//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » О вкусной и здоровой пище [Лори & Сехтегоса]


О вкусной и здоровой пище [Лори & Сехтегоса]

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

-Участники:
Лори, Сехтего.
-Место действия:
Вересковая пустошь.
-Время и погода:
6-е число Грозового месяца, 8045 год.
День солнечный, по-летнему теплый, но уже
благополучно переваливший за свою
кульминацию: жара понемногу спадает, свежеет
воздух, но до вечера времени предостаточно.
-Цель и ситуация:
Лори, постигая тайны дела целителей, всегда был
старательным учеником. Или почти всегда.
Но был. Потому теперь, когда на его плечи
ложится новое испытание выдержки,
бдительности и верности наставнику... Он
просто обязан не ударить в грязь лицом. Не
проворонить особенный амулет, заказанный
для особого случая, и не допустить, чтобы
тот начал действовать раньше срока. Что
может ему помешать в этом деле? Разве что...
Случай. А что касается Сехтегосы, то... Она в
очередной раз оказывается неподалеку от земель
Стаи Воздуха. С самыми мирными целями.
Дух и не ведает даже, что на нее у того самого
Случая тоже есть планы.
-Предупреждения:
Жестокое обращение с животными.

http://s2.uploads.ru/t/3SCeH.png

-Бессрочная отпись.

Отредактировано Сехтегоса (20 Июн 2017 13:29:35)

+2

2

Голубое пятно стрелой неслось прямо к земле и спустя считанные секунды утонуло в розовых цветах вереска. Послышался протяжный шаркающий звук бороздящих землю когтей. Бабочки испуганно вспархивали с кустов и разлетались прочь от нагрянувшего нарушителя спокойствия, коим оказался маленький дракончик нежного лазурного цвета. После недолгого затишья змееныш поднял голову на длинной шее над растительностью и начал быстро "нюхтить" воздух с характерным быстро прерывающимся сопящим звуком. Его заячьи уши поворачивались, стараясь уловить как можно больше различных шумов, но пока что слышалось только мерное стрекотание кузнечиков. Дракончик чихнул от набившейся в нос пыли и снова скрылся в кустах, опустив голову. Теперь сверху птенца можно было вычислить лишь по волнующимся растениям, да быстрому барабанному топоту лапок по земле. Появился он через минуту, когда, наконец, выбрался из-под сени ветвей к ручью, ради которого спустился с неба. Прильнув кончиком морды к кромке, дракончик блаженно закрыл глаза и начал лакать холодную воду. Казалось бы, какое милое и умиротворяющее зрелище! Но за внешним спокойствием и безмятежностью в птенце вовсю бушевала тревога, ведь он был здесь нелегально.
Лори провинился перед Эраникусом. Опять. Снова. Вновь. В очередной раз и так далее, и тому подобное. Наставник уже мог бы писать книгу по витиеватым выговорам с употреблением минимума жаргонных выражений, но с глубоким смыслом. Лори даже боялся представить, что о нем думает Эраникус. Тем не менее, не смотря на огромное число осечек и проказ со стороны подопечного, старый дракон стоически выносил все удары судьбы в морде маленького ученика, но и про наказания не забывал. И в этот раз наказание было для нашего героя просто безумным.
Поначалу ничто не предвещало беды. Эраникус сообщил Лори, что они будут тренироваться за пределами стаи, отчего последний был в восторге. Это же так интересно – разведать новые места, да еще и заниматься чем-то, чем не получится заниматься вблизи Облачных гор. Каким же было разочарование птенца, когда он узнал о подробностях. Оказалось, что "за пределами стаи" – это было на окраине Вересковых пустошей, а, если точнее, в одном из самых скучных мест, даже скучнее, чем в родных краях. Ну, а уж само задание… Лори сначала не поверил, что ему придется сидеть в пещере и просто ждать, когда вернется наставник, лишь иногда поглядывая, на какой-то мелкий шипастый амулет, который мирно лежал в центре пентаграммы, нарисованной на столе. Наш герой даже не мог понять, зачем все это было нужно. Эраникус же на все вопросы загадочно отвечал: "надо" (и облачный готов был поклясться, что дракон в такие моменты едва сдерживал улыбку).
Так и пришлось Лори сидеть в пещере в компании Шелеста (старого симурана Эраникуса), есть заготовленную еду и пить пропахшую тиной воду, бьющую из подземных ключей. Естественно, долго таких издевательств над собой птенец терпеть не мог, поэтому после того, как Эраникус в очередной раз наведался к ученику и проверил, все ли в порядке, наш герой на свой страх и риск вылетел из пещеры и отправился гулять. Прогулка естественно затянулась, ибо после долгого сидения взаперти даже облака казались интересными. А чего только стоило подокучать мелиссу! Лори яростно кусал неповоротливого гиганта за уши, на что тот недовольно и утробно гремел, пытаясь отмахнуться от дракончика. Всё закончилось тем, что травяной дух, видимо, устал и понял, что есть его не будут, после чего принялся дальше щипать траву, терпеливо ожидая, пока птенцу надоест его мучить. И дождался.
Под конец прогулки Лори навестил тот самый ручей, дабы попить освежающей влаги без привкуса мха и водорослей, а затем, направился обратно в пещеру. Раз Эраникус не подал знак (у Лори был амулет, с помощью которого они с наставником могли вызвать друг друга), значит, нашего героя не заметили, так что, облачный был крайне горд собой – ему снова удалось перехитрить этого старого зазнайку. Вот только, по приходе на свое место заточения дракончик обнаружил, что тут было как-то слишком тихо.
- Шелест? Шелест! - Позвал Лори, повертев головой, но симурана нигде не было. Птенец склонил голову набок и запрядал поднятыми ушами. – Хм!... Опять ушел куда-то, что ли?
Облачный уже хотел успокоиться и пойти отдохнуть, как у него подпрыгнуло сердце. Артефакт пропал! Стол с пентаграммой был пуст и стоял несколько криво.
- Мама… – С ужасом подумал Лори и пробежался по пещере, окликивая симурана и осматривая все закоулки в поисках дурацкого амулета. Как же так? Что произошло?
Ответа не было, и наш герой выскочил на улицу.
- Шелест! – Крикнул Лори со всей силы и тут же закашлялся от перенапряжения связок.
- О, нет… Что же произошло?
Дракончик знал, что пещера была надежно защищена заклинаниями, найти её извне, не зная о ней, почти нереально. Если бы просто не было Шелеста, то Лори решил бы, что тот пошел гулять. Но артефакт…
Птенец был в отчаянии. Он понимал, что нужно было вызвать Эраникуса, но боялся. Мало того, что он опять подвел своего наставника, так теперь еще и пропал его любимец! Что, если с симураном что-то случилось? Эраникус ему этого не простит…
Лори передёрнуло от мысли о надвигающейся беде. Он отдернул лапу, которая уже потянулась к амулету на шее, чтобы вызвать наставника.
- Так! Лори! Возьми себя в лапы!
Наш герой встряхнул головой и внимательно огляделся. Шелеста нигде не было видно, но облачный не собирался сдаваться. Он прильнул к земле и начал шумно и быстро вдыхать воздух вместе со всеми запахами, а затем резко выдыхая его, поднимая столбики пыли. К счастью, Лори удалось взять след симурана. Непонятно почему, но зверь не стал лететь, а побежал от пещеры по земле, поэтому и птенец ящеркой быстро и неуклюже пополз на коротких лапках, опустив голову и периодически перелетая с места на место.
Не пришлось проползти и километра, как была обнаружена первая улика. На первый взгляд не было ничего примечательного под этим толстым вековым дубом, но Лори резко затормозил возле него, словно уткнулся в невидимую стену. Нос птенца начал старательно нюхтить землю. Вне всяких сомнений, почва насквозь пропахла кровью, но, к счастью, эта кровь определенно не принадлежала Шелесту. Облачный пополз дальше и через какое-то время нашел новое место, источавшее недавнюю смерть. И опять-таки умерший явно не был симураном, отчего Лори облегченно выдохнул. Удивительным было то, что убийца не оставлял после себя даже малейших кусочков своих жертв, будто бы он старательно после себя вылизывал место преступления. Сделал ли это все Шелест?
Спустя еще пару находок, наш герой, наконец, снова выполз на Вересковую пустошь и тут же утонул в душистых кустах, скрывавших его полностью. Сладковатый запах перебивал запах симурана, но Лори не собирался сдаваться. У него не было выбора. Он пополз дальше, периодически поднимая над растениями голову и окликая Шелеста.

Отредактировано Лори (21 Июн 2017 13:40:48)

+2

3

Просторным, пестрым ковром раскинулся перед нами миролюбивый пейзаж из цветочков и синего небушка. Дует ласковый ветерок, провонявший всякими там лавандами, трещат и стрекочут жучки-паучки под лучами солнышка - благодать, ничего не скажешь. И вот, в этой скучной, приторной пустоши, где пролетевшая птица - событие, гм, недели, раздается нечто действительно новое. 
Кррак... Кррррак... Хрусть!
Довольно странные звуки для места, где нет ничего. Ну, такого, чтобы в голову не лезли плохие мысли. Тут есть трава, есть небо... Иногда можно видеть некрупные валуны: в общем, все законное. А вот чтобы с такими звуками...
Крррумкл... Крясть! Крррак...
О, вот, опять. Какие-то нехорошие ассоциации, да? Здесь так пусто, кажется, что эти звуки идут отовсюду. Тем неприятнее думать, что это может быть звук, к примеру, ломающихся костей.
Крррак...
Может даже, кому-то очень упорно сворачивают шею - оборота в четыре. Или пять. А если так, становится как-то нехорошо, что не видишь, кому. Ой, то есть, кто. Мало ли. Вдруг есть риск, что ты - следующий.
Кррррр...ак!
Так, давайте осмотримся. Тут ничего, тут тоже, и здесь, и там, и... О!
Дерево. Как неожиданно. Кажется, оно тут одно на многие километры, и это неудивительно. Остальные просто бы вымерли от уныния. Это дерево, видно, было своеобразным чемпионом терпения, оно прошло естественный отбор, неестественный и даже психологический, существуя в данной пустыне добра и бабочек. Оно разрослось, обзавелось могучим стволом, раскидистыми ветвями и пышной кроной - может даже, его сюда нарочно посадили. В общем, с жизнью у него все было неплохо...
Ну, до сегодняшнего дня.
- Будем надеяться, что тебя все же никто не сажал во имя какого-нибудь благоденствия, - обнадеживающе сообщил голос, полный сочувствия. А затем его обладательница продолжила точить когти об ствол.

