//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Chicago, I will show you around!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[h1]WELLCOME TO CHICAGO[/h1]
http://i78.fastpic.ru/big/2016/0903/d1/5fd7f77a429be1e45247c9904fe7ced1.jpg
[h1][/h1]
1918 год, время, когда весь мир вновь смог вздохнуть с облегчением – Первая Мировая война завершилась! Мужья вернулись с фронта к своим семьям, политики мировых стран сели за подписание новых договоров, а жители Европы продолжали утекать из родных краев в поисках Американской мечты на далеком континенте.
Города Штатов наполнялись разносортным и колоритным населением, развивались казино и всевозможные сферы искусства. Именно в этом году начал свою работу небольшой, но уютный театр в самом центре молодого Чикаго, готовый бросить вызов популярному в то время Малому Чикагскому театру.
В этом же году мир постигла новая напасть – Америку охватила эпидемия испанского гриппа, унесшая больше жизней, чем едва завершившаяся война. В это время большие собрания людей строго запрещались, да и никто не рисковал высовывать нос из дома без большой нужды. Так что театральное искусство начало увядать…
Но, к счастью, ненадолго и стоило чуме начала 20-го века сойти на убыль, как жизнь мегаполисов разгорелось с новой силой.

[h1][/h1]
Что же, позвольте пригласить вас в город огней – неповторимый Чикаго! Он еще так молод и зелен, но двери его кабаре и казино всегда приветливо распахнуты для тех, кто ищет свою удачу и желает феерично провести время!
На дворе 1923 год, полный надежд и свершений. Мы с вами остановимся у входа в тот самый небольшой, но уютный театр, который после всех трудностей вновь открылся, ожидая увидеть в своих стенах рост пока еще малоизвестных в миру актеров и драматичные истории их жизней.
[h1]INFORMATION[/h1]
Хотите творить эту небольшую историю с нами? Нет ничего проще! Вы можете заглянуть любым своим персонажем в гости к нам, интересно вписать его в сюжет, а когда наскучит – так же изящно вывести.
Главное, что стоит беречь и уважать – дух эпохи!

От участников не требуется никаких заявок, вы можете раскрывать своего персонажа и тонкости его биографии в постах, тем будет только интересней, не так ли, господа?

You'll have the time, the time of your life
Bring all your friends, all your kids and your wife to
Chicago, chicago my hometown.

[h1]ВЫ НЕ ОСТАНЕТЕСЬ РАВНОДУШНЫ![/h1]
Аграил - режиссер-постановщик (Алессандро Матурино Риччи)
Рэндом - парень-бродяга (Джейк Эйвери)

