//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Ладонь Шеата


Ладонь Шеата

Сообщений 51 страница 61 из 61

1

http://s3.uploads.ru/Hz8r9.jpg

Широкое плато, расположенное на большой высоте от земли, благодаря чему покрыто снегом практически в любое время года, за исключением, пожалуй, только самого жаркого лета. До него достаточно легко добраться как на собственных крыльях, так и пройдя небольшую сеть пещер. Удобное местоположение плато сделало его популярным местом встреч, как дружеских, так и не очень. Но для охоты оно не годится, фауна Сеарива давно поняла, что драконы в этих местах - частые гости, и старается держаться подальше.
Весной, летом и ранней осенью здесь также можно поискать некоторые горные травы, и в любое время года - любоваться великолепным видом, открывающимся с высоты.
А название своё это место получило благодаря большей из двух лун, вечно кружащихся вокруг Саяри. Почти каждую ночь - кроме тех моментов, когда небо затянуто тучами или луна находится в затмении, - оно ярко освещено голубоватым сиянием Шеата, и всё вокруг хорошо видно, будто сама луна держит посетителей плато на своей широкой ладони.

+1

51

В глазах Табаки Дух прочел понимание и скорбь, вызванную этим пониманием. Парадоксом, крайности которого невозможно объединить, от чего приходится выбирать. И далеко немногим приходится балансировать в середине. Пожалуй, и есть это высшее понимание мира и равновесия в нем. Следить за всем, и одновременно ни за чем, уделяя внимание ровно тому, что нужно, но взором своим окидывая все, что видимо. Зидвин не был таковым, и признавал это с некоторым прискорбием, печалью, свойственной тем, кто много сумел добиться в своей жизни, но все это было не тем, о чем мечтал он в самом начале своего пути.
  Металлический  с некоторым умиротворением созерцал, как дым, выдохнутый Табаки, медленно расползается, растворяясь в легком морозце, вокруг них, постепенно сдуваемый  легким ветерком. Дух, который наполовину принадлежал к стихии огня, с душевной теплотой воспринимал игру языков пламени  и узоры, вырисовываемым тонкими струями дыма. Окруженный стихиями, его составляющими, Зидвин мог ощутить настоящее единение с миром и природой, раствориться в нем и на время отвлечься от тех самых событий и проблем, о которых только что шла речь. Он выдохнул, нарушая ровную и плавную линию дыма, в очередной раз выпущенную Табаки:
— Вестимо, без этого жизнь проста была б… — почти полушепотом, скорее, как отголосок некой мысли, большой, но такой простой, что укладывается она в одну короткую фразу.  Излишни после слова были, потому как  сейчас важны не слова, но ощущение. Не мог Стальной объяснить этот феномен, не мог придать ему форму словесную, сомневался, что ментально такое передается. Это не чувство, но сродни ему, нечто, витающее в воздухе, обволакивающее его и создающее  особое настроение в воздухе, такое же расплывчатое, как уходящий вдаль табачный дым, но внутри где-то ощущаемое. Дух не мог быть уверен, что единение испытывает с Табаки, в том, что мысли их на секунду сошлись, но и розни он не испытывал, Дух не чувствовал холода недовольного, или же мрачного, в свою сторону. Но что такое в этом, определенно, было.

0

52

3-е Вьюжного месяца. Поздний вечер. Морозно, безветренно.
Игра с Зидвином.

Туманная неоднозначно качнула головой на реплику Зидвин. Как может... И как часто это? У одиночек свободного времени довольно таки много, тем более, Духу не так сложно прокормить себя. Значит... каждый день? Через день? И почему она задается этими вопросами, чёрт возьми?! Но правда любопытно, как часто можно встретить гуляющего по горным тропам Духа Металлов. Как поняла Тэри, полеты тот особо не любил.
Его право.
Снова перевела самка взгляд на вершины гор.
— Красив твой дом, братец. — тихо отозвалась Рири. Плато было белоснежным, как и дальние вершины. Несмотря на мрак, спускающийся на землю, те были видны достаточно отчетливо. Их спокойствие умиротворяло. Морозный воздух же будто прочищал легкие. Трудно признаться, но в Элтене полукровка чувствовала себя неуютно. Порой даже лишней.
Но не будем об этом.
Монатэри легонько капнула снег. Имя... Хм. Да, она не представилась, заявившись на собрание Младших Духов. Да и надо ли это было тогда? Увы нет, были боле важные дела и вопросы. Сейчас же.... Да, пора бы уже говорить, маленький брошенный Дух. Нужно найти нечто большее, нежели радость одиночества. Даже Звёздная спустилась, чтобы пнуть тебя и прочих, таких же потерянных... детей? Смешно.
— Ныне зовут меня Монатэри. — поправив сумку на боку, чтобы та не мешала, и прижав крылья к телу, Рири села. Винить Зидвина она не собиралась. Подобной мысли даже не мелькнуло в голове. Ну не было этого знания, ну и нет. Некоторые меняют имена так часто, что не успеваешь запоминать их. В любом случае, дракон оставался драконом, как бы он себя не называл. Его поступки, движимые мыслями и чувствами, останутся прежними.
Зато теперь будет знать как зовут Духа Металлов. Во всяком случае, на данный период времени. Про себя Омут отметила, что имя подходит металлическому брату.
Последующая реплика заставила туманную... Хихикнуть. Тихонько так, в угол крыла.
— Не думаю, что в моих силах остановить владельца всего Сеарива. Но если тебе интересно, то я не против компании. — немного подвинувшись, Тэри обернула хвостом лапы, давая тем хоть какое-то тепло. Ночь была тихой и спокойной, и хотя самка предпочитала холод, не мерзнуть совсем не получалось.
— Искала я покоя в горах этих. Последние дни... были полны событиями. — немного помолчав, сказала Монатэри. Неизвестно, хотел ли знать Зидин, что тут забыла его сестра. Однако думала, что вопрос этот прозвучит рано или поздно. Так что... Вот он ответ. Понимай как знаешь.

