//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Альтернативная реальность » Квест "Скитальцы" [Зидвин]


Квест "Скитальцы" [Зидвин]

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://s010.radikal.ru/i314/1707/46/827cfb6890f4.jpg

Где-то на материке…
"У нас гость," - этот голос. Прошло так много сотен лет с тех пор, как он звучал по-настоящему, но даже сейчас одного звука, одного слова было достаточно чтобы перевернуть сознание любого, кому не повезло попасть под влияние его хозяина. Холодящее эхо, сотрясающее мысли не зависимо от уровня защиты, заставляло нутро скукожиться, сжаться до размеров личинки и забиться в самый дальний уголок души, но даже там не было спасения от прозорливого взгляда, пронзающего буквально насквозь. Сайгон думал об этом каждый раз, когда слышал голос в своей голове, но он не мог никуда деться. Его место, его долг, его честь была здесь и благо всего народа зависело от его своевременного реагирования на слова говорящего – дракон верил в это и в это верили другие.
- Этого не может быть… - самец потупил взгляд. Внутренний порыв, вылившийся в возражение улегся так же мгновенно, как и вырвался на свободу. Трепет перед говорящим был сильнее, чем желание спорить, даже если слова на первый взгляд были совершенно абсурдны, ведь они намекали на его, Сайгона, недосмотр. А он никогда. Знайте, никогда! Не допускал ошибок.
- Я разберусь. – Дракон развернулся, не бросив более и слова, после чего стремительно направился к выходу, увлекая за собой патруль, ожидавший смиренно у входа…

МУЗЫКАЛЬНАЯ ТЕМА

Астральное тело Зидвина пронеслось сквозь время и пространство, сквозь землю, небо и грани Саяри, через великую пустоту. Его влекла неведомая нить, сорваться с которой даже Духу было не по силам, ведь здесь, куда не распространялась власть магии и энергий, он был так же бессилен, как рыбка на крючке. А стремительный поток увлекал, затягивал его все глубже от привычных земель, от родных краев и знакомого мира. Через вспышки странных огней, сквозь мириады звезд, астероидов, планет в измерение совершенно чуждое, хоть и бывшее искаженным отражением знакомого дракону мира. Измерение, которое ему только предстояло узнать.

Свет и тьма чередовались в круговороте без конца, их сменяли вспышки неясных цветов и наконец все остановилось. Зидвин очнулся. Первое что он мог ощутить на себе – жар огромного ока Шагри, взирающего свысока. Чуть дальше по огромной небесной сфере гуляли Шеат и Садира, отдернутые дымкой, устилающей весь небосвод. Все это дарило смутную надежду в то, что мир вокруг по-прежнему был Саяри, или очень похожей на нее планетой.
Однако во все стороны от Духа Металлов раскинулась бескрайняя пустошь. Ни одной такой и близко не было в знакомом Зидвину мире. Песок, под влиянием неведомых сил, образовывал здесь странные, порой непостижимые уму рельефы: грандиозные шипастые дороги, устремляющиеся в небо, каньоны из глины и песчаника рассекающие плоть планеты бездонными трещинами. Кое-где Саяри пронзали огромные столпы из кристалла и металла, воткнутые в совершенно хаотичном порядке, настолько масштабные, что чтобы обнять крыльями один такой, потребовалось бы два, а то и три крылатых дракона.
Ни намека на жизнь и цивилизацию, только песок, заунывно воющий ветер и власть красноватого цвета над всеми другими оттенками этого мира. Кажется, даже небо здесь было не таким синим как везде. И ничто более не будоражило одинаковые на протяжении дней пейзажи кроме, пожалуй, небольшого столпа пыли на юго-востоке. Он был еще достаточно далеко, но, кажется, приближался к Духу. Узнать наверняка что это, можно было лишь дождавшись, когда оно приблизится.

+3

2

Ничего не происходило какое-то время, рано было еще сомневаться. Дух умел ждать. И своего он дождался. Артефакт определенно заработал, лапу стал греть, да достаточно сильно, дабы Зидвин мог ощутить это сквозь плотную чешую. Но Дух жара не боялся, иначе не был бы кузнецом. Да и если продавец дал ему совет, значит, дал он его неспроста. От того Дух не разжал лапы, даже чуть сильнее сжал ее.
  Послышался щелчок. Следом еще один. Дрожь по лапе прошла, а внутри все словно стало переворачиваться, и шум сердца звонко раздавался в ушах. Это было слегка… Настораживающе. Но Зидвин сам активировал Куб, по собственной воле, и теперь должен познать его секрет до конца. В конце концов, ученый в Зидвине еще не умер. Как и интерес к непознанному.
  Видеть себя со стороны было очень непривычно. И странно. Осознать это тем более непросто. Куб не прост, раз вырвал Зидвина из собственного тела. А после начал куда-то уносить. В портал или же… куда-то еще. В иной мир. Возможно. Перед Духом Металлов пронеслась тысяча звезд, и он даже пожалел, что не увлекался астрономией, как должно. Многие звезды ему были неведомы, множество туманностей и скоплений проносилось перед ним. Металлический не дергался, не срывался в потока, умом понимая, что не в том он положении, что бы сопротивляться. Эта сила больше него, в ней больше власти. Дух не любил покоряться кому-то, однако против непознанного спорить не мог.
  Его знакомый мир остался позади — перед ним раскинулся новый. Ни на что не похожий, но при этом не чуждый совершенно.  Шагри было на месте, опаляя своим светом красноватый и немного мрачный пейзаж, изрезанный разломами и проткнутый металлическими лезвиями. Обе луны тоже были на месте, и они немного успокаивали. Давали надежду, что этот мир связан с его.
  Оказавшись на земле, пусть и совершенно безжиненной, ощутив опору под ногами, Стальной зашевелился, проверяя больше себя. Он был в порядке, что уже хорошо.  Потом осмотрелся, щуря глаза от яркого солнца. На многие километры вокруг не виделось ничего живого, лишь потрескавшаяся равнина да шипы с провалами. Кажется, даже небо казалось краснее, чем обычно. Это место, вполне возможно, понравилось бы огненным.  Впрочем, безжизненные земли мало кто любит.
  Столб пыли попался на глаза не сразу, но стоило Зидвину его заметить, как Дух напрягся. Это ведь стайной территорией быть могло. На личном опыте знал Дух, что стайные земли свои защищают, как виверны, агрессивно и озлобленно, словно пришедший  извне всегда враг. От того Зидвин к стайным относился с настороженностью. Драк он не хотел. А здесь он в любом случае — гость. И лишь от хозяев зависит, как они решат его принять. Стальной лишь надеялся, что стоит он на ничейной земле.
  Поняв, что кто-то, или что-то, движется к нему, Дух решил отойти немного в сторону. Поближе к тем самым шипам, вырывающимся из земли, отдающие металлом. Дух тут же просканировал их, прочувствовал: действительно ли металл? Да какой именно, если это действительно он? Близость своей Стихий очень могла ему подсобить. Стальной надеялся, что не придется. Он решил подождать. Совершить поспешные действия он всегда успеет.  Спешка Духу претила. А так, возможно, этот кто-то пройдет мимо, а ежели нет, так Стальной не порывался пройти вглубь неизвестной территории, не имел он  мысли серчать хозяев. Он пришел в гости, пусть и немного не по своей воле. Не мог он предположить, что Куб приведет его в другой мир. Может, артефакт этот — частичка Звездных. Часть их умений и знаний. Или же проводник к ним.
  Кто знает. Пока же Стальной ждал приближения столба пыли. Сел не слишком далеко, на почтительном расстоянии от одного из столпов, обернул хвост вокруг себя, насколько позволяла гибкость, да приосанился. Но был напряжен. И готовился к худшему, веря в лучшее.

+3

3

Сканирование "шипов"
Зидвин смог почувствовать, что образования, покрытые коррозией и изъеденные ветрами – действительно состоят из высоко насыщенного углеродом железа (серого чугуна), который является тяжелыми и практичным, но достаточно хрупкими металлом.

Беги, пока можешь…
Смерть близко. Я близко.

Столб пыли имел искусственное происхождение - очень скоро это стало понятно. Песок клубился и вздымался в небеса, которые стремительно разрезали четыре летящие фигуры, державшиеся, однако немного позади. А вот во главе процессии по зыбкой пустынной почве неслись еще трое и впереди всех – могучий крупный самец. Его крылья, вполне способные поднять своего обладателя без лишних усилий на любую высоту, были лишь чуть расправлены. Полет был ему ни к чему, ведь самец, как и двое позади него, был избранником одной из четырех верховных стихий – покорителем песчаных дюн, одним из способнейших магов песка, которых носила Саяри.
Сайгон, мы близко, - подал ментальный голос один из летящих позади.
Я чувствую, - на морде песчаного во мгновение расцвела хищная улыбка. Он ощущал, как адреналин вьется по венам, как мысли охватывает исключительная жажда - жажда крови, крепчая с каждой минутой. Его азарт передавался другим, каждый из летящих был готов к последней Большой Охоте. Последней в этом мире Большой Охоте…
Направляя потоки песка под своими лапами, дракон буквально перемещал себя при помощи своей стихии, не прикладывая при этом ровным счетом никаких физических усилий, ведь они могли пригодиться ему в предстоящем действе. Его рукава были полны козырей, а тело покрыто шрамами и каждый шрам – капля опыта. Опыта, который за годы жизни и службы разорвал к чертовой матери сдерживавший его сосуд, растекаясь внутри самца яростью, могуществом и ядом. Он был охотником, он был ужасом одиночек и надеждой племен, Ловчий – так его звали, потому что никому еще не удалось превзойти его коллекцию трофеев.
Однако большое могущество влечет бо́льшую ответственность и неудача в случае Сайгона была бы последней в его жизни. Поэтому он просто не мог позволить себе оплошать. Не мог и не собирался, сколь бы прыткой ни оказалась его цель.
Наконец Зидвин и отряд оказались достаточно близко друг к другу. Раскинув крылья в стороны, Сайгон подал летящим сигнал рассредоточиться по схеме, отработанной за тысячи лет буквально до автоматизма. А сам одним ловким прыжком оказался шагах в десяти от непрошенного гостя. Двое подручных остановились, как повелось, позади, ожидая указаний. Они могли напасть не останавливаясь, но Ловчий не спешил, никому из Гончих не было известно, какой вопрос мучил их вожака.
- Эй ты, Дух, - голос самца был хриплым, как песчаная буря, но одновременно громким, как ветер ночных пустошей. – Я без понятия какого хрена, но лучше бы тебе немедля ответить на один мой вопрос: кто ты, мать твою, такой?
Драконы за спиной Сая переглянулись, но не обронили и слова. Эти двое были похожи друг на друга, как две капли воды.[AVA]http://i075.radikal.ru/1707/c6/26bf2c8d757e.jpg[/AVA][NIC]Сайгон[/NIC][STA]Имя мне - легион.[/STA][SGN]World on fire with a smoking sun,
Stops everything and everyone.
[/SGN]

Отредактировано Мастер (19 Июл 2017 20:22:21)

+3

4

Да, Дух прав оказался в своих догадках, и шипы оказались действительно из металла. Чугун — прекрасный металл, если уметь им пользоваться. А здесь, в совершенно неизвестном мире, когда неизвестно, чего ждать, кроме приближающего клуба пыли — родная стихия подбадривала, придавала надежды. Дух даже присел чуточку ближе, больше интуитивно. Защита может понадобиться в любой момент.
  Дальше ему приходилось лишь ждать. Ждать, что же случится дальше, и кто же поднимает этот неминуемо приближающийся столб пыли. Дух поостерегся шевелиться, но слегка обезопасил себя, подточив немного ближайший шип у самого основания. Как раз с той стороны, откуда шла пыль. Подточил — и пыльной россыпью расположил вокруг себя. Чугун — металл прочный, и   чугунная пыль может оказаться опасной, главное, уметь применять его достоинства. И не привлечь внимания рассредоточением металлических частиц.  Слабой может показаться такая защита, но с толку сбить, секунду лишнюю выиграть, пойдет. Он не воевать сюда пришел, вовсе нет.
  Стали видны и те, кто пыль поднимают: драконы. Четыре летящих, и трое бегущих, ничуть не уступая в скорости.  Магия? — предположил Стальной, а после, увидев легкость бега, даже решил, что вполне вероятно.  Дух, как только те попали в зону видимости, замер, лишь удобнее устраивая свой пластинчатый хвост. И ждал.
  Стальной видел, как летящие четыре фигуры свернули в стороны, словно окружая. Засада. Скверно, — с легкой печалью подумал Дух, убеждаясь, что попал на земли стайных. Но предпринимать ничего не стал. Сосредоточился на тех, кто приближался к нему. Первым был явно их лидер. Озлобленный, со множеством шрамов, явно не ставящий своим лучшим качеством дипломатию.
  И тут же зарычал, зашипел, немедленно требуя ответа. Готовый напасть. Уничтожить вторженца, не разобравшись в причинах. Даже зная, что перед ним Дух. Казалось, Стальной ощутил эту жажду крови. Лидер словно ждал знака, когда Зидвин оступится, что бы напасть, не церемониться. Дух Металлов никогда не понимал жажды крови. Потому как она превращала разумного в простого дикого зверя. Без морали и принципов. А зверем может стать любой. ТЫ попробуй стать драконом. Стайные Зидвину казались озлобленными, наверное, потому, что всегда стремились согнать чужака со своих земель. Дух понимал, что сам виноват, но и те могли понять его нерадивость, не кидаться в драку. Как и сейчас. Благо, что дали шанс. Стальной им воспользуется.
— Я Зидвин, — прежде всего представился Дух, после короткой паузы раздумий, совершив неглубокий поклон головой, — Верно, я Дух. Ежели я оказался в землях стайных, прощения я прощу, неведомы мне эти места. Не по воле своей оказался я здесь, — Металлический редко когда отвечал больше, чем требовал вопрос. Однако сейчас он предпочел сразу расставить все точки над «i». Тем более, когда на тебя смотрит жаждущий крови. Двое за ним, похожие на близнецов, не шевелились. Как и те, что скрылись из виду. Но внутренне Дух напрягся, готовый ко всему.

+1

5

[sign]World on fire with a smoking sun,
Stops everything and everyone.
[/sign][icon]http://i075.radikal.ru/1707/c6/26bf2c8d757e.jpg[/icon][status]Имя мне - легион.[/status][nick]Сайгон[/nick][titul]Вожак отрядов Гончих[/titul]Выражение морды Сайгона во мгновение изменилось, словно незнакомец, спустил забавную шутку, достаточно смешную и уместную, чтобы разрядить воцарившееся между ними напряжение. Однако глаза песчаного не менялись, выдавая с головой стремления и мысли Ловчего. В них с былой мощью разливались океаны презрения, отхватывая кусок за куском и без того побитое жизнью самообладание. А по ту сторону были лишь непреодолимое желание сеять разрушение и смерти во имя Владычицы, во благо великой нации.
- Зидвин, значит, - он коротко оглянулся на драконов позади себя. – Я, в таком случае, Светлая Дочерь.
Раздался ядовитый смех, а близнецы лишь широко улыбнулись шутке своего вожака. Они были его тенями, его бликами, лунами, бесцветными в величии Шагри, но самыми близкими к светилу. Ответ пришельца не удовлетворил любопытство Сайгона, но в какой-то степени Ловчий испытал облегчение. Совсем мимолётное, однако теперь ему ни к чему были слова, ни к чему были вопросы чтобы что-то узнать и разведать. Все решит грубая сила – охота, а за ней все последующие этапы, ожидающие дичь после поимки. Скоро всякая недосказанность отпадет сама собой.
- Стайных землях? – Сай вновь разразился смехом. Его приступ, впрочем, был не долгим, поскольку уже через минуту дракон выпрямился и без особого стеснения приблизился к Зидвину еще на несколько шагов, сокращая расстояние между ними.
- Послушай сюда, дружище, - на губах самца играла снисходительная, почти добрая улыбка.
- Мы прилетели за тобой не потому что ты нарушил чью-то границу. Мы прилетели потому что тебя здесь не должно быть, - он прикрыл глаза, мягко склонив голову. Слова сходили с языка легко и совершенно буднично, даже с нотками сожаления, наверняка незнакомого этому дракону в самом деле. Он открыл веки и вновь поднял голову, слегка вскинув ее так, чтобы смотреть на Духа свысока. – И говоря «здесь» я имею в виду – в этом мире.
Самец раскинул крылья в стороны и дернул вверх. Тут же, подчиняясь немой команде, песчаные близнецы взмыли в небо, поднимая за собой столбы песка, преобразованные при помощи магии в опасные острые копья: по три на вооружении каждого. Все эти копья в одно мгновение отправились в Зидвина, разрезая пространство по косой дуге.

Задача
Уйти от атаки и скрыться из поля зрения Гончих.

