//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные пещеры » Пещера Мирэкл - Обитель Зам. Главы


Пещера Мирэкл - Обитель Зам. Главы

Сообщений 51 страница 58 из 58

51

Тинэквалон так и не смогла понять, как ей относиться к тому, что она попробовала. Поэтому решила, что попробовала недостаточно. И принялась снова маленькими глотками пить, иногда почти фыркая и отскакивая. Единственное, что ей стало понятнее, что эта жидкость немного отдавала травой, но такой необычной, что сравнивать ее с пожухлыми кустарниками пустыни и кактусами просто категорически нельзя. Да и вообще ни с чем известным сравнивать нельзя.
  Она посмотрела на змея: тот казался каким-то спокойным и даже умиротворенным, и совсем не злился. Тин чувствовала это. Она не понимала причины такого расслабленного состояния, но радовалась тому, что сейчас у персикового именно такое состояние. Тот вдруг подал голос, однако Тинэквалон, разумеется, ничего не поняла, и потому ответь, конечно же, не могла. Она только вопросительно посмотрела на морду персикового, безмолвно спрашивая, чего он хочет. Потом она снова опустила голову к полупустой чашке и сделала еще пару глотков. Жидкость неведомая, к счастью, успела  остыть настолько, что бы драконочку даже не посещали мысли о том, что ее  чувствительный язычок может обжечься. Но даже после этого она не знала,  понравилось ли ей то, что она выпила или нет. Он был слишком уж странный и ни с чем не сравнимый. А кроме воды она ведь и не пила ничего в своей жизни. Не пила, по крайней мере, в той жизни, которую помнила. Ей казалось, что она помнила всю свою жизнь, но это, конечно же, было не так. Вот только рассказать ей о том, что она делала, будучи совсем крошкой, было некому, как бы грустно это не звучало.
  Тин не знала, что от нее ждут реакции и вердикта. А потому и не высказалась по этому поводу. Она просто задумалась о том, что сколько в мире есть еще таких вот странных штук, о которых она совсем ничего не знает и не знает, как реагировать. И как с этими вещами поступать так, что бы было правильно и совсем не страшно за последствия.  А жидкость она таки допила.  Она ведь не была смертельно невкусной, она была просто странной. А вдруг никогда больше не попробует? Значит, надо запомнить этот вкус, что бы было потом, с чем сравнить.

0

52

До чего забавно было за всем этим наблюдать. Но Реншу ни в коем случае не смеялся и не насмехался над Тинэквалон и её неосведомлённостью, нет! Она была любопытна. Да, не умна, но в ней горело желание жить и исследовать мир. Всеми правдами и не правдами стараться понять его и добиться своего. И этого такой дракон как Реншу, не мог не заметить и не оценить.
Предшествующая всему этому неприятная ситуация с ловлей мыши и выходкой Тин как-то уже замялась в памяти. Персиковый не вспоминал об этом и не злился. Он был спокоен и умиротворён. Сидеть вот так вот, попивая чай и раздумывая, он мог долго. Хотя место и видок здесь не самые лучшие для глубоких мыслей. То ли дело высокие хребты стаи Воздуха.
Когда змей подумал об этом, он вдруг очень ярко почувствовал, как ему захотелось поделиться с Тинэквалон этой своей любовью к высоте, ветру и красивому виду. Показать ей свои любимые места и вместе поймать несколько воздушных потоков. Это было самое настоящее воодушевление, от которого на морде Заместителя появилась лёгкая улыбка, в которой всё равно - так или иначе - прослеживались нотки усталости.
Допив свой чай, Реншу отставил чашку и поднялся. Он взглянул на Тин и кивков указал ей в сторону выхода в потолке, который был частично заметен отсюда, хотя и находился в зале.
- Давай-ка прогуляемся. Я тебе кое что покажу, - дракон чуть потоптался на месте, как бы показывая, что он собирается взлететь, но ждёт Тин. Она могла полететь сама или забраться к нему на спину.

