//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Chirurgus sum

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Лито, Ледойра
Место действия:
Виэнский хребет
Время и погода:
9 Мороза 8052 год, холодно, вот-вот пойдет дождь.
Цель и ситуация:
Лито только что назначили виконтом, из-за чего он находится в состоянии глубочайшего шока и полу-депрессии. Конечно же, переживать подобное в одиночку опасно для душевного здоровья, и судьба присылает Лито помощь в виде старого друга.
Предупреждения:
Бессрочная отпись

Отредактировано Лито (23 Окт 2016 21:23:21)

0

2

Когда твой привычный мир рушится, буквально осыпаясь в Бездну под лапами, спасение - в небе. Сбежать, пропасть, забыть и забыться, когда становится сложно понять, где заканчивается свет и начинается тьма, когда все и каждый ощущают себя игрушками в чьих-то могущественных лапах. Лишний раз не думать, иначе можно сойти с ума. Неизбывная тоска, которой не унять ни одному целителю, даже самому искусному. Даже Духу Исцеления, чьё мастерство может соперничать разве что с его потрясающе лёгким дружелюбным нравом. От одного его присутствия подчас становится легче, и дело тут вовсе не в знаках, заклятиях, зельях.
Хотя, сдаётся Лед, сегодня и самому сыну Эльсирина может понадобиться помощь - доброе слово и драконовой кошке приятно, а её новоиспечённый венценосный братец едва ли в восторге от свалившегося на него счастья. Хотя, может, конечно Ледойра и ошибается; может, она совсем не знает Лито, который, возможно, спал и видел, как бы стать принцем. Небесная аж фыркает - одна мысль об этом её веселит. Если уж кто из нынешних наследников и был невозможным мечтателем, так это она. Пожалуй, ей единственной довелось подолгу слушать мамины сказки, сидя в гнезде и не зная тревог и сомнений. Воздушная принцесса до последнего жила в своих воздушных замках благодаря бесконечной любви Духа Воздуха к своей дочери, ради которой, кажется, поступалась тем, чем остальные Главы бы не рискнули. За это Лейра благодарна ей каждое мгновение - в этом мире, который уже даже не сходит, а давно сошёл с ума, ветреная сохраняет здравый рассудок с завидной лёгкостью. Хотя, может, тому, в чьей голове и так гуляет ветер, лишиться разума проблематично, кто его знает.
Эти и другие мысли перетекают одна в другую, сменяются, путаются и забываются, пока сама Дух Ветра скользит через облака на встречу к своему доброму другу. Вообще изначально Лито был вроде как её наставником, когда небесной пришла в голову идея учиться целительству, однако сложно сохранять официоз и серьёзное выражение морды, когда наставник твой младше тебя. Это первое, но не главное. Главное, что со своим названным братом Лейре на удивление хорошо и спокойно - одним словом он поднимает ей настроение, одно крепкое объятие - и на душе становится так светло. А может, это всё духовное родство. Ну, духовное родство у Духов. Ну вы поняли.
Лито уже ждёт её в назначенном месте, которое выбрал сам, руководствуясь, судя по всему, его уединённостью. Лед согласна - чтобы привести мысли в порядок и поговорить по душам, стоит выбирать что-то подобное. Насладиться обществом состайников он ещё успеет - теперь это и вовсе его обязанность.
- Ну здравствуй, виконт, - весело фыркает Ледойра и вьётся в воздухе вокруг Духа, который, впрочем, кажется шутку не оценил и вообще выглядит так, словно вот-вот расплачется. Ладно-ладно, ветреная перестаёт шутить. Уже перестала. - Рада, что нашла тебя здесь, - в голосе ветра больше нет дружеской насмешки, он звучит мягко и ласково, но серьёзно. - Как ты?

