//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Миссия Невыходима [Вейлона & Мисансэкрес]


Миссия Невыходима [Вейлона & Мисансэкрес]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники:
Вейлона и Мисансэкрес.

Место действия:
Облачный горы.

Время и погода:
17 число Морозного месяца.
Снежно, холодно, ветрено, небо затянуло густым слоем кучевых облаков. Всем рекомендуется не высовываться из пещер и греть хвосты у очага.

Цель и ситуация:
Аграил посылает своё юное дитя поговорить с Духом Воздуха о встрече. Миссия Невыходима, Невыползаема и Невылетаема!

Предупреждения:
Прокрастинация и упрямство Духа Воздуха.

БЕССРОЧНАЯ ОТПИСЬ!

0

2

Проделанный путь оказался тяжелым испытанием для Вейлоны, попавшей в тугой переплет. Голова гудела и кружилась, тошнота то подступала к горлу, то вновь становилась сносной, но не проходила совсем. Для Крис, как для воина сотрясение не было в новинку, ее навыки и выносливость позволяли игнорировать данный фактор. Однако повреждение головы не сулило ничего хорошего, учитывая то, что самка не ранее двадцати минут назад только вспомнила о цели своего визита на Воздушную территорию. Эта цель, нужно сказать, представлялась ей такой же странной, как и лишенной смысла. Неужели Духи не могли сами договориться между собой о встрече? К чему было это посредничество? Детский крик отчаяния или боязнь сделать все еще хуже? Хотя, куда уж хуже...
Воительница подлетела к Облачным пикам и остановилась на оклик одного из патрульных, что притаились в разломах между скал, с первого взгляда почти неприметных. Его голос, как и внешний вид, был хорошо знаком драконнице. Похожие ощущения, если верить изучающему взгляду и повадкам, собеседник испытывал по отношению к пришелице, а затем, совершенно неожиданно выпалил горячо и радостно:
- Кри-и-ис! Сколько лет, сколько зим! Вот уж не чаяли увидеть тебя спустя столько времени. Давненько вашей стаи видно не было, - драконы стукнулись хвостовыми наконечниками в знак приветствия, однако состояние Вейлоны сейчас не шибко располагало к оживленным беседам, потому прикрываясь важностью возложенной на нее миссии, самка мягко избежала возможного катаклизма вопросов и историй.
Мэайвэ, как звали самца, сразу вник в суть ситуации, но по дороге все равно успел перекинуться с былой боевой подругой самыми горячими новостями. Наконец впереди показался вход в обширную пещеру. Вейлона никогда не была там, но кое-что знала со слов тех, кому доводилось. Разумеется, это никак не влияло на суть самого задания, но желание удостовериться помогало немного заглушить беспокойство от грядущей встречи.
Патрульный оставил самку у входа, а сам нырнул вовнутрь, чтобы предупредить Главу. Пока его не было, воительница довольно прохладно скользила взглядом по пейзажам далеко внизу. Пожалуй, горы были ближе всего тем, кто жил в полете, с них хорошо прозревался мир без сущих деталей. Только фрагменты той жизни, что творится внизу, совсем не охватывающие тех, кому суждено ползать.
Величественная позиция, если не считать нападок со стороны Огня, постоянно спускавших Воздух с неба на землю. Стае изрядно доставалось до подписания перемирия, это Вейлона помнила хорошо, потому как, нередко приходила с отрядами подмоги на призыв собратьев. Из пещеры показалась знакомая морда, за ней выползло и длинное тело, свернувшееся в небольшой полукруг для экономии места.
- Госпожа Мисансекрес ждет. Рад был повидать тебя, надеюсь, нам еще доведется поболтать, - самец улыбнулся.
- Спасибо тебе. Конечно, доведется, я еще загляну в гости, непременно.
- Не пропадай, - бросил воздушный и соскользнул с уступа отправляясь обратно на пост. А Крис, немного помявшись у входа, все-таки вошла, направляясь к обширному залу внутри. Едва впереди показался силуэт сестры Аграила, дракониха не растерялась, почтительно поклонилась и проговорила обычным солдатским тоном без запинки и лишних красок:
- Госпожа Мисансекрес. Я, Вейлона - воительница стаи Воды, прибыла по поручению Владыки Аграила, - и замолкла, ожидая разрешения выразить само поручение. Вейлона не сомневалась, что Мисан известно кто, кроме как воин, еще стоит перед ней, но представляться своим основным должностным постом было куда привычней и правдивей.

