//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Западная котловина » Гроты Двенадцати – обитель Духа Воды


Гроты Двенадцати – обитель Духа Воды

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://a.radikal.ru/a16/1803/23/085bea561e4a.pngОбитатели
Аграил, Миления, Граэм, Мэлиссен, Фрэя

« У всего есть сердце. Из плоти и крови ли, или созданное лапами драконов, оно поддерживает жизнь целых систем, подпитывает механизмы, которые циркулируют без конца с тех пор, как душа находит тело. Остановившись, оно останавливается навсегда – так говорят, но вернув душу, возможно заставить его биться вновь – водные драконы знают это как никто. »© Аграил
Символичный образ сердца стаи появился не случайно, ведь гроты Двенадцати стали центром всей стайной жизни от общественных ее аспектов, через культуру и быт к правосудию и самопознанию народа. Эти гроты во многом были первыми. Первыми в исследовании и заселении. Здесь был подписан первый договор и собран первый совет. Здесь зародились первые традиции и проводились первые обряды. Несмотря на то, что с истечением времени суть сооружения неумолимо менялась так же, как менялся его внешний вид, самое важное осталось неизменным: рождение водных, как стаи произошло здесь и это место всегда будет на особом счету у глубинного народа.
     Изначально, как уже было указано выше, гроты включали в себя целую сеть пространств, сосредоточенных на любые нужды стаи. Здесь были и лазареты, и церемониальные залы, располагался архив, тренировочные снаряды, находились палаты правосудия. Пока Элтен осваивался и его водами кишело множество опасных тварей, драконы стаи жили здесь, здесь же воспитывали и обучали птенцов, тренировались, складировали добычу и проводили исследования. Лишь со временем, когда Западная котловина стала менее опасной, ставшие слишком тесными для растущего населения пространства переместили за пределы Двенадцати. А опустевшие помещения долгое время простаивали без нужды, занятые менее чем на треть: кабинетом главы, приемной, залом советов и стайным архивом, который в последствии так же перебрался в другое место.
     После возрождения Элтена, Аграил с новыми силами взялся за улучшение имеющихся ресурсов и гроты Двенадцати так же угодили в число его проектов, все еще пребывая на стадии реализации.
     Гроты находятся посреди озера под самым крупным из его островов, приблизительно на средней глубине, относительно кромки воды и представляют собой огромный лабиринт, раскинувшийся на много уровней вверх и вниз. Все помещения чередуются между собой: одни, находящиеся в более низких уровнях – заполнены водой, другие - вентилируются и представляют своеобразные воздушные карманы в толще скалистой породы. Часто для того, чтобы попасть из залы в залу необходимо преодолеть водяной коридор, в некоторых случаях есть как воздушные, так и водяные входы/выходы. Так или иначе тому, кто попадает сюда в первый раз не составит труда заблудиться и даже зайти в тупик, поскольку, обживая вновь старый дом, Морской Дьявол приказал временно опечатать часть заброшенных помещений, пока им не найдется применение и практическая цель.
     Гроты, как и все пещеры Элтена искусственно освещены магическими фиалами, которые во многих залах занимают колоссальные пространства потолков и стен, изысканно оформленные в виде окон и витражей. Их освещение регулировано и имеет различные оттенки от холодных к более естественным, что обеспечивается инновационной системой окрашивания световых фиалов. Так же здесь в переходных залах можно встретить причудливые приспособления и вещи, явно созданные усилиями драконов разное время.

[h1]ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ[/h1]

СХЕМА ПОМЕЩЕНИЙ

КОМНАТЫ ПТЕНЦОВ
ОГРАНИЧЕНЫЙ ДОСТУП

ХОЛЛ
ОГРАНИЧЕНЫЙ ДОСТУП

ХОЗЯЙСКИЕ ПОКОИ
ОГРАНИЧЕНЫЙ ДОСТУП


ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ
ЗАКРЫТО ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ

КОРИДОРЫ
ОГРАНИЧЕНЫЙ ДОСТУП

НИЖНИЕ УРОВНИ
ЗАКРЫТО ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ

КАБИНЕТ ГЛАВЫ
ОГРАНИЧЕНЫЙ ДОСТУП

ПРИЕМНАЯ
ОБЩИЙ ДОСТУП

ЛИЧНЫЙ АРХИВ
ЗАКРЫТО ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ

0

2

25 день Морозного месяца. Утро.
Игра с Аграилом, с батюшкой, с родненьким.