...При всей своей тяге к новому, Сехи любила Вересковую пустошь. А что бы и не любить - она одновременно и новая, и старая. Почти как Серые степи, но позитивнее. Приятно, знаете ли, поваляться в траве, глядя на голубое небо, даже если это не слишком подходит тебе по статусу. В степях, конечно, всегда доступны очень брутальные пылевые ванны, но когда глубоко в душе хочется лепесточков в гриве, а не песка с колючками... В общем, можно позволить, в качестве исключения. 
И теперь Сехтего горделиво ступала по полю. Наточенные накануне серпы когтей временами срезали пучки каких-нибудь трав, из-под лап вспархивали пестрые бабочки и стрекозы, испуганно вившиеся над рогами с пару мгновений и исчезавшие в вереске снова. Ветер перебирал ее белую гриву, иногда выплетая из оной сиреневые лепестки.
Забавно, но при более длительном нахождении в пустоши - видимо, когда глаз привыкает, - начинаешь замечать, что не так уж тут пусто и уныло. Боковым зрением Сех уловила скрывшийся в зарослях хвост огневика - но даже не обернулась взглянуть. Что толку?
Сейчас Духа, утолившего жажду душевного равновесия, беспокоила жажда иного рода. Точнее, голод. И да не смутит вас благонамеренный вид с цветочками в шерсти. Фрукты, нектар и солнышко не входят в число излюбленных Сехи блюд. Потому, при всем своем плавном, спокойном вышагивании, этот монстр вынашивал планы весьма кровожадные.
Может, где-нибудь неподалеку снует медногрив... Или единорог? Сехтего обожала конину ровно столь же, сколь ненавидела лошадей. Она и от аббака бы не отказалась, но... Здесь, в этой золотистой цветочной пустыне, огромного Духа было видно, что называется, за версту. Если охотиться, то с небес - но не хотелось бы намозолить глаза каким-нибудь стайным разведчикам. Вдруг решат, что она, Сехтего, посягает на их продовольственные запасы, пускай еще и неразделанные. Так, глядишь, и до дерева ободранного дойдет...
С другой стороны, Сехтегоса умела терпеть. А уходить не хотелось. Можно дождаться сумерек - благо, ночи здесь светлые даже для ее глаза, - и поживиться сонными тушками местных копытных... Или вообще сняться с места к закату. Идей, куда лететь дальше, у нее не было. За этими раздумьями убивать время на равнине - самое то. Когда перебираешь лапами и вращаешь под собой твердь - размышления тоже вращаются, и...
Впалое брюхо отозвалось тихой, ноющей болью.
Нет, на голодный желудок вращается как-то не так... А вот было бы здорово, если б какая-нибудь закуска пришла прямо в когти. Змея какая-нибудь, на худой конец. Хотя бы раз за все тысячи лет, а? Вот прям взяла... И навстречу, почти умоляя сожрать.
Сехи исполнила б эту мечту. Она же не монстр.
Жаль, что и это - мечта. А вот кто бы и ей удружил с такой же позиции?

+1

4

Пока Лори отсутствовал, сбежавший симуран времени не терял. Вот прямо сейчас он задержался в рощице, что очерчивала Вересковую пустошь, сдерживая натиск пурпурных кустов. Морда у Шелеста была вся испачкана в крови. И не только морда. Белоснежные с сиреневым отливом крылья сплошь были усеяны алыми пятнами. Дымчатого цвета шерсть то тут, то там торчала грязными сосульками и отдавала совсем не симуранским запахом.
Голова Шелеста склонилась над землей. Из его пасти обильно текли слюни прямо на темное пятно – это все, что осталось от бедного кролика, который был практически проглочен. Крылатый волк словно ждал, что сейчас из этого пятна после полива слюнями вырастет еще одна жертва, но нет, ничего такого не происходило. Нестерпимый жар в желудке заставил симурана двинуться дальше. Час назад он сожрал вместе с костями небольшого оленя, затем поймал и буквально разодрал кабана, потом бегал за птицами, теперь кролик… Но ему все было мало. Только Шелест собирался идти обратно, как с громким урчанием его живот сообщал, что ему нужно больше. Бедное животное было вынуждено разворачиваться и продолжать путь в поисках новых жертв.
Так и вышел симуран на Вересковое поле. Здесь гулял шальной ветер, разнося повсюду аромат цветов, которые, тем не менее, не могли скрыть запаха от самого симурана, ведь он насквозь пропах кровью и внутренностями недавней еды.
Полубезумные глаза раскали по окрестностям в поисках еды, но кругом была абсолютная тишь. Шелест побежал вглубь пустоши, периодически останавливаясь и принюхиваясь. Увы, ничего интересного он не заметил. В сердцах зверь даже начал жевать куст, пытаясь договориться с голодом, но тот лишь урчаще посмеялся.
Лишь спустя минут пятнадцать поисков симуран что-то почувствовал, а потом очень быстро увидел. Трудно было не заметить огромный голубой силуэт, плывущий над фиолетовым морем. Шелест поначалу победно облизнулся при виде огромной туши. Ему было все равно, что незнакомый зверь в несколько раз превосходил его по размерам – сейчас это не имело значения. Однако крылатый пес быстро опомнился, признав в этом силуэте дракона, коим Шелест доверял. Правда, слушался он только Эраникуса, но драконы ассоциировались у него с чем-то исключительно хорошим. А, может быть, этот дракон его покормит?
С надеждой в глазах симуран осторожно пошел навстречу змею, чуть опустив голову, поджав уши и виляя хвостом. Слюна все еще капала из его пасти, выдавая лютый голод, который пока что удавалось усмирить.

+1

5

Сехтегоса шла медленно, важно вышагивая по траве и горделиво осматривая округу. Видимо, изо всех сил старалась казаться всем "сытым охотником", без интереса фланирующим по равнинной округе. Так промоталась Сехи не менее получаса, но... Или свидетелей этому не нашлось, или доверием местная дичь не блистала. В какой-то момент нервы Духа иссякли - мгновенно встрепенувшись и распушив гриву, Сехтего глухо рыкнула, скаля зубы лиловым цветочкам, и тут же распахнула белую пасть, шумно втягивая ею воздух.
Обонянием Сехи не славилась. Зато ее чувство вкуса, подобно змеиному, полностью заменяло его. И лучше всего распознавало оно, конечно, не вереск и яблоньки, а, разумеется, претендентов на ужин. Или драконов. О, ну конечно, куда без них.
Подышав с открытым зевом с минуту, словно уставшая львица, Молния странно прищурилась. Кажется, ей повезло: Сехи чуяла кровь и живого зверя, некрупного, но, вероятно, раненного. Размышления длились меньше секунды, после чего, безошибочно взяв направление, Дух поспешила на встречу с потенциальной добычей. "Хвоста" за находкой она не почуяла - что ж, это славно, славно! Наткнуться на чьего-то потерянного подранка - это почти подарок судьбы.
Мелкой рысцой, чуть пригнув голову, Сехи двигалась по направлению к цели, пока вдали не замаячило темное пятнышко. Это было забавно, но... Кажется, оно тоже шло на нее. Не останавливаясь, драконица чуть приоткрыла пасть и снова втянула ей воздух. Ну, кто же ты - аббак, медногрив? Или...
Симуран? "Вкус" этих псин перепутать непросто. Нет, Сехи не приходилось их есть, ибо мясо у них - не подарочек... Ну, это известно любому, кто пробовал, скажем, шакалов. Но сталкиваться с симуранами ей приходилось. Несколько раз те пытались отбить у нее добычу, а еще раз один такой "пес" пришел к ней просто понаблюдать - когда Дух отдыхала в скалах. Но Сехи старалась запоминать подобных существ на "вкус" своего редкого чувства.Таких, что способны составить ей конкуренцию... Или же "перепутаться" с более вкусным обедом. Странно, что в этот раз ее сбили с толку...
Сехи замедлила шаг. Н-да, это было весьма... Неожиданной встречей. Прищурив глаза, она стала всматриваться в пятно. Крылья, хвост... Да, и впрямь - симуран, одиночка. Идет к ней навстречу, как будто к знакомой. Может, тот самый, со скал... Ну, едва ли. К тому же, напомнила себе Сех, - он должен быть ранен... Мало ли, что подранку взбредет в башку.
Однако приблизившись, Дух, наконец, поняла - кровь на волчаре была чужая. И тот был обмазан ею так сильно, что даже специфические "симураньи" оттенки в ней растворялись. Хоть отжимай... Тот шел, пригнувшись к земле, как будто заискивая перед Сех, вот только что-то в нем было такое, что...
И вот дальше случилось... Гм, странное. Сехи помнила, что хотела к нему подойти. Вот зачем - не совсем. Помнила, как уже потянулась к нему, но вот... В какой-то момент посмотрела в горящие странным огнем глаза зверя. И тут же что-то произошло. Как перемкнуло.
Полные живого интереса глаза Сехтего вдруг засветились, как пара прожекторов, пасть приоткрылась - и Дух на секунду как будто обмякла, но тут же всем телом дернулась, тупо глядя перед собой... А после, булькающе зарычав, рванула вперед.
...Пустоши проглотили негромкий щенячий визг, очередной странный хруст и продолжили строить из себя райски-спокойное место.

+1

6

Лори по-прежнему не было видно в зарослях вереска. Топот лапок периодических прерывался на громкие звуки усердной работы драконьего носа, когда облачный нюхтил какой-либо участок земли. Наш герой несколько раз взлетал, дабы оглядеть местность, но ничего похожего на симурана пока видно не было, лишь иногда показывались ушастые головы оленей или частоколы из рогов аббаков. Дабы не потерять след, Лори все равно спускался и продолжал ползти в верном (вроде как) направлении.
А вот и очередная улика! Среди корней растений запах Шелеста резко усилился. Облачный уткнулся носом в землю, затем провел по тому месту когтистой лапкой, и вот, перед ним лежит комочек серой шерсти. Сердце Лори забилось чаще, он сорвался с места вперед, окрыленный успехом и надеждой. Он идет правильно, он скоро найдет симурана, его не накажут…
- Фу! – Спустя некоторое время громко возмутился наш герой и дал задний ход так быстро, как только было возможно. Теперь к безмятежному шелесту вереска, ласкаемого ветром, прибавилось громкое и возмущенное чихание. Лори заполз прямиком в кусты полыни. Растение само по себе пахло приятно, но о-о-очень сильно. Теперь в носу облачного застрял громкий запах, ревниво перекрывавший всё остальное. – О, нет…
Наш герой застонал от бессилия и обиды, после чего со злобой посмотрел на безмятежные голубоватые листья.
- Дурацкая трава! – С громким рявком Лори встал на задние лапы, а передними придавил хрупкие стебли, начав безжалостно топтать их. А потом он еще раз громко чихнул, встряхнув головой.
Облачный продолжил свой путь, периодически чихая. Не прошло и десяти минут, как он взлетел, но от увиденного над зарослями растений тут же рванул вниз, да так старательно, что ударился пузом о землю. Сердце Лори опять заколотилось, но на этот раз не от радости, а от страха. Он плотно прижал к голове уши и начал осторожно поднимать голову, дабы выглянуть из моря вереска. Да, ему не показалось. Вдали маячил лазурный силуэт кого-то большого, но из-за расстояния даже острое зрение птенца было бессильным, дабы распознать, кто это был. Лори, не мигая, стал втягивать поднятым носом воздух, но пока кроме запаха вереска, симурана и послевкусия от полыни ничего не чувствовалось. Наш герой задумался, стоит ли ему идти дальше? Не лучше ли было обойти незнакомое существо? Однако след Шелеста был совсем свежим, и он вел прямо, без намека на поворот. Лори был бы и рад не идти вперед, но вдруг потеряется тонкая нить из запаха к симурану? Ах, если бы у Лори был выбор…
Птенец припал к земле и осторожно начал приближаться к лазурному силуэту, коим по приближении оказался дракон, сидящий спиной к юному целителю.
- Этого только не хватало… – С горечью и страхом подумал наш герой, глядя на огромного змея, снова слегка высунувшись из зарослей. Незнакомец или, кажется, незнакомка была покрыта густым слоем шерсти и имела бело-голубой окрас, столь типичный для воздушных для драконов. Да и телосложением она вполне могла бы сойти за покорителя неба. Единственное, что не могло не смущать – это гигантские размеры этой самки. Лори пытался оценить, какая же она в длину, но та сидела к нему спиной, поэтому видны были только крылья и хвост. По хвосту размеры не определишь – они слишком варьируются от дракона к дракону, а крыльев у самого птенца не было, так что он ему было трудно по ним что-то сказать. Ясно было одно - по сравнению с ней Лори был крошечным, и это заставляло детеныша нервничать. К тому же он не умел читать метки, поэтому не мог сказать, была ли эта драконица из его стаи или нет.  Нос тоже учуял незнакомку и определенно этот запах был для него совершенно новым.
Наш герой сглотнул слюну и замер в отдалении от драконицы, держа голову чуть ниже верхушек растений. Его цвет, конечно, будет легко заметен на фоне сиреневого моря, но, благо, он мог окунуться в него полностью.
Пошарив взглядом по окрестностям Лори не нашел Шелеста. Интересно попадалась ли ему эта самка? Может, она его видела?
Птенец не решился пока предпринимать никаких действий, поэтому сохранял неподвижность, внимательно наблюдая за незнакомкой.