Инструкция: в дальнейшем мастерские посты могут содержать в себе подсказки к некоторым задачам (или несколько вариантов подсказок: позитивных и негативных), а так же разгадки для будущих загадок. Подсказки могут содержаться в любых постах любой давности. В случае внимательности и использования правильной подсказки, имеет место бонус к дайсу на новом кругу или антибонус в случае выбора плохой подсказки.
Использованная или уже неактуальная подсказка будет выделена курсивом. Пользоваться подсказками или полагаться на свои силы - неоспоримый выбор игрока.

Отредактировано Мастер (26 Июл 2017 18:05:16)

+1

6

Видел Дух перед собой лишь жажду убивать, и ничего более. Оттого шутка показалась Духу Металлов не слишком уместной. Впрочем, хорошо передавал суть того, кто стоял перед ним. Порождение Темной Дочери, тот, в чей душе лишь тьма. А темные — народ слишком грубый. Разговору предпочитают убийство, коготь в горло вместо лапопожатий. Сыпятся надежды Духа о радушном приеме, лишь огорчение от сущности жестокой в душах разумных драконов. И только сильнее напрягся он, силы свои мобилизируя, магию ставя наизготовку, дабы секунд не терять в случае, еже что-то пойдет не так. Четверо в тени, трое на виду, но опасны все. Опасно численное преимущество, и даже Стальному не сдюжить супротив семерых. Тем более, не воином он был. И не считал это недостатком своим.
  А незнакомец сделал шаги навстречу, и теперь еще и телом напрягся Зидвин. Улыбка напускная да сочувствие сквозили в словах, словно бы Дух Металлов неразумным был птенцом, не знающем даже таких элементарных вещей о том, где он. Однако кое-что перед тем, как все ожидаемо пошло по худшему сценарию, Дух понял. Они знают, что Стальной пришел из другого мира. Это во-первых. И куда менее приятное во-вторых: они совсем не рады пришельцу и жаждут лишь его смерти. Может, чего-то еще, но смерть — тут ведущая цель. Чужак здесь — никто, и достоин он здесь лишь презрения. Стальной редко когда спорил, принимая все таковым, какое оно есть, не силясь изменить. Возможно, зря. Особенно, когда обидно такое предубеждение. Судить по принадлежности к стае, расе, другому миру — удел недальновидных. Впрочем, признавать Стальной, что и сам этим грешен немного.
  Расправил крылья предводитель, подал знак, и близнецы позади него взмыли вверх, пыль поднимая да магические копья формируя. Дух же одновременно с сигналом и взмахами крыльев  теперь уже врагов, к сожалению, сделал три вещи, практически одновременно, потому что мог: сначала пыль чугунную он поднял, вместе с той, что подняли двое драконов, и направил в их сторону, строй песчинок сбивая, да по своему закручивая. Попутно каждую металличекую крупицу в пыли он воспламенил, да нагрел достаточно, что б песчинки мелкие либо плавились, либо слипались, как уж тут повезет. Вторым своим действием Зидвин тот шип, что подточил, мощным рывком магическим  доломал в том месте, где у́же он был, в сторону  троих врагов направляя и даже чуть-чуть ускоряя падение. Попасть не силился он, но вот вожаку, как минимум,  придется позаботиться, что б под удар не попасть и, что самое главное, хоть на долю секунды, но отвлечься на защиту.
  И третье, завершающее, действие: переместился Дух скачком магическим  за спины трем противникам, так далеко, насколько хватило умения и возможности. За спины, да только не там, где пыль еще не осела, а туда, где ее не было. И там, оглядев пейзаж и увидев, где металлические изваяния находятся более менее кучно, вторым скачком переместился туда, прячась за ними, более того, сливаясь.  Как пустынная может путешествовать сквозь пески, так и Дух Металлов может путешествовать сквозь металл. А ежели спрятаться нужно, нет средства лучше.
  Помыслил Стальной, что песчаные маги драконы эти, раз используют шипы из песка. Посему на песке оставаться опасно.

Off: Если действий слишком много, то сообщите, поправлю.

+1

7

[nick]Сайгон[/nick][status]Имя мне - легион.[/status][icon]http://i075.radikal.ru/1707/c6/26bf2c8d757e.jpg[/icon][sign]
World on fire with a smoking sun,
Stops everything and everyone.
[/sign][titul]Командир отрядов Гончих[/titul]

ГОНЧИЕ

ЗИДВИН

БЛИЗНЕЦЫ

атака (1)
магия песка (песчанные копья)

контратака I (1)
магия металла (чугунная пыль)

САЙГОН

пассив (параметр - удача)

атака II (1)
магия металла (стальной шип)

отступление (2)
пространственная магия (прыжок)

маскировка (3)
магия металла (слияние)

РАСЧЕТ ПРОИЗВОДИМЫХ ДЕЙСТВИЙ

Дайс на магическое воздействие (1) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Близнецы
- результат – 6

Зидвин
I - результат – 1 (+1) = 2
II - результат – 5 (+1) = 6
+1 - бонусная надбавка за своевременное использование подсказки (преимущества местности).

Дайс на удачу - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Сайгон
- результат – 5

Дайс на урон - 1:12 (для Зидвина), 6:12 (для Сайгона)
(где 2 – серьезные ранения, 6 – средние увечья, 12 – пустяковые повреждения)

Зидвин
- результат – 12

Сайгон
- результат – 12

Дайс на магическое воздействие (2) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
- результат – 5

ПОЯСНЕНИЕ

Близнецы производят атаку (1) - магия песка (песчаные копья х6), на что Зидвин отвечает контратакой - магия металла (чугунная стружка) и атакой - магия металла (стальной шип). Поскольку оба действия Зидвина производятся в короткий промежуток времени и имеют однородный магический характер, они засчитываются как одно магическое воздействие (1).
Сайгон в свою очередь не производил никаких действий в предыдущем посте, поэтому на него используется параметр удача.
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Атака близнецов на 6 против контратаки Зидвина на 2 = попытка Зидвина дать отпор песчаной магии практически провалилась и 4 из 6 копий достигли своей цели, однако не смогли в должной мере травмировать Духа от части благодаря его чешуе, от части благодаря удачливости - дайс на урон (См. состояние персонажа).
Атака Зидвина на 6 против удачливости Сайгона на 5 = Сайгону удается почти успешно избежать металлической глыбы, обрушившейся на него, однако атака не проходит полностью мимо. Уровень повреждения определялся из параметра 6:12 (1:6) исходя из разницы между дайсом на магию Зидвина 6 и дайсом на удачу Сайгона 5. Сайгон также отделывается пустяковыми травмами.

Второе магическое воздействие Зидвина направлено на отступление (2) - магия пространства (прыжок) х2.
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Ход произведен на 5, что значит - действие прошло успешно и Зидвин сумел дважды перескочить за спины песчаных оказавшись вблизи следующих металлических образований.

Третье магическое воздействие Зидвина просто не успело получить реализацию, поскольку за один ход персонаж может успеть сделать лишь два магических хода.

День у близнецов начинался определенно не лучшим образом. Их совместная атака прошла успешно, но то ли ветреная погода, то ли контратака Зидвина, а может и все вместе сказалось на траектории полета копий и в то время как два из них были сбиты чугунной стружкой, четыре угодили в цель, но не нанесли ей практически никакого существенного урона, пару царапин да синяков, только и всего.
Заранее подпиленный металлический шип благополучно рухнул на вожака Гончих. Тот в свою очередь даже не шелохнулся, но морда его до последнего момента выражала абсолютное недоумение и отрицание. Этого Зидвин мог и не заметить, поскольку первым своим прыжком оказался за спинами песчаных, а вторым максимально близко к следующим металлическим образованиям, но слиться с ними самец не успел.

Близнецы одновременно округлили глаза, а затем в такт друг другу мотнули головами, словно были не двумя отдельными драконами, а вовсе единым целым. Поворот дел удивил их, более того - шокировал, но сильнее этих двоих беспокоил их собственный провал. Сайгон не прощал ошибок, а им больше других было известно, как он, дракон спасший и взрастивший двух песчаных сирот, переживал неудачи. Все, о чем думали сейчас самцы, разделяя один общий разум на двоих - реабилитация в глазах вожака, потому что потеря его доверия для них была хуже смерти и всеобщего презрения.
Взмахнув еще раз крыльями, они оба спикировали на землю с двух сторон от обрушенного стального шипа и единовременно погрузили лапы в песок, направляя совмещенные магические силы в самые недра безграничной пустыни. Образовавшаяся воронка зыбучего песка стала стремительно затягивать стальной шип под землю. Зидвину стоило действовать скорее, чтобы не оказаться похороненным вместе с родной стихией в вотчине песчаных.
Где-то на горизонте началось новое движение – необъятной полосой песок там вздымался в небеса, надвигаясь на собравшихся могучей лавиной. Впрочем, до него было еще слишком далеко. А образовавшееся после стальной глыбы облако песка, не успев осесть закружилось небольшим смерчем и спустя несколько минут обратилось в дракона. Его морду разукрасили алые потеки свежей крови, прокладывающей себе путь по наростам и пластинам мелкой чешуи к земле. Несколько таких алеющих дорожек было видно на переносице самца, надбровных дугах и за рогами. Алые капли падали на землю перед его лапами и тут же чернели от жара.
Сайгон был зол. Нет, он был в ярости и эту ярость, казалось, можно почувствовать физически. Его лапы, крепко стоящие на земле подрагивали от напряжения, впиваясь когтями в песок. Самец больше не улыбался, не примерял маски, на его морде отражалась искренняя жажда сеять разрушение и боль, подкрепленная выходящий из-под контроля ситуацией. Воздух с шипением вырывался из его легких, он молчал и наблюдал.
- Поиграли и хватит, - скрипнув зубами пробормотал самец. В этот миг незаметный ранее узор на его морде вспыхнул пламенем, расходясь и завивая собой шипы, рассекая рога песчаного. Мощный магический всплеск разошелся волной, но более ничего не произошло. По крайней мере в доступном поле видимости. А сам Сай и близнецы в этот же миг вспорхнули в воздух. Четыре дракона, разлетевшихся ранее по полю сражения стали сплетать между собой одно мощное заклинание, возводя огромный кристаллический купол над зоной боевых действий.
Земля задрожала, эту дрожь, сначала почти незаметную, спустя несколько минут мог ощутить каждый. Песок буквально заходился, словно закипал и с дребезжанием стучались друг о друга торчащие из земли шипы металла и кристалла. Что-то приближалось и это была еще не песчаная буря, даже ветер, гонящий ее пока не добрался до Зидвина и Гончих. Но что в таком случае?
Ответ не заставил себя долго ждать. Очень скоро песок недалеко от собравшихся разверзся огромным всплеском во все стороны и из него вынырнул огромный червь известный жителям обоих миров как Шай-хулуд. Близнецы отлетели еще дальше, но Сайгон завис на той же высоте, его глаза были закрыты, а письмена на морде то разгорались ярче, то меркли. Песчаный червь замер напротив, словно наблюдая за драконом, точно слушая его безмолвие. А затем вдруг повернулся, вновь нырнул в песок, и постоянная дрожь земли подсказывала, что это, увы, ненадолго.
Купол, созданный самоцветными драконами, почти замкнулся, разделяя окружающий мир и это поле игрищ.

http://s019.radikal.ru/i621/1710/7a/d259e3b19f66.png

Задача
Сбежать от Гончих.

Состояние персонажа
НЕЙТРАЛЬНОЕ
Три неглубокие царапины и несколько синяков.

ТАБЛИЦА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОСТОЯНИЙ

ОПТИМАЛЬНОЕ

НЕЙТРАЛЬНОЕ

БЕЗОПАСНОЕ

состояние персонажа на начало прохождение квеста

усредненное состояние, при котором ничто не мешает персонажу в прохождении заданий

состояние, которое на данный момент не угрожает жизни, но в случае запущения может перейти в следующую фазу

НАДЛОМЛЕННОЕ

ПЛОХОЕ

КРИТИЧЕСКОЕ

состояние влияющее на остроту реакции и общее состояние дракона, мешает исполнять задания (количество подсказок уменьшается, может расти количество анти-подсказок)

болезненное состояние, замедляющее персонажа (параметр -1 на любой бросок дайсов)

серьезное состояние угрожающее жизни персонажа (параметр -2 на любой бросок дайсов)

Отредактировано Мастер (8 Окт 2017 21:34:19)

+1

8

Следовало, возможно, больше приложить усилий для отражения атаки близнецов, но в результат и без этого вышел нормален и даже хорош. С парой царапин Стальной смириться мог. Еще лучше, что скрыться ему с глаз удалось, слиться с родной стихией разве что не успел, но пока время терпит. Оказался сразу в гуще событий он, лавиной летящий на мирного Духа. Но и твердый и крепкий металл может начать бурлить, плавиться и принимать невообразимые форму.
  Переполох Зидвину не нравился, да и столь агрессивное приветствие тем более. Будь его воля... Ох, не будем о том, чего у него сейчас нет. Он сам выбрал Куб, а то, что случилось после его активации можно лишь принять. «Так прими же агрессию, прими, — мысленно заставил себя Дух. — И этот мир вместе с ней», — без усилий иногда ему было сложно что-то в себе изменить напекор привычкам. Что бы из бесформенного куска железа сковать клинок, его нужно было расплавить. Потратить много энергии. Но результат всегда оправдает себя. Поверьте кузнецу.
Он оглянулся на секунду, поджимая челюсть и хмурясь, с легким утробным рыком медленно выдыхая — признак сосредоточенного напряжения. Увидел он, как погрузился в пучину песков чугунный столб, а после песчаная явилась фигура, очень похожая на дракона. Что она могла сделать и для чего нужна — неизвестно, да Зидвин не хотел проверять. Но учел, что лучше принять его во внимание, дабы не вылезло боком. Более себя наивными надеждами он не кормил. Эти драконы ясно дали понять, кто Зидвин есть для этого места. Враг. Спорить с этим было трудно отчасти, ведь он всего лишь пришелец, нагрянувший средь бела дня в их мир.
  Магический всплеск, достаточно сильный, перебил рассуждения. Думать он будет чуть позже, а пока надо найти место куда безопаснее, чем это. Сражаться против семерых он и не собирался. Глупо. Только если ликвидировать их поодиночке. Но Дух шпионскими навыками не обладал, увы. «Ликвидировать. Какие возникли слова в твоей голове, Дух Металла», — с иронией хмыкнул он,  а после увидел, как вокруг стал появляться купол. Вкупе с землетрясением это явно не сулило абсолютно ничего хорошего. Больно уж стало походить на арену. Но Зидвин не гладиатор. И пока он нарушать сиё утверждение не собирался. Он повернул голову и стал оглядывать пейзаж, рассчитывая следующий ход. Даже щурился, угадывая вдали что-то, что может помочь.
  Помочь ему могли две вещи на данный момент: портал и один из огромных разломов, которые рассекали эту неприглядную пустошь. Он не успел точно запомнить их месторасположение, длину и прочие нюансы, но, найдя ближайший, сосредоточился на том месте, осматривая его, а после открыл туда портал, рассчитывая при выходе сразу нырнуть вниз.
  Как раз тогда и вылезло бедствие и ужас песчаных морей — Шай-хулуд. Сказать, что стальной, увидев громадного червя, удивился — это ничего не сказать. Но, краем глаза оценив всю масштабность новой проблемы, он уже юркнул в портал, вылетая и падая вниз, в пропасть, расправляя крылья, начав лететь вдоль каньона, не опускаясь слишком глубоко и теперь точно зная, что червь сможет напасть на него только справа. Выше или ниже, но справа. Мозг слегка хаотично расставлял все по местам, выстраивая цепочку событий и следствий.  Магическая вспышка была зовом для червя. И тот пришел. А значит...
  Им. Можно. Управлять.
  Шай-хулуд поддается подчинению. Сам факт уже невероятен. Будет теперь Зидвину причина наведаться к Рейзе, правительнице пустынь, да узнать про червя получше. Да, определенно, как вернется, так и сделает. Знай ученые о такой возможности, сами бы лезли гигантам в пасти, ведь подчинив такую мощь... Возможно много изметить в свою пользу. как минимум одно знание Дух из этого места вынесет. А ведь не провел здесь и часа. К слову, открытым стоял вопрос, ограничен ли он во времени здесь, а если и ограничен, то на сколько. Впрочем, Дух собирался вернуться в свою пещеру при любом раскладе. Главное, не попасться этим... Драконам с Шай-хулудом на поводке. Сражаться он теперь точно не собирался. Он не самоубийца, и в отряде их не состоял.
  А царапины и синяки, пусть и незначительные, Стальной предпочел залечить. Регенерация ему будет очень полезна, тем более, когда в десяток раз превосходит тебя. Каждое ранение в такой борьбе может стать фатальным. Так что лучше поддерживать себя в лучшей форме столько, сколько это будет возможно. Пока это было именно так.