Задорный смех раздался в водной толще, отскочил от стен и пробулькал вдоль них. Это Граэм нёсся, не разбирая дороги, и гнал впереди себя кабилла. Зверь был небольшой, раза в два меньше самого дракончика. Водный отбил его от стаи и теперь гонял повсюду, измываясь над мальком. Вполне вероятно, что такую небольшую и молодую особь птенец мог бы уже поймать, а не мучать, заставляя постоянно улепётывая. Плавник кабилла мельтешил из стороны в сторону в рваном и неточном ритме. Зверь бился в разные стороны, ища выход, когда оказывался в тупике. И тогда Граэм притормаживал, чтобы дать тому возможность улизнуть. И снова гнался следом, испытывая свою выносливость, впрочем, прекрасно зная, что она у него кончится позже, чем у жертвы. Это была как бы тренировка и при том нет. Загоняя свою добычу, юный воин развлекался помимо этого. Сегодня все были так заняты, что пришлось как-то самому себя занимать. Вот он и решил, так сказать, втиснуться в тусовку кабиллов. Там его, конечно, не признали, хотя Граэм очень старался стать своим. Но и не больно-то хотелось! Скучные они, плавают так медленно и траву со дна собирают своими чудными надутыми губами, фырчат, пуская пузыри, и каким-то чудом не заваливаются на бок.
Вот кстати мелкий и завалился. Он влетел в одну из стену коридора, брыкнулся и упал на бок, начал крутиться как волчок и дёргать копытами, бить хвостом по полу. Граэм сощурился хищно и выдал тихое «хе», вытянулся, волной проплывая мимо. Когда дракон плавал, он прижимал лапы к телу, крылья раскрывал частично и помогал ими себе при резких толчках. А плыл, изгибаясь всем телом, на манер этой самой волны. Хорошая обтекаемость, слаженность и удобные формы позволяли быстро развивать скорость. Проскочив прямо над кабиллом, птенец щёлкнул того хвостом по боку. Как он и рассчитывал, жертва подскочила и снова бросилась, сломя голову, куда глаза глядят.
Так они проскочили зал заседания, спальню Граэма и несколько проходов, в которых разворачивалась особенно ожесточённая гонка. Несколько раз юное дарование не совсем вписывалось в проёмы, из-за чего теряло в скорости и, тихо выругиваясь себе под нос, снова нагоняло кабилла.
Следующим пунктом назначения оказалася кабинет отца. Маршрут Граэм не выбирал, просто гнал дичь. Когда кабилл начал мтетаться внутри, кажется, достигая пика своей психованности на почве страха, птенец притормозил и собирался уже было подумать что-нибудь здравое. Например, что такие игрища лучше здесь не устраивать, а то мало ли что. Но не успел дракончик додумать эту мысль и перейти к каким-то действиям, как неминуемое случилось. Бьющийся в панике кабилл влетел в одну из стен, которую украшал красивый такой кристалл. И проткнул его своим витьеватым рогом. Глаза Граэма резко распахнулись и он, скрипнув невольно зубами, бросился скорее ловить тушку, пока ещё чего не треснуло и не разбилось. Только теперь она почему-то… не ловилась!
- А ну стой! Да стой же ты! - громкие возгласы не помогали зверю успокоиться и он улизнул от птенца, врезаясь в очередной кристалл, осколки которого, позвякивая, посыпались вниз. А потом второй… и третий… и четвёртый. О, ужас…
На четвёртый, сквозь звон и писк кабилла, Граэм таки с вымученным «ыэх» накинулся на добычу и поймал её, рухнул на пол, обхватив кабилла всеми лапами. А он брыкался и верещал. И больно бил копытами, но водный стоически терпел, сцепив зубы.
- Уймись! - вот же гадина, вот же тварина! Ну! Надо вывести её отсюда — из отцова кабинета — и самому вывестись. И желательно побыстрее.
Крепко удерживаю свою добычу, дракон заозирался и прислушался, не плывёт ли кто. Вроде нет. Попытался подняться как можно более беспалевно и двинуться тихонечко к выходу. Ох, нехорошо всё это, нехорошо...
[nick]Граэм[/nick][status]Русая коса[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PaXQ8.png[/icon][sign]~~~[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=564#p399969">Карточка</a>[/titul]

+5

3

25 день Морозного месяца 8052 года.
Утро. Игра с сыном.