+1

7

Странно обмякшее тело Духа стояло на лапах так, словно бы кто-то подвесил его за шкирку – иначе бы синяя туша попросту шлепнулась наземь. Тупо глядя вперед глазами, лишенными искры рассудка, драконица вяло покачивала головой – будто перед ней кто-то раскачивал маятник, - а из чуть приоткрытой пасти тянулась тонкая струйка кровавой слюны. Мир с его треском сверчков и шелестом трав утих и размазался, как за кривым стеклом. Время тянулось, в ушах гудело, шуршало, шептало – перед глазами проплыл симуран, заискивающе ползший навстречу, на секунду померк, растаял… И прошло еще сколько-то минут – или часов. Или секунд. Может, дней… И только потом этот странный морок начал медленно растекаться, освобождая Сехи из вязкого плена. Вскоре Дух Молний почувствовала на своей морде дыхание ветра, переступила с лапы на лапу, уселась – медленно, осторожно, словно боясь упасть. И, приходя в себя, привычным жестом облизнула клыки языком.
В следующий миг Сехтегоса встревоженно встрепенулась. Кровь! Ее «клюв» был испачкан в крови, этой кровью пропах вокруг воздух, она растекалась в пасти и даже стояла где-то в желудке. Нет, Ветрогривая ничего не имела против крови во рту или даже в брюхе – главное, чтобы чужой была. Просто… Обычно она знала, чья это кровь, и могла точно вспомнить, кого она съела последним. Даже нет, не обычно. Всегда.
А теперь вот она не помнила. Кого она вообще видела последним… И видела ли вообще, это же Вересковая пустошь, тут нечасто кого-нибудь встретишь. Надо вспомнить. Что было минуту назад? Кажется, она кого-то искала. Преследовала… Интересно, догнала? Ну, похоже на то. А кто это был? Он хоть на вкус ничего оказался?..
На этой мыслительной цепи Сехи задумчиво вперилась взглядом в никуда и принялась озадаченно вылизываться. Крови, как это ни странно, было совсем немного – сильно меньше, чем ей показалось сначала. Немного ее обнаружилось на серповидных когтях, но то ли вкус был каким-то странным, то ли после «провала» его чувство не пришло в норму, но определить съеденного у Духа не вышло. Паршивенько. Главное – не отравиться…
Впрочем. Учитывая, что проглочен несчастный явно был целиком (беглый осмотр окрестностей не привел к обнаружению каких-либо ошметков животного происхождения), с костями, шкурой и всем остальным… Можно будет определить погибшего через несколько часов, когда сойдет погадок. И все-таки, ситуация оставалась для Сех не просто странной. А гадкой. Весьма и весьма. Привыкшая доверять своему рассудку, Дух не могла и подумать, что тот подведет ее… Попросту ни с того, ни с сего. М-да. Как же мерзко…
В животе негромко забурлило. Мхе, несговорчивый попался перекус. Прервав сосредоточенное вылизывание когтей, Сехи вскинула морду и шумно вдохнула через приоткрытую пасть. Вереск и лаванда почти убивали тоненький привкус мокрой псины и… Чего-то еще. Рядом кто-то есть? Шакал какой-нибудь… Или все же дракон… Но осмотр окрестностей не выдавал никого. Значит, шакал. Или лис. Может, их она и наелась. На вкус они, вроде, не очень, если не хуже.
Хмыкнув и распушив гриву, Дух распластала крылья и продолжила сидеть на месте, недовольно дергая хвостом в разные стороны и ломая им стебли трав. Ей нужно было подумать.

+1

8

Драконица сидела неподвижно. Все сидела и сидела… В какой-то момент Лори подумал, что она уснула. Птенец прядал ушами, принюхивался, описывая носом в воздухе круги, но никаких признаков активности уловить не смог.
Максимально прижавшись к земле, наш герой сделал несколько шагов в сторону самки. Слабый запах Шелеста едва уловимо усилился. Что бы это значило?
Лори остановился и в неуверенности стал нюхтить, да ковырять когтем землю перед собой. Смысла в этом особо не было, он просто пытался решить, что делать. Воспитание не позволяло ему просто так вот взять и подойти к незнакомой драконице - еще свежи в голове страшилки о злобных врагах стаи, крадущих непослушных детишек, а Лори… был не самым послушным среди ровесников. Но мысль о том, что из-за него попал в беду добрый Шелест, который всегда подбадривал Лори, если Эраникус сердился, не давала покоя. Вдруг ему сейчас было больно и он ждал помощи? А эта драконица могла его видеть…
- Может, она из нашей стаи? – Попытался обнадежить себя Лори. – Или из стаи света... Или светлые такими не бывают?
Лори говорили, что Вересковые пустоши, в целом, принадлежали Светлому альянсу.  Правда, птенцам все равно не разрешали сюда летать, но взрослые тут, судя по всему, бывали часто.
- Она не похожа на темную драконицу, – Лори приподнялся над травой, рассматривая незнакомку и нервно елозя хвостом по земле. – А, может, она водная? Или морозная, ведь у нее шерсть…
Просидев в таком положении еще пару минут, наш герой выдохнул и с бешено колотящимся сердцем начал ползти к драконице.
- Какая же она огромная! – Изумился птенец, ибо вблизи незнакомка казалась еще более большой, чем издали. 
Облачный остановился неподалеку от самки, выглянул из зарослей, поджал уши и набрал в грудь воздуха.
- И… Извините! Здравствуйте! – Неуверенно бросил Лори и тут же спрятался в траву, но, затем, снова высунулся. – Вы не видели тут симурана?

+1

9

Сех еще долго сидела на месте, прислушиваясь к себе же. Весь ее вид выдавал настороженное недовольство: замершая, с опущенной, чуть склоненной набок мордой, она была, словно статуя. Только хвост раздраженно метался в разные стороны, да ветер перебирал ее мех.
Она размышляла. Перебирала прошедшее за последний час - по кусочкам, как некий витражный узор. И…
И пыталась понять, почему в животе так странно. И тяжело, как после парочки крупных лосей… И пусто, словно бы Сех проглотила лишь белку - затравки ради. За всем этим делом она не услышала, как к ней крадутся по чертовым травам, забившим даже преслабенький нюх Ветрогривой. От вони лаванды уже начинало мутить. Может, она ее нажралась в припадке?..
В следующий миг, однако, размышления Сех прервала голова.
Она появилась из зарослей трав, глянула на Духа испуганными глазами и что-то смущенно проблеяла. И тут же спряталась назад.
Гм… Ну, видимо, обозналась. Небольшая голова обозналась, бывает, когда имеешь дело с огромными драконьими тушами посреди большой и пустынной равнины. Но… Сех не успела еще сфокусироваться на том месте, где та самая голова показалась, а ее надбровная дуга уже удивленно поползла вверх. Потому что голова появилась снова.
– Вы не видели тут симурана? – более внятно осведомилась она на сей раз.
Молния впала в подобие ступора.
С одной стороны, ей очень хотелось ответствовать что-нибудь вроде «Чёё?» - и не потому, что Сех не расслышала, попросту оттого, что мозг перегрузило. С другой, Духу не престало говорить «Чёё?», даже если ему нужно больше времени на ответ. Логичнее будет выдержать мудрую и многозначительную паузу. С третьей стороны, Сехи хотелось сразу ответить «Не-а!», причем еще толком не обдумав, видела ли она пресловутого симурана. Она сама еще с этим не разобралась. С четвертой…
- М-м-мэ-э… - мудро и многозначительно протянула Дух Молний. – Вообще-то, я не уверена… Симураны, вроде как, здесь не водятся, нет? Но… - Сехи прищурилась, как от головной боли. – Может быть, я его видела… Я сейчас точно кого-то видела, совершенно недавно, и… - но тут же Сех осеклась и с подозрением уставилась на Голову-Торчащую-Из-Зарослей. - А тебе-то он зачем?

Отредактировано Сехтегоса (16 Июл 2017 00:53:11)

+2

10

Лори показалось, что его не слышат. Он слишком тихо крикнул? Или у драконицы плохой слух? Но нет, выражение её морды изменилось с потерянного на удивленное. А потом опять пауза… Облачный даже немного позабыл о страхе, поднял ушки и склонил голову набок, пытаясь понять, что на уме у незнакомки. Та, наконец, ожила и как-то чрезвычайно медленно, словно спросонья, заговорила.
-Может быть, я его видела… Я сейчас точно кого-то видела, совершенно недавно, и…
От слов драконицы у Лори замерло сердце. Даже туманное "может быть" его особо не смутило. Сейчас главным было получить хотя ы малейший шанс на возвращение Шелеста. Птенец широко распахнул глаза, навел на незнакомку уши и…
- А тебе-то он зачем?
Уши Лори тут же опали. Вопрос немного ввел его в ступор. Она хочет услышать всю историю сбежавшего питомца?
- Ну… эмм… Ах, да. Я Лори, госпожа. Я из стаи Воздуха, – Заговорил наш герой нетвердым голосом, вспомнив об этикете. – Я потерял симурана, но не дикого. Его зовут Шелест и это симуран моего…
Лори осекся. Он хотел сказать "симуран моего наставника", но тут же сообразил, что будет выглядеть в глазах драконицы, мягко говоря, не очень хорошо. Потерять симурана, который принадлежит наставнику… Это звучит в высшей степени унизительно. Поэтому облачный сглотнул и продолжил дальше, словно забыв о своих словах.
- Мне очень нужно его найти. Скажите, пожалуйста, видели ли Вы его?
Лори чуть-чуть успокоился, видя, что незнакомка, по крайней мере, не сильно агрессивна. Пока птенец разглядывал необычные, похожие на огромные жемчужины, глаза самки, его нос усиленно работал, втягивая воздух. Запах Шелеста где-то сквозил по окрестностям, но тут он весьма некстати размазался. Было совершенно непонятно в какую сторону двигаться, а, значит, нашему герою либо предстояло потратить еще час на отыскание нужной дорожки, либо эта незнакомка ему все же поможет.