0

3

Нет ничего хуже, чем занимать свой день разгребанием кипы "бумажек". Дело нужное, кто ж спорит, но драконица не любила возиться с "макулатурой". Видимо, потому в её пещере она так бодренько и копилась, пока Вейла с удивлением не обнаруживала стопочку докладов, достающую ей до грудной клетки. И хорошо, если только одну. И потом вот сидишь часами, как больная, и разгребаешь то, что могла разгрести раньше, но по лености оставила на потом. Как раз сейчас был именно такой момент. Муза вчитывалась в донесение о запасах продовольствия, ведь надо было ещё пережить два зимних месяца. А уж весной снова придёт время сеять и пахать.
Подперев щёку лапой, бескрылая лежала на мягком ложе из нескольких слоёв мха. Не могла Миса читать стоя или сидя, как нужно по идее. Ибо если уж самка начинала засыпать во время работы, то лучше рухнуть мордой в мох и счастливо дремать, а не бумкнуться лбом о камень стены. Хвост лениво метёт каменный пол, а веки уже такие тяжёлые-тыжёлые. И хочется выйти наружу, оседлать самый резвый и шальной поток воздуха и на нём помчаться в закат, громко хохоча и словно говоря "мир, вот она я!" В принципе, змеедраконица была бы рада любому фактору, который позволил бы ей с чистой совестью отложить разбирательство с докладами и позволил переключиться на что-нибудь другое. Что угодно. Вот, наверное, из-за такого несерьёзного отношения к работе, драконы высших чинов и взяли на себя часть её обязанностей, что было не очень хорошо с одной стороны - назвался Главой, так полезай в бочку. С другой, это была их инициатива, и, по совести, Мисан была очень рада, что сослуживцы понимают, как тяжело ей было бы тащить управление стаей на своём горбу в одиночестве.
Однако внезапно ей доложили по ментальному каналу, что их границу пересёк водный дракон, и направляется он к Облачным горам. Миса резко встрепенулась, изогнулась всем телом, выгибая спину крутой дугой, а затем поднимаясь. Не факт, конечно, что дракон летит персонально к ней. Собратья из других стай временами навещали своих друзей и родственников в её владениях. Однако чуть позже ей доложили уже о том, кто именно прибыл и зачем.
"Звёзды меня услышали!"
Драконица с чистой совестью оставила "бумажки" лежать на мхе и, потянувшись по-кошачьи, принялась ожидать желанную гостью, которая спасла Духа от ужасной смерти из-за скуки. Даже чёлку свою непослушную пригладила, чтобы выглядеть посолиднее, а то негоже встречать гонца от Аграила в таком виде, словно она только что проснулась - в середине дня-то! Хотя при такой холодрыге то было понятно и простительно.
В пещере раздался красивый женский голос, и Санэ, обернувшись, улыбнулась вошедшей водной. Занятно, что дочь Аграила, о которой Миса знала и была наслышана об её успехах, назвалась ей таки своим настоящим именем, а не псевдонимом, который Воздушная тоже знала. Но соблюла все формальности общения между Главой и посланником, а Вейла внезапно была совершенно не настроена соблюдать этикет.
- Здравствуй, племянница дорогая. Безмерно рада тебя видеть, - и прежде чем Вейлона успела удивиться, возразить или хоть что-то "булькнуть", обрадованная тётушка оказалась рядом и обняла слишком серьёзную, на её взгляд, воительницу, - Что за вести мне шлёт Водный брат? Всё ли хорошо в твоей родной стае?

+1

4

Не то, чтобы Вейлона боялась родственников отца, но определенный мандраж в их присутствии имел место быть. Прежде если Крис и доводилось видеть других духов Светлого Альянса, то она предпочитала держаться дистанции, поскольку в любой момент могла оказаться разоблачена. Даже маскирующие артефакты дают сбой, на их силу никогда нельзя было положиться полностью. Но, поскольку с некоторых пор необходимость в подобных мероприятиях отпала, самка вовсю пыталась привыкнуть к новым чувствам, когда не нужно бояться себя и подозрительных окружающих, когда можно пользоваться полным объемом силы и быть собой, это тоже не так просто, если большую часть жизни приходилось скрываться.
Мисансекрес вблизи оказалась не такой уж необычной. Нет, не то, чтобы она была совсем заурядной, сходной со смертными, но в целом в отличие от Аграила или Эльсирина не выказывала напускного высокомерия, а вела себя, как повел бы любой дракон, к которому в гости заглянул родственник. Что, признаться, обескуражило воительницу. Вейлона застыла, в ужасе округлив глаза, когда воздушная метнулась к ней и принялась обнимать. Пожалуй, выражение морды Крис можно было описать, как "сбой в системе, нужна срочная перезагрузка". Вкупе с головокружением и еще парочкой неблагоприятных факторов весь заранее прогнанный в голове текст куда-то волшебным образом испарился. Слова разбрелись, за ними поползли мысли и в пустом сознании сейчас отзывался эхом только вопль о помощи. Ну, еще там был смешок, но он принадлежал уже не внутреннему голосу Вейлоны, а тот, кому принадлежал, не планировал еще что-либо говорить. Как всегда, нужна помощь наставника, а он тебе "я в тебя верю, ты справишься" и умолкает. Козел бородатый.
- Я... э-э... ну... - первые потуги что-то сказать, как первая охота. То есть пришел, увидел, заорал, выдал себя, остался ни с чем, плюс еще шишку набил. И такое случается.
- Извините, растерялась, - пробубнила водная, заставив себя прекратить издавать нечленораздельные звуки, после чего, осторожно, стараясь не выказать неуважения отодвинулась от Главы на пол шага.
- Мой Глава... То есть мой отец... Вернее Глава стаи Воды... - Снова заминка. Вейлона прикрыла глаза, в этот момент, поклявшись, что больше никогда не пойдет выполнять миротворческие миссии в союзные стаи.
- Как Вы, вероятно, уже знаете, наша стая не так давно вернулась в родной край после долгого отсутствия. Пока мы обживаем прежние территории, Владыка Аграил озаботился восстановлением утраченных связей и просит Вас о встрече на ваших условиях... - Крис немного задумалась, взглянув на Духа. От воздушной можно было ждать чего угодно, но на свой страх и риск все-таки добавила - Госпожа Мисансекрес.

