//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Океан » Хрустальный дворец, проект - Жемчужина Триады


Хрустальный дворец, проект - Жемчужина Триады

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://s46.radikal.ru/i111/1710/d2/0b8c59d16d98.png

Жемчужина Триады – это масштабно разработанный проект, который был выдвинут еще в военные годы Аграилом для осуществления тайных собраний между главами Светлого Альянса, а так же приведения в жизнь большей части стратегий имеющих государственное и политическое значение.

Со времен создания зала прошло немало времени,
многое изменилось в положениях дел Альянса и Жемчужина пустовала многие десятки лет по той причине, что в ее стенах не могли собраться все три Хранителя, что является основным условием и по сей день.

Жемчужина Триады была спроектирована и реализована в жизнь самим Духом Воды. Это круглое в плане сооружение, больше всего напоминающее огромную ледяную полусферу. Путем сложных систем, температура внутри сама собой регулируется, а воздух туда нагнетается при помощи хитроумных артефактов изобретенных на территории стаи Воздуха.

Внутреннее убранство совета состоит из трех помещений: вестибюля, галереи и самого зала собраний. Вестибюль представляет собой небольшое квадратное помещение, в центре которого стоит постамент с воздушным артефактом. Отсутствуют какие бы то ни было входы и двери. Попасть сюда возможно только лишь при помощи портала, однако дальше, путь от галереи до самого зала и непосредственно в нем полностью блокирует любые проявления маги, какой бы школе она ни принадлежала. Данная система предосторожности разработана во избежание прослушивания,  а так же для блокировки и частичного отражения атак на случай обнаружения. Внутреннее пространство довольно открытое, спрятаться в нем почти невозможно, как и применить магию, скрывающую или меняющую внешность.

Стены огромного купола напоминают неровную хрустальную поверхность, которой свойственно искажать объекты вокруг, однако так же имеются окна идущие аркадой по всему периметру круглой части здания и перекрытые более гладкими пластинами (прототип остекления). Виды наружу так же не особо пестрят разнообразием, поскольку конструкция расположена в подводном ущелье, из которого Жемчужину можно увидеть лишь с одной стороны.

Хранителями Зала или Жемчужины Триады являются три хранителя Альянса – главы Света, Воды и Воздуха. Для них в трех частях круглого помещения расставлено по трибуне у которых главам положено выступать.

Отредактировано Вейлона (16 Окт 2015 20:19:39)

+3

2

Утро 19 Мороза.
Очень, очень глубоко.

Берег Элтена - >
Лишь только стихли отзвуки портала, тишина навалилась на него всей своей многотонной тяжестью. Это место пустовало слишком долго, оно отвыкло от присутствия живых, лишилось того уюта, коим возможно некогда обладало. Оно было сродни той, что пришла вместе с ним: призрак самого себе. Дух обернулПрся, удостоверившись, что Аллинэя не растаяла в воздухе.
- Здесь сильная магическая защита. Если почувствуешь что-то странное – дай знать, и мы перенесём собрание в другое место – сказал он и запнулся.
Что-то изменилось в отношении Эльсирина и его создательницы, буквально за одну ночь. Осталось и восхищение, и уважение, и близость, что возможна между теми, кто вместе прошёл сквозь огонь, воду и сам Мрак. Но куда-то делось обычное стеснение, и впервые в жизни, Светлейшему не приходилось мучительно подбирать слова. Перед ним был призрак могущественного и великого существа, со своими достоинствами и недостатками. Существа. Не бога.
Порядок вздохнул, подошёл к стене, привстал на задние лапы, провёл ладонью по гладкой стене. Кого-то на его месте испугали бы километры морских вод, простиравшиеся над сводом жемчужины. Но Светелйшего волновало только время. Очертевшее, слетающее с катушек, слепо мчащееся вперёд. Чего только стоила эта ночь! Такого града событий Дух Порядка не чувствовал уже давно. Приходилось спешить, стремиться, догонять ускользающие возможности, пока…
- Ещё не слишком поздно. Пойдём, подождём Аграила и Мисансэкрес в корридоре – уверено заключил Дух и направился к галерее. – Я хочу поприветствовать их до того, как мы взойдём на трибуны. Нам всем нужно немного пообщаться, слишком давно мы были каждый сам за себя.
Ему удалось поспать только перед самым рассветом, и то пришлось применять магию. Зато час глубокого целебного сна позволил хотя бы частично восполнить силы, и сейчас Дух Порядка был бодр и светился энергией. Одна ночь, пусть даже такая насыщенная событиями, переживаниями и, чего греха таить, битвами – это слишком мало, чтобы вывести его из строя. Вестибюль остался позади, впереди виднелся зал совещаний, а сам Эльсирин замер где-то на середине, обернулся к прихожей и стал ждать, занимая время раздумьями. И, в какой-то веки, в его мыслях сквозил неприкрытый оптимизм.

Отредактировано Эльсирин (19 Окт 2015 14:03:37)

0

3

С берегов Элтена
Утро 19 дня Морозного месяца

Ожидание было не слишком долгим. Едва ли Аллинэя прослонялась по окрестностям великого озера больше полутора часов, когда Эльсирин отправил ей зов, как и было условлено. Но всё же этого времени хватило, чтобы драконесса привела нервы в порядок и перестала злиться на себя, своё косноязычие, казалось бы, давно изжитое, и свою же самоуверенность, которая в итоге увела разговор совсем не туда. Оставалось надеяться, что Мисан так же успеет прийти в себя.
Надо сказать, ступать под своды Жемчужины Светлейшая опасалась. Вполне обоснованно, если учесть мощность и характер здешней защиты. Но вот закрылся портал любезно "подбросившего" её до места сбора Эльсирина, прошло мгновение, другое... И ничего. Чем бы не являлась Аллинэя в действительности, волшебство, окутывающее дворец, не воспринимало её как нечто чужеродное. Либо вообще не видело, что, конечно же, маловероятно. Да, скорее, в рамках заклинания она не отличается от себя прошлой.
- Всё в порядке. Я ничего не чувствую, - рассеянно откликнулась драконесса. Она изучала убранство Жемчужины, ничуть не изменившееся за прошедшие годы. Хотя в последний раз они собирались здесь так давно... Ещё до того, как бесследно исчез Аграил. Почти шесть десятилетий назад, если не больше.
Лиэс пребывала в зримом облике и, двигаясь вслед за своим спутником, всё дальше и дальше уходила в свои воспоминания. На некоторое врмя из плена памяти её вырвали слова Светлейшего. И они же укрепили её в уверенности, что что-то тот неловкий ночной разговор для них двоих изменил. Наверное, к лучшему. Думать так было приятно. Даже если она ошибается - жить иллюзиями так легко и так приятно. Можно наконец позволить себе расслабиться и отпустить сжатую стальной хваткой душу. И будь, что будет.
- Пусть так, - легко согласилась светлая и всплыла под потолок. Просто затем, чтобы не мешать своими метаниями Эльсирину и не мозолить глаза Мисе, когда она придёт. О том, как ей предстоит встречать Аграила, драконесса предпочитала не думать. В голову закралось смутное подозрение, что надо было хотя бы зов ему послать о своём возвращении, раз уж встречу пришлось отложить до совета, но Нэя от этого отмахнулась. У неё были дела. И если сам Водный не считал свою старшую дочь кем-то, стоящим отдельного внимания, то Звёзднорождённая первым делом кинулась к Иррлуа. И вообще, день у неё был не менее насыщенный событиями, чем у некоторых живых, и о брате драконесса попросту забыла. Но исправлять эту ошибку не спешила, не считая нужным тревожить Аграила, если через несколько минут они встретятся лицом к лицу.
Меся лапами воздух, не-мёртвая бродила где-то под потолком и прогоняла в голове всё, к чему пришла за прошедшую ночь. Первое - и самое важное - лгать она больше не будет. Лиэс так Лиэс. Хватит с неё игры в Светлейшую, не так ли? А дальше было много всякого. И всё же надо успокоиться. Эмоции ни к чему хорошему не приводят  - в этом она уже имела возможность убедиться. Да. Спокойствие и уверенность. Именно с такими мыслями драконесса спустилась на пол и замерла возле более-менее ровного участка стены, отрешённо смотря на дно озера.

0

4

19 день Морозного месяца
8052 год. Утро

Несмотря на общую усталость, Аграил этой ночью почти не спал. И виновницей его бодрствования была отнюдь не прекрасная супруга, не навал дел и не срочный совет. Духа захлестнули думы, в которых прошлое водило хоровод с будущим, где время растворялось в поднебесье, плотное покрывало коего прятало тайны, непрозреваемые даже сквозь мелкую звездную крошку. Самец  размышлял над новыми изобретениями, его разум - разум творца, был полон свежих идей, которые хотелось воплощать в жизнь и даже не столько стремление к первенству руководило порывами Водного, сколько желание отыскать границу драконьих возможностей, предел, который нельзя пересечь. Определенно, годы перемирия возвели на престол ученую часть Морского Дьявола, а воинская доля его сознания тихо ждала своего часа, не теряя бдительности.
Увлеченный философскими размышлениями, самец и не заметил, как наступило утро. Глубоко под водой о времени извещало специальное приспособление, поскольку солнце невозможно было увидеть, даже если очень изощриться. Совершенно не огорченный, казалось бы, потраченной впустую ночью, глава подготовил короткую речь для грядущего совета, возобновил в памяти наиболее актуальные вопросы и с чистой душой шагнул в сплетенный портал.
Едва дрожащая водянистая поверхность перехода открылась в вестибюле подводного ристалища Светлоальянсовых диспутов, в морду ударил холод Северного моря, царящего за стенами. Грай мягко ступил на холодный пол до боли родного зала. Вокруг почти ничего не изменилось, а само место - первый масштабный проект Водного Владыки - навевало столько воспоминаний, что становилось не по себе. От одного взгляда на детище его лап, настроение Духа поднялось до верхней отметки, а придирчивый и внимательный взгляд метнулся вдоль стен, выявляя малейшие признаки деформации. Порой действительно могло показаться, что Морской Дьявол больше дорожит своими творениями, чем собственными детьми. Конечно, это мнение было ошибочно, но Аграил не уставал повторять - дракон способен позаботиться о себе сам, а конструкции, особенно сложной, как Жемчужина, нужен был уход и внимание.
Янтарные глаза зацепились за сеть трещинок в наиболее слабых местах стены и Водный, недолго думая, решил прямо на месте провести небольшой косметический ремонт, раз уж время совета еще не настало. Благо, зал сооружался таким образом, что едва был не частью своего создателя.
Самец сконцентрировал энергию, объединяя ее с силой артефактов внутри. Подчиняясь пробежавшей по трещинам и изгибам льда магии, стены, обрели свою хрустальную чистоту и гладь, а затем потянулись вверх, деформируя свод галереи и вестибюля в более изящную и совершенную форму для циркуляции температуры. Во дворце теперь должно было стать немного теплее.
Для Аграила это все было так же просто, как махнуть хвостом, пусть требовало некоторых затрат в магическом плане. Но если устраивать совет, то в подобающих условиях и правильной обстановке. Чай не такие частые эти мероприятия среди членов Альянса, а ведь когда-то Духи здесь собирались не реже двух раз на неделе. Были времена...
Граиль усмехнулся, оглядываясь. Кажется, теперь его все устраивало. А само чувство... словно на миг он перенесся в юность, когда возводил такие конструкции одну за другой в поиске идеальной формы. Поистине чудовищный труд и львиная доля времени ушли на все, но какую радость доставлял сам процесс. "Славные времена для славных свершений", - подумал Водный и бодро повернул в галерею, замерев тот час же на месте.
На его морде застыло выражение недоумения, густо смешенное с растерянностью. Нет, то, что он увидел, не могло быть правдой, не могло быть потому что...
- Аллинэя? - от природы достаточно хриплый голос сейчас прозвучал совсем блекло, с сомнением и недоверием.
Должно быть, сознание играло с ним в глупую игру или же это место, накопив за долгие годы энергию, создавало иллюзии минувших дней. Даже теоретически Водный не представлял, как такое могло случиться, но куда абсурднее было поверить в перерождение сестры или... то, что она не погибала, в самом деле?
Водный перевел взгляд на Эльсирина в поиске ответов. Только ли ему мерещилась Создательница или же ее образ был плодом всеобщего помешательства.

+1

5

С земель стаи Воздуха.
19 день Морозного месяца. Утро.

