//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Мы не выбираем наши пути - они все ведут на край [Аллинэя | Аэрон]


Мы не выбираем наши пути - они все ведут на край [Аллинэя | Аэрон]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Аллинэя, Аэрон (НПС)

Место действия: старт в Калхонской бухте, а дальше - куда унесёт.

Время и погода: зима 3569 года. Вьюжный месяц оправдывает своё название. Север замело снегом, морозы лютуют, не прибавляя защитникам Закатного края уверенности в своих силах, как, впрочем, и их противникам. Холодно, задувает пронизывающий ветер. Середина дня, но небо затянуто низкими тучами. Временами идёт мелкий снег.

Цель и ситуация: драконы встречаются уже больше двадцати лет, но, несмотря на это, Аллинэя с трудом раскрывается перед избранником, предпочитая решать проблемы Главы самостоятельно. Но война набирает обороты, и даже зима не уже не останавливает захватчиков. Самые страшные битвы отгремели, но Светлейшую гнетёт предчувствие скорой беды. Моральное напряжение в стане защитников достигло предела. Пытаясь разобраться в себе и принять верное решение, драконесса ступает на тонкий лёд.

Предупреждения: нет болтовня и истерика

Бессрочная отпись!

0

2

День полностью соответствовал состоянию драконессы. Серый, унылый и такой же беспросветный, как её будущее. Да и Бездна бы с самой Аллинэей, но она же за добрый три сотни душ отвечает! И это угнетало больше всего. Сидя у самой кромки воды, драконесса обдумывала результаты последнего совещания и кидала камушки, создавая круги на воде. Весьма неутешительные, честно говоря. Стая была на грани поражения. Просто потому, что они были вынуждены реагировать на действия тёмных. Не так уж много атак было инициировано северными драконами. Да и Серые равнины не добавляли оптимизма, заставляя держать гарнизон на готове.
Но больше всего тревожило даже не это. Уже не первую ночь Аллинэя видела во снах странные вещи. Чутьё Духа предупреждало о грядущих неприятностях. И если это будет новая битва, грозящая унести десятки жизней со всех сторон, то Светлый Альянс имел отнюдь не призрачные шансы не отбить это нападение. Они устали обороняться, устали ежеминутно ждать атаки, устали жить под постоянной угрозой. Было это частью плана Темнейшей или же случайностью, нелепым совпадением - уже неважно. Если она не придумает что-то, не найдёт выход из тупика - они обречены. Раз, другой, третий... Даже у Нэи уже опустились крылья, хоть она и хорохорилась изо всех сил, демонстрируя командирам и приближённым оптимизм и уверенность, которых уже давно не было. Что тут говорить про остальных.
Но больше всего пугала даже не вероятность поражения. Арамэль всегда воспринималась светлой как равная по силе и положению, но на деле где-то глубоко внутри она знала, что тёмная сестра выше. Ора никогда не упоминала об этом, оба создания для неё всегда были на одинаковом положении, но интуиция, чутьё или же Тень - что-то подсказывало: это не так. Возможно, для Звёздной действительно не было большой разницы промеж её творениями, но она была объективно. И проиграть сильнейшему - закономерность, это не удивляло. Наверное, подсознательно драконесса давно смирилась с возможным поражением. Пугало её другое. Уже несколько раз она ловила себя на мысли, что хочет закончить это. Как угодно. И даже судьбы драконов и мира уже почти не волнуют. Хочется покоя. Как - уже не важно. Пусть даже это будет шагом в пропасть. Или самоубийственная атака тёмных Духов. Что угодно, лишь бы этот кошмар закончился.
Раньше она молилась. Билась в иступлении, умоляя мать даровать мир их землям. Потом - довольно быстро - поняла, что это бесполезно. Звёздная то ли покинула Саяри, то ли оставалась глуха к словам своего творения. Свет тем более не отвечал. Да и глупо было искать утешения у Стихии.
Последние драконы, участвовавшие в совещании, разлетелись по делам. Пока Аллинэе ещё хватало духу обсуждать стратегию и отдавать приказы. Но несгибаемый лидер уже давно искал пути не победы, а наименьшего сопротивления. И от этого тоже было больно. Чувствовать себя предателем - незавидная участь. Светлейшей с самого детства внушали ответственность за судьбы мира. А теперь она пыталась сбежать от этого ярма. И разрывалась между отчаянным желанием выжить, остановить кровавый кошмар и выбраться из ада, которым вдруг обернулась её жизнь. "Я ведь не этого хотела! Почему всё так вышло, ну почему?! Где я ошиблась? Кто-нибудь! Помогите! Кто-нибудь..." Но куда бежать той, над кем только небо?

0

3

"А смысл жизни в чём? А смысла в жизни нет," - Аэрон прокручивал эту мысль одного из состайников. Уж больно она сверлила сознание, словно надоедливое комарьё в лесу. Так ему сказал недавно погибший на его лапах раненный дракон. Целителем Нэйрин был... никаким, прямо скажем. Его можно было назвать разве что врачевателем душ. Причём чужих, в своей он мог плутать, как в трёх соснах. Он чувствовал, как позитивная энергия прямо одним огромным потоком утекает в жадную чёрную пасть Бездны. Драконы были истощены морально ещё больше, чем физически. Казалось, что и сами земли Света претерпевают энергетическую недостаточность. Вместо мира и покоя в воздухе повисло практически осязаемое напряжение, повисла угроза - агрессия проскальзывала даже между состайниками. Не из-за того, что те были обременены тяготами войны, хотя не без этого, а потому что по нервами разрядами тягучей боли прокатывался негатив. Может, тёмные и не хотели изначально ввергнуть мир в разрушения столь ужасные, но вся планета готова была кричать "Хватит!" Война отравила сердца и умы даже самых благородных и храбрых, брат готов был царапаться с братом лишь за нечаянно отдавленный хвост. И в этом эпицентре хаоса и разрушений, душевного разложения оказался наш герой - потерянный, оглушённый. Он не первый лень в этом крутился, но всё ещё был словно в бредовом сне. Реальность не могла быть такой, разум Аэрона это отрицал. Он смутно помнил вкус безмятежности мирных дней. Сейчас казалось, что они утекли безвозвратно - как вода сквозь пальцы. И на всей Саяри лишь одно существо светило ему яркой звездой. Звездой, что постепенно тоже начала гаснуть и увядать. Облачный видел, сколь собранной и уверенной пыталась казаться Аллинэя прилюдно - её решимость поддерживала остатки надежды в сердцах тех, кто готов был драться с ней заодно до конца, обороняя свою родину, защищая семью и отражая удары неприятеля до последнего вздоха. Сколько из них уже сдержали эту клятву? Серому Плену впору было захлебнуться таким потоком драконьих душ. Но нет. Принимал, как миленький. Дракон каждый день пытался улучить момент, чтобы найти свою подругу и, если она позволит, просто побыть рядом. Даже тишина рядом с ней чудилась ему целебным бальзамом на израненную душу. Но советы, сборы, очередные налёты, доклады... Пресветлая давно забыла, что такое потребность во сне, ела тоже как придётся - несколько раз Аэрон заставал эти моменты быстрого перекуса. Налету, терзая бок оленя как придётся, ибо за дорогой надо следить.
По природе своей самец был жуткий мечтатель. Нет, он не витал в облаках постоянно, просто он верил, что должен быть какой-то сказочный выход из беды. Он до сих пор верил в возможность чуда. И периодически это выставляло его перед другими несерьёзным, необязательным - вольнодумцем и большим ребёнком. И как только такой тип ещё не стал раздражать мудрую Мать-Свет? Загадка...
А вот и она! Дракон и не заметил, что набрёл на свою подругу, которая как раз решила, что на дне местных вод мало камней. Облачный тяжело вздохнул, словно его грудная клетка в этот момент подняла неподъёмный груз, а затем рысцой двинулся к берегу. Это был его шанс. Возможно, последний. Сидела в мыслях мечтателя одна идея - совершенно безумная, наивная и детская. И доверить он мог этот секрет лишь ей. И ему нужно было знать, что она об этом думает.
Гибкое тело облачного остановилось позади белоснежной самки, едва касаясь её верхнего покрова. Аэрон не таился - Аллинэя могла легко прочесть его ауру задолго до появления или услышать скрип снега под лапами. Тёплое дыхание коснулось кромки уха его тайной персонифицированной мечты, заставляя сердце на мгновение замереть, а грудь истомиться приятным тёплым теснением.
- Давай убежим на край мира, - внезапным шёпотом в самое ухо, на первый взгляд - совершенно серьёзно, взвешенно и спокойно, - Убежим вдвоём и никому не скажем, где мы. Мы сотрёт друг другу память и познакомимся вновь. Но мизансценой уже не будет война. Мы будем совсем одни - исследовать чужие и неизвестные земли, я найду нам дом и нас никто не посмеет потревожить в нашем маленьком идеальном мирке.
На последних словах голос всё же сорвался в бурю эмоций. Конечно, это было столь притягательно, столь желанно и нелепо одновременно, что Нэйрин на мгновение сам устыдился своей дерзости. Но разве позорно мечтать о лучшей жизни, о прекрасной жизни? Мечтать, как говорится, не вредно.
- Прости, - его голова отдалилась и опустилась вниз, дракон внезапно нашёл почву под своими лапами достойной его внимания. Он знал, какую бурю чувств сейчас мог породить своей неосторожной речью и молча ждал града "но" и упрёков за свои искусительные слова.