Отредактировано Зидвин (18 Авг 2017 07:20:22)

0

9

ГОНЧИЕ

ЗИДВИН

БЛИЗНЕЦЫ

западня
магия песка (зыбучий песок)

маскировка ()
магия металла (слияние)

САМОЦВЕТНЫЕ МАГИ

западня (1)
магия кристаллов (кристаллический купол)

отступление (1)
пространственная магия (портал)

САЙГОН

Шай-хулуд (пассив)

восстановление (2)
магия исцеления (регенерация)

РАСЧЕТ ПРОИЗВОДИМЫХ ДЕЙСТВИЙ

Дайс на песчаную западню - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Близнецы
- результат – 3

Дайс на магическое воздействие (1) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Самоцветные маги
- результат – 1

Зидвин
- результат – 1

Дайс на магическое воздействие (2) - 1:6
(где 1-3 - восстановление не удалось, 3-6 – полная регенерация)

Зидвин
- результат – 4

ПОЯСНЕНИЕ

Близнецы организуют западню - магия песка (зыбучий песок), чтобы погрузить металлический шип под землю, но Зидвин решает не продолжать свою неудавшуюся попытку слиться со стихией.
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Заклинание близнецов на 3 против бездействия = шип погрузился в песчаную почву на половину.

Первое магическое воздействие Зидвина направлено на отступление (1) - магия пространства (портал) для побега из западни самоцветных магов (1) - магия кристаллов (кристаллический купол).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Ход Зидвина на 1, против хода магов на 1 = Зидвину удается перенестись за пределы купола, но он оказывается прямо за ним, а не в каньоне, куда метил изначально. Маги к этому времени не успевают накрыть арену полностью.

Второе магическое воздействие Зидвина направлено на самоисцеление - магия исцеления (регенерация). Дайс 1:6, где 1-3 - заклинание не удается, 3-6 - заклинание проходит успешно, 3 - усредненный результат.
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Ход Зидвина на 4 означает, что дракону удалось полностью исцелить свои немногочисленные травмы и он возвращается к оптимальному состоянию.

Зидвин не стал продолжать попытки слиться с металлической глыбой, так что Близнецы перестали «топить» ее в песчаных дюнах целиком и остановились на достигнутом. Самоцветные маги тем временем постепенно наращивали кристаллическое стеклю, укрепляя хитросплетениями заклятий его стены, но Зидвин среагировал раньше, чем те успели замкнуть сферу, а потому купол пропустил пространственную магию, но сбил курс движения и заклинание металлического не прошло должным образом. Выпустить-то выпустило, а вот до ущелья придется добираться своим ходом. Если позволят.

Сайгон глухо зарычал и в очередной раз взмахнув крыльями, взвился в воздух сам, раздавая подчиненным ментальные указания. Самоцветные оставили незавершенный купол в его неполноценном состоянии и все четверо устремились в небеса, откалывая от разбросанных по пустошам кристаллических шипов объемные плоские пластины разного размера и всевозможной формы. Направляя глянцевой поверхностью кристаллов солнечный свет, маги зависли в воздухе с четырех сторон от Духа на приличном расстоянии и высоте. Опускаться ниже они не стали, хоть так и было бы удобнее, однако при помощи магии расположили стекла на разной высоте, мельтеша ими и отбрасывая обжигающие лучи Шагри на морду Зидвина. А кто-то из четверых так же применил ментальную атаку, пытаясь сбить противника с толку.
Широкая полоса вдалеке все разрасталась и уже сейчас можно было понять, что на поле боя надвигается неумолимая песчаная буря, норовящая похоронить под собой все, что не так стоит на поверхности, а уж тем более летит. С ее темпами у воюющих было около пятнадцати минут прежде чем вездесущей песок с ветром нахлынет, погребая под собой все и всех, если не лететь навстречу, разумеется.
Переменчивые потоки воздуха стали постепенно добираться до сцепившихся сторон, пока не сильно, но ощутимо бросая летящих из стороны в сторону. Совсем скоро ветер достигнет такой силы, что без труда сможет вывернуть крылья взрослому дракону, не долго летунам осталось наслаждаться высотой – самоцветных такой факт поднапряг, а вот песчаные и ухом не повели в сторону ненастья, полностью сосредоточенные на своей цели. Сайгон мотнул головой и оба близнеца в привычном такте сплетая свои энергии, подняли пласт песка словно огромную волну в намерении придавить ею Зидвина и припечатать таким образом к земле, чтобы червю не пришлось особенно напрягаться.
И пасть Шай-Хулуда распахнулась в том месте, куда должен был упасть Зидвин, если не среагирует раньше на песчаную волну.

Инструкция: У Зидвина есть 3 хода, прежде, чем песчаная буря накроет поле боевых действий.

Состояние персонажа
ОПТИМАЛЬНОЕ

Отредактировано Мастер (21 Авг 2017 15:36:02)

0

10

Удалось Духу выбраться из почти схлопнувшейся ловушки, да только  цели своей достичь не удалось. Дух выдохнул резко и, не оглядываясь даже, скачком магическим правил свой шаг прямо в пропасть. Не терял ни секунды, не видел он, чем занимаются враги его, смерти ему желавшие, было ему совсем не до того. Дух Металла поставил цель перед собой — и собирался в сроки кратчайшие её достичь.  Не важна ему война, не собирался он калечить других, лишь скрыться от надвигающейся бури да от преследователей.
  Прыгнул он так, что прямо над пропастью оказался, и лишь тогда бросил он взгляд назад, примечая, где оказались семеро  ловчих, да тут же и вниз камнем падая, крылья расправляя.
  Но понимал Стальной, что  нельзя просто так оставлять врагов, и потому надо с толку их сбить. НЕ боялся он ментальных атак, потому как был у него артефакт, ясность мысли берегущий и сбить ее не дававший.  И потому сосредоточился он, шипы металлические ближайшие распыляя на тысячи мелких и острых кусков, что тут же порывами ветра, все сильнее становившимися, подхватывались, да в небо уносились.  Чугун острым не будет долго, но хватит и его, дабы крылья драконам подпортить, мелкие оставляя порезы. А пыль простая забьет раны, покоя не давая. Был в облаке чугунной пыли еще один плюс: видеть так мог Стальной, что происходит в небе. Точнее, чувствовать.  Был металл его глазами в небе, иначе не был бы он Духом Металлов, если б не чувствовал его так же, как земляные чувствую родную стихию. Надеялся он, что распыленных трех шипов хватит, что б слегка задержать погоню.
  А сам он от бури летел вдоль разлома. Не самое, может, удачное место, дабы скрыться от бури, но все же безопаснее здесь, чем на поверхности. Не нравилось Духу летать, но земля теперь — враг, и нужно как можно меньше давать фору врагу, не играя на его поле боя.
  Кому-то постыдным может показаться бегство, но нет ничего плохого в здравом желании самоубийственной избежать смерти. Бой в случае Металлического равен был смерти, потому как не знал он, как с Шай-хулудом бороться, да и против семерых матерых магов, где как минимум троим подвластен песок — гиблое дело. И потому путь только один: вперед, от погони.

0

11

ГОНЧИЕ

ЗИДВИН

САМОЦВЕТНЫЕ МАГИ

западня
магия кристаллов (зеркала)

западня
магия разума (мент. бои)



отступление (1), атака (2)
простр. магия (прыжок)
магия металла (пыль)

артефакт (пассив)

БЛИЗНЕЦЫ

западня
магия песка (волна)


отступление (1), атака (2)
простр. магия (прыжок)
магия металла (пыль)

САЙГОН

Шай-хулуд (пассив)

отступление (физ. действие)

РАСЧЕТ ПРОИЗВОДИМЫХ ДЕЙСТВИЙ

Дайс на магию кристалла (зеркала) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Самоцветные маги
- результат – 4

Дайс на магию песка (волна) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Близнецы
- результат – 4

Дайс на пространственную магию (1) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
- результат – 1

Дайс на магию металла (2) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
- результат – 3

Дайс на физическое взаимодействие - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
- результат – 5

Дайс на урон - 6:12
(где 6 – средние увечья, 12 – пустяковые повреждения)

Самоцветные маги
- результат – 11

Близнецы
- результат – 12

Сайгон
- результат – 10

ПОЯСНЕНИЕ

Поскольку игрок не конкретизировал против каких атак проводит свои действия, расчет будет проходить индивидуально для каждого действия на поле.
Самоцветные маги организуют западню - магия кристалла (зеркала), чтобы помешать Зидвину сосредоточиться и проводить какие-либо действия, Зидвин в свою очередь предпринимает попытку скрыться (1) – пространственная магия (прыжок) и атакует (2) всех противников на поле боя – магия металла (пыль).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Заклинание самоцветных магов на 4 против отступления (1) на 1 и атаки (2) на 3 = самоцветным магам удается сбить Духа с толку и его пространственный прыжок проваливается, атака чугунной пылью в свою очередь ослабила песчаных магов, не сумев, впрочем, вывести их из строя. 

Ментальная атака самоцветного мага разума не оказывает на Зидвина ровным счетом никакого воздействия, поскольку у Духа есть артефакт, защищающий мысли.

Зидвин предпринимает попытку отступления (1) – магия пространства (прыжок) и атакует всех противников на поле боя (2) – магия металла (пыль), близнецы в свою очередь организуют западню – магия песка (волна).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Отступление Зидвина (1) на 1 и атака (2) на 3 против западни близнецов на 4 = Зидвину не удается уйти от западни магическим образом, но его чугунная пыль несколько ослабляет атаку близнецов.

В последнюю очередь Зидвин пытается отступить – физическое воздействие, избежав тем самым западни близнецов – магия песка (волна), однако самоцветные маги продолжают ослеплять его зеркалами (параметр -1 на бросок).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Ход Духа на 5 (-1) = 4 против западни близнецов на 4 = песчаным удалось подтолкнуть Духа ближе к Шай-Хулуду, но их волна так и не сумела прижать его достаточно близко прежде, чем рассыпаться. Дракон находится в центре всеобщего внимания и опасной близости к пустынному червю, однако цел и невредим.

Все попытки Зидвина сбежать от Гончих на данный момент сражения прошли безуспешно. Дух не оказал должного внимания самоцветным магам с их кристаллическими зеркалами и хоть ментальная атака одного из чародеев прошла мимо, солнечные блики, отражаемые ими с разных сторон, помешали металлическому сконцентрироваться. Заклинание прыжка провалилось, Зидвин не смог сбежать ни от зеркал, ни от волны, поднятой песчаными, однако чугунная пыль, устремившаяся роем к крыльям противников, смягчила губительный эффект их заклинаний. Маги потеряли концентрацию, волна близнецов, накрывшая Духа, ослабла и не смогла придавить его к самой земле, где виднелась пасть Шай-хулуда.

Маги зашипели почти в унисон, кто-то из них отвлекся на атаку соперника, позабыв о своих делах, кто-то уже на последствия, что от части вылилось боком. Однако перевес все еще был на стороне Гончих и дело оставалось за малым – довести прежние потуги до конца.
Больше всех, как ни странно досталось Сайгону, но он связанный ментально с Шай-хулудом, словно бы и не заметил этого, равно как не попытался как-либо защититься или избежать чугунной пыли в отличие от всех остальных. По этому самцу не сложно было понять, что боль для него была лишь данностью, неспособной преградить путь к истинным стремлениям и целям.
Где-то вокруг самоцветных драконов вилась небольшая цветастая птичка – Зидвин мог ее заметить лишь сейчас, когда песчинки металла оказались в воздухе. На пернатую летунью никто не обратил внимания и она, сделав еще пару кружков устремилась в сторону песчаной бури, которая в свою очередь неумолимо приближалась. Порывы ветра значительно усилились знатно потряхивая всех, кто находился в воздухе. Чтобы удержаться на лету, драконам приходилось лавировать меж беспорядочных потоков ветра, сильно меняя свое направление. В близи скальных образований и других объектов лететь было особенно опасно – ветер разошелся не на шутку.
Маги продолжили отражать зеркалами свет Шагри, но лишь двое из них, а еще двое атаковали духа Металлов кристаллическими дротиками сверху. Близнецы в свою очередь стали разворачивать вокруг Зидвина песчаное облако, так сказать в отместку, направляя за самцом во всех его передвижениях. Но при этом никто из них не спешил приблизиться, потому как песчаный червь явно устал ждать. Об этом можно было посудить, обнаружив, как вновь затряслась земля, заставляя шипы в округе стучать и звенеть. Шай-хулуд слегка ушел в землю, а затем вдруг неожиданно вынырнул из нее, намереваясь поймать клыкастой пастью Духа.

Инструкция: У Зидвина есть 2 хода, прежде, чем песчаная буря накроет поле боевых действий. На текущий ход будет отягощен параметром (-1) на любые физические действия из-за усиленного ветра.

Отредактировано Мастер (4 Сен 2017 22:10:00)

+2

12

Провалились все Зидвиновы потуги, словно не был он обладателем  Стихии своей. Убеждался он в который раз, что не в силе дело, ибо Дух сам по себе, несомненно, силен, да только не был ум его гибок достаточно для боевых действий. А может, и был, да только удача отвернулась от металлического, одарив своей щедрой заботой лишь в самом начале погони.
  Заметил Дух только сейчас птичку, и то, что направилась в бурю она, говорить могло лишь о том, что неживая она. Или же под властью чьей либо, ибо любое живое существо в уме своем не направит свой путь в самую бурю. Впрочем, драконы все и были в своем роде безумны, раз не думали оканчивать бой. По счастью, хоть немного пыль ослабила атаку и не дала провалиться в пасть Шай-хулуду, да только лишь сложнее стало Зидвину выбраться, от чего приходилось ему оглядеться. И оглядеться мешали ему блики от зеркальных кристаллов, пусть их и стало вдвое меньше. Но не зазря Стальной поднимал чугунную крошку, и усилием, иногда и против ветра, направил пыль на стекла, залепляя их поверхность и прежнего блеска лишая, да попутной оставляя множество мелких царапаин, что матовым сделаю кристалл.
  Против дротиков Дух тоже пустил в ход чугунную пыль, да только немного иначе: облепила пыль дротики, а после нагрелась, начиная их разламывать на куски, впиваясь в малейшую трещину, попутно сбивая с курса.
  А Шай-Хулуд не дремал, задрожала земля, не было больше времени медлить. Создал стальной металлическую копию себя, магическую, разумеется, да по большей части полую внутри, но не пустую, внутри там был песок. Неподвижна статуя, и заглотит ее непременно червяк. А Зидвин, тем временем прыжком переместился к птичке, следуя ее безумству, ведь лишь безумный, вестимо, выжить здесь сможет. И как раз он должен исчезнуть с места, где раньше опасно стоял, в тот момент, когда червь из земли прямо под статуей выпрыгнет,  съедая ее.  Песок в статуе, к слову, нагревался, да активно, а как только ясно станет, что железная форма проглочена, ждет червя сюрприз: металл резко преобразуется длинные острые шипы, внутренности протыкая, а песок, почти расплавленный, доставит твари изжогу.  Одна лишь вера, что получится сей ход, а иначе Духу будет плохо. Ежели повезет, он сквозь резкие ветра постепенно спланирует на землю, в область песчаной бури попадая и теряясь из виду.
  Оставшаяся же пыль чугунная так и осталась на радость ветрам возле охотников за ним, мешая им действовать.

Отредактировано Зидвин (11 Сен 2017 16:35:41)

+1

13

ГОНЧИЕ

ЗИДВИН

САМОЦВЕТНЫЕ МАГИ

западня I
магия кристаллов (зеркала)
атака II
магия кристаллов (дротики)


атака I (1)
магия металла (пыль)

САЙГОН

Шай-хулуд (атака)
●●●●●●○○○○○○

западня IIа, атака IIб (1)
магия металла (копия-бомба)

БЛИЗНЕЦЫ

западня
магия песка (облако)

отступление (2)
простр. магия (прыжок)

РАСЧЕТ ПРОИЗВОДИМЫХ ДЕЙСТВИЙ

Дайс на магию кристалла - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Самоцветные маги
I - результат – 3 (-1) = 2
II - результат – 2 (-1) = 1
-1 – угнетающий фактор (чугунная пыль в воздухе)

Дайс на магию песка (облако) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Близнецы
- результат – 3 (-1) = 2
-1 – угнетающий фактор (чугунная пыль в воздухе)

Дайс на магию металла (1) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
I - результат – 2
IIа - результат – 1 (+2) = 3
IIб - результат – 3 (+2) = 5
+2 – мастерская бонусная надбавка (находчивость, грамотность действий)

Дайс на пространственную магию (2) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
- результат – 1

Дайс на физическое взаимодействие - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Шай-хулуд
- результат – 5 (-1) = 4
-1 – негативный параметр (погодный фактор)

Дайс на урон - 2:12
(где 1 – критический урон, 12 – пустяковые повреждения)

Шай-хулуд
- результат – 6

Зидвин
- результат – 11

ПОЯСНЕНИЕ

Самоцветные маги удерживают западню - магия кристалла (зеркала), продолжая мешать Зидвину сосредоточиться в проведении его действий и вместе с тем атакуют его – магия кристалла (дротики) х2, Зидвин в свою очередь атакует в ответ магию противников (1) – магия металла (чугунная пыль).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Западня самоцветных магов на 2 и атака на 1 против контратаки Зидвина (1) на 2 = Действия самоцветных магов в этот раз не возымели должного эффекта. Чугунная пыль безнадежно повредила 2 из 4-х зеркал и полностью уничтожила без того слабые шипы, которые двое магов нацелили на Духа.