[nick]Монатэри[/nick][status]Кто здесь?![/status][icon]https://pp.userapi.com/c834201/v834201585/ae2d/EcJ48ipLxKs.jpg[/icon][sign]Не лишайте стихи тумана. Порой он убережет от сухости, став дождем.
http://s8.uploads.ru/t/ZkDmf.gif
[/sign][titul]Тих, вежлив, параноик.[/titul]

Отредактировано Хасоа (28 Ноя 2017 22:34:37)

+2

53

3-е Вьюжного месяца. Поздний вечер. Морозно, безветренно.
Игра с Монатэри.

Безмятежностью окутана была ладонь Шеата. Безмятежностью веяло и от Туманной. Нет, не безмятежностью. Неким, скорее, спокойствием. И пусть морозец расслабиться толком не давал, Зидвину эта обстановка нравилась куда больше, нежели напряженность или агрессия в каком бы то ни было виде.
— Согласен, — так же тихо ответствовал Зидвин на слова о красоте его дома. Ибо горы и впрямь были красивы, возвышенны и веяло от них непоколебимым спокойствием, умиротворением. Пусть легкий порыв ветра и сносит снежинки в пропасть, закручивая его витиевато, пусть склоны засыпаны снегом, способным превратиться в лавину, но сами горы всегда неизменны. Они те самые указатели, на которые каждый путник может положиться, и только лишь большая катастрофа может их поколебать и разрушить.  Зидвин похож был на них, разве что, все же, являлся живым. Живое же не может слишком долго стоять на месте недвижно.
  Туманная представилась, и Зидвин уважительно склонил голову. Состоялось знакомство, и теперь ему не придется испытывать неловкость, пытаясь подобрать слово, дабы к ней обратиться. Дух выдохнул носом облачко пара, что неспешно растворилось в воздухе. Ныне Монатери. Зидвин не всегда понимал тягу к смене имен, но признавал, что бывает иногда это необходимо. Он сам мог имя сменить, и менял, не по прихоти своей минутной, но по необходимости. И все же он Дух Металла, и непоколебимо это так же, как и то, что он в сущности своей дракон.
  От вопроса его с разрешением Монатэри вдруг едва заметно рассмеялась, и металлический слегка удивился, вопросительно на нее поглядев. Но следующие ее слова  объяснили, в чем дело. Дух улыбнулся едва заметно, присаживаясь рядом, да крылья внушительные прижимая к себе, не тратя тепло, которое активно пытался выдуть ветер.
— Сеарив — мой дом, но не я его владелец, — Зидвин говорил почти бархатно, не повышая голоса. Считал он, что лишь неуверенные отобрать пытаются то, что принадлежит не только ему. — Каждый пришедший сюда его полноправный владелец. Я же приглядываю, дабы не были недовольны ни горы, ни те, кто в них находится.
  Он окинул взглядом обеленные снегом  пейзажи гор. Каждый раз он находил нечто новое, то, что не замечал.  Сама его сущность, казалось, в такие моменты словно бы растворяется в воздухе.
  Зидвин повернул голову, когда Монатэри заговорила о покое. Дух ее понимал. Собрание Младших  одно много стоит. А Место это хорошо подходило для того, что бы успокоить мечущееся сознание. Даже морозец колкий был тут на пользу. Освежал, не давал разлениться. А беседа неспешная была приятным дополнением. Спокойная, слегка туманная, но открытая и честная, без издевок и бахвальства.
— Сюрпризов нам мир преподносит немало, — кивнул он, поддерживая Туманную. — и не только он…

Отредактировано Зидвин (12 Дек 2017 14:07:08)