Минул нелёгкий разговор в Вересковой пустоши, был принят в стаю вылеченный Фирафир, а дел у Духа Воздуха не особо убавилось. Не поспав даже часика, драконица с опухшими глазами двинула на совет, как только её уведомили о времени общего сбора. Лётом туда не добраться, вплавь тоже. Потому небольшой портал, окаймлённый словно бы белой дымкой а-ля клочками густого тумана, был единственной дверью к месту назначения. Исчез где-то в царящей по ту сторону синеве кончик хвоста Вейлы, и портал с тихим щелчком захлопнулся.
На внешний вид было наплевать - как есть, взъерошенная после полётов, всё ещё отчасти пахнущая целебными настоями, коими помогала приводить в себя Солнечного Духа, такая и явилась Муза в Хрустальный дворец. Заведение с совсем не мягкими, зато прозрачными стенами: смотри кто хочет, только внутрь не суйся. Собственно, Аграилом была создана мощнейшая защита этого места. Ну и её магии тут немножко присутствовало, только память о минувших днях совместной усердной работы канула в Лету, и сейчас во всём этом Мисан видела лишь место сбора, где ей предстоит найти хоть какое-то утешение после всех расстройств или окончательно провалиться в бездну проблем, если что-то, конечно, способно было ухудшить ещё больше и без того скверную ситуацию. Предательство Аллинэи не входило ни в какое сравнение с тишиной со стороны Водного брата и племянницы.
Место высадки оказалось идеальным - под прозрачным потолком, так что присутствующий в вестибюле артефакт находился где-то под задними лапами самки, а хвост был направлен в сторону галереи. Голоса за спиной заставили чуть обернуться, и самка своим... кхм... очень боковым зрением отследила три знакомые фигуры: статную и плотную - Эльсиринову, разноцветную - Аграилову, а также полупрозрачную. Последнюю Санэ оказалась не готова увидеть столь скоро, потому демонстрировать, что заметила обоих, Вейла не стала. Стройное длинное тело скользнуло поверху при помощи магии Воздуха к дверям зала, оставив Морского Дьявола, Светлых Владыку и экс-Владычицу позади. Говорить ничего не стала, пусть даже её перемещение и невозможно было не заметить.
Кажется, за спиной раздался ещё и до смешного удивлённый голос брата. Судя по его вопросу, кое-кто ещё и не счёл должным уделить внимание всем своим творениям. Что ж, в кои-то веке Мисе не хотелось влезать в самую кашу, а удобно отсидеться в зрительском кресле, со смесью черной иронии и горькой досады предвкушая последствия раздала меж Духами Светлого Альянса. Видимо, они - эти самые последствия - бывают у всего в этом мире. В том числе и у долгой нервотрёпки. У Музы побочным эффектом стала апатия, которая позволяла реагировать не столь эмоционально, зато более безразлично и холодно. Хоть табличку с надписью "скепсис" с собой носи.

0

6

- Всё в порядке. Я ничего не чувствую,
- Хорошо. Одной проблемой меньше.
"Если бы всё остальное разрешилось столь же легко".
Что-то не так было с этим местом. А может, с ним самим? Оглядывая стены, лучащиеся мягким приглушённым светом, Дух Порядка буквально чувствовал, как всё его существо наполняет неведомая прежде, электризующая энергия.
- Что это за магия... - пробормотал Светлейший, прислушиваясь к собственным ощущениям. - Я вроде бы должен дрожать от страха, мы так долго шли к этому дню. А я спокоен как никогда прежде. Странно всё это. Наверное, я просто устал. Что бы ты чувствовала на моём месте, Аллинэя?
Но вот уставшим Светлейший не выглядел ни на йоту. Каждое его движение и сказанное слово было переполнено спокойной, сдержанной силой. Что-то действительно изменилось за прошедшую ночь, то ли с ними двумя, то ли со всем миром. Но вот, в вестибюле раскрылись морские врата.
"Аграил".
Это был он. Обороняющее крыло и разящий коготь Альянса.
"Интересно, какие думы принёс он сегодня? Хотелось бы верить, что он сумеет оценить положение лучше Вейлоны. Хотелось бы верить".
Впрочем, настроение у Главы Воды в это утро явно располагало к творчеству. Эльсирин проследил за движениями плавных линий и не смог сдержать одобрительной улыбки. Да, все они выросли за прошедшие тысячелетия. Порядок уже собирался поприветствовать Морского Дьявола, но перехватил его озадаченный взгляд и вопросительно посмотрел на Аллинэю. Почва под ногами ощутимо дрогнула. Похоже, всё могло понестись кувырком с самого начала. В прежние времена, Эльсирин бы отошёл в тень и позволил Духу Света самой объясниться с братом, но сейчас... Аграил смотрел на него. И ему предстояло отвечать за всех.
Вот и Миса почтила собравшихся своим присутствием. Кажется, никто из собравшихся не уделил должного внимания сну за последнюю ночь, но по Воздушной это было особенно видно. Эльсирин с некоторым недоумением проводил краешком глаза проскользнувшую над ними самку и покачал головой. Кажется, ему предстояло сходу ринуться в глубокие воды, в самую пучину. Эльсирин вдохнул и...
- Здравствуй, Аграил. Глаза тебе не врут, это действительно Она. Пойдём, нам есть что обсудить, добрых и плохих вестей у нас в достатке. Пойдём, сейчас ты всё узнаешь.
Порядок говорил ровным, успокаивающим басом. Он прекрасно понимал, каково сейчас Аграилу. Он и сам не далее как этой ночью прошёл сквозь подобное. Но здесь и сейчас им нужно было поговорить о более важных вещах, чувста и личные эмоции подождут. Потому, Эльсирин зашагал к залу собраний и заговорил, не давая Морскому Дьяволу опомниться:
- Мы начнём с того, что касается лично нас. Но в долгосрочной перспективе, это открытие может изменить всё. Так уж получилось, друзья мои, что мы бессмертны. Наши тела могут быть уничтожены, но наша сущность до скончания веков будет привязана к этому миру. Подтверждение тому...
Войдя в зал, он замер примерно на середине, с сомнением посмотрел на место Главы Света, потом перевёл взгляд на Аллинэю, словно предлагая ей сделать выбор. Пожалуй, сядь она сейчас за одну из трёх трибун, Эльсирин с удовольствием устроился бы позади и позволил Пресветлой вести дела дальше. Не смотря на давний разговор с Мисой и события этой ночи, он продолжал верить в неё.
-...служит наша чудесным образом возвратившаяся Создательница. И её сестра, которая, минимум год, находится в Тёмных Землях и тайно влияет на южные стаи. Аллинэя, я и, полагаю, Мисансэкрес, уже знаем о произошедшем с тобой. Но на всякий случай, и для Аграила... расскажи, что сочтёшь нужным.

Отредактировано Эльсирин (2 Ноя 2015 12:42:41)

0

7

- Сложно сказать, - отозвалась светлая, добавив про себя: "Я бы никогда не оказалась на твоём месте, Порядок. Я почти ничего не знаю о том, что происходило в мире и между вами тремя в моё отсутствие, но то, что мне известно... Кажется, Альянс на грани распада. Ничто более не держит вас вместе. Прискорбно, но... в этом есть и моя вина. Не думала, что окажусь единственным связующим звеном между тремя стаями, и что с мои исчезновением все связи рухнут".
Нэя не любила гадать "что было бы, если бы" и уж точно не претендовала на титул всезнающей, но отчего-то ей казалось, что такого разлада она бы смогла не допустить. Хотя бы и потому, что её отношения с Духами Альянса можно было назвать какими угодно, но только не деловыми. Миса - её подруга. Была ею, во всяком случае, да и сейчас Светлейшая не собиралась оставлять Воздух на произвол судьбы. Прогулка по побережью Элтена благотворно подействовала на не-мёртвую, остудив голову и позволив привести мысли в порядок. Как бы сильно не ранила лично её размолвка с Мисансэкрес, это её вина от начала и до конца. И именно поэтому Лиэс не хотела отказываться от прошлого. Если им суждено разойтись, пусть Вейла скажет это прямо, но на трезвую голову и в спокойном состоянии, взвесив все "за" и "против". Тогда бывшая Глава стаи Света исчезнет из её жизни без единого звука, но не раньше.
То же самое касалось и Аграила. Но там всё было куда менее однозначно. Пожалуй, можно сказать, что их отношения строились на общей тайне, ревностно хранимой ото всех. Да, Аллинэя временами испытывала жгучий стыд, понимая, что обязана жизнью своему творению. Коробил её отнюдь не статус Духа Воды относительно её собственно, нет. Скорее, сам факт того, что её полумёртвую пришлось вытаскивать из-под лап Темнейшей. Она проиграла - и этим всё сказано. Если бы не начавшаяся в ходе их боя магическая катастрофа, неизвестно ещё, чем бы всё закончилось. Вполне вероятно, что её гибелью или полным подчинением воле Духа Тьмы, что в те годы было бы равносильно самоубийству.
- Наверное, страх, - наконец определилась драконесса. Собственное присутствие в Жемчужине враз показалось ей до крайности неуместным. На то она и Жемчужина Триады, что собираться в ней должны трое. Трое Глав-Хранителей. А она кто? Что-то с чем-то.
Но по-настоящему неуютно Аллинэе стало в тот миг, когда в галерею шагнул Аграил, и они на краткий миг встретились взглядами. Со свойственным ей пофигизмом, самка решила пустить первую встречу с братом на самотёк, о чём сейчас сильно пожалела. Стоило выкроить хоть полчаса и наведаться в подводные чертоги. С другой стороны... Где бы она взяла время? И где нашла бы самого Аграила? Иррлуассу она искала по отголоскам магии, рассудив, что на такие затраты способен только Дух. Мисан закономерно нашлась в своей пещере, где обитала большую часть времени. Эльсирин нашёл её сам. Аграил... Морской Дьявол никогда не сидел на месте.
Хотя в глубине души драконесса понимала, что всё это лишь отговорки. В конце-концов, можно было отправить зов. Хотя бы и прямо перед Советом, когда она достаточно успокоилась для вежливого дилога с кем бы то ни было.
Мучительно подбирая подходящие слова, Аналиэссан замялась, но положение неожиданно спас Дух Порядка, временно переключивший фокус внимания на себя. Двигаясь вдоль стены к залу, она всё же рискнула обратиться к Аграилу в мыслях: "Глубокой воды, брат. Эльс прав. О случившемся расскажу позже, то будет долгий разговор. Сейчас же... Прости, что не смогла как-то заранее появиться. Не подумала. Слишком много всего навалилось". Иногда честность - лучшая политика. Особенно если интриган и манипулятор из вас так себе. Да и стыд драконессы ощутить можно было легко - окрашивать мысли эмоциями её научили давным-давно.
Причины запинки Эльсирина светлая осознала далеко не сразу, погружённая в свои размышления о смысле бытия. А осознав - хмыкнула и невозмутимо устроилась подле некогда своего места, расставляя все чёрточки в рунах. Глава стаи - Дух Порядка. Она же... Так, гостья, приглашённая в святая святых по старой памяти.
- Я мало что могу сказать, - покачала головой Светлейшая. - Полагаю, что моё нынешнее состояние как-то связано с наличием Нити. При жизни. Либо так было заложено с самого начала ещё Орой. Честно сказать, я до сих пор плохо понимаю, как именно работает заклятие, призывающее к жизни Стихии. Думаю, моя тёмная сестра так же не преуспела в этом. И да, я не знаю, чем она сейчас занимается и где вообще находится. В последний раз я видела её в Соборе в день сражения, в таком же состоянии. Если она потратила в последний момент столько же сил, сколько я сама, то какое-то время Арамэльминдиз так же пребывала в некотором подобии Серого Сна сознания. По этой причине меня не было так долго. Но всё же... У меня есть основания полагать, что она участвовала в жизни своих драконов с самого начала.
Немного помолчав, собираясь с мыслями, она продолжила:
- Что до недавних событий. Моя уверенность не имеет чётких оснований, но если верить этому... озарению, то все Духи... Всё первое поколение, обречено на вечное существование. Начиная мною с Арамэль и заканчивая нашими Младшими братьями и сёстрами. Про наших Наследников я ничего сказать не могу, но, скорее всего, их ждёт Серый Плен, как и всех прочих драконов.
Аллинэя говорила, полуприкрыв глаза для большего сосредоточения и не видела ни Аграила, ни Мисан. Перед глазами была лишь противоположная стена зала, да и та расплывалась. Лишь закончив свой доклад и угнездившись на прежнем месте, драконесса позволила себе поднять взгляд на товарищей.

