//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Зонтик, пляж и комары [Хат & Рейза]


Зонтик, пляж и комары [Хат & Рейза]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[h1][/h1]
http://savepic.ru/9668537.jpgсопровождение:
1. | 2.
______________________________________________________________________________________________
Кто:
Дульхатрин - аморальный турист и хитрая ж;
Рейза - сильная леди и опасный властитель;

Что:
Некоторые недостаточно умны, чтобы быть аккуратными в путешествии, но в достаточной степени наглы, чтобы разбивать лагерь с комфортом и всеми благами цивилизации, какие возможно сотворить из ничего, прямо во дворе чужого дома. Другие же недостаточно флегматичны, чтобы спустить подобное просто так, но в приличной степени вежливы, чтобы не убить на месте таких посетителей.

Где:
Уютные Барханы, вокруг нечто скалообразное, но песка всё ещё очень много. Хотя это ненадолго изменится.

Когда:
5782 год, месяц Жёлтый, 13-е.
Штиль, жара, даже неживые камни, кажется, готовы растаять под палящим солнцем.
Рекомендуется зарыться поглубже и носу не показывать снаружи.

АЛЯРМА!
Ответственности за содержание на себя не берём, рискнувшим не помогаем! Бессрочная отпись.

▫▪▪▪▪▪▪▫
http://savepic.ru/9689020.jpg

[h1][/h1]

0

2

Когда-то давно и Духа Болот вела дорога приключений, а потом ему прострелили колено. Ну, вернее он окончательно разочаровался в окружающих, достаточно покалечился, чтобы восполнить упущенный момент детства, и сделался той ещё сволочью в силу обстоятельств, не совсем от него зависящих. Но это случится потом, заметно позже, а пока что Дульхатрин ещё позволял себе немного развлечься всякими глупостями, больше присущими смертным. Заводить новые знакомства, помогать кому-то просто так и, конечно же, путешествовать.
Дульхат обошёл же прилично самых разнообразных земель. Это было увлекательно, хотя чувство беспокойства не покидало его. Дух не мог разобраться с ним, а это мешало мыслить трезво и о нужных вещах. Совершенно неудивительно, что при таком настрое можно очутиться аж в пустыне, месте, совершенно противоположном по сути для Болотника. Однако это было весьма занимательным приключением, которое на несколько дней могло избавить Хата от его навязчивой тревоги. И он был прав.
"Ля-ля-ля-ля-ля-я-я! Я сошёл с ума-а-а! Какая досада," - мысли на второй день изнурительного похода действительно изменились. Возможно, это было не лучше предыдущих, однако Духу было немного плевать. Его волновало собственное самочувствие примерно так же, как местных мотыльков проблемы метеоритных дождей на Шеате. Сказывалась просто адская температура и отсутствие даже теоретических источников тени. Что уж говорить о том, что вода ему виделась только в сладких влажных снах во время кратких привалов.
К концу третьего дня Дульхат отчаянно пытался поговорить с какой-то ящеркой, убегавшей от него сразу же, стоило тому хоть чуть-чуть шевельнуться. Дух не намерен был сдаваться, посему преследование затянулось на добрые пару часов. Возможно, это была случайность, может, это всё-таки судьба, но Мрачный умудрился выйти к небольшим скалам посреди барханов. Там, о, чудо, была тень! А это также возможность отдохнуть, прийти в себя и немного подумать.
На седьмые сутки прямо под этими скалами возник небольшой островок робкой зелени, озерцо не слишком приятной на запах воды, подобие глиняной пещерки и даже зонтик (ну, или его подобие) из грязи, смешанной с песком. С него ещё постоянно падали мелкие мутные капельки, которые, скатываясь на солнечную сторону, быстро испарялись со жгучей поверхности бархана с тихим шипением. Но для вольготно расположившегося под этим зонтиком Духа это ничего не значило. Он, периодически громко вскрикивая, наслаждался обстановкой и вялыми мыслями, попивая какую-то откровенную бурду из слегка размякшей половинки кактуса. Для того, чтобы приготовить запрещённую настойку, у него не хватало мастерства, зато хватило умений более-менее обеззаразить его содержимое и довести до состояния "можно пить без вреда для здоровья, психики и окружающего мира". На плече сидела та самая ящерка, кажется, вполне довольная своим нынешним положением, в особенности тем, что там ещё и тень присутствовала. Идиллия! Дух, лениво приоткрывая один глаз, временами осматривался, а затем снова блаженно потягивал набодяженную собственнолапно гадость, стараясь при этом не всадить в пасть пару новых иголок. Лишь один раз он встревоженно приподнялся, вглядываясь вдаль, где ему показалось большое пыле-песочное облако, однако всё быстро улеглось. Успокоился и Дух.