Отредактировано Реншу (6 Апр 2017 12:30:10)

+1

53

Драконочка еще долго сидела, раздумывая над тем, что она сейчас выпила, периодически поглядывая на змея и его реакцию. Тот пил спокойно и совершенно не напрягался. Драконочка даже успела заметить у него улыбку. Что делать с этим, она не знала, и потому просто продолжала раздумывать, чувствуя, что ее состояние каким-то магическим образом совпадает с настроением змея. Ибо он выглядел примерно так же. Потом он отставил кружку, и Тин встрепенулась. Уши  встали торчком, глаза распахнулись, сбрасывая дремоту, вдруг нахлынувшую вслед за мыслями, такими неразборчивыми, спутанными и непонятными. Персиковый поднялся, и драконочка поднялась вместе с ним, не спуская с него глаз. Пришлось, правда, задрать для этого голову, но что уж теперь, маленьким всегда тяжело. Он посмотрел в сторону выхода. Драконочка посмотрела туда же. Потом снова на змея, идущего в ту сторону. Смысл слов она, разумеется, не разобрала, но на интуитивном уровне догадалась, что ее хотят куда-то отвести. Куда-то за пределы этого тесного и со всех сторон замкнутого пространства. Драконочка даже почувствовала некий прилив сил, взявшийся неизвестно откуда. Ей-то невдомек было, что хороший чай может тонизировать и придавать бодрости. Но для нее это было весьма вовремя.
  Она, несколько раз мотнув головой, стряхивая несуществующие пылинки, расправляет  не самые опрятные крылья  и взлетает, тут же устремляясь в дыру в потолке. А вот про возможность сесть на спину она даже не знала и не догадывалась о ее существовании. Не приходило ей в голову, что можно, оказывается, не самой лететь. А она ведь сильная и самостоятельная девочка, так что, даже знай она об этом, все равно бы не воспользовалась. Гордость бы не позволила.
---> Заоблачный пик

Отредактировано Тинэквалон (22 Апр 2017 17:44:05)

0

54

Тинэквалон несколько опередила Реншу, который по умолчанию без должной надобности никуда не спешил. Когда малышка пролетела мимо и бодро вылетела в дыру в потолке, Заместитель остановился и, на короткий промежуток времени задумавшись, тихо хмыкнул сам себе.
Чуть пригнувшись, воздушный хлестанул хвостом воздух и взмыл вверх. Он летал без крыльев,пронзая воздушное пространство своим длинным и ловким телом, извиваясь лентой в поднебесной вышине. Многие воздушные, лишённые крыльев, так летали. Это было их магической особенностью. И для того, чтобы уметь ею пользоваться, не нужно было быть магом или тратить магическую силу. Для Тинэквалон такие полёты могли выглядеть странными и непонятными. Ведь как, спрашивается, этот большой-большой зверь держится в воздухе, ничем не машет, только извивается как змей.
Нагнав дикарку, Реншу обогнал её, держась на некотором расстоянии, чтобы она успевала за ним и при том Заместитель мог на неё посматривать время от времени. Дорогу задавал он.

Заоблачный пик

+1

55

28 День Морозного месяца. Утро.
Следующий ход за Мисансэкрес. Потом Тинэквалон.