+1

8

Аграил совершенно утратил утреннее расположение духа, сейчас его мысли полностью занимали воспоминания о том дне, когда все пошло под обвал. Когда их общий мир превратился в персональную каторгу для каждого. Каждый момент он помнил так, будто все это произошло только вчера и именно эти воспоминания не отпускали его все 52 года, не давали спать по ночам, вынуждали работать на износ, до тех пор, пока лапы не начинали ломиться от усталости, а веки наливались свинцом. И тогда он проваливался в бессознательное состояние, лишенное видений и воспоминаний.
Даже память о былом единстве причиняла боль. Совместные приключения с Мисан, проекты, разработанные на пару с Эльсирином, рождение Иррлуа и та тайна, которая связывала лишь его с Создательницей. Теперь, кому все это было нужно? Их лучшие времена прошли, канули в Бездну и не оставили после себя даже следа на снегу, только холодный ветер.
В галерее появилась Мисан, но она не уделив внимания никому из собравшихся, переместилась в зал, что так же не поспособствовало прояснению ситуации. От всего происходящего у Аграила просто отвисла челюсть. Он не понимал, даже не представлял как себя вести и как реагировать. Слова так и застряли на языке. Потому в зал советов Морской Дьявол явился последним, - он еще несколько минут стоял в проходе не способный сбросить с себя оковы оцепенения.
Мысленные речи Аллинэи задали новый тон его мироощущениям, и Водный почувствовал, как медленно теряет контроль над своими эмоциями, но он ничего не ответил. Это был не тот разговор, который стоило вести ментально, однако последней каплей стала фраза, возможно не достаточно осмыслено брошенная Эльсирином.
- Аллинэя, я и, полагаю, Мисансэкрес, уже знаем о произошедшем с тобой. Но на всякий случай, и для Аграила... - у Духа на какое-то мгновение просто сперло дыхание, в виски ударила кровь, оглушая здравый смысл военным барабанным боем.
"Они все меня здесь за шута держат?!" - просто взвыл внутренний голос. Самец с такой силой сжал когти, что в ледяном полу образовались глубокие борозды, однако если этот жест не мог быть замеченным из-за трибуны другими членами совета, то изменение эмоционального фона создателя заставило зал ощутимо вздрогнуть, от чего с потолка ссыпалось несколько горстей образовавшегося за годы снега.
Один тот факт, что о возвращении Аллинэи знали все кроме него, был не то, что возмутительным, это походило на самое настоящее оскорбление, и Аграил сейчас был готов приписать такому поступку что угодно. Обиды? Ошибки? Прегрешения? Неужели на фоне всего, что он делал, на фоне того, что каждый день был готов сложить свою жизнь за Альянс, он заслужил такого позора? "На всякий случай, и для Аграила... на всякий случай..." - не унималось подсознание и в какой-то момент всемогущему Водному Духу показалось, что он просто сойдет с ума. За все годы существования, за всю его жизнь и не одну сотню пройденных советов он не оказывался в ситуации настолько унизительной и безобразной.
Ему было что сказать, то, что почти со стопроцентной вероятностью разорвало бы последние нити, связывающие стаи Света, Воды и Воздуха в единый Альянс и лишь принципы, его собственные принципы не преступать правила, тем более составленные в его непосредственном участии, не позволяли поступить так. Но лишь это, а не любовь к своим коллегам, которых он считал семьей, не сострадание к ним, не понимание Мисан, не радость за Нэю, не доверие к Рину. Они задушили, четвертовали и сожгли все, что существовало тысячи лет и их общество по мере продвижения все больше становилось невыносимым для самца.
Злость? Нет, самая настоящая агония ярости сейчас одолевала Водного и это не могла запечатать в подсознании даже пресловутая сдержанность Морского Дьявола, отголоски всего, что он чувствовал, с лихвой можно было прочесть в сияющих янтарных глазах. Однако, вопреки внутренним порывам, голос самца звучал на удивление, здраво не смотря на нотки, ощутимо скользящие в речах. Едва только Нэя закончила, Водный взял право голоса на себя, отмечая довольно сухо прописные истинны для каждого из здесь собравшихся:
- Все это бесспорно важно, однако здесь и сейчас мы никак не повлияем на факт своего бессмертия - это то, что было заложено в программу мироздания. Однако хочу напомнить, что на данный момент у нас есть первостепенные задачи, одна из которых представляет опасность для всего материка - мор. Потому, предлагаю начать совет с вопросов, которые нуждаются в обсуждении, а факты и иже с ними оставить напоследок и не забивать ими сейчас головы, когда нас ждет масса поводов для сложной мыслительной работы. - Слова были настолько сухими, что даже вековая древесина давно завядшего древа не могла посостязаться с ними в этом факторе. Но Грай был готов настоять на своем, ему хотелось как можно скорее разобраться с этим и по прошествии конференции кого-нибудь убить. Желательно с риском для собственной жизни. Давно у него не было таких приключений.

0

9

Ощущение мерзкого фарса никуда не делось. Она здесь и должна сосредоточиться на организационных делах, делая вид, что её ничто не тревожит, хотя внутри разыгралась целая буря, сухим песком садня горло. Змеевидная заняла своё место на трибуне. Это место сбора было поистине волшебным. Природные ландшафты не создают таких строений - Триада была практически целиком детищем Аграила. Они не раз здесь собирались, и Дух Воды в ту пору был позитивен и открыт. Сейчас же... Миса буквально кожей, скрытой чешуёй, ощущала напряжение, которое повисло в воздухе. Слышала каждое слово Эльсирина, была уверена, что и Аллинэя не хранила молчание, но более всего оно сквозило в речах Морского Дьявола. Грай был образцом сдержанности и самообладания, но даже он не мог полностью скрыть своего раздражения. Его янтарноглазая сестра чувствовала сейчас с Водным родство настроений. Жаль только, что это касалось и их обоих. Оба ничего не забыли. И не простили.
Духи заняли отведённые им места, Эльсирин даже не сразу решился оказаться на трибуне, видно, по привычке уступая это своей Создательнице. Впервые после ночного скандала Мисан взглянула на Аллинэю и действительно увидела Лиэс. Светлый образ добродетельной Матери всея Альянса был разбит на тысячи осколков и канул во мрак. Наверное, Санэ уже никогда не сможет к ней относиться так, как было раньше. Даже если они каким-то чудом наладят контакт. Тысячелетия дружбы... в Бездну.
- Согласна с Аграилом. Прежде - дела. Остальное обсудим, коль останется время, - дёрнув длинным ухом, сказала змеевидная, так и не поздоровавшись ни с кем. Грубо? Простите. Итак еле хватает сил держаться формальности, чему немало способствовало апатирование, - Драконы моей стаи доносят, что лекарство Огненными до сих пор не найдено. А болезнь, меж тем, уже начала перекидываться на другие стаи. Мы с Главой стаи Света уже однажды обсуждали это, и, как мне казалось, Его Светлейшество смог придумать некий план. Каковы успехи, Эльсирин? Есть продвижения?
Дух намеренно обратилась первым делом к Порядку. Из всех присутствующих драконов он один пока не давал капитальных поводов для неприязни. Возможно, хотя бы с лидером Альянса змеевидной не придётся рвать хорошие отношения, втаптывая их в плоскость взаимодействия по необходимости. Хотелось бы верить, но вера - это та роскошь, которую Санэ уже не могла себе позволить. Ей нужны были реальные действия и факты - доказательства, так сказать. На её территории они обсуждали возможные причины налётов огненных, способы их усмирения, но ни к чему конкретному не пришли. Даром, что Воздушная тогда была не в самом хорошем расположении духа, помогая вместе с целителями раненным в сражении. Впрочем, оно ни в какое сравнение не шло с нынешним. А потому драконица вновь готова была предоставить Порядку попробовать поразить её широтой мысли. Если, конечно, есть, чем поражать.

Отредактировано Мисансэкрес (16 Ноя 2015 16:24:15)

0

10

Духу Порядка было, чем поразить собравшихся и что рассказать. Он нёс сюда свои мысли, как золотое яблочко на блюдечке, любезно преподносимое всем остальным. Но он не мог никоим образом предположить, что это яблочко, казавшееся снаружи таким идеальным и правильным, окажется отравленным. Не специально. Но по его вине.
Отравленное ложью к самому себе и, соответственно, к другим. Хуже того, когда ты лжёшь специально, это когда ты лжёшь, не понимая того, что твои слова — не правда. Как для тебя, так и для остальных. Слепая вера. Уверование. Фанатизм идеи. Свет тоже слепит. Когда его много — ты уже не можешь ничего разобрать. Точно так же и с тьмой. Две разительные сущности. И дело, как оказывается, не в том, кто свет, а кто тьма. А в том, как это используется. В какие цели. Чьими лапами. И с какими помыслами.
Эльсирин чувствовал напряжение. Чувствовал разлад. Он понимал его и принимал в своей душе как временное обстоятельство. Что-то, через что им предстоит пройти, чтобы после отношения Глав стали ещё более крепкими, чем раньше. Кризисы неизбежны. И через них так или иначе необходимо пройти каждому. И не один раз. Тот, кто сдастся, уже никуда не пойдёт. А тот, кто превозмог, двинется дальше. К новым открытиям и свершениям. К новой, вечной жизни.
Вечная жизнь Духов была другой. Но Аграил был прав. Сейчас были другие — более актуальные вопросы — которые предстояло обсудить. И Эльсирин прямо таки ждал, что у него спросят.
Прямо как в школе. Сидишь, приготовил доклад. И ждёшь, ждёшь, когда тебя вызовут. Учитывая общую бодрость и приподнятость настроения, покладистость и терпимость, такая ассоциация, вдруг возникшая в голове Духа, не казалась ему зазорной. Может однажды и покажется…
А сейчас Глава позволил себе едва заметно улыбнуться. Но кое что было в этой улыбке малоуловимое, но ужасно противное.
Снисхождение. Снисхождение, обращённое к присутствующим. Из разряда «милые бранятся, только тешатся». А я? А я не бранюсь. Смотрите на меня. Я спокоен и сдержан. Я понимаю больше. Но не корю вас в этом! Не виню! Я вас принимаю. Примите же и меня.
И мой доклад…
Занявший своё место Эльсирин, теперь получил разрешение говорить. Дракон чуть наклонил голову вперёд, будто коротко кивая Главе Воздуха.
- Всё верно, Мисан. Есть… есть продвижения. Есть план. Я хотел бы максимально полно выразить свою мысль и донести её до всех вас. Сейчас наша противовесная сторона — Тёмный Альянс, а в частности Огонь — страдают от мора. Он расходится дальше и дальше. Мы не можем ждать того момента, когда все драконы Светлого Альянса будут страдать так же, как и огненные, сев на долгосрочный карантин. Но поиск лекарства — не совсем полная и окончательная наша цель… - Дух поднял лапу и коротко кашлянул в кулак. Иногда у него в голове возникали крохотные — совсем маленькие сомнения — правильно ли то, что он собирается делать? Проникнуть с отрядом на территорию стаи Огня. Возможно, Вейлона тоже присоединится. Правильно ли его уверование в то, что этот план сработает именно так, как считает Светлейший. Можно ожидать негатива со стороны других присутствующих. Но, может, им удастся объяснить. И они поймут лучше. Конечно… поймут!
- У нас появился шанс показать, что мы лучше. Пойти по другому пути и исправить наши разногласия как между собой, так и нашими соседями. Мы можем быть умнее. И поступить правильно. Даже если то, что я скажу покажется безумством — это сложно принять. Но правильные поступки всегда тяжелее. Мы привязаны к стереотипам и постоянным ссорам. Но мы можем перешагнуть через всё это и проложить путь навстречу к светлому будущему! Это в наших силах, - предвкушая, что последуют вопросы и развяжется дискуссия, Эльсирин решил оставить большинство своих рассуждения на потом, а сейчас всё же выложить мысль.
- Я хочу проникнуть на земли стаи Огня и найти первого заражённого. Целители готовы. Мы найдём лекарство, а после распространим его по территории стаи Огня.