+1

5

Как же долго Аграил прятал от неё такое милое создание! Просто кошмар. За столько лет Мисан впервые увидела свою водную племянницу. Иррлуасса росла прямо на её глазах. Драконица видела её первый полёт и сама учила делать трюки. Знала некоторые её маленькие секреты, она нарадоваться не молча на племяшку. Словно бы зеленогривая красавица была её собственным птенцом, а не дочерью Пресветлой. Что уж говорить о самой наследнице Духа Воздуха. Ледойру Вейла любила как никого. И считала, что птенец не виноват в том, что ей не удалось обрести полноценную семью, оставшись без мужчины. Видно, на определённом этапе жизни все Духи это переживают. Это испытали Миса, Аллинэя, Эльсирин, вот и Аграил тоже, судя по всему. Плод его ранней любви сейчас стоял перед ней, гордая дочь Воды и истинно дитя своего отца. Из всех Духов Светлого Альянса Грай, пожалуй, был самым серьёзным, деятельным и ответственным. Вейлона очень его напоминала. Даже на объятия отреагировала не бурной радостью, а ступором и шоком.
Воздушная драконица позволила племяннице отодвинуться. Не стоило слишком настойчиво лезть в личное пространство другого дракона, хотя Миса и рвалась компенсировать долгие годы незнания. Ей было очень любопытно узнать, чем живёт Вейлона, какие у неё увлечения, чему посвятила жизнь, есть ли друзья и, быть может, милый сердцу мужчина. Расти она её, как Иррлуассу, может, и приступила к расспросам прямо и сразу. Но для водной Санэ была посторонней, незнакомой женщиной, которая, ну так уж вышло, оказалась ещё и родственницей в каком-то смысле.
А ещё Мису жутко удивило то, как неуверенно Вейлона стала обозначать Аграила. То ли Владыка, то ли всё-таки отец. Эти слова выдавали тот факт, что не всё ладно в семье у её водного брата. Что, впрочем, не удивительно, иначе Грай не стал бы прятать от своей сестры дочь. И это обращение под конец... Госпожа Мисансэкрес.
'М-да, случай тяжёлый. Но лечится. Начнем с чайной терапии."
- Не стоит, милая. Госпожа я на работе и для чужаков. Но мы-то семья. Удивительно, что Аграил так долго прятал тебя от меня... - змеедраконица не стала развивать эту тему, пока рано для откровений, сначала следует заслужить доверие племянницы, - Ну что же мы стоим на входе? Проходи, дорогая, проходи. Я как раз сейчас на горящих камнях подогреваю чай. Ты, надеюсь, не против пропустить чашечку. В конце концов, дел-то в стаях много - когда ещё нам может выпасть такой шанс?
С тёплой улыбкой желтоглазая прошла в дальний конец пещеры, где на красных от жара камнях покоилась чаша с жидкостью. К ней через минуту добавилась ещё одна. У Мисы здесь не было ни боевых артефактов, ни иных намёков на особую рабочую обстановку. Всё это покоилось в отдельном помещении. Зато Вейла окружала себя разными... быть может, чудными вещами. На одной стене висела вышивка - огромное полотно, чьи нити были сделаны из шерсти животных, на нём Санэ изобразила легендарную четвёрку Духов Светлого Альянса. И хотела сделать ещё одно полотно - с наследниками легендарных. На одной из полок лежала огромная книга, только листы там были все подшиты, это было заметно хотя бы и по разным нитям. Если бы Вейлона решила полистать страницы, то нашла бы стихотворные строчки, рисунки и даже просто какие-то отдельные маленькие истории, в основном сказочные, но были и зарисовки их с Аллинэей жизни. Несколько описанных приключений, даже какие-то бредовые, но нереализованные идеи. А ещё тут висели различные самодельные подвески, браслетики, диадемы, больше похожие на цветочные венки. Сразу было видно, что тут живёт личность творческая, больше любящая мирный образ жизни и искусство, нежели военное или политическое дело.
- Я безмерно рада, что водные снова дома. И обязательно встречусь и поговорю с Аграилом. Но сейчас мне хотелось бы получше узнать тебя. Ты не против, Вейлона?

+1

6

Вейлона не знала, на что раньше отвечать. Дух говорила быстро и слишком по-домашнему, так что водная разрывалась в поисках золотой серединки между официальными ответами и бытовой беседой, не желая обидеть Мисансэкрес холодком в голосе или чем-то подобным. В итоге самка просто пропустила все ответы признав, что, пожалуй, это ее самые тяжелые переговоры за всю жизнь.
- Не... против, - неуверенно бросила она скрывшейся в глубине пещеры Воздушной. Вейла просто не оставляла племяннице выбора, и даже если отказать в чаепитии Вейлона вполне себе имела право, без прямого ответа улететь она никак не могла, как и бесцеремонно поторапливать хозяйку со своим решением. Сейчас воительнице ненароком подумалось, а не специально ли Аграил послал сюда именно ее? Или надеялся, что наследница окажет чудодейственный эффект на сестру или просто решил поиздеваться.
Возможно, водная так бы и простояла, робея в проходе, но Мисан все не появлялась, так что, набравшись смелости, Крис решила слегка осмотреться. В пещере было довольно уютно, к удивлению Лунной, тут обнаружилось много доказательств того, что Воздушная была не просто творческой натурой, а настоящим творцом, столько здесь было восхитительных и искусно выполненных вещей. Пораженная, Крис позволила себе приблизиться поближе, разглядывая собранные диковинки из всевозможных материалов, разнообразных форм и назначений.
- Аграил, по правде говоря, и сам не знал о моем существовании на протяжении многих лет, - вновь заговорила Лунная изучая взглядом, стоящую в отдалении книгу.
- Но мою конспирацию нарушила экспедиция...
Подковырнув аккуратно обложку рудиментарным пальцем крыла, Водная мимолетно пролистнула страницы, остановившись на одном из стишков. Удивительно, все это, такие же вещи, которые содержались у Вейлы здесь, самой Вейлоне были отнюдь не чужды.
- Знаете, я тоже люблю записывать все, что приходит на ум, - Крис закрыла книгу и повернулась к Воздушной. Она и впрямь с детства предпочитала сохранять свои мысли и идеи, а порой и знаковые вещи, такие как материнские легенды, которые помнила наизусть, собственные песни, которые могла спеть, не обращаясь к тексту, зарисовки каких-то событий, которые являлись ей во снах. Возможно, она делала это с расчетом, что когда-то забудет, потеряет ниточку прошлого и лишь эти записи смогут вновь вернуть ее обратно
- Вот только у меня ими исписаны вдоль и поперек стены пещеры, так что кто ни придет, шутливо называет ее гротом тысяч рун.