+2

3

В то время как одни вовсю исследовали чужие земли, ища новых впечатлений и проверяя себя на прочность, другие, напротив, на время оставили путешествия и занимались вещами, может, не столь захватывающими и удивительными, но порою не менее занятными. Как например, обустройство собственного дома. В последние несколько дней Шагри над Белой Пустыней разыгралась настолько, что даже детям Тьмы и Земли, и местному Духу в том числе, не очень-то хотелось лишний раз показываться на поверхности раскалённых песков. И посему Рейза решила реализовать ту идею, что пришла ей в голову ещё когда Пустынная только-только обживалась в своём жилище - разбавить однотонный колорит стен красками поярче. Спешить было некуда, работа шла неторопливо, в привычках Дюны: с чувством, с толком, с расстановкой. До конца предстояло сделать ещё немало. Места много, а задумок и того больше, и увлечённая сим творческим порывом драконица постепенно воплощала свою задумку в жизнь, находя удовольствие и в самом процессе и в уже имеющихся результатах. Так понемногу вырисовывались очертания дерева, увиденного Рейзой на окраине Элесмиорна в самом начала её собственного путешествия. Исполинского дуба, чьи размеры поразили Духа, которая доселе видела только замученную палящим зноем и суховеями растительность пустыни. Теперь же его образ должен остаться приятным воспоминанием и радовать глаз хозяйки песков.
И всё было бы совсем прекрасно, если бы не одно обстоятельство, которое Рейза с некоторых пор никак не могла проигнорировать при всём своём желании. А именно бесцеремонное вмешательство в размеренное течение дел на её угодьях. Что-то нарушило привычный баланс в ближних барханах, и Дух почти физически ощущала эту перемену. И если первую пару дней, будучи одной из самый спокойных и терпеливых Младших, а по молодости ещё не растеряв те имевшиеся крохи пофигизма, она могла придерживаться невмешательства, то дальше потребность навести наконец порядок взяла верх, и драконица с неохотой до поры отложила своё занятие.
Дорога не заняла слишком много времени. Рейза прекрасно чувствовала направление, периодически корректируя свой курс на аномалию, а пески в барханах податливо расступались, позволяя ей беспрепятственно скользить  в их толще, скрывая  Духа от жгучего полуденного солнца. Когда же Пустынная добралась до места и вынырнула на поверхность, подняв в воздух облако пыли, пред ней открылась живописная картина: дюны уступили место небольшому озерцу. Вокруг теснилась всяческая зелень, которой здесь, наверное, с начала времён не было. Некая странного вида явно лапотворная конструкция, слепленная из всего, что нашлось вокруг, очевидно, служила источником тени. Вишенкой же на торте всего этого откровенного безобразия был никто иной как Болотный Дух собственной персоной, ко всему прочему время от времени кричащий что-то неразборчивое и потягивающий нечто из сомнительного вида самодельного стакана-кактуса. Пусть лично они и до сих пор и не встречались, не узнать Болотника было трудно: и личность как ни крути не безызвестная, и сила ауры всё выдаёт. Да и кто бы ещё мог на ровном месте сварганить болотце посередь пустыни?
Гости - это несомненно хорошо. По крайней мере не плохо. Но вот когда гости начинают вести себя по хозяйски - совсем нет. Утверждение, что всё это Рейзу злило, впрочем, было бы неправдой. Нужно было что-то похлеще лужи, чтобы по-настоящему вывести её из себя. Но укол обиды против воли она ощутила. Вот значит к ней можно запросто придти и даже без здрасте наводить свои порядки. Посмотреть бы на этого товарища, если бы кто заявился на его болото и стал бы воротить, что вздумается!
Однако с наскоку кидаться на путешественников было не в правилах Рейзы. Морда её, несмотря на не вызывающие большой радости обстоятельства, оставалось нейтрально-постной. Будто бы подобное происходило каждый день. 
- И как отдыхается? - поинтересовалась успевшая подойти достаточно близко драконица, отряхивая с крыльев песок и неспешно обводя взглядом зелёную зону. Интересно, как скоро пустыня восстановится естественным путём, когда болото некому будет поддерживать?