[NIC]Эльсирин[/NIC]
[STA]Порядок[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c633329/v633329484/383/dOhhenk-jZs.jpg[/AVA]

+2

11

Аграил ничего не ответил. Вполне ожидаемо, если подумать. Хотя в том, что касалось Морского Дьявола, Аллинэя никогда и ни в чём уверена не была. Пожалуй, её угораздило призвать наиболее переменчивые Стихии, но если воздух был прозрачен, то тёмные глубины воды таили в себе много всего. И Аграил в полной мере унаследовал это. Раньше это играло на лапу Альянсу и Светлейшей в частности, но сейчас драконесса нервничала. Не нужно было обладать даром к предвидению, чтобы понять, сколь тонка сейчас связь Звёзднорождённой со своими творениями. Оные не проявили особого интереса к её словам, что, впрочем, Лиэс ни в коей мере не обидело. И в самом деле, её состоянии и сопутствующие темы можно обсудить и потом. А вот болезнь - это действительно важно.
Драконесса ожидала, что Эльсирин, величайший целитель их времени, предложит что-то действительно стоящее. Тем более, что у него был какой-то план, приводить каковой в действие он собирался вместе с Сильфидой. Но сейчас она ощутила лишь разочарование. Кольнула мысль, что что-то похожее, но во сто крат сильнее, сегодня испытал как минимум один из присутсвующих, а то и двое. Или даже все трое, но на счёт Порядка светлая уже не готова была что-либо утверждать. Второй раз за ночь повергнуть её в состояние глубокой задумчивости, щедро сдобренное желанием провалиться сквозь землю, до этого дня удавалось только Аэрону. Впрочем, к нему с общими мерками в принципе можно не соваться. Но речь сейчас вовсе не о облачном страннике.
Лиэс пока что придержала своё мнение при себе. Пусть сначала выскажутся Духи Воздуха и Воды. В конце концов, случись что, именно им придётся помогать и разгребать последствия - она даже при всём желании ничем посодействовать не в силах. А если Эльсирин не внемлет, тогда можно и выступить. Или если кто-то спросит её мнения, в чём Аналиэссан сильно сомневалась.
Равнодушный взгляд драконессы скользил по хрустальным граням над головами собравшихся. Неуместность присутствия на Совете начинала давить. И зачем она только согласилась на это? Эльс умеет уговаривать на всякие глупости. Ну вот что здесь и сейчас изменится от её присутствия? Да ничего. Творения не помирятся, жизнь не станет проще, да и сама она не обретёт плоть.
И тут голову светлой посетила крамольная мысль, которую она поспешила прогнать. Что, быть может, права была сестра, не считавшая своих Духов равноправными членами семьи. Нет, ни в коем случае Аллинэя не стала бы уподобляться ей и ставить себя во главу угла, но... Насколько легче бы ей сейчас было, если бы их связывали исключительно рабочие отношения! Как когда-то - с многочисленными советниками, помощниками и прочими деятелями на подхвате у Главы.

+1

12

Грай был не из тех, кому легко скрывать свои эмоции. В прежние времена он был скор на лапу и остер на язык, и хоть теперь многое изменилось, закрываться в себе полностью он так и не научился. Да и не красило это качество настоящего правителя. Потому водный внимательно и строго наблюдал за окружающими как делал это всегда, не стесняясь заглядывать им в глаза, словно читал насквозь. Взгляд Морского Дьявола всегда был исключительно проницателен, на поле брани он даже вселял страх в сердца более слабых и сомнения в души поколебавшихся в своей вере. Самец не имел за цель испугать коллег, отнюдь, но и выдавать мнительность, коей отродясь не имел и безразличие к их общему делу он намерен не был даже сейчас, потому взял на себя право отвечать первым, едва Дух Порядка завершил свою речь.
- Прости, что? То есть, ты хочешь просто взять и ворваться на вражескую территорию? - Водный повел бровью на мгновение, решив, что это шутка. Однако они пришли сюда не комедию ломать и пока Аграил с большим трудом мог представить, как Светлейший планирует провести подобную, не то, что бездумную, скандальную, сомнительную, опасную авантюру.
- Эльсирин, я надеюсь ты помнишь, что срок действия договоров заключенных на совете Двух Альянсов в 8000 году уже два года как исчерпал себя? Сейчас мир между стаями держится исключительно благодаря тому, что до сих пор не возникало острой необходимости мобилизовать войска. А ты напрямую предлагаешь дать нашим дорогим коллегам с той стороны баррикад веский повод пересмотреть такое упущение, - Дух говорил на удивление спокойно, даже слишком для ситуации, в которой они все оказались, однако, в разрез голосу, куда о большем можно было прочесть в глазах.
Водный был тревожен. Его стая покинула свое укромное место, потому что он впервые за прошедшие пятьдесят лет почувствовал в себе силы для переосмысления, восстановления и укрепления былых союзов. Сейчас он был вновь готов выйти на большую политическую арену наравне с другими Главами, он чувствовал, что может если не все, то многое, а главное хочет этого. И вот, первое испытание, выпавшее на долю его стаи. Оно было необходимо, чтобы они все могли доказать, что достойны бороться за свое место под Шагри. И Аграил хотел принять правильное решение, ему нужно было удостовериться, что были пересмотрены все варианты и предложенный Эльсирином был действительно единственно верным.
- Твоя вылазка из благих побуждений может обернуться для нас новыми стычками, в лучшем случае, а то и открытым противостоянием. Скажи, друг мой, неужели мы не можем вывести вакцину исследуя уже зараженных? Оправдан ли этот риск? - Водный обвел взглядом всех собравшихся. Выловил янтарные глаза Мисы, чуть дольше остановился на бесплотных, как и сама самка, глазах Аллинэи, а затем вновь сосредоточился на непосредственно собеседнике.
- А этот жест милосердия... Право, одному мне кажется, что огненные в благодарность плюнут нам в лицо? Наивно. Как наивно рассчитывать на их благосклонность, но скажи мне вот что, - Небольшая пауза. Дух словно смаковал следующую фразу, размышляя, не стоит ли ее сдобрить еще какими-нибудь пряностями, или лучше напротив, немного смягчить, чтобы выражение не было воспринято как нападка.
- На что ты рассчитываешь? Что Фламментайн обернется против Верраяла? Станет на нашу сторону? Возможно, я просто чего-то не понимаю? Кстати... - Граиля словно осенило, он как раз проигрывал в голове обстоятельства, поведшие за собой это собрание, и заметил вещь, о которой пока ничего сказано не было.
- Когда ты прислал мне мысленное послание, ты был с Фламментайном. Возможно, об этом все уже знают, я так смотрю, секреты здесь держат только для меня, но я хочу узнать, что стало подоплекой вашей встречи? Мор? Ты обо всем нам рассказал, Эльсирин?

+1

13

После многих лет совместной работы и долгой борьбы против общего врага бок о бок, тяжело отказываться от тех, кто не так давно был дороже собственной жизни. Мисан доселе ни разу не роптала на то, что Вода и Свет выставили Воздух этаким клином вперёд, словно бы живым заслоном, оставив один на один с Огнём. У каждой стаи были свои проблемы, своя роль в Альянсе. Свет прикрывал им спину с севера, отбивая нападения тварей, Вода защищала и охраняла "артерии" этого мира - водоёмы. Всё, чего жаждала Мисансэкрес - понимания и командного духа. Замену личного "я" - единым "мы". Но в последнее время каждый лелеял свои мечты и свои планы, нескончаемо погружаясь в пучину собственных проблем и позабыв о ближнем. И Санэ впала в этот грех, за столько лет впервые ударившись в работу по обороне собственной стаи и не особо интересуясь тем, как дела в союзных. Это собрание - первое мероприятие, на которое они собрались за долгое время. И сейчас был шанс всё наладить, возобновить крепость связывающих их уз доверия и взаимопомощи. Как жаль, что уже в это мгновение всё шло к Хаосу на рога. Напряжённость меж Духами можно было ощутить физически, а случайно брошенные слова подливали масло в огонь неприязни. Когда они успели стать друг другу настолько чужими?.. Быть может, они уже давно взаимодействовали лишь по привычке вместе, а сейчас обнаружили, что их общее знамя треснуло по швам, жалким тряпьём валяясь на поле брани?
Оставалась небольшая надежда - в былые времена их объединяла Аллинэя. И пусть ныне она бессильна, у них есть новый лидер, первое создание Пресветлой и Глава Альянса. Если у него за пазухой есть нить и игла, которым можно сшить оторванные куски воедино, быть может, ещё не всё потеряно, и давние общие бесценные победы будут не последним, чего они достигли сообща.
И вот Эльсирин взял слово, сразу же после Воздушной. Та слушала молча, внимательно, ни словом, ни жестом не прерывая говорящего. Но чем дальше Порядок заходил в цепочке своих измышлений, тем сомнительнее Санэ было, что из его затеи что-то путное выйдет. Несомненно, действовать им стоит решительно - очаги болезни ширятся и счёт идёт уже даже не на дни, а на часы. Но финальным аккордом прозвучали слова о помощи... врагу? Признаться, Миса ожидала неординарного подхода от Светлейшего, но это... Добило. Вот просто добило. Ответить на выставленное вперёд оружие букетом цветов и лапопожатием? Может, им стоит ещё и после первой пощёчины подставлять вторую щёку? С каких пор Свет стал столь пацифистским и бесхребетным?!
Змеевидная отвернулась, демонстрируя присутствующим профиль и глядя в одну точку. До неё долетали вопросы Аграила, закономерно последовавшие после выступления Эльсирина, они были верны и били не в бровь, а в глаз, однако Водный брат смог ко всему ещё и подкинуть пищу для размышлений. Вот оно что... Эльсирин встречался с Фламментайном один на один. И не предупредил её? Зато в курсе был Аграил, на которого хоть и могли напасть после подобной выходки, но всё ж первой стаей на пути следования Огненного воинства вероятнее всего стал бы именно Воздух. Порядок обещал ей сообщать о рискованных шагах, которые могут отразиться на его союзниках. И соврал ей.
В душе всё больше росло негодование, готовое перерасти уже в злость. Её опять кинули. Вначале были разорваны узы с Аграилом. В ночь перед советом было покончено с дружбой с Аллинэей. А теперь и Рин, мастер трепать языком, как оказалось, не знал цену своим словам. А с таким подходом они не стоили и подгнившего банана. Воздушная обвела залу и присутствующих таким взглядом, словно впервые их увидела.
"Что я вообще здесь делаю? Есть ли мне тут место?.."
В янтарных глазах уже плескалось отчаяние, вдребезги круша горы надежд. Хотя какие уж тут горы? Остались жалкие скалы, обломки былых вершин. А на языке уже вертелся острый, как когти шанту, вопрос. И драконица не собиралась его оставить при себе. Не теперь.
- Интересный выход ты нашёл, Эльсирин. Такого доселе ещё никто не предлагал. Видно, тебе что-то подсказало такой выход. А, возможно, кто-то... - в воздухе повисло ещё более напряжённое молчание, а после Миса самым беспечным и спокойным тоном спросила, - Скажи, дорогой брат, дорого ли Фламментайну обошлось твоё согласие на введение этого нового политического курса нашей фракции?
Вот и грянуло. Она сделала. Сказала. Открыто обвинила Главу Альняса в предательстве и в том, что он продался врагам. А что ей ещё оставалось думать? Этот бред могло оправдать ещё разве что отчаяние. Ну или Фламментайн хорошо приложил Порядка головой, и тот вообще не в состоянии трезво мыслить. В любом случае, как предводитель в её глазах он только рухнул на самое дно.