+1

7

Мисан и не подозревала, насколько непривычно Вейлоне такое общение. Для нее было в порядке вещей общаться с родственниками в первую очередь по-родственному. Официальность подождёт до важных приёмов и прочего. С чего бы ей быть холодной и отстранённый с племяшкой? Которую явно теплотой не балуют - Дух Воздуха очень удивилась первоначальному сухому и сдержанному докладу. Точно бы Вея просто посыльная, которую отправили к Главе банально договориться о встрече двух важных Саяринских шишек. Что за вздор?
- А зачем было вообще консперироваться? - донеслось из угла, в котором Миса возилась, доставая вкусняшки. Сама она очень любила ягоды, а потому обязательно имела в закромах банку-другую варенья. Сейчас достала вишнёвое и очень надеялась, что Вея не откажется от сладостей. А ещё Воздушной пришло на ум, что дочка Грая могла бы стать отличной подругой для её собственной дочери. Лейра легко находила общий язык с окружающими, её коммуникабельность могла благотворно подействовать на Лунного Духа. Может, тогда она бы почувствовала себя в здешних краях и в обществе родни в своей тарелке. Вейла совсем не понимала, зачем Крис скрывалась от родного отца и от всех остальных. Разве зазорно быть одним из Хранителей мира? Или она хотела быть наравне со смертными? Мисан ничего не мешало не скрывать свой статус Главы и Духа и вести себя с остальными драконами наравных, уважая их свободу воли и признавая, что если закрыть глаза на большую магическую силу, то Дух - точно такой же дракон, как и смертные собратья.
- Кстати, как Граиль отнёсся к твоему раскрытию? Наверняка рад был. Это же такое событие! Узнать, что у тебя есть Наследница, да ещё и выдающийся воин стаи.
Санэ ничего не знала о непростых отношениях Вейлоны и Аграила, но не видела причин, по которым Грай мог бы невзлюбить собственное дитя. Новая жизнь - всегда благо. Молодые умы, свежие идеи. Отрадно было видеть, как они делают первые шаги в этом мире, а затем поднимаются высоко вверх. А родители должны постоянно на всякий случай прикрывать тыл. К ним всегда можно обратиться за помощью, потому что только родители будут тебя любить за то, что ты просто есть. Неважно, какой: больной, хромой, хворой, чумазый, побитый - они любят тебя любого. И родительский дом - то место, откуда даже нашкодившего птенца никогда не прогонят. У Мисы всё было именно так. И иного расклада вещей она не понимала и не признавала.
Открыв банку варенья, а затем нашла достаточно вместительную каменную чашу и наполнила её им доверху. И внимательно прислушивалась к тому, что говорит племянница. Похоже, в этой пещере оказались две творческие личности. Миса занималась росписью по дереву и резкой, а вот расписать собственную пещеру ей в голову ни разу не приходило. Очень оригинальный декор. Ещё и функционально важный.
- Какое... необычное решение вопроса об украшении жилища. И стены прям все-все исписаны или ещё есть место для записи о новых свершениях? - улыбнувшись, Музы появилась в проёме, неся в одной лапе две чаши с травяным чаем и удерживая хвостом ту, что была полна варенья, - Надеюсь, ты не против сладенького, племянница?
Пришлось отодвинуть весь творческий беспорядок, царивший на столе, чтоб поставить всю вкуснотень. Санэ нашла большой мягкий пуфик, набитый плотно перьями и обшитый пушистыми лисьими шкурками, и предложила его Вейлоне, чтоб та могла расположиться с комфортом.

+1

8

- Понимаете, я росла далеко за пределами стаи. Мы с моей мамой и отчимом много странствовали, сначала по центру материка, потом долгое время жили с отшельниками Крайних Северных простор. О Духах тогда я только слышала... много разных историй, но окружали меня лишь смертные, и я себя таковой считала… до определенного момента, - правдами-неправдами, но Вейлона до сих пор в некоторой степени не избавилась от чувства метания. С одной стороны к ней были ближе Духи, а с другой сама она стояла много ближе к смертым, их укладу жизни, их поведению, мышлению, радостям и печалям. Кажется, отвыкнуть от этого было невозможно, да Вейлона и не хотела этого.
- Когда я вернулась на Элтен, то начала понимать, что различие положений, отношение к ним разительно противоположное тому, к чему я привыкла и все, что я увидела, на самом деле не идет ни в какое сравнение с моей идеальной моделью драконьего мира. Поэтому и решила, что так будет лучше для всех, если я буду там, где чувствую себя комфортно, - довольно размытое объяснение, это отметил даже Дамир, который необычайно оживился. Призрачный наставник не питал той хронической нелюбви к Духам, которой полнилась его ученица, напротив, во времена своей жизни, он был покорным служителем порядков, установленных Хранителями. Но не могла же Вейлона заявить Духу в лицо, что вся их каста на деле оказалась высокопарными лицемерами, которым все в ноги кланяются? По крайней мере именно такое чувство самка испытала когда прониклась сутью иерархии и политических дел. Теперь ее мнение, разумеется, стало менее пылкое и более мудрое, но все еще не было пропитано глубочайшей любовью и преданностью к правящим верхам.
Взять того же Аграила, про которого очень кстати дальше завела разговор Мисансэкрес. Он был отличным правителем, политическим деятелем и военачальником, но как семьянин для Вейлоны он представлял один огромный вопрос, и самка на этот счет не ошибалась, по крайней мере, была в этом уверена, стоило лишь глянуть на его отношение к ней сейчас. А какое оно было? Совершенно верно, никакое.
- Как… - воительница улыбнулась. – Я не думаю, что эта новость вызвала у него какие-то бурные чувства. По крайней мере, об этом известно ему одному. А наши отношения, какими были, такими и остались – на уровне официально-деловых, - Вейлона пожала плечами, увлеченно разглядывая каждый уголок пещеры воздушной. Здесь было очень комфортно, сама Крис жила почти в спартанских условиях, как воину много ей нужно не было, однако, даже она оценивала по достоинству убранство палат Главы Воздуха. Потом воительница все-таки отвлеклась и, подумав о том, что сказала, поспешила добавить:
- Но вы не подумайте ничего плохого, в большем я никогда и не нуждалась. И сама для себя решила, что лучше буду верной подданной, чем грузом на шее, иначе я бы сразу раскрыла себя, - кто знает, как бы тогда сложилась жизнь, но Вейлона никогда ни о чем не жалела, потому что имела все, что нужно: возлюбленного, любимую дочь, дом и верных друзей. А с тем, что отношения в семье отдают морозом, самка давно ужилась.
- Когда-то были расписаны полностью, но после атаки Темнейшей моя пещера оказалась в числе тех, которые попали под удар, все было утрачено. А новое жилище я только начинаю обустраивать, - Водная улыбнулась и устроилась напротив хозяйки уютного дворца, голова все еще кружилась, но Духу пока удавалось умело скрывать свое самочувствие, да и беседа занимала, так что Крис, увлеченная, на какое-то время позабыла о неудобствах.
- Я на посту стараюсь не увлекаться сладостями, - поспешила как-нибудь мягко отказаться водная, на самом деле сладкое отведать ей доводилось отнюдь не часто, водные себя такими продуктами как варенье не баловали, у них вся пища была преимущественно соленая. Но дело было даже не в приятии сладкого, просто недавний удар головой отбил всякий аппетит, при мысли о еде самке становилось не по себе.