Сайгон заставляет Шай-хулуда напасть. Червь выпрыгивает из земли и атакует Зидвина физически, однако погодные условия мешают даже такому крупному зверю (параметр -1 на бросок). Зидвин в свою очередь производит необычный ход (параметр +2): устраивает западню IIа – магия металла (подмена) и атаку IIб (1) – магия металла (копия-бомба). Атака разделена на два действия, потому оба считаются отдельным дайсом. 
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Атака Шай-хулуда на 5 (-1) = 4 против западни Зидвина на 1 (+2) = 3 и атаки на 3 (+2) = 5 в соответствующей последовательности = Благодаря разумной расстановке действий и лишь ей одной, Зидвин чудесным образом не оказывается в пасти Шай-хулуда полностью, однако червь успевает ухватить Металлического за хвост и тут же отпустить поскольку шипы проглоченной ранее металлической копии впиваются в стенки его пищевода, а расплавленный песок растекается по ним, сбивая концентрацию зверя, да и чего греха таить, ему совсем не до Духа сейчас.

Зидвин предпринимает новую попытку отступления (2) – магия пространства (прыжок), близнецы в свою очередь организуют западню – магия песка (облако).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Отступление Зидвина (2) на 1 против западни близнецов на 2 = Зидвину не удается уйти магическим образом, однако и облако близнецов еще не набрало должной мощности.

В этот раз Самоцветным магам не повезло. Острая чугунная пыль, разнесенная ветром по всей округе, вынуждала их щуриться и шипеть, когда песчинки впивались в мягкие ткани крыльев, от чего и действия их стали более беспорядочными. Драконы не успели должным образом укрепить шипы, которые нацелили в Духа, и он без труда разбил их металлом, а вместе с тем и оцарапал поверхности зеркал. Более-менее освобождая себе обзор, которому уже начинал препятствовать песок, поднятый близнецами, но еще достаточно редкий, чтобы испортить прояснившуюся видимость полностью. Тем не менее пространственный ход Духа в очередной раз не удался, похоже удача решила отвернуться от металлического мастера и, кажется, часы его были сочтены, когда из песка вынырнул огромный пустынный червь, однако сообразительность дракона выручила его там, где Фортуна помахала платочком. Клыкастая пасть почти сомкнулась на хвосте Духа, но заглощённая чуть ранее металлическая копия в виде дракона успела детонировать, заставляя червя дернуться в сторону. Он выпустил почти пойманную добычу, лишь ободрав несколько чешуйчатых пластин на хвосте Зидвина.

Оглашая округу неистовым воплем, червь стал извиваться, лишь чудом не задев в этой дикой пляске Самоцветных магов. Взмахнув дружно крыльями и отражая блики своей чешуей, они брызнули в разные стороны, позабыв о своих инструментах, оказавшихся бессильными перед металлом добычи. Цель их, к слову, была из бойких, Гончим со времен последнего Духа не приходилось так напрягаться и вот он результат. Весьма прискорбный, Сайгон будет очень зол, не зависимо от исхода миссии – это, кажется, осознавала каждая из гончих.
Проводив летящие к земле осколки дротиков взглядом, два мага вспорхнули выше остальных, решив воспользоваться всеобщей манией на пыль. Там, на высоте, они стали крошить кристаллы по близости, превращая податливый материал в крошево, а затем мельчайшую муку, которую пустили в морду Духа. Два их собрата, на ведении которых все еще остались испорченные зеркала, поспешили переквалифицировать свои инструменты из средства западни в атакующий элемент, метнув все четыре пластины в Духа словно лезвия. 
Близнецы, не взирая на вальс Шай-хулуда, превратили свое пыльное облако в сеть песчаных щупалец, хватая ими конечности Зидвина и с беспокойством поглядывая на Сайгона, который все пытался вернуть контроль над пустынной тварью. Напряжение можно было отчетливо отследить по его морде и неровным взмахам крыльев, которые в последние несколько минут будто подводили Ловчего. Но не его одного. Ветер становился все сильнее и что странно – течение его стало совершенно непредсказуемо. Витиеватые потоки, несущие в себе песчинки металла и песка, стали виться вокруг Самоцветных магов врезаясь в их крылья мощным волнами, отталкивая все дальше от Младшего Духа. Траектория полета зеркал стала колебаться, незначительно меняя направление. Но самовольный ветер не затихал, проникая в потоки песчаной магии, он мешал щупальцам двигаться, то и дело отталкивая их, а вот Зидвин, мог почувствовать, что воздушный поток лишь мягко подталкивает его, направляя все туда же, куда улетела птичка – к песчаной буре.

+1

14

«ДА что ж такое!» — не сдержавшись, Дух воскликнул, когда вновь провалился очередной пространственный прыжок. Чувствовал себя он неопытным молодым прохвостом, что занимался  порталами спустя рукава, да к науке пространственной относился небрежно, что задевало.   На хвосте сомкнулись гигантские челюсти , но вовремя сдетонировала приманка, и червю стало вовсе не до плоти Младшего Духа. Но Зидвин не остановился, раз Червь теперь  с подарком внутри.  На шипах, что уже воткнулись во внутренности червя, выросли еще шипы, фиксируясь. А после основные шипы резко сжались, силясь вырвать нежные внутренности.  И через доли секунды вновь вонзились в плоть. А песок, что внутри обжигал, пусть стекает дальше, Зидвин, увы, не властен над ним.
  Вот только не Шай-хулудом единым проблемы Зидвина полнятся.  Пыль всех форм и расцветок вилась вокруг, стремясь глаза залепить. Непозволительная роскошь, и потому обезопасил Стальной глаза и рот, создав вокруг головы расплавленный снаружипузырь,  столь горячий, что кристаллы прилипали к нему, не в силах дальше пройти. Ограничивает это обзор, но выбора уж нет, к тому же, оставалась  чугунная пыль.  Бывшие стеклянные кристаллы не остались без внимания: из пыли чугунной собрал Дух шипы небольшие, да с помощью ветра направил их наперерез,  с пути еще больше сбивая, попутно кристаллы стараясь расплавить. Песчаным щупальцам предстояло столкнуться с щитом, да не простым, замысловатым:  возникли два круга, из которых по восемь торчало лезвий раскаленных, да закрутились они, разрезая песок да собирая его на себе.  Ветер Стальному помогал, пытаясь щупальца отогнать, но не мог он довериться погодным порывам, пусть и странным. Не мог Стальной знать, помогает ему кто-то или нет.
  И последним аккордом вновь Стальной сделал прыжок, как раз туда, куда гнал его ветер, и куда нацелился он чуть ранее. К птице стремился он, да попутно в бурю. Но уже не так сильно он ставил на прыжок, решив все же попутно бежать, крылья расплавляя да взлететь пытаясь, пусть и рискованно это при такой погоде. Сложно кооперировать столько действий за раз, но Зидвин все же не считал себя неумелым простофилей, была в нем в нем внутренняя гордость Духа, что говорила: осилит он. Справится, пусть и тяжко ему это дастся.

пост вкратце и четче дабы точно правильно меня поняли

на  кристаллическую пыль — пузырь, защищащий голову и к которому прилипает она.
Против четырех стекол — чугунные шипы, втыкающиеся по ветру сбоку и усиливающие отклонение. Попутно плавят
Против песчаных тентаклей —представьте себе лезвия мясорубки, которые на концах горячие и быстро крутятся. Вот почти то же самое, только тут просто прямые лезвия
В Шай хулуде внутри на шипах выросли шипы, а потом эта конструкция сжалась и вновь разжалась, разрывая все.
Ну и прыжок и побег под конец

0

15

[nick]Сайгон[/nick][status]Имя мне - легион.[/status][icon]http://i075.radikal.ru/1707/c6/26bf2c8d757e.jpg[/icon][sign]World on fire with a smoking sun,
Stops everything and everyone.
[/sign][titul]Командир отрядов Гончих[/titul]

ГОНЧИЕ

ЗИДВИН

САЙГОН

Шай-хулуд (угроза)
●●●○○○○○○○○○


атака II (2↑)
магия металла (бомба)
отступление (1)
магия простр. (прыжок)

САМОЦВЕТНЫЕ МАГИ

западня I
магия кристаллов (пыль)
атака I
магия кристаллов (лезвия)


защита Iа (2)
магия металла (пузырь)
контратака Iб (2)
магия металла (шипы)

БЛИЗНЕЦЫ

западня
магия песка (щупальца)


атака Iв (2)
магия металла (лезвия)
отступление (физ. действие)

-1

Ветер

+1

РАСЧЕТ ПРОИЗВОДИМЫХ ДЕЙСТВИЙ

Дайс на физическое воздействие - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Шай-хулуд
- результат – 4 (-1) = 3

Зидвин
- результат – 4 (-1) (+1) = 4
-1 – негативный параметр на физ. действия (погодный фактор)
+1 – бонусный параметр на физ. действие (магия воздуха)

Дайс на магию кристалла - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Самоцветные маги
I - результат – 3 (-1) = 2
II - результат – 2 (-1) = 1
-1 – негативный параметр (магия воздуха)

Дайс на магию песка (щупальца) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Близнецы
- результат – 6 (-1) = 5
-1 – негативный параметр (магия воздуха)

Дайс на пространственную магию (1) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
- результат – 5 (-1) = 4
-1 – негативный параметр (металлический пузырь)

Дайс на магию металла (2) - 1:6
(где 1 - провал, 6 – успех)

Зидвин
Iа - результат – 4
Iб - результат – 3
Iв - результат – 3
II - результат – 1 (+2) = 3
+2 – мастерская бонусная надбавка (эффективность, добавочное воздействие)

Дайс на урон - 1:6
(где 1 – критический урон, 6 – травмы средней тяжести)

Шай-хулуд
- результат – 3

ПОЯСНЕНИЕ

Самоцветные маги организуют новую западню - магия кристалла (пыль) и вместе с тем атакуют Зидвина – магия кристалла (лезвия) х4, Зидвин в свою очередь защищается от пыли Iа (2) – магия металла (металлический пузырь) и производит контратаку на лезвия Iб (2)  – магия металла (чугунные шипы).
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Действия самоцветных магов страдают от внешнего воздействия воздушной магии (параметр -1 бросок), а потому показатели снижаются. Их западня на 2 против защиты Зидвина (2) на 4 и атака магов на 1 против контратаки Духа (2) на 3 = действия самоцветных магов и в этот раз оказались более чем провальны. Ветер сбил траекторию полета лезвий, благодаря чему шипы Зидвина благополучно разбили их на мелкие осколки. А пыль встретила непреодолимое препятствие в виде металлического пузыря вокруг головы дракона, налипая на его раскаленную поверхность. Однако пузырь создал определенные неудобства и для своего создателя.

Шай-хулуд выходит из-под контроля Сайгона, начиная безудержно кидаться во все стороны по полю боя, так что даже вне боеготовности червь представляет недюжинную опасность для Зидвина, и его попытки к побегу (1) – магия пространства (прыжок). Впрочем, погодные условия все еще оказывают ему сопротивление (параметр -1 на бросок). Зидвин в свою очередь продолжает атаку (параметр +2 за эффективность): II (2) – магия металла (копия-бомба). 
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Атака Шай-хулуда на 4 (-1) = 3 против западни Зидвина на 1 (+2) = 3 и его отступления 5 (-1) = 4. Где -1 – отрицательный показатель магии самого металлического (пузырь) = Шай-хулуду не удается задеть Духа, как бы они ни пытался, равно как и сбить его пространственную магию на этот раз. Шай-хулуд получает дополнительный не критический урон.

Близнецы поспешно преобразуют песчаное облако в цепкие щупальца создавая собственную западню – магия песка (щупальца), в ответ Зидвин атакует эти образования IIв (2) – магия металла (лезвия). Так же после успешного прыжка, Дух отступает к песчаной буре.
     Исходя из результатов дайсов мы имеем следующее:
Действия пустынных драконов страдают от внешнего воздействия воздушной магии (параметр -1 бросок), а потому показатель снижается. Западня близнецов на 5 против атаки Зидвина на 3 и побега на 4 = Зидвину не удается избавиться при помощи своей магии от песчаных щупалец, стоит его лезвию разрезать парочку, как они восстанавливаются вновь, лезвия их несколько замедляют. Так что стоило металлическому совершить прыжок, как щупальца устремились за ним, мешая лететь дальше.

Всем собравшимся стало понятно, что самоуправство ветра - ничто иное как воздействие извне. Других объяснений, почему он столь настойчиво препятствовал действиям Гончих, помогая при этом Зидвину не было, как и не было видно загадочное «третье» лицо нашего действа. Этот фактор сыграл немаловажную роль и вместе с обилием действий Духа помог ему наконец прорваться через западню, устроенную отрядом Сайгона. Магия металла разбила в дребезги лезвия самоцветных магов, чугунный пузырь вокруг головы воспрепятствовал опасной кристаллической пыли, однако он же помешал Духу переместиться так далеко, как он планировал, сбив пространственные ориентиры. Так или иначе, мечущийся из стороны в сторону Шай-хулуд не помешал прыжку в этот раз и лишь щупальца потянулись следом, хватая Зидвина за хвост и задние лапы. Остановить его полностью на таком расстоянии они не могли, но могли замедлить его скорость.

Вопль шай-хулуда возобновился. Неудобства, которые доставлял расширяющийся в пищеводе металлический комок стали более чем ощутимы, однако избавиться от этой напасти червь никак не мог. В своем неистовстве зверь уже не различал где враг, а где союзник, норовя снести собой всех, кому не посчастливилось оказаться недостаточно высоко.  И ветер не помогал Гончим в их попытках уйти с траектории движения пустынного чудища. Самоцветным доставалось больше других, их крылья, непривыкшие к полетам в непогоду и истерзанные металлическими крупицами, едва удерживали драконов на лету, бросая словно клочки бумаги то в один край, то в другой. Лететь хоть сколько-нибудь успешно они не могли, как ни пытались.
Близнецы же, напротив, не смотря на видимую щуплость, были сильнее, и кто знает, стоило благодарить за это изнурительные тренировки Сайгона или близость родной стихии. Так или иначе вывести их из строя было не так просто. Взмахнув крыльями в зловещем такте, они отлетели от червя еще на насколько взмахов после чего застыли, переходя в свободное падение. Но не успела земля приблизиться и на десяток метров, как обоих подхватила родная стихия, преобразованная в волну. Оседлав ее, пустынные, направились следом за Зидвином, подгоняя щупальца, которые становились все длиннее.
Зидвин же вновь мог увидеть ту самую птичку. Пестрая, как капля радуги, она вынырнула из потока воздуха где-то рядом. Маленькая щебетунья словно бранила Духа, кружа вокруг его головы, а затем, как бы устанавливая точку своего возмущения устроилась на шее металлического.
Дух меж тем приближался к буре, а буря неумолимо шла навстречу, затмевая собой небосвод, поглощая лучи Шагри. Вот до нее оставалось крылом подать и, кажется, сбежать уже не выйдет, а единственная путеводная ниточка Саярского кузнеца сидела у него на шее, решив, видимо, взять перерыв. Вдруг сверху бесшумно мелькнула тень и вильнув на свету поравнялась с металлическим. Это была изящная некрупная самка, такая же пестрая и пернатая как малышка-птичка, пришедшая Духу на помощь. Розовато-зеленый хохолок развевался по ветру, а синие как ночное небо глаза, устремили лукавый взор на металлического.
- Нам стоит поспешить, или не успеем к ужину, господин Дух, - она говорила громко, чтобы Зидвин мог услышать и в то же время совершенно беззлобно. Подмигнув ему, она устремилась вперед, вонзаясь стрелой в стену песка.

