//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [прошлое] » И два мира столкнулись [Сципион&Хельхейм]


И два мира столкнулись [Сципион&Хельхейм]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники:
Сципион, Хельхейм

Место действия:
Лесок у пустыни

Время и погода:
7745,  жаркое лето. Душно и безветренно.

Цель и ситуация:
Знакомство.
Хельхейм, всего пару десятилетий назад получившая страшное увечье от мачехи, совсем обозлилась на Светлых драконов. Ненависть, обида, неприязнь - единственные чувства, которые она испытывает. Лишь недавно рана полностью зарослась, и на ее месте появился уродливый шрам, к которому дракониха еще не совсем привыкла. Она искала лишь уединения, от того и сбежала с "родных" земель подальше в пустыню, и какого было ее удивление, когда она нашла средь песчаных пустошей небольшой лес. Дабы укрыться от палящего солнца, драконесса направилась к нему. Там ее ждала весьма неожиданная встреча - Темный дракон, по видимому также ищущий уединения. Или чего-то еще...

Предупреждения:
- бессрочная отпись

Отредактировано Хельхейм (28 Ноя 2016 14:38:35)

0

2

Ничего особо странного в нахождении тут лавового дракона не было. Даже довольно долгое обитание на севере, и очень удобно обустроенная пещера с личным лавовым озером, не уменьшила чувствительность дракона к холоду. Того и наведывался он периодически в куда более теплые места. Плюс кое-какие воспоминание о прошедшем чуть более двух сотен путешествии через эту пустыню. Да, дракон до сих пор очень не любил песок, и глубоко в земли Пустыни не заходил.
Вот и сейчас, пройдя через портал к приткнувшемуся у края песчаного моря лесочку, дракон привычно передернулся, словно сбрасывая с себя сужу. Со стороны это действо выглядело наверняка довольно жутко, благодаря перепаду температур. Но не так, как возвращение дракона обратно, в моментально возникающем тумане от теплого воздуха. Парадокс, но первые мгновения от лавового дракона несло холодом, как от ледяного, если обитатели пустыни их, ледяных, встречали.
Но несколько мгновений - и от холода не остается и следа. И огромная по меркам смертных, туша дракона делает несколько шагов в сторону близких деревьев. Да, он всегда выходил из портала в самой пустыне, чтобы не приземлиться, в прямом смысле, кому-то на голову. К тому же, в этот раз дракон не собирался надолго тут задерживаться, и взял с собой лишь немного воды, рассчитывая, при острой нужде, немного поохотиться.
Будучи тут не в первый раз, Сципион прекрасно изучил движения теней в этих местах. И с довольным урчанием вытянулся на песке у опушки. Через некоторое время, как раз когда туша лавового "прокалится" на солнышке, и захочется пить, его начнет накрывать тень от деревьев. Ни спать, ни дремать дракон не собирался, раскинув крылья во весь их немалый размах. Сверху это наверно смотрится забавно - дракон не выдержал жары и отрубился, чуть не дотянув до тенечка... - Иллюзий, как выглядит с высоты его распластанная на песке туша, он не испытывал.