+1

11

Голова оказалась на удивление вежливой... Это могло бы порадовать Сехтегосу, если бы не терзающие ее смутные чувства по поводу животины, которую так разыскивала эта самая Голова-Торчащая-из-Зарослей. Ой, то есть, простите, Лори. В общем, терзало драконицу очень скверное чувство - не сказать, что волнение, да и виной не назвать... Но ничего хорошего оное не предвещало, это уж точно.
С некоторым сомнением глядя на Лори, Сехи судорожно соображала, как быть - а лишние мысли ей, как обычно, активно мешали. С одной стороны, бедняга потерял любимца - не своего, так чужого. Может, ему нужна помощь - с таким ростом дело у мелкого займёт пару дней... А с другой. С каких это пор Дух Молний нянчится с детьми стаи Воздуха? У ее членов настолько отсохли лапы, что они не в силах решить эти проблемы? Бедный птенец даже не стал просить помощи у своих же. Хотя мог бы, вместо того, чтобы лезть к огромному незнакомому Духу... О, гм, кстати...
— Я Сехтегоса. Дух Молний без рода и стаи, — не упустила возможности сообщить Молнийная, склонив морду набок. Птенец, как ни крути, был ей куда симпатичнее взрослых стайных шакалов. По крайней мере, у него явно наклёвывается ум - он же стал искать поддержки в своём трудном поиске. Своих просить не стал - оно и верно, те бы только звездюлей прописали в воспитательных целях. Сехи мало верила в стаю Воздуха. Хотя ее собрат - Дух Шагри - в ней состоял, был ей другом и всеми силами демонстрировал то, что стаи - не худшее, что может случиться с драконом. Но у Сех, как всегда, оставались сомнения.
В общем, ребёнка надо было спасать.
Ну что ж... — по такому делу Сехи устало вздохнула и тряхнула гривой. — Ладно. Знаешь, мне... Мне все же кажется, что я видела симурана... К сожалению, я слабо представляю, где он сейчас. Но я могу помочь тебе его найти, - смилостивилась Сехи. Она уже дважды подумала, начерта ей все это, и успела трижды проклясть себя... Но за это же время и скверное чувство ее поутихло. Ветрогривая ободрилась, распушила гриву, оптимистично подняла уши... И одновременно поймала себя на странном чувстве - если до этого ей казалось, что она поела, то теперь она чётко понимала, что не ела ничего. Наверное, ей показалось - да и тогда бы на морде была бы кровь, а кровь... была? Вроде нет. Или... Ну, не важно. Теперь проблема была в другом.
Как найти в поле, чтоб его, симурана?

+1

12

Драконица несколько помедлила с ответом. Или это просто паниковал Лори? Несмотря на то, что его сердце уже не колотилось о ребра так, что мешало дышать, но все же он был на взводе, а, как известно, в такие моменты время тянется мучительно медленно.
Я Сехтегоса. Дух Молний без рода и стаи. – Молвила драконица.
От услышанного Лори вытаращился так, будто Сехтегоса только что была безобидным блапом, которого можно было съесть, но почему-то превратилась в огромную голубую драконицу.
- Э? – Случайно вырвалось у птенца, после чего его челюсть беспомощно отвисла.
Конечно, облачный знал о том, кто такие Духи. Они такая же неотъемлемая часть драконьей истории, как наличие стай и вражда между Альянсами. Но все же, судя по тому, что Лори рассказывали наставники, этих Духов было невероятно мало и встретить их было очень тяжело, поэтому уже через секунду наш герой опомнился, закрыл пасть и несколько недоверчиво сощурился. Вдруг его обманывают? Тем не менее, драконица объявила, что собиралась помочь, и от услышанного облачный вновь переменился в морде – он расцвел от радости, его уши встали торчком, а кончик хвоста возбужденно начал ползать из стороны в стороны.
- Правда? Спасибо, госпожа Сехтегоса! – Искренне воскликнул змеёныш, позабыв о том, что его новая знакомая вообще-то даже не принадлежала его стае и могла оказаться кем угодно. – А где Вы его видели? Здесь? – Лори поднял повыше голову, заозирался и начал усиленно принюхиваться. – Я чувствую его запах неподалеку, но не могу понять, где он. Может, стоит взлететь?
Наш герой оттолкнулся передними лапами и его туловище, поддерживаемое магией, плавно приняло вертикальное положение. Затем он резко распрямился, упираясь хвостом в землю, отчего его змеевидное тело словно проползло по воздуху в сторону драконицы и зависло на уровне головы Сехтегосы.
- Какая же она большая… И какие у неё интересные глаза! Может, она действительно Дух? – Задумался птенец, разглядывая вблизи морду новой знакомой. Пообещав себе, что он обязательно её еще порасспрашивает про Духов, наш герой уже вслух продолжил:
- Вы не видели хотя бы, в каком направлении он пошел? Или… – Лори задумался, вспоминая все, что он за сегодня видел, включая те странные находки, попавшиеся ему на пути сюда. – Или не знаете, где здесь может быть какая-нибудь добыча? Мне кажется, он был голоден и мог искать еду.

Отредактировано Лори (30 Июл 2017 16:56:43)

+1

13

- Правда? Спасибо, госпожа Сехтегоса! – радостно прочирикал Лори, тут же принимаясь вертеться и бегать кругами, принюхиваться и чуть ли не землю рыть. Птенцы, птенцы… Молния, опустив уши и закатив глаза, негромко вздохнула:
- Да пока вроде не за что, малый, - и облизнула клыки. Н-дэ, определенно, дельце предстояло веселое. Сама она не могла похвастаться нюхом ищейки, но имела свои приемчики. Воздух с шумом втянулся в пасть, и белые глаза Духа на краткий миг стали как будто стеклянными. Она сглотнула слюну. – Знаешь… А я здесь чувствую только… Кровь, - мягко и доверительно сообщила Сехи, снова облизываясь. И на этот раз очень… Медленно. Смакуя тающий вкус, она вслушалась в слова Лори, возникшего перед носом:
- …Не знаете, где здесь может быть какая-нибудь добыча? Мне кажется, он был голоден и мог искать еду… - продолжал щебетать воздушный птен, витая в небе без помощи крыльев.
- О, это… Это с радостью, малый, - протянула Дух Молний. Немного невпопад, но очень убедительно. – За сим дело не станет…
С такими словами она плавно ушла в сторону, обтекая Лори, словно река, и, оттолкнувшись лапами от земли, взмахнула мгновенно расправившимися крыльями, чудом не отправив при этом птенца на пару сотен метров в свободный полет. Но обошлось. Спружинив, она поднялась в воздух, как огромная хищная птица – тяжеловатая птица, сказать по правде, - и еще несколькими ударами крыл набрала небольшую высоту, достаточную для почти бреющего полета. Громкие хлопки волной ветра прошлись по зарослям вереска, вспугивая мелких пичуг и вынуждая их броситься в разные стороны. Комки перьев… Нет, нужно искать что-нибудь покрупнее.
- Крупный зверь на равнины выходит редко… Но симуран и сам невелик, - рассудила она, обращаясь к Лори. Пусть мотает на ус, авось пригодится – даже со стайными может случиться… Что-либо. – В одиночку на что-то большое не кинется, ему такое чревато, - с этими словами Сехи снова прибегла к своему «вкусовому обонянию». И тут же одно крыло ее вскинулось выше – Сехтего накренилась и сделала плавный, широкий поворот.
Единороги. Совсем рядом были единороги, отличные, вкусные, по всем признакам подходящие на роль жертвы. Двух жертв. Да что там ваш симуран, Дух Молний сама бы их проглотила целыми! Если его там не будет, она так и сделает…
А если он будет… Главное, не сожрать и его, - мелькнула короткая мысль.
- За мной, - хрипло рявкнула Молния, едва удерживаясь от того, чтобы пустить голодные слюни. Тут же взмахнув крыльями, она троекратно ускорилась, порываясь вперед. Голод рычал в ней, как сам симуран, терзая желудок клыками. Из глотки драконицы доносился негромкий клокот – полный неутолимой кровавой жажды. Это настолько сильно туманило ей рассудок, что в голове Сехи даже не возникло мысли удостовериться – а успевает ли Лори за ней?..

+2

14

Лори, признаться, не ожидал такой спеси от свой новой знакомой. Он с трудом успел посторониться, дабы Сехтегоса его не сшибла. У птенца ушло несколько секунд на то, чтобы справиться с недоумением и оторвать ошарашенный взгляд от драконицы, что стремительно набирала высоту взмахами своих широких крыльев.
- Эй! Меня подождите! – Крикнул вдогонку Лори, свернулся в воздухе в пружину и резко распрямился. Он тут же разогнался до большой скорости, словно смог от чего-то оттолкнуться, и полетел вслед за Сехтегосой.
Догнать драконицу получилось не сразу, тем не менее, кровь воздушных драконов взяла свое и он смог поравняться с новой знакомой. Лори занял достаточно стандартную позицию для драконов, ведущих разговор в полете, зависнув сверху слева от шеи собеседницы. В очередной раз к нему пришла в голову мысль о ненужности крыльев. Вот здорово бы было, если бы сейчас у Сехтегосы не было этих бесячих опахал, тогда не нужно было бы как-то по-особому пристраиваться, чтобы они могли друг друга слышать. Бескрылые драконы вполне могли лететь рядом и не выкрикивать друг другу обрывистые фразы в надежде, что их услышат. Правда, была еще телепатия… но все равно, держаться рядом лучше, чем порознь.
Сквозь свист ветра донеслись слова Сехтегосы. Лори инстинктивно попытался поднять уши, но воздушный поток тут же прижал их обратно к голове. Тем не менее, речь драконицы он понял.
- У неё интонация, прямо как у моего наставника по охоте! – Изумился птенец. Похоже, действительно есть какой-то интонационный шаблон, применяемый специально для обучения птенцов. А как еще это объяснить? Правда, Лори не совсем был согласен с Сехтегосой по поводу крупных зверей, ибо он, выйдя на открытую местность, встретил гигантскую драконицу.
Судя по всему, спутница нашего героя что-то учуяла. Она ускорилась и целеустремленно двинулась в определенную сторону. Обоняние птенца пока застенчиво молчало в разговоре о какой-либо добыче, зато острый взгляд тут же заметил вдалеке два белых пятнышка.
- Единороги? – Удивился Лори. Обычно эти рогатые лошадки боялись выскакивать на открытую местность, впрочем, облачный нечасто гостил на больших степях. – А Шелеста нигде не видно…
Птенец, на всякий случай, еще раз принюхался, но все было спокойно. Запах симурана все еще был, но его сила до сих пор не изменилась с момента отлета с поля. Видимо, Лори перестарался, вдыхая пыль, отчего его нос запился налипшим запахом.
- Госпожа, Сехтегоса! – Крикнул облачный, напрягая связки, чтобы его услышали, и ускоряясь, дабы не отставать от спутницы. – Может использовать их в качестве приманки?