+1

54

Не владелец... Да, правда. Никто не должен владеть землёю, да только стаи решили иначе. Сейчас же обстановка накалялась даже не между Альянсами, а внутри одного из них. Может, Hири не знала всей подноготной происходящего, но кое-что и ей было известно. Это печалило Духа. Возможно, именно по этой причине их собирала Звёздная. Да только эту мысль не озвучила туманная на собрании, уж слишком велик был риск получить плевок в душу. Её бы понял только солнечный брат. Но понял ли со всей серьезностью происходящего? Нужно... Нужно будет и с ним пересечься.
Со Старшими толковать Тэри не желала. Считала, что её не поймут, не воспримут серьезно. Или, что хуже, воспользуются по своему разумению. Глава каждой стаи будет заботиться о ней, а не о проблемах мира.
Хорошо, если ошибается Монатэри в своих думах.
— Тогда... Пускай в доме твоём будет всегда, как сейчас. Тихо и спокойно. — Омут не знала, чего ещё пожелать этим горам. Или Зидвину в частности. Но... Пускай так. Шальные залетные могут вытворить разное. Будет чудесно, если крови не много при этом прольётся.
Приятно было видеть, что металлический понимал её. Во всяком случае, Рири так для себя решила. Интересно, как многое и он не сказал пару дней назад?.. Эта пропасть между Духами, проклята. Как была во время их создания, так и осталась. Не было даже мимолетных встреч, не то, чтобы доверия или желания помочь друг другу.
— Лучше бы мир, Зидвин, а не... Ушедшие несколько тысяч лет назад... Предки. — драконесса слегка поморщилась. Не хотелось вспоминать о "матушке", но встреча не могла так быстро выйти из головы. Как с ней, так и с её творениями. — Знаешь, в какой-то момент я правда подумала, что у этой великой и могущественной, появятся силы... И совесть предстать перед нами всеми и сказать, в чем же был её умысел. — Монатэри выдохнула. Пар из пасти поднялся чуть выше и растворился, унесенный легким порывом ветра. Легонько дернулся хвост. А после серая снова стала напоминать статую, замерев.
Она редко давала повод эмоциям. Только сейчас хотелось понимания со стороны. Возможно, сказывалась паранойя, но необъяснимая тревога была с момента видения. Может, не этот год будет с сюрпризом, так следующий. Драконы живут достаточно долго, знаете ли. А мир между стаями окончился пару лет назад. И Тьма уже сделала шаг. Известие о произошедшем на границах дошло до Рири. Подобное казалось дикостью, неоправданной жестокостью, но сделать Дух уже ничего не могла.
— Смешно, наверное, но я не решилась сказать некоторых вещей на нашем собрании. — а что ты, брат? Как многое ты высказал, а как много утаил? Впрочем, не только я, или ты, смолчали. За исключением пары Духов, остальные были молчаливы. Винить их Тэри не стала бы, в конечном счете, хочешь остаться при своём мнении, молчи.

[nick]Монатэри[/nick][status]Кто здесь?![/status][icon]https://pp.userapi.com/c834201/v834201585/ae2d/EcJ48ipLxKs.jpg[/icon][sign]Не лишайте стихи тумана. Порой он убережет от сухости, став дождем.
http://s8.uploads.ru/t/ZkDmf.gif
[/sign][titul]Тих, вежлив, параноик.[/titul]

Отредактировано Хасоа (29 Ноя 2017 22:26:46)

+1

55

Спокойствие обоим на пользу шло, в том числе и беседе. Дух кивнул, принимая пожелания туманной, и ответствовал в той же манере:
— Пусть и твой дом не знает печалей, — Зидвин прикрыл глаза, расслабленно подмяв снег, дабы не холодил тот пальцы со всех сторон. Туманная продолжила мысль его, и Дух Металла искренне признателен был, что понимает Монатэри его, от того и говорить о столь призрачном да непостижимом, погрязшем в своих загадках да недомолвках, было не так тоскливо.
— Да, — он кивнул, лапой сжав снег, слепив хлипкий снежок и приподняв его, слегка двигая пальцами и наблюдая, как тот, едва сформированный, неокрепший, полный непритершихся друг к другу снежинок, колючих, и совершенно не липких, постепенно рассыпается, оставляя лишь то, что успел объединиться, выстоять под натиском внешней силы. Этакая аллюзия на их мир, на них самих, как без поддержки друг друга сами они многое потеряли, оставив лишь то, что успело склеиться, выдержать, и стать крепче, будучи единым, не разобщенным. Мысли его о Звездной, о Младших и старших, об их вражде и нежелании знаться друг с другом, все выражал этот снежок.
— Навряд ли навестит она то, что решила оставить. И не важно, какая у нее причина. Все, — Зидвин поставил ладонь ребром, ссыпая остатки снега, — решено уже без нее давным давно. А словам ее никто уже не поверит. Все оправданием будет, но не причиной.
  Дух Металла посмотрел на свою собеседницу, тихую, спокойную и даже в какой-то степени мягкую, поднял взгляд, упершись в малахитового цвета глаза, увидеть в них желая понимание и такую же тихую печаль, что сквозила из его потускневших красных глаз. Только печаль его даже глубже была, и слова ее о том, сколько не сказала она на встрече всех Духов, мягко к этому подвел. Отвел Зидвин взгляд, уставившись в горизонт, и молчал, размышляя о чем-то своем. Потом он тихо заговорил, продолжая, словно и не было паузы:
— Скорее уж грустно, что каждый из нас наверняка умолчал о многом, не сумев другим довериться из-за розни и глубинного нежелания принять, — Зидвин снова посмотрел на Монатэри, и взгляд его стал еще даже печальней. Он пошевелил хвостом, сгребая вместе с ним в горку снег. — Я ничего почти не сказал из того, что хотел. Большинство посчитало бы меня глупцом, а речи мои больше подошли бы Духу Шагри, — И снова выдох. Медленный, почти отрешенный. — Большинство отвергли бы мою мысль, большинство не готово к тому, что бы забытую часть своей Сути понять. И сам я познал ее лишь недавно. — Дух помолчал, проговаривая про себя: «Надеюсь, что ты поймешь» и продолжил. —  Должны мы все вместе быть, не порознь. Не отвергать, но принимать. Я видел, что может случиться с миром, когда Духов не станет, как их нежелание объединяться привело мир к краху и к гибели. Я видел своими глазами, что может случиться, и не хотел бы, что бы мой дом такая же постигла участь. Хотел бы я, что бы Младшие не держали друг друга за врагов, солидарны хотя бы были в том, что каждый друг для друга важен. — он говорил много и долго, но сказать все же должен был. Зидвин медленно выдохнул, лелея надежду, что Монатэри поймет. Его опасения, переживания и желание защитить этот мир, что сейчас цвел и благоухал.