+1

3

-Когда эта чертова рана перестанет болеть? – думалось в голове. – Когда? – этот вопрос повторялся и повторялся в голове Хельхейм уже не один месяц, и даже когда рана перестала изредка кровоточить и адски ныть, вопрос оставался. Драконесса впала в некое параноидальное состояние, когда любое событие сводилось к одному – к ране. Охота не удалась? Рана. Кто-то ей нагрубил? Рана. Солнце встало слишком рано и разбудило? Это все рана. А что, если искупаться вон в том пруду? Нельзя, ведь рана может загноиться и она умрет, а этого допустить никак нельзя. Когда Темная поняла, что происходит что-то нездоровое, она решила убраться подальше от тех земель, где произошло самое ужасное событие в ее жизни, самое болезненное и унизительное. – Сойти с ума мне лишь не хватало, - все бурчала она, - еще чего. - В общем-то, это было правильное решение. И без того презираемую в кругу Светлых Хельхейм после трагической смерти Варгра стали просто гнать и ненавидеть. Каждый взгляд сопровождался недоверием и осуждением, родители прятали своих детенышей за собой, а подростки разбегались в ужасе. Какая-то старуха даже нарекла ее проклятьем, ниспосланным на их головы за все плохое, что они натворили в течение своей жизни. И Хель пришлось бежать.
Куда? Вопрос легкий. В теплоту, к мраку. Но пересечь несколько территорий и границ ей было не под силу, несмотря на дикое желание приблизиться к истокам своим, к Тьме. Ближайшее место, что ей пришло в голову – пустыня. Да, мрака там и не предвидится, зато температура располагающая. Драконесса знала, что в пустынях опасно – но опасность ее не страшила.
В светлом безоблачном небе вяло парил черный силуэт с раздвоенным хвостом, а за ним, кружа вокруг, словно маленькая рыбка вокруг кита, летел лич молодой мантикоры. С недавних пор, особенно после проявления параноидальных наклонностей, Хель всегда таскает с собой эту тварь, поднятую уже достаточно давно. Ну а мало ли?
-Давненько я в теплоту не выбиралась, - пронеслось в голове, как только по телу пробежала некая слабость. Не то ли нервное истощение сказывалось, то ли непривычка после холодной и влажной пещеры, в которой она безвылазно обитала на территории Светлых. Было решено либо найти тот оазис, где Темная частенько проводила время, либо что-то еще. И вдруг, словно Боги услышали ее мысли, на горизонте показалась редкая темная полоса из деревьев. – Там и пережду.
Плавно спикировав вниз, Хельхейм тяжело приземлилась в нескольких метрах от первого деревца, что скромно начинал этот небольшой и негустой лес. Песок под ее многотонной тушей разлетелся во все стороны, а на земле остались глубокие следы от ее мощных лап. Но затем, когда дракониха лениво поплелась вперед, хвосты ее все равно замазали эти следы, оставив за собой лишь размытые широкие полосы, которые и не сразу заметишь – мол, так оно и было.
Наконец почувствовав тень, Хель плотно прижала крылья к змеевидному телу и оглянулась по сторонам, поворачивая тяжелую рогатую голову. Благо место было предостаточно – хоть прям тут разваливайся во всю длину, и не потеснит ничего. Пройдя еще пару метров, Темная устало завалилась на бок близ одного из деревьев, подперев его боком, от чего то жалобно заскрипело и заколыхалось. Не пришло тогда ей в голову, что рядом может кто-то быть, и ненавязчивый запах незнакомого дракона, который находился совсем близко, ее не насторожил. Мантикора же, тем временем, по велению хозяйки осталась стоять у входа в лес, тупо уставившись в никуда.