День только начинался, а дела Главы уже кипели полным ходом. Какое из них было первым в списке сегодняшних свершений, Аграил успел позабыть, в который раз подумывая, что самое время начать фиксировать свои достижения. А то глядишь, пройдет еще пару сотен лет и будет все делать по кругу, постоянно забывая, что уже, а что еще не. Впрочем, такая мысль закрадывалась в голову Владыки не в первый раз и не в первый раз из нее вылетала, а самец, очень скоро отринув лишнее, плыл дальше, вспоминая на ходу, что запланировал себе с вечера.
Утреннее и дневное время обычно было забито приемом посетителей, но сегодня Аграил наконец решился себе сделать выходной от прямых обязанностей и заняться обходом рабочих мест. А вы думали главы таким не занимаются? А вот представьте, наш глава молодец-удалец, никогда не просиживал без дела и другим просиживать не давал. Впрочем, для Морского Дьявола это в действительности было сродни выходному, ведь можно было размять кости, занять себя беседами, наведаться к старым друзьям вместо того, чтобы пол дня выслушивать жалобы и предложения, а вторую половину заполнять отчетности.
С пропажей Вейлоны в стае было неспокойно. С безумием Эльсирина неспокойно было в Альянсе, и все это, надо сказать, ни разу не разгружало без того набитые графики. Самец чувствовал свою ответственность за происходящее, он считал своим долгом держать Альянс на плаву, поддерживая без того скудное равновесие пока остальные главы были… скажем так… не в состоянии. Погруженный в эти проблемы с головой, водный в очередной раз забыл про семью, вспоминая об обитателях Двенадцати, лишь когда встречался с ними лоб в лоб или замечая наставников, ищущих без конца его, главы, птенцов. Иногда Дух начинал сомневаться в том, возможно ли одновременно быть отцом целой стае и трем маленьким сорванцам. Иногда ему даже казалось, что он взял на себя слишком много, быть может даже поторопился. Ведь желая достичь идеала во всем, он почти не уделял времени трем своим юным созданиям, понимая, что уже завтра может обернуться и понять, что вновь пропустил непростительно много. Как было с Вейлоной. Скажи кто-то на рассвете его жизни, что такие страхи станут терзать его больше межальянсовых распрей, самец бы от души посмеялся. Жизнь полна сюрпризов, однако.
Водный проплыл мимо стражи в гротах Двенадцати и неторопливо направился вдоль коридора, отмечая, как удивительно стало тихо. Когда Владыка покидал палаты, их стены полнились хохотом, но он слишком торопился, чтобы выяснить причину этого искреннего детского смеха. Что же, можно было освободиться сегодня пораньше и отобрать детвору у наставников, чтобы из первых уст узнать последние новости. Водный твердо решил и даже сдвинул вечерние дела на завтра, пора, наконец, заняться воспитанием. Стоило самцу об этом подумать, как из левого крыла гротов, куда Владыка держал путь, раздался звон. И вместе с этим звоном, что-то, кажется, перевернулось в сознании Морского Дьявола. Он застыл, навострил уши, уповая на то, что ему показалось, что это лишь игра уставшего воображения, сон, болезнь разума, но никак не грохот бьющихся в его кабинете кристаллов. Фигурных, выполненных на заказ лучшими мастерами ничейных территорий, со всем вниманием и скрупулезностью, какой можно было высекать изображения в кристалле. Один… кажется у самца прихватило сердце. Второй… и третий… и четвёртый. О, ужас…
С каждым новым ударом, которые он не видел, но отчетливо улавливал на слух, можно было наблюдать, как морда самца бледнеет, синеет, багровеет, покрывается пятнами. Как его грива волосок за волоском седеет. Как лапы впиваются в пол, а морда выражает столь неподдельный ужас, что ему ужаснулся бы и сам Дух Хаоса. 
Оставшийся путь до кабинета, Дух преодолел бессознательно, можно было лишь догадаться, что это было очень быстро, потому что ошарашенный отец вырос перед зачинщиком разгрома прежде, чем тот с кабиллом успел покинуть место преступления. Взгляд сам собой ушел вперед и, если бы мог, стал собирать не успевшие осесть на пол осколки.
Дьявол оценил ущерб молча. Неутешительный для него самого, для сына-дебошира, для кабилла и нервной системы всех обитателей этих гротов. Водный мог поклясться, что чувствует, как шевелится от ужаса грива на его голове, но из пасти вырвался лишь глубокий выдох, после чего водный очень-очень медленно опустил взгляд на сына.

Отредактировано Аграил (10 Окт 2017 02:29:40)