Сайгон наблюдал со стороны. Понять, что он чувствует не мог никто из Гончих рядом, однако спросить, что делать дальше, никто не решился. Раненный червь, связь с которым пришлось прервать скрылся в песках, но до сих пор земля содрогалась от его метаний, до сих пор в воздухе было слышно вой боли. Твари не выжить, однако этот вопрос беспокоил Ловчего куда как меньше их небольшого фиаско. Кто-то бесспорно назвал бы это величайшим провалом, но пустынный не спешил ставить крест на этой встрече. Придет время, и она возобновится. Ни одному Духу не скрыться от Гончих, пока он ходит землями Саяри и бороздит ее небеса.
«Возвращайтесь», - мысленно бросил близнецам вожак, после чего указал на купол, который кристаллические маги не успели возвести до конца. Пустынным буря была не страшна, а вот самоцветные неженки рисковали не вернуться в Пустую Землю, если побудут еще пару минут на солнце. Сайгон терпел их компанию лишь потому что все четверо были избранниками верховной стихии, в противном случае он бы своими же лапами разорвал каждого из них.
Близнецы отстали от Зидвина и очень скоро вынырнули из песка, пристав перед наставником и вожаком. Взгляд одного был постыдно опущен, другой же смотрел на Сая, приподняв одну бровь. Один из тех редких моментов, когда эти двое не копировали друг друга, выражая сразу несколько эмоций, одолевавших, несомненно, обоих.
- Пусть уходят. Пернатая позабыла нашу последнюю встречу, наш долг – напомнить…

Отредактировано Мастер (30 Сен 2017 23:00:19)

+2

16

Наконец-то Стальной вырвался из цепких когтей убийц, что не желали его отпускать так долго. Пузырь помешал немного, но Стальной сам пошел на риск лишить себя временно зрения. Ведь жаждал он лишь сбежать в место более спокойное, успокоить бурлящую адреналином кровь, стучащую в висках и сложить, наконец, все то, что смог он в этой битве узнать. Сколь ни скудны были знания, но были они. Но рано было ему расслабляться, и потому, позволив себе слабый оскал от того, что песок отчаянно сдерживает ход, поставил он щит позади, временно отрубая песок и лишая его, тем самым, связи с источником. И ринулся дальше, избавившись от пузыря, ибо не было пока в нем нужды, а ограничивать себе обзор слишком долго  рискованно.
  На время пропавшая, вновь возникла пташка, но не указывала она более путь, лишь крутилась вокруг, а после  и вовсе уселась на тяжело бегущего Духа. По счастью, понял он еще ранее, что путь его лежит в песчаную бурю. И пи цель его была там.
  Тень, возникшая словно из ниоткуда, Зидвина, стоит сказать, испугала. Скорее инстинктивно, нежели  осознанно, поставил он над собой щит, и чуть было не направил в сторону гостя непрошенного металлические шипы, но в последнюю секунду заметил, что  новый персонаж совсем не похож на тех убийц. Цветастый, яркий, много мельче него самого. Точнее, цветастая.  Самка приземлилась рядом со Стальным, и, не сдержав порыва своей воспламенившейся от битвы души, бросил он на нее недовольный и  тяжелый взгляд,  в мгновение ока снимая и щит, и не тратя силы на лишние шипы. Ничего не ответил он на шутливое замечание, лишь ускорил свой бег, по мере своих габаритов и веса.
  На время оставили Стального сдержанность и вечный покой, что роднили его со стихией Земли, и в натуре его взял верх Огонь, что долго разгорался, и так же долго теперь не потухнет, распаленный и подстегнутый накалом вокруг да чужой жаждой крови.  Тяжело Духа, по жизни инертного, заставить активничать, но вовсе не невозможно. От того да простит его та, что вправе считаться его спасительницей, за суровый взгляд и молчание, исправит свою он оплошность, но позже.
  Бежал стальной, используя прыжки, дабы ускорять свой бег. Не решался он более взлететь,  потому и мог лишь лапами когтистыми шевелить. На прощание ревущему червю, чей участи он не знал, и догадаться о сочтенных его днях мог лишь косвенно, оставил Зидвин подарок: металл внутри собрался в плотный шар, держась лишь на двух шипах, не давая провалиться вниз. И выпустил он во все стороны длинные и острые пластины, настолько длинные, что почти выходили они сквозь шкуру наружу, добивая зверя, лишая Сотрясавшего Землю устроить погоню. И более он магию там не поддерживал, оставив Шай-Хулуда лишь с остывшим уже песком внутри.
  Обернулся он лишь раз, уловив, что оставили семеро  погоню,  и более ничто его не держит. Но Дух бежал. Набрав скорость, двигался, следуя за пернатой своей спасительницей, потому как более деваться ему было некуда.

+1

17

[nick]Корнелия[/nick][status]Птица Поднебесья[/status][icon]http://s16.radikal.ru/i190/1710/2c/2500c1937171.jpg[/icon][sign]
Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот,
кто одной улыбкой способен поднять с колен.
[/sign][titul]Мятежница[/titul]
http://s019.radikal.ru/i635/1710/8c/e0c7aa669a59.png
Драконий мир никогда не ударялся в крайность. В то время, пока его землями ступают лапы зла, подавляя своей мощью все, что некогда дышало и цвело, где-то зреет слабый, но горячий как тысяча Шагри дух свободы. Он, поддерживаемый горстью бойких драконов живет, пока бьются их сердца и будет жить после, потому что, умирая, одно сердце дарит тепло десятку других и вольная душа непременно заронит семя неповиновения прежде, чем отправится бороздить бесконечность. Этот дух не меркнет никогда сотню раз угнетенный, избитый и загнанный словно зверь. Он лишь переходит и продолжает лучиться во множествах глаз, глазах маленькой пернатой пташки и Пташки побольше, несущей на крыльях надежду.
Летунью ничуть не смутил взгляд спасенного ею дракона. "Конечно, мистер Дух, вы бы и сами справились, но наш долг, что был всегда и шанс, зарожденный сегодня, сошлись в этот час и день. Такова судьба и судьба неизбежна, как неизбежны потоки ветров…" - лукаво подумала она, по-доброму глядя на Духа. Кто он, этот загадочный самец? Как оказался здесь, и не был ли порождением пустынных иллюзий? Гончие не охотятся за иллюзиями, к сожалению, но действуют по злобе крайне опрометчиво, что и привлекло внимание воздушной. Не разведи они такую шумиху, самка не почуяла бы неладное в стане мертвого края. Однако блики зеркал на теле однородной пустыни, дрожь земли и негодование песков указали мятежнице нужную дорогу.
Взмахнув с новой силой крыльями, которые очень кстати подхватил следующий на обгон ветер, направленный вопреки буре в самое ее сердце, драконица ворвалась в стену песка и все вокруг поглотила песчаная мгла. Направляя ветер вокруг себя и Зидвина так, чтобы пыль и песок не затмевали взор, воздушная летела вперед, невысоко над землей, чтобы спутник мог ее видеть и таким образом вела вперед, а затем южнее, где едва заметный в порывах песчаных течений, зиял разлом каньона. Воздушная, не бросив и слова нырнула ласточкой туда, и устремилась к самому дну. Мелкий песок был вездесущ, нипочем ему были и трещины на грубой коже Саяри, но не от песка бежала пернатая самка, а когда их преследователи не сыщут, то и буря не будет помехой.
Дождавшись Зидвина и стоя уже на земле, воздушная раскинула крылья в стороны, призывая сделать так же, после чего опустилась. Крылья обоих драконов образовали нечто наподобие шалаша вокруг их голов и шей, куда не проникал песок снаружи. Наконец Летунья отпустила ветер, позволяя себе отдохнуть и восполнить запас сил, растраченный почти до предела.
- Корнелия, но все знают меня как Нили, - Самка протянула лапу в дружелюбном приветственном жесте.

Задача
Разузнать максимально много про мир и его историю.

Инструкция: песчаная буря закончится через 4 круга.

Отредактировано Мастер (8 Окт 2017 21:37:30)

+2

18

Его новая соратница, или же союзница, легко устремилась в толщу бури, словно бы в свою родную стихию. Но Стальной не рискнул расправить крылья, примеру ее следуя, и продолжил бежать,  так же  оказавшись по другую сторону песчаной стены. И там, видя перед собой лишь пестрое пятно, он следовал за ним максимально быстро. Позже заметил он, что потоки ветра защищают их от бушующей стихии. Кровь стучала в висках, а глаза пылающие сощурены были, дабы избежать попадания песка, но тот не стремился забиться ему под веки, словно бы избегал, и тогда Стальной, не смотря на всю свою грузностью, решил взлететь. Потому что среди врагов его были Маги песка, те, кто могут выследить, напасть на след от мощных когтей, терзающих эту пустошь. И буря не сможет скрыть это полностью. Параноил, вероятно, Зидвин, но не лучше ли перестраховаться, коль жизнь твоя на кону? И потому он полетел. Довольно низко, средоточенно держась на крыльях, и следовал за проводником своим.
  Провал заметен ему стал не сразу, песок, словно туман, скрывал от глаз многое. Стальной усмехнулся себе под нос: туда он стремился, и там он, в итоге, и оказался, пусть и не тем же путем, что рассчитывал.  Нырнул Дух Металла в каньон, чуть неуклюже пикируя, и лишь перед самым дном начав мощными взмахами тормозить, поднимая пыль многолетнюю и, тем самым, место себе очищая. С шумом он приземлился на лапы, сначала задние, а после передние, нервно стараясь стянуть когтями камень под ним, словно бы не сбежал он опасных охотников. Но так оно, впрочем, и было. Знал Стальной и нутром чуял, что передышка лишь это, и погоня за ним не закончится, пока живы те семеро. И не только, вероятно, они. Их явно кто-то послал.
  Пернатая расправила крылья и Стальной с легкой задержкой, выдохнув шумно и даже слегка агрессивно, поступил так же, накрывая огромными своими крыльями чужие, завершая купол вокруг их голов. Зидвин медленно и глубоко дышал, успокаивая взбудораженный дух, замедляя быстрый стук сердца и приводя в порядок рваные, резкие и четкие с своей незаконченности мысли.
  Сдвинув сосредоточенно брови, огнем горящих красных глаз он смотрел в глаза незнакомке, но видел не только их, он пытался взглянуть глубже, просканировать, изучить.  Незнакомка, тем временем, представилась, протянув Духу лапу, и голос ее был легок и дружелюбен, не чувствовалось в нем угрозы. Но стальной не сразу ответил. Он молчал и размышлял усиленно, обдумывая все, что случилось с ним  с того момента, как он активировал Куб. Каково предназначение артефакта, какова цель тех, кто желал его смерти,  и откуда взялась она, его помощница. Самое основное, самое пока очевидное и касающееся непосредственно его.  И Стальной, медленно опустив взгляд на протянутую лапу, переключил ход своей мысли на то, что ему говорить. Важность и ценность слов сейчас была невероятно велика. Он перебрал немало вариантов, прежде, чем выбрать наиболее подходящий.  И на выбор его ушло время, драгоценное время.
— Я Зидвин, — наконец, сухо сказал Стальной, вновь  к себе возвращая былое самоообладание. И протянул лапу Корнелии, пожимая ее. — Я Дух Металла, и прибыл… — он вновь задумался, подбирая слова, — Из, полагаю, другого мира. Не без помощи артефакта. — Да, Зидвин выдавал всю свою подноготную. Сразу. Ибо времени узнавать все последовательно у них нет. И потому им обоим лучше знать друг о друге как можно больше. Зидвин, пожалуй, предпочел был узнать подробнее.
  Последовала пауза, еще одна. Стальной собирал те немногие факты, которыми обладал. Ему нужны были ответы. И спасительнице его придется стать для него и просветительницей. Работа спасателя никогда не была простой.
—  Я прибыл, не зная, где окажусь, но те.. Хм… Охотники это знали. И сразу решили убить. Знали они, что из другого я мира, и быть меня тут не должно. Знали ли это вы, миледи? — он сообщал то, что знал сам и теперь стал задавать вопросы. — Сколь много вам известно о том, кто я, помимо того, что сказал вам я?
  Зидвин почесал задумчиво подбородок, размышляя. После продолжил:
— Прошу я рассказать о мире этом.  О драконах, в нем живущих. О правилах, которым следуют они, да о законах, на которых держится этот мир.
  Он мог начать с того, что касалось его, но не стал. Ведь без знания основ ему мотивов не понять все равно.

+2

19

[nick]Корнелия[/nick][status]Птица Поднебесья[/status][icon]http://s16.radikal.ru/i190/1710/2c/2500c1937171.jpg[/icon][sign]
Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот,
кто одной улыбкой способен поднять с колен.
[/sign][titul]Мятежница[/titul]Дух не спешил с ответом и Корнелия не торопила, продолжая держать лапу на весу. В это время она слегка искоса наблюдала за своей находкой, спасенной из цепкой хватки Гончих, не скрывая обычно теплую улыбку и мягкий добрый взгляд. Пернатая улыбалась много и так часто, что некоторые удивлялись ее серьезности сильнее, чем штурму на северном пограничье. Однако в мыслях воздушной боролись две крайности, с одной стороны образ и суть пришельца, а с другой – то, чем он являлся и что из себя представлял.
- Вот как… - металлический наконец представился, и Пернатая помимо всего прочего кивнула ему, скрыв в этом жесте мимолетную перемену выражения. Когда самец подтвердил, что он Дух Металла уголки ее пасти слегка дрогнули. Но Корнелия предпочитала не судить о других по званию и чести, только по делам и роли в судьбоносной летописи.
- Я сомневаюсь, что им известно столь многое. Гончие Сайгона были сформированы во времена Большой охоты и существуют ради нее. Им не важно, кто Дух и откуда он, важно лишь то, что он Дух, - пояснила Корнелия, мотнув головой. На словах про Ловчего, ее брови сползли к переносице, а в голосе прозвучали неприязненные нотки. Не трудно было догадаться что отношение к охотникам Песчаных Дюн у нее было более чем негативное. Но затем самка дернула перьевым гребнем более воодушевленно – металлический затронул куда более желанную и интересную тему. Нили внезапно поняла, что ей представился редчайший шанс: узнать из первых уст что-то новое. О мире, в котором обитал гость, о тамошних драконах, законах, привычках и традициях. Здесь было мало живых легенд и все меньше становилось тех, кто мог их поведать. А самка очень любила истории, могла слушать их без передышки бесконечно, но сперва стоило ответить на вопросы. Сначала долг, а мелочи – потом.
- Скай говорил, что когда-то в наш мир придет Скиталец из другой вселенной. Эта легенда передается из поколения в поколение среди мятежников. Я ее слышала, когда была еще совсем птенцом и любила представлять, что честь привести Скитальца в наш дом станет благодатью на линии моей судьбы. И кто бы мог подумать, что эти грезы претворятся в реальность! – Корнелия вдохновенно прикрыла глаза. Будь она чуть помладше, да пораскованнее уже скакала бы вокруг Духа с восторженными воплями. Но не пристало благовоспитанной мятежнице себя так вести ах-ах.
- Что же… Староверы говорят, что когда-то наш мир был живой и цветущий и землями его правили шесть Духов, что их стихии олицетворяли равновесие, которое пропитывало каждый стебель и каждую каплю. Рассказывают, что были не только мертвые моря, но озера и реки, по стенам могучих Сеаривских пиков ниспадали водопады, а у подножий – шумели леса. Я этого никогда не видела вживую, но стены Оазиса Надежд украшены фресками и рисунками, которые оставили в памяти нашего мира первые пришедшие в Оазис драконы, - самка склонила голову. Ее выражение стало серьезнее, а голос глуше.
- Все изменилось после восстания Самоцветной Императрицы. Я не знаю, каков Ваш мир, но сейчас Вы видите мой. Такой, каким я его застала при рождении и вижу уже две тысячи пятьсот лет. В нем нет законов и правил, - Пернатая улыбнулась. – Главное здесь – выжить, а каким образом, задачка для каждого своя. Многие драконы умирают от суровых условий и эпидемий, особенно птенцы, другие гибнут в стычках и во время разведки, одно радует – не только у нас, но и в Южной Колонии.

Задача
Разузнать максимально много про мир и его историю.

Инструкция: песчаная буря закончится через 3 круга.

+2

20

Корнелия приняла его слова к сведению, понял Дух, что о себе кратко он рассказал не зря. Но хорошо она спрятала за кивком свои чувства, и Зидвину сомнений ее разрешить не суждено. Подала пернатая голос, и стала приоткрываться завеса тайны этого мира, этих драконов, и событий, что были, есть и, возможно, будут. Зидвин внимал слову каждому, с холодным напряжением металла вырезая в памяти своей те знания, что давались ему. Имей его состояние звук, было бы похоже оно на звенящий после удара клинок добротной стали, хранящий в себе напряжение от удара и грозящий нанести еще.
  Унялась его натура огненная, та его часть, что вредит любому: вспыльчивость, нахрапистость. Но осталась мысли быстрота да переход к действиям нужным подобно пламени языкам, прыгающих то тут, то там.
  Стальной уверен был, что правдивы слова его спасительницы, что нет ей смысла врать, но в молчании, последовавшем после последних ее слов, уловил Стальной нечто… Незаконченное. Не врала она, но как будто бы больше минимума рассказать боялась. Потому как не было полного дано ответа на вопросы его, пусть общие, но в общем и смысл есть скрытый — обширны они. Зидвин не просил графина с водой высокого, до основания полного, где дна не видать за горлышком узким, просил он блюдце плоское, водой заполненное едва-едва, но затрагивающее каждый участок. Не глубины он требовал познаний, но охвата их, цельности крепкой. Не удалось его спутнице этого дать.
  Но редко в недрах земли чистейшие слитки руды попадаются. Умел он работать и с тем, что имел.
  Застучал стальной коготь по изрытому ненастьями полу, сощурены были его глаза, смотрящие вперед, но видящие вовнутрь. Добавлял к библиотеке внутренней он новую полку, где стал собирать он кусочки из старых свитков, едва державшихся от старины. Прошлого кусков всего два оказалось, настоящего же не намного больше. Порождали вопросы все части разрозненные, требовали они упорядоченности.  Пригвоздил Зидвин к полке свиток, сверкающий своей новизной, и заплясали в пальцах его буквы, складываясь в слова, а те составляли вопросы.  Было их много, но не столько, чтоб в недовольство ввести назойливостью, однако мало для того, что б увидеть картину. Оглядел он еще раз все знания, что получил, да список вопросов, и вернулся туда, где получить он сможет ответы.
  То было лишь в его голове.
  С твердой суровостью, с острой пронзительностью, свойственной лишь металлу,  воззрился он на Корнелию, и выражалось в нем уверенность статная,  поток энергии сдержанный, и путь, что дымкой горячей был скрыт. Духа Металла сложно расшевелить. Еще сложнее расшевелить надолго. Почти невозможно — правильно. Но мир местный заинтересовал его, напоминая былые деньки в первое тысячелетие от сотворения, когда не боялся металлический пойти уверенно в неизвестность.
— Задавать я много буду вопросов, готовы ли вы ответить на все? — спросил он чуть звенящим сталью голосом, не несущим, однако, боязни, лишь понимание того, с кем же имеешь дело. И вместе с тем он по-прежнему был на «вы». Согласие получив, Зидвин стал говорить, на каждый вопрос постукивая когтем, словно бы отмечая каждый:
—  Сколько лет вашему миру и каков сейчас год? Сколь долго длилась та эра, что Духами была полна, и та, что знаете вы? Есть ли карта достаточно точная, что освещает рельеф и изменение природных зон? Как много живет здесь драконов и на какие стаи, группы или отряды они поделены? — тут паузу Дух сделал, разделяя вопросы на две части и давая время обдумать. — Когда Большая охота и восстание Самоцветной Императрицы случились, стало причиной их и какие имели они последствия? — вновь пауза, но уже из-за раздумий Зидвина, решавшего, хватит вопросов или нет. Но после добавил, все же. — Духов всего было шесть? И стихиями их были свет, тьма, огонь, вода, воздух и земля?
  Много вопросов было, и Стальной собирался на каждый ответ получить. Он упорен был, и следил за ответами. Сверху же бушевала стихия, прятавшая их от Гончих, давая время восполнить запасы сил и маны, коих Духу истратить пришлось немало в попытке сбежать от убийц Духов. Но слишком много еще вопросов, а буря, увы, не вечна.