Отредактировано Зидвин (15 Дек 2017 14:51:43)

+1

56

23 день  Морозного месяца. День.
Игра с Зидвином.

Самокрутки докуриваются, истории рассказываются. И наступает время молчания. А после и время расставания. До потоков, за которыми Табаки сюда изначально явился, уже не было дела. Да и настроение более не являлось соответствующим. Зато повстречал Советник Земли Духа. И хоть не удалось Шакалу выжать из этой встречи то, что ему самому хотелось бы (всякий гад ползучий — и мы в том числе — не без корыстной цели), но это был интересный опыт.
У пустынного не было никакой слаженности в голове по поводу Зидвина. То есть какого-то конкретного отношения. Мол, нравится он мне или не же не нравится совсем. Возможно, у большого и металлического тоже так было. Они просто были друг у друга и по отдельности. Но скорее всё же по отдельности, хе-хе. Там, в горах, великий и не очень кузнец ковал своё добро, а Табаки, опустившийся и сравнявшийся с каждой песчинкой на земле, ковал свои истории, которые были не менее остры и смертоносны при желании. Иногда в рассказах могло проскользнуть что-то такое… холодное. Как остывшая сталь, впитавшая в себя прохладу высоких хребтов и равнодушие убийцы. А сталь, в свою очередь, могла хранить в своих отметинах истории битв или просто нелепых падений с полки.
Хмыкнув, дракончик таинственно усмехнулся после фразы Зидвина — по-доброму — и, закрыв глаза, растёр меж пальцев остатки потухшей самокрутки. Крупинки сухих листьев быстро развеялись по ветру — едва уловимые глазу, лёгкие и не подвластные самим себе. Он отреагировал так, будто понял, что можно было сказать, уловил это на своём тонком уровне и принял, не нарушая этой связи новыми словами, которые могли вонзиться меж драконами и всё сломать. Либо же… так могло только показаться. Каждый способен ощутить по-своему и узнать, чья правда, не дано. И в этом было что-то даже интригующее.
Какое-то время (вслух об этом лучше не говорить безопасности ради) двое странных мимолётных знакомцев ещё сидели, пока последние нотки чего-то полузастывшего в пространстве не развеялись, вернув всё как было в самом начале.
- Приятно было, достопочтенный Дух! Другие дела ждут, - раз потоки не удались, то надо срочно дислоцироваться по настроению и заниматься другими важностями. Шакал, бухнувшись на бок нелепо, но нарочно, чуть отполз в сторону, чтобы своими крыльями не надавать Зидвину по коленям и, приподнявшись насколько было возможно, быстро и широко ими замахал. Да, без прыжка, без стойки подниматься не просто. Но крылья дракона были сильными, тренированными, так что они подняли Советника в воздух и понесли сначала вертикально вверх, а потом потащили в другую сторону. Точно они работали и жили отдельно от него, а сейчас были вынуждены исполнять свою работу по тасканию одной пустынной ноши с места на место. Так вот неторопливо и унесли Табаки с места встречи.

Игра в данном эпизоде завершена.