+2

3

Молчаливый Виэн - прекрасное место, чтобы остаться наедине, привести в порядок свои мысли, в общем, умиротворяющее место. Лито прожил без малого тысячу лет, а это не мало даже для дракона. За тысячу лет могут пройти войны, смениться парочка правителей, рухнуть и вновь восстановиться Альянсы. Много что может произойти.
Впрочем, Дух Исцеления считал себя драконом стойким, если уж на чистоту, то должность главврача, которой он был удостоен по праву рождения, подразумевала умение бороться с жизненными трудностями - плох целитель, который в случае какой неурядицы грохается в обморок; врачебное мастерство подразумевает умение вести себя в экстренных ситуациях. Но если экстренная ситуация - это остановить кровь, которая мощным потоком хлещет из того места, где недавно у несчастного дракона была лапа - то Лито готов. Он готов ко многому в своей профессиональной деятельности. Но жизнь подвержена тем же ветрам, что и море. Так же как пучина непредсказуема и может преподносить сюрпризы, вздумавшему бороздить ее, так и судьба заставляет удивляться, преподносит повороты, чтобы дракон - не приведи Звездная! - не решил, будто в этом мире все размерено и предсказуемо. Даже дар предвидения не гарантия всеведения.
Психика предмет странный. Лито, после потрясения, вызванного посвящением в наследники, стал молчуном, что было ему не свойственно. Фирменная улыбка спала с лица новоявленного виконта.
Вроде бы получение власти - повод для радости. Получение власти без кровопролитья, без плетения хитроумных интриг, без усилий, просто потому что принцесса умчалась за океан со своим темным принцем, потому что для некоторых трон заработанный собственным потом и кровью милее наследного. Да, был повод устроить праздник хотя бы в узком кругу.
Но только не для Лито, он не любил властвовать, он не любил титулы, он просто хотел жить и заниматься любимым делом, делом, для которого он был предназначен, и впрочем до недавних событий все шло отлично. Целитель бы стал со временем Старшим Магом, а Иррлуа после ухода Силина заняла бы место главы. Лито нянчил бы детей Рассвета, он вообще любил птенцов... Все должно было быть хорошо. Но...
Почему-то все негодование от сложившейся ситуации в голове Ли перекинулось на Фауста. Да, именно этот дракон украл у него нормальную жизнь, именно он, наследник Тьмы, забрал Иррлуа, а вместе с ней украл спокойствие Целителя. Он испортил все, что только можно. Как Иррлуа могла полюбить его? Каким образом? Что он применил? Чары? Магию? Опоил любовным зельем? Неспроста, ой, неспроста... Не могла Рассвет его полюбить!
Но полюбила - таков факт.
Лито очень жалел, что у Силина нет еще детей, на которых можно бы было скинуть бремя правления. Да, была бы у него сестра с претензиями на трон или властолюбивый брат. Но не Мию же сажать на престол?
Что делать Дух не знал, и даже в завтра ему было заглядывать жутко, он до боли хотел вернуться в прошлое.
Странное чувство, Лито, находясь в своей родной пещере, но просыпался с мыслью: Как же я хочу домой! Ощущение уюта и комфорта пропало из жизни целителя и не известно вернется ли оно.
Наступала взрослая жизнь, но не такая, какой себе ее представлял Дух. В его взрослой жизни будут дрязги, политика, интриги и все то, что красной нитью окаймляет любого монарха.