+4

4

Граэм, конечно же, не мог лицезреть, как пестрит морда батюшки и сколько всего на ней наблюдается и переменяется. Впрочем, если бы увидел, решил бы, что лучше сдохнуть на месте. Но в крайности бросаться смысла не было! Ведь никто ещё ничего не запалил и не узнал. А это значит, что был шанс выйти… сухим из воды, хе-хе. Вот так ирония. Сухим из воды, слыхали?
Дракон обернулся и вспомнил, что он тут в одиночестве тусует. А кабилл его шутки явно не оценит. Всё, что нужно этому проклятому уничтожителю отцова имущества, так это дёргаться и брыкаться. Не компанейский ты, парень! Надо уметь ладить с… с… с драконами, да! Вообще круто, наверное, будучи жалким травоядным, иметь друга-хищника, который тебя не съест, а защитит. Только вот кабилл вряд ли такого товарища заимеет, ведь ценить и разделять юмор и игрища того же Граэма не может. А Граэм, между прочим, очень покладистый! Много с кем может поладить, так что даже, так сказать, вариант простой. С другими может быть на порядок сложнее. Не оценила туша всей выгоды, отказалась от лапы протянутой. Сама и виновата.
Водный очень недружелюбно глянул на пойманную дичь, как будто под его якобы суровым взглядом она могла успокоиться. Но она как будто решила в конец его довести своим выпендрёжничеством и этой показушной истерикой. Беда-беда, тебя даже не покусали толком, а ты так психуешь! Неженка.
«Тоже мне… королева драмы...» - дракон глухо зарычал. У него даже брови зачесались, но лапы были слишком заняты. Они всё крепче сжимали кабилла, пока тот всё таки не перестал дёргаться. О, чудо! Свершилось! Но время было потеряно. Правда сам Граэм об этом пока не знал. И прижимая к себе кабилла, точно мать птенца или птенец свою любимую игрушку, ударил в воде хвостом. Помог себе крыльями, поднимаясь от пола и отплывая к выходу. Птенец обернулся, чтобы оценить масштаб трагедии на прощание. Уж точно не подозревая, на какое именно «прощание» он это делает. Ведь появление Аграила дракончик упустил. И чуть в Главу не врезался, вовремя заметив краем глаза помеху спереди — очень крупную помеху — и затормозил при помощи тех же крыльев. Больше было нечем. Уже потом лазурные глаза зачинщика беспорядка идентифицировали в большой фигуре Духа Воды.
- Уф… - почти неслышно и скорее от неожиданности выдал Граэм, машинально заводя уши назад и поджимая хвост, отчего тело птенца начало медленно опускаться обратно на пол. Авторитет отца и уважение, которое сам птенец проявлял к родителю, давили скопом. И чувство было далеко не самое приятное. Хотя, скажем, пока Аграил не появился, звезда любой малолетней гулянки чувствовал себя относительно нормально. Чувство стыда ещё не успело накатить, даже несмотря на то, что он не мог быть равнодушен к тому, что доставил бате неприятностей. Просто всё произошло так быстро, что не было возможность пораскинуть мозгами на эту тему.
- Отец… я… - Граэм буквально на пару секунд прикусил язык. Говорить правду — себе дороже. И делать этого не хотелось. Ничего не сказать нельзя. Но соврать он никак не мог. Тем более отцу. В таких вот ситуациях и проявлялась эта склонность к неполной правде, которая не совсем была той правдой, что оставалась невыгодной дракончику, но при этом не являлась ложью, так что можно было считать, мол, совесть чиста.
- Понимаешь… это… кабилл. Он… я пытался его поймать, но он заплыл внутрь и… разбил их… - ну, как бы да. Это кабилл разбил. Не Граэм же.
Птенцу было стыдно. Но он пытался изобразить и преподнести этот стыд так, чтобы было видно, будто ему неловко не за то, что это он на самом деле загнал сюда кабилла, а за то, что всеми силами пытался остановить зверя вовремя, проявить благородство и смелость, но не успел. Такие дела.
[nick]Граэм[/nick][status]Русая коса[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PaXQ8.png[/icon][sign]~~~[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=564#p399969">Карточка</a>[/titul]

+4

5

[nick]Фрэя[/nick][status]Шальная грива темных вод[/status][icon]http://s6.uploads.ru/XUKon.png[/icon][sign]-[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=2354#p409492">Досье</a><br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=1869#p410793">Карточка</a>[/titul]
25 день Морозного месяца. Утро.
Игра с батюшкой да с братцем шалунишкой