+1

4

Несмотря на умиротворенную и спокойную картину вокруг лавовый не собирался погружаться в созерцание внутреннего мира. Он прилетал сюда погреться, а не стать жертвой. Куда лучше было побывать на землях Огня, но там уж точно не понежишься в тепле в свое удовольствие. Как вскоре выяснилось, и тут место не такое уж уединенное.
В отношении обнаружения других живых умениям школы Крови далеко до школы магов Жизни с их биолокацией, но и свои способы были. Да, более затратные и сложные в использовании с непривычки. Но не для лавового, который относительно неплохо научился определять "живых" поблизости от себя. недостаток - того же зомби или лича не найти так, если не искать целенаправленно, да и спящего, замерзающего, бесчувственного тоже найти на дальнем расстоянии трудно - тут уже проще наткнуться, в прямом смысле, носом. Та же ситуация с мелкими по размеру - что птенцами, что животными. Но эту проблему маг решил, просто задав заклинанию направление. И теперь он "видел", пусть и узкий сектор, но дальше. А периодически покрутить по сторонам "магической чуялкой" никто не мешает. В общем, от подобия сонара с круговым обзором подводных жителей он перешел к "направленным локаторам" тех же летучих мышей.
Так что появление нового живого тела он не пропустил. К сожалению, как упоминалось, на личей в обычном "режиме работы" заклинание не реагировало, так что мантикора осталась пока за пределами внимания лавового. Дракон оставался пока без движения, прислушиваясь к звукам и следя за приближающимся драконом. Тут и думать особо не надо - такого размера никакой иной крылатый в этом мире не достигает.
Похоже, у этого уютного уголка появился еще один постоялец. - Тихо шуршащий песок не давал расслышать происходящее в лесочке, но приближение бы не скрыл. Пока же незнакомец замер не так далеко от опушки, отделенный от лавового относительно небольшим количеством деревьев. Еще немного полежав, и не заметив излишней активности от пришельца, маг решил проявить благоразумный интерес, так как кое-какой запашок разложения донесся уже до него. Не один день, и даже год, проведя среди целителей, некроммантов и покойников, лавовый мог относительно точно определить, какой "свежести" покойник перед ним. И даже кое-чего из теории некромантии поднабрался, на тему основных факторов выбора материала для очередной поделки некроманта.
Либо некромант с эскортом, либо очень тяжело раненый дракон с паршивой раной. - О том, насколько это предположение близко к истине, кровопийца не догадывался. Пока же самец довольно грациозно, для его габаритов, поднялся с песка. Не смотря не внешнюю несуразность, природа оказалось не дурой, и всяких поскрыпываний и похрустываний пластины его брони при движении  не издавали. Не больше, чем у любого другого дракона с костяной броней.
так что до Хель сейчас доносилось максимум звуки дыхания приближающейся махины и поскрипывание песка под лапами. Лавовый не таился, но и специально себя не выдавал - подготовка воина была вбита в него крепко.
- И кто тут у нас? - Привычно прикидываясь туповатым верзилой, подал первым голос самец, приблизившись настолько, чтобы не требовалось сильно повышать голос. Для него, конечно же.

0

5

Темная драконесса так и осталась лежать недвижно, тяжело подперев дерево, словно мешок картошки какой. Нужно было бы лечь поудобнее, да мысли так захлестнули ее, что сначала не давали пошевелиться, а затем и вовсе утащили в поверхностную дремоту. Она не спала, нет, ушла в «режим ожидания». Много дум ей думалось:  о том, о сем… В основном это были размышления о том, как же поступить далее. Нет, Хель знала, что вот-вот она сбежит от Светлых но конкретного плана в голове еще не было. Возможно, первым все же стоило дать себе восстановиться. – Да, такую немощную калеку они и близко не подпустят. С такой и говорить противно, - заключила она. Калека она есть.
Иногда Хельхейм подумывала, а что же будет с ней у Темных? Правильный ли она делает выбор? Да конечно правильный! Просто иногда же нужно потерзать себя чем-нибудь, и если нечем, то оно легко находится. Ну, вы понимаете.
Мрачные мысли прервал терпкий мужской запах, сначала обративший на себя внимание благодаря легкому дуновению ветерка, а затем и приближением. Сначала Хельхейм вообще не выказала никакого внимания нарушителю спокойствия. Ну ходит кто-то рядом, ну и что? Ей то какое дело, никому она не мешает. Интерес в ней появился лишь немногим позже, когда пришло осознание того, что запах тот был запахом темного дракона. Распахнув глаза, драконесса сначала долго всматривалась куда-то между деревьями, словно сквозь них, а когда убедилась, что темный незнакомец идет целенаправленно к ней, напрягла тело и одновременно с этим приказала личу отстраниться – Бездна его знает, что за дракон идет. Может, тоже некромант. Так и не разберешь.
Хельхейм так и осталась лежать неподвижно до тех пор, пока незнакомец не приблизился вплотную – совершать лишних движений шибко не хотелось. Лишь за мгновенье до того, как некто подал голос, драконесса немного расправила крылья, подняла голову, изящно изогнув шею, и устремила взгляд уродливой морды на незнакомца. Выглядела она не лучшим способом: довольно исхудавшая (хотя все равно еще огромная и массивная) и понурая, с мерзким глубоченным шрамом на половину морды и часть тела, который все еще был темно-красного цвета, с выступающими светлыми рубцами  и темными впадинами.
Незнакомец задал свой вопрос. Его низкий голос раздался в этой тишине словно гром среди ясного неба. Небольшие янтарные глаза драконессы прошлись по темному. Она помолчала некоторое время, а затем ответила, даже не думая вставать с места: - Загнанный и раненный зверь, милейший. - Голос ее был хрип и походил скорее на мужской, чем на женский. Да и в общем ее образ не навевал ни капли женственности. Вообще.