Только одно немного успокаивало виконта - отец полон сил и не скоро уйдет на покой. Но уже сейчас надо готовиться к исполнению его обязанностей. Ведь обычно наследников готовят с раннего детства, а тысячу лет Лито уже упустил. Тысяча лет! Огромный срок. Тысяча! Проведенная в палатах целителей и посвященная овладению родной магии. Тысячелетие! И все впустую. Знания в магии, несомненно, пригодятся будущему главе, как и знания области травологии, но так ли это нужно, если нет познаний в политике и судопроизводстве? Глава может быть плохим магом, но хорошо разбираться в своей работе он просто обязан.
Лито не умел оборонятся, плохо владел атакующими заклинаниями. Значит ему теперь везде надо ходить под конвоем? С сопровождением? Чтобы Свет не остался совсем без наследников.
Все это удручало Лито. На его морде была запечатлена мина траура, словно он потерял близкого, а не стал принцем.
Дракон ждал Ледойру - его старая подруга, которая, между прочем, тоже являлась наследником и Духом. Она ведь как-то справлялась с этим...
Да, Ледойре Лито мог доверять, драконесса была его старше - сверстница Иррлуа, но какая разница? Возраст - это на самом деле не так и важен.
Место встречи Ли назначил сам, Виены как-то подходили для уединенного разговора и отражали состояние целителя, которое можно описать, как эмоциональный шок с локальным катаклизмом.
А состайники поздравляли, явно не понимая, от чего виконт такой понурый.
Лейра появилась неожиданно, возможно, из-за того, что наследник, погруженный в свои мысли, напрочь потерял бдительность. Драконесса змейкой вилась вокруг целителя, говоряла нарочито бодрым тоном, попыталась пошутить... Не очень это повлияло на Лито, его глаза были широко распахнуты, в них так и читалось удивление, при чем удивление не от появления Лейры, а просто удивление, как состояние души.
Здравствуй, - кивнул сын Эльсирина, - Я тоже очень рад, что ты прилетела... - очень шаблонно это прозвучала, Дух вообще после посвящения жил на автомате, не особо осознавая происходящие, он был погружен всеми мыслями в будущее, которое страшило его, а иногда в прошлое, которое расстраивало его своей невозвратной беззаботностью.
Чувствую себя букашкой, которую, конечно, еще не раздавили, но уже занесли лапу, чтоб это сделать.
Странное, на самом деле сравнение, если учесть, что Ли поднялся по иерархической лестнице. Но занесенная лапа - это скорее символ ответственности, грозящей упасть на его плечи и... раздавить.
Странно это все, если честно... - нельзя сказать точно, что подразумевал виконт, просто эта фраза сейчас отражала его настроение наиболее точно.
Никогда бы не подумал, что Иррлуа влюбится в темного. - в голосе наследника слышались нотки отвращения, будто он презирал всех темных, но это было далеко не так. Лито довольно демократичен и не страдает предрассудками по поводу рас, но, наверное, в каждом драконе в глубине сердца живет этакий расист. Ты, будучи светлым, можешь иметь друга среди огненных драконов; вы можете знать друг друга с вылупления, вы можете доверять друг другу, влезать в одни и те же неприятности - все отлично. Но стоит поссорится и первая мысль пришедшая на ум: Вот сволочь огненная! И этот маленький расист живет в каждом, даже самом толерантном драконе. А в ситуации с Фаустом, который разрушил Ли жизнь, вообще можно понять Духа.
Хоть ты не улетай. - попытался пошутить целитель и вымученно улыбнулся, но это не была та фирменная жизнерадостная улыбка, которая обычно украшала лицо духа, это скорее ее тень, говорившая, что что-то от прежнего Лито еще живет в нем.