+2

21

[nick]Корнелия[/nick][status]Птица Поднебесья[/status][icon]http://s16.radikal.ru/i190/1710/2c/2500c1937171.jpg[/icon][sign]
Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот,
кто одной улыбкой способен поднять с колен.
[/sign][titul]Мятежница[/titul]- Это мой долг, - Самка помялась на месте, устраиваясь удобнее. Снаружи - за шалашом из крыльев свистел ветер, щедро посыпая драконов песком и пылью, а внутри было довольно уютно. Сквозь мембрану и перья пробивался желтоватый свет пустыни, от земли под лапами исходило приятное тепло (земля в ущельях была на порядок прохладнее, чем сверху), и будь гость немного улыбчивей, атмосферу можно было считать по-домашнему ламповой.
- Сегодня 15 день Огненного Пика 5426 года... - Корнелия замялась, но вспомнив, что гость из другого мира все-таки решила уточнить: - Эры Мертвецов. Эра Духов, или Эпоха Равновесия длилась около 9000 лет. Точной даты, когда она закончилась, никто не помнит - это происходило постепенно. А миру моему, получается... - Самка ненадолго задумалась. - Около четырнадцати с половиной тысячелетий.
Она внимательно слушала вопросы. Мир вокруг был обычным для Корнелии и насколько он отличался от мира Скитальца, самка не знала. Равно как не знала с чего начать, а что стоит опустить, ведь за пол часа не поведаешь историю целого мира. Поэтому Нили решила отвечать непосредственно на заданные вопросы, не отходя далеко от тем, интересующих Духа. Чтобы не запутать его и не запутаться самой.
- Самая точная карта, созданная Скаем, находится в Оазисе Надежд, где расположено и главное гнездо мятежников. Нас в целом около 600 с лишним голов, не считая пятерых выживших в последней эпидемии птенцов и есть три малых лагеря по десятку драконов в разных концах Гиблой Пустоши. Сколько приспешников Императрицы живет в Южной Колонии никому не известно, но поговаривают что около тысячи, может больше. Еще на Мертвых землях можно встретить дикарей, но они уже давно больше твари, чем драконы, - воздушная поежилась, взглянув в сторону небольшой щели между крыльев, словно бы опасалась, что сейчас их двоих могут окружить те самые дикари. К счастью непогоду они предпочитали пережидать в своих убежищах, как и другие обитатели умирающего мира.
- Ах, да, пара десятков драконов ушли на север много лет назад, но о них давно никто не слышал. Как только экспедиция пересекла Элтенский Залив, связь была утеряна, - Пернатая задумалась, ничего ли не забыла, но вопросы шли дальше и более не припомнив об известных поселениях, Корнелия продолжала о другом:
- Это был длительный период, который официально закончился две тысячи четыреста семьдесят шесть лет тому назад, когда погиб последний свободный Дух Саяри, - в глазах воздушной сверкнула хорошо прикрытая грусть. Нили отвела на мгновение взгляд, царапнув когтями песок. Его горячие песчинки стекали по ладони и пальцам вливаясь в океан других, заполонивших весь мир вокруг.
- Говорят Самоцветная Императрица восстала против Владык стай, обозленная тем, что общий для всех мир был разделен между Старшими Духами, - продолжила тише самка, как если бы боялась прослушки. О таком не было принято говорить громко, даже имя Императрицы упоминать считалось дурной приметой. Но Нили не верила в суеверия.
- А последствия… Один за другим погибли все Духи Саяри, кроме четырех, а вместе с ними и многие смертные носители первородных стихий... И мир стал погибать. Без Духа Воды высохли водоемы, а море стало таким соленым, что мало какая рыба водится там. Без Воздуха ветра вышли из-под контроля делая погоду непредсказуемой и тяжелой, без Земли - погибли леса и многие животные, которые жили среди их богатой зелени... Шагри сжигает все кругом, наш мир давно не видел облаков и туманов, да и дождей не случалось издревле...
Мятежница выразительно изогнула бровь, взглянув на Металлического. Последний вопрос озадачил ее.
- Нет, Духов было много… Четыре первостихии: Огонь, Вода, Воздух, Земля, Младшие Духи… А вы разве не знаете? Вы ведь Металлический, значить в вашем мире и другие есть? - Воздушная не удержалась от вопроса на вопрос, но уж очень он ей показался дивным.
- И наследники многих Духов...

Задача
Разузнать максимально много про мир и его историю.

Инструкция: песчаная буря закончится через 2 круга.

+1

22

Внимательно слушал Дух. Запоминал. Сопоставлял и записывал в голове своей новые факты. Добавлялись к полке новой свитки, вычеркивались вопросы, которые получили ответ, ставились вопросительные знаки у тех, где тот был размыт и пояснений требовал. Дух старался знания упорядочить, выстроить плавное повествование от начала и до конца. Попутно делал он выводы свои, сопоставляя невольно этот мир и свой.
  Был этот мир старше намного, да только та эра, что Духами была полна, кончилась в недалеком для его мира будущем. Всего через тысячу лет. Отметил Стальной, что драконов в мире не так уж и много, и разделены они пока что по неизвестному принципу, по смутной причине. Узнал он, почему Самоцветная восстала, и, в целом, понять это мог. Потому как Старшие Духи  и вправду забрали для себя немало места, оградив его от других. Но теперь он мог увидеть последствия, что произойдут, если восстать. Зидвин не мог знать, будут ли последствия такими же, как и здесь. Но он своими глазами лицезрел один из вариантов..
  Погибающий увидеть мир, что постепенно гаснет, разрушаясь без поддержки какой бы то ни было. Мир этот позволял Зидвину особенно остро прочувствовать, что будет, если равновесие будет нарушено, если никто не станет поддерживать этот мир. Лишнее напоминание о том, что он тот, кем ему якобы назначила быть Звездная, не сказав при этом ни слова.
  Корнелия продолжала говорить, и Стальной отложил не связанные с нынешней целью мысли. Он был словно статуя, замеревшая с распростертыми крыльями, защищавшими от песка и ветра.  Только пальцы его периодически царапали песок, когда Дух особенно сильно размышлял над ответом на вопрос.
  Когда речь про Духов зашла, Стальной опешил не менее, чем его собеседница. Потому как ответ ее был весьма… Интересен. Утверждала она ранее, что Старших духов было шесть, но сейчас говорит, что первостихий всего четыре. Стальной не мог понять, оговорилась ли она или это ему не все нюансы открыты. Он, слегка выгнув бровь, довольно быстро спросил:
— Четыре первостихии? — он особенно выделил слово «четыре». — Не шесть? — Стальной помолчал, расставляя слова на свои места и формируя вопрос дальнейший. — Говорила ты, что Старших Духов было шесть. И первостихий четыре: Огонь, Вода, Воздух и Земля, — Стальной повторил их, уточняя. — Кем же были другие двое? Не Свет и Тьма? — Дух Металла вновь замолчал. Он понимал, что невозможно познать иной мир за столь короткое время, как бы не был он похож на его родной. Но основы ему понять все же следовало. И Дух с холодным упорством старался, вновь войдя в состояние  сдержанного и спокойного напряжения. Он помолчал еще какое-то время, давая своей наставнице время для ответа, а после вновь стал задавать вопросы. Но уже немного медленнее, более вдумчиво. Потому как информации было хоть и мало, но для одного раза вполне достаточно для того, что бы запутаться.
— Кто были те четверо, кто выжил после восстания Самоцветной? — продолжил Зидвин расспрос по истории, раз уж начал с него. — И почему в итоге погибли и они? Почему Самоцветная тоже погибла? — Ведь она стала причиной распада, странно было бы, если б она сама по себе расстаться с жизнью решила, добившись столь великих перемен и возглавив так много драконов. И значить это могло, что был кто-то еще, кто извести решил всех,  кто смеет называться Духом. 
  Выдержав паузу, Стальной вновь стал задавать вопросы, но уже не о прошлом, а о нынешнем.
—  В чем же сейчас состоит конфронтация драконов? За что сражается каждая сторона? Кому подчиняются Гончие и как узнают, что появился Дух? — он сделал паузу и потом продолжил. —  Что за Южная колония? Есть ли другие колонии? — и вновь пауза, уже задумчивая. — И  в каком месте находимся сейчас мы?
  Зидвин вдруг осознал, что ни слова не сказал о мире своем, не просветил, откуда пришел и каково там состояние мира. Он опустил голову, когтем почесав подбородок, размышляя, а стоил ли рассказывать. Зидвин пытался узнать о мире, потому что сам там был, ходил теперь по той земле, и как долго, было неизвестно. Может, день,  а может, и месяц. И вполне естественным было его желание узнать о том месте, где он находился. Корнелия же  его мир навряд ли когда увидит, и знание о том, что мир Зидвина еще цветет, натолкнуть ее может на тяжкие думы. Потому и не отвечал он на вопрос ее, вызванный удивлением .  Но потом все же решился сказать пару слов, возможно, это даст ей надежду, что не во всех мирах жизнь угасает.
— В моем мире, — на удивление тихо пророкотал он, — живы почти все Духи. Кроме двух. Самых первых из нас.  Шесть Старших Духов правят шестью стаями. Младшие разбросаны по миру. А сам мир, — он замолчал, подбирая слова, — цветет. Ему всего 8052 год. — Он замолчал, не зная, стоит ли говорить что-то еще. Был Дух Металла, пожалуй, скрытен. Но время было немилосердно и утекало, как песок с его недвижных крыльев, что тонким слоем успел осесть, позволяя лучше слиться с фоном.  Много они могли говорить, но Стальной отдавал предпочтение  более насущным вещам, пусть и желал узнать как можно больше. Он старался практически не двигаться, дабы восстановить физические силы и магические. Последние он в битве потратил немало. И знал, что они еще пригодятся. Пара отсутствовавших на хвосте чешуек напоминанием ему были.

Отредактировано Зидвин (22 Ноя 2017 14:29:09)

0

23

[nick]Корнелия[/nick][status]Птица Поднебесья[/status][icon]http://s16.radikal.ru/i190/1710/2c/2500c1937171.jpg[/icon][sign]
Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот,
кто одной улыбкой способен поднять с колен.
[/sign][titul]Мятежница[/titul]- Кем же были другие двое? Не Свет и Тьма? – спросил Скиталец, но самка энергично помотала головой и поспешно поясняя:
- Четыре. Четыре Духа первостихий. А другие двое – Хаос и Равновесие, но они не были истинными носителями Света и Тьмы, - кажется в этот раз гость не совсем понял ее слова или понял не так как стоило. Однако воздушная не спешила судить, понимая, что сама, возможно, слишком взволнована этой встречей, а быть может Дух после тяжелого странствия и не слишком радушного приема воспринимает новую информацию не так, как хотелось бы. Или все сразу. Так или иначе у них было время на разъяснения, пока буря и навеянные ею волнения не улеглись.
- Я не сказала, что четверо погибли. И что погибла Самоцветная. Она и есть одна из четырех: Владычица Южной Колонии, Самоцветная императрица… а с нею трое других: Дух Пустынь, Дух Льда и… - Корнелия замялась, неловко глядя на своего собеседника. – Дух Металла.
Ей самой было трудно поверить, что сдержанный и спокойный Дух напротив и есть тот самый, кто избрал путь Самоцветной. Чья роль в истории их мира была столь неоднозначна, но предельно ясна. Один из четырех – это не повод для гордости и не знай она, что перед ней Скиталец, пусть и Дух, она бы не была столь сговорчива и добродушна. Какова же ирония судьбы, что вселенная прислала к ним именно этого дракона, но быть может Скай был прав и одному лишь пришельцу будет дано спасти умирающий мир. Погубленный другим им и его другими собратьями. Нили действительно хотелось верить в это.
- В основном мы боремся за выживание и место под Шагри. Мятежники уже множество лет лелеют надежду свергнуть Императрицу, но все прежние попытки с треском провалились. Мы потеряли очень много драконов в этой войне и сейчас находимся в состоянии шаткого перемирия, - Пернатая сделала паузу, переводя дух и собираясь с мыслями. Сложно было пересказать все детали и моменты, чтобы кратко, но при этом в подробностях. На ней сейчас было столько ответственности, сколько, возможно, не было никогда и страх оплошать был так же силен, как страх перед тем, что она надумала себе всю значимость этого события. Однако об этом самка упорно старалась не думать.
- Сайгон и Гончие подчиняются непосредственно Императрице. Она всегда знает, когда подвластными ей землями ходят другие Духи и посылает своих псов на охоту. А как она узнает… никому неизвестно, - Воздушная покачнула головой.
- После погибели Старших Духов образовалось две колонии: Центральная и Южная. Единых правителей у них не было, Южной правили наследники Темного Альянса, Центральной – светлого. Но Самоцветная продолжала свою охоту, ведь мир был по-прежнему разделен, и она убирала каждого, кто становился у нее на пути. В итоге все Духи переместились в Центральную колонию, к сожалению, слишком поздно. Колония была стерта с лица Саяри, а все носители первостихий познали гонения, в то время как в Южной обосновались носители новых верховных стихий и другие почитатели Самоцветной с ней во главе, - беглое углубление в историю. Ах сколько всего случилось в то время, рассказывать не перерассказывать, но бегло самка обозначила основные, как ей казалось, моменты.
- Мы с вами находимся на Мертвой Земле, в Гиблой Пустоши, если точнее. Это приблизительно… по центру материка… - воздушная понимала, что термины этого мира Скитальцу могут ничего не сказать, но в то же время она не знала, чем ее мир схож с миром Металлического, чтобы опираться на какие-то ориентиры. Поэтому самка вывела на земле схематическую карту материка, ткнув пальцем приблизительно в середине, а пониже дорисовав подобие гор. – Вот тут Хребет Сеарив, а здесь раньше были территории Земли, как говорят. Мы с вами между тем и этим - тут.
Наконец представилась возможность помолчать и послушать. Это Корнелия любила не меньше, чем рассказывать. И самка слушала, цепляясь за каждое из немногих слов, сказанных Духом. На ее морде сияла улыбка, она могла лишь представлять то, о чем рассказывает Дух, но она слышала это не в первый раз. В стае осталось несколько стариков, которые помнили мир таким, каким он был во времена гостя из прошлого. Потому повествование не опечалило ее, как думал Зидвин, напротив, все отчетливей в ее глазах можно было заметить один навязчивый вопрос. Когда Дух договорил, Нили не удержалась и выпалила:
- А вы знаете Ледойру? Наследницу Духа Воздуха?

Задача
Разузнать максимально много про мир и его историю.

Инструкция: песчаная буря закончится через 1 круг.