Дом, милый дом! А сколько  тайн хранит он! Такой большой, сложный, и при том такой близкий, где первые годы жизни были встречены. Лазурная драконочка  выдохнула, от чего ее длинная челка вздымилась веером и стала медленно опадать вновь. Взгляд зеленых глаз был устремлен на очередную стену, за которой — она точно знала, просто нутром чуяла —  было что-то еще. Проход, какое-нибудь секретное помещение, закрытое за ненадобностью. Но было! Фрэю снедало любопытство  и желание развеять все тайны собственного дома.
  Ох, отец мой батюшка, ну что ж ты так все скрыть пытаешься,  — с ироничной улыбкой сетовала она, медленно и плавно описывая круг перед стеной, больше сосредотачиваясь на том, что бы каждый волосок ее гривы был подчинен магической красоте плавной линии, нежели на том, что бы разнюхать да подковырнуть каждый угол. Это она сделала буквально минуту назад, навряд ли что-нибудь изменится за столь короткий промежуток времени.
  А ведь это совсем недалеко от его кабинета. Ни за что не поверю, что рядом со своим кабинетом он хранит сушеных морских коньков, которых после превращает в чучела! — она не удержалась от смешка, потому как мысль ее была абсурдной, и она точно это знала. Но маленькой исследовательнице мира и создательнице теорий и планов, к сожалению, решение одной из многочисленных загадок пока не давалось. Не находилось ключика, способного эту стену развеять или убрать, но при этом так, что бы Аграил не заметил ее происков. Фрэя любила своего отца, и только лишь этим объяснялось ее желание хранить некоторые ее планы и исследования в тайне. Иначе ж, у-у-х! Грива его станет белее, чем рыбка-альбинос! Она о нервах его заботится, ей богу, изо всех сил. Но не лишать же теперь себя приключений!
  От полных благих намерений и заботой мыслей ее отвлек сначала странный шорох, размытым и протяжным эхом пронесшийся, смешавшийся позже как будто со смехом, а после и отчетливый звук разбивающегося кристалла. Она навострила уши и развернулась в сторону звука. В голову ей пришло три объяснения: вредители морские, неосторожный Аграил и неосторожный кто-то еще. Первые два отмелись в силу своей натянутости и излишней фантазии, но последний вполне мог бы случиться. Не течением же что-то сдуло!
  Стоило послышаться еще одному звуку разбитого кристалла, как юная красавица с водных глубин резким движением рассекла воду и направила острую мордочку в сторону происшествия.  Следом же послышался третий, четвертый звон навсегда потерянного предмета искусства, и каждый подгонял юную драконочку к месту действия.
  Но не первой она была, ох не первой… Завернув за последний угол, увидела она, как батюшка родненький на всех парах несся в свой кабинет, всем своим видом выражая ужас неподдельный, неверие да надежду, что это всего лишь плод его воображения. В отличие от того, кто сейчас скрутить свою добычу пытался, она все изменения цвета на морде воочию увидела, да так обомлела, что приостановилась, соображая, как же теперь утешать-то  придется, что б больно никому не было. Вот не зря же Морским Дьяволом его называют, аж Фрэе показалось, что эти бездонные глаза поглотят ее и накажут так, что она из гротов носа больше не высунет! Но не была бы красота жемчужная такой искательницей приключений, если б не умела вовремя отвести взгляд от того, на что лучше не смотреть, дабы не сделать что-нибудь несуразное. Вновь стрелой вытянувшись да скорость набрав, она  практически одновременно с отцом в проеме зависла, оглядывая с примесью ужаса — конечно, такой взгляд увидеть! — и интереса  кабинет. Все стало на свои места, стоило взгляду добраться до дракончика, в народе именуемом Граэмом и который по праву братец ее старший. Брови ее тут же поползли вверх, да не одновременно, а порознь, одна выше другой оказалась. Благо, что на голову Аграилу не опала, удержалась в толще воды в самом верху.
  Как там говорится в сказке? «Старший — умный был детина»? Вот где она, ложь начинается... — мысленно уколола она Граэма, выгнув тонкую шею да потерев переносицу, соображая две вещи: откуда тут кабилл и почему у Граэма ни капли стыда на морде. Едва она вновь подняла уже частично посиневшие глаза, как тут же вновь уткнулась лбом в ладошку, от чего длинная челка снова поднялась.
  Почему оправдаться пытается он, а стыдно мне? — сокрушалась она ровно до тех пор, пока мыслью не споткнулась о слово «оправдаться». Тут она уже вскинула голову и даже немного нахмурилась. Ох плохо дело, ох плохо дело! — она заметалась, соображая, что же делать и как брата с кабиллом спасать. Взгляд Аграиловский был тяжел, аки камушек с душами бесчестно павших,  и Фрэя мысленно даже испугалась, да только не из пугливых она! План же действий составился быстро, котелок работал исправно.
   Она резко высунулась перед глазами отца и обеспокоенно посмотрела на него своими большими глазами, в которых смешался изумрудно-зеленый и темно-синий, частично собой перекрывая обзор и, тем самым, прерывая их с Граэмом зрительный контакт.
— Отец? Боже мой, я как тебя увидела, ух! — она с искренностью положила лапу на сердце. И не врала ведь. Когда у самого Духа Воды чуть ли не предсмертный ужас в глазах стоит, это и перепугать  до смерти можно. — Я уж подумала, что что-то с тобой страшное случилось, ты так несся, что у меня все ужасные события моей жизни перед глазами пронеслись. Вот напугал так напугал ты меня, — голос ее почти что дрожал от волнения, был так тонок, словно она и вправду пережила что-то страшное. Она выдохнула и уперла лапки в боки, уже как будто бы батюшку своего коря за то, что ей довелось пережить. Потом указательный палец подняла вверх и назидательно продолжила:
— Ты так не пугай меня больше, а то я ж так поседею раньше времени, это ж всяк судак засмеет, когда мимо проплывать будет, — и улыбнулась, сощурив глаза от смеха.  Хвост ее как будто своей жизнь жить начал, странновато стал за спиной дергаться, подавая тайные знаки Граэму, мол, я тебе тут время даю оправдание получше придумать, дерзай, братец, я в тебя верю.

Отредактировано Тинэквалон (6 Ноя 2017 17:25:08)