- Я хочу тебя кое с кем познакомить, - заявил вдруг Реншу Мисе сегодня, ведя её в свою пещеру. Нет, «хочу тебе кое что показать» - это было бы неправильно. Потому что это было не «что-то», а некто. И вполне конкретный. Реншу уже не справлялся с этой маленькой бурей, маленький грозовым облачком, занятый делами, оставлял иногда одну, иногда со сказителями. Но всё равно одного Заместителя на птенца-сироту было недостаточно.
Так-то, сам по себе, Реншу был привычен к единоличному воспитанию кого-то. Он взрастил не одного воина и не одного охотника. Он был великим и знаменитым наставником, мудрым учителем, терпеливым мастером, всегда готовым откликнуться и помочь. По большей степени, помимо помощи Главы, персиковый занимался в стае наставничество, воспитывая культуру, манеры, понимание чести, добра, справедливости, помогая драконам встать на свой путь и познать себя, стать лучше и неумолимо совершенствоваться. Но Реншу хотел дать что-то большее Тин, чем просто себя в каечестве наставника и воспитанника. Он хотел дать ей семью, которой она лишилась. Хотел, чтобы драконочка выросла, окружённая не только правилами, учёбой и занятиями, но также теплом и любовью, которую в полной мере самец дать не мог, ибо был строг, сдержан и требователен. Хотя пытался… пытался проявлять больше чувств и чаще показывать то, что он испытывает, но всё же опасался. Не хотел, чтобы эти чувства стали его слабостью. Для воина это было тяжёлым бременем… очень тяжёлым.
Вовсе не факт, что Миса обрадовалась бы встрече с новеньким членом стаи. И стать… кхм… мамой… Реншу не предлагал, не подумайте. Он решил просто их познакомить, а там… там сердце всем подскажет и наставит на истинный путь. Случится так, как должно. И если они друг другу не подходят в такой комбинации, то ничего и не получится. Поэтому воздушный не загадывал и наперёд ничего не говорил. Чтобы не обманываться ожиданиями и не прогнозировать ничего по прихоти своей, это мешало бы ему справедливо оценить обстановку.
- Хотелось бы, чтобы вы поладили… — скромно и немного смущённо добавил по этому поводу дракон, вводя Главу в свою пещеру, слетая вниз через дыру в потолке. Он приземлился чуть в стороне, чтобы Духу не пришлось сильно разворачиваться, но в пещере Заместителя, который был достаточно крупным драконом, было достаточно просторно. Ведь жилище он подбирал с учётом своих габаритов и длины. Длины в особенности.
- Относительно недавно я отправлялся в пустынные земли. И там наткнулся на самку виверны, которая напала на драконочку. Сама она не справилась бы, - лёгкая интрига. Совсем небольшая. Уходя сегодня утром за Мисан, Реншу совсем ненадолго оставил Тин одну. Так что та могла и спрятаться в одной из комнат. Дракон прошёлся вперёд, выискивая неугомонную малышку взглядом.
- Я помог ей и… забрал к себе. А…! Думаю, ты сама всё поймёшь, - оборвал сам себя Заместитель, понимая, что складывать слова у него сейчас получается не лучшим образом. Всё из-за несколько спутанных чувств. Ведь совсем недавно, казалось бы, он открылся своей Госпоже. И ситуация была ещё достаточно непонятной.
- Тинэквалон, выходи! - он позвал дикарку, чуть вскинув голову. И приподнял уши, прислушиваясь.