+1

9

Юная Водная принцесса поразила свою тётушку рассказом о том, как ей жилось до того, как она попала в стаю Воды. Нет, разумеется, самка слышала, что некоторые мужчины поступают с женщинами отвратительно: например, бросают своих беременных подруг. Но как так мог поступить её брат?! Эльсирин вон тоже обзавёлся отпрыском, но его мать всё это время была в стае хотя бы. Хотя Миса и слышала, что Порядок тоже не особо заботился о своей пассии.
- Это просто ужасно, рыбка, - змеедраконица как-то сразу расставила для себя всё по местам и стала обращаться к Вейлоне так, словно они уже не одно столетие в её пещере гоняют чаи и всегда были очень близки, - Неужели мой брат бросил твою маму? Ещё и беременную! - Дух изменилась в выражении лица, всем видом демонстрируя крайнюю степень неприязни к подобному стечению обстоятельств. Как растившая своего птенчика в гордом одиночестве, она могла понять, сколь тяжело приходилось матери Крис. И даже ещё тяжелее, Мису хоть целая стая поддерживала. За нахлынувшими переживаниями и мыслями о том, как сложно быть матерью-одиночкой драконица чуть не выпала из беседы, что было бы совершенно бестактно по отношению к гостье.
- А какая она - твоя идеальная модель драконьего мира? - с неподдельным любопытством спросила Вейла, - Я вот постаралась создать в своей стае такую модель общества, чтоб между разными чинами была разница лишь в объёме полномочий и ответственности. Даже я, Глава, могу быть оспариваема в решениях. Практически любым из моих состайников. Я спокойно могу посидеть с птенцами, помогая сказителям, сыграть с охотниками, слетать к патрульным не ради проверки, а ради поднятия настроя. Служба - дело нелёгкое. И я стремлюсь стереть разницу между собой, Духом, и смертными драконами. Нет разницы в том, как ты появился на свет, - дракона определяет то, как он этой жизнью распоряжается. Этому же учу и свою дочку. Правда, из-за этого собратья мои считают меня не очень серьёзной...
Но вернемся к вопросу о Граиле. Мисан не зря решила порасспрашивать племянницу именно о брате. Самку, родившую Вею, Музе было не в чём упрекнуть. Она вырастила хорошую дочь. А вот холодность брата по отношению к родному птенцу настораживала. Мисансэкрес и раньше возмущалась на тему того, что её собратья мало уделяют время своим семьям. И Нэю в этом упрекала, но та хоть любила Иррлуа и старалась проводить с ней столько времени, сколько позволяла загруженность Главы - Пресветлая ни на кого не перекладывала свои обязанности. Зато Эльсирин в этом плане вёл себя просто неприемлемо. Лишь редкие встречи со своим Наследником. И то по большому случаю. Просто возмутительно, и Грай туда же!
- Дорогая, я восхищена твоей стойкостью, но, понимаешь, так дело не пойдёт. Во всём Светлом Альянсе восхваляется общество, подобное семье. Где царят теплота и гармония. Однако стремясь дать всё это целой стае, Духи совершенно забывают о своих собственных семьях. Птенцы брошены и никому не нужны, кроме самих себя. И в таком случае идея такого общества - страшное лицемерие. Ведь нельзя построить то, о чём не имеешь ни малейшего понятия, - возмущение неприкрытое сквозило в тоне драконицы, жёлтые глаза блестели, словно бы внутри самки горел огонь, - Аграил не прав в своём отношении к тебе, - змеедраконица понимала, что лезть во взаимоотношения отца и дочери - не самая хорошая мысль, в концов концов, это личное. Но кто ещё с таким же рвением захочет открыть Граю глаза на правду? - Надеюсь, ты будешь не против, если между нами не будет официально-деловых отношений. Я так не могу общаться со своими родными.
Вейла правда очень надеялась, что хоть в отношении тётушки Водная воительница оттает. Санэ оскорбляла холодность близких драконов. Что ж они, чужие ей что ли? Зачем этот официоз? Ей его хватает на заседаниях Совета, спасибо. В кругу семьи драконица хотела себя чувствовать полностью своей, вне всяких личностных барьеров.
Чаша с травяным чаем была предложена племяннице, а Миса со своей устроилась напротив. Усы Духа Воздуха смешно подёргивать, пока она отпивала добрый глоток. Этот напиток всегда хорошо согревал.
- Мне жаль, что так произошло, - внезапно пустилась в откровения самка, опустив чашу перед собой, - Мы не предвидели атаку противника и не смогли её отразить. Из-за наших халатности... и эгоизма погибло много драконов и был уничтожен ваш дом... - в особенности драконица чувствовала вину за собой. Она всегда была близка с Водным Владыкой. Его исчезновение терзало её все те годы, что его не было. И за своими бедами и душевными терзаниями она совершенно позабыла, что без брата водных некому защищать. Это было малодушно.
- Если что, ты говори, чего тебе хочется: сладенькое, солёненькое, остренькое. У меня всегда в закромах что-нибудь есть, - Воздушная любила вкусно покушать и с удовольствием откармливала всех ближних, если те не успевали вовремя смыться или максимально тактично отказать от Мисиной стряпни, - Как чаёк? Не слишком горячий?