[NIC]Аэрон[/NIC]
[STA]Ангел-хранитель[/STA]
[AVA]http://dragonsempire.mybb.ru/img/avatars/0010/2b/d6/740-1458373234.jpg[/AVA]

0

4

Конечно, Владычица Севера не могла не услышать шагов любимого и не заметить его ауру. Для неё она всегда искрилась и окутывала теплом. Не настоящим, конечно, но то, что Аэрон видел в ней дракона, а не всемогущую Мать-Свет, грело душу. И даже слова облачного не были такими уж неожиданными. Аллинэя даже ждала, когда её вольнолюбивого друга прорвёт. Война не для таких, как он. Наверное, дети Воздуха сильнее всего страдали от сложившейся ситуации. И не потому, что их территории находились южнее всех остальных, но и из-за природной лёгкости характера. Сломить их дух было значительно проще, чем заставить опустить лапы водного или светлого.
Хотя Аэрон держался. Но Нэя видела, насколько трудно ему приходится. И запрещала себе думать об этом. Всем сейчас тяжело, всем больно. Она не имеет права выделять кого-либо.
- Прости. Я не могу. Я не хочу, чтобы вода в этой бухте стала алой от крови. А так будет. Война не остановится. И она догонит нас, как бы далеко мы не сбежали.
И это так. Ведь Арамэль не остановится, и её сестра понимала это, как никто другой. Она бы тоже не остановилась. Да куда там! Она и так не останавливалась, просто энергию приложила к противоположной цели. А в остальном разница между ними была не так уж велика. И это угнетало. Аллинэя хотела мира. А вместо этого заливала свои земли кровью. Так же, как её сестра, погрязшая в ненависти. Или, быть может, ещё есть шанс? Крутилась в голове у Светлейшей одна мысль, достаточно безумная, чтобы сработать. И этой мыслью драконесса хотела поделиться с Аэроном. Потому что никто другой её не поймёт. Скорее всего, придётся воспользоваться правом старшинства и поставить всех перед фактом. Потому что это самоубийство. Наверное. Если ей очень не повезёт. Но, кажется, судьба благосклонна к Звёзднорождённой, оберегая её от совсем уж смертельных неудач.
- Как думаешь, Арамэль согласится на личную встречу? - отстранённо спросила драконесса, глядя в воду. Собственное отражение было зыбким и нечётким, как и уверенность Нэи. Она плохо представляла, что делать, как вырваться из этого круга. Не знала, чем окончится её затея и приступит ли она к её исполнению вообще. Но другого выхода, кажется, не было.
- Хотя нет. Это бред! Даже если согласится... Что я ей скажу? Я не понимаю, чего она добивается. Владычества? Страха? Смерти? Что сказать ей, как остановить это?! И захочет ли она остановиться? Я не знаю. Мне страшно, Аэ, мне так страшно.
Светлая сгорбилась и поникла. Оставалось только порадоваться, что сейчас никто из подчинённых её не видел. Не хватало ещё слухов о том, что она сдаётся!

0

5

[NIC]Аэрон[/NIC][STA]Ангел-хранитель[/STA][AVA]http://dragonsempire.mybb.ru/img/avatars/0010/2b/d6/740-1458373234.jpg[/AVA]Он молча кивнул. Не пролегло и тени хмурости на светлой морде облачного, ибо не в чем ему было винить Аллинэю. Более всего прочего, он желал бы быть для неё тем островком спокойствия и мира, который она не могла найти где-либо ещё. Ибо вокруг пожаром раскинулась война, не сколько жадно сжирающая боевые единицы и терзающая земли - война меняла душу. И Аэрон это ощущал очень остро. Может, тёмные и не побелят в войне физически, ибо Светлый Альянс было не так-то легко сломить. Но Тьма уже выигрывала морально. Потому что сердца драконов полнились не только отвагой, верой и надежной, они сочились ядом ненависти и боли, и более всего губило именно это. Может, они переживут завтрашний день. И всю войну. Но прежней чистоты и непорочности им не вернуть. Каждый успел испытать ужас потерь и смерти. Каждый "вдохнул пороху" и замарал лапы в крови. Это уже совсем другие драконы. Суровая реальность наложила на них свой отпечаток. А такие раны... если и лечатся, то только с течением очень долгих и долгих лет. Причём мирных лет, а Нэйрин сомневался, что им светит такой период времени. Но он не стал говорить Пресветлой то, что она и сама понимала.
- Я буду на твоей стороне, что бы ты ни сделала, - тихо, едва шевельнув губами, обронил дракон, помявшись на месте и чуть закапываясь пальцами передних лап в рыхлый снег. Наверное, это было лишнее, но пусть знает. В конце концов, когда тебя не упрекают в твоей слабости, намного легче. А Нэйрину Алоинэя виделась живой, из плоти и крови - не запрограммированной на вечное Хранительство материей, заключённой в красивую упаковку. И ей тоже нужны были защита и забота, которые, впрочем, горе-мечтатель оказывал весьма... своеобразно. И не особо умело. Аэ умел заговорить даже последнего скептика, но вот в плане именно... физической заботы он сам был тот ещё лопух. Потому когда Нэя принялась говорить о возможном выходе из ситуации, а затем вдруг при нём "сломалась", дракон почувствовал себя ужасно неловко. Надо было как-то поддержать, успокоить, да хотя бы просто крылом обнять! И он аккуратно так подобрался, бочком, прижался и принялся наглаживать спину подруги.
- Тшшш. Зачем личная встреча? Думаешь, твоя сестра увидит тебя, умилится и решит, что вы вполне можете пойти вместе срывать ромашки? Не надо, Нэя. Я не хочу, чтобы тебе досталось. А подраться вы можете, - крыло таки мягко накрыло спину драконессы, а несколько растерянный ухажёр принялся делиться с возлюбленной теплом своего бока, - Знаешь, что я подумал не так давно? Пока затишье. Мне кажется... в стаях правды нет. Ну, то есть вот мы разбрелись по углам и каждый из своего угла рычит. Периодически кидая камни в огород соседа. Я слышал, что нестайные живут совсем по-другому... А вдруг это и есть выход, милая? Вдруг ответ лежит рядом, просто мы его упорно не замечаем, будучи поглощёнными войной?
Аэрон смутился. Наверное, большей ереси Дух Света бы нигде не услышала. А у облачного вся голова была ею забита. Дракон явно верил в возможность этакой одной большой стаи. Которой управляли... А почему бы и не все Духи? Есть же Совет, наверняка, он был создан не для красоты. Он наивно хотел стереть границы меж стаями, оставив предрассудки и стереотипы, и позволить драконам разных фракций узнать друг друга в мирной жизни.