+1

56

Прямо с утра змеедраконицу успели заинтриговать настолько, что она не позволила заняться делами ни себе, ни Заместителю. С Мисой невозможно было договориться, если вызвать интерес, - ей нужно было прямо сейчас же его удовлетвориться, иначе она вас вместе с рогами съест.
Реншу повёл её к себе в пещеру. Ранее ей доводилось там бывать, но нечасто. Мисан всегда восхищал порядок в его логове - у неё-то стабильно был творческий бардак, который даже не было смысла убирать. Так, там чуть поправить, здесь листики не раскидать по всему столу, а в уголок сгрести, чтоб совсем откровенным хламовником не светить перед гостями. Но убирать - не-ет, всё равно в тот же день снова всё будет в беспорядке. Такова была натура Музы.
Всю дорогу дракон продолжал подогревать её интерес, Вейла еле сдержала порыв по-юношески ущипнуть его за это - нечестно так её терзать. Мисан гадала, кто так важен и близок Реншу, что он надеется на то, что его подруга с ним поладит. Неужто Заместитель успешно скрывал от неё кого-то из своей родни? Сестру или брата? Или, быть может, внебрачного птенца? Последнее почему-то показалось более похожим на правду, ведь отсутствие у Реншу пары до этого вовсе не означает, что он ни с кем не спал. Думы о возможном птенце неприятно кольнули внутри. Нет, вовсе не из ревности к возможной бывшей партнёрше Заместителя, а из-за мысли, что её появление в жизни отца этого детёныша могут последнего натолкнуть на мысли, что из-за неё Рен не выбрал ту драконицу, биологическую мать. Что она в чужую семью влезла. Семья была для Мисансэкрес святым, то, во что лезть грешно, что должно оберегаться пуще любых иных богатств.
"Ох, что толку быть раздираемой неприятными догадками?.. Скоро сама узнаю."
Но Дух Воздуха против воли закусил нижнюю губу, совсем не по-взрослому её пожёвывая. Точно юнец перед испытанием для вступления в ряды собратьев по выбранной должности.
"Что?.. Пустынные земли? Виверна? Да где ж его глаза были - туда птенца отпускать? Хотя стоп-стоп... Он ведь нашёл..."
- И она была там совсем одна? Может, далеко забрела от пещеры? Ох уж эти одиночки, совсем за детьми не следят... - заворчала Королева Неба, представив, каково было находиться одинокому птенцу средь злобных диких тварей. Повезло, что Реншу оказался рядом. Аж от сердца отлегло - это был заблудившийся птенец, а её избранник оказался спасителем.
Аккуратно ступая след в след за Реном, драконица поглядывала по сторонам, ища маленький непоседливый комочек. Было бы не удивительно, если бы найдёныш где-то притаился - в пещере ведь чужак. Взрослая самка с незнакомыми запахом и голосом.
- Тинэквалон? Это она так назвалась или ты её назвал? - поинтересовалась Миса, прикидывая, насколько юна новая воспитанница Реншу. Совсем годовалые птенцы не способны ни запомнить, ни произнести своё имя. Если его сообщила сама драконочка, стало быть, не совсем маленькая - можно будет попробовать побеседовать с ней.