+1

4

Перед тем, как приземлиться рядом с названным братом, Лейра на несколько мгновений зависает в воздухе прямо перед ним и пытливо заглядывает Лито в глаза. Ей никогда раньше не приходилось видеть его таким. Казалось, что даже в самый тёмный час от него исходил тот свет, к которому нужно обращаться, чтобы не заплутать в мрачном лабиринте страхов и сомнений. Он умел достучаться почти до любого сердца, умел найти нужные слова и согреть душу, обняв тёплым крылом. Ледойра слабо может припомнить те моменты, когда она видела светлого теперь уже принца без улыбки. Но сейчас... Один взгляд на Ли - и Духу вдруг становится страшно. Она чувствует, как по спине вдоль гривы пробегает неприятный холодок - и это вам не какой-то шальной порыв ветра, уж ветреная-то знает. Это страх, который доселе где-то прятался, заглушаемый болью от потери, недоумением, потерянностью - в какой-то момент Лед чувствует нестерпимое сиротство. Но страшно ей до сих пор не было. Однако стоит ей увидеть своего любимого, вечно оптимистично настроенного брата таким же потерянным, как и она сама - или даже, пожалуй, ещё больше - как и без того хрупкий мир под лапами превращается в пыль. А ведь она была так уверена в Лито.
Коснувшись лапами земли, наследница прижимается к тёплому боку Лито и утыкается головой ему в плечо, прикрыв глаза. Так она пытается поддержать его, испуганного - и пытается согреться сама, потому что липкий холод оставляет на коже следы, цепляется ледяными когтями, пытаясь достать до сердца.
- Ничего, ничего, - беззвучно шепчет Дух, отогреваясь у тепла светлого. Она его понимает - вернее, изо всех сил пытается понять. Как-никак, но сама-то она была наследницей от рождения, и всю жизнь жила в роли эдакой принцессы. Конечно, от мамы ей передался и лёгкий, совсем не царственный - пожалуй, в плохом смысле этого слова - нрав, и некая несерьёзность, и отсутствие жажды власти и наслаждению ею как таковой. Однако груз ответственности, бремя титула, осознание собственной роли не вдруг свалились на чёрную голову облачной. Она живёт с этим уже на протяжении более трёх тысяч лет. Ей будет сложно объяснить Лито, каково это. Но если он захочет - она готова.
Слова об Иррлуа - снова словно когтём по сердцу. Она ни с кем это ещё не обсуждала - она отчаянно избегает этой темы, и даже с мамой об этом отказывается говорить. А уж если и Мисан не знает, что у Ледойры на сердце, то, пожалуй, об этом не знает никто. Лейра не осуждает названную сестру - не осуждает её выбор, не осуждает её действия. Ей просто невыносимо тоскливо от того, что Лу, с которой она почти что росла вместе, больше нет рядом. Что светлая где-то невыносимо далеко, в другом мире.
- Всего мы всё равно не знаем, - мягко замечает бескрылая на ту ненависть в голосе Лито, так ему несвойственную. - Кто знает, как бы мы поступили на её месте. Я вот не знаю, что бы я делала, если бы... - тут воздушной наследнице приходится замолчать, потому как брат буквально перебивает её, не давая закончить, своей мольбой. Лед тяжело вздыхает и грустно улыбается.
- Да куда я денусь. Я только твоя, - фыркает она, но шутки сегодня как-то не идут. Вообще небесная принцесса, наверное, всё же слабо представляет, какой такой безграничной силой обладает любовь, что сводит вместе Рассветного Духа и Сумеречного, что стирает все знакомые понятия, как будто в детстве учиться никто не заставил. Нет, ну влюблялась принцесса, конечно, может даже пару раз, может даже тройку, но... Влюблялась ли? Похоже, что нет.

