//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



But the Golden Age is over

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Аллинэя и Стрега.

Место действия: озеро Лаяр, территории стаи Света.

Время и погода: 7998 год, Морозный месяц, раннее утро; довольно холодно, мрачновато. Медленно падает снег, всё утонуло в глубоких сугробах. Лаяр покрыт льдом.

Цель и ситуация:
"...Как ни странно, но Стреге оставили жизнь, хотя он ждал совершенно иного. Бывший шпион врага был ценным источником информации, к тому же, он сознался в содеянном самостоятельно, не упрашивая светлых о помиловании, не выражая страха или сожаления – ничего, кроме лёгкого оттенка вины. Раны Сэгу залатали, на всякий случай приставили к нему шпиона..."
  Следующий день после принятия в стаю Света: Аллинэя и Ищейка волей судьбы пересекаются на берегу замёрзшего Лаярского озера.

Предупреждения: бессрочная отпись.

Отредактировано Стрега (3 Июл 2016 17:27:12)

0

2

Стрега любил зиму.
  Было что-то особенное в этих пушистых белых хлопьях, мягко падающих с бледно-серого неба на землю, в укутанной ослепительным покровом долине, глубоких сугробах, лазурном льде, исцарапанном когтями проходивших по нему драконов. Морозный воздух колол нос снаружи и изнутри, и с каждым выдохом его заменял густой, влажный пар. Снег пронзительно хрустел, когда лапы давили его широкими шагами; блестел россыпью тысячи тысяч звёзд на всходящем за горизонтом солнце.
  В такую погоду угольно-чёрная обычно чешуя покрывалась инистым налётом, точно серебром, практически приобретая расцветку маренго - под тон скрытых за зимним маревом небес. На загривке, голове и особенно крыльях застревали тучи мелких снежинок, над бровями нередко нарастали кусочки льда, из-за которых холодной синевой светились глаза.
  Здесь и сейчас Сэг представлял собой именно такую картину. Безмолвной гордой статуей он сидел на берегу Лаяра, глядя куда-то вдаль, где медленно и величаво поднималось бесчувственное солнечное светило. Крылья аккуратно сложены за спиной, прямая осанка, изящно изогнутая шея - казалось, он абсолютно спокоен. Даже слишком; по-крайней мере для дракона, судьба которого висела на волоске ещё вчера. Однако на морде застыл один из оттенков тоски, а в глазах полыхало странное чувство, не поддававшееся определению. Горечь? Возможно. Опустошённость? Или, быть может, разочарование в себе? Уныние? Подавленность?
  Весьма редкий для Ищейки спектр эмоций.
  Но суд прошёл, и вот... Дракону вроде бы как разрешили доживать остаток своих дней в Светлой стае. Зачем? Фиолетово. Наверное, он должен был воспылать благодарностью, но вместо этого не ощущал ничего. Пустоту на месте, где обычно находится сердце. Ни вины, ни страха, ни неопределённости. Чем займётся, как будет существовать и чем - какая разница? Сейчас - просто посидеть. Поразмыслить. Собраться с силами, утихомирить совесть.
  Стрега моргнул - впервые за минут так десять - и чуть отвёл морду вбок, следующим мгновением вновь превращаясь в каменного идола, сидящего на берегу замёрзшего озера.

0

3

Светлейшая любила бывать на берегу Лаяра. Крупнейшее озеро Закатного края удивительным образом умиротворяло душу. А поводов для волнений в последнее время было немало. Как, впрочем, и всегда. Судьба такая у Главы стаи. Едва ли кто-то смог бы остаться равнодушным на её месте.
Свои давно знали об этой привычке Аллинэи. Нет, берега озера не очищались, как по мановению волшедной палочки, но стайные не обращали внимания на свою госпожу, а она - на них, словно драконы и Дух существовали на разных уровнях. Отчасти так оно и есть, к слову. Но тогда светлая об этом ещё не знала.
Безмолвной тенью бродя по берегу, драконесса слушала шорох волн - летом. Сейчас чуткие уши подрагивали, улавливая скрип снега под лапами и скрежет льдин на озере, треск веток на морозе и резкие крики птиц. Сквозь полуприкрытые веки Нэя с трудом различала силуэты - но этого было достаточно, чтобы не столкнуться с кем-либо и не переломать лапы, запнувшись о камень.
В голове было замечательно-пусто, словно снежное безмолвие забрало все слова, все мысли и даже все чувства, оставив лишь ледяную безмятежность, осыпавшуюся сотней осколков, когда на пути светлой возник тёмный силуэт дракона, чью судьбу ей довелось решать не далее, как вчера. И хотя внешне разочарование выразилось лишь в чуть более длинном вдохе, глубоко внутри Аллинэя была несколько опечалена тем, что медитативное состояние схлынуло, вновь оставив её один на один с проблемами.
Добравшись до ближайшего камня, достаточно крупного, чтобы на нём мог разместиться немаленький Дух, Звёзднорождённая устроилась там глядя вдяль столь пристально, словно надеялась отыскать там ответы на все вопросы мироздания.