Отредактировано Рейза (16 Июл 2016 16:29:02)

0

4

Да. Всё-таки настойка была бы лучше. Хотя у Духа и так перед глазами всё плыло от этой дурацкой жары. Дульхат старательно щурился, бычился и вообще дулся на пустыню, хотя прекрасно понимал, что пришёл сюда сам, так ещё и где-то в глубине души признал, что это всё-таки того стоило. Да, жарко. Да, неудобно. Да, скоро все внутренности иссохнут к шикаярам, но, видят звёзды, всё это не так уж и важно. Совершенно не важно по сравнению с тем, что близится.
Дух Духа видит издалека, если переиначить известную пословицу. Не в рифму, конечно, зато вполне справедливо. Так уж они устроены, эти странные Духи.
Хат почувствовал нечто схожее с самим собой, но не здесь, а где-то там, в дюнах. Он не считал, сколько таких хребтов там есть, ведь это же пустыня, тут счёт идёт не на тысячи, а на десятки или даже сотни тысяч однообразных природных конструкций. Но от того не было лживым знание, что где-то в этом массиве песка вдруг появилось нечто почти родное. И оно, это близкое, упрямо приближалось, намеренное, как верно счёл Дульхатрин, добраться именно к нему.
"Сестрица пожаловала?" - Болотник усмехнулся, продолжая попивать кактусовый сок. Он к подобной встрече, говоря честно, готов не был совсем. О Духе Пустыни слышал только то, что это она, что она есть и что больше никто особо ничего о ней и не знает. А от того, что Хат и не думал оказаться среди барханов в подобной ситуации, он не удосужился расширить пределы данной ему кем-то когда-то очень-очень давно информации. За это, кажется, он сейчас и расплатится.
Но Дух не впадал в панику раньше времени. Разум, пусть и уставший, пусть и замученный проклятущей жарой, начинал потихонечку осмысливать ситуацию и прикидывать варианты беседы. Или склоки, если Пустынная предпочтёт таковой вариант.
"Сидела себе, сидела. И вдруг выползла. Вряд ли ты настроена на нормальное общение по душам, если о тебе так мало говорят, хе-хе? Про сфинкса историй ходит больше в народе, чем про тебя. Так чего тебе от меня надо?" - мелкие глазки вглядывались в линию горизонта, в ту самую сторону, с которой должна была явиться Дух. Чуйка в этом плане редко обманывала. Но пока что Пустынной хозяйки было не видать.
"Я тут уже сколько торчу... Хе-хм. Проснулась ты поздновато. Наскучило или болото моё не любо?" - Дух усмехнулся, а затем и коротко хохотнул, когда его сознание посетила невероятная картина: чтобы задобрить Пустынную, Болотник к её лапам складывал десятки болотных цветов, предподнося их как величайшее во всём свете богатство. Чудесная идея. Наверное.