+2

15

…Сехи тоже их видела. Два жемчужных силуэта, мирно пасущихся в море лаванды. Один, как положено, меньше другого, но ненамного – пара супругов, вестимо. В этот же самый момент до Молнии донеслось предложение Лори – и та, весьма им заинтересованная, открыла пасть, чтобы закономерно узнать, как именно приманивать Шелеста единорогами…
Но вместо речи Сех неожиданно ощерилась и зарычала. Глухо, как будто бы даже болезненно, морща нос и мучительно щуря глаза. Звук этот, кажется даже, шел откуда-то из груди Духа, потому был таким странным, тягучим, но… Неожиданно громким. Эта мысль, что лошадки не могут быть сожраны незамедлительно, вдруг заставила брюхо Сехи сжаться в голодном спазме.
Два силуэта встревоженно вскинули головы с витыми рогами во лбах, безошибочно устремили взгляды в сторону подлетающих драконов – хотя, давайте будем честными, пугал из них только один, - и, издав короткое ржание, бросились прочь. 
У Сехтегосы такая картина вызвала вполне ожидаемую отдачу. Первородный инстинкт охотницы хлынул в рассудок электрической плетью – и глаза-фонари ее тут же потухли, уступив место тупому, но очень озлобленному выражению морды. Издав разъяренный рев, она вдруг взмахнула крылами, взывая к магии воздуха – и созданные ею воздушные потоки ударили по перепонкам, натягивая их, словно два паруса. Молния устремилась вперед, в погоню, чуть сложив крылья, как хищная птица, с каждым мигом сокращая расстояние и постепенно снижаясь.
Серебристые кони, не сговариваясь, разделились. Но Сехтего не менее быстро определилась. Более крупный. Само собой! Тот нарочито бежал чуть медленнее, явно надеясь отвлечь внимание охотника на себя. И это сработало. Драконица плавно снизилась и нацелилась на будущую жертву, выставляя перед собой свои жуткие лапы с парными серпами – словно охотящийся орел. Единорог, предчувствуя это, резко снизил скорость и попытался отскочить в сторону, чтоб избежать атаки – Сех тут же забила крыльями, разворачиваясь на всей скорости, и – о Духи! - одним из ударов когтистых лап лишь чуууть зацепила круп скакуна.
Но от этого несчастное копытное тут же лишилось равновесия. Задние ноги его подвернулись, и единорог кубарем покатился по траве, взметая в воздух салюты из напуганных бабочек. Дракон, тем временем, рухнул на землю, оставляя на той борозду, и, развернувшись, плавно приблизился к раненному животному. Сипя от страха, конь пытался подняться на ноги, но те не слушались - словно бы жеребец вдруг стал жеребенком. Пока Сехтего нависала над ним, по-птичьи покачивая остроклювой пастью, он успел подняться на передние копыта и, истошно заржав вслед убегавшей подруге, сделал несколько слабых шагов, волоча круп, ставший вдруг неподъёмным. Видать, из-за странно вывернутых ног…
В этот самый момент равнину снова огласил хруст. Челюсти Молнии сомкнулись на шее коня, голова машинально запрокинулась назад, пасть неестественно расширилась, проталкивая в себя обвисшее тело… На траву струями полилась кровь. И глухо шлепнулся обломок витого рога. Зрелище, скажем так, не птенцовое.
Но, не успев протолкнуть в себя трети, Сех вдруг вспомнила об убегавшей. Странно, казалось бы, одного скакуна могло бы хватить на добрых полдня переваривания, но теперь. Молния ощутила, что этого МАЛО. Из ее глотки снова потек приглушенный клокот. С усилием мотнув головой назад и заталкивая в пищевод еще одну треть своей бедной жертвы, Сех повернулась и тут же бросилась в погоню, безумно сверля удаляющийся силуэт слезящимися глазами. Снова взмах мордой – прямо на бегу, - и задние копыта коня, доселе мерзко плясавшие сбоку от морды, скрылись в глотке. Шея Духа на мгновение вздулась пузырем, но тут же опала. Могло показаться, что Молния тут же отяжелела; она запнулась, нелепо опираясь об землю сложенными крыльями, пробежала некоторое расстояние на шести конечностях, словно жуткое насекомое, и, только потом будто вспомнив, зачем ей нужна эта лишняя пара, перешла на затяжные прыжки с подлетами – и второй единорог, казалось, почти избежавший преследователя, вновь оказался в опасности.
Снова истошное ржание. Сехтего отвечает сосредоточенным молчанием и остервенело-голодным взглядом. Но вот она совершает последний прыжок – и копытное тут же резко меняет направление, но – о, Фортуна! уходит испод когтей охотницы. Сех, хрипло дыша, торопливо разворачивается, взметая пыль и обрывки трав, а затем срывается с места снова. Но тут же меняет тактику, с очередного прыжка поднимаясь в воздух. Утерянное ею расстояние снова сокращается, смертоносные когти наготове – теперь уже предвидя, что жертва вновь попытается развернуться, Сехи начинает бить крыльями за миг до броска.
Единорог успевает лишь коротко взвизгнуть, но огромный звероящер тут же падает на него сверху, вцепляясь когтями, обрушиваясь всем весом, тормозя всеми конечностями и поднимая в воздух целое пылевое облако. Оно скрывает зрелище очередной расправы над грациозным животным. Жаль только – звуки не в силах скрыть.

+2

16

Лори пыхтел носом, стараясь проветрить ноздри. Ну, сколько можно?! Когда уже исчезнет запах Шелеста? Не мог же его запах остаться на такой высоте? Лори даже несколько раз пытался языком залезть себе в ноздри, чтобы прочистить возможный засор, но все было безрезультатно. Плохая из нашего героя выходила ищейка! Но, как выяснилось, не худшая…
Казалось бы, что может быть проще – поймать единорогов, ранить их, да пустить гулять под пристальным взором. Но, видимо, эта задача оказалась непосильной для великого духа, ибо только Лори с Сехтегосой приблизились к жеребцам, как последняя резко рванула вниз, словно возомнила себя атомной бомбой. Птенца же начало затягивать драконице под крылья, но ему этого совершенно не хотелось, и он не придумал ничего лучше, кроме как ухватиться за шерсть на спине попутчицы. А дальше началось настоящее веселье. Седлать дракона – это вам не по мелиссу лазать. Лори не видел, что происходило внизу – весь обзор закрыли огромные крылья и шерсть, которой облачный наелся в первые же секунды своего родео. И как волосатые ящеры умудряются что-то себе вылизывать?
Пока птенец откашливался, его нехило тряхнуло и он умудрился прикусить себе язык, но обиженное "Ай!" утонуло в ржании единорога, который, судя по всему, был где-то поблизости, да свирепом реве драконицы. Совершенно сбитый с толку Лори поднял голову, пытаясь осмотреться, но ничего не увидел. Надо сказать, если бы трава в этой степи была, как шерсть Сехтегосы, то Лори был бы идеальным хищником, ибо его посреди подобной лазури вряд ли бы кто нашел. Тем не менее, облачный не собирался сидеть на спине драконицы вечно. Он по привычке облизнулся, отчего кровь из раны на языке размазалась по морде. Надо же, в этой суматохе птенец и не заметил, как в его пасти появился знакомый металлический привкус.
Лори уже собирался слезть, как его снова тряхнуло, на этот раз послышался неприятный хруст. Наш герой втянул шею и поджал уши от неожиданности, но тут же распрямился, уставившись неверяще на затылок Сехтегосы.
- Э! Это ве долвен был бысь… – Начал было облачный тираду возмущения, коверкая слова больным языком, но не успел договорить, как драконица совершила бешеный рывок, хрюкая, словно гигантский боров. Лори не сразу понял, что её пасть была забита единорогом, впрочем, ненадолго – копытное быстро провалилось в глубокую глотку и исчезло навсегда.
- Чего это с ней? – Подумал наш герой, склонив голову в удивлении и наблюдая за отчаянной погоней. Кому-то происходящее могло показаться дикостью, но не птенцу хищных ящеров, которые, собственно так и охотились. Ну… не совсем так, если быть честным – подобного стиля разъяренного зубра Лори еще не видел, но все же страха у него особо не было.
Беготня продолжалась недолго – скоро и второй единорог был успешно догнан, однако надежды облачного на то, что зверушка пойдет на дело начали быстро улетучиваться.
- Э! Не-не-не! Подовите!
Лори оттолкнулся и стрелой пронесся прямо к облаку пыли, из которого уже доносился хруст. Времени разбираться в происходящем не было совершенно, поэтому наш герой в попытках спасти хоть что-то от добычи, яростно вцепился в лапу копытного и повис на ней в желании оттянуть в свою сторону.

+1

17

Дух Молний гортанно зарычала и мотнула мордой, желая попросту стряхнуть наглого птенца со своей законной добычи. Какого гхыра тот вдруг решил помешать ей?! Его невнятные выкрики лишь еще больше злили драконицу – голод, овладевший ею, попросту сминал рассудок, превращая его в тугой ком из диких инстинктов. Зачем ждать, чего?! Этот голод нужно было утолить, и поскорее. Ничего важнее просто нельзя было себе представить.
А может, просто сожрать его вместе с тушей? Вдруг этой пары единорогов окажется недостаточно?..
В какой-то миг Сех показалось, что это вполне неплохая идея – почему-то за всю свою жизнь она так и не надумала слопать парочку стайных слюнтяев, так может… Стоит попробовать?
Но пустой свет в глазах-звездах вдруг загорелся осмысленностью, а тупое выражение морды сменилось… Испугом.
Драконица вздрогнула. Ее глаза удивленно расширились – будто бы от жестокости собственных мыслей, - и на секунду-другую Дух попросту замер с недопроглоченной тушей единорога в пасти. Дебильная, я вам скажу, картинка…
И только спустя несколько мгновений конечность жертвы, на которой пираньей повис Лори, глухо шлепнулась в траву. Остальное стало данью безумной кровавой жажды, которую Сехи в какой-то мере смогла обуздать. Надолго ли?..
Шея вздулась пузырем, прошедшим по ней до самой груди и там же пропавшим. А всего пару минут назад это был грациозный скакун с рогом во лбу – теперь же его обломок вместе со шкурой, копытами и костями будет последним, что от него осталось. Дух Молний попросту выплюнет его через время, как хищные птицы – погадку.
Почему-то от этой мысли Сех стало противно. Чуть ли не впервые. Обычно такого рода думы ее не беспокоили и даже казались глупыми – подумайте сами, умно ли жалеть добычу? Вот только сейчас эта смерть казалась явно излишней. Она стала платой тупому обжорству, какого действительно стоило бы постыдиться. И Сехи стыдилась – не только этого странного голода, но и самой себя, потери контроля, ума, которым, по правде сказать, она предпочитала гордиться…
- Стихии мне в глотку, я… Чуть не сожрала тебя вместе с ними… - глядя на птенца ополоумевшим немигающим взглядом, выдохнула Сехтегоса. – Как же это? – беспомощно пробормотала она.
Сказать, что Молния чувствовала себя паршиво – ничего не сказать. Великий, мать его, Дух, а ведет себя хуже свиньи. И умом от оной явно недалеко ушел. Ни мудрости тебе легендарной, ни сдержанности… Тупые инстинкты. Даже жрет не краше виверны. 
Глядя на окровавленную, взрыхлённую землю под лапами, опустив уши и как-то побито согнувшись, драконица сделала неуверенный шаг назад.
- Прости… Я не знаю, что со мной творится, - болезненно щурясь, сообщила она. – Еще в полдень все было хорошо, а потом… Начались вот такие… Вещи…