+2

2

[icon]http://s019.radikal.ru/i643/1707/47/b78a96e35d07.jpg[/icon][nick]Рино Ричи[/nick]В осеннем времени была своя поэзия. Стоило лишь взглянуть на буднично-серые облака над городом, тяготеющие, обволакивающие его словно тряпье в ящике с ценной вещью, чтобы почувствовать себя пленником чарующего мегаполиса. Впрочем, это не лишало город его низменных красок. В лужах под ногами пешеходов отражалось многоцветие неоновых вывесок, так и влекущих разведать тайны за закрытыми дверями, сломя голову пуститься в безумие азартных игр, отведать хмельной вкус удачи... Ее распространение не мог сдержать даже Сухой Закон.
Здесь можно было поймать шальную пулю и встретить не менее шальную любовь, стоило лишь зайти не нарочно в пустынный кабаре или оступиться на людной улице. Фортуна была в сговоре с этим местом... Еще бы, ведь это был Чикаго.
Город, который сводил с ума и оставлял неизгладимое впечатление любому, кто попадал сюда впервые, вынуждая непременно вернуться вновь, город, который обещал несметные сокровища и большие возможности, но на деле был так же обманчив как покерная карта. Об этом знали бывалые жители, но не приезжие гости. Они и отличались в корне - понурые, сосредоточенные на своих делах, ничуть не восхищенные изменчивой красотой окружающих улиц. Один из таких горожан возможно и затерялся бы среди опустевших дождливых переулков, не удели мы ему особое внимание.
А вот и он, взгляните. Как не видите?! Да вот же, стоит подле телефонного автомата! Высокий, статный с волосами цвета платины и проблесками седины в коротких прядях. Кажется, дождь его ничуть не пугает, потому что герой нашей истории уверенно следует переулками, припадая на трость в правой руке, должно быть он намерен в скорейшем времени достичь своей цели. Позвольте познакомить - это он, ваш покорный слуга и режиссер-постановщик нашего небольшого импровизационного театра, Алессандро Матурино Риччи.
Урожденный неаполитанец - прошел через фронты Первой Мировой войны в войсках родной Италии. Видевший немыслимые и страшные вещи, бывавший в эпицентре горячих событий и лишь чудом доживший до самого конца мировой агонии. Впрочем, до ее начала он не успел обзавестись семьей, почти всех друзей потерял на фронтах и там же утратил свое будущее. Сейчас, вероятно, трудно изобличить в ветеране Великой войны перспективного оперного певца, коим он мечтал стать до начала боевых действий. Тогда он был полон амбиций и желал жить лишь сегодняшним днем, не ведая, что совсем скоро фронтовой холод и сырость окопов посадят его голос настолько, что даже речь станет даваться с трудом.
Возможно именно это подтолкнуло Алессандро покинуть родные края и в поисках пресловутой американской мечты остановиться в фееричном Чикаго. Здесь он пустил корни, пусть не способный более выступать, но настроенный огранить лучшие бриллианты для венца величайшей сцены. Город полнился непризнанных дарований, их следовало лишь найти и воспитать настоящих актеров. Кому как не ему перепал такой жребий?
В театре его почти не называли полным именем. Чаще использовалось излюбленное здешними обитателями и творцами прозвище - Рино Риччи, другие знали его как Сандро, последние вспоминали лейтенантское звание, едва мужчина выходил из себя. Но это бывало не так часто, ведь он был строг, но сдержан.
Неаполитанец остановился под небольшим козырьком при входе в театр, достал из кармана портсигар и спички, неторопливо раскуривая ароматную сигару. Репетиции начинались ближе к вечеру, но он, пожалуй, даже несколько поторопился. А виной всему была погода.
- Проклятое место, - тихо сказал он сам себе, привалившись на трость и потягивая табачный дым.

+2

3

[AVA]http://s61.radikal.ru/i174/1707/66/d2bb31120a93.jpg[/AVA]