+1

14

Эльсирин как будто бы даже позабыл о том, что здесь находится Нэя. Нет, если бы он помнил, это не повлияло бы на его мнение и буйную решимость совершить то, что он задумал. А он совершит! Он совершит, даже если все вокруг на этом Совете будут против. Ничего… они могут его осудить. Они, кажется, осудят. Но это только от страха, от непонимания, от нежелания открыться и идти вперёд — к светлому будущему.
И ладно! Сейчас не согласятся. Зато потом, когда он осуществит задуманное, пусть даже пойдя против воли самой Светлейшей, тогда-то они поймут, как Рин был прав. И тоже смогут увидеть то, что видит он. Посмотрят его глазами.
Взгляд Порядка светился и сиял, точно у фанатика, чьё сознание захвачено разрастающейся идеей-паразитом. И теперь Дух не видел уже ничего кроме неё и того мира, который сам для себя выстроил в своей голове. Той утопии, которая не может быть ни хорошим, ни плохим. Тем самым порядком, истинной сути которого сам Дух, воплощающий этот порядок, не понял. Что порядок в том, чтобы всё было на своих местах. Чёрное на чёрном. И белое на белом. И что нельзя окрасить всё в один цвет, не имеющий характера.
Что равно это ничему. Абсолютному нулю.
В этот ноль, с гордо поднятой головой, и стремился Эльсирин, не зная, что идёт к своей погибели. К тому, чтобы самому обратиться в ничто.
Светлейший обвёл взглядом присутствующих и мог показаться сейчас действительно немного одержимым, когда на морде его вдруг проявилась лёгкая улыбка, совершенно не гармонирующая со словами, выражением морды и блеском в глазах.
- Эльсирин, я надеюсь ты помнишь, что срок действия договоров, заключенных на совете Двух Альянсов в 8000 году, уже два года как исчерпал себя? Сейчас мир между стаями держится исключительно благодаря тому, что до сих пор не возникало острой необходимости мобилизовать войска. А ты напрямую предлагаешь дать нашим дорогим коллегам с той стороны баррикад веский повод пересмотреть такое упущение, — то, каким тоном говорил Аграил — обманчиво спокойным — нисколько не трогало Рина. Он улыбнулся чуть шире, пытаясь казаться дружелюбнее, а вышло снисходительно. Дракон склонил голову, будто кивая Морскому Дьяволу.
- Мне прекрасно это известно, Аграил. И я знаю о рисках. Но эти риски окупятся. А наши «враги» окажутся нам в должной степени благодаря, что будет первым шагом в дальнейших продвижениях к безбедной жизни без войн, боли и вражды. Мы можем дальше сидеть на месте и ничего не менять, каждый заботясь о своём куске. И всё останется как прежде. Но тот путь, который мы можем добровольно преодолеть, ознаменует начало новой эры, в которой каждому будет место. И не будет времени на смуты и соперничество. Нужно переступить через принципы, въевшиеся в наше сознание за многие столетия, разрушить их, чтобы освободить место для нового, более совершенного и лучшего будущего, - Эльсирину, так свято уверовавшему в свою идею, казалось, будто он объясняет нечто понятное каждому пню, размусоливает, точно детям. Но вместе с тем считал, что он не имеет права так относиться к Духам. Даже если они ещё не способны понять то, что уже осознал он. Даже если они отстали от него в этом. Значит он будет тем, кто приведёт их к этому знанию.
- ...скажи, друг мой, неужели мы не можем вывести вакцину исследуя уже зараженных? Оправдан ли этот риск? - Рин резко перестал улыбаться и морда его приобрела скорбный вид.
- Нет, мы не можем. Если и есть другой выход, у нас нет того, что для этого необходимо. А самый верный способ найти вакцину — обнаружить первоисточник мора. Чем я и намерен заняться. И что не мешает исполнению того, о чём я уже вам, дорогие коллеги, сказал.
- На что ты рассчитываешь? Что Фламментайн обернется против Верраяла? Станет на нашу сторону? - как же они не могут дойти до осознания? Вовсе не обязательно, чтобы Фламментайн предавал Верраяла! Дело не в предательстве. Дело в доверии.
И Эльсирин собирался сказать об этом, но Аграил не давал вставить и слова, задавая новые и новые вопросы, пока следующий не перебивал предыдущий.
- Когда ты прислал мне мысленное послание, ты был с Фламментайном. Возможно, об этом все уже знают, я так смотрю, секреты здесь держат только для меня, но я хочу узнать, что стало подоплекой вашей встречи? Мор? Ты обо всем нам рассказал, Эльсирин? - Светлейший вздохнул, будто у него спросили то, что он уже повторил не один десяток раз. Прикрыл глаза и заговорил немного спокойнее, что тоже было достаточно обманчиво, потому что Дух с каждым мгновением чувствовал всё больше и больше, будто ему нужно перестать распинаться. А встать, пойти и сделать. Потому что словами ничего не докажешь.
- Я объяснял Фламментайну свою точку зрения и мой взгляд на ближайшее будущее, призывая разделить его со мной. И я не скажу, будто Дух Огня был всецело против. Он наверняка обдумывает мои слова и принимает верное решение. Я видел, как дрогнула его непоколебимость и вера в настоящий устой. Я видел это его в глазах. И поэтому я верю, что всё получится.
Аминь.
- Скажи, дорогой брат, дорого ли Фламментайну обошлось твоё согласие на введение этого нового политического курса нашей фракции?
Наступила тишина. Недолгая, но тяжёлая. Улыбка так и не появилась снова на морде Эльсирина. Он разочаровался в своих сёстрах и брате. И ещё больше уверовал в то, что его просто не слушают. И не хотят слушать. А это значит, что нужно действовать.
Дух Порядка медленно повернул голову в сторону Мисан, холодно взглянув на неё. Он не мог позволить себе сказать что-то в роде «ну и сидите тогда здесь со своими иллюзиями и надеждами, пока Альянс не развалиться к чертям, а я всё таки сделаю то, что спасёт нас и вытянет из этого болота». Он уже не мог сказать, что внутри него подсказало ему эти мысли и идеи. Потому что всё это уже не звучало так глубоко, глухо ударяясь о скепсис и враждебный настрой союзников.
- Понятно… - негромко произнёс Светлейший. Слово упало на пол, как камень на дно.
- Вы способны и желаете мерить мир только своим искривлённым восприятием. Но я не желаю, чтобы всё и все вокруг подчинились ему, кривя собой и душой друг перед другом. А именно этим мы все и занимаемся. Я пришёл, чтобы помочь нам всем объединиться! Абсолютно всем, зная и понимая, чего это может стоить мне в случае неудачи. Зная, чем я рискую. А вы не способны увидеть ничего дальше своего носа. Только заботиться каждый о своей проблеме, даже не глядя толком друг другу в глаза. Посмотрите на себя! Посмотрите друг на друга! Аграил… брат мой… сёстры. Мы даже не похожи на Альянс! Мы и на стаи уже не похожи. Но кажется мне… что хоть разорвись Саяри на кусочки, вы так и будете сидеть и искать, к чему бы прицепиться в моих словах, упираясь рогами в каменную стену! Что ж! Я никого не желаю вынуждать или заставлять принимать мою точку зрения. Я просто докажу, насколько глубоко вы ошибаетесь! Уже очень скоро докажу! - прокричав эти слова, Рин вдруг решил, что немного погорячился, повысив голос. И виновато улыбнулся, будто это могло на что-то повлиять. Замялся на месте, перебирая лапами и нервно дёргая кончиком хвоста. Порядок начал расправлять крылья. Сейчас он был похож на тех драконов, который готовы с улыбкой на устах расплакаться от нервного напряжения. Но Эльсирин лишь продолжал выдавливать улыбку, бормоча себе под нос.
- Только будьте здесь. Потерпите совсем немного. Я знаю… знаю, всем очень больно и плохо. Но я вернусь — и тогда всё изменится. Дождитесь меня, пожалуйста, - проговорив эти слова, Эльсирин взлетел и, не прощаясь, вдруг вылетел в холл и пропал в быстро открывшемся портале.
Скорее, скорее. Он должен успеть в Виэны! Он должен успеть всё как можно скорее и вернуться победителем.
Скорее. Спешим. Летим.

[NIC]Эльсирин[/NIC][STA]Порядок[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c633329/v633329484/383/dOhhenk-jZs.jpg[/AVA]

+2

15

Эльсирин ещё что-то говорил, когда призрак Светлейшей, мысленно послав всё и вся в Бездну, отступил назад и неспешно двинулся вдоль стены, держась в нескольких метрах от пола. Да, не положено. Но какая, во Тьму, разница? Само присутствие на совете кого-то, кроме Глав, уже было нарушением. Хуже, чем есть, всё равно не будет. Да и потом. Выставить силой её едва ли смогут, как и призвать к порядку, а резких слов Лиэс наслушалась на год вперёд. Окриком больше, окриком меньше - это ничего не изменит.
Обманчиво спокойный голос Водного заставил драконессу остановиться где-то между Эльсирином и Мисан. Как раз напротив оратора. Ну, почти напротив. Со словами брата светлая была согласна. Его стае - любой стае - неприятности сейчас были ни к чему, а вылазка на чужую территорию наверняка спровоцирует агрессивный ответ. С тёмными всегда так: ты их легонько подтолкнешь, а они тебе все кости переломают. Испытующий взгляд Грая самка встретила спокойствием и равнодушием ледяной пустыни. Она решила не вмешиваться, значит, будет ждать. Продолжив своё неспешное следование по кругу, Аналиэссан кивала в такт словам брата. Всё так. Всё верно. "Почему же ты этого не видишь, Эльс, брат мой? Почему? Что стало с вами, когда не стало меня? Что ещё умерло в тот день на древних камнях?" Ответа на свои вопросы светлая не находила. Да и возможно ли это - заглянуть в чужие души, понять их мысли и чувства, мотивы их поступков и решений. Связать всё это с фактами. Оценить. Найти утерянную деталь и вернуть её на место.
Речь Санэ была столь же иллюзорно спокойной, как и выступление Морского Дьявола, но в отличие от брата, повелительница ветров была пугающе краткой. Её вопрос отравленным шипом нашёл свою цель, внеся ещё большую сумятицу в мысли не-мертвой. Неужели они не могут слышать друг друга? Доверять? За своими бедами не забывать о товарищах и о том, что за каждый шаг платить может кто-то другой?
Но было и ещё кое-что. В памяти всплыл недавний разговор на озере. Тогда Эльс сказал, что его миссия не увенчалась успехом. Фламментайн не пожелал услышать светлого и принять его точку зрения. Так зачем же сейчас Порядок говорит, что Пламенный задумался?! Что с ними всеми происходит?
- А если ошибаешься ты?! - Лиэс не выдержала и через зал двинулась к упрямому брату, собравшемуся поставить их жизни на грань новой войны. Она сама не знала, что будет делать, когда доберётся до Эльса, но так оставлять это было нельзя. Невмешательство невмешательством, но это уже слишком! Но светлая опоздала: её преемник взлетел и скрылся в портале. Лиэс, сорвавшись с места одновременно с ним, опоздала буквально на доли секунды, пролетев через то место, где только что схлопнулся портал. Единственное, что утешало, так это то, что пейзаж за ним не был похож на Пылающие земли. Спланировав на пол, драконесса сгорбилась и прошептала:
- Что же ты творишь, твою... сущность бессмертную?! - а после, выпрямившись и обведя взглядом оставшихся, резко и чётко озвучила свои мысли. - Дух Огня не пожелал даже задумываться о возможной смене курса - так Эльсирин сказал мне этой ночью. Хотела бы я знать, в какой момент он солгал...
В который раз Лиэс пожалела, что ей не к кому обратиться с молитвой. Если простые драконы молили о чуде Духов, то им самим оставалось только действовать. Потому что никто не придёт и никто не поможет.
- Что будете делать теперь, Главы?

+1

16

Слов Эльсирина становилось больше, и звучали они все красивее, но при этом с каждым новым предложением все меньше напоминали связный поток. В своей практике Аграил всегда предпочитал опираться исключительно на факты и достоверности, пресекая на корню допуск в свои речи веры и надежды, со всеми им надлежащими. В вере не было надежности, надежды не давали однозначный результат, все то верное, что мог сделать правитель просчитать сотни, нет, тысячи путей достижения одной цели, чтобы провались первые 999 последний обязательно сработал, вот, что давало уверенность в завтрашнем дне. И только это, а не мольбы к несуществующим высшим силам, не надежда на Удачу. Она была коварна и подари успех во множестве мелких дел, могла отобрать его в самый нужный момент.
Они все учились править по-своему, у каждого были свои методы, но, признаться, до последнего Дух предпочитал думать, что свод этих простых прописных истин был ведом каждому и каждый к нему прислушивался. Иначе плодородное существование Светлого Альянса до сих пор можно было списать только на исключительное везение его представителей.
Похоже все-таки везение... Аграил ненадолго прикрыл глаза и потер висок изгибом крыла. День только начинался, а голова уже трещала по швам под навалом информации и потрясений. А ведь говорил себе еще вчера, что надеяться на удобное для всех согласование без массового уничтожения нервных окончаний все равно, что пытаться зажечь огонь под водой.
- Да что с тобой, Эльсирин? Тьма и Свет находятся в равновесии до тех пор, пока остаются собой. Ты хочешь смещать черное с белым и получить благородный цвет, - недоуменные нотки в миг этом разлетелись по ледяному залу. Аграил действительно считал, что мир находится в равновесии, пока в силе вражда фракций. Они, не смотря на разность, представляли собой отдельные сути единого целого и уравновешивали чаши весов до тех пор, пока делились 3 на 3. - Ты противоречишь собственной сути.
Все предложенное могло сойти за что угодно, но отнюдь не за порядок и сейчас Аграил силился осознать, брат всегда был таким или же с ним что-то приключилось в тот промежуток, пока стаи Воды не было на горизонте. Забавно, пока Альянсом правила Светлейшая, в нем было больше порядка, чем после прихода к власти Духа отвечающего за этот фактор своим существом.
- Что вообще дало тебе основания полагать, что враг, тысячи лет искавший лазейки в нашей защите стобы нанести удар, не воспользуется твоими наивно распахнутыми объятиями, чтобы вонзить коготь в грудь Светлого Альянса? - грубо? Возможно, но теперь с безумием Духа могла совладать лишь пощечина.
Хотя, признаться, по этим параметрам Водного опередила Воздушная. Ее намек заставил каждого из присутствующих замереть и притихнуть. В этом была вся Мисан, но отчасти Аграил был с нею солидарен и понимал ее. Огненные представляли опасность для Воздуха, больше, чем для иных владений Светлого Альянса. Она была вправе задать такой вопрос, если учесть, что вылазка Светлейшего могла обернуться полным фиаско и гневом Фламментайна.
Дальнейшая тирада Эльсирина, походила на взрыв бомбы, брошенной Мисан. Признаться, будь Грай чуть менее сдержан в своих эмоциях, у него бы отвисла челюсть. Упреки, открытое осуждение, Пресветлый говорил так, словно был на голову, а то и две выше них по рангу и вообще к ним не принадлежал, лишь наблюдал за тем, как птенцы дерутся за место под солнцем. Однако, прежде чем все успели оправиться, Дух приготовил еще один сюрприз.
- Эльсирин! - Только и успел рявкнуть Водный, прежде чем Порядок пронесся в коридор и скрылся из виду в портале.
- Когда советы Альянса стали общественной площадью в день разлива кактусовой настойки? Простите, я этот момент упустил. Ложь, произвол, несогласованность действий... до чего мы докатились... - хмуро отметил водный.
- Сомневаюсь, что нам будет по силам остановить этого безумца, будем исправлять последствия.