Отредактировано Хельхейм (30 Ноя 2016 15:41:13)

+1

6

Зрелище, открывшееся дракону, не было чем-то особенным. Лежит раненый дракон, почти без сил. Вот только контраст между внешность и меткой в ауре был разительным. Лавовый не первый год жил в этом мире, и как выглядит большинство драконов стаи Света знал. Не в отношении личной памяти на морду, а в отношении основных признаков. Светлая чешуя, и даже шерсть, и так далее.
Этот же дракон нисколько не подходил под привычное описание. Знал бы Сципион, что весьма скоро и сам окажется в подобном положении. А что - лавовый дракон с меткой Тьмы в ауре, помогающий целителям Света. Такое не в каждом кошмаре увидишь.
На данный момент лавового весьма заинтересовал шрам. Точнее, то, что на него очень походило внешне. Но среди одиночек было не принято слишком лезть в чужую жизнь, а так же не менее нагло пялиться на всякие особые приметы типа шрамов. Тем более - при первой встрече. Услышав голос, дракон просто уселся неподалеку. Привычная маска "большого и глуповатого" уже была на нем.
- Зверь? Ты же дракон! - В голосе звучало неподдельное удивление. И небольшая пауза. Лавовому всегда казалось, что вот-вот собеседник навострит уши, чтобы прислушаться, как ворочаются мысли у него в голове. - А рана и вправду паршивая. - Как ни странно, даже опыт дракона ни как не мог ответить на вопрос - это уже шрам или заживающая рана. После чего дракон повернул голову, высматривая лича, которого перед этим успел заметить боковым зрением.
В голове же картинки мозаики никак не желали выстраиваться. Внешность, метка, лич, шрам - все это заставляло искать нестандартный ответ. Одиночка, примкнувший к стае, но не принятый в нее? - Как ни странно, идея о возможном союзе темного и светлого драконов просто не пришла в голову. Любовь, юность и все дела, но о магии и стихиях знает каждый подросток. Или... Это возможно очень, и почти все объясняет. Изнасилование. - Да, такой вариант и правда давал ответы почти на все вопросы. Но вместо рассуждений о жизни лавовый задал куда более примитивный вопрос.
- Ты есть хочешь? - Все укладывалось в маску. От чего дракон слаб - от голода. Много ума не надо. В то же время предложения еды не было. Просто не взял ее с собой дракон. - Или пить? - И снова пауза и ожидание ответа. Чтобы дракон из стаи Тьмы добровольно поделился с незнакомцем, не желая ничего получить в замен? Сам Сципион был согласен и на историю, но не его маска. К тому же, когда ты предлагаешь прямо еду - это одно... А если тебя просят - это другое. Дракон в это время вспоминал, кого тут вообще можно поймать из еды, окромя другого дракона.

0

7

Хельхейм продолжала лежать, словно статуя, всматриваясь в незнакомца. Он уселся рядом и заговорил, но особого смысла в его словах драконесса не нашла, как и стимула ему отвечать. Лишь на слова о ране она еле заметно хмыкнула и повела змеиным языком по сухим губам. Еще бы она не была паршивой, ее ж чуть напополам не разрубили! 
Не секрет, что внимание Темной еще нужно заслужить. И да, неважно что вы сидите рядом или являетесь участником событий, тесно связанных с ее персоной. Это, в принципе, ничего не дает. А уж когда вы упоминаете о еде и воде, которых Хель не видела уже огого сколько времени, то и вовсе рискуете попасть в зону игнорирования. Да, именно игнорированием у нее решалось большинство проблем. Но чуяло нутро, от этого так просто не избавишься. Она могла бы улететь – все же, целью ее полета был поиск уединения, а не странной компании, - но сил на это пока не было. Может, через часок. А может, через пару.
Еще несколько минут Хельхейм ненавязчиво оценивала боевые способности незнакомца и возможные магические. Махина он, несомненно, огромная – но не на много больше Хель. Разве что раз в десять неповоротливее. Ох, и частенько же драконесса благодарила всех Богов и родителей за те габариты и ловкость, которые ей были дарованы! – Хорошо быть большой, - думалось ей.
Совсем скоро Хель наскучило рассматривание Лавового, и она просто положила свою голову на землю, уставившись куда-то в пустоту. – И долго он тут сидеть будет? Эк окаянный. Дома вам, что ли, не сидится. – А живот тем временем и вправду урчал а во рту вязало, только вот ничего из этого Хель не выдавала. Даже виду не подавала, что она вот-вот откинется.