Вот только одна беда. Здесь не было нужных цветов. Дух был силён, он же сумел обратить местные жухлые кустарнички и травы в более-менее сочные и здоровые растения, что-то даже сумел изменить до почти привычного вида болотной флоры, но не более того. Вырастить из ничего даже жалкую маргаритку он не может.
"Ну, понадеемся тогда, что ли, на моё красноречие?" - Дух поворочался в своём ложе из глины и замер, дожидаясь встречи. Нутро подсказывало, что она состоится уже вот-вот.
Первое пыльное облако, которое он то ли заметил с пяток минут назад, то ли просто сам себе придумал, Духом не было. Слишком малое и какое-то... неинтересное. А вот второе, резким фонтаном взвившееся над не таким уж далёким барханом, было... Действительно таким Духовским! Дульхат даже позабыл от неожиданности, что держит в лапе настоящий кактус, сжал пальцы и тут же снова вскрикнул из-за острых игл, вонзившихся прямо под чешую. Правда ощущение быстро прошло, оно было ничтожно на фоне открывшегося вида.
Дух напротив, похожий на фигуру из песка, надо сказать, отличную и превосходно исполненную, не выглядел ни дружелюбно, ни враждебно, насколько мог заметить отсюда Мрачный. "Уже хорошо," - довольно отметил он, откладывая в сторону кактус и старательно пытаясь перевернуться на живот. Активным телодвижениям способствовало и то, что по природе своей Дульхат был всё-таки крайне любопытен и пока ещё открыт душой для новых исследований. Пустынную, даже такую нейтральную и бесстрастную, было интересно потрогать, а потом с ней поговорить, расспросить её обо всём. Ведь по её природе она была не очень похожей, не близкой, но и не бесконечно далёкой. Земля и Тьма. Неплохое сочетание. Жгуче-притягивающее.
Но, несмотря на весь спектр эмоций, которые вызвало появление "сестрички", Дух умудрился остаться с совершенно постной мордой, не уступающей в выражении таковой у Пустынки. Ни её приближение, ни последовавший вопрос этого странного положения не изменили.
- Не очень. Если честно. У Вас тут крайне... специ... фично.
Хат таки доперевернулся на живот, оказавшись на всех четырёх лапах значительно ниже Песчаной. Гордость Болотника это ни капли не задевало, но вести в таком положении какие-либо беседы неудобно, потому, ещё попыхтев, он кое-как плюхнулся на задние лапы, на них же и оперевшись передним, чтобы теперь, в свою очередь, не быть выше новой знакомой. "Уф, как тяжело," - расслабленно выдохнул Дульхатрин, понимая, что сейчас его бить никто не будет.
Далее совсем немного Хат вглядывался ей в глаза, а затем вдруг весь его вид как-то преобразился: он вздрогнул, морду озарила глуповатая улыбка и в нос Пустынной неожиданно ткнулись зелёные пальцы, аккуратно держащие половинку кактуса.
- Соку? - беззлобно вопросил Дух, будто он здесь был хозяином, а не наоборот. Однако сам Хат об этом даже не задумался, просто что-то в голову взбрело. Жарко же.