+1

57

[nick]Монатэри[/nick][status]Кто здесь?![/status][icon]https://pp.userapi.com/c834201/v834201585/ae2d/EcJ48ipLxKs.jpg[/icon][sign]Не лишайте стихи тумана. Порой он убережет от сухости, став дождем.
http://s8.uploads.ru/t/ZkDmf.gif
[/sign][titul]Тих, вежлив, параноик.[/titul]

Ох, дорогой брат, если бы это было так! Но стая, Альянс, они… Ведают горечи сполна. Вкушают печаль день ото дня, и проблемы, кучи проблем! Дух это чувствовала, видела, слышала. Подмечала мелкие детали. Не нужно быть на верхушке в иерархии, чтобы заметить разлад. Многие были напуганы. И Мор…
Монатэри слегка поджала губы, словно намереваясь расплакаться прямо тут, а может, даже, на плече металлического. Но ничего такого не случилось. Самка сдержанно кивнула, не говоря о проблемах своего нового дома. Впрочем, он был и единственным в её жизни. Пока что.
Далее Зидвин сделал из снега что-то вроде породи на всю ситуацию в мире и с Духами. А после поднял свой взгляд, столкнувшись с её глазами. Оказывается, не так много нужно сделать, чтобы найти понимающего тебя собрата. Лишь сказать правду. Наедине.
— Да, возможно, мы бы даже не стали её слушать.  — прикрыв глаза, Тэри качнула головой, так, что украшение стукнуло по чешуе. Лента ещё некоторое время колыхалась. Они так обижены на Звёздную, так закрыты в своих собственных мирках. Только облачная да солнечный были настроены более оптимистично в этом вопросе.
Впрочем, туманная лишь надеялась на подобное происшествие, а может просто хотела, чтобы всё решилось в одночасье. Это было ей не свойственно, но и мертвые родственники так просто не появляются. Сбор всех Младших оставил кучу вопросов без ответов. Ещё большая гора мыслей осталась в голове каждого. От этого тоска сжимала сердце. Да, она привыкла к одиночеству, но к постоянным смертям привыкнуть невозможно. Их можно научиться переживать, продолжая путь вперед, ведь остановка не сделает ничего путного.
После Духу ничего не оставалось, как выслушать. Зидвин сказал многое. Тэри подумала, что и он, в своём одиночестве, пускай и доволен, а вот поделиться накопленным не с кем. Да и за неимением доверия не каждому откроешься. Туманная даже удивилась, что собрат решил открыться ей, а не отмахнулся. Сказанное было куда большей правдой, чем могла желать Дух. А планировала получить она куда меньше, тем паче, что сам металлический слылся довольно немногословной мордой. Что-то вроде обычно да или нет, но не монолог, что собрат ей подарил. Подобное доверие приводило к не меньшей ответственности. Отдача должна быть такой же.
По большей части, Зидвин был близок к её мыслям и ощущениям, хотя она и не очень хорошо поняла про Суть свою. Может, уже просто давно не задумывалась.
— Да уж, Син тебя за такие слова либо облила грязью, либо, может, даже пристукнула… — Монатэри покачала головой, явно недовольная возможностью такого исхода. Подержала паузу, не зная, что и сказать, собираясь с мыслями, а может, просто дразня собрата.
— Моё мнение близко к твоему, Зидвин. Я думаю, нам действительно стоило бы быть более терпимыми друг к другу, уметь довериться, и принять чужое мнение. Быть вместе, конечно, громко сказано, но наше явное нежелание хотя бы изредка делиться новостями – неверно. Это неправильно… Впрочем, вряд ли я смею кого-то судить, сама не многим-то лучше. Но… соберись мы все вместе, даже Старшим пришлось бы считаться с нами.
Монатэри умолкла. Попахивало желанием захватить мир. Ха-ха. Смешно. Нет, увы, но ткнуть бы пару этих воинственных морд в действительно важные проблемы, а не вот эти их разногласия по цвету чешуи да раздел земель. Стоило, да. Но куда ей, маленькому Духу каких-то там Туманов.
— Не пойми неправильно, я не желаю новых воин. Но, как мне кажется, идёт к чему-то подобному. Я уж не знаю, готовит ли нам какой сюрприз природа. Но Альянсы… Как много новостей до тебя доходят? Слышал ли о том, что наш брат Порядок двинулся умом? А произошедшее на границах у Света чего стоит. — Тэри вздохнула, посмотрев в небо. А после снова вернула внимание Зидвину. — Отчасти, мне даже страшно, — снова пауза. Страшно увидеть гибель мира, страшно оказаться бесполезной, страшно не проснуться завтра утром вообще. — Не знала, что ты умеешь видеть будущее. — кончик хвоста Рири ткнул бок металлического. Дескать, хэй, здоровяк, у тебя есть секретики? Ая-яй.

+2

58

23 день  Морозного месяца. День.
Игра с Табаки.