+2

17

Совет Светлого Альянса превратился в базар-вокзал. И больше всего шума было от Эльсирина. Он, как бабка базарная, продолжал голосить. И лучше бы он орал "Пирожки! Горячие свежие пирожки!". Но нет, он в такой манере преподносил свои мысли, которые должны были служить им маяком в дальнейшем развитии фракции и всех трёх стай. Это могло повергнуть в шок, это могло сбить с толку и всколыхнуть в драконах панику, но все остальные присутствующие сохранили удивительное хладнокровие. Даже она, существо по природе своей эмоциональное и остро ощущающее колебания настроений своего окружения. Быть может, они просто уже привыкли разочаровываться... Миса уж точно разочаровалась в близких на годы вперёд. Ранее в подобной ситуации Вейла пришла бы к лучшей подруге - поразмахивала бы лапами, повосклицала, сыпала бы проклятиями, а потом таки поплакалась в пушистую гриву Аллинэи. А что теперь? Кому излить своё горе? Куда бежать? Кого звать на помощь? Мисансэкрес впервые оказалась в разбитой лодке абсолютно одна. Все союзники заняли собственные судна или же вовсе унеслись в неведомые выси, думая, что от шторма могут спасти облака.
"Стоит ли волноваться о тех, кому на тебя плевать? Стоит ли бороться за общее дело, если оно уже ничерта не общее?"
Впервые в голову Главы стаи Воздуха закралась мысль о том, что стоит оставить привычки прошлого и бороться за настоящее. В настоящем от неё требовалась усиленная забота о её стае. Потому что если её не защитит она, то никто больше не защитит.
Интерес к дискуссионному процессу полностью угас. Драконица лишь краем уха слушала, что говорит Водный брат, молча и абсолютно равнодушно выслушала тираду Эльсирина.
"Безнадёжный кривляющийся дурак."
В такой грубой форме ей ранее приходилось думать разве что о представителях Тёмного Альянса. Ныне же этого удостоился "свой". Куда катится этот мир? Явно по отвесной...
Аллинэя бросилась вперёд за мгновение до того, как Рин, пафосно и оскорблённо, решил удалиться, чтобы что-то там им доказать. И ни слова Аграила, ни этот недвусмысленный бросок Пресветлой не удержали Духа Порядка. Это превратило многоточие в рассуждениях Музы в точку. За благополучие родной стаи она будет бороться. Даже с Эльсирином и его бредовыми идеями. Но что этому она может противопоставить? Как себя обезопасить? Что если Порядок всё же опустился до подпольных игр с их заклятыми врагами? Одна эта мысль заставила в груди проснуться и завозиться что-то мерзкое и скользкое. Червячок недоверия и подозрений хорошо так подрос в благодатной среде непонимания, обид и отдаления.
- Видимо, в обсуждениях более нет смысла. Наш лидер произвольно удалился, а заседать в неполном составе... - янтарноглазая отрицательно и вяло качнула головой, давая понять, что она не видит в этом никаких перспектив, - Если кто-то из присутствующих захочет прояснить со мной некоторые аспекты сложившейся ситуации отдельно, то прошу их направить мне соответствующее послание или своих педставителей, чтобы обозначить время и место проведения внепланового собрания. А сейчас прошу меня извинить, я вынуждена удалиться.
Прохладно-формально, без единого намёка на агрессию. Как если бы общалась с незнакомыми или там с какими-то дипломатами вражеских стай. Эмоции бурлили глубоко внутри. Но для них сейчас было не время и не место.
Мисан коротко кивнула и вышла из залы, после чего прямо перед ней открылся портал, через который были прекрасно видны заснеженные пики гор. Домой.
>>> Пещера Теарзис

Отредактировано Мисансэкрес (5 Мар 2016 14:10:13)

+2

18

Разумеется, Эльсирин не вернулся. Никакие слова не смогли достичь его сердца. Хотя была у Лиэс смутная надежда, что брат одумается, что сейчас полыхнет золотистый портал в галерее, что Дух Порядка вспомнит о своей сути и прекратит это безумие. Но тщетно, он не вернулся. Не вернулась и уверенность самки в правильности принятого решения. Как ни крути, а Свет из круга совета выбыл и, похоже, надолго. И хотя Лиэс сейчас не может решать за стаю, она может ответить как пусть и бывший, но Хранитель от этой Стихии. Раз уж действующий Глава не соизволил выполнить свой долг в полной мере...
Но потрясения на этом не закончились. Хотя что-то в этом роде драконесса ожидала. Мисан всегда была самой взрывной и непредсказуемой из них четверых и в этой своей непредсказуемости, как ни парадоксально, лучше прочих поддавалась просчёту. Так что с неким болезненным любопытством светлая следила за Вейлой. И та её не разочаровала, обдав оставшихся Духов волной презрения и с видом полной незаинтересованности в происходящем удалилась, будто покидала большой Совет в Соборе, где Главы умудрялись за пару часов "плодотворной работы" надоесть друг другу до зубовного скрежета. Внутри же воздушной, надо полагать, бушевали эмоции, как и всегда, но ни одна из них не была продемонстрирована товарищам. Или вернее сказать - бывшим товарищам? "Не-е-е-ет, это же бредятина редкая. Альянс не может рухнуть из-за одного идиота! А вот из-за двух - может," - с замиранием сердца Лиэс осознала, что эскапада Эльса вполне могла "добить" и без того неустойчивую психику Мисансэкрес. Конечно, она не свихнётся в прямом смысле этого слова, но вот устроить дебош в политической жизни своей стаи - вполне.  Тем более, что и сама Асфодель приложила к столь плачесвному состоянию Вейлы свои призрачные лапки. В общем, Свет сегодня показал себя наихудшим образом.
- Что же мы наделали? - прошептала не-мёртвая, окончательно оседая на полу бесформенной кучей с неловко вывернутыми крыльями. Но долго предаваться унынию драконессе не дали разумные слова Аграила. Неимоверным напряжением Лиэс заставила себя подобрать лапы-крылья-хвост и сесть прямо. И оглянуться на брата, избегая смотреть в глаза. Похоже, сейчас ей придётся за всё ответить. И за те нелепые отговорки перед началом Совета, и за сорвавшиеся сейчас слова, по которым вполне возможно было предположить, что что-то она такое сотворила. К тому же Эльс упомянул, что она встречалась с Мисой ночью, хоть и без особой уверенности. Но Граю этого наверняка хватит, чтобы задать пару вопросов, которых Лиэс очень хотелось бы избежать. Но не будет же она подобно Эльсирину сбегать? Во-первых, через зачарованные стены идти было страшно, как и через толщу воды, во-вторых, и так уже сделано почти всё, чтобы Альянс рухнул, как шалашик из листьев. Это дело явно не из тех, которые стоит доводить до конца.
- Похоже, исправлять последствия придётся нам двоим, - невесело хмыкнула драконесса. Вообще эта ситуация до боли напоминала ей события более чем четырёхтысячелетней давности. Место проведения Советов, проигранная битва, чувство ушедшей из-под лап тверди и Морской Дьявол рядом. Только и разницы, что Советы малые, внутренние, а битва велась не на когтях и магии. Но слова, как известно, порой ранят даже больнее. И, в отличие от тех же когтей, они могли задеть даже призрака. С изрядным запозданием Лиэс поняла, насколько хреново было Мисе после того их разговора. Это сама она непрошибаемая и клала хвост на все попытки научить её жизни, а вот Вейла куда более ранима. И светлая прошлась по ней с изяществом прущего на таран воина Земли... Достойно, ничего не скажешь. Будто птенца победила, чес-слово! - С чего начнём, брат мой?
Со стороны драконесса по-прежнему могла показаться побитым щенком, но взгляд её постепенно становился осмысленным, а движения утрачивали неестественную резкость. Невпервой. Прорвёмся.

+1

19

Количество представителей Альянса в зале советов вновь норовило поколебаться и, похоже, редкая в последнее время солидарность вынудила как Аграила, так и Аллинэю скосить взгляды в сторону Мисан, ожидая бури. Она не заставила себя долго ждать, но за нарочито холодными и презренными словами скрывалось нечто куда большее. Грай хорошо помнил, какой была сестра, пусть они не трещали о жизни и переживаниях - это удел подруг, но самец всегда знал, когда Вейле было действительно плохо, от части, потому что порой сам испытывал подобное. Но он умел подчинить свой шторм прежде, чем тот успевал нанести вред всему окружающему, а Мисансэкрес... внутри нее образовывалась воронка, способная вырваться наружу самым настоящим стихийным бедствием до того как Санэ успела бы то осознать. Она и без того сдерживала ее слишком долго и пусть Аграил не знал, какие обстоятельства стали причиной ненавистных взглядов Музы в сторону подруги, ему впервые за все эти годы было действительно жаль Воздушную. Она ведь была его маленькой сестричкой.
Он не стал догонять ее или пытаться остановить, только проводил сожалеющим взглядом, лишь кончиком хвоста потянувшись в сторону выхода, где следом за Вейлой улетел и последний, созданный ею ветерок. Теперь обстоятельства сложились еще более напряженные, нарочно ли или по велению случая коллеги оставили их с Аллинэей наедине именно тогда, когда кровь новых ран была еще столь свежа, что не успела свернуться алой коркой на их краях. Грай знал себя и сам, пожалуй, предпочел бы просто ретироваться, отложить этот разговор до той поры, когда остынет пламя и превратится в мерзлый лед, но он так же знал, что бежать теперь бессмысленно. Все сложилось таким образом, что уйти теперь, махнув хвостом - ударить по уже образовавшейся под напором первых двух деятелей трещине. Сделай он это, Альянс рухнет. Но пусть положение их было три тысячи раз незавидным и безнадежным, водный не собирался опускать лапы, нет, он вернулся на материк, чтобы бороться за былые творения и созидать новые.
Сейчас союз светлых духов отдаленно напоминал домино, стоило одному пошатнуться и следом за ним стали падать остальные. Стоило выйти из поля зрения Мисе, как и Нэя надумала удариться в апатию. Грай же напоминал каменное изваяние, не только внешне, но и внутренне. Он остался неподвижно стоять за трибуной, плотно сомкнув клыки. На создательницу был устремлен строгий и осуждающий взгляд янтарных очей, тот взгляд, которого удостаивался далеко не каждый, но противостоять которому было крайне сложно. Колючие брови сошлись к переносице, образовав на ней решеточку недобрых морщин, уши водного владыки были прижаты к голове. Весь вид самца выражал напряжение, как натянутая струна, - стоит тронуть ее ненароком и она лопнет, разрезая концами кожу неосторожных лап.
- С чего начнем? - холодно спросил самец, продолжая сверлить Светлейшую взглядом. - С откровений, Аналиэссан.
В его хриплом голосе звенела сталь, от чего он казался каким-то неестественным, лишенным чувств и эмоций, но это длилось не долго. Внезапно, самец шагнул с помоста за трибуной и стремительно приблизился к сестре, остановившись от нее в одном шаге и замер. Затем медленно поднес крыло к своей гриве на шее, перекидывая ее на другую сторону, и повернул голову так, чтобы дракониха могла рассмотреть шрам, оставленный магией Темнейшей на память о том дне.
- Что ты видишь, Лиэс? Что для тебя это значит? - голос постепенно набирал красок, накалялся подобно металлу в жаровне, этот процесс было теперь не остановить. Не давая ответить, он продолжал:
- Как ты могла? Бездна тебя дери, Аллинэя! Как верный пес я был готов прийти к тебе на помощь, не важно, поставить скрижаль с записями на полку или спасти жизнь. Я обещал, что буду беречь твою дочь, и даже когда мы скрылись с глаз мира, я продолжал поддерживать связь с нею одной. Чем ты меня отблагодарила? - в словах зазвучали рычащие нотки, самец внезапно шагнул в сторону и прошелся до середины зала, сознательно увеличивая дистанцию между собой и сестрой, от греха подальше.
- Мисан моя дорогая подруга, Эльсирин - преемник и первое творение, Лу - любимая дочь, ей ты ведь тоже сказала, сестричка? Не могла не сказать, я же знаю. Ну, а Грай... Грай и без того верная мне шавка, он подождет. Он как рыба-лоцман, всегда вертится вокруг своей акулы и никогда ее не покинет, - Водный нарочито смягчал голос на "репликах Аллинэи", делая его более женственным, что при его тембре в любом случае было задачей почти непосильной.
- А не было бы совета, когда бы ты мне сказала? Через месяц? Год? Пришла бы на смертном одре порадовать новостью, что если я сдохну, то это ненадолго? Бездна! - Аграил с силой ударил серповидным наконечником хвоста по колонне, идущей к куполу Жемчужины. От удара в разные стороны полетели серебристые искорки льда, а зал разразился звонким, почти колокольным дребежжанием.