0

6

- Умилится? Ни в коем разе. Я хочу говорить с ней не как с сестрой, а как с Владычицей Юга. Остановить войну. Даже... даже если она потребует моего изгнания. Лишь бы драконы больше не гибли.
Сама мысль оставить своё детище показалась Аллинэе дикой и неестественной. И вместе с тем - безумно притягательной. Было в ней что-то в равной степени привлекательное и отталкивающее. Эстетика отвратительного. Чуждо настолько, что не воспринимается в привычных категориях "чёрное-белое". И всё же... "Спина не переломится. Я не хотела становиться во главе Альянса, а потом не смогла переложить эту ношу на другие плечи. И сейчас даже такой исход я приму с тайным облегчением", - драконесса наонец призналась самой себе.
- Я уже давно не боюсь драки. Всё же... Эти годы многому меня научили, в том числе - бить без страха и сожаления. Арамэль крупнее меня, но я подвижнее. Если понадобится - буду брать измором и искусством, - отмахнулась светлая. - Я боюсь того, что ей нужна не власть над всеми драконами, а смерть всех несогласных. Тогда она не остановится, пока не зальёт Север кровью.
Аллинэя расслабилась под крылом любимого, привалившись к нему боком и доверчиво склонив голову. Слова Аэрона, необычные и в какой-то мере новаторские, не произвели на неё особого впечатления. По крайней мере, внешне - на морде не дрогнул ни единый мускул. А вот внутри кипела работы мысли. Но даже так... Выхода Звёзднорождённая всё равно не видела.
- Одиночки свободны в своём выборе, это правда. Но у нас разные ценности. Им дороже одиночество, дающее свободу и независимость. Нам больше по нраву чувство безопасности, которое исходит из объединения. Каждый выбирает по себе. И кто сказал тебе, что мы поглощены войной? Нет, сейчас она занимает наши умы, это так. Но мало кто на моей земле хотел её! Дело ведь не в драконах и даже не в стаях. Дело в нас. В Духах. В наших неумеренных желаниях и устремлениях. Нам ведь самой Орой даровано право владеть. Понимаешь, не править. Владеть. Не повелители, а хозяева. Мы вольны карать и миловать, творить и разрушать, и никто нам не указ. И даже друг другу мы можем лишь сказать: "Друг, ты слишком неаккуратен со своим добром!" А в ответ мы слышим, что слишком трясёмся над своим. У нас разные взгляды на жизнь, на то, каким должен быть наш - всех драконов - путь. И от этого идёт непонимание. Того, чего не понимают, стремятся избежать. Если это невозможно - уничтожить. А куда мы из Империи денемся?
Светлейшая вздохнула. Многих раздражала её политика ответов, но она не могла заставить себя действовать как-то иначе. Единственной инициативой с её стороны был ряд атак, отбросивших вторженцев от границ Закатного Края, в остальном же драконесса предпочитала реагировать на действия сестры. Она понимала, что оборонная стратегия неизбежно приведёт к поражению, огрызалась, не позволяя загнать себя в угол, и отчаянно искала способ вырваться из этого круга.
Давно были отброшены и забыты в пыли старые принципы. Пролить кровь? Легко. И даже когда ей попался в бою совсем ещё молодой дракон, лишь недавно вышедший из птенцового возраста, лапа Светлейшей не дрогнула. Хотя потом она долго думала о детях, выросших в условиях войны, об искалеченных судьбах и о многом другом. Но тогда ничего в ней не шевельнулось и не воспротивилось. А ведь когда-то давно, на заре времён сама мысль об убийстве ребёнка казалась ей кощунственной и драконесса думала, что скорее умрёт сама, чем позволит такому свершиться.
- Всё не так просто, как хотелось бы. Я могу своей волей распустить Альянс и свою стаю, но нет никакой гарантии, что Мисан и Грай так же распустят свои. И что моя сестра удовлетворится тем, что её противник перестал существовать в качестве политической силы.

0

7

Дракон тихо утробно урчал, словно большой кот. Разве что не пушился попутно. Увы, если что и можно было распушить, то только перья - стоящие дыбом чешуйки вряд ли будут приятным дополнением в такой интимный момент. Аэрон тихо вздохнул, слушая любимую в оба уха и пытаясь осознать, на что готова Пресветлая, лишь бы наконец-то обрести покой вместе со всеми своими творениями - от Первородных Духов и до недавно появившихся птенцов в стаях Светлого Альянса. Перспектива любого примирительного разговора с Арамэль видилась облачному совсем бесперспективным путём развития событий. Ну предложит Аллинэя ей сдачу Светлого Альянса. Разве его любимая готова взять на себя вину за ещё бОльшие жертвы, если Темнейшая решит искупаться в крови её драконов? Нет, Нэе это не позволят ни совесть, ни осознание того, сколько сил она вложила во всё это. Разве ради краха трёх стай и гибели драконов Дух Света ввязалась в войну, что была так противна всему её миролюбивому существу? Моральная и душевная усталость была на лицо. Как и старение. Де факто его возлюбленная была ещё очень молода по меркам Духов, но вот умом, но сердцем и душой... Там как будто счёт пошёл не на тысячи - на миллионы лет.
Светлое крыло мягко поглаживало спину самки, а затем и вовсе плотно прижало её к тёплому боку смертного, который готов уже был убаюкать Её Светлейшество, точно птенца. И она не посмеялась над его словами, которые в сущности несли малую информационную нагрузку. Такие мечтатели, как Нэйрин, готовы были отправлять в путь за мифическими вещами, вроде Золотого Руна или Святого Грааля, свято веря, что они вернутся домой победителями, а добытое обязательно изменит всё к лучшему и спасёт всех. Как же далеко это было от реальности...
А вот рассуждения о Духах было несколько... странным. Впервые он услышал применённое к ним слово "хозяева". Не "Хранители". Аллинэя винила в кровопролитии невозможность восьмёрки Духов договориться. Аэрон был вынужден с ней согласиться - именно из-за распрей среди Высших это всё началось. И, по идее, Высшим же это разруливать. Правда, пока результаты были незначительные. Практически совсем никакие.
- Я иногда думаю, что лучше бы Праматерь не создавала Духов. Но потом вспоминаю, что моя любимая - Дух. И отказываюсь от этого мнения. Да и потом... Если уж Звёздная хотела, чтобы за миром кто-то следил, помимо неё, то не Духов, так других бы, похожих, создала. В общем, задумка Творца тут хромает на все четыре лапы.
Напряжённая работа мысли легла тенью на морду облачного, заодно заставив наморщить лоб. Он мог попробовать занять светлую стихотворениями, будь она сейчас склонна к романтизму, спел бы одну из песен, что сочинил (нет, внезапно, не о войне), мог бы даже сподвигнуть подурачиться, будто в каждом из них ещё живёт птенец с шилом в неуставном месте. Увы, дракон слишком хорошо знал свою даму. Нэя была подавлена тяжкими думами, и небольшая встряска если и вернёт её к жизни, то не надолго.
Самец внезапно топнул лапой и гордо выпятил грудь. Хватит хандрить. Они ещё не повержены. И пусть завтра небо может рухнуть им всем на головы, сначала он собирался пожить. С ней. Рядом.
- Ну вот что. Если переговоры не удадутся, в чём я почти уверен, то можно сыграть и на условиях тёмных. Я пойду с тобой, и мы сразимся с твоей сестрой! Победителю достанется весь мир!
Облачный разве что лучи света не испускал. Прямо лютый такой закос под "рыцаря без страха и упрёка". Всех победю, всех спасу, а потом женюсь на прекрасной принцессе. Мир-дружба-настойка на грибах.
[NIC]Аэрон[/NIC][STA]Ангел-хранитель[/STA][AVA]http://dragonsempire.mybb.ru/img/avatars/0010/2b/d6/740-1458373234.jpg[/AVA]