Дыма все меньше становилась, как вереница слов все тоньше становилась, а после и вовсе оборвалась, оставив за собой тишину да сизый прозрачный дымок, что под напором ветра разрывался да истончался. Табаки остаток самокрутки в лапы взял, да раскрошил, отправив их вслед за дымом, смешивая их и словно бы на волю отпуская. Дух Металла краем глаза за движениями его следил, более внимания уделяя тому, как рвут порывы ветерка последние струйки дымка, что едва уже виден был глазу. Разговор прервался, и не было смысла на собеседника своего смотреть. От того металлический из под полуприкрытых век оглядывал горизонт, да возвыщающиеся пики гор, что виднелись за морозной туманной пеленой.
  НЕ мог знать Зидвин, какого мнения о нем Табаки, не мог и знать, что прав тот насчет его мнения. Дух Металла  не мог с уверенность сказать, какое у него к пустынному сказителю отношение. Считал он его загадочным, и только в этом был уверен. Нет в нем агрессии, нет в нем и чувств нежных. Не испытывал Дух трепета, однако рад был в итоге тому, что судьба свела их обоих. Пусть и в начале общения каждый выглядел не самым лучшим образом, послевкусие после беседы их осталось терпким, глубоким и отчасти даже приятным. Зидвину будет о чем подумать, сидя в пещере и выстукивая очередное изделие из олова или, может, стали.
  Советник собираться в путь стал, попрощался он с Духом Металла, и тот, видя, что крылья свои могучие пустынный расправляет, благоразумно в сторону отошел, не мешать дабы.
— Легкого ветра, Табаки. Занимательна была встреча наша, — кивнул Дух, сухо последние кинув слова, прежде чем  песчаного цвета крылья стали мощные делать взмахи, поднимая снег непритоптанный и в завихрения его бросая. Отвел Зидвин голову в сторону, дабы не попал колючий снег в глаза, а после, когда поднялся Табаки достаточно и снег более не взлетал вместе с ним, Дух вновь к тому месту пошел, на котором сидел, провожая глазами до тех пор, пока дракон черным пятном среди гор не стал. И только затем отправился он в свой дом, возвращаясь тем же путем, которым пришел.
Зпизод завершен.

0

59

3-е Вьюжного месяца. Поздний вечер. Морозно, безветренно.
Игра с Монатэри.

Рад был Зидвин увидеть а глазах напротив понимание. Он понимал, что не все согласятся, да и невозможен подобный расклад. И все же, как бы не было любо ему одиночество, невозможно прожить без общения, без понимания совсем. Даже Зидвину иногда это требовалось. Тем более, когда дан ему был такой толчок в виде понимания того, что должен он был сделать. А должен он каждого узнать, да мысль свою по возможности донести, выслушав после другую. Монатэри первая стала в этом списке после собрания, не самого лучшего, будем честны. Но и не худшего. Зидвин благодарен был, что встретился он прежде с тем, кто солидарен с ним, придавало это веры. Не в себя, но в других.
   Зидвин кивнул на слова о Звездной. Да, вполне вероятно, что слушать ее никто бы не стал. ДА и был бы толк в ее появлении? Опоздавший на ужин довольствоваться может лишь костями, обглоданными до него. Сколь ни важна была натура твоя, никто не посмотрит, если не в то ты время и не в том месте, что бы внимание к себе привлечь.
  Упустила она свой шанс, полагаю. Впрочем, иногда бывает лучше поздно, чем никогда. — с налетом печали прошлась в его сознании мысль.
— Да уж, Син тебя за такие слова либо облила грязью, либо, может, даже пристукнула… — после паузы сказала туманная, и Зидвин вновь кивнул.
— Пожалуй, что так, — Подтвердил он слова своей собеседницы, умолчав, впрочем, насчет «пристукнула». Дух Металла не любил войн и драк, мирным предпочитая решать путем. Но коль выбора не будет, даст он отпор должный, защищая себя и свои идеи. Зидвин не настолько мягкотел, что б не суметь постоять за себя. Но говорить об этом было излишне. Да и битва меж Духами, вероятно, будет страшна не только для них.
  Монатэри заговорила, отвечая на его, как казалось, длинную речь, которую не каждый мог услышать от немногословного отшельника, живущего где-то среди этих вершин. Внимательно слушал металлический, к каждому слову прислушиваясь, замерев и запоминая. Лишь когда голос туманной умолк, Дух немного пошевелил хвостом, чуть сощурив глаза и выискать пытаясь, что имела она в виду последней фразой своей. Она поддерживала его, а Зидвин не смел требовать большего.  Душа его согрета была доверием оправдавшимся, пронизана благодарностью. Зидвин прислушивался к себе в такие моменты с непониманием, не зная, правильно ли то, что творится у него внутри, или же нормой такое считается. Никто не учил его, что слова другого могут согреть, обнадежить. И моменты, когда холод его металлической души вдруг соприкасается с теплом были по своему уникальны. Ведь было их очень немного.
  Монатэри продолжила мысль, а после и спросила о новостях, что ему известны. И Зидвин с печалью должен был признать, что до его ушей доходят сущие крохи. Мало кто рассказывает о том, что произошло в мире, пусть он и спрашивает об этом тех, кого встречает. Впрочем, встречает он не так уж и многих. А своего собственного источника новостей Дух так и не приобрел.
— Немногое доходит до этих вершин. Еще меньшее доходит до меня, — с тоской ответствовал металлический, тяжело выдыхая. — Слышал я о битве меж огненными и светлыми, где первые одержали победу. Но ни причины, ни подробности мне неизвестны. Не встречал я и тех, кто поведал бы об… Эльсирине. Знаю лишь, что в стае Земли после долгих лет страшной напасти источник ее уничтожен. И более ничто не угрожает птенцам смертью.
  Да, негусты его познания были. И не к кому ему было обратиться, что б исправить данное упущение. Он прочертил лапой снег, оставив борозды от когтей.
— Буду рад, если поведаешь мне об этом.
  Не требовал, не просил. Но… Надеялся. Пожалуй, слишком много он стал надеяться на кого-то. Впрочем, может, так и надо. Он не знал здесь правильного ответа.
  Вдруг кончик хвоста туманной при последней фразе ткнул его в бок. Дух бы и не почувствовал, если бы не видел. Чешуя его была прочной и грубой, почти не чувствительной. Вкупе с сутью вопроса Зидвина это слегка смутило. Стоило ему четче формулировать слова, когда говорил он про будущее.
— Не будущее это, нет, — стал уточнять он, исправляя промах, — Точнее, не наше. Не нашего мира. Был я в другом мире. Столь на наш похожем, что, отчасти, можно это одним из вариантов будущего нашего считать. И виновниками падения мира были Духи, что не пожелали объединиться. Против... — Зидвин оборвал речь, не зная, стоит ли говорить о той, что начала разрушать тот мир. Дух не желал, дабы Монатэри предвзято относилась к Самоцветному Духу из-за действий, что совершила другая она в другом мире. Но предупредить хотелось, дабы была Монатэри осторожна. Металлический глубоко задумался, решая, как быть.