+3

6

Пора заняться воспитанием... Сколько иронии было в этой мимолетной мысли. Кажется, само мироздание намекало не в меру занятому отцу, что еще немного и будет поздно. Процесс пошел. «И ведь вот она, столь желанная встреча с детьми. Ты ради нее отложил все свои дела на завтра. Дерзай, Грай». Как все было просто - достаточно лишь подумать, что настал момент уделить время семье и мысль по мановению хвоста становится реальностью без твоего ведома и непосредственного участия. Вот только пути материализации главе Водной стаи решительно не нравились, если так пойдет и дальше, ему придется уточнять свои желания, прежде чем посылать их в космос, вселенная понимала эти намеки слишком буквально…
Аграил буравил взглядом сына, пытаясь, кажется, высверлить из него признание, не задавая при этом никаких вопросов. На самом деле самец пока еще не успел вернуть себе дар речи и достаточно успокоить нервы, чтобы как минимум голос звучал приемлемо спокойно. Сказители говорили, что в воспитании главное не перегибать черту. Важно указать на ошибки, дать совет, удостовериться, что птенец понял свою вину… Бездна подери! Водный уже было открыл рот, но снова его закрыл, в который раз себя осаждая. Веки на какую-то минуту скрыли взгляд янтарных глаз, из пасти вырвалось облачко мелких пузырьков, устремившихся под купол залы. «Это ребенок, Аграил, он просто ребенок… Твой сын к тому же. Птенец. Он еще маленький, не все потеряно. Вот если бы его таким создали, то все было бы сложнее. А так еще можно повлиять… не теряй веры…».
Оправдательная речь сына не возымела большого эффекта. Он хорошо постарался, но никто не владел искусством неполной правды лучше первого водного дракона Саяри и мало кто рискнул бы посоревноваться с ним в этом умении. Так что спасти Граэма от наводящего вопроса это не могло. Неполная правда - нет, а вот вмешательство третьего лица, как ни странно, возымело должный эффект. Дух уж было собрался с мыслями для пылкой речи, как его очередной порыв прервала мордочка, заслонившая собой весь обзор – два переливчатых цветных глаза смотрели прямо в душу.
- Здравствуй, милая, - промямлил Дьявол, полностью отвлеченный от сына. Он слушал речи дочери и наблюдая за ее игрой, отметил не без толики безысходности: «талантлива, как мама…». Цветы жизни этих гротов так и норовят свести своего родителя с этого света… В игре юной актрисы было недостаточно правдоподобности, чтобы дракон с опытом Аграила не разоблачил хитрого замысла Фрэи, но веселые нотки и лукавый взгляд значительно разрядили обстановку. Сердиться в присутствии Рэи водный решительно не умел. Он прикрыл глаза, продолжая более спокойно и размеренно:
- Лиса. О седине в папиной гриве никто из вас не беспокоится, - Граиль мягко улыбнулся и чуть покачнул головой в сторону, предлагая дочери отрыть видимость. Негоже беседовать двум, когда в зале остается один забытый собеседник. И если дочка надеялась, что ей удастся спасти брата от неминуемого выговора полностью – она слишком верила в отходчивость своего отца. Впрочем, первый запал прошел, и Водный был спокоен настолько, насколько это вообще было возможно в данном случае.
- Что же, Граэм. Не хочешь рассказать нам с сестрой, как кабил попал в Гроты Двенадцати? Что-то я не припоминаю у нас здесь зверинца или табунов близ Барьера.

+1

7

Подоспела подмога. Или же погибель. Граэм уже не был в этом уверен, наблюдая за тем, как сестрица пытается отцу зубы заговорить, отвлечь его внимание хоть на время, а братцу это время отдать для размышлений. Ну, что ж. Сын Морского Дьявола решил воспользоваться этим подарком.
На самом деле, ему со стороны показалось, что хоть Фрэя и старается, та ещё актриса, а всё же такими штучками самого Духа Воды не проведёшь, нет. Какого-нибудь там ровесника или даже дракона постарше, но не отца. Водный невольно, сам не заметив, чуть качнул головой и поджал губы. Всё это здорово, но бесполезно. Ни за что он так просто не отделается.
Кабилл всё ещё был в лапах. А куда ему было, собственно, деться? Тут объявился такой огромный и внушительный хищник, покруче Граэма, от которого зверь удирал. Не исключено, что у бедняги сердцечко от страха остановилось и он уже вообще плавники откинул. Потому и висел так безвольно, не оказывая сопротивления.
Заметив, что вместо того, чтобы думать о своей участи, он думал о недостаточном мастерстве Фрэи в сравнении с проницательностью отца, юный воин подавил вздох. Сестра не спасёт его при всём желании. Может разве что чуть убавить грядущий гнев Духа.
Птенец опустил взгляд в пол и хмуро начал рассуждать. Но рассуждения, заразы, не шли, и в голове образовался какой-то бессильный застой. Застой, который ясно давал понять, что другого варианта, кроме как сказать правду, не было. Даже если не хотелось. Но Граэм просто не желал признавать, что это единственный путь. С каждой секундой, впрочем, он всё больше терял веру в лучшее, так как не смог сочинить ни одной другой правдивой истории, которая не шла бы в разрез с его принципами. Да, можно было закрутить, завертеть и всё это будет звучать достаточно реалистично, но эта накрученность выдаст птенца с головой. Так что нет… сегодня и сейчас он этого делать и пробовать не станет. И экспериментировать. С отцом подавно.
- О седине в папиной гриве никто из вас не беспокоится, - дракончик не сдержался и, чуть скривившись, закатил глаза, пустив взгляд по полукругу. Это обидно вообще-то звучит. Как будто им плевать на своего отца. Сопровождать действие комментариями водный не стал и вообще надеялся, что в то мгновение никто этих закатанных глаз не увидел.
А что значит «с сестрой»? Вот значит как? Теперь она на стороне Аграила, да? Будет зависать в водной толще и слушать оправдания Граэма? Ну, здорово! Может ещё и на площадь выйдем?
Отведя вгляд и нахмурившись, малец нервно ударил кончиком хвоста по воде. Собственная грива вдруг так неудачно начала лезть в глаза и раздражать. Хотя обычно не мешалась никогда.
- Он убежал сюда от меня, - пробурчал Граэм в сторону. Едва различимо, но быстро осознал, что если он будет бубнить, то придётся всё повторять заново, а это было ещё более неприятной перспективой. Так что он снова вздохнул, собираясь с силами, поднял голову и вперился взглядом куда-то бате в шею, продолжив говорить максимально ровно, чётко и внятно.
- Мне было скучно и я охотился за ним снаружи, а потом загнал сюда, потому что… так получилось. Не нарочно. А после я не успел его поймать, прежде чем он заплыл дальше, - хотел добавить «и устроил погром», но в данном случае погром устроил так-то Граэм. Ведь он наверняка поумнее кабилла будет. И способен оценивать как свои действия, так и возможные последствия. Ну, не всегда на практике выходит так, как думаешь или ждёшь!
Водный аккуратно взглянул исподлобья на сестру. Краем глаза. Интересно, она разочарована, что он ничего не придумал и не соврал? Или нет…?
[nick]Граэм[/nick][status]Русая коса[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PaXQ8.png[/icon][sign]~~~[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=564#p399969">Карточка</a>[/titul]