+2

18

Надо сказать, Лори действовал совершенно необдуманно… впрочем, как всегда. Только свисая с лошадиной ноги, он увидел, что большая часть единорога уже нашла приют в драконьей глотке, из которой донесся глухой рык. Облачный в этот момент нехило струсил, поджал уши, прижал к себе лапы, да и вообще старался стать как можно более незаметным. Однако ногу не отпустил. Он вытаращил испуганные глаза, на Сехтегосу, но его челюсти словно заклинило. Похоже, взыграли инстинкты борьбы за добычу.
Тем не менее, и так было понятно, что битва проиграна и через несколько секунд мощные челюсти "отстригли" торчащую ногу, и наш герой плюхнулся на землю, получив по голове трофеем. На несколько секунд Лори потерял связь с реальностью, поэтому не успел проводить остального единорога в прощальное плавание, впрочем, было и так ясно, куда он делся. Облачный быстро пришел в себя, быстро замотал головой из стороны в сторону, приводя мысли в порядок, после чего вскочил и обвиняюще уставился на Сехтегосу.
- Да, что с Вами такое?!
Лори, конечно, доводилось видеть всякое, ведь у драконов не было особых правил приличия в процессе потребления пищи… Но должен же быть предел беспределу!
Сехтегоса же, как будто не слышала птенца. Её глаза и без того выглядели слепыми, а сейчас они вообще походили на застывшие кристаллики льда.
- Стихии мне в глотку, я… Чуть не сожрала тебя вместе с ними… –Пророкотала драконица, на что у нашего героя вырвалось удивленное "э?".
- Как это… "чуть не съели"? – Озадаченно переспросил Лори и склонил голову набок, выставив уши торчком. – Как можно "чуть не съесть" дракона…
А Лори считал себя драконом и никак иначе.
Сехтегоса потупила взор. Похоже, она опять выпала из реальности. Облачный же в это время несколько нервно вгрызся коготками в землю. Наконец, спустя долгие секунды неловкой паузы, драконица заговорила:
- Прости… Я не знаю, что со мной творится. Еще в полдень все было хорошо, а потом… Начались вот такие… Вещи…
Выглядела Сехтегоса неважно. Складывалось впечатление, будто она была большим птенцом, которого только что отчитал маленький дракончик – настолько у нее был виноватый вид. Лори же совершенно ничего не понимал, однако, если минуту назад попутчица казалась ему сумасшедшей, то теперь нашему герою, наоборот, было её жаль. Не совсем понятно, за что её было жалеть… но жаль.
Птенец в задумчивости почесал передней лапкой нос, после чего понюхал лежащую перед ним лошадиную ногу. Пахло довольно вкусно, но облачный лишь брезгливо фыркнул. Ему совершенно не хотелось есть, а от этого куска теперь не было никакого толку. Куда больше нашего героя беспокоили слова Сехтегосы. О чем-то они ему говорили. Будто бы было что-то, о чем птенец забыл. Должен был помнить, но забыл. Он стал рыскать взглядом по округе в поисках чего-то, что могло бы помочь сообразить. Его взор упал на землю под лапами драконицы и…
Лори резко поднял голову. 
- Я понял! Я, кажется, понял! – Громко воскликнул он, лучась радостью и виляя хвостиком. – Я же видел такие следы сегодня! – Птенец указал носом на окровавленное пятно на земле. – Их же оставлял Шелест! Мой наставник попросил меня следить за артефактом и со мной оставался Шелест. Если я правильно помню… То этот артефакт вызывает у окружающих дикий голод. Это же… это же оно! Артефакт пропал вместе с Шелестом. Видимо, он его как-то утащил. А Вы проходили мимо Шелеста и тоже попали под действие этой штуки! – Радостно на одном дыхании известил Лори, но быстро осёкся, ибо приятного в сказанном было мало. Птенец немного сник, свесив уши, но все-таки продолжил. – Не волнуйтесь, наставник сказал, что воздействие недолгое… до первого переедания. Так что… Вы сейчас, наверное, будете в порядке. Но надо найти Шелеста и артефакт, иначе будет плохо… – Лори передернуло, но оставалось лишь гадать от чего: от беспокойства за то, сколько же потерянная магическая штучка сможет натворить бед… или от мысли о том, что же сделает с Лори наставник за все эти беды? Однако птенец быстро заставил себя собраться, помотал головой и снова уставился на Сехтегосу. – Наверное… я зря Вас втянул. Вы, должно быть, хотите пить! Хотите, покажу Вам ручей?
Лори действительно чувствовал себя неловко и представлял, каково сейчас было драконице. Неудивительно, что у птенца было желание, как можно быстрее уладить это дело и забыть о нем, как о плохом сне.

+2

19

В какой-то момент Молния уже была готова к поискам путей отступления. Ну, то есть, к самой банальной смывке. Ибо ситуация обретала поистине странный… И попросту отвратительный ход событий! Драконицу даже удивляло то, что Лори, глядя на все происходящее, все еще сидел рядом и о чем-то размышлял.
Видимо, у него действительно было туго с выбором. Бедный ребенок.
А тем временем, птенца явно посетило озарение. Внемля его восторженному щебету – ишь, как обрадовался, догадливый… Разве что не прыгает с криками «эврика!» - Сех только ошалело мигала глазами-звездами, щурилась, как от головной боли, и чуть покачивала мордой. Словно бы очень стараясь сосредоточиться на том, что он несет, но будучи не в силах понять. Последствия недавнего помутнения до сих пор делали ее сонной амебой. Очень сытой и очень сонной.
- Дикий голод… - повторила Дух вслед за птенцом, с трудом шевеля извилинами. Гм, определенно, это походило на то, что с ней произошло. Ничего себе артефакты клепает наставничек нашего птени, если достаточно мимо пройти – и выходит такое… - Ну и ну… Зачем вообще могло понадобиться подобное? – скривилась Сех, все еще пытаясь прийти в себя. Не особо успешно, правда.
Между тем, она чувствовала… Благодарность к этому Лори. Нет, правда. Любой нормальный птенец уже давно бы покинул столь… Неуравновешенную особу. По чести сказать, после всего этого Сехи сама бы с собой не осталась. Но Лори не бросил ее. Как мило.
Оставалось только удивленно слушать, как он еще и изъявляет желание куда-то с нею пройтись. Какой же он все-таки отчаянный.
- О, я… Не откажусь, малый. Да… Буду очень признательна, - покивала Дух Молний в ответ.
Воды сейчас действительно не хватало. Во рту тяжелел металлом вкус крови и пыли – обычно весьма приятный, но не сейчас. Сехи была бы не прочь от него избавиться.
Поднявшись на лапы – не без опоры на крылья, настолько «переполненной» она себя ощущала, - Сехи слегка встряхнулась и привычно запрокинула голову. Переступила с лапы на лапу, словно бы мышцы успели затечь. Осмотрелась мельком.
- Что ж. Веди, дружище, - вздохнула она. – А меж тем расскажи мне, раз уж такое вышло. Чем же вы с твоим наставником занимаетесь?
Отвлечься от всего произошедшего тоже было бы не лишним. Почему бы не занять время пути птенцовой болтовней? Да и к тому же. Хотя, казалось бы, все теперь и шло на поправку, Молнию не покидало несколько мрачное ощущение. Или предчувствие.
Ей казалось, что, несмотря на заверения Лори, она продолжала быть... Не совсем в порядке. И она очень надеялась, что ей только казалось.
Вот демонячая артефактина, а?!

+3

20

Лори не заметил колебаний Сехтегосы. Или не захотел замечать… В любом случае, его обрадовала сговорчивость драконицы.
- Отлично! Пойдемте тогда пешком! – Протявкал птенец, поставив уши торчком. Он уже было развернулся, чтобы пойти, как вдруг остановился и оглянулся на лежащую на земле окровавленную ногу – единственное, что осталось от некогда красивого создания. Облачного слегка передернуло от нахлынувших воспоминаний о произошедшем недавно. Особенно ярко ему запомнился хруст, с которым эта самая нога оторвалась от хозяина. – Хм, а, может, взять с собой… Как думаете, сможет ли симуран учуять эту штуку? – Спросил Лори попутчицу и принюхался к потерянной конечности, словно проверяя, насколько сильно она пахнет. – Давайте возьмем, мало ли повезет!
Облачный снова развернулся и начал копошиться вокруг добычи, а точнее, остатка от добычи. Кусок был увесистым, и Лори сложно было с ним совладать. В конце концов, после нескольких неуверенных укусов в разных местах ноги, он фыркнул, развернулся в третий раз и ухватился за конечность хвостом.
- Во! –Радостно воскликнул птенец и двинулся вперед, волоча за собой груз. – Теперь хорошо!
Наш герой начал быстро перебирать лапками, задирая голову над высокой травой. До реки было недалеко – они уже пролетали над ней – так что снова подниматься в воздух смысла не было.
- Мой наставник очень любит магию, – Пояснил Лори, отвечая на вопрос Сехтегосы. –Он очень много занимается… всяким. Он любит всё: теорию, эксперименты. Вот только о практичности не задумывается. Так говорил его друг, по крайней мере. Мне кажется, мой наставник занимался бы магией, даже если бы ему предложили… что угодно. Он просто жить без нее не может. Поэтому-то у него постоянно находятся всякие непонятные штуки, типа того артефакта и… Погодите-ка! – Лори вдруг осенило. – Так вот зачем он пришел в эти пустоши! Наверняка, ему самому не разрешили заниматься этим артефактом! И его накажут, если узнают!
Птенец  хихикнул своим мыслям и гордо выпятил грудь. Теперь-то он не так виновен, как раньше! Эраникус тоже виновен!  Может быть из-за этого Лори будут ругать меньше? Правда, все равно нужно было найти Шелеста.
А хвост, тем временем, начал уставать, но наш герой все равно не сдавался. Лишь пару раз остановился, чтобы поправить хватку. Ну, и, конечно, Лори не собирался молчать. Он щебетал без остановки, рассказывая про своих наставников, про то, как они несправедливо его мучили, и выдал много другой, несомненно важной, информации до того, как парочка подошла к водопою.