Отредактировано Зидвин (17 Дек 2017 15:52:54)

+2

60

[nick]Монатэри[/nick][status]Кто здесь?![/status][icon]https://pp.userapi.com/c834201/v834201585/ae2d/EcJ48ipLxKs.jpg[/icon][sign]Не лишайте стихи тумана. Порой он убережет от сухости, став дождем.
http://s8.uploads.ru/t/ZkDmf.gif
[/sign][titul]Тих, вежлив, параноик.[/titul]

Немногое... Впрочем, иного туманная и не ожидала. Одиночки не всегда в курсе событий, и уж кто из них будет верещать на все горы о происходящем где-то там... Ну сколько? Вряд ли многие. Да и о Зидвине Рири мало знала. Как многих он слушает, или подпускает к себе... А то, что он бродит по Сеариву ничего и не значит. Есть вероятность, что ей вообще повезло вот так сидеть и общаться с Духом Металла.
Омут легонько качнула головой. Не прочь она поделиться своими знаниями, только тех немного было. Лишь слухи. Много слухов, самых разных, порой абсурдных. Членство в стае давало как и преимущества, так и некоторые минусы.
— Увы, я могу опереться лишь на слухи, брат мой. Учитывай это, пожалуйста, прежде чем верить. — головой надо думать же, верно? Зидвин точно подумает, Рири уверена в этом была, но на всякий случай, прояснила эту ситуацию. Чтобы потом никто не говорил, что она обманывает. Ведь умысла подобного туманная со словами своими не несла.
— Порядок слаб, об этом ропщут смертные. Говорят, что мозгами тронулся, да поступки его глупы и не поддаются логике. Что он попытался сотрудничать с Огненным Духом, да не вышло. И что по его вине потеряна наследница Аграила, — ненадолго Монатэри умолкла, давая несколько секунд Зидвину осмыслить сказанное, да себе отдых небольшой. Язык провел по губам. Могла ли она винить старшего братца? И сколько правды во всём этом было? Рири встретилась взглядом с красными очами собеседника, и её взгляд явно выражал беспокойство, — Свет увядает. У него нет сильного лидера. Я не знаю, что будет делать Светлый Альянс. И будет ли вообще. — поразительна, как с "уходом" одной морды, буквально, всё начало трещать по швам. И хорошо, ежели иная сторона не в курсе уязвимости своих врагов, иначе удар бы пришёлся незамедлительно... Хотя, после стычки на границах, те уже наверняка подозревают о подобных прорехах.
— Что до стычки, то причин и нет как токовых, если я правильно понимаю. Часть светлых бежали из заключения, но... не срослось. Поговаривают, что драконы взрывались. Если не полностью, то частями тела. Но с учётом того, что там был виконт стаи Огня... — Тэри легонько вздрогнула. Магия крови была достаточно опасной. Виновата ли она в произошедшем - неизвестно. Однако результат виден невооруженным взглядом.
— Наследник Фламментайна против наследника Эльсирина. Представляешь? Думаю, понятно, что победил первый. — довольно хмуро окончила Рири. Словно подтверждая ранее сказанное о слабостях. Эльс не подготовил достойную замену. Опять же, Монатэри не могла сказать, винит она в этом старшего собрата, или же нет. В конечном счёте, Дух не знала, как проходит воспитание птенцов.
Следующие слова Зидвина о будущем и не очень заставили дракону нахмуриться.
— Вот как, значит. — самка копнула снег, задумавшись. Не наше. Сон, видение? Какая забавная эта штука, жизнь. Туманная никогда бы не подумала, что можно увидеть... Иной мир, и тот будет, получается, не Серым Пленом.
— Прости, брат мой. В это сложно поверить... Но если причина действительно в Духах, и подобное... — Тэри замолчала на мгновение, подбирая нужное слово. В это время коготок передней лапы постукивал самку по подбородку, — подобное путешествие произошло именно сейчас, его вполне можно расценивать как тревожные новости. — Сама слегка выпрямилась, потирая ладони. Отсутствие движения начинало сказываться, но был ещё один вопрос, который следовало задать, — А кто был тем могучим противником... Та реальность тебе поведала?