0

8

- Задумка творца? - завороженно повторила Аллинэя. - Задмка творца. Надо же! Она безумна, как и любой истинный гений. Но если безумие одних несёт остальным лишь небольшие беспокойства, вроде ночного шума, то это... Оно было чернее самой Бездны. И земли наши сейчас черны от пролитой крови. Я не думаю, что Праматерь допустила ошибку. Нет, она знала, на что шла, наделяя нас эгоизмом и амбициями, сравнимыми разве что с нашим же могуществом. Мне кажется, ей хотелось посмотреть, что из этого выйдет.
Драконесса говорила и чувствовала себя крайне неудобно. Будто с неё содради всю чешую, оставив нетронутой кожу. Вроде телесный покров цел и волноваться не о чем, но ощущение себя беззащитной... напрягало. Но и остановиться она не могла. Аэрон раз за разом раскручивал подругу на откровенность по таким вопросам, о которых она предпочитала молчать. Но проклятые принципы настоятельно требовали, чтобы Нэя не смела ничего скрывать от любимого. И если он желает оставаться с ней, то пусть делает свой выбор осознанно, точно зная, кого назвал своей единственной, что осталось у неё в прошлом и какие мысли бродят в глове.
Пригревшись под боком Аэрона (насколько это возможно, если учесть, что она была раза этак в полтора больше), светлая была настроена хотя бы ненадолго забыть о всех проблемах и просто соглашаться со всем, что будет сказано. Даже ей нужен отдых. Пусть недолгий, пусть она не спит, но хоть на несколько минут пусть все заботы отступят и оставят в покое истерзанную душу!
- Что?! - в первый миг Нэе показалось, что она ослышалась. Чтобы её любимый бродяга шёл с ней на разговор с сестрой? Дрался с ней?! Безумие...
- Это невозможно. Она же убьёт тебя!
Да, пусть Аэрон уже давно не птенец, но у них разница в возрасте больше трёх тысячелетий! И в умениях такой же разрыв. Арамэль от смертного отмахнётся и даже не заметит, а ей придётся жить с этим грузом на душе, если случится выйти из боя победительницей.
Что характерно, о том, что поединок на то и поединок, что в нём участвуют по одному представителю с каждой стороны, светлая не думала. Война примирила её с мыслью, что для победы хороши если не все средства, то очень многие. Не думала она и о том, что будет делать с поверженной противницей, и что сделает она сама, если Аллинэя проиграет. Всё это было неважно и незначительно. Драконесса поймала себя на иррациональном желании уберечь любимого и только вековой опыт наблюдения за другими парочками позволил ей остаться на месте и не наделать глупостей, оскорбив облачного недоверием. Как ни крути, но он взрослый дракон и имеет право сам решать свою судьбу. А она может только прояснить ситуацию, чтобы он сделал свой выбор с открытыми глазами, полностью осознавая все последствия.

0

9

Дракон аж вздрогнул, и светлая не могла это не почувствовать - они были совсем близко друг от друга. Аллинэя легко смогла обвинить Праматерь в... жестокости? Аэрон никогда не думал об их создании с этой точки зрения. Иначе это что же получается: они просто эксперимент, живой материал, какой использует Дух Хаоса для своих исследований? Хотя у Верраяла материал как раз обычно неживой, а совсем-совсем мёртвый или уже личующий. Но не суть, не о нём речь. Облачный ужаснулся мысли, что у него, у Нэи и у всех драконов нет какой-то высший цели, что не для неё они живут, не ради неё борются и идут вперёд сквозь тернии. Нэйрин покачал головой, словно силясь отогнать эту мысль, но Нэя в одно мгновение заставила его небольшой внутренний мирок пошатнуться и похромать. Что если всё не так, и он лишь мечтающий слепец, который отрицает очевидные факты, что, впрочем, не освобождает его от бытия в суровой реальности?
- Н... не говори так, милая. Это абсурд. Создать просто, чтоб посмотреть. Это как-то глупо. Мне кажется, Творец всё же должен иметь более высшую цель, нежели забавление с созданной им Жизнью.
Молочно-белые когти поскребли переносицу с тихим "хр-хр". Сказанное здорово смутило его ум, но Аэрон понимал, что его подруга в творении смыслит куда больше него. И уж точно знает Ору лучше, чем он, который даже не видел её ни разу. Только через ментальные образы, что однажды послала ему любимая по его просьбе. Уж больно облачный был любопытен и хотел узнать, как выглядит самое могущественное существо на Саяри.
Тепло и мерное вздымание бока той, что сейчас таки согласилась отдохнуть в его компании, могло бы довести до дремоты, если бы не внезапно бурная реакция Пресветлой на его неумеренное камикадствование. Да, дракон не видел ничего зазорного в том, что он будет прикрывать спину той, кого любит, в бою. А по-хорошему, должно быть вообще наоборот. Но мешал тот факт, что Аллинэя была здорово больше него и на порядок сильнее. Что несколько кололо мужскую гордость, но Аэрон разумно молчал о таком. Нэя уж точно не виновата, что её избранник не один из Страших Духов, которые хоть по размерам могли ей соответствовать.
- Не убьёт. Я ж облачный - меня попробуй поймай! А тебе одной там быть ни за что нельзя. Не пущу. Кто-то должен пойти с тобой. Кто-то, кто любит и кому можно доверять. Я чувствую... Нет, я точно знаю, что без помощи тебе не обойтись! Потому я иду.
Смертный аж грудь выпятил, мол, нас Темнейшими не запугаешь, мы уже пуганные, а за любимого дракона не грех и крылья склеить. Конечно, Аэрон упускал тот момент, что если он умрёт, то это причинит огромную боль Нэе. Хотя справедливо и обратное: если он не пойдёт с ней и она умрёт, облачный до конца своих дней будет себя корить, что не спас свою женщину, хотя точно мог. Из когтей смерти порой может вызволить и слабейший, если он окажется в нужном месте и в нужное время. И Светлейшеству всё же стоило подумать о страховке, которую ей так смело предлагали, пусть и без полного осознания суицидальности этой идеи.
[NIC]Аэрон[/NIC][STA]Ангел-хранитель[/STA][AVA]http://dragonsempire.mybb.ru/img/avatars/0010/2b/d6/740-1458373234.jpg[/AVA]

0

10

- Ну почему же? Мы ведь создаём новые заклинания, ещё толком не зная, как они работают. Создаём и смотрим, чем они отличаются от уже существующих. Мы создавали новые виды растений и животных, зачастую плохо представляя, как это скажется на балансе. Собственно говоря, если бы не война, я бы до сих пор именно этим и занималась. Редкие виды были созданы специально и появились именно такими, какими они были задуманы. Но любому творению предваряет долгая работа, а за ним следует наблюдение. Насколько оно соответствует ожиданиям либо, напротив, что вообще получилось. Логика творца именно такая. Во всяком случае, нашего творца. Она не слишком считалась с чужими жизнями. Поверь, я знаю, о чём говорю. Ты знаешь, я не бросаю безосновательных обвинений. Я знаю, на что способна Звёздная и могу худо-бедно предсказать ход её мыслей. Сейчас небось сидит где-ниудь и ржёт, слушая, как я пытаюсь объяснить непознаваемое!
В голосе драконессы удивительным образом смешивались горечь, нежность и злость. Аллинэя была не в силах постигнуть замысел своей создательницы, и это несказанно раздражало её. В то же время разум твердил, что Ора - звёздная, древняя, чужая их миру, и никто не сможет понять её, кроме другого такого же горе-творца. А таких вроде как не осталось. Или осталось - Бездна разбери, сколько правды в словах Праматери.
- А знаешь, что греет мне душу/? Что Она ошиблась, наделив нас не только разумом, но и волей. Хотела создать послушные инструменты, а получила две весьма своенравные личности. Из-за сестры весь Её замысел пошёл наперекосяк. Может поэтому она и отдалилась? Планы рухнули, что делать - неясно. Я-то под любое событие подстраиваюсь, и Арамэль тоже, а вот Она очень не любит, когда Её планы что-либо нарушает. Не любит и избегает.
Разговор выдался тяжёлым. Впрочем, с Аэроном всегда было сложно. Он - вольный странник и беспечный бродяга с добрым сердцем и широкой душой. Она - домоседка, привыкшая в каждом жесте видеть угрозу и не стремящаяся в шумные компании. Кто-то из общих знакомых однажды сравнил облачного с бурным горным потоком. Унесёт, закружит, приложит о камни и, если повезёт, аккуратно вытащит на бережок. Аллинэя, надо полагать, у него ассоциировалась с ледяным лесным озером, коварным омутами, где неосторожного пловца могла скрутить судорога. И всё же два столь разных дракона нашли точки соприкосновения. И терять с таким трудом обретённую пару дочь Звёздной не хотела.
- Пожалуйста, не надо! Я не переживу, если ты оттуда не вернёшься! Это я не умею играть на чужих слабостях, а сестра сразу поймёт, что абы кто со мной не придёт, а значит постарается убить даже не как помеху, а как близкого мне дракона. И что я буду делать тогда? - Нэя чуть ли не плакала от отчаяния. Выбить из головы Аэрона затесавшуюся туда самоубийственную идею было невероятно сложно, но драконесса скорее отказалась бы от попытки переговорить с Арамэль, чем потащила туда любимого.
- Не место смертному там, где вершат дела Духи, - глухо проронила она, надеясь, что облачный правильно поймёт смысл фразы. Аллинэя ни в коем случае не хотела уязвить спутника его слабостью. Да только нечего ему делать посреди поединка двух сильнейших существ Саяри, если он всё-таки состоится. Пришибут и не заметят, а ей потом только и останется, что подняться повыше и сложить крылья.
Светлая мысль позвать на помощь кого-то из своих бессмертных товарищей в голову Аллинэи так и не пришла, хотя это стало бы компромиссом. Увы, драконесса искренне считала, что сопровождение ей не требуется, а спор с Аэроном вкупе с предшествующей ему беседе о тонкостях мышления созидателей выбил светлую из колеи настолько, что сосредоточиться на чём-либо, кроме избранной позиции она попросту не смогла.