0

4

Тихие, почти невесомые шаги, выданные скрипом алмазного снега, заставили Стрегу мгновенно скинуть полог отрешённости. Взгляд голубых глаз метнулся вбок: совсем близко от Ищейки прошествовала Аллинэя - Дочь Света, Дух, которой ныне Тёмный дракон обязан собственным существованием. Называть это морозное забытье жизнью пока не поворачивался язык; там, далеко за Сеаривом и Пустошами осталась родина, преданная порождением её. Служа верой и правдой делу Госпожи, в один момент Сэг перечеркнул всю свою историю длиной в четыре тысячелетия - ради чего? Ради спасения Света: стаи, против которой он боролся? Зачем?
  Но, несмотря на давящую неопределённость, Ищейке сейчас было легко, как никогда. Он наблюдал за передвижением Аллинэи, смотрел, как грациозно она взбирается на большой валун, устраиваясь на нём для созерцания чего-то вдали, у горизонта - чего-то, видимого, наверное, только ей. Тёмный подмечал каждую деталь её внешности: тонкую морду, лазурные глаза, полные тоски прожитых лет, мягкую, пушистую гриву, длинный хвост... Всё в Светлейшей смотрелось странно гармонично и резко контрастировало с ужасающим обликом Госпожи Мрака.
  Зачем?
  Стрега не мог отвести взгляд от драконицы. Он сидел так же недвижно, как и до её появления, но теперь плечи Ищейки словно бы опали, голова чуть наклонилась вниз на по-змеиному изогнувшейся шее. Странные чувства подступали к горлу, оседая в нём противным комом: печаль и грусть, горечь и скорбь, и... надежда? Слепая вера в правильность собственного выбора. Сэг без стеснения смотрел на Аллинэю и видел в ней будущее. В её взглядах, в принципах и нравах, в идее, коей она воспитала свою стаю. Конечно, в сердцах Света тоже находились недостатки - если бы только убрать их, искоренить минусы Тьмы, а потом соединить две противоположные сути вместе... Как знать, что в конце-концов из этого получится. Вероятно, именно Стреге и предстоит выяснить, каково этого - быть Мраком с полыхающей внутри Звездой.
  "Зачем?.."
  Дракон чувствовал долг, который следовало отдать. Прямо сейчас, здесь, у озера Лаяр. Хотя бы частично, пусть лишь словами, но выразить как-то свою признательность, или... Или просто выдать то, что скопом роится в голове. Более подходящего момента, быть может, никогда всуе не предвидится.
- Госпожа Аллинэя. - Сэг подошёл к ней тихо, почти незаметно, по-кошачьи аккуратно ступая по снегу. Остановившись, дракон учтиво поклонился, припоминая этикет общения с высокородными особами. - Прошу меня простить, если отвлекаю от... дел. - Тёмный мелком покосился туда, куда смотрела Светлейшая, уже в следующее мгновение переводя взгляд обратно. - Я лишь хочу поблагодарить вас за милосердие. Признаться, я этого не ожидал... Я был готов принять смерть. - С неожиданной даже для себя твёрдостью произнёс Стрега; обычно в разговоре с начальством он старался употреблять чёткие, однозначные, но в то же время мягкие интонации. Несколько томительно долгих секунд Ищейка буравил Главу взглядом, совершенно забыв о некотором неприличии такого жеста. Впрочем, в следующий момент с его языка сорвалась очередная глупость - сейчас, будучи потерянным, Сэг фактически не контролировал себя. - Госпожа... Позвольте задать вам один вопрос? - Дракон, не мигая и, казалось, даже не дыша, дождался, пока самка даст разрешение, после чего выдал самое болезненное из того, что терзало в последние дни его душу: - Зачем?