+1

61

Монатэри согласилась поведать о том, что знает сама, и на предостережение  он понимающе кивнул. Слухи опасны своей предвзятостью и неточностью, но, к сожалению, у Зидвина нет  источника, способного излагать достоверные факты. От того и приходится оперировать лишь слухами. Даже разрозненные кусочки данных лучше, нежели полное их отсутствие. Дух внимательно слушал туманную и обдумывал то немногое, что сообщила она.
  «…ополчилась против Духов, оказав давление на ослабший без того Светлый Альянс…»
  Духу вспомнилась эта фраза, сказанная предводителем мятежников иного мира. Слова Монатэри лишь подтверждали его опасения. 
  Порядок безумен стал, Свет ослаб, а Альянс держится на волоске… Слишком наш мир похож на тот, — думал Дух Металла, не переставая сравнивать два известных ему мира. Он искал различия, но больше боялся найти сходства. Не желал он той же судьбы, что и Саяри из параллельного мира. Не знал лишь, как это исправить. Как поступить и где не сбиться с пути.
  Зидвин видел беспокойство туманной, может, и она могла видеть, как мечутся мысли его в глубине красных глаз. А слова о стычке меж Огнем и Светом, где участвовали те, кто на замену старшим придет, вовсе были печальны. Но Дух Металла не мог сказать, кто виноват в том больше, тот, кто воспитывал или сам наследник.  С уходом Дочерей, вероятно, кто-то смог справиться лучше, а кто-то нет. Зидвин знал еще меньше, чем Монатэри.
  Вдруг размышления натолкнули его на мысль простую и вполне логичную. Странно, что он сразу не сообразил.
— А что стало с наследницей Света? — с долей даже непонимания спросил он. До гор долетало мало. Еще меньше долетало до Духа Металлов.
   На его слова о мире ином Тэри ответила сомнением. Зидвин понимал и не винил ее. Не видь он этого сам, тоже бы засомневался. Вывод ее был в верном направлении, но несколько неточен, и Зидвин мягко поправил ее:
— Путешествие по моей воле случилось. И воле загадочного артефакта, что выкупил я у странного дракона, заинтриговавшего меня при встрече, — это было уточнением важным, потому как отсекало сразу волю провидения. «Сейчас» потому что он решил с Куба пыль стереть, да проверить, что же он все-таки значит.  Случайностью же можно назвать лишь тот мир из множества других, в который ему довелось попасть.
  Последнего вопроса Дух ожидал — и боялся его. Отвечать он сразу не стал, повернув голову и уставившись в далекие сереющие пики гор. Он думал. Стоит ли ему говорить или нет. Врать он не собирался, смысла в этом не было. Потом голову опустил и когтистой лапой провел по снегу, оставляя глубокие борозды от когтей. Можно даже сказать, что этот выбор мучил его. Он не хотел обличать местного Духа Самоцветов, но и молчать не желал. У нее достанет характера, что б провернуть нечто подобное. Самоуверенность тут лишь на пользу. Он повел обоими крылами, чуть разминая их, хоть и не было в том нужды.
  И все же решился. Снова посмотрев на Монатэри, ждущую его ответа, заговорил:
—  Все в том мире винят одного лишь дракона, но те, что мыслят шире, видят в нем  того, кто не выдержал рушащегося на его глазах мира под гнетом Старших Духов, и виновны они все. Не могу я сказать, сколь схож он или различен от того, что живет здесь. Не зная наверняка, предпочитаю я считать их совершенно разными драконами, имеющими лишь общий титул. Титул Духа Самоцветов.
  Он напряженно выдохнул и замолчал, ожидая реакции Монатэри. Потому что принять это было непросто. Он на себе пережил это. Непросто принять тот факт, что, вероятно, из-за одного дракона целый мир оказался на грани гибели. Непросто, зная это, относиться к нему беспристрастно. Еще сложнее, когда повинен в этом и тот, что звался там Духом Металла. Когда и Зидвин мог оказаться не лучше. Может оказаться.
  К счастью, Монатэри лишена этих переживаний. И этим Стальной обременять ее не желал.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Ладонь Шеата