+2

8

[nick]Фрэя[/nick][status]Шальная грива темных вод[/status][icon]http://s6.uploads.ru/XUKon.png[/icon][sign]-[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=2354#p409492">Досье</a><br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=1869#p410793">Карточка</a>[/titul]
Отец просторов водных и глубин морских, конечно, отвлекся на одну из его жемчужин, что припрятаны были в подводной темноте, сверкая при попадании редких солнечных лучей. Фрэя этого и добивалась, так что все шло так, как ей надо. А растерянность Аграилу даже малость шла. Надо чаще так делать, — шальная пробежала мысль в головушке дочки самого Дьявола. Оно ведь и правда. Знаем же, каким Аграил быть может, но ведь надо уметь быть другим. Особенно когда рядом самый старший сын и самая младшая дочь. Это тебе не законы стайные принимать! Тут все… Тоньше, сложнее. Тут своя наука нужна.
  А ей самой нужна была наука под названием «мастерство убеждения и отвлечения внимания». Знаете, когда одна пара глаз смотрит так, ну знаете, с хитрецой, а вторая примерно так же, только с большей степенью растерянности, то очень сложно не заметить, что что-то ты не так делаешь.  Впрочем, ей просто не хватало времени, что бы научиться всему. В меняющих цвет глазах мелькнула игривая искорка: раскусили сейчас, но ведь неизвестно, раскусят ли потом. Это желание нисколько не мстительное, не негативное. Фрэя ведь понимала, что она, по сути, просто птенец.  Поэтому в обиде не была за то, что оба, и отец, и Граэм, ее так просто раскрыли. Но когда-нибудь, когда-нибудь… Не раскусят!
— Лиса. О седине в папиной гриве никто из вас не беспокоится, — молвил Аграил. Рэя лучезарно улыбнулась: тепло-тепло, словно бы не она была птенцом, а ее отец, который сказал что-то такое умилительно-глупое, на что невозможно обижаться, зато краска на щеках сгущается. Она плавно изогнулась, продолжая как будто начатое когда-то движение, словно она не собиралась останавливаться и загораживать обзор. Ибо такого и в мыслях не было, батюшка!  Она просто вылезла перед ним, что бы тот ее заметил. А то пронесся тут, понимаете ли, на всех парах, даже не поздоровался с дочкой. А так точно заметит! Да. Так все и задумывалось. А не эти ваши мысли насчет того, что она, якобы, Граэма защищала грудью своей от отцовской пылкой речи.
— Ну что ты так, с неуважением-то, — жемчужина молчать не стала, оказываясь сбоку от морды Аграила. Потому как ее, в отличие от некоторых, совсем ничего не стесняло. — Если б мы о сединах твоих не заботились, разве было тебе с нами так хорошо и свободно, а? — в ее голосе журчала нежность. И правда. Потому что о нем заботились. И Граэм, и она сама, и Мелиссен, и матушка, и Вейлона. Каждый по-своему.
  Граэм, например, не стал врать. Он сказал прямо, не создавай путающих иллюзий из слов. С такой точки зрения это смотрелось, на самом деле, рыцарски. Далеко не каждый может сознаться, что сделал. Фрэя, например, предпочитала не говорить все. Или отводить глаза от ее поступков на вещи не менее ценные и важные. У каждого из них был свой стиль ведения боя с жизнью. 
  Она, будучи рядом с батюшкой кошмаров морских, светилась этакой невинностью и всепоглощающей любовью и нежностью ко всему живому. И это было, между прочим, искренне. Что не мешает тоже быть частью ее спонтанного и быстро придуманного плана по избеганию неприятных и колючих, как морские ежи, разговоров. Граэму она улыбнулась. Приободряюще. Винить его в ЕГО выборе ведь глупо. Он сам его сделал. А она сделала все, что смогла. Поэтому она тоже молодец. 
  Фрэя зависла в толще воды где-то между Граэмом и Аграилом, и потому наблюдать за тем, и за другим ей было весьма удобно.  Такова же и ее позиция. Она не с Аграилом, но и не с Граэмом. Это их разговор. Есть вещи, в которые лучше не вмешиваться, и Рэя прекрасно это понимала.