0

11

- Но ведь всё создаётся с какой-то целью, верно? Магия ещё ладно. Она наполняет наш мир, но вряд ли что-то чувствует. Хотя бы потому, что не имеет нервных окончаний. Но животные-то... И драконы тоже. Всё это живые существа, необдуманное творение может причинить им вред. И сгубить. Если на сами создания чхать, то сил хоть не жалко? Потратить их на одно, чтобы потом свести это на нет чем-то третьим.
Аэрон снова прислушался к дыханию возлюбленной. Когда идёт обсуждение чего-то неприятного или просто волнующего, у конкретного индивидуума обычно учащается сердцебиение и дыхание. Сейчас так и было. Облачный ранее не слышал, чтобы Нэя отзывалась об Оре столь негативно. Как и любой ребёнок, порой могущий сболтнуть неприятное о родителях, Аллинэя сейчас кидалась обвинениями. Не безосновательно, разумеется. Для подобных выходок Пресветлая была слишком логична. Но чтобы так смело утверждать, что Творцу вообще даром всё созданное не сдалось, что оно практически создано на потеху, и Звёздная сейчас сидит где-нибудь, как зритель в первом ряду зала, взирая на разворачивающиеся на Саяри события, точно это театральная постановка... Нэйрин никогда не задумывался, что можно так жестоко относиться к живому и созданному собственными лапами. Видать, молод ещё. Или слишком наивен. В любом случае, он не видел смысла спорить с Аллинэей на этот счёт. Вряд ли его доводы могут быть применимы к могущественнейшей и самой загадочной персоне в этом мире.
- Но это одновременно и плохо. Твоя воля - это одно. Но твоя сестра неуправляема совершенно. Вот скажи, к кому она прислушивается? Ты слушаешь советы созданных тобой драконов: Эльсирина, Мисансэкрес и Аграила. Даже меня иногда можешь послушать. А Темнейшая самоуправствует, словно знает всё лучше всех. И всё за всех может решить. Ведь война - её инициатива. Налёты стай Тёмного Альянса - результат вовремя отданного приказа. Такого дракона нельзя подпускать к власти. Он и сам не заметит, как заведёт тех, кто вверил ему свои жизни, в могилу. А ты, напротив, слушаешь своё окружение. И что ещё важнее - не желаешь власти. Из таких обычно и получаются великие вожди, как мне кажется.
Рыцарь без страха и упрёка оказался совершено бессилен перед логичной, но в то же время, что поразило его до глубины души, очень эмоциональной тирадой, выданной любимой. И кем он будет после этого, если отпустит её одну? Трусом. Слабаком, неспособным защитить свою женщину от опасностей, как того и требуется от сильного мужчины. Честно говоря, проявлять силу характера Аэрону всегда было сложно. Он был романтиком, книгочеем, песнопевцем, Дон Жуаном, Рыцарем Любви, а не Войны. Там он мог одерживать великие победы и получать лавры. А в бою был почти безнадёжен. Что не мешало ему туда рваться, раз уж именно на таком поле боя оказалась его возлюбленная.
"Если я пойду за ней тайно и таки огребу, она меня может не простить. И долго будет горевать... А если не пойду и её не станет, то до конца дней своих буду себя заслуженно презирать. Или сам сброшусь откуда-нибудь, чтобы быть с нею где-то не здесь. Где же выход?.."
И вот тут-то облачного осенило: он сам не может пойти, так как действительно не имеет достаточно сил, чтобы противостоять Тёмному Духу, но он может попросить другого Духа отправиться следом за Пресветлой. Тайно. Ведь каждый из Хранителей имеет доступ к Звёздному Собору.
- Я не переживу, если ты не вернёшься, - кончиками пальцев передней лапы приподнимая голову любимой за подбородок и устремляя взгляд - глаза в глаза, - Позволь мне хотя бы проводить тебя в бой, если с собой ты меня взять не хочешь. Возможно, это будет наша последняя встреча. Но она должна быть.
[NIC]Аэрон[/NIC][STA]Ангел-хранитель[/STA][AVA]http://dragonsempire.mybb.ru/img/avatars/0010/2b/d6/740-1458373234.jpg[/AVA]

0

12

Аллинэя молчала покачала головой. Аэрон не знал, не видел всего того, свидетелем чего довелось быть светлой. Она всегда была рядом с Орой, в отличие от Арамэль, с удовольствием училась и наблюдала за действиями старшей из драконесс. И никто из ныне живущих не знал создательницу лучше, чем её верная дочь, когда-то готовая пойти на всё ради благосклонности Оры. Сейчас же ей было всё равно. Мир Аллинэи теперь вращался вокруг совсем иных драконов. И один из них сидел рядом и говорил вроде бы разумные и правильные вещи, но... Мать-Свет не могла согласиться с Аэроном. Да, отчасти он прав. Воля её тёмной сестры и в самом деле направлена против неё, Аллинэи. Но от этого она не становится ни лучше, ни хуже. Арамэль - это Арамэль. Она всегда была такой. Себе на уме, в стороне от творящего тандема, преследующая свои цели и становящаяся сильнее день ото дня. Она оставалась сестрой. Пусть врагом, пусть ни разу их "родство" не сыграло роли, но именно Падшая, как звали Мать-Тьму в светлых стаях, была неким душевным якорем в дни черного отчаяния. Уже потом в жизни Нэи появился Аэрон, ворвался вольным ветром, перевернул всё с лап на голову. Но до него ориентиром и, чего уж греха таить, в какой-то степени примером была сестра. И кому об этом сказать? Не поймут. Не поверят. Даже сама Арамэль бы не поверила, сочла бы глупой шуткой или хитрым планом. Да и какое ей дело до бесполезной сестрицы? Как только они подросли, Нэя перестала занимать сколько-нибудь значимое место в жизни тёмной.
Другое дело Аэрон. Облачный стал для Светлейшей персональной Шагри. Само его наличие где-то в мире придавало сил, а уж если вольный странник был рядом... Аллинэя могла сравнять горы с землёй. Хотя это не отменяло того, что порой они друг друга не понимали совершенно. Вот и сейчас. Ну какой из неё вождь, скажите на милость? Всё решает орда советников разного толка, а сама Глава только кивает с умным видом. Она-то больше ученый по сути, нежели воин или дипломат. Толку от неё сейчас... Только и может, что сверкать чешуёй и вдохновлять драконов на подвиги. Да, это важно для их дела. Но как же этого мало!
- Пусть так, - Нэя вздохнула с облегчением. - Только ради всего, что свято, не ходи за мной. Я не смогу... так. Без тебя.
Сами собой из глаз потекли слезы. Драконесса разрывала между своими желаниями и долгом. Неподъемный груз ответственности, который не с кем разделить, давил на плечи. Запах гари и крови въелся в шкуру. И посреди этого ада было лишь одно светлое пятно, потерять которое означало потерять себя без надежды на возвращение. Окончательно и бесповоротно рухнуть в душную тьму безумия, в ледяную пустыню одиночества.
Уткнуться лбом в плечо, хоть на миг забыть обо всём. Не помнить, не думать обо всём том, что ждёт в ближайшие часы. Мгновение нежности и тепла, разделённого на двоих. Аллинэя ведь долго не верила в искренность чувств облачного. И боялась чувств собственных, не понимая их, не умея справиться со шквалом эмоций. И всё же... Крепость пала, не выдержав долгой осады. Ненадёжный тонкий ледок обернулся широкой утоптанной тропинкой. Драконесса не жалела, что рискнула поверить, ни тогда, ни много лет спустя, потеряв всё, что только могла, кроме, быть может, памяти.
- Люблю тебя.