+2

10

Вейлона располагала бессчетным множеством различных талантов от каскадерского ремесла до вышивки коготком, однако бегло уронив взгляд на выражение новообретенной тетушки, самка поняла - дар общаться с родственниками не входил в число этих талантов, более того не лежал даже рядом. И хоть изобилие разрозненных чувств практически не отразилось на морде молодого поколения, за горами чешуи, мышц и самообладания, истерически вопил внутренний голос, бросаясь на Дамира, причинно-следственные связи и стены: "О Звездные прадеды и святые угодники, что делать? Что делать?! Она совсем не так меня поняла! Ора дай сил, дай совет, что-нибудь дай...".
- Моя мама - сложный дракон, - возобладав над собой и внутренними противоречиями объявила водная. - Даже за пределами стаи она всегда была очень скрытной: почти ничего не рассказывала о себе, своей молодости, своих родителях, так что мне довольно сложно судить, что между ними с Аграилом произошло...     
Говоря это, и сама Вейлона начала сомневаться в однозначном ответе. Прежде, подобный вопрос перед ней не стоял и беспокоил мало, но теперь воительница явственно ощущала недостаток информации о ее собственной биографии. Как все начиналось? Как происходило и почему закончилось? У нее не было ответа.
- Признаться... я действительно не знаю, - Дух чуть развела крылья в стороны, выражая свою озадаченность. - Он бросил или она ушла сама, а может случилась иная история, разделившая их. Мне лишь известно, что на свет я появилась в стае и в тот же день мама с отчим меня забрали в большой мир. А так же знаю, что, на мои вопросы о стае она отвечала "там слишком тесно". Впрочем, я благодарна, что они дождались пока я появлюсь на свет, ведь кто знает, если бы я вылупилась в другом месте, то, быть может не вернулась бы вовсе... - Крис улыбнулась, вспоминая свой приход в стаю, свое путешествие к Элтену, но потом встрепенулась:
- Вы не подумайте, моя жизнь там не была плохой! - Преувеличено громкое восклицание, вырвалось случайно, словно самка хотела оправдаться сама, оправдать свою мать или быть может отца, а возможно и всех сразу. Редко водная вообще распространялась о таких вещах, потому говорить о том ей было непривычно, но и останавливаться не хотелось.
- До того, как я пришла в стаю, весь мир принадлежал мне, понимаете? - водная с надеждой посмотрела на Мисан.
- Я жила в огромном мире без границ, где были равные в правах одиночки, где были хищники, где были невероятные чудеса! И я помню этот мир, мир в котором все подчинялось лишь закону выживания, где бывало плохое и хорошее... где на крохотном клочке пустыни можно было найти зеленый росток, где в северных льдах глубоко под водой сновали невероятные пестрые рыбки, - самка говорила вдохновленно, словно и позабыв о своем задании и легком головокружении, не покидавшем ее все это время, перед ней стояли картины восторженной юности. - И все там по-другому - драконы живут иначе, их не заботят войны, не волнует кто ты, там есть бандиты, а есть добрые волшебники и они не стоят на месте, они постоянно что-то меняют в своей жизни! - Вейлона открыла глаза и чуть дернула крыльями.
- Я сама приняла решение променять эту свободу и свою семью ради общества, какого прежде не видела и дракона, которого никогда не знала, но которому была обязана своим существованием. И я по-прежнему здесь. Почему? - спросите вы, а я отвечу, что потеряв что-то одно, я обрела и нечто новое, - Итена, Адель, Эвана, сотни братьев готовых сражаться бок о бок, друзей способных поднять дух и привести в чувства.
- Моя идеальная модель, сформировавшая меня, как личность осталась там, куда уже нет возврата. И дело не в вас и том, как вы действуете, а в том, какими средствами. То есть, вместо того, чтобы решить проблемы между собой, вы отправляете на войну пушечное мясо. Вы - Духи и вы командуете, я - Дух и я выступаю вреди тех, кого посылают в самое жерло, и я вижу мир их глазами там. Знаю, как бывает, когда под конец боя ты не можешь насчитаться драконов, а они совсем недавно шли рядом с тобой, когда ты ищешь их и находишь окровавленные разодранные тела - после такого сложно продолжать верить, что каждая такая жертва возлагается на алтарь правого дела. Сложно беспрекословно подчиняться тем, кто посылает тебя на войну бесконечное количество раз вместо того, чтобы воспользоваться даром дипломатии и закончить все без крови. - Крис покрутила в лапах чашу, наблюдая за движением образовавшейся небольшой воронки. Она всегда была бунтаркой, Духом настроенным против таких же Духов и в юношеские годы проявляла это особенно агрессивно. Первые смерти и трагедии закалили ее, но и были страшным ударом, отголоски которого до сих пор звучат на душе. Порой ей было стыдно быть той, кем она являлась.
И сделав глобальный виток, тема вновь вернулась к Аграилу и семейным узам. Похоже этот вопрос серьезно тронул Воздушную и ее можно было понять. История Вейлоны не была первой, не была и последней, взять Лито, Лу, Гортхаура, даже Лед, они все воспитывались по большей части как придется или одним родителем, однако, эта школа для кого-то и была самой надежной.
- Все мы подчинены обстоятельствам. Когда я была юна, отца мне заменял другой дракон и он сделал для меня очень много, теперь я не нуждаюсь в защитнике, учителе, советчике, не нуждаюсь в отцовской любви. В моем возрасте уже воспитывают третий выводок, поздно говорить о семейных отношениях там, где их не было почти три тысячи лет. У Аграила ныне есть семья - супруга и дети, он дарит им свою любовь и теплоту, я дарю свою любовь пусть чужому, но дорогому мне птенцу, так что прохлада между нами не слишком и нарушает эту самую гармонию, отнюдь, - Вейлона понимала, что никогда уже не сможет полюбить Водного Владыку как своего отца и даже если она его признает, ближе и роднее они друг для друга не станут. Мисансэкрес наверняка это знала не хуже. Были вещи, которые обернуть вспять невозможно.
- Как пожелаете, хотя, признаюсь, мне сложно будет привыкнуть, - Вей улыбнулась. С Воздушной было довольно уютно, но привычки, заложенные с юности - уважение, неприязнь, подчинение по отношению к Духам невозможно было развеять за один день, словно их не было вовсе.
Лунная молчала какое-то время. Ей вспомнились картины тех страшных событий, что отгремели совсем недавно. В то время она винила многих и Духов больше чем кого-либо. Ее жизнь изменилась практически полностью, как и жизни многих других. Вспоминать при этом о подлых врагах и союзниках, которые не смогли предотвратить, не смогли даже прийти вовремя было тяжелее чем о самом сопротивлении. И все-таки слова Духа нашли свой отклик - на душе стало чуточку легче. Хотя бы Миса признавала их общую ошибку, значит все было не так безнадежно.
- Это уже прошло, время уносит с собой тяжесть потерь, а из руин восстает новый дом. Все равно былого не вернуть, к чему тогда его оплакивать? Но... спасибо, - самка не стала уточнять за что именно, пусть это останется известно ей одной.
- Может в другой раз, - Крис приятно улыбнулась. На самом деле головокружение и легкая тошнота после удара отбили ей весь аппетит, потому и приходилось аккуратно увиливать.
- Нет-нет, он замечательный, - она пристукнула по чаше коготком, теплая влага за стенками сосуда приятно грела лапы.