Into each life some rain must fall

Есть на свете места особые, неповторимые. Каждое уникально по-своему. Где-то природа так хороша, что хочется слиться с ней, раствориться и забыться. Где-то сам человек постарался, воздвигнув небывалые доселе монументы. Одни привлекают своей уютной простотой, другие блеском, красками, мириадами возможностей. Чикаго был из числа последних. Город, переживший немало бед, но неизменно возвращавшийся к жизни, снова раскрыл свои объятья. Испанка была побеждена, вновь заиграла музыка, засверкали витрины. Люд жаждал жить и жить весело, с размахом.
Чикаго зовёт к себе, манит и обещает небывалый успех всем и каждому, и этот зов привлекает людей со всего земного шара, и те слетаются на свет неоновых вывесок, как мотыльки на пламя. Некоторых это пламя согревает, даёт понежиться в лучах славы. Их ждёт успех, они зажигаются звёздами, будоражат умы, ловят восхищённые взгляды обожающей их публики. Но некоторым это пламя опаляет тонкие крылышки, спуская с небес на землю. Они ждут, что Чикаго подарит им билет в новую яркую, красочную жизнь, но этого не происходит. Для них меняются декорации, но всё остаётся прежним до самого конца. Кому-то везёт и того меньше - их пламя сжигает дотла, стремительно и безжалостно. Их удел - погибнуть на обочине, пока прочие отплясывают в клубах на Великолепной Миле и тратят деньги направо и налево на Стейт-стрит. Таких, к сожалению, намного больше, чем баловней судьбы, но о них никто не помнит, их имена забыты, а высший свет зачастую предпочитает ничего не знать о тех, от кого однажды отвернулась капризная Фортуна. А потому для большинства они не существуют вовсе. И каждый, привлечённый сиянием Города Ветров, уверен, что уж ему-то удача непременно улыбнётся. И никто не думает всерьёз, что беда может постучать и в их двери.
Несчастье - ещё не всегда конец. Над кем-то судьба смилостивится, и шторм выбросит его на ровную пляжную косу. Кого-то же буря выносит на острые скалы. И тогда рассыпаются в пыль грёзы, разбиваются семьи, дети остаются на улице. Джейк Эйвери - один из таких уличных мальчишек. С виду лет тринадцать-четырнадцать. Бледноватый, нескладный, слегка сутулый, с каштановыми волосами. Мальчишка с улицы. Беспризорник. Каждый раз, когда он произносит эти слова про себя, ему словно выливают ушат ледяной воды за шиворот. Казалось бы, пора бы уже привыкнуть. Уже пятый год пошёл с тех пор, как он оказался сам по себе. Но что-то внутри не даёт принять всё как данность. Засело, словно рыболовный крючок. И нужно бы достать, но впилось зазубринами и не вытащить, только болит и кровоточит зазря. Уж лучше вообще не трогать. Сделать вид, что нет этого противного чувства. Нет никакой тоски по близким, нет липкого одиночества, нет беспомощности от собственной ненужности. Забудь, парень, полно. Есть вещи куда более насущные. Например, чем набить опустевший желудок и куда податься на ночлег. Не ночевать же под дырявым козырьком в богом забытом переулке?
На улице шёл дождь. Не ливень стеной - моросящий, нудный, серый. Навевающий тоску. Как будто без него её не хватает. В такую погоду здорово сидеть перед окном с чашкой горячего молока с каплей мёда в одной руке и приключенческой книгой с картинками в другой. Всё это было так давно. Как будто вовсе приснилось. Джейк зябко повёл плечами, сжав в кулаки руки в карманах старого поношенного пальто, которое ему было уже маловато. В одном кармане была дырка, и мальчишка пошарил под подкладкой пальцами. Вдруг завалялся четвертак. Увы. Может, снова податься в доки? Сегодня пятница, а значит, новый хозяин пойдёт развлекаться и веселиться, и порядок будет не так строг. Авось кто на смене поможет. Мистер Флэтчер же обещал как-то дать доллар, если придётся совсем худо.
Решено. Всё лучше, чем стоять и ждать неизвестно чего. Джейк вынырнул из закоулка, в котором обретался до сих пор, на улочку. Та была ожидаемо пуста, кому захочется выходить из дома в такое ненастье. Хотя, впрочем, нет, кому-то всё же не сиделось в тепле и уюте - парнишка не сразу заметил мужчину свернувшего за угол дома. Эйвери обратил на него внимание как раз вовремя, чтобы увидеть, как что-то выпало из кармана его пальто, прежде чем он скрылся из виду. Без особых раздумий Джейк подобрал... кошелёк. Да, предмет оказался именно им. Вон как заманчиво выглядывает пятидолларовая купюра. На эти деньги можно купить еды и неплохой угол на ночь, если знать, куда идти.
Будем откровенны. Мысль о том, чтобы оставить пропажу себе, не обошла стороной голову мальчишки. Вот деньги, которые тебе так нужны, бери - не хочу. Сам кошелёк тоже можно продать, он выглядит не самым простецким. Но... Джейк мучительно колебался. Что упало, то пропало; кто успел, тот и съел - так говорят прочие уличные. Он бы не раздумывал, если бы кошелёк просто уже лежал на брусчатке. Но парнишка видел, кому он принадлежал. У того мужчины была трость. Может, ему тоже очень-очень нужны эти деньги? Отец наказывал: никогда не бери чужого. Велел бы он сейчас же вернуть находку хозяину? Наверное, да. Джейк вздохнул, убрав со лба слипшиеся от влаги волосы, сжал кошелёк покрепче и побежал догонять того неизвестного, зашлёпав башмаками по лужам.
К счастью (а может, к несчастью?), нагнать его не составило труда. Он неторопливо дошёл до парадной двери одного из заведений и закурил. Кроме него и Джейка снаружи никого не было. Идеальнее момента не придумаешь.
- Сэр! - Эйвери подошёл к незнакомцу и протянул кошелёк, невольно поёжившись от очередной попавшей за ворот пальто капли, - Вот, вы уронили.

+1