+1

5

Знать бы наверняка, чего ждать от непрошеного гостя, что так вольготно устроился в чужом доме на птичьих правах. Пусть Дульхатрин Мрачный и не был самой обсуждаемой персоной на Саяри, молва о нём докатилась и до самого сердца пустыни. О нём рассказывали всякое, и немногие представляли его в положительном свете. Говорили, будто бы Болотник хитёр и изворотлив, как шикаяр. Говорили, что помыслы его страшней любых охочих до драконьей крови тварей, что нашли приют в болотах и топях. Конечно, Рейза не была бы собой, если бы принимала на веру всё услышанное где-то однажды. Дай драконам волю, они и не таких небылиц наплетут. Но возможно, была и доля истины в чужих словах, как знать. И теперь Духу, похоже, нежданно-негаданно представилась возможность собственнолично узнать, насколько правдивы были слухи.
Сейчас же вторженец, энергично ёрзавший в липкой, хлюпающей грязи в попытках придать своему телу хоть сколько-нибудь приличное положение, не производил впечатление дракона недоброжелательного или озлобленного, каким его порой описывали. Скорее бесконечно уставшего и вымотанного палящим зноем и духотой, но умудрившегося не растерять при всём этом свойственной Духам внушительности и представительности. За грузными телодвижениями брата по Сути Пустынная наблюдала с характерной невозмутимой миной, раздумывая, что же ей делать с незваным визитёром.
Что греха таить, хатово творение ей было не по нраву. От тёмного, мутного озерца, раскинувшегося под обжигающими лучами Шагри парило, и над поверхностью воды и по берегу распространялся неприятный гнилостный запах. Поди разбери, от него стало дышать трудней или от того, что воздух на этом пятачке пустыни был непривычно пересыщен влагой. Грязь, затхлость, чужеродная растительность, жмущаяся поближе к воде. Все это было так... противоестественно. Не правильно. Против заведённых порядков. Кощунственно. Всё это вызывало в Пустынной отторжение. Где-то за грудиной что-то отвратительно скреблось и ворочалось - то ревнивица-Тьма давала о себе знать и требовала без раздумий гнать пришельца прочь, откуда пришёл. Только сдерживающее влияние Земли не позволяло ей поступить опрометчиво и велело для начала поговорить и обсудить положение дел, сохраняя спокойствие и терпение. До поры. А уж насколько его хватит, зависело от незадачливого путешественника.
В долгу Дульхатрин не остался. Вернул хозяйке бархан и дюн взгляд такой же беспристрастный под стать её собственному.
"Не очень". Разумеется. Не было ничего удивительного в том, что сущность, чьё происхождение не обошлось без стихии Воды, осталась не в восторге от пребывания в краю иссушающих песков и зноя, так что Рейзу ответ ничуть не задел, хоть и лестного в нём было немного. Как говорится, на правду не обижаются. Редкий посетитель пустыни находил её местом приятным и вызывающим желание задержаться дольше необходимого.
- Мои земли не курорт, - заметила Пустынная. Как раз напротив, эти земли были словно созданы для того, чтобы проверять всё живое на прочность.
- Так для чего Вы здесь? - тон Духа оставался ровным и спокойным, как если бы речь шла не о вмешательство в устройство её собственного дома, а о чём-то совершенно постороннем, хотя невысказанный подтекст наверняка был интуитивно понятен. Вопрос в духе "зачем ты всё это устроил" так и не был задан, однако вполне угадывался. Впрочем, хотя иному бы могло показаться, что Рейза настроена не на такой уж благодушный лад, на самом деле о какой-либо сдерживаемой агрессии речи не шло. Дюна никогда и ни к кому не относилась предвзято, отличалась миролюбием и готова была не только выслушать объяснения гостя, но и, быть может, побеседовать и обзавестись новым знакомым, если так сложится. Не только Духу Болот присуще некоторое любопытство, знаете ли.
Пока же Мрачный устраивался поудобнее, Рейза по-кошачьи мягко и плавно села напротив, оставшись с братом на одном уровне, и так и застыла на месте, став больше похожей на выточенную из песчаника, искусно выполненную статую, нежели на живое существо. Доказательством обратного служили только травянисто-зелёные глаза, внимательно смотрящие на собеседника. Тот отплатил Рейзе той же монетой, но игра в гляделки продолжалась недолго. Маска равнодушия вмиг сползла с морды Болотного, на её месте нарисовалась простоватая улыбка. У самого носа Рейзы вдруг очутился импровизированный кактусовый стакан, из которого, кажется, совсем недавно бродяжный Дух потягивал неудобоваримую бурду. Ноздри защекотал едва уловимый, странно-сладковатый запах. Пробовать на вкус это неизвестно каким макаром сварганенное пойло не очень-то хотелось, говоря откровенно, и даже не по соображениям банальной осторожности. Не в привычках Пустынной было вот так запанибрата вести себя с едва знакомым драконом, пусть и условно родственником.
- Спасибо. Воздержусь, - Песчаная чуть качнула головой в вежливом отказе.