+1

11

Из чаши, опущенной ею, поднимался лёгкий пар. Нет, чай не был кипятковым, просто здесь, на высоте горной, столь тёплый напиток резко контрастировал в плане температуры. Надо же... когда-то она точно так же сидела с Граем. Отец Вейлоны всегда был желанным гостем в покоях Владычицы Воздуха. Посиделки эти обычно затягивались до глубокой ночи, а пару раз ей даже удалось уболтать брата остаться до утра. Всю ночь они болтали, играли и веселились. Мисан любила петь ему песни и рисовать портреты брата. Некоторые из них до сих пор сохранились в целости, и Вейла любила на них смотреть, вспоминая, какими они оба были... Какой она была. Санэ порой казалось, что она почти физически ощущает, как в ней остаётся всё меньше от того дракона, что основал Воздушную стаю на заре времён. Даже сейчас, глядя на юную Вею, успевшую столь много пережить за свою не очень долгую жизнь, Мисан снова испытала это чувство.
Она чуть щурилась, отпивая чай и слушая племянницу. Стало быть... начала своей истории водная не знает. Что ж, отнюдь не это сделало её ею. Хотя ответ Грая от этого не терял своей информативной интересности. Но разве что исключительно в познавательном смысле. Да, Вейла понимала, что время было упущено. Пусть не отчиму Лунный Лух обязана своим рождением, но родителем является тот, кто воспитывал и оберегал. В этом плане Аграил уже никогда не сможет ей заменить того дракона. Не по годам мудрая племянница не спешила осуждать ни отца, ни мать, и Санэ лишь горько усмехнулась. Наверное, неполные семьи и семьи с печальным уделом стали настолько привычным фактом, что в самом деле бесполезно искать истоки и назначать виновных. Но от этого слаще не становилось, Миса всё равно считала, что это распространённое явление лишь калечит юных Духов. Да и смертных драконов тоже.
- Я верю, что не была... но наложила отпечаток на тебя, детка. Он виден невооружённым глазом. Вторую часть своей семьи ты вынужденно узнаёшь только сейчас... надеюсь, это узнавание тебя не разочарует. Во всяком случае, здесь ты всегда желанный гость, Вейлона. Ты можешь обратиться ко мне с любым вопросом и любой просьбой. Я постараюсь сделать всё, что в моих силах, - янтарь глаз Мисансэкрес при этих словах словно потеплел и стал напоминать скорее мёд или незастывшую древесную смолу, - У нас первого дня Сырого месяца будет праздник весны. Прилетай к нам - думаю, ты найдёшь наши азартные игрища в этот день интересными.
Допив свою порцию, самка полезла на одну из полок. Там оставалось немного недопитого клюквенного морса. Надо будет новый делать весной, и в этом плане Дух сама занималась сбором ягод, сама их мяла, удаляла лишнее через лёгкую ткань, напоминающую марлю, и закрывала банки на зиму. Та же Лед у неё была той ещё сластёной. Теперь вот и Вейлона рисковала попасть в список потчуемых. Как бы водной воительнице не набрать весок на домашних харчах тётушки...
- Эх, мало как осталось морса... В следующий раз сделаю побольше банок. Точно не будешь? - Муза хитро прищурилась, - Кисло-сладенький - прямо прелесть. Мою Лед за уши не оттащишь.
Змеедраконица в любом случае хотела его допить, потому поставила на стол, ещё чуток пододвинув на нём творческий хаос и кивнув, когда Вея коротко поблагодарила Санэ за слова извинения.
- А что до отправления драконов на смерть... - глаза Мисы словно остекленели, - Увы, племянница, это не только от нас зависит. Если враг нападает - мы должны защищаться. Или сдаться и покориться власти агрессоров. Иного выбора у нас нет. Эти жизни - что уже отданы и которые ещё только предстоит отдать - та цена, которую драконы Светлого Альянса платят за независимость. Мы её не просили, но нам пришлось выбирать, нам навязали этот выбор из двух зол. Каждый из Глав принял решение и живёт с ним. Никакая наша поддержка и никакое сочувствие не сможет унять боль живущих и потерявших. Потому... мы можем лишь идти вперёд. Все вместе.
Сколько раз она вела подобные беседы с Аллинэей?.. Миса чувствовала переживания драконов своей стаи как собственные. А у Нэи душа болела за весь Альянс. И при этом смертные порой сетуют, почему они не Духи... Дескать, хорошо быть бессмертной Стихией и быть на самой вершине. Что ж... попробуйте. На вершине бывает очень одиноко, а у подножия её высится день ото дня ковёр из мёртвых тел - красная дорожка в величию.
Горько. Всё это очень горько.