Отредактировано Аграил (6 Мар 2016 01:18:50)

+3

20

Где-то на заднем плане сознания заходилась хохотом Тень. Сквозь смех временами прорывались отдельные слова и фразы, общий смысл которых сводился к тому, что за неполные двое суток Лиэс умудрилась наломать больше дров, чем за последние пять лет до гибели. Сущность это веселило.
А вот Лиэс было не до смеха. Аграил с самого начала этого Совета был на взводе (и опять не без помощи некоторых!), а теперь, похоже, разбушевался окончательно. Как-то некстати вспомнилось, что они находятся на изрядной глубине, в царстве Духа Воды, чья ярость могла выплеснуться штормом. Но первый натиск светлая выдержала, с трудом подавив желание шарахнуться от нависшего над ней брата. Сил встретиться с ним взглядом драконесса так и не нашла. Да, Тьма побери, Грай прав, но и у неё были причины поступить именно таким образом! Возможно, не будь у Лиэс столь насыщенной событиями ночи, она вспылила бы в ответ, но ссора с Мисой и неловкие объяснения с Эльсом, казалось, выпили из неё все эмоции.
Хотелось плакать, но призраки на такое не способны. Лишь скривилась морда да уши обвисли. Душила обида. Да, Асфодель была неправа - в некоторых своих решениях. Но это не значит, что ей плевать на всех и вся и особенно на Аграила. Но разве можно объяснить, передать словами всё то, что связывало светлую с каждым из перечисленных Духов? Хотя, похоже, придётся, иначе от Альянса и впрямь останется одно название, и то - ненадолго. С глубоким вдохом она прикрыла глаза и представила себе безмятежный покой ледников, холодное смирное море и свинцовое небо над ним. Эта картинка раньше помогала Нэе сохранять хладнокровие на Советах, когда Арамэль принималась поливать всех грязью. Сейчас полностью отрешиться от горечи поражения и обид не вышло. Бездна их всех возьми! Если им так нужна прежняя Глава, они её получат - в худшем из возможных воплощений, потому на милосердие и всепрощение не-мёртвая в силу ряда причин была неспособна.
- Успокойся. Ты хотел откровений? Так слушай, - драконесса наконец поднялась на лапы и нашла взглядом водного. Уже не заблудившийся в чаще леса птенец, нет. В осанке, в наклоне головы можно было заметить ту Аллинэю, которая с неизменной вежливой полуулыбкой посылала к хозяйке тёмных в ходе Раскола и принимала вымученные поздравления с  принятием Стихией Наследницы много позже. - Я сказала бы. В этот день, состоялся бы Совет или нет. Да, первым делом я кинулась к Мисе. Потому что Эльса на территории стаи не было, а где искать тебя я понятия не имела! Да, от неё я улетела к Лу. Потому что ты абсолютно прав - она моя дочь. Любимый и единственный ребёнок. И единственная память о моём спутнике! Кстати, прими мои поздравления в связи с расширением семьи владыки вод. На чём я остановилась... Ах да, Иррлуа. От неё я ушла на Элтен. И там уже был Эльс. С Духом Облаков. Мы поговорили... о разном. О делах и о личном. И это вынудило меня искать совета у Мисы. Как у самки, если угодно. А с ней мы изрядно поругались, - Лиэс поморщилась, как от зубной боли, заново вспомнив неоправданно резкие слова.
- И именно из-за этого я стала ждать Совета. Чтобы усмирить эту бурю до этой встречи. Едва ли кому-то было бы легче, если бы я примчалась к тебе невменяемая от злости. И наконец... Встречу с Эльсом опустим, она произошла волею случая, и я её не искала. Иррлуа ещё птенец. Кровь Воздуха играет в ней в полную силу, хоть её совсем немного. То же можно сказать и о Мисан. Ты же тот дракон, на которого я всегда могла положиться в любом деле. От уборки до битвы, - драконесса недобро усмехнулась, глядя исподлобья. Тщательная сдерживаемая злость, вскипающая по мере развития мысли, начала прорываться в случайных жестах. - И это доверие сыграло со мной злую шутку. Я рассчитывала на твоё понимание, что именно ты поймёшь, почему к наиболее беззащитным в моих глазах детям я кинулась в первую очередь. Не говоря уже о том, что я даже мысленно позвать никого не могу, если он далеко! У меня нет ни сил, ни желания бороться, Грай, но и Рин, и Мисан с завидным упорством пытаются втащить меня на прежний путь. А я не хочу этого. Только почему-то этого никто не видит. И никто не желает встать на моё место. Полвека просто прошли стороной, а теперь, дорогая наша Светлейшая, иди-ка ты снова решать мировые проблемы! А я ничего о них не знаю. Единственный, кто счёл возможным предоставить мне сколько-нибудь полную информацию, стал Эльс, но и в его словах было полно недоговорок. Неудивительно, что впопыхах я наделала ошибок. И уже расплачиваюсь за это.
Немного успокоившись, Лиэс вспомнила, что не так давно имела место быть схожая ситуация, но как раз с Аграилом. И хотя его отсутствие было весьма недолгим, но положение его детища было катастрофически тяжёлым. "Дурная бесконечность. Надеюсь, он хоть немного успокоился... Второй заход я не выдержу. Не только Мисан нынче на нервах".

+4

21

Аграил разошелся не на шутку, его буквально захлестывали недобрые эмоции, каким было под стать двигать своей мощью мировой океан. И вода вокруг купола-сферы начала волноваться, при содействии эмоционального фона Морского Дьявола или по воле обстоятельств. Блики с поверхности воды, изредка добирающиеся до купола, дергались и скакали по полу, словно языки пламени.
Где-то в вышине сводов до сих пор эхом раздавался лязг удара, звук точно не мог найти выхода и оказался заперт в этом огромном ледяном пузыре глубоко под водой. Самец убрал хвост в сторону, уронив мгновенно потяжелевший наконечник на плиты пола. Он тяжело дышал, как если бы запыхался, но это было лишь естественной попыткой дать выход накопившейся внутри ярости, так и рвущейся на свободу. Впервые за все эти годы самец выказал больше эмоций, чем рассерженный взгляд и разочарование в голосе. Да что там, кажется, его душевное равновесие так и норовило отыграться за все 52 года по полной программе и кому не повезло подвернуться в этот момент под лапу, так это Аллинэе. Не смотря на практически всесокрушающий ураган внутри и слова, от которых так и чесался язык, дракон заставил себя выслушать аргументы сестры до конца, а стоило самке закончить, буря поднялась вновь:
- А кто желает встать на мое место, Аллинэя? Меня втоптали в грязь, мой дом разрушили до основания, мою стаю унизили, заставив якшаться, как нищебродов вымаливая дозволения пожить на ваших территориях и терпеть косые взгляды в свою сторону. Груз на шее, камень преткновения, кому нужна горсть избитых, уничтоженных горем, сломленных унижением драконов? Слишком гордых, но вынужденных скрипя зубами улыбаться в ответ на такое отношение. Это и только это заставило нас уйти с глаз мира долой, чтобы окрепнуть и престать пред белым светом в своем величии. Ни минуты за все эти годы нам не было легко, ни минуты мы не расслаблялись и до сих пор работаем в поте лица без выходных и праздников, - Дух мотнул головой, и его густая грива рассыпалась по шее радугой прядей. После пленения в ней, впрочем, с каждым годом становилось все больше и больше белоснежных, точно выцветших локонов.
- Бездна, о чем мы вообще говорим?! Мое понимание? Нэй, дорогая, это не бытовая весть, которая может подождать, это не известие о войне, не новость о совете, это - смерть. И поверь мне, я страдал не меньше, чем Мисан, Иррлуа или Эльсирин. Представь… Только подумай на минуту, 52 года! Пятьдесят два, Нэя, я казнил себя тем, что в этот раз не успел, - Водный снова начал приближаться к сестре, не замолкая.
- Хочешь, я расскажу тебе, во что меня это превратило? Подобно яду эта мысль медленно уничтожала меня, она стала причиной моих кошмаров, из-за которых я практически перестал спать. Я изменился. Мне легче и сладостней сеять смерть, чем проводить время с собственными детьми. И это останется со мной до конца, но понимай ты всецело, что для меня значишь, ты бы так не поступила, - Морской Дьявол остановился совсем близко, заглядывая в лицо той, ради которой был готов на все с каким-то пылким холодом. Глаза были немного сощурены и смотрели испытующе, точно были способны предугадать каждый зреющий ответ.
- Ты уже была на Элтене, достаточно близко, чтобы связаться со мною. В конце концов, ты могла попросить Эльсирина отправить мне весть - это я бы понял и простил. Три слова, Нэя, три слова «Я жива, Аграил» и мы бы сейчас не стояли здесь, балансируя на краю пропасти, в которую превратился наш Альянс, - Водный скрипнул клыками, шаркая кончиком хвоста по полу. Последние оправдания, когда их смысл, наконец, дошел до Морского Владыки, в общности своей вызвали, пожалуй, еще больше негодования, чем все, сказанное ранее. Водный ненадолго прикрыл глаза, честно пытаясь совладать с собой, но хоть дальше он говорил куда спокойней, не трудно было почувствовать - стоит дунуть и эта маска рассыплется.
- Знаешь, когда мы вернулись, я сам ничего не знал, кроме ухода Лу, - она мне сказала. Но я не опускаю лапы в своем неведении, я не плачусь о том, как я устал, хотя, ты себе представить не можешь насколько. Это безумная погоня и я знаю, что должен везде успеть: вывести стаю на прежний уровень, отстроить и защитить свой дом раньше, чем враг решит воспользоваться окончанием перемирия. Я хочу и буду бороться за благополучие Альянса, с чьей-либо помощью или совершенно один, меня не пугают трудности, - упрек? Да, в его словах звучал упрек, и самка была вольна воспринять его на свой счет или рассмотреть как мотивацию к действию.
- Передо мною список целей длинною в жизнь. Необходимо полностью перестроить инфраструктуру и наладить механизмы, которые безнадежно сбились, упразднять правила и вводить в новые, ужесточать систему, восстанавливать слаженность общества и при этом при всем я обязан уделять достаточно времени своим птенцам, мой долг поставить их на ноги. У меня нет времени говорить как это все сложно и как мне безмерно тяжело, потому что все чего-то хотят.