+1

21

Видя, как мелкий пытается тащить за собой кусок туши, прежде бывший единорогом, щедро измазанный грязью из пыли, крови, сухой травы и прочего, Сех не без удовольствия ощутила, что ей… Не хочется есть. Чувство брезгливости – у Молнии, правда, оно никогда не было особо сильным, - склоняло чашу весов в сторону «абсолютно не голодна». Что ж, похоже, мелкий оказался прав – действие амулета воистину было лишь временным. Дух не славилась мнительностью, но сейчас ей очень хотелось бы свалить свои странные ощущения именно на нее.
- Должен почуять, я думаю, - протянула Сехтего, отчего-то растягивая слова – как будто бы еще размышляя над ними. – Может, он и сам уже на водопое.
Сказав так, Ветрогривая снялась с места и степенно зашагала за семенящим впереди Лори, снова ставшим Головой-из-травы. Ступая по вересковым зарослям и распугивая бабочек, она честно слушала беспрерывнейший щебет своего проводника, оставлявшего за собой след из пыли и металлического запаха. Сехи, иногда привычно облизывая клыки, прямо-таки чувствовала вкус еще теплой крови… Мало заботивший Молнию. Внутри нее было так тяжело от переедания, что от вида этого окорочка прямо-таки воротило. К тому же, в скором времени от последствий «обеда» следовало избавиться, исторгнув из себя кости, шкуру и прочие непереваренные части коней. До этого момента лишних нагрузок не хотелось.
Потому Сех поспешила перевести взгляд в даль, где уже виднелась небольшая речушка-ручей, разрезавшая вересковую пустошь. Оставалось всего немножко шагов. Уже отсюда она ощущала легкий ветерок, что всегда гуляет над водами. Его свежесть легко разгоняла приторный запах цветов и вонь от куска единорожьего мяса – даже дышать становилось легче. Потому, чем ближе они подходили, тем лучше чувствовала себя Дух, постепенно освобождаясь от оков дурноты и воспрядая духом. Этому ощущению она так была рада, что совершенно не сразу заметила странное.
Что-то происходило вокруг. Что-то… Неправильное.
Молния остановилась и навострила слух. Вокруг было тихо, так тихо, будто все звуки вырвали с мясом из ее мозга. Шум реки, птенцовая болтовня, стрекот цикад, что угодно – нет. Ничего. Абсолютно.
Голова пошла кругом. Нет! Нет-нет-нет, все же хорошо! Все же…
Глубоко дыша и опуская морду к земле, меж широко расставленных лап и распластанных крыл, Сехтего на мгновенье зажмурилась и замерла в странной позе, как будто бы кто-то подвесил ее за шкирку.
Всего на мгновение. После чего Дух открыла глаза, ставшие словно пара прожекторов, тупо глядя куда-то перед собой, хрипло вдохнула воздух, процедив его сквозь сомкнутые клыки – и стремительно, без рыка, без рева, рванула вперед, отталкиваясь задними лапами, взмахивая хвостом, крыльями, всем, чем можно – и «выстреливая» распахнутой пастью вперед, выпрямляя шею, словно змея в броске. Вперед – и сразу вниз, накрывая, подхватывая в зубы, не давая опомниться - подбрасывая вверх. И тут же ловя разинутыми челюстями - в самую глотку. Что-то маленькое.
Что-то похожее на змею.
Рядом в воду шлепается единорожья конечность – и уносится по течению, испуская облачка крови. Посреди пустоши у ручья стоит одинокий синий дракон, бездумно глядящий вперед.
И никого более.

+1

22

В какой-то момент вся округа словно замерла. Лори почувствовал что-то неладное, но не предал этому никакого значения. Он не уследил за тем, что из всех звуков, которые были до этого, остался только его собственный голос, а мохнатая попутчица словно пропала. Не успел наш герой даже повернуть голову, как раздалось подозрительное шипение. Птенца тут же накрыла огромная тень, но разглядеть, что её отбрасывало, он не успел. Его окружило нечто склизкое и мягкое. Лишь спустя секунду, когда Лори почувствовал на боках острую хватку, стало ясно, что облачный попал в чью-то пасть. Наш герой издал истошный криквизг, который со стороны, однако, казался приглушенным, ведь большая его часть ушла в чужую глотку.
Птенец истошно забил хвостом и задергал лапами, выронив кусок ноги единорога, но к свободе это не приблизило. Вместо этого Лори вымазался в чужой слюне, затем его оторвали от земли и подбросили вверх. Будучи в состоянии шока, он и подумать не мог, чтобы выправиться и улететь прочь. Его тело конвульсивно задергалось, покорно следуя велению собственной тяжести, пока голова не опустилась вниз. Последнее, что видел наш герой – это два огромных знакомых глаза-прожектора. Сердце Лори сжалось от непонимания и обиды. Потом последовало падение прямиком в раскрытую пасть, и, наконец, темнота.
В считанные секунды птенец провалился внутрь Сехтегосы. Всё, что он успел сделать – это глубокий вдох, который наш герой не упускал, несмотря на свою борьбу с мягким окружением, что проталкивали его вниз. Лори не мог здраво рассуждать, но подсознание подсказывало, что если из его легких выйдет кислород, то его история на этом закончится. Глаза тоже пришлось закрыть, ибо на них налипла чужая слюна.
Все ниже и ниже. Уже кончик хвоста потерял опору, значит, облачный провалился в глотку полностью. Затем на секунду его голова почувствовала свободу от эластичных мышц, но тут же столкнулась с твердым препятствием. Что это было – Лори не знал, но он обполз препятствие и решился подтянуть к себе тело. В новом месте тоже было склизко и тесно. Птенец намок еще больше, но теперь это были не слюни. Непонятная субстанция щипалась и была куда более вязкой. Наш герой с трудом поборол инстинкт попробовать принюхаться или открыть глаза. Вместо этого, он начал отчаянно извиваться в меру своих сил, но ему постоянно что-то мешало – то окружающие предметы, то непонятная скользкая стена. Из-за своих стараний Лори проваливался еще глубже в жижу, пока не достиг дна. Хвостом он зацепил что-то острое на окружающей его преграде, но больше его старания расцарапать путь или прорваться силой ни к чему не приводили. От отчаяния на глазах птенца проступили слезы, но тут же смешались с жижей. Воздух кончался, из носа пошли пузыри. Неужели, это конец?

+2

23

…Мир постепенно возвращался, словно бы проступая через пелену тумана. Сперва блекло, лишь очертаниями, но понемногу обретая былую… Реальность. Тишину прорезали первые звуки – отдаленный шум водных потоков, сверчки, шелест сухой травы. Где-то неподалеку зачирикала птица – но тут же с взволнованным треском вылетела из вересковой поросли, трепеща крыльями, и исчезла.
И все же, вокруг царила пустота. Пугающая пустота, и отравленный, одурманенный рассудок Духа не оставил ее незамеченной. Матовый свет белых глаз сменился на более осмысленный, взгляд метнулся в одну строну, в другую… Дыхание участилось.
- Л… Лори? – хрипло выронила Молния, припадая к земле и вжимая уши в гриву. Она уже понимала, что отозваться некому. – Нееет. Нет-нет-нет. Это… - болезненно оскалившись, Дух повернула морду набок, пару раз покружилась по оси, словно бы продолжая искать птенца – лапы не слушались, шаг выходил несколько «пьяный». После чего – шлепнулась на подхвостье и сквозь стиснутые клыки выдала то ли смешок, то ли еще что, безумно пялясь на чуть примятую траву, где заканчивался след от куска мяса. Ее лапы заметно дрожали, словно бы синяя туша вдруг оказалась непомерно тяжелой.
Вот тут он исчез и… И да, уже ясно, куда. Туда же, куда два единорога… И симуран. Ну да, конечно же! Вот куда оно все… Что ж, тогда Лори его нашел. Какая ирония. Ха. Ха-ха.
- Ха… Хах… - выдавила из себя Сех. Кажется, по-настоящему допустить только что совершенный акт каннибализма было попросту выше ее сил. Это было невозможно. В конце концов, они с Лори буквально только что мило болтали.
Так не бывает. Слишком безумно. Нет. Даже смешно
А уже в следующую секунду ей стало больно. Нет, не так. Больно.
Внутри словно развели огонь – из глаз будто посыпались искры. Из пасти против воли вытек всхлип, прерывистый вдох, поле чего лапы ее подломились и Молния буквально вгрызлась в землю, не забывая кромсать ее когтями. О, это было ужасное чувство. Под костями киля, под всеми мышцами, под шерстью, до куда было попросту не добраться – жгучая резь, да такая, что казалось проще разорвать себе брюхо и добраться до ее источника, чем терпеть...
Прошло несколько мучительных секунд, прежде чем долгорогую голову озарило мыслью, что причиной этих мучений был…
- Лори, - выдохнула Сехтегоса. Он был там. Еще живой. Еще живой! И за свою жизнь он все еще продолжал цепляться. Боги, да, каким бы истерически-кошмарным ни было происходящее, это можно было поправить - пускай и в таком же духе. С трудом поднимаясь на трясущиеся лапы, Дух уперлась крыльями в землю и склонила голову вниз. Если он жив, то она могла что-то сделать. Хоть что-то. Поправить. 
Боль внутри усилилась почти стократно – по внутренностям прошел спазм, имевший цель исторгнуть из себя все. Еще раз, еще и еще – каждый раз делая над собой усилие и из последних сил стараясь терпеть.
Этот ад должен кончиться. Эта боль уйдет. И что главное - уйдет ужас. Ощущение чего-то... Кошмарного, неизлечимого, непоправимого. И все это безумие... Завершится.

+2

24

Голова закружилась, а разум стал терять связь с реальностью. Лори из последних сил сдерживал желание грудной клетки расшириться и вдохнуть. Однако все эти старания уже самому Лори казались бесполезными. Каков смысл? Он уже даже не мог пошевелиться. Его тело почти онемело и делало лишь какие-то конвульсивные, разрозненные движения. Да и все органы чувств были практически бесполезны. Глаза открыть было невозможно, осязание сообщало лишь о куче жижи, стенках и куче предметов вокруг него. Слух мог вычленить приглушенные бульканья, стук и какие другие непонятные звуки, которые было тяжело разобрать. Лишь пару раз, до ушей нашего героя доносилось нечто похожее на голос, но вот, что же он говорил…
- А, может, хватит? – Внезапно пронеслось в голове у птенца. Сейчас, когда борьба теряла всякий смысл, сдаться казалось не такой уж и плохой идеей. А что?  Шансов ведь уже не было. Оставались только бессмысленные страдания, но ведь их можно было прекратить. Надо было только лишь расславиться и…
Лори тряхнуло, да так, что он тут же пришел в сознание. Отсутствие кислорода на пару секунд отступило на второй план, хотя всё еще напоминало о себе. Птенец инстинктивно завертел головой, хотя глаза открыть не мог. Не успев понять, что происходит, наш герой резко почувствовал давление. Не сразу, но он понял, что это стенки, похоже, начали сжиматься. Затем последовал еще толчок и Лори подняло немного вверх. К мерно булькающим звукам довились что-то еще, но наш герой понятия не имел, что. Он попытался расправиться, но стенки сжались в четвертый раз с огромной силой, выдавив из облачного весь кислород. Что же было дальше, Лори не увидел. Он потерял сознание и обмяк, целиком отдаваясь течению жижи.