+2

12

Вейлона задумалась и даже не сразу отметила, что несознательно водит когтем по краю чаши исходящей приятным теплом. Обстановка и общество Воздушной усыпляли бдительность, нагнетая на мысли воздушный покой, походящий на легкую дрему, только в сознании и с открытыми глазами. Однако Вейлона никак не могла погрузиться в это состояние полностью, поддаваясь беззаботным речам и тишине соседних залов. Ее разум восставал с огнем революции всякий раз, когда драконица просто допускала мимолетную мысль том, что возможно теперь это нормально. Она чувствовала, что не должна быть здесь и точно не в такой роли, все это было слишком противоестественно, излишне подозрительно, хотя Крис сама по себе не относилась к числу чрезмерно осторожных драконов.
Возможно виной всему была привычка. Самка, воспитанная обыкновенным воином в комфортном окружении таких же воинов за долгие годы своей жизни ни минуты, не метила на место выше всего этого без приложения должного труда и упорства. Никогда не светила амбициями, позволяя себе ослушание, она была очень обязательной, скрупулезной и как ей казалось, всегда знала свое место. Но теперь ее выдернули из уютной среды, как выдергивают птенца из ставшей привычной воды на холодный воздух. Теперь ей указали на другое место - одинокое и холодное где-то среди верхов стаи. Она по-прежнему продолжала держаться старых принципов, так как просто не знала за что держаться еще, чтобы все было правильно.
- Этот отпечаток не так уж плох, я считаю, - самка заглянула в чашку, где болталась прозрачная жидкость.
- Кровная родня не всегда сочетается с пониманием настоящей семьи, насколько я могу судить. В моей жизни, так уж вышло, гораздо больше я получила от драконов, которые не являются мне близкими по крови. И любовь, и поддержку, и науку, и манеры, и многое-многое другое. Возможно от того, что я жила в этом всегда, для меня это в порядке вещей, но я давно поняла, что гораздо крепче узы души, чем узы физического тела и они не обязательно должны переплетаться, все драконы разные, - Дух улыбнулась, подняв глаза на Вейлу.
- Вы ведь спокойно жили, не зная о моем существовании как части вашей семьи? С тех пор изменилось только осознание того, что я все-таки есть такая какая есть. Ни хуже, ни лучше от этого не стало ни вам, ни мне, - Крис дернула крыльями, понимая, что несколько удалилась от темы и самое время к ней возвращаться. – Но я тоже надеюсь. Для меня это очень необычно, но вместе с тем приятно. Благодарю за теплые слова.
Когда тема зашла за праздник и состязания, воительница едва заметно оживилась. Она всю жизнь не могла устоять перед искушением побороться за первенство в любом доступном виде спорта, был бы повод. А здесь не только повод, а и официальное приглашение. Не принять его было бы, право же, верхом глупости!
- Азартные игрища – это по мне, - без тени лукавства заявила водная. – Не боитесь, что обыграю ваших лучших летунов?
Возможно это звучало слишком громко и самонадеянно, об этом Крис подумала уже позже. Разумеется, была в ее словах доля шутки, но и цель в ней звучала броско, для самки это было вызовом.
- Может в другой раз, - Вейлона вновь покружила совсем остывшую жидкость в чаше, отвечая на предложение нового напитка. Крис все еще не слишком ладно чувствовала себя после утреннего злоключения, хоть и восстанавливалась быстрее чем смертные. Аппетита это не добавляло, так что самка решила повременить со сладостями.
- Это ваши распри. Духов, я имею в виду. Когда я была ребенком, у нас не было этого: всепожирающей вражды кланов и ненависти друг к другу. Я сбегала от матери с отчимом на другой конец материка, почти к самым границам Темной стаи и даже там я находила друзей, с которыми мы играли, проводили время, делились историями, вместе покоряли ничейные территории. Тогда, признаюсь, я даже подумать не могла, что, когда окажусь в стае, мир для меня расколется напополам и те, кто были друзьями станут восприниматься как заклятые враги, - водная на какие-то минуты углубилась в свою память, где еще были лица и силуэты, незапятнанные кровью и пылью вражды. Периодами она страшно скучала по тем временам, но вернуть утраченное уже казалось невозможным.
- Я это говорю к тому, что не только вы, Аграил или Эльсирин отправляете своих подчиненных на смерть. Я имею в виду и Глав по ту сторону. Там тоже живут смертные, они тоже любят, заводят семьи и все это теряют. Думаете у них не болят сердца об утратах? А все потому что компромиссов нет здесь – на вершине. Не случись Элтенская битва, мы продолжили бы терять своих без конца, разве в перемирии было так плохо?

+2


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Миссия Невыходима [Вейлона & Мисансэкрес]