0

13

"Тяжело быть маленьким. Ты беспомощен и много куда нельзя ходить." Такие слова как-то сказал недавно родившийся птенец у одной из его знакомых самок. Аэрон тогда потрепал мелкого по рожкам и заверил, что тот вырастет быстро - даже заметить не успеет. А сейчас он сам себя чувствовал маленьким и беспомощным птенцом рядом со своей могущественной и древней подругой. Конечно, это не меняло его отношения к ней - Нэйрин любил прекрасную, таинственную и добрую сердцем и душой самку, а не воплощённое божество. Наверное, сколь бы сильной Аллинэя ни была, он никогда не сможет воспринимать любимую, как Великого Духа. Это было так смешно. Кланяться и благоговеть, молиться ей, чтобы спасла и защитила. Смертные драконы и не подозревают, что эту могучую и великую саму периодически надо спасать. Хотя бы и от себя самой. Вот как сейчас: Нэя в очередной раз угодила в ужасное положение, терзаемая дурными предчувствиями, чувством долга, желанием покоя и войной, и мало кто знал, как на самом деле тяжело ей даётся это - идти против себя. Это не то же самое, что идти против течения реки. Даже такой поход проще. Идти против себя - всё равно что ломать свою суть, пытаться самому вылепить из себя нечто иное. Но раз за разом конструкция разваливается, и ты, словно малыш, у которого сломался куличик, готов плакать и кричать. Бежишь к маме со всех ног, чтоб та поцеловала и успокоила. И пусть Нэя никак не вписывалась в описание такого малыша, ей тоже нужен был кто-то, кто смог бы просто погладить по голове и сказать, что она молодец, что всё проходит и её старания - это вклад в лучшее будущее, где её ждёт желанный приз. Этакая "конфетка", чтобы хоть ненадолго успокоить. И Аэрон старался запасаться такими "сластями" побольше, он ведь очень тонко чувствовал тех, кто его окружал. Практически с первого дня знакомства он увидел в Аллинэе брошенного птенца, чья мама оказалась зверем, но вместо того, чтобы пррстроить такого птенца в ясли, как это теперь принято в стаях, птенец выживал и рос сам, а затем Матушка и управление вотчиной сбагрила на него. Оставив ко всему ещё и с более драчливым и несносным старшим малышом. Больше некому их разнимать. Не миновать драки лопатками...
- Хорошо. Я обещаю.
Как же тяжело даются эти слова. Аэрон знал, что должен пообещать. Ибо не посмеет соврать в таком случае Аллинэе и точно сдержит слово. Но план уже был готов, даже если Нэя его потом отругает. Одна она на эту встречу не пойдёт. Так рисковать Нэйрин просто не мог себе позволить. На кон поставлено не что-нибудь, а жизнь его любимой. И даже на встрече с сестрой Светлейшая должна быть в безопасности, насколько это возможно.
И вот она прижалась, словно стараясь согреться. Да Дух и старалась, только не физический холод испытывая. Аэрон спасал её от холода одиночества в минуты отчаяния. Он не кормил сказками о том, что она сильная и всё сможет, что вместе они выстоят. Может, и вправду выстоят. Только даже преодолев этот барьер, они могли напороться на новый. Брать раз за разом препятствия возможно лишь вместе с хорошей командой. У Пресветлой была такая команда. И в ней был запасной игрок, который готов был в редкие мгновения близости дарить ей иллюзию того, что есть только они двое и бесконечный открытый для них дивный мир. Нет стаи, нет долга, нет обязанностей, нет битв, нет Советов Духов, ничего это нет. Они и мир. Лишь они и мир.
- Девочка моя любимая.
Морда облачного оказалась рядом с уткнувшейся в него мордашкой Аллинэи, и шершавый язык принялся проходиться ласково по щеке, словно пытаясь слизать все тревоги и сомнения с этой кипящей идеями и раздумьями головы.
А затем захапал всю, лапами и крыльями, едва ли не уваливая набок. Но Аэрону вправду было проблематично удерживать свою "маленькую" девочку таким образом.
[NIC]Аэрон[/NIC][STA]Ангел-хранитель[/STA][AVA]http://dragonsempire.mybb.ru/img/avatars/0010/2b/d6/740-1458373234.jpg[/AVA]

0

14

Аэрон молчал долго. Настолько долго, что драконесса начала опасаться ссоры. Прекрасно зная за любимым воистину ослиное упрямство и понимая, что уступить всё равно, что подписать ему смертный приговор и собственноручно привести его в исполнение, Светлейшая боялась, что её драгоценный облачный не пожелает прислушаться к голосу разума. Но Аэрон то ли внял уговорам, то ли сам трезво оценил свои шансы, и всё же пообещал не лезть в пекло. И Аллинэя вздохнула с облегчением.
Владычица Севера очень боялась, что Нэйрин может пострадать из-за неё, боялась потерять любимого в огне войны. Боялась, что его могут устранить как её приближённого, хотя дела Альянса драконы почти не обсуждали. И вместе с тем светлая понимала, что жёстко ограничивая участие Аэрона в своей жизни, она рисковала им не меньше, чем на поле боя. Мало кто смирится с тем, что его женщина не только сильнее по всем параметрам, но и помогать не позволяет. И, тем не менее, Аллинэя продолжала придерживаться однажды выбранной стратегии. Хотя бы и потому, что "чужой любовник" звучит лучше, чем "мёртвый любовник". Счастье дорого существа драконесса ставила превыше собственного.
И это самое дорогое существо сейчас бессовестно пыхтело ей в ухо, щекоча дыханием, и пыталось завалить на бок! Это её-то! Крупнейшего дракона Севера! Хотя идея завершить таким образом тягостный разговор показалась Нэе не самой худшей, поэтому она поддалась, качнулась и завалилась на бок. Ещё б и на спину перевернулась, но побоялась помять крылья.
Предстоящий разговор больше не тревожил душу. Принятое решение сняло огромный камень с сердца светлой. Теперь как бы не повернулись обстоятельства, она будет действовать согласно планц, а не метаться в поисках верного пути. Надо будет только не забыть отдать нужные распоряжения Заместителю и Советнику. И Воину. Да всем найдётся дело, чего уж там! Если, не дай Свет, Аэрон окажется прав, и затея с переговорами закончится плохо, стая и Альянс должны быть готовы ко всему.
Но сейчас, честно говоря, Аллинэе не было дела ни до предстоящей встречи с сестрой, ни до стаи, ни до всего мира. Была только она сама и Аэрон, всё остальное где-то далеко, неважно и призрачно. Всё образуется. Рано или поздно, так или иначе. Самообман? Пусть. Пусть так. Пусть осколки разбившихся счастливых иллюзий изрежут лапы в кровь, больше ей держаться не за что. Недолгое счастье с любимым да надежды на светлое будущее. Которое едва ли наступит для неё лично. Чего греха таить: Арамэль сильнее. И она окажется во власти сестры. Но и выбора нет. Не будет переговоров - не закончится война. А в таком случае они все обречены.
"Надо будет говорить в Соборе. Арамэль не настолько безумна, чтобы проливать кровь там. Собор - территория слова, а не боя", - успокоив себя таким образом, драконесса окончательно забыла о грядущем, хотя бы до следующего утра.

