битве и минимизировать потери, а не о заботится о драконах теперь - когда им все равно.
Злился ли Дагман? Нет. Он просто чего-то не понимал.

0

17

Проставьте метку "Бессрочная отпись". В противном случае эпизод уйдёт в архив за просрочку.

0

18

Как ни странно, Фауст не искал путей в тенёта души Дагмана. Пока нет. Ему было интересно, кто и каким образом избрал путь Равновесия - долгий и тяжёлый. Наверняка, каждому дракону, оказавшемуся на Малом, эта участь казалась ещё более адской, чем на Большом, где проблемы все были привычные, старые. Сколь ни воротили носы чешуйчаиые от той же расовой неприязни, а лучше терпеть это, чем смерть. Чем знать, что никогда больше лапа твоя не ступит на эту землю. Уйти навсегда в Серый Плен или бродить неприкаянным призраком. Это в любом случае будет не-жизнь. Фауст это понимал. И ему было жаль каждого собрата, чьей кровью поливались пяди отстаиваемой ими земли, их нового дома.
Единицы из присутствующих помнят, что до того, как мир Саяри на Большом материке обрёл нынешние черты - географические и политические - пришлось пережить Расхождение и Раскол. Долгие годы кровопролитных побоищ в разных уголках материка. Лидеры фракций отправляли своих драконов на верную смерть не за новый дом, а за власть. Одни хотели её узурпировать, вторые - сопротивлялись. Но никто не пытался это остановить до того момента, пока обе Дочери не сцепились в схватке в Соборе. И когда мир был на грани краха, война наконец-то начала стихать, приобретая форму Холодной. Дагман не мог этого помнить - он в тот период пока даже в проекте не имелся. Фауст же не только уже успел вылупиться, он и повоевать успел в ту пору. И потому считал, что отдавать жизнь за возможность иметь крышу над головой и быть в безопасности в том месте, где ты можешь жить по своим понятиям, намного лучше, чем заниматься перетягиванием одеяла, чем Старшие Духи по сей день промышляли. Он не обещал уходящим блаженства в новом мире, он пообещал, что он будет совершенно другим - их будущий дом. Здесь будут они и дикая природа. И тёмный все силы приложит, чтобы даже отголоски распрей их старого мира не долетели сюда. Потому изоляция. Потому обособленность. Потому должны справиться сами. Сами... Мы. Многоголовая масса, которой он теперь руководил, каждую "голову" вычленяя и стараясь узнать. Как с Дагом сейчас.
- Понимаю твоё вероятное разочарование... После не особо радужного существования на той земле стычки с местной дикой живностью - не то, чего хотят мои последователи. К несчастью, история знает мало прецедентов, когда мирное бытие доставалось малой кровью. И наш случай тоже не является из ряда вон выходящим. Я могу быть лишь благодарен за то, что нашлись те, кто за новую Идею и за новый мир готовы сражаться и отдать свою жизнь. Мёртвым нет дела до дани памяти, их не волнует, вошли ли они в летописи и поют ли о них баллады. И всё же, когда всё закончится, именно их надо будет благодарить за наше новое будущее. Таков... естественный ход вещей. А за что бы ты отдал свою жизнь, Дагман?
Красные глаза остановились на туманном. Безжизненное тело, заключённое в сферу, уже было оттащено к прочим.
Точки зрения ведущего и того, кто пошёл следом, почти всегда разнятся. У них отличные друг от друга чаяния. Даг имеет свои причины быть здесь и свои желания. А Фауст о своих желаниях практически не думал больше. Он думал о безопасности своей семьи и о том, что нужно его народу. Чем больше власти ты берёшь в свои лапы, чем больше жизней тебе вверили, тем тяжелее груз ответственности. Этот бывший одиночка был одной из таких жизней, и его голос, вопреки возможному удивлению, имел вес и значение.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Когда лавровый венец становится терновником [Дагман & Фауст]