Отредактировано Аграил (6 Мар 2016 18:01:19)

+2

22

- Хватит! Довольно, - устало обронила драконесса. По стечению обстоятельств, её терпение иссякло в тот момент, когда Аграил закончил говорить. Ей было что ответить на каждое его слово, на каждый упрёк, но тогда взаимные обвинения закончились бы нескоро. Лиэс уже пожалела, что явилась на Совет, поддавшись эйфории Порядка. Надо было улетать сразу после ссоры с Мисан. Чтобы не портить всё дальше. И даже сейчас, образно выражаясь, пытаясь залатать эту прореху, она умудрилась лишь продырявить полотно ещё в нескольких местах. Но, может, ещё не всё потеряно?
- Второй раз ты становишься свидетелем моего поражения. Чашу своего унижения я испила до дна. В этот раз - из твоих лап. Досадно, обидно, горько. Но не об этом речь. Забудем о моих чувствах - как и всегда. Это никого не трогало раньше, не будем же нарушать славную традицию. У меня к тебе только один вопрос, Аграил. И я хотела бы услышать на него взвешенный и хорошо продуманный ответ. Не так уж много я прошу, правда? - Аллинэя говорила очень медленно, сама тщательно обдумывая каждое слово, чтобы не спровоцировать новую вспышку агрессии. Перед внутренним взором катило волны холодное Северное море, где-то кричали чайки. Казалось, ещё миг - и в морду ударит солёный ветер. Но нет.
А ещё в памяти вставали картины прошлого. Когда Аграил не дал ей бесславно сдохнуть в Звёздном Соборе. И как униженно чувствовала себя тогда светлая, стыдясь показаться на глаза даже своим драконам, не говоря уже о братьях-Духах и самом спасителе. Но ей пришлось затолкать комок эмоций куда подальше и идти вперёд.
- А вопрос у меня такой. Чего ты ждёшь от меня, Дух Воды? Чего хочешь? Я уже говорил это Мисан, скажу теперь тебе. В былые годы я забыла о себе, чтобы мой народ выжил. Чтобы Север не оказался залит кровью. Я отказалась от своих желаний и стремлений и стала той Светлейшей, которую все знали. Сейчас навязанный долг надо мной уже не довлеет. Я не могу быть прежней. Нет, не так. Я могу не быть ею. Не слишком хочу, если честно. Я устала вершить судьбы и не стыжусь этого. Слабость? Возможно,- Лиэс мерила шагами пол в центре зала. -Твоё решение, брат. Если ты считаешь, что я кругом не права, то мне лучше уйти и больше не вмешиваться в жизнь Альянса. Если же я могу сделать что-то для общего дела - помоги мне снова обрести почву под лапами. У некогда моей стаи новый Глава, особого доверия к которому я более не испытываю. У моей малютки-дочери своя семья и свои дети. Больше полувека мир живёт без меня. И я не понимаю, что мне в нём делать. Тем более такой. От меня осталась жалкая тень, Аграил. Я способна только говорить и ничего более.
Драконесса села в центре зала, ожидая судьбоносного вердикта. "Я приму любое твоё решение, брат, любое. Каким бы оно не было".

+1

23

Музыкальная темаАграила словно окатило ледяной водой, и он вмиг замер там, где стоял с каким-то ошарашено непонимающим выражением лица. Янтарные глаза, выглядывающие из-под нахмуренных бровей, очертили туманный силуэт Дочери и впервые за эти тяжелые минуты полностью покинули ее образ, устремившись куда-то к сплетению ледяных альковов на стенах, а быть может, и за их пределы, где среди кораллов сновали цветастые рыбки, частично заметные в полупрозрачных нишах.
«Что я делаю? Золоторогий идиот…» – неутешительный вердикт, но неожиданно к самцу пришло осознание, что он всего за эти пятнадцать минут успел перегнуть палку не единожды и не дважды. Он злился, это было естественно, но, вероятно, единственное чего он хотел добиться этим взрывом эмоций – только признание неправоты, пусть не словесное. Ему не хотелось, чтобы что-то подобное повторилось, потому что он понимал, что сам, вероятнее всего просто не выдержит. Уже более полувека он ни на минуту не расслаблялся, пребывая в состоянии близком к натянутой струне, и ему не раз казалось, что вот, сейчас ее еще чуть-чуть подтянут и душевное равновесие безвозмездно полетит к чертям. Впрочем, своими бурными, грубыми, провокационными речами он только и добился, что подвел светлую к краю Бездны.
Даже если сестра не пыталась или не хотела его слышать, ему самому показалось, что он понимает ее и ее чувства, еще до того, как она про них сказала. Он понимал уже, когда говорил про себя, но сам себя же остановить не мог. Пока самка говорила, Морской Дьявол не встревал, медленно перебирая лапами, он проделал круг по залу перед трибунами, при этом словно и слушая, но пребывая где-то за гранью материального мира. Мысли до того горячие, как разогретые солнцем камни на пляже теперь стали едва теплыми, жара спала и среди мечущихся отпечатков настоящего проступили легкие, непринужденные картины прошлого, обрывистые, часто вырванные из контекста, но в какой-то степени даже приятные.
Оказавшись за спиной Аналиэссан, Грай остановился, повернулся к ней и медленно приблизился присев рядом. Хвост словно сам собой очертил дугу вокруг Светлейшей и замер, самец знал, что не может обнять сестру, но, быть может, это было и не обязательно. Приблизив голову, он потерся ею по воздуху рядом с головой самки, как если бы она и не была призраком вовсе.
- Пока мы будем делать друг другу больно, Альянс не восстанет, - тихо сказал Водный, одним глазом смерив Аллинэю, но морда была повернута вперед и чуть приподнята вверх, в некоей озадаченной и задумчивой позе, вызванной очевидно вопросом самки.
- Ты есть Свет, Нэя, а Свет никогда со дня сотворения мира не был жалок. Перестань жалеть себя и подумай о том, что ты можешь, а не о том, что тебе теперь не суметь. Впрочем, это не касается того, что тебе стоит или не стоит делать. Хочешь знать мой совет? Поступай так, как ты решила в самый первый раз, еще до того, как узнала мнение Эльсирина или Мисан. Наш Альянс – это не каторга и каждый из нас имеет даже на своих постах право быть счастливым. Тебе удалось вырваться, а значит ни я, ни кто-либо еще не вправе заставить тебя вернуться на эту дорогу, все зависит сугубо от тебя. - Самец по-прежнему был мрачен, он давно не радовался чему-то, а редкая улыбка была почти что помутнение, но его слова были мягкие и проникновенные, сильно контрастирующие с громкими высказываниями ранее.
- Нас ждет тяжелое время, сейчас даже я не могу предусмотреть, что произойдет завтра, и я не уверен, что смогу повлиять на Эльсирина, теперь я ни в чем не уверен. Но если ты не захочешь помогать, что-нибудь придумаю, - он мягко взглянул на создательницу и, прикрыв глаза, закончил:
- Я приму любое твое решение, а что до остальных… они смирятся, время всему судья.

+3

24

Оба дракона спустили пар и теперь были готовы к более-менее конструктивному диалогу. Но не все чёрточки в рунах ещё были расставлены, светлая по-прежнему ждала ответа на поставленный вопрос. Но вне зависимости от того, что скажет Аграил, она была рада, что брат больше не пытается заморозить её взглядом, а сидит рядом. Время раздора прошло.
"Да они как сговорились! Делай, что хочешь, делай, что хочешь... А если я сама не знаю, чего я хочу?" - Лиэс потёрла лапой нос, пытаясь сосредоточиться. Или хотя бы взглянуть на проблему под другим углом. "Эй, милая, ты же собиралась порвать со всем этим, м? Ветер в крылья и ни одной пафосной морды в округе. А теперь что? Снова погрязнуть в чужих заботах?! Кто ныл, что устал и носа не будет совать в политику?!" - неожиданно встряла Тень. И она же натолкнула Духа на мысль. Было это самообманом, способом обойти собственное обещание или же его прямым нарушением - ведомо лишь звёздам. Но призрачная драконесса заговорила вновь, медленно роняя слова:
- Больше всего я хочу уйти. Не являясь прирождённым лидером, вести и свою стаю, и весь Альянс... Это было действительно тяжко. И будь положение иным - я бы так и поступила. Есть множество мест, где я хотела бы побывать. Но сейчас, положив на алтарь Альянса жизнь... во всех смыслах, я не хочу увидеть его падение. А к этому всё идёт, не так ли? Эта жертва, изменившая сотни судеб, не должна оказаться напрасной. Я останусь здесь на некоторое время. На столько, сколько понадобится, чтобы упрочить узы, некогда связывавшие нас всех. А после... Элесмиорн таит в себе много загадок, подчас весьма странных. Думаю, ещё одна ему не повредит.
С каждым словом голос светлой крепчал. Утратив силу и привычное положение, сколь угодно яро отрекаясь от прошлого, по сути своей Лиэс являлась пусть не Главой, но Хранителем. И на этом пути она обретала желание бороться и просто жить. Пусть даже в таком виде. В конце концов, она уже давно не птенец, чтобы прятаться от трудностей под крылом мамочки. Только вместо того, чтобы дать опору, хоть какую-то зацепку, её близкие стремились переложить выбор на её плечи. Правило, по большому счёту, т.к. свою судьбу каждый должен решать сам. Но конкретно сейчас Нэя хотела услышать лишь три слова: "Ты нужна нам". Но все три Духа чуть ли не слово в слово говорили, что лишь ей решать, остаться или уйти. Хотя, может, это и к лучшему, потому что придя к заветной мысли самостоятельно, светлая лишалась даже тени шанса когда-нибудь впоследствии под действием эмоций обвинить кого-либо в принуждении. Ан нет, сама, всё сама. И нечего сопли на кулак мотать. От судьбы сбежать можно, а вот от своей сути, от того, что в тебе главное - ни за что.
- Спасибо, - за всё разом, и в первую очередь за то, что не позволил погрязнуть в собственном нытье. - И всё же... С чего начать. Мисан сейчас очень плохо, но, признаться, Эльс меня беспокоит намного больше. Не могу понять, что он задумал. И чем нам это аукнется.

+1

25

- Да будет так, - только и сказал водный, когда сестра повела речь об уходе после решения всех насущных проблем. Возможно, он должен был сказать что-то еще, какие-нибудь ободряющие слова, или вдохновляющий призыв, или еще черти бездны знают что.
Аграил не знал, а если говорить начистоту, не видел необходимости. То, что Альянс как никогда нуждается в Аллинэе, она сама должна была видеть и понимать, то, что в ней нуждаются ее создания... здесь должна быть отсылка к отгремевшему десятком минут ранее разговору, о любви, уважении, поддержке и прочем. Самец не чувствовал нужды в повторении того, о чем толковал ранее, это качество он сохранил еще со времен бытия молодым и зеленым Духом.
Сам он это желание уйти и возможность это сделать, расценивал скорее как привилегию, чем бегство и тому было множество подоплек. В первую очередь в том, что среди бесконечно усталых, но беспрестанно работающих на износ Духов, он был беспрекословным лидером. Одни звезды и с ними бездна ведают, сколько раз он мечтал о том, чтобы уснуть и более не проснуться. Не из нажитой депрессивности и угрюмого отношения к сути вещей, а от элементарного истощения. Однако в отличие от Аллинэи, сам Морской Дьявол ни на минуту не сомневался, что создан для всего этого - для дипломатии и политики, войны и советов, правления, регулировки, налаживания механизмов, для правосудия и многих других вещей, связанных с постом Главы. А значить и не мог оставить это. По крайней мере, не сейчас.
Он поднимался, как бы ни было тяжело, ободрял себя сам и возвращался на рабочую позицию изо дня в день, а сейчас это уж и давалось куда проще. И спать он крепче стал, по крайней мере, так было до событий этого дня.
- Не за что, - Отозвался Граиль, после пустившись мыслями в нелегкую. Вопрос о Мисан был открыт и как никогда актуален. Состояние Воздушной сестры балансировало на грани и оставлять ее в таком состоянии теперь Водный не желал. Пока сестра не наделала глупостей, стоило привести ее в чувства. Но как, когда и где, Морской Дьявол представлял смутно. Поскольку выдвинутое им ранее предложение о встрече получило размытый ответ, лишенный конкретики, а в остальном, самка не то, что говорить, смотреть в его сторону отказывалась. Пожалуй, в этом вопросе он был более сознателен и зрел, чем она.
В то время как с Мисой все было, более ли менее понятно, с Рином, напротив, не было понятно ничерта. Поэтому на вопрос Аналиэссан, морда Водного ответила какой-то невообразимой гримасой, вполне подходящей как для выражения обескураженности, так и признания невменяемости того, кто некогда был частью их общей кухни.
Пару раз дракон предпринял попытку что-то сказать, но всякий передумывал, так как довод должен был звучать очень непристойно.
- Я могу тебе без провидения сказать, что нам это не посулит ничего хорошего. Признаться такого я не ожидал, а особенно от Порядка и как на подобное реагировать - я не знаю. Остановить его нам не по силам, если ринемся следом, Темный Альянс решит, что мы в открытую тычем своим перстом им в ноздри. А еще хуже, если они увидят в наших рядах разлад. Тогда прицельной атаки не избежать, они будут знать, на какую мозоль давить. Пусть лучше думают, что это наша общая подпольная инициатива или инициатива Главы Альянса, о которой мы не знали. Будем ждать. Создание вакцины - важная задача, а вот помощь врагу... с этим разберемся по мере…

ИГРА ВО ВРЕМЕННОМ ЭПИЗОДЕ ЗАВЕРШЕНА

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Океан » Хрустальный дворец, проект - Жемчужина Триады