+1

8

Было видно, что незнакомому дракону было абсолютно все равно на окружающий мир. В любой другой ситуации лавовый просто развернулся и оставил упрямца помирать, раз так желает. Но сейчас его очень интересовал шрам - просто так такие "сувениры" не получают, и Сципиону была интересна если не причина, то сам процесс.
Так же от внимания самца не ускользнул так хорошо знакомый ему взгляд. Оценивающий возможности и последствия боя. Лавовый окинул таким же взглядом пришельца. Будь он здоров, представлял бы для лавового серьезную проблему.  А так, по мнению самца, было достаточно пары-тройки ударов, чтобы вывести его из боеспособного состояния. Это если не учитывать магию. Ведь лавовому достаточно лишь поцарапать - и потом немного времени, чтобы вывести соперника из боеспособного состояния.
А после принялся довольно бесцеремонно разглядывать голову дракона. Уже мысленно прикидывая место, где окажется этот образец. Знай Хель, вокруг чего сейчас крутятся мысли дракона, мечтала бы оказаться подальше. Потому что в этот момент самец уже прикидывал процесс отделения головы от шеи, а так же толщину мышц и шкуры на голове. Повреждать черепа он очень не любил. Незаметно для себя дракон постепенно склонялся все ближе к ней, а в глазах, если их найти, начинало плескаться безумие.
- Какой черрреп... - Едва слышно проурчал дракон. Да, при необходимости дракон мог издавать что-то подобное этому звуку, вот только при его габаритах оно походило на слегка приглушенное рычание. Слова темная вряд ли разобрала, но интонация и поведение дракона наверняка должны были ее насторожить.
Дракон поднялся и сделал еще несколько шагов к ней, рассматривая голову и шрам. Больше его не интересовало ничего, как казалось. Дракон улегся на землю неподалеку от темной, и посмотрел ей в глаза. А после лапа бесцеремонно потянулась к ее голове.
- Ты умрррешь, и черрреп попадет в мою коллекцию... - Проникновенно произнес самец, подпустив в голос немного безумных ноток. с точки зрения лавового это было нормально - большинство драконов после подобных заявлений вдруг начинают дико цепляться за жизнь. А Сципион решил, что разворошит апатию этого дракона.