+1

6

Песчаный Дух была вежлива и уморительно сдержана для того, кто общался с нарушителем границ. На её месте Дульхатрин бы не стал церемониться. Сначала - обезвредить противника, чуть ли не заклятого врага, а потом уже говорить. Таков был принцип у Духа Болот. Когда у него ещё был дом, конечно. А было это... Ну, давненько, если прикинуть. Хотя от такого факта ничего не менялось. За свой дом, родной и любимый, Мрачный убивал бы без каких-то шевелений со стороны совести.
И сколь необычна была иная точка зрения. Хат долго и многократно практиковал эмпатию, чтобы уметь заглядывать под вежливо-холодные маски и без всякой магии. Выходило и здесь. "Поразительно. Какая-то жирная туша посреди вонючей лужи сидит едва ли не на пороге её дома, а она... даже почти не раздражена! Хм. Приятный бонус в бытии живым кусочком пыли," - хмыкнул про себя Дух. Вслух такого точно говорить не стоило, сестрице бы это вряд ли понравилось. Песчаная не была ни в коем случае чем-то вроде открытой книги, на которую взглянешь - поймёшь всё от начала и до конца. Нет. Однако Дух улавливал достаточно, чтобы линий раз не лезть на рожон. А нарваться, с его-то манерой подначивать, он мог на раз-два. Всё-таки это чужой песочный замок.
Дружелюбие Хата не слишком оценили, но он не расстроился. Только пожал плечами, как сумел, и продолжил глушить кактусовый сок. Ему, в конце концов, больше достанется, а излишней щедростью Хат не страдал. К тому же... Появление Духа Пустыни эффект оказало отрезвляющий, насколько это возможно. Беззаботный дурачок отходил на задний план, уступая место привычному ворчуну-подлецу.
- Мф-м-ф. Для чего? Хмф-м. Хороший вопрос. Уж не ради отдыха, не ради, - проворчал он, отвлекаясь ненадолго от питья. Ишь, "не курорт". Дульхатрин это прекрасно заметил. Дух прищурился, глядя на сестру, которая действительно выглядела больше скульптурой, нежели живым существом. Красиво. Дух призадумался. С одной стороны, ему уходить пока что не хотелось. Значит, следовало быть почестнее и помилее, чтобы не прогнали. С другой стороны, так и чесалось сотворить какую-нибудь пакость и утолить желание над кем-нибудь поизмываться. Чаши весов, что сейчас, можно сказать, качались в душе, склонялись то к одному варианту, то к другому... Покуда, на счастье обоих, не победил вернувшийся здравый смысл, обрушив на сторону "быть милым соседом" целый ворох непробиваемых аргументов, окончательно ту самую чашу склонив. 
- Я здесь, если по-честному, просто мимо проходил. Заглянул от повышенного интереса. Заплутал слегка. В пустынях такое случается, - заворчал Хат, понизив голос, будто это было великое откровение, - понял, что, коль скоро не найду выхода, никто после и не вспомнит, что был де такой Дух. Ушёл как-то да не вернулся. А почему и откуда - да кто ж его знает? Надо было себя спасать.
Дульхатрин приподнялся ещё чуть-чуть и развёл лапы в стороны, указывая на обустроенное им болотце.
- А спасение - дело долгое так-то. По крайней мере, в случае со мной. А раз долгое, то я и решил привнести хоть немного радости для себя, дабы не двинуть мозгами в сторону какого-нибудь из безумий, - для убедительности Дух покрутил лапой у виска. Жаль, что свистеть не умел.
- Но ты это. Не серчай, что ли. Отлежусь ещё немного, если позволишь, да пойду. А за собой уберу, всё хорошо будет.
Хат покивал головой, как бы соглашаясь с самим собою. Речь вышла так себе, не хватало только ещё и говора "Эуй, слющай, да?", но Дух понадеялся, что даже это сможет смягчить настроение Пустынной. К тому же было бы неплохо заручиться её помощью, чтобы наконец-то выйти из этих Бездной проклятых барханов.