+1

5

Ледойра прижалась к боку Лито и уткнулась головой в его плечо. Это было приятно, как-то уютно стало, по-семейному. Дух привык быть старшим, именно он всегда выручал Мию и даже иногда получал нагоняй вместо нее, так и надо - старший брат все же... Но иногда хотелось почувствовать себя маленьким, не по размеру, а в моральном плане, тем, кому нужна защита, хотелось залезть под отеческое крыло и задремать там, наслаждаясь теплом и безопасностью. Можно назвать это комплексом нелюбимого ребенка. Хотя нет. Эльсирин любил своего сына, но не мог уделить ему должного внимания. Не было времени даже на разговоры, что уж там говорить о чем-то большем?
И эта тема тоже была больной для Лито. Он совсем по-другому представлял себе свою жизнь и был уверен, что сможет дать своим отпрыскам столько внимания, сколько нужно, и даже больше. У Иррлуа-главы явно не хватало бы времени на детей, и Ли готов был помогать и уделять внимание и племяшам - на всех бы хватило, а учитывая возраст виконта, он мог сначала, по сути, вырастить наследников, а после уже остепениться. А получается, что он сам станет главой. У него не будет времени. Он станет, как свой отец. Это ужасно, даже хуже, чем все остальное. Но это уже предрешено, будущее горькой действительностью настигло Лито. Именно будущее, потому что пока все было неплохо. Наверное, надо этим довольствоваться, чтобы потом не винить себя всю оставшуюся жизнь, что последние годы спокойствия убил на оплакивание своего спокойствия... Надо было еще попутешествовать: до Пустыни, Ледник, Ничейные Земли. Потом не будет времени. Совсем.
Лито приобнял Лейру крылом, это тоже было приятно, Лито этим жестом как бы выступал в роли защитника, а для самца это важно. Подобный жест - это даже, можно сказать, инстинкт, укрыть того кто слабее, того кто дорог, рискнуть ради близкого, как бы сказать: "Жрите, твари крыло, а ее не трогайте!"
Приятно быть маленьким и беззащитным, но и большим и неуязвимым. И даже не понятно кем быть приятнее.
Лито хорошо было рядом с названной сестрой, она пришла и сразу стало чуточку легче. Возможно, от того, что она сама несла груз ответственности с рождения? Кто знает... Просто немного полегче.
Я не сужу Иррлуа. - произнес целитель, при чем про Фауста он ничего не сказал, все-таки мысль о возможном применении любовного зелья или еще чего такого, есть же артефакты, заставляющие влюбиться? Почему бы гениальному артефактору не создать такой же, но гораздо более длительного действия? В общем, не доверял Ли Духу и, наверное, правильно делал. Потенциальному врагу нельзя доверять. - Она взрослая драконесса и, я уверен, понимает, что делает. - целитель вздохнул, - Но груз, который на меня из-за этой ситуации упал, то этого осознания легче, увы, не становится.
Лейра заверила, что никуда не денется в несколько шуточной манере, но Ли был уверен, что сестра не врет.
Я тебя люблю. - промурлыкал Дух, но во всем его тоне, во взгляде, в полуулыбке, которая словно призрак радости отразилась на лице наследника, чувствовалось какой смысл вкладывает Ли. Это была чистая любовь - любовь между родственниками, между братом и сестрой, меджду родственниками по духу - между друзьями. Чистая, платоническая любовь без вожделения и низменных инстинктов.
Наверное, и Фауст говорил Рассвету, что-то подобное, вкладывая в такую прекрасную фразу, совсем другой смысл...

+1

6

Несмотря на то, что Лито младше её на добрых две с небольшим тысячи лет и порой именуется не иначе как "мой маленький братишка", он давно превосходит саму Ледойру размерами. Поэтому воздушная принцесса всё время усмехается - "я сказала маленький?", когда он накрывает её крылом. Стоит небесной подобрать хвост да втянуть шею - и она будет целиком и полностью скрыта от внешнего мира, от всех его тревог и горестей. Стоит ей отогреться у тёплого бока Ли, как все краски вокруг тоже становятся теплее.
Вот и сейчас, когда в воздухе чувствуется холодное дыхание зимы, а небо нависает совсем низко над Виэнами, вот-вот готовое расплакаться дождём, Лед рядом с братом тепло и уютно, и, пожалуй, ничьих объятий она больше не жаждет. Незадачливые ухажёры могут утереться, получив по морде её хвостовой метёлкой.
- А я тебя, - довольно урчит Лейра в ответ. Опять-таки - ни от кого из её приятелей воздушная наследница эту фразу бы не приняла, и уж тем более не ответила бы. Что ей нужно, этой синеглазой ветреной ведьме, что у неё на душе, не знает никто. Она мягка и мила, кокетлива и не чужда флирту, но у двуликого сердца её, покрытого сверху мягкой травой, как будто бы каменное дно, до которого не достучаться. Но и об этом неведомо никому - всё одно списывают на её ветреную натуру. Никто не знает, как удержать ветер. Никто не знает, чего ветер хочет. Не знает, как, оказывается, не знали они и Лу - Рассветную, светлую, лучами Шагри пронизанную, всем открытую. Кто бы мог подумать, что рассвет любит сумерки.
- Ты сильный. Ты справишься с любым грузом - нужно просто привыкнуть. Ко всему привыкаешь, - после непродолжительного молчания после признаний Лейра вновь обращается к брату. - Я думаю, что Лу тоже непросто далось её решение. Но в этой жизни мы все делаем выбор, от которого кому-то всегда обязательно будет больно. И избежать этого мы не в силах, потому что невозможное нам неподвластно.
Ледойра, подняв иссиня-чёрную морду, смотрит на Лито, глядевшего куда-то за горизонт, сквозь пространство, затем, боднув его в шею, трётся носом о его скулу и прижимается щекой к щеке брата - для этого ей приходится привстать на задних лапах, потому что её маленький братишка слишком высок для Духа Ветра.