+1

9

Так бы Хель и провалилась в сон, постоянно заманивающий ее в свои путы последние пару дней, если бы не словила столь странный и непонятный для драконихи взгляд незнакомца. Метнув внимание янтарных глубоко посаженных глаз в сторону лавового, она невольно оскалилась. Мол, совсем страх потерял. С тех пор и не спускала с него взгляда, внимательно, словно кошка, следя за каждым его движением. Следом незнакомец что-то проурчал, но Хель не разобрала, а затем стал медленно приближаться. До последнего Темная оставалась неподвижной, лишь когда самец завалился рядом, как-то уже слишком близко, как показалось, драконесса изящно подняла голову с земли.
Ей вдруг стала интересна эта особа, а именно, что же дальше он предпримет. С одной стороны, глупо соваться к раненому зверю, а Хель самый что ни на есть зверь, ибо такой может быть опаснее любого другого из-за своего предсмертного отчаяния. И да, Темная могла собрать свои последние силы и нехило навредить противнику в своем состоянии, может даже убить его, но при этом самой потерять последнюю энергию для жизни. Слишком глупо. Со второй стороны, незнакомец как раз-таки мог понимать, что Хель нападать не станет, следовательно, она является легкой добычей. А если приписать, что незнакомец этот может быть безумным, или фанатиком – то можно объяснить, зачем ему самому нападать, ведь здравый дракон такого делать бы не стал.
Когда лапа Лавого потянулась к голове Хельхейм, она немного наклонила голову, выставляя острейшие рога вперед, и пристально уставилась прямо в глаза  самцу. Он должен был понимать, что донимать раненого зверя можно сколько угодно, но когда дело доходит до рукоприкладства – в ответ могут блеснуть клыки и когти, причем с самым неожиданным исходом их применения. В абсолютно равнодушном взгляде драконссы мелькнуло предупреждение, полное серьезности, и Хель понадеялась, что незнакомец это заметит и поймет. Не за дракой же он сюда пришел.
Зашевелив хвостами, но в остальном оставаясь такой же неподвижной и пристально смотрящей на нарушителя спокойствия, Хель пророкотала: - Час каждого определен, и мой настанет еще не скоро. Так что, милейший, не стращай.  Смертью меня не запугать.
Может показаться смешным, ведь Лавовый при желании и правда может прикончить Темную, но внутри драконессы уже давно сидела уверенность, что ее смерть не будет такой глупой и простецкой. Ее смерть будет эпичной и красивой, и настанет действительно не скоро. Может, слова Провидца, которого она посетила еще в детстве со своей матерью Нидхёгг, сыграли свою роль.

+1

10

Самцу удалось привлечь к себе внимание. Пусть даже в таком, напряженно-опасном, направлении. Даже при наличии магии, а в этом сам дракон был живым примером, рана не даст противнику биться в полную силу. Даже собрав все свои силы, в последнем предсмертном рывке,  у странного темного нет особых шансов чистую победу. Потрепать сильно самца, конечно, смогут, но не критично - переживал лавовый и не такое. Так что на угрожающий оскал он обратил внимания не больше, чем на изменение тени. И все равно придвинулся ближе, кроме черепа рассматривая и рану. Все таки в лазарете и в обществе целителей он проводил достаточно времени, а достигнув успехов в магии Крови - чуть ли не треть от обучения.
- Практика в таком деле не менее важна, чем в боевых навыках. - Бывало, убеждал наставник желающего идти исключительно разрушительным путем ученика. Да и знание анатомии там умели вбивать чуть ли не в подкорку. А рана у дракона была весьма интригующей для Сципиона.
- Не скоррро? - Дракон чуть склонил голову к плечу. - Кто знаааает? - Лапой дракон провел по земле, оставляя на земле следы когтей. Намек был вполне однозначный. - Все можно ускорррррить... А можно и замееееедлить... - Когти прошлись по земле в обратном направлении, а взгляд самую малость безумных глаз самца встретился с глазами Хель. Неожиданно тон дракона изменился, из него ушло все безумие. Словно дракон страдал странными припадками безумия. Но появлялся второй вопрос - а борется с ними дракон, или наоборот - наслаждается?
- Так что решать тебе, чего ждать. - Лавовый чуть прикрыл глаза, буквально на волосок. Вот только безумия в них снова прибавилось. - Но я за перрррвый варрриант. - Лапа дракона снова потянулась к шее Хель, но замерла, лишь оторвавшись от земли. - А может...
Дракон непроизвольно облизнулся - все же даже тут воздух был достаточно сухим для огненного полукровки. Но оценить этот жест можно было и иначе. Лавовый снова встал на лапы, поднимаясь во весь рост, снова нависая над Хель. Вот только каждое ее действие он отслеживал очень тщательно, и застать его врасплох было невозможно.
- Или вспомнить, как  помогал целителям? - Громкость голоса была тщательно выверена, чтобы странник расслышал фразу, но лишь при некотором напряжении слуха.

0

11

Закрыто в связи с уходом игрока.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [прошлое] » И два мира столкнулись [Сципион&Хельхейм]