Отредактировано Мастер (13 Ноя 2017 02:24:55)

+2

24

Корнелия терпелива была, объясняя Зидвину основы, тот благодарен ей был за это. Она поспешила развеять его заблуждение, когда Дух в выводах своих ошибся, старалась рассказать по мере своих сил как можно яснее. Но, как бы ни силился Зидвин не обременять непониманием своим, все же и он не слыл идеальным в своих умозаключениях.
  Хаос и Порядок правили ныне в мире его Тьмой и Светом, но перед ними все Дочери стояли во главе. Не мог Зидвин представить мир, где все так схоже с его, без Дочерей. Он задумчиво потер подборок, а после спросил, потому как стоило расставить здесь точки над «ё»:
— Были ли Светлая и Темная дочери? В мире моем погибли они в сражении с Звездным драколичом, какова же здесь их судьба? — Его голос стал глуше и даже несколько скромнее, потому как ошибки он стал допускать, а значит, надо немного замедлиться, обдумать все, что он успел узнать во время этого разговора. И не зря он поведал ей об участи в своем мире. Дух благодарен был, и чувства эти мог лишь выразить тем, что расскажет Корнелии о мире своем. Ничтожной может это быть платой, но сейчас он не мог предложить иной.
  И вновь Дух Металла ошибся, решив, что ВСЕ Духи мертвы. Оказалось, что мертвы неугодные Самоцветной.  И осталось их четверо. И один из них…
– Дух Металла. — сказала воздушная, глядя неловко на того, о ком говорила.  Дух  посмотрел своей собеседнице прямо в глаза, и удивление его было так велико, что не смог он его сдержать. Читалось оно и в глазах, и на морде, вытянувшейся от неожиданности. Он смотрел на нее, не мигая, и, казалось, в глубине его глаз прочесть можно было ход его мыслей. Ведь Дух Металла этого мира был жив.
  И это меняло все.
  Являлся ли тот Дух Металла им же, но в будущем, или же вовсе не имел отношения? Сколь много боли нанес ему мир, что примкнуть он решил к Самоцветной, чье желание пусть благородно и смысл имеет, но исполнено грубо и слишком жестоко? Станет ли сам он таким, кого знала Корнелия, наперекор принципам своим и устоям?
   Удивлен он был, пожалуй, куда больше воздушной, потому как от Духа Металла он такого не ожидал. Однако все же взял он себя в лапы, слегка мотнув головой и подтянув начавшие опускаться крылья. Ведь Зидвин не знал всей картины, и не мог он судить того, кого никогда не видел. Даже если этот кто-то — он сам. И раз здесь допустил он ошибку, по ложному он пошел пути, то в своем родном мире он будет умнее, и промах такой не допустит. Сомнения о натуре своей отвергнуты были, но знания — приняты во внимание.
  С другой стороны он воспринял Корнелию. Ведь спасала она вовсе не неизвестного, попавшего в беду. А того, кто оказаться  мог бы врагом. Ведь знала она, что он не просто дракон, а Дух.  Велик был риск, но не устрашилась она, и от того уважение заискрилось в его глазах. Да почтение. Навряд ли он отблагодарить ее сможет в полной мере.
—  Храбры Вы, Корнелия, раз на помощь ринулись тому, кто так на вашего похож врага, — Дух склонил голову, опуская взгляд вниз. Он не умел говорить от сердца, да и не часто оно того требовало. Но сейчас… Оно требовало, от того слова его были сказаны с особой теплотой и уважением. В их неотполированности и неточности тоже своя была красота. — Я благодарен Вам за помощь,  и… Уважаю за… Непредвзятость. За то, что дали шанс.
  Не мог он загладить грехов местного Духа Металлов, но мог он быть благодарен за все, что для него совершила это драконница. Коль повезет ему встретиться с Духом Металла здесь, то предпочел бы он поговорить, да узнать о причинах.  Зидвин припомнил, сколько этому миру лет, и к неутешительному пришел выводу, что 4 Духа старше его в три раза, и малы его шансы в бою один на один.
  Дух припомнил слова вожака Гончих, которого, вероятно, звали Сайгон: «Зидвин, значит. Я, в таком случае, Светлая Дочерь», — тогда Дух счел это издевкой, но теперь осознал, откуда шел этот скепсис. Ведь настоящий Дух Металла сидел наверняка в Южной Колонии, если верить рассказу Нили. Дух внимательно слушал и запоминал все, что она говорит, но попутно он думал о своем.
  Неужели и имя у нас одно на двоих?
  Карта, начерченная Корнелией, показала, что не так далеко они от Сеарива, родного для Духа дома. Однако навряд ли стоило туда идти.
  Корнелии, тем временем, рассказ его о его мире понравился, и она улыбалась, лучилась счастьем. Металлический рад был, что не принес он ей горя словами своими. Но вопрос ее показался странным, и на мысли он наводил соответствующие. Зидвин же не видел смысла врать и отвечал предельно честно:
— Знаком я с ней, это так. И не зря зовется она Духом Ветра, — добродушно звучал его голос. И неспроста он сказал «зовется». Ведь в его мире она еще жива. Потом он спросил, — Знакомая она твоя?
  Дух замолчал ненадолго, собрав в лапу немного песка и смотря, как тот медленно утекает сквозь щель между пальцами. Он размышлял. Ведь вопросы у него еще были. Вот только песчинки не били по крыльям уже так рьяно, как раньше, да и шума как будто вверху поубавилось. А это значило, что скоро песчаная буря перестанет быть преградой.
— Что такое Оазис Надежд? — спросил он, когда песок в его лапе иссяк. — И каков наш дальнейший путь? — на месте оставаться опасно, а значит, что кому-то из них придется вести другого. У него были идеи, но сейчас предпочел бы он быть ведомым. — Давно ли Элтен превратился в залив? — задал он, нарисовав на той карте, что сделала Нили, озеро. Так, как было в его мире. — Могли ли в вотчине Самоцветной появиться другие Духи? — вопросы его стали более хаотичны, и призваны были лишь заполнить те пробелы, что были в уже имеющейся у него информации. Дух хотел бы узнать больше, но понимал, что ему нужен хоть небольшой, но перерыв. И последний вопрос не давал ему покоя:
— Зовут ли Духа Металлов так же, как и меня — Зидвин?

+2

25

[nick]Корнелия[/nick][status]Птица Поднебесья[/status][icon]http://s16.radikal.ru/i190/1710/2c/2500c1937171.jpg[/icon][sign]
Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот,
кто одной улыбкой способен поднять с колен.
[/sign][titul]Мятежница[/titul]Корнелия поправила крыло, задумчиво запрокинув голову. Не то, чтобы она никогда не слышала о Дочерях, но было множество нюансов: их мир и мир после них разделяла бездонная пропасть. За этой пропастью драконы перестали обращаться к прошлому, чтобы что-то понять, они были слишком сосредоточены на выживании. Впрочем, самка попыталась выудить максимум информации из своей памяти об этих персонажах старых сказок, честно признавая:
- Они не фигурируют в истории нашего мира. Легенды рассказывают, что от Дочерей произошли Духи первостихий и Хаос с Порядком, однако они обе погибли в схватке с древним злом, - деталей самка не знала, в ее мире были другие антагонисты и герои, но воздушная заинтересованно кивнула на последующие слова своего собеседника. - Наверное, мы с вами говорим об одном и том же эпизоде, но я всегда видела в этом больше вымысла, чем правды. Все, кто помнил те времена либо покинули нас навечно, либо лишились рассудка, так что рассказывать о них не кому, да и ни к чему, здесь ходят иные легенды: о покорителе песчаных чудищ, о владыке Мерзлых Краев и бесконечного льда, об исчезающих островах и поющих каньонах…
Корнелии нравилось общаться с новым знакомым настолько, что она была готова поведать ему каждую из этих легенд и послушать сказания его мира, но Скай велел не медлить - у Скитальца было мало времени и Нили желая-не желая должна была подчиняться, сейчас от них двоих, возможно, зависела судьба обоих миров.
Дух удивился ее словам. И самка не столько ожидала этой реакции, сколько надеялась глубоко в душе увидеть недоумение и отрицание в глазах, понять, что это не тот Дух, по вине которого мир оказался на грани. Она бы не оставила его, нет, у нее была обязанность и был долг, оградиться от которого Пернатая не имела права. Но она бы не надеялась, что что-то изменится. А сейчас Корнелия чувствовала эту веру с новой силой, заранее зная, что не ошиблась в самце… напротив.
- Вы – это вы, я не люблю судить о драконах, не узнав их в личном знакомстве, - мятежница отвела смущенный взгляд, потеребив амулет на шее. – Но я действительно рада, что не ошиблась - вас ждут великие дела.
Нили верила в это. Каждый год своей жизни она с упоением слушала рассказы Ская и ждала, когда же случится это чудо, когда им всем выпадет шанс сделать все правильно не для себя… для мира, которому они и без того причинили столько страданий и боли.
Возможно не должна была, их время располагало только полезной информации, но, когда Зидвин ответил на вопрос о Ледойре, самка едва не взвилась на ноги с восторженными воплями. И, наверное, это отразилось на ее морде в полной мере: желание скакать кругами и сыпать вопросами позабыв обо всем на свете. Нили даже дернула крыльями от волнения, разбив песчаный бархан снаружи ударом пернатого хвоста.
- Моя матушка, - выпалила самка, сияя глазами. – Она…
Неожиданно снаружи повисла тишина, пожалуй, непривычная после времени, проведенного в самом сердце песчаной бури, она резала слух сильнее звона стали и заставила, увы, опомниться – нужно было спешить. Воздушная аккуратно высвободила свои крылья, поднимаясь на ноги и отходя от Духа, чтобы отряхнуться. Песок забился под перья, его было много, и признаться по правде – это было не самое приятное чувство. Нили распушилась, поднимая вокруг себя самый настоящий ореол из пыли и тут же сдувая песчинки подальше магией воздуха. Нечего засыпаться обратно! Птичка, задремавшая на шее Духа в этот момент, так же стала недовольно ворочаться, отряхивая свои перышки по примеру хозяйки, на которую была очень похожа цветовой гаммой и характером.

Музыкальная тема

- Оазис Надежд – это обитель мятежников, которой правит Скай – наш предводитель. Впрочем, вы скоро сами все увидите, ведь мы именно туда и держим путь, - продолжала отвечать Пернатая, попутно приводя мысли в порядок. Совсем скоро их путь продолжится и не будет времени на слова, поэтому самка старалась совмещать несколько дел сразу, пока еще была возможность говорить.
- Давно. У истоков Большой Охоты. Она тогда даже не звалась таковой, - Нили поправила гребень, скользнув взглядом вдоль каньона, словно определяя верный маршрут. – Озеро Элтен стало заливом после того как Самоцветная Императрица уничтожила всех водных драконов. Всех кроме одной – наследницы. Память о ней и Кровавом Принце особенно чтится мятежниками, ведь это они сплотили беженцев двух Альянсов под общим знаменем и направили эту мощь против Императрицы. Их дело живет в душе каждого из нас, - Нили коснулась сгибом крыла груди, в районе сердца, прикрыв глаза.
Порой самке казалось, что, вспоминая о невероятных свершениях прошлого можно было почувствовать связь с каждым, кто так же помнил и чтил их. И это были не войны, нет, это были самые благородные, самые героические и невероятные вещи, которые делали обычные драконы. Делали, не взирая на страх и противоречия, не взирая на расу, на здравый смысл, на речи других. Они делали это слушая лишь свое сердце и память о них жила вечно задолго после того, как дух покидал тело.
Эти мысли всегда заставляли сердце сжиматься, ведь нет ничего честнее самопожертвования не глупого, не показного, а того, к которому ты приходишь сиюминутно, не размышляя. Да, ее мир умирал, но за это время от начала конца и до этих дней он увидел невероятные вещи и события, какие не видел ни один цветущий мир. Нили была по-своему счастлива жить здесь, ведь у нее был опыт поколений, говорящий – все возможно, для дракона нет препятствий если он действительно готов идти до конца.
- Среди рек и камней, в мерцаньи огней, где сливаются Кровь и Вода… Этот мир не умрет никогда… с такими словами войска ступали на поле брани, - она вновь подняла глаза на Зидвина, а затем поманила его за собой вдоль ущелья, на север.
- Это маловероятно. Сила Духов в нашем мире… исказилась по неизвестным причинам. С падением Старших Духов их наследники стали почти смертными по силе своей, а после них другие Духи не появлялись, ни в роду Духов, ни среди смертных, - Нили говорила в пол оборота продолжая неспешно следовать вдоль каньона.
- А что до имен… я не знаю, - честно призналась самка. – Четверка давно потеряла свои имена. Сначала их не хотели вспоминать из принципа, а затем забыли вовсе и нигде нет упоминаний. Нам нужно спешить. Запомните свои вопросы, более развернутый ответ вам сможет дать Скай. Он ждет встречи с вами. Не отставайте… И берегите крылья, - самка одним легким движением подпрыгнула в воздух, подхватывая ощутимый в ущелье ветер, образующий своеобразный воздушный коридор. Оставалось лишь лавировать в его потоках, избегая острых скал и отвесных стен Каньона. Довольно опасный путь, но единственный верный, если Сайгон и компания решат продолжить свои поиски. Очень скоро Зидвин и Корнелия вылетели на относительно открытое пространство. Металлическому могло показаться что пейзажи сменяются слишком быстро, но на самом деле – это с непривычки, Нили-то знала.
Ущелье сменилось каменными арками каждая из которых становилась все шире и шире, а за ними вдалеке ослепляющим золотом мерцал свет Шагри, отраженный великим множеством бликов. Это было захватывающее дух зрелище, найти равное которому в своем мире Зидвин вряд ли мог.
- Врата Единого Альянса разомкнутся перед Скитальцем, добро пожаловать в мой мир, Зидвин! – Рассмеявшись крикнула Корнелия и взвившись стрелой устремилась вперед, через каждую из арок, называемых вратами Единого Альянса. Врата Порядка и Хаоса, врата Четырех Элементов, врата Гортхаура, Вейлоны… Ледойры. И дальше, и дальше к манящим огням.

http://s019.radikal.ru/i640/1711/de/4db8cf40d1b5.jpg

+4

26

Не знал Дух Металла, как может тяжко даваться воспоминание о призрачных минувших днях, но требовал он знаний о прошлом, потому как на его основе строится будущее. В этом мире Дочери не влияли на мир, и Зидвина, сказать по правде, печалил сей факт. В его мире Дочери многое сделали, жаль, что всего лишь для стай. Но глупо было бы отрицать их влияние.
— Пожалуй, что так, — сухо согласился Дух с предположением о схожести событий. Голос его стал вновь тверже, и как будто бы даже резче, как добротная сталь. Зидвин понимал, что времени мало, оттого не стремился диалог развить. Но хотел в глубине души своей: Корнелия приятным была собеседником, да и мир этот, его устои и история, манили тяготевшего к знаниям Духа. Сейчас открыл он свой разум для нового, не кичился тем, что не соответствует его мировоззрению. Это путешествие, и дано оно для того, что б Зидвин познал нечто новое. И не менее важное, чем уже знакомое ему.
— …о покорителе песчаных чудищ… — Нахмурился Дух на этих словах, выдавая, что чем-то это ему знакомо. И было это воистину так. Шай-хулуд был тому подтверждением. Битву недавнюю припомнил Зидвин: Гончие убить пытались его, и даже призвали на помощь червя. Дух вспоминал. Самоцветные атаковали, то же делали близнецы. Но Сайгон, их предводитель, был в стороне. И единственный мог управлять. Осенило сейчас металлического, и незамедлительно высказал он догадку сию:
— Шай-хулуда призвать может Сайгон, — не легенда, не миф, но реальность, что видели его глаза.  Не мог Зидвин знать, видела ли Корнелия, как червь пытается пожрать Духа Металлов, но знать ей об этом, определенно, стоило.
  Зидвин рад был знать, что развеял сомнения на свой счет, и, что более важно, не подвел ожидания. И рад он был, что не судит она по слухам да рассказам других, предпочитая мнение составлять свое. Не знал, что ответить на ее слова, полные веры и надежды, и молчал от того. Смущенно и неловко. Эмоции были для Духа темны и загадочны, не поддаваясь логике и рушащие логически стройные нити суждений. В том сила была, и недостаток. Корнелии давали вера и надежда сил сражаться, не бросать борьбу. Зидвин же не знал в такие моменты, слушать ли ему сердце, или же голову. Одно о поддержке твердило, второе рационально предрекало, что о подвигах до их свершения зарекаться — кощунство. И Дух молчал, не зная, что же сказать.
  Но слова его о Ледойре воодушевили собеседницу, и Зидвин отчетливо видел, как загорелись ее глаза, как желала она узнать, или же рассказать, едва сдерживая порыв души, диктованный обуревающими ее эмоциями. Но из пары слов  понять он мог лишь то, что Ледойра — мать Корнелии.
   Тишина оглушающая прервала едва начавшуюся пылкую речь. И Дух поднял голову, дабы удостовериться, что буря песчаная кончилась. Увы, так оно и было, и не без скорби Зидвин вздохнул, следуя примеру Корнелии и тоже вставая на лапы. Кончилось время для разговора и терять его было нельзя. Отряхнулся он от песка, залезшего под крупные зазоры чешуй, да расправил медленно крылья, разрабатывая их после бездвижья почти полного. Не было это такой же проблемой, как для его голубоглазой спутницы, и песок не приносил неудобств так же много ему. Про птичку же забыл он совсем, увлеченный Корнелией, и от того, сотрясая шкуру, не озаботился тем, что б не дать ей слететь с себя ненароком.
  Последовал Стальной вслед за воздушной, и только ее голос нарушал звенящую тишину, столь непривычную после сильного шума. Дух внимал ее словам о уничтожении водной стаи, об объединении водной наследницы с Духом крови. Он рядом шел, и видел, как много событие это значит для них, мятежных.
  И только лишь великая нужда объединиться заставила противоположные стаи, где в век мой роднит их лишь обоюдная злоба… — С печалью глубокой подумал Зидвин параллельно речи Корнелии. Он понимал причины восстания, представлял боль утраты, и… Признавал, что стаи порождают лишь рознь. Не мог не признать. И горько было ему, что лишь столь страшные события заставили выживших окончательно объединиться.
  Сколь велика между всеми пропасть…
  Не знал он, хорош или плох факт, что сила наследников ослабла, но принял его во внимание. А еще он замедлил свой шаг, глаза прикрыл, и прислушался. К потом магии, к гласу земли и крику мира. Всего лишь на несколько секунд. Дух не был уверен, что поможет ему этот шаг, но желал бы, если на его желание помочь мир ответит тем же. И примет ее.
  На последние слова ее Дух кивнул головой. Счел он об именах вопрос закрытым до времени и оставалось лишь ждать ему встречи со Скаем. Предводителем мятежников. Проследил Дух, как ловко взмыла в воздух Корнелия, а после отправилась дальше.  Зидвин с неохотой, свойственной, пожалуй, многим земляным, тоже поднялся в воздух, тяжелый, не слишком грациозный в полете. Он старательно обходил препятствия, да держаться пытался как можно дальше от отвесных стен. Но кончились те так неожиданно, что металлический даже опешил. Равнина вновь открылась ему, да уже не такая, в которой он был изначально. Огромные арки  сомкнуты были над головой, и друг за другом образовывали они коридор. Дух впервые видел такое, и оглядывался по сторонам. Не только из-за любопытства, но и запомнить пытаясь местность. Что бы вернуться порталом, коль будет такая нужда.
  Радостный крик Корнелии оповестил, что место это зовется Вратами Единого Альянса. Зидвин же, не знающий в полной мере истории, больше видом наслаждался, представшим перед глазами, нежели важностью этого места. Он и правда в другом был мире, и чувствовалось это в пейзажах, в арках раскидистых, и пустыне вокруг. Он часто крутил головой, оглядываясь: нет ли погони. В открытом пространстве легко их было заметить. Только лишь это мешало забыться в дивности сего места, дабы прочувствовать его.