+1

7

Если бы Рейза знала, что в мыслях Дульхатрин приравнивает любого заблудшего к своему врагу, ничего о нём не зная, она бы не оценила. Она не слыла особой общительной, даже напротив, но находила существование, в котором каждый - неприятель, удручающим. Рейза любила свой дом и хранила в нём порядок, но не стремилась превратить Белую Пустыню в место, принадлежащее исключительно ей, куда прочим без высочайшего дозволения путь заказан. Это было слишком похоже на стайные порядки, к которым Хозяйка Песков, как известно, симпатии не питала. В мире и так довольно границ, на которых льётся кровь почём зря, ещё одна ни к чему. Свободный проход был заочно дарован всем, и любой был волен заниматься, чем душа пожелает. Рейза не могла и не хотела контролировать действия каждого залётного и захожего. Было лишь одно негласное правило: не покушаться на ход вещей, естественный для её дома. В этом отношении драконица всегда ощущала себя в большей степени смотрительницей и хранительницей, нежели владычицей. Оттого Дульхатрин имел удовольствие общаться не с разозлённой мегерой, но с не теряющей самообладание сестрицей-Духом. Не обрадованной хатовым произволом, само собой, но сохраняющей выдержанное спокойствие. Всё потому что даже такого вмешательства было недостаточно, чтобы пошатнуть за века устоявшееся равновесие. И что имело куда большее значение для Пустынной, это не было целью. Если бы Болотник намеренно принялся методично и планомерно поганить барханы своей зловонной грязью, разговор бы вышел совсем иным. Так что ситуация Мрачного была обдумана и принята, а его дружелюбие, внешне проигнорированное, как раз оценено и добавлено плюсом в карму. Будь иначе, он бы не потягивал коктейль, сидя в луже, будто бы заглянул к закадычной подружке на огонёк.
Пока самозваный гость размышлял, как объясниться, Рейза хранила молчание, не двинувшись с места, застыв, подобно гремучей змее в засаде.
- Не ты первый, не ты последний, - согласилась с "откровением" Пустынная. Даже ей было неведомо, сколько за века душ обманули и пожрали пески, - Однако твой выход из положения - самый оригинальный на моей памяти, - призналась она. А уж память у Рейзы отменная, можно не сомневаться. Благодарить за это, впрочем, стоило не столько гибкий ум Дульхатрина, сколько его выдающуюся природу. Смертному едва ли хватило бы сил сотворить под палящей Шагри что-то подобное.
Уберёт, говорит. Глаза Песчаной едва заметно сузились, притом что в остальном выражение оставалось нейтральным. В этом прищуре не было ничего враждебного или предупреждающего. Скорее в нём угадывалось что-то от лукавого. Вроде как, ой ли, дорогой братец? Неужто можешь обратить болотце пустыней? И всё-всё будет, как было? Да и было нечто забавное в том, каким покладистым сделался Мрачный. Эдакая солнечная полянка. Да вот только Бездна знает, не кроется ли под цветочным ковром топь. Было у Рейзы подозрение, что настоящий Дульхат совсем не таков. Благо Пустынная паранойей не страдала и не искала в сказанном второе дно. Разве что разглядела попытку сгладить углы, но и та была на поверхности. Покуда Болотник не двинулся от жары умом, в его интересах было не только не наживать себе лишних неприятностей вдобавок к положению, но и не упустить возможность воспользоваться помощью той, что способна ориентироваться в пустыне с закрытыми глазами. Пять баллов этому господину за старание. Фигура драконицы пришла в движение. Голова несколько склонилась набок, дрогнул венец шипов, хвост сложился петлёй. Поза стала чуть менее строгой. Пустынная решила подыграть брату и теперь как будто пребывала в раздумье. Не хватало только подпереть морду лапой, для полноты картины. Как же с тобой быть, потеряшка. Любопытный он всё же фрукт. Пожалуй, слишком любопытный, чтобы просто пожурить и распрощаться, махнув крылом на выход.
- Раз так - хорошо, ты можешь остаться здесь. Если барханы после твоего ухода вернутся к прежнему виду, - не присказка и не шутка, она проследит. И чтобы ни одного комочка грязи не осталось, - А можем убрать это безобразие и пройтись до оазиса, - до которого, к слову, было лапой подать. Удивительно, что Хат сам его не почуял, - Отдохнёшь у воды, а после я укажу направление, какое захочешь. Может, провожу даже, а то ещё снова заплутаешь.
"Выуживай тебя потом опять из лужи."
И все в плюсе в итоге. Рейзе не придётся терпеть свинство на своей земле и караулить братца, а он сам в скором времени сможет выбраться из опостылевшей ему песочницы.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Зонтик, пляж и комары [Хат & Рейза]