+1

7

Ледойра ответила Лито взаимностью, если можно так сказать, когда речь идет братской любви. Разве может быть по-другому? Конечно, нет. Хоть Рассвет и Ветер были ровесницами, но, как не странно, с Лейрой сложились более теплые отношения. Лу была для Целителя скорее наставницей, чем подругой, скорее тетей, чем сестрой. Почему? Неизвестно. Может быть, из-за того, что Лу всегда была рядом, а Лейра в соседней стае - не далеко, конечно, но все же. А любим крепче то, что видим реже. В общем во всей этой ситуации, во всей этой суматохе, в этом хаосе под названием взрослая жизнь Дух мог положиться, наверное, только на эту драконессу. А кто еще? Отец? Вечно занят. Миа? Слишком мала, за ней самой глаз да глаз нужен. Мать? Излишне властна - не поговоришь по душам. А отчим - это отдельный разговор. Кто остается из родных, из близких, если даже не по крови, то по духу? Лейра. Пусть она из соседней стаи. Но какая в Бездну разница? Альянс один, Альянс един; и пока Силин жив, Ли мог не переживать об устойчивости этого объединения.
А вот когда я на трон взойду - такое может начаться...
Ледойра, видимо, решила подбодрить братца. Обычно всяческие такие речи не имеют в себе особой смысловой нагрузки, они направлены к миру чувств и эмоций, а не к миру информации и разума; но в словах принцессы была истина.
Лито знал, что привыкнет, он это осознавал и понимал. Но в том то и дело - не хотел он привыкать! Его устраивала его жизнь, его устраивали его планы на будущее. Но он просто обязан угробить все, что приятно, положить на алтарь под названием "Благополучие стаи" свои интересы и раствориться в государственной работе. Он обречен на то, чтобы всю жизнь выполнять нелюбимую работу.
Хоть бы меня сверг кто-нибудь! - грешным делом подумал Целитель, - Неужели никто не захочет власти? Не верю! Отрекусь потом в чью-то пользу. И будь, что будет...
Из двух зол выбирают меньшее. - хмыкнул Лито. Наверное, в какой-то степени, решив построить утопию на краю мира, Лу поступила эгоистично не только в отношении к Лито, но и по отношению ко всей стаи. Ее ведь с пеленок воспитывали для выполнения должности Главы, а она, вместо того, чтобы честно эту должность принять; решила стать Вальдой у виверны на куличиках! Что это, если не эгоизм? Что это, если не наплевательское отношение к трудам остальных?
Мы - Духи. Многое можем, но, к сожалению, не все. Лу наперекор всем создала семью по любви (я надеюсь). Но тем самым, она поставила меня в отвратительное положение. Наверное, личное счастье стоит этого... Не знаю.
Можно было подумать, что Ли обижался на Иррлуа, но это было далеко не так. Он любил Рассвет и где-то понимал ее. На Фауста юный принц мог обижаться и даже злиться, но не на Лу.

+1

8

Эпизод закрыт за уходом игрока.

0