+1

57

28 День Морозного месяца. Утро.
Знакомимся с родителями ееее

Если бы Тинэквалон умела считать  дни, то она бы узнала страшную тайну: она уже пять дней живет в новом доме. В новом жилище. В новом мире. В новой вселенной. Вообще во всем новом!  И за это время ей явилось столько непонятного, что просто пухла голова, вызывая тоску по простой, как камушек, пустыне, где все знакомо, понятно и предсказуемо. Тин не хватало чего-то знакомого, уютного, где она могла бы расслабиться и перестать стоить из себя самое сильное существо в мире. Но увы, везде враги, везде загадки и неразрешимые тайны. А каменные стены все так же давящи и неуютны, не давая ничего, кроме холода.
  Сегодня Змеюка-цвета-выцветшего-песка (это по праву можно считать его самым длинным именем, какое могла придумать маленькая дикарка за все время общения с ним. Или нет) уползла по воздуху куда-то, проворчав снова что-то непонятное, сдобрив это очередным уже более менее знакомым ей набором звуков «тинквалон», с которым к ней он обращался. Он ушел, а значит, она теперь могла творить в этой пещере абсолютно все, что захочет. Сегодня она, например, решила осадить то место, где стояла куча странным штучек, некоторые из которых пахли ну о-о-очень странно. А значит, надо познакомиться с ними ближе. Как можно ближе. Посмотреть неизвестности в глаза. Нюхнуть её.. Э-э-э… Занюхать до знакомства! Да, определенно, так и надо сделать.
  Она вылезла из своего укромного уголка, из которого довольно хорошо проглядывалось это место с черным пятном посередине и где чаще всего пахнет едой или чем-то интересным. Прислушалась, убеждаясь, что ее длинный друг и правда ушел, и бойко побежала на тощих лапках к месту, в котором была завалена куча всего такого интересного. Начала она, конечно же, снизу, потому что до верха всегда можно добраться потом. Прошлась по всему ряду, вынюхивая что-нибудь, а потом остановилась возле чего-то, пахнувшего резко, и так, что нос как будто леденеет. Вытащила этот сверток, для нее довольно большой, и потеребила его в лапах. После ткнулась носом, через секунду уже чихая от резкости запаха и странного, просто необъяснимого ощущения в носу. Потом увидела, как в одном месте что-то стягивается, и не нашла ничего умнее, кроме как сделать так, что бы оно перестало стягивать. Перегрызла, в общем. А из открывшегося отверстия пахнуло с такой силой, что она отпрянула и зачихала, от обиды шлепнув по этому безобразию хвостом, рассыпая содержимое. Запах оказался въедливый до ужаса, леденил еще минут пять, заставляя дикарёнка бегать по всем комнатам. А когда она вернулась, стараясь не вдыхать слишком сильно, решила, что надо бы это попробовать. И очень осторожно лизнула, тут же отплевывая приставшие сухие палки.
  Палки! Так это ж трава! — осенило ее, после чего постаралась не думать о том, зачем  Усатику сухая трава. Фыркнув на непонятную траву, она полезла дальше, вынюхивая что-нибудь еще.  Следующей жертвой её носа стал запах, немного дурманящий, но при этом сладковатый.  Сверток постигла та же участь, что и предыдущий, и то же разочарование, что это безвкусная трава. Хотя пахла она необычно, тут не поспоришь, Тин никогда такое не пробовала. Неужто он собирает травку, как та виверна, которая вокруг себя кости тех, кого победила в схватке за место? — подумала она, дергая ушами. И проверила еще три свертка, убеждаясь, что это и правда так.
  Осталось понять, кого он убивает за траву…
  В итоге ей пришлось сделать перерыв и пойти подышать свежим воздухом, потому как нос после всех этих запахов отказался чувствовать что-нибудь новое. Даже возле цветной воды ей казалось, что пахнет теми травками. Она поскребла коготками у края, отломав крохотный камушек, и кинула его в воду, глядя, как волны на воде переливаются красиво. И вновь вернулась, долго разглядывая издалека, что же ей такое взять и проверить первым. В итоге она выбрала своей мишенью интересные штучки, стоявшие подальше от свертков, и такие блестящие  Правда, как оказалось, в одной из таких штук она впервые попила странную жидкость. И тогда настала очередь другой  блестящей штуки, уже на полке повыше, до которой ей только лететь. Благо, что она маленькая, и, помяв и отодвинув, не обязательно в сторону, пару свертков, она оказалась возле очень интересной штуки, которая ничем не пахла, когти скользили по ней с ужасным скрипучим звуком, но внутри при этом что-то было. При переворачивании на бок выяснилось, что там что-то текучее. Ах да, а ведь там видно, что внутри! Как интересно! И оно было каким-то красным, а еще с какими-то круглыми штучками. Царапать ее расхотелось быстро. Попытки укусить тоже ничего не дали. И лизнуть тоже. Она так сосредоточенно думала, как ей добраться до того, что внутри, что пропустила, как вдалеке послышались шорохи, а после и шаги.
  Из сосредоточения ее вывел окрик змея, заставив ее дернуться и толкнуть прозрачную штуку, из-за чего она полетела вниз и звонко разбилась, шуганув Тинку и заставив ее вздрогнуть. Вот напугал, окаянный! Но не зря, как оказалось. Ибо теперь содержимое растеклось по полу! Она тут же спрыгнула вниз, не думая о каких-то там осколках, на которые тут же и напоролась, к счастью, маленький. Тин тут же взвизгнула, замахав передней лапой и отскакивая от демонических штук подальше, попутно наступив на еще один и прыгая уже на оставшихся двух лапах на безопасное место. Передняя лапка чуть-чуть кровоточила, и Тинке пришлось её вылизывать, задней больше повезло. Попутно она сделала вывод, что эти штуки, как острые камни, тоже… Острые. НУ кто ж знал! Издалека не видно!
  ЗА всем своим шорохом она пропустила, что змей-то не один, да и вообще тот факт, что ее, оказывается, звали, пролетел где-то мимо. И потому она, теперь очень осторожно обходя осколки, подобралась  к разлившейся лужице, понюхав её. Пахло сладко. Потом лизнула. Какой интересный вкус! Да, это вот ей определенно нравится, не то, что трава какая-то. Фу.
  В общем, так и осталась она слизывать аккуратно с пола — А что в этом такого? — вкусную красную жижицу,  и прижав довольно уши. О том, что могут быть какие-то последствия, она совсем, вот совсем, не думала. Ибо кому вообще может быть интересна трава? А вот эту штуку можно достать именно таким способом, и никак иначе, она же закрытая со все сторон. Так что тут она молодец. Да-да.