+2

25

А тем временем, пустоши наблюдали картину премерзкую: у ручья судорожно бился в пыли Дух Молний, то рыча, то воя... И пытался извергнуть из себя что-то, причинявшее оному, вестимо, страшную боль. 
С хрипящими, утробными звуками синий дракон пятился, будто бы волоча за собой вытянутую вперед шею. Ритмично содрогался всем телом, возился в земле, роя ее когтями, вздрагивал. Распластанные по обе стороны крылья – и те сжимали пальцы, подрагивая остриями когтей. Хвост бил из стороны в сторону, взметая вверх и дерн, и прибрежный ил...
И кажется, это длилось целую вечность.
Однако вскоре – намного быстрее, чем оно было для Сехи, - эти усилия возымели результат. С очередным судорожным вдохом грудина дракона расправилась – а на выдохе шея вздулась идущим к голове пузырем. Крылья отчаянно, несинхронно замолотили по траве, пасть распахнулась – и из глотки выскользнул… ком. Плотный ком из останков, шкурок, костей, из слизи и кое-где даже – крови. В котором, однако, было отчетливо видно чей-то светлый змееобразный силуэт.
Кашляя и жадно хватая воздух распахнутой глоткой, Сех рухнула на землю рядом, подняв в воздух пыль и сухую траву. У нее даже не было сил поднять головы, так и лежавшей на «боку» с разинутыми челюстями – и стянуть крылья за спину сил не осталось тоже.
Сознание к ней возвращалось толчками. Пока не озарило память эхом страха… Еще не минувшего.
- Эй… Эй, малый, - выхрипела Молния, рывком вскидывая голову и подбираясь на брюхе к тому… В чем был Лори. Поддев когтем край шкуры, она «высвободила» птенца. В некоторой мере. Глядя на него сверху и пытаясь понять: - Ты живой?
«Давай ты живой, не задохнулся, не умер от страха? О Духи, от иного в зеркало на себя смотреть не смогу – птенцеубийцу…»
- Лори, очнись! – глаза Духа широко распахнулись. Отметины на ее шее налились светом и, кажется, даже грива начала отдавать особенной белизной. Воздушные потоки сплетались вокруг, чуть гудя и развевая гриву Сехи – и окутали птенца, стремясь привести в чувства и исцелить его. Благо, стихия, которой Молния умела лечить, у них с Лори была общая – воздух.

+2

26

Пробуждение трудно было назвать приятным. Скорее оно было вынужденным, а, возможно, даже нежеланным, ибо боль вперемешку со страхом и отвращением вряд ли кому-то могли понравиться. Тем не менее, грудь Лори резко дернулась, выдавливая из легких все лишнее. Птенец встрепенулся всем телом, будто его ударили током, после чего с громким кашляющим звуком и выпученными глазами выплюнул струйку жидкости. Омерзительное чувство судорогой пронеслось по змеевидному телу, скручивая его в пружину. Столько вопросов кружилось в голове. Кто он? Где он? Что происходит? У Лори было ощущение, что он заново родился, и ему снова приходилось познавать мир с нуля. Вот только гнетущее чувство животного страха не давало покоя. Оно заставляло делать что-то, неважно что, главное -делать. Так птенец вскочил, разбросав вокруг себя зловонные ошметки. Лапы непроизвольно и совершенно несинхронно начали пытаться работать, но лишь еще больше запутывали своего хозяина в кусках костей и плоти. И, наконец, голова на длинной шее, подобно перископу, взметнулась вверх и стала лихорадочно крутиться, пытаясь сфокусироваться хоть на чем-нибудь… и сфокусировалась.
Когда Лори заметил Сехтегосу он моментально замер. Его уши, что до этого стояли торчком, опустились, а глаза расширились до невообразимых размеров. Драконица светилась, подобно туче, внутри которой сверкнула молния. Жемчужинки на её шее сияли, как маленькие звезды, а глаза напоминали луны на пике своей яркости. Зрелище действительно было красивым, более того, для Лори оно было полезным, ведь Сехтегоса читала целительное заклинание. Вот только птенец от происходящего впал в состояние аффекта. С диким криком он подскочил, как рыбка, выпрыгнувшая из воды. И все бы ничего, вот только наш герой совсем забыл, что умеет летать. Воздух подхватил змеевидное тельце и понес в сторону речки, но тельце этого вовсе не хотело. Лори опять издал истошный вопль и начал извиваться, как угорь. Полет тут же прервался, и птенец с размаху плюхнулся в воду.
Осознание реальности пришло внезапно. Настолько внезапно, что наш герой даже разом выпустил из легких весь воздух и наглотался взбаламученной воды. Пуская пузыри, Лори моментально всплыл и сделал спасительный вдох. Белоснежная грива навалилась на глаза тяжелым занавесом, но облачный примерно понимал, где находился. Он развернулся в сторону Сехтегосы и направил на драконицу уши.
- Госпожа Сехтегоса? – Слабым, но вполне нормальным голосом спросил наш герой. Не сказать, что он хорошо воспринимал происходящее, но, кажется, его мысли стали возвращаться на свои места.
Лори медленно подплыл к берегу, но не успел сделать и двух шагов, как к горлу моментально подступил ком. Птенец резко остановился, изогнув по-лебединому шею. Так с непониманием в глазах он простоял несколько секунд, прислушиваясь к организму, после чего спазм повторился и облачного моментально вырвало. Впрочем, у него было не так уж и много в желудке, так что напоминанием об этом инциденте осталась лишь маленькая лужица на земле, что быстро впиталась в землю.
- Что… что произошло? – Спросил Лори, убирая гриву с морды и поднимая взгляд на Сехтегосу. – Я… я ничего не помню… Нгх!
Облачный зажмурился – где-то внутри черепа что-то резко заболело. Он вообще чувствовал себя, прямо скажем, нехорошо. Голова кружилась и болела, перед глазами летали какие-то темные пятна, по всему телу чувствовалось жжение, из легких доносился хрип, так и подговаривавший закашляться, что наш герой и сделал… Но что произошло?
Нос инстинктивно задергался, вбирая в себя воздух. Ох, лучше бы он этого не делал!
- Фу! Что это за запах?! – Пожаловался Лори и зажмурился. Пахло непереваренной едой, но, что самое удивительное, этот запах шел от самого Лори! Птенец перевел взгляд на зловонную кучу плоти, что лежала перед Сехтегосой. От нее шел такой же омерзительный душок. Это в ней он испачкался? – Что это? Нгх! Я ничего не помню…
Лори упал на брюхо, изогнул шею и схватился за голову лапками. Он действительно почти ничего не помнит. Перед глазами витали несуразные образы, но они совершенно не несли никакого смысла. Как же такое могло произойти?

+1

27

…Птенец конвульсивно дернулся, а после – распахнул глаза, явно решив внять мольбам Духа и вернуться к жизни.
- Хвала грозам, - шумно выдохнула Молниеносная, откидываясь назад и с размаху садясь на задние лапы. Ее взывания к ветрам были услышаны. Он жив. Лори - живой.
Правда, первым делом он немыслимо перепугался, сперва обнаружив себя в… Ну, чего греха таить - в погадке, а после – явно слегка ошалев при виде, собственно, самой Сех прямо перед собой. Быть может, конечно, стоило прежде избавить его хотя бы от первого потрясения, но… Молния и сама не была готова прикасаться к нему, не прочтя целебного заклинания и не похоронив надежду на то, что ей не придется извлекать из костей безжизненную птенцовую тушку. Так что, глядя на то, как Лори взметнулся и тут же шлепнулся в ручей, Сехи поймала себя на том, что едва сдерживает смех… От облегчения. Хотя на деле она очень сочувствовала ему, да-да. Но… Явно так же не совсем сохраняя адекватность, Молния все же расхохоталась – не от того, что ей действительно весело было смотреть на припадок ужаса в исполнении птенца, а лишь чтоб самой выпустить пар. Не бросаться же в речку следом. Великий-могучий Дух, как-никак – не положено.
«А птенцов жрать – положено?» - тут же укорила она себя, опуская голову. Внутри, в напоминание о произошедшем, противно пульсировала колющая боль – так что, Сехи предпочла и себя слегка подлатать. Хоть птенец, по идее, не мог нанести вреда ее внутренностям, а боль была вызвана скорее его экстренным «возвратом» назад, на свет белый – все ж, и не таких тварей глотали! – стоило перестраховаться. Распушив капюшоном гриву и сияя отметинами на шее, Молния принялась чуть покачиваться из стороны в сторону, будто пляшущая кобра, глядя в пространство отсутствующим взглядом глаз-прожекторов.   
Ее радость еще более поугасла, когда Лори выбрался из воды и подполз к ней, озвучив самый логичный вопрос для такой ситуации.
Прерывая заклинание, Сехи уперла взгляд вниз, на берег, с несколько красноречивыми следами «преступления».
- Знаешь, малый… - начала она не слишком уверенно, нервно вскапывая прибрежный мокрый песок серпами когтей.
Начать-то она начала, но уже потом поняла, что все несколько… Сложнее, чем кажется. Белые глаза мучительно прищурились, язык задумчиво скользнул по зубам, едва не порезавшись о клыки. Дитя настрадалось сполна, так неужели теперь возвращать в его память… Такое? Выдержит ли он подобное воспоминание? Не дайте звезды, спятит еще -  получится, что она сломала птенцу жизнь. А родным его быть как – ведь у стайных есть они… А ежели еще и прознают, что есть-де этакий Дух, кой детенышей лопать изволит? Так стая ее не то что на выстрел молнийный не подпустит, еще и задрать может, покажись она еще раз на границе. В общем, по всему выходило, что во избежание последствий продолжать раскаяние не стоит. А стоит извернуться как-нибудь и…
Во избежание последствий. Сех еще раз повторила это про себя.
В ее голове снова зажглась мысль, успевшая было померкнуть, но теперь стократно набравшая силу.
Все ведь предшествовало этому. Еще в тот раз она едва не проглотила его вместе с копытным, а теперь и вовсе – слава грозам, успела очнуться и выплюнуть. Только Лори знал, почему с ней это происходит. И как это можно исправить. Отпускать эту ситуацию – рисковать уже не психикой птенца, но подвергать опасности его жизнь… Да и рассудок Сех тоже: ведь она все еще могла попытаться сожрать его снова.
- Та штука… О которой ты говорил, - выдавила она из себя с трудом. – Она снова заставила меня…
Молния помрачнела. Все эти помутнения из-за действия артефакта, который всего лишь пронес пробегавший мимо симуран, которого она сама лишь мельком и видела… Преследовали ее пугающе долго. Так быть не должно. Эта мысль добавила Сех решимости.
- Я едва успела тебя выплюнуть, - процедила она, сжимая когти от напряжения и целиком вгоняя их в сырую землю. Уже по тому, как яростно заметался из стороны в сторону хвост драконицы, было ясно, с каким трудом ей далась эта правда. – Боюсь, что твой симуран не просто… Побыл немного рядом, зацепив меня «этим».
Сказав так, Молния тяжело выпустила из легких воздух, зажмурившись и покачав головой.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » О вкусной и здоровой пище [Лори & Сехтегоса]