0

15

Тяжело ли ему было смириться с мыслью, что в случае угрозы это его придётся защищать его женщине? Само собой. Самолюбие страдало каждый раз. На роль защитника Аэрон годился, разве что в плане пушечного мяса. И он бы с удовольствием отвёл от Аллинэи беду хотя бы и таким образом, если бы Темнейшая согласилась сожрать его вместо того, чтобы терзать его любимую. Но Тьме облачный был на один зуб - перекусит пополам и не заметит. Неужели его удел просто лежать рядом и успокаивать её? Говорить, что всё хорошо, заранее зная, что всё как раз может обернуться очень плохо? Беспомощный, как птенец. И непутёвый. Жаль, что он не какой-нибудь могущественный Дух. Да хотя бы и Младший. У этих ребят и то больше сил, чем у него, смертного.
Облачный стиснул прилёгшую рядом Аллинэю так сильно, словно собрался не отлипать до конца её дней. Словно его в случае чего придётся отдирать, как пластырь. Или восковую полоску.
- Мне так стыдно и так жаль, что я не могу тебя защитить. Лучше бы я был один из Духов. Ты бы так не волновалась за меня. А сил мне бы хватало, чтоб быть наравне с другими Духами Хранителем Саяри. Но я не Дух, я обычный слабый смертный...
В голосе Аэрона явственно слышалась вина. Он правда думал, что с кем-то из собратьев по Хранительству Пресветлой было бы спокойнее и лучше. Он бы понимал её суть, потому что сам был бы слеплен из того же теста.
Раньше Нэйрин не говорил Нэе такого. Считал, что не стоит мусолить и без того неприятную тему. Но сейчас... Он согласился отпустить свою малышку на такое опасное дело. Сильнейший Дух Севера против Главного Монстра Юга. Многие любители боёв, особенно женских, наверное, отдали бы свои хвосты на отсечение, лишь бы увидеть этот эпичнейший махач. И делали бы ставки. Только не Нэйрин. Его в дрожь вгоняла сама мысль об огромное чёрной громаде, чей натиск придётся сдерживать его любимой, если что-то пойдёт не так. И если он действительно её сильно любит, - а он любит - то сделает всё, чтобы она пережила эту встречу. Что бы ни случилось, Мать-Свет должна жить.
- Прости, я тебя загрузил этой темой, а тебе наверняка хочется думать сейчас о чём угодно, только не о боях, которым уже нет числа, - дракон потёрся о её щеку, а затем принялся расчёсывать лапами прекрасную гриву. Сейчас бы гребень - за такой красотой уход нужен. И вообще его женщина была во всех смыслах прекрасна. С её-то генами - какой красивый получится Дух-наследник.
"Я бы не отказался стать папой этого Духа..."
И тут облачный сам оборвал свою мысль, густо покраснев и очень надеясь, что это не сильно заметно. Но смущение читалось и во взгляде и в принципе на морде.
"Нашёл время о птенцах думать, дурак. Не хватало ещё этого. Чтоб королева забеременела в военное время. Ой, дурак-дурак!.."
И даже как-то невинные поваляшки напару стали казаться совсем не невинными. Или со своими самобичеванием и перестраховками смертный совсем головой поехал, умом тронулся.
"Мне вредно так много думать."

0

16

Если бы только Аэрон знал, что вовсе не такая защита нужна его леди! Вынести тяготы сражения она могла и в одичноку, не впервой. Сильнее любых заклинаний её ранила невозможность поделиться с кем-либо своими тревогами. Королева должна быть безупречна. Ледяная морда, стальные нервы, сердце-алмаз. И только один дракон может закрыть крыльями её душу, сберечь от снега и пепла. А он пытается быть рыцарем в белых доспехах, хочет быть опорой - и не видит, где действительно нужно подставить плечо. А она... Она не может сказать. Не находит верных слов, чтобы не обидеть, не втоптать в грязь мечту.
- Нет! - драконесса вскинулась. - Поверь, не сила делает нас уникальными, совсем не она. Я люблю тебя, Аэ, люблю таким, какой ты есть, и никакие Духи не заменят мне тебя, даже вместе взятые.
Светлая хмурится и сердито дёргает кончиком хвоста. Снова здорово. Уж сколько раз она бралась доказывать любовнику, что он дорог ей. Да, ещё нескоро им выпадет возможность пролететь бок о бок в поднебесье, свидетельствуя перед всем миром свои чувства. Но уже зрело в тайном гнезде яйцо, само существование которого Аллинэя скрывала так, словно от этого зависела судьба всего мира. И она была готова в любой момент призвать Свет, давший ей жизнь, смешать кровь с Аэроном и при всех назвать супругом и соправителем, пусть и не время было для таких решений. Но после войны... Обязательно.
- Война вросла в наши души. Надеюсь, мне удастся в скором времени положить конец этому кошмару, но вытравить её из крови тех, кто вырос на полях сражений не получится никогда, - светлая вздохнула, подставляя шею ловким пальцам.
- Я лишь уповаю на то, что у нас получится снова научиться жить, не страшась атак. Не бояться любить, заводить птенцов, зная, что им не придётся прятаться в недрах Калхоны... Когда-нибудь всё наладится, я верю в это. Но до этого так долго!
Под конец Аллинэя несла уже какую-то чушь, лишь бы любимый не заметил, как на миг перехватило дыхание, когда речь зашла о детях. Нет. Пока никто не должен знать. Пройдёт ещё пара дней - и можно будет окутать яйцо сетью мощных заклинаний, которые замедлят ток жизни в нём. Её ребёнок родится в мирное время. Их ребёнок.

+1

17

- Мне бы хотелось... украсть тебя у этого мира. И забрать себе, - наконец-то отозвался облачный после долгого молчания. Его пальцы путались в снежной мягкости её волос. Ему всегда казадось, что она пахнет лесом и чем-то приятно свежим. Вроде мяты.
Его девочку терзали перипетии и неурядицы, придуманные не ею. И Аэрону казалось, что это отбирает у Нэи крылья, её жизнь, её настоящую. И их часы. Он никогда не пытался пробиться к самой сердцевине Пресветлой. Вламываются воры и им подобные. Он хотел войти мирно. Войти приглашённый и долгожданный. Пока не время... Не то время у их любви... и для неё. И ему часто казалось, что он не тот. Не такой... мужчина. Урождённый смертный, который и мог быть опорой разве что в плане моральном. Но ведь его Королева, его любовь каждый день рискует жизнью, выбираясь за пределы своей вотчины. Должен ли он закрывать глаза на то, что не может её защитить, если возникнет у неё нужда в помощи? Всегда одна на поле брани, с лапами по локоть в крови. И соратниками-Духами по обоим бокам. Должен ли он полагаться на случай? Что не придётся звать Аграила или Эльсирина, если случится так, что Аллинэя будет не справляться и ей будет грозить гибель, а из помощников - только он. Скорее слабое место, чем алмазная броня. Ведь он и сам может быть так внезапно смертен...
Самец прикрыл глаза, зарываясь носом в её гриву возле уха. Как же сильно он боялся её потерять... Что война всё же отнимет у него его сокровище. И - хуже того! - он не сможет это предотвратить, даже если будет рядом, на расстоянии вытянутой лапы. Какие же, право, дети? Их тоже могущественной матери охранять и защищать... Эти мысли грызли его душу и точили разум - медленным ядом эта мерзость убивала в нем свет, рождая неуверенность в себе и в их общем будущем. К кому бежать? Где же панацея? Всё чаще облачный смотрел за пределы Светлых земель, всё в большей задумчивости взирал на осколки мира прошлого - Руины. Троп там нехоженных немеренно, тайн сокрыто великое множество. Опасно... смертельно опасно. Но другого места, чьи тайные знания, сокрытые недрами земли и неведомыми ходами, могли бы сделать из него достойную пару для Светлой Королевы, он не знал. Как не знала и Аллинэя, насколько большой проблемой это на самом деле является. А сказать... Не пустит же. Ни за что не пустит на почти верную смерть.
Потому Аэрон оставался недвижим и больше обычного молчалив, снедаемый сомнениями и тревогами, а успокоить себя и Нэю пытался простой и незамысловатой лаской.
- Свет славится терпением. Уж что-что, а сносить тяготы мы научились. Значит дождёмся и времени нашего расцета. И пусть до него доживёт как можно больше наших собратьев... И мы сами.