+1

58

- Да, совсем одна, - Реншу не смог не ответить. Тем более, что после того, как он позвал Тинэквалон, та не откликнулась. Хотя начала уже хорошо реагировать на своё имя. Вероятнее всего, это было больше дело привычки и звуковой памяти. Персиковый не был до конца уверен, что дикарка понимает, что Тинэквалон – это её имя. Что её так нарекли.
- Я не знаю, как она там оказалась и давно ли была одна. Может, потерялась, но родителей рядом не было. Да и такие далёкие земли… мне показалось, что она пробыла там достаточно долго. Может быть её… даже выкинули, - чуть тише и неприятно поморщившись, предположил Заместитель. Опять же, это были лишь предположения. Он сможет узнать только тогда, когда Тин сама ему расскажет правду. Если она сможет. Но Бездна раздери! Как можно выкинуть птенца?! Хотя можно, конечно. Народ всякий бывает...
Тинэквалон всё ещё не появилась. Заместитель вместе с  Главой следовали вглубь пещеры. А названного папашу будто чутьё какое или, может, установившая душевная связь потянули туда, где скрывалась негодница. Правда, сам Реншу об этом ещё не знал. Просто решил проверить без задней мысли.
- Не знаю, - заключил, повторившись, дракон, уже приближаясь к кухне.
- Я назвал её так. Она ещё не говорит. Только рычит, что-то тявкает и пищит, - лёгкая улыбка проступила на морде воздушного и быстро исчезла по причине скромности и сдержанности. Хотя рядом с Мисан он уже достаточно много позволял себе всяких несдержанностей. Кому-то, казалось бы, совсем крошечных и незначительных, но для него самого очень весомых.
Ладно, это уже не смешно. Куда делась эта негодница? Реншу почувствовал, как, несмотря на весь предыдущий настрой, у него хмурятся и съезжаются вместе брови, а наружу рвётся суровое и задумчивое «хм-м-м-м».
Долго искать оправдание сомнительным предчувствиям не пришлось, потому что причина их прямо сейчас стояла и слизывала одно из содержимых расчегрыженных ёмкостей. Словом, разворотила всё, что только можно было успеть за это время. Самец так и замер в проходе, замолкнув буквально на несколько секунд, которых ему хватило, чтобы оценить масштаб трагедии. Ох, он… не смертельный, но весёлого было мало. Особенно учитывая любовь дракона к порядку. Спасибо, что он не держал ничего опасного или такого, чем малышка могла бы отравиться. Благо, не кретин. Понимает. А вот одна шпана не понимает… и чья-то попка напрашивается на шлепки!
- … Тинэквалон! – строгий возглас огласил помещение. Не менее строгий взгляд буравил нашкодившую дикарку. Реншу даже как будто со всей своей суровостью, ответственность и обстоятельностью подзабыл, что рядом с ним была Миса. Такая же длинная и змеевидная, надо сказать, как папа-дракон. Хотя вряд ли Тин считала Рена за отца. Скорее он был для неё кем-то не очень понятным и таинственным. Да ещё и не похожим. И говорящим на другом языке.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные пещеры » Пещера Мирэкл - Обитель Зам. Главы