0

27

[nick]Корнелия[/nick][status]Птица Поднебесья[/status][icon]http://s16.radikal.ru/i190/1710/2c/2500c1937171.jpg[/icon][sign]
Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот,
кто одной улыбкой способен поднять с колен.
[/sign][titul]Мятежница[/titul]

Попытка Зидвина услышать мир была успешна, но узнал он не много. Мир страдал и боль его, словно от гниющей раны разливалась повсюду, заполняя собой ткань мироздания. Саяри стенала и скрипела иссушенной землей, бурлила океанами и выла ветром, отвечая оскалом на предложение о помощи, потому что время, когда она еще могла дать жизнь новым зернам давно прошло. Ее источники, переполненные прежде магией, забились и все, что несло жизнь этому миру постепенно меркло…

Музыкальная тема

Ветер игриво перебирал перья гребня и самка, зажмурившись, почти по наитию огибала препятствия в виде арок и столбов. Ей не нужны были глаза, ведь эту дорогу она пролетала сотни тысяч раз. В дни скорби и великой радости, в дни памяти, дни забвения, сама, с другими… Это был ее любимый путь домой - дорога воспоминаний и прошлого, впитавшая в себя самые яркие вехи истории Саяри.
Вскоре арки закончились и за ними, на дне обширного кратера, открылся вид на сверкающий город, словно озаренный светом Шагри. Его сияние ослепляло. С непривычки рассмотреть что-то было крайне сложно, потому Зидвину следовало положиться на свою спутницу, которая даже не глядя подбирала самый верный и ровный путь. Наконец вперед вырвалась и крошечная птичка, отставшая еще в начале пути. Не смотря на свои размеры, она сумела догнать хозяйку и поравняться с ней, а когда Нили стала замедляться – вырвалась вперед и растаяла среди бликов.
Корнелия сделала несколько широких взмахов, подпуская Зидвина ближе. Перед ними, теперь обозримый, был необычный для гостя город, но привычный для мира Нили. Причудливые сооружения, в которых располагались драконьи гнездовья поднимались ввысь, высеченные прямо в скалистых шпилях. Стены были испещрены ячейками пещер и покрыты осколками стекол, которые в солнечное время отражали свет, ослепляя все живое в округе, не мешая при этом обитателям Оазиса Надежд.

ОАЗИС НАДЕЖД

http://s48.radikal.ru/i122/1712/30/43fb3f21997b.jpg

- Я знаю про Сайгона. Та легенда именно о нем, - самка подмигнула своему спутнику, как бы показывая, что не упускала ни минуты их разговора. Ей и вправду не составило труда запомнить на чем они остановились и продолжить начатую тему спустя час, ведь где-то внутри она размышляла о сказанном и услышанном. Ах, как бы ей хотелось узнать про матушку побольше, как бы хотелось больше рассказать про свой мир… И, если бы не время, бегущее, неумолимое, она бы не позволила себе так просто и скоро отпустить гостя.
За десяток шагов до ворот в город самка приземлилась на песок. Вход находился на возвышенности у самого кратера и был весьма формален: лишь два столба с реющими на ветру тряпицами красного и синего цветов, обозначали то самое место где ничейная пустыня становилась занятой территорией. Навстречу путникам откуда-то сверху спустились двое стражников. Они были разные как небо и земля. Представители темной и светлой рас по одну сторону баррикад дополняли друг друга как Инь и Ян, показывая это удивительной для мира Зидвина слаженностью.
- Нили? – Озадачено и серьезно протянул один из них – поджарый светлый, глядя при этом не на мятежницу, а на гостя.
- Я привела Скитальца. Скай ждет нас, - спокойно доложила самка, мягко улыбаясь собеседнику. Он на мгновение перевел взгляд на Пернатую и обратно - на незнакомца. Повисла долгая молчаливая пауза. По выражению морд патрульных не трудно было догадаться, что пришелец, не смотря на его говорящую личность не вызывает у них ни толики доверия, но спокойствие воздушной подкупало. И светлый сдался. Кивнув, самец и его напарник отступили, а затем взмыли в воздух и были таковы. 
- Пойдем скорее, - бросила через плечо воздушная и подпрыгнув мягко спикировала на дно кратера, где среди возвышений сновали драконы всевозможных мастей и окрасов. Насыщенный колорит обитателей Оазиса ощущался с первых минут, стоило лишь поднять глаза к небу или оглянуться вокруг. Драконы общались, смеялись, обсуждали дела их обители и насущные для мира проблемы: о еде, воде и падальщиках с равнин. Воздушные и земляные вместе укрепляли жилые гнездовья, темные и светлые патрулировали границу. Где-то среди аллей полукровки тащили тушу забитой твари, на которой восседал довольный птенчик – один из немногих выживших в этом году.
- Глупая самка, - раздался хриплый голос где-то сбоку. Корнелия повернула голову и заметила одного из древнейших обитателей Оазиса – темного дракона, которого все звали Истуканом. Большую часть времени он просто сидел, глядя в одну точку без движения и без слов. Все в городе настолько привыкли к его мрачной фигуре, что давно не обращали внимания на старика, потерявшего рассудок.
- Ты погибель в наш дом привела, наивная дурочка, - темный бесцеремонно плюнул идущим под лапы, подняв взгляд, полный ненависти на Зидвина, но не успел он добавить что-то еще, как впереди появилась фигура. Темный притих и уполз в свою тень, а к странникам вышел статный высокий дракон с чешуей цвета глины и песка и глазами небесно-голубого цвета.
- Я приветствую тебя, Скиталец. Прости нам этот холодный прием, за годы отчуждения мы совсем разучились принимать гостей. – Приятный голос разливался в пространстве как музыка. Сложно было представить, что этот дракон был предводителем мятежников. Бардом скорее, или вольным ученым, далеким от греховного, падшего мира.
- Мое имя Скай. Я понимаю, у тебя много вопросов и я постараюсь на них ответить, но время не ждет, нужно спешить, - добавил самец и чуть отступив указал в сторону широких ворот в полусотне метров от них, приглашая пройти туда.
http://s46.radikal.ru/i111/1712/78/252d8989ba3d.png

Отредактировано Мастер (2 Дек 2017 01:26:59)

+1

28

Совсем по-другому воспринимает мир тот, кто видит его впервые. Для спутницы его место пронизано было воспоминаниями, надеждами, а для Зидвина это была лишь пустыня. Величественная в своей необъятности, с арками, невиданными для мира его, сковавшими ее и составлявшие путь. Но пустыня всего лишь. Место, про которое Дух рассказать лишь сможет, что видел, летел там сквозь  арки, в целом схожие друг на друга, и не более. Дух Металла оттого оглядывался вокруг с интересом первооткрывателя, для которого лишь новизна — стимул все познать. А рассказы, истории о тех, кто пал, о исследователях, придут уже позже, как иссушенная земля постепенно покроется зеленью после дождя.
  Он думал о том, что поведала ему земля, как в агонии отвергла его. Внутренне  снедала его тоска, ведь его мир пока еще цвел. Сжимались поневоле его кулаки от горечи, вызванной тем, что сам мир показал ему. Как бьется он в омуте боли, лишенный силы, надежды, и даже шанса на возрождение. Сама суть его пылала желанием помочь, зажечь хоть слабую искру, отдав, может, часть своей магии, даже, натуры! Но… Он лишь Странник, пришедший из ниоткуда и после исчезнет он там же. И пейзажи не внушали ему бравой отваги, лишь сдержанную печаль. Потеряный мир, чьи обитатели сами его загубили. И все же, думал он, щурясь от яркого солнца, он должен попытаться.
  Спереди пейзаж сменялся, открывая картину, поражавшую воображение куда больше огромных арок, да только Зидвин, ослепленный яркими отблесками, не мог разглядеть все в полной мере. Увидел он котлован, а в нем множество вершин, которые свет отражали да слепили. Лишь яркая фигура Корнелии не давала Духу Металлов замедлить ход или же сбиться. Он летел вслед за ней и за птичкой, нагнавшей и исчезнувшей впереди, шуря глаза, от чего те превращались в крохотные щелочки. И лишь когда ослеплять его блики солнца прекратили, Дух смог разглядеть, как сильно этот мир продвинулся в строительстве по сравнению с его. Высокие шпили с искусно вделанными пещерами да стеклами действительно внушали величие видом своим.
  Нили приземлилась, Зидвин сделал то же, оглядывая непримечательный вход, с которого тут же спустились двое: темный и светлый, бок о бок. Подтверждение, что могут Свет и Тьма жить вместе, и лишь стаи мешают им это сделать. Лишь их грызня между собой за куски того мира, что и так принадлежит им.  Дух напряженно впился массивными когтями в исхоженную множеством лап землю, настороженный, видящий, что не рады ему. Молчал он, пока Корнелия, милая его проводница, говорила с охраной. Выдержал он и взгляд светлого, понимая его недоверие, но и не отказываясь от своей правды. Он Дух Металла, но не тот, что разрушил этот мир.
  Их пропустили, и Зидвин, со скромной уверенностью переставляя свои шесть конечностей в отработанном за тысячи лет порядке, пошел за Корнелией, спустился на крыльях осторожно в глубину каньона, дабы никого не задеть своей грузной тушей.
  Он мог лишь наблюдать и дивиться слаженности представителей всех рас, как строят, бдят, общаются и проводят досуг все вместе. Но после голос шипящий прервал его от наблюдений, и Зидвин сосредоточил свое внимание на темном брюзге, что шептал о погибели в лице Зидвина. Холод недоверия, отчужденности прошел по его массивной чешуе, в самую душу проникая, еще больше ощериться внутренне заставляя, в каждом находя недоброжелателя. Темный старик был прав и одновременно нет, но возраст его говорил, что знает он много больше, чем Корнелия. Но говорил тот слишком предвзято, однобоко, что свойственно тем, кто, уверив в одно, закрыться решил от всего остального.
  Мелодичный голос тяжелые думы прервал, и внутренний Дух ослабил оскал, взгляд свой переводя на того, кто развеять мог тьму на пути его. Скаем назвался песчаного цвета дракон, и вызвал  своим видом недоумение он, ведь на предводителя он совсем не похож. Но Зидвин повиновался, последовав в сторону, в которую указал Скай. Но прежде представился он:
— Мое имя Зидвин, я Дух Металла, и рад я знакомству нашему, — и кивнул головой уважительно, а после продолжил. — Времени мало, печален сей факт. И все же первым вопросом моим будет этот: кто тот темный, что видит во мне лишь беду? — Дух указал в ту сторону, в которую ушел старик, скрывшись из виду. — И что вы намерены делать теперь, когда Скиталец в виде меня теперь с вами?

0

29

[nick]Скай[/nick][status]O tempora! O mores![/status][icon]http://s42.radikal.ru/i096/1712/ab/359f7ec528d9.jpg[/icon][sign]Cujusvis hominis est errare; nullius, nisi insipientis in errore perseverare.
© Marcus Tullius Cicerō
[/sign][titul]Предводитель мятежников[/titul]Скай так же направился в сторону ворот, мягко кивнув Корнелии следовать за ними. Первое впечатление об этом драконе у всех разнилось. Кто-то видел в его личности больше вопросов, чем ответов, другие считали, что он несколько не вписывается в контекст войны: слишком одухотворенный, слишком благородный. Однако это было лишь первое впечатление, потому как для всех, кто знал Ская не один год он был идолом и прообразом возможного спасения. Его речи успокаивали тревожные сердца, а стратегия действий, разработанная им, много сотен лет спасала мятежников от беды с Гиблых земель и юга. И все-таки под полог загадочности, который окружал дракона с того самого момента, как он оказался в стане мятежных, заглянуть никто так и не смог, так что все, что могли обитатели оазиса – гадать и слагать легенды о своем вожаке. Так или иначе его имя звучало и всегда звучало благоговейно и обнадеживающе.
Лидер пропустил гостя в пещеру за широкими воротами. Там было темно, так что требовалось некоторое время, чтобы глаза привыкли к перемене освещения. Перед Зидвином пристал обширный зал округлой формы, по стенам которого закручивалась широкая винтовая лестница, вырезанная прямо в сердце породы. А где-то наверху этого колодца струился приглушенный свет, мягко подсвечивая ступени идущим. Тут Скай сам прошел вперед, увлекая своих спутников наверх – в помещения, о которых гость ничего не знал.
- Мне ведомо твое имя, - загадочно начал самец с чешуёй цвета песка. – Так же хорошо, как и то, кем ты являешься. – Скай повернулся к металлическому мягко улыбнувшись, что тут же смягчало возможный настораживающий смысл этих слов.
- Этот мир исполосован множеством дорог, но глупо думать, что дороги одного мира никогда не переплетаются с дорогами иного, так ведь? – Самец продолжил путь наверх, спокойно и размеренно, как если бы им некуда было спешить.
- Обыкновенный старик, каких в нашем стане осталось немного. Имя его давно погребено под песками времени, рассудок остался на полях былых сражений. А все, что осталось – память, от которой он не может скрыться даже в своем безумии, как бы ни желал и как ни молил об этом звезды. Каждый переживает боль мира по-своему, и кто-то не способен ее перенести.
Наконец они добрались до вершины. За широким проходом открылось светлое помещение, довольно уютное хоть и максимально простое. В его центре на столе, подвешенном цепями к потолку была начертана карта нового мира, стены были исчерканы руническими орнаментами и барельефами, изображающими некоторые события из жизни Оазиса. В остальных частях стены, выходящие на север и юг зияли провалы окон от полотка до пола из которых открывался превосходный вид на улицы города.
Мы… - Скай перешел на мысленную речь, обращаясь только к Зидвину, чтобы его слова не могла слышать Корнелия. – Продолжим существовать как существовали. Видишь ли… твое время в нашем мире очень ограничено и вместе мы не успеем ничего сделать. Не в это время, не сегодня. Но ты сможешь помочь нам, если сделаешь все верно.
Самец как ни в чем ни бывало обошел стол. Для Корнелии это была лишь пауза в их общении, как если бы повстанец просто не расслышал или упустил последний вопрос Зидвина.
- А теперь позволь и мне задать несколько вопросов, - он стал напротив металлического. – Откуда ты, Зидвин? Из какого года и времени, если точнее? Что происходит в вашем мире? В двух словах, время бежит. Постарайся вспомнить все, на что еще не получил ответы, рассказать все, боюсь, я не успею, но я знаю, о чем вы говорили с Корнелией.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Альтернативная реальность » Квест "Скитальцы" [Зидвин]