0

18

Нечасто Аллинэе выпадала возможность просто понежиться в родных лапах, ой нечасто. И тем больше ценила она такие моменты. Если бы ещё только не приходилось через раз доказывать Аэрону... всякое, было бы стократно лучше. Но в мире нет ничего идеального, не было покоя и в тот день. Но, вроде бы, скользкую тему личного могущества отдельно взятых светлых они оставили, и драконесса не рискнула договаривать, чтобы не вызвать новый виток тягостных споров. Ну их... к тёмным.
- О, всё будет. Мы ведь тесним их, пусть медленно и не везде. Холодная зима играет на нашей стороне. Мы привыкли к морозам и сугробам в драконий рост, в отличие от наших противников. Выкормышам Фламментайна такие условия не по зубам. Не хочу загадывать, но есть небольшой шанс в скором времени вышвырнуть их с гор. Если повезёт...
В глубине души Аллинэя всё ещё колебалась. Пожалуй, силы сестёр и в самом деле были равны. Там, где тёмная брала напором и мощью, светлая выигрывала ловкостью и мастерством. Но именно как боец она не слишком хороша, и Нэя хорошо знала эту свою слабость. Выйти против заведомо более сильного противника? Страшно, конечно. Хорошо рассуждать, сидя в центре своей земли, рядом с родным драконом. А стоит ей встать напротив Королевы Юга, и что? Лапы, конечно, не подогнутся, но и нынешней храбрости уже не будет. И как бы ни хотелось ей закончить войну, платить за это своей жизнью? Не на поле боя, не в гуще схватки, когда в любой момент шальное заклинание может рассечь и сжевать крыло, разорвать бок или спалить морду. И это страшно, но к такому привыкаешь. Ведь ты там не один. Не единственная цель. А тут... всё равно, что опуститься на землю и покорно подставить горло. Без шансов, без вариантов. Безысходность.
И можно сколько угодно бравировать, доказывать окружающим, что силы равны, и исход в крыльях случая. Но как быть, если ты сам в это не веришь?
- Знаешь... Когда война закончится... Я хочу пролететь с тобой под облаками. Пусть все знают. Пусть весь мир знает!
И, Тьма её раздери, не это ли лучший стимул? Вернуться из Собора, из боя, из пасти Бездны? К детёнышу, к любимому, к своим драконам и к своей земле.
Всё будет хорошо. Надо только постараться. Да, она не интриганка и не воительница. Но трижды глуп тот, кто полезет к гнезду грифонов, не видев хоть раз, как яростно могу эти звери защищать свой выводок.

0

19

Никто бы, наверное, не поверил, какая уютная и домашняя бывает Аллинэя в мирное время. Аэрон был тем счастливчиком, который видел это и ощущал. Он также видел её сомнения, знал на вкус её страх, знал, что за этой маской холодной Королевы Севера есть нечто большее. Есть целый мир в её душе, но туда нет хода никому, кроме того, кого сама пожелает впустить. Кажется, ему повезло и для него нашлось местечко. Во всяком случае с ним Нэя выглядела живее ледяной скульптуры. Аэрон уже успел научиться отличать оба образа - сразу понимал, когда один сменяет другой. А, быть может, ему только казалось это... Но Нэю он любил любую. И богиню, и женшину - они обе были по-своему прекрасны.
- Мы сильны благой целью. Мы защищаем свой дом и свои семьи - это более мощный стимул, чем завоевание соседей. Под каким бы там предлогом это не затевалось изначально. Крыса, загнанная в угол, дерётся яростнее загнавшего её кота. Так что южане рискуют огрести и от неблагоприятной для них погоды, и от обозлённых хозяев земель. Правда на нашей стороне, я уверен, что справедливость восторжествует и враги уберутся обратно на свою вотчину. А мы залатаем дыры в обороне, залечим землю, наконец-то как подобает оплакаем погибших, чьи имена будут помнить в веках, а некоторые, быть может, будут вырезаны в камне. Жизнь начнёт новый виток и он станет глотком чистой воды после болотной жижи. Ты только верь, родная. Не падём духом - не падём в войне.
Аэрон привлекает к себе аккуратно голову любимой и ласково целует. Он себе позволял это только наедине, как и в принципе более вольное отношение к Главе. Пара не светилась прилюдно, не лизалась на глазах у всех, не тискалась. Аэрон понимал, что его женщине важно сохранить лицо, пусть никто из них своего избранника и не стеснялся. Дело было даже не в целомудренности и правилах поведения. Это просто бы поломало Королеве всю игру - знает вся стая о её маленькой персонифицированной слабости, значит узнают и враги. А то, что дорого сердцу, - первейшая мишень и способ манипулировать. Аэрон никогда не берёг себя - не тот темперамент, но дураком не был и элементарное понимал, как и не собирался самолично подставляться. Это было бы форменной глупостью. Он должен быть опорой для любимой, а не слабостью.
Кажется, они мыслили примерно в одну сторону. Не случайно же Лиэс заговорила о том, что хочет, чтобы однажды весь мир узнал. Да, когда-нибудь они больше не будут таиться. Ему нужна не корона, не тёплое место рядом с самой могущественной женщиной Севера и не привилегии, связанные с этим местом. Он хотел дарить ей свои любовь и заботу, чувствовать, что желанен и нужен - это самый большой подарок, который может ему сделать его самка.
- Постарайся тогда не отставать от меня в небе, - усмехнувшись и поерошив белоснежную гриву драконицы, отозвался облачный. Не мог не подколоть, хотя оба знали, что Пресветлая хорошая летунья и не уступит Нэйрину в полёте.
- Закончится война, и мы станем семьёй. У нас появятся птенцы - один из них будет твоим Наследником. Или Наследницей... Можешь себе это вообразить?

+1

20

- Я не имею права падать духом, - тень грусти на краткий миг накрыла морду светлой, чтобы тут же сменить осклом. - Паду я - падёт Север. И что бы ни ждало нас по ту сторону грани, не думаю, что мне хватит сил взглянуть в глаза погибшим и сказать, что сдалась, опустила крылья, проиграла даже не врагу, а собственной слабости. Не после всего того, что мы прошли.
В ту минуту Аллинэя практически ненавидела саму себя и свою роль. Вроде и выбора-то не было другого, кроме как оставить множество жизней на растерзание завоевателям, но и остаться, как оказалось, было плохим вариантом. Трижды проклятый принцип меньшего зла. Убить сотни драконов... или одного. Для стороннего наблюдателя решение очевидно. А для этого самого "одного", так нелепо попавшего в жернова судьбы? Не физически убить, вовсе нет. Только душа скоро спечется в безжизненный комок, присыпанный пеплом. И не отступить, не сбежать, не проснуться. Потому что не сон вокруг, а самая что ни на есть реальность, неприглядная и жестокая. И хоть вой, хоть плачь, хоть пополам разорвись, а дорога осталась одна-единственная, куда бы она в итоге не завела, и дорога эта - вперёд.
Королева принимала ласку, такую редкую в её жизни. И хотелось бы большего, но нельзя. Пока не закончится клятая война. Иначе её вольный ветер затихнет навсегда, сражённый чьей-то лапой. Но более надёжного дракона она едва ли встретит. Если и есть что хорошее в бесконечной череде кровавых сражений (как бы цинично это не звучало), так это то, что они обнажают души, и любая гниль выплывает наружу. В Аэроне её не было.
- Уж не отстану, даже не мечтай, - драконесса шутливо пихнула любовника крылом. - У меня не настолько бурное воображение. Дети... Все вы в какой-то степени мои дети, но это же не то, верно? Совершенно не представляю, каково это. Тёплый хрупкий комочек на ладони. У меня ведь не было нормальной семьи, как у всех. Только мать, которая очень быстро стала скорее отстранённым наставником, чем родным драконом, да сестрица, с которой мы никогда особо не ладили. Не умею я быть в семье, тем более родителем, а не сестрой. Придётся учиться у своих же учеников, не иначе.
Что делать, когда птенец всё же появится, Аллинэя и в самом деле понимала плохо. Понятно, что просто жить и растить детёныша, но как?! Точно не так, как её саму воспитывала мать. Что угодно, но не это. Похоже, и в самом деле придётся просить помощи и совета у более опытных родителей.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Мы не выбираем наши пути - они все ведут на край [Аллинэя | Аэрон]