+1

5

Серое небо оставалось столь же немым и безучастным, как и всегда. Сколько раз светлая душа рвалась ввысь в мольбе о помощи... И никогда не получала ответа. И не раз и не два Аллинэя думала, что хотела бы, как простая смертная драконесса, знать, что есть кто-то, кто всегда придёт на зов, защитит, заслонит крылом и укажет верный путь. Самой же ей приходилось блуждать в тумане, метаться в самом сердце вьюги и не находить не то что правильного - хоть какого-то выхода. Всё равно, что лететь в облаках. То ли в тебя молния ударит, то ли мимо, то ли грозы не будет.
Только и оставалось, что улыбаться и прокладывать собственную тропу.
Так же, как тот тёмный, что потревожил течение мыслей минутой ранее. Пойти наперекор всему, что окружало с рождения, что въелось в душу и кровь - и выбрать по совести.
Светлейшая не смотрела на Стрегу, её взгляд был по-прежнему устремлён в небо. И уши, чуть присыпанные снегом, дёрнулись, когда незаметно подошедший дракон заговорил, разбивая тоскливое оцепенение. Повернувшись к шпиону, Глава слушала, нарисовав на морду выражение вежливого внимания. Привычка, за годы правления приставшая настолько прочно, что демонстрировать нормальные эмоции Аллинэя почти разучилась. Ледяная Королева никогда не плачет.
Благосклонно кивнуть, разрешая задать вопрос. И, кажется, она уже знает, какой. Одно-единственное слово падает камнем. Почти угадала.
А что ответить? Так много вариантов, который выбрать? Благо стаи, святость жизни, сиюминутная прихоть, сложная интрига...
- Не знаю, - медленно и словно неуверенно начинает говорить, сомневаясь, нужно ли отвечать, стоит ли пускать чужака в душу. - Вину можно искупить, ущерб - возместить. Нельзя только заставить верить. Ты сделал выбор в пользу моей стаи, не утаил ни причин, впервые приведших тебя на север, ни поступков. Был готов ответить за каждое своё слово. И ответишь. Только... души погибших однажды возвращаются в мир с новым рождением, но это уже другие драконы. И даже если доведётся встретить кого-то близкого прежде, вы разойдётесь, не узнав друг друга. Для каждого из нас смерть - завершение пути.
Драконесса замолчала. Сколько таких дорог оборвалось на её глазах... А сколько началось!
- Смертью нельзя искупить вину - лишь остановить череду... преступлений. Душа просто уйдёт, чтобы однажды родиться вновь. Живой же дракон может исправить содеянное. Или уравновесить. Пусть нельзя оживить сожжёное дерево, но можно посадить новое. Твоя вина велика, но не неподъемна. Мы привыкли ценить каждого из нас и принимать всех, кто всей душой стремится жить так, как живём мы. Я полагаю, что каждому должен быть дан шанс изменить себя. А время рассудит, кто был прав на самом деле, и воздаст каждому.
Или не воздаст. Время - и мир вообще - потрясающе равнодушно ко всему происходящему. Роль судьи и палача подошла бы Звёздной, но она покинула своё детище. А Аллинэя не считала себя вправе измерять чужие поступки. Да и по чему их мерять? По себе? Но ведь и у Светлейшей душа не белоснежна, запятнана и трусостью, и завистью, и гневом. Что вообще единственно верно? Существует ли такой идеал? Едва ли.

+2

6

Стрега внимательно слушал всё, что говорила Аллинэя, и не мог не позволить себе подумать о том, как же Светлая Госпожа похожа и одновременно не похожа на свою сестру. По разные стороны выдуманных баррикад, но суть остаётся одна; каждый Дух нёс тяжкое бремя, что всегда отражалось на их восприятии мира, отношении к состайникам и к себе. Потому Ищейка не имел права судить Глав - никто не имел. Обеим он обязан своей жизнью, и всё, что остаётся, это молчаливое принятие. Никто из них ни в чём не виноват. А Стрега... Стрега сам избрал свой путь. Ушёл из-под одного крыла к другому - практически идентичному, но окрашенному в другой цвет.
  А сам так и остался где-то между, на границе Тьмы и Света.
  Аллинэя говорит, что они привыкли ценить каждого и принимать всех, кто того пожелает. Кто готов жить, как они, думать, как они, защищать их и на них работать. Как когда-то у Арамэльминдиз... Вот только во Мраке ценностей нет; он пуст, подобно всякой стихии. В стае же всё зависит от твоих способностей, что, в общем, неплохо - даёт толчок к саморазвитию, не позволяет расслабляться, тренирует и закаляет. Не всегда и не для всех, конечно... Сплочённость - вот, чего не хватает Тьме. Взаимопомощи. С другой стороны, был бы ли Мрак Мраком, обустрой он своё общество по подобию Света? Остался ли бы там Стрега или всё равно предпочёл выбрать Свет - такой яркий и слепящий для него, Сына Ночи?
  Как бы то ни было...
- Я не разочарую вас. - Заезженная фраза, но что ещё мог сказать Ищейка в ответ на столь искреннее объяснение? - Спасибо... За всё. - Дракон отвесил мягкий поклон, не глядя более на морду Светлейшей, и поспешил оставить её в гордом одиночестве. Право, негоже Тёмному отнимать слишком много времени у своей новой "Хозяйки".

0

7

Закрыто по желанию игроков

0