Отредактировано Тинэквалон (30 Дек 2017 20:32:49)

0

9

Закатанных глаз Аграил не увидел, к счастью для Граэма, поскольку его вниманием все еще владела лисичка-дочь. Ни для кого из обитателей гротов не было секретом, что из всех своих детей больше внимания и тепла самец уделял младшей дочери и на то были причины. Воспитавший Элладана, взрастивший многих воинов в былые времена, когда стая только формировалась, самец тайно холил и лелеял мечту о дочери. Да, как оказалось, дочь у него была уже довольно давно, но он не видел ее взросления, не участвовал в ее воспитании, а вот Фрэя ворвалась в его жизни внезапно и с тех самых пор, как он узнал о том, что птенцов будет трое, о том, что среди них есть самочка, он стал на какую-то долю счастливее. Он переживал, когда двое птенцов проклюнулись, а дочь ждала своего часа за плотной скорлупой, он с трепетом и восторгом впервые коснулся ее и взял в лапы – крохотный комочек, удивительно похожий на него самого. Пожалуй, это был самый чувственный момент в его жизни, ему казалось, что мир перевернулся с ног на голову и ничто не было важно, только он и нежное чудо в его лапах.
Но чудо росло и с чудом подрастал характер, который в силу постоянной вседозволенности потихонечку умудрился взобраться на шею и свесить оттуда лапки. Отец ничего не мог с собой поделать, дочь была его ангелочком, она была воплощением мечты, которую он носил так долго, как он мог позволить себе повысить на нее голос? Как мог наказать? Но вместе с тем Аграил всегда надеялся, что дочь поймет и не станет чрезмерно пользоваться своим положением, допуская то, что было недопустимо. Зачастую нет, но в этот раз Фрэе удалось задеть отца неловкой фразой и при всем своем желании, закрыть глаза он никак не мог.
- Милая, - мягко, но вполне серьезно начал Дьявол, тут же стерев со своей морды растерянность, взвинченность и другие чувства, замеченные там ранее. Слегка утрировав их, он хотел подыграть актерству дочери, но теперь это было ни к чему, детям стоило понимать, что отец максимально справедлив, как к драконам стаи, так и к своей семье и никакие смягчающие факторы, никакая скидка на родство и любовь не могут повлиять на справедливость принимаемых им решений. Слегка смягчить – да, позволить пересмотреть – возможно, но уйти от наказания таким образом было невозможно, такова уж натура Духа-отца.
- Уважительные речи, обращают к старшим, к высшим по рангу и тем, кто заработал это уважение своим примером. Я же разговариваю с вами, как со своими детьми и своей семьей, тепло. Я стараюсь дать вам понять, что я чувствую, настолько доступно, насколько это в моих силах, - ровно и медленно сказал самец, старательно подбирая слова, которые звучали бы максимально мягко, но в то же время назидательно, давая понять в чем именно Фрэя была не права.
- Не стоит упрекать отца в неуважительном отношении, поскольку мое отношение к вам не уважительное. Мое отношение к вам, пропитано беспокойством и желанием дать столько знаний, умений и сил, чтобы вы могли уверенно войти в самостоятельную жизнь и противостоять ее изменчивым течениям, - проницательно глядя в глаза дочери, отец кивнул, ожидая ответного кивка, который бы значил, что Фрэя поняла его мысль и его слова.
Признание Граэма Аграил выслушал, внимательно наблюдая за сыном. От него не скрылся отведенный взгляд и неуверенное начало, которое затем переросло в более связный и звучный ответ, достойный уважения, хоть старший из выводка и не набрался достаточно смелости, чтобы посмотреть отцу в глаза. Тем не менее Аграил ничего не сказал и на то были свои причины. Граэм был самцом, маленьким еще, да, но самосознание самца формировалось уже в таком возрасте, и Дьявол воспринимал сына как взрослого, примеряя его чувства к своим. Он просто не мог позволить себе отчитывать Граэма в присутствии кого бы то ни было, особенно самки, пусть она была сестрой, пусть знала о ситуации. Существовали вещи, которые следовало оставить для приватной беседы между отцом и сыном, не вмешивая в это других. Мужская солидарность, если угодно.
Морской Дьявол кивнул сыну, давая понять, что он услышал, однако по эмоциям на морде Водного трудно было понять, хорошо это для Рэма или плохо – отец не раскрывал своих карт. Приковав свой взгляд к дочери вновь, он обратился к ней мягко:
- Жемчужинка, я бы хотел побеседовать с твоим братом наедине. И можешь не тревожиться, он останется цел, - Граиль коротко улыбнулся, рассчитывая на понимание. Эффект от вмешательства младшей был, он помог унять шторм от первых потрясений, но никак больше повлиять на ситуацию не мог – этого уже было не мало. Дальше все зависело исключительно от Граэма, который благодаря Фрэе не попал под горячую лапу, но все еще оставался виновником происшествия.

Отредактировано Аграил (30 Янв 2018 22:51:58)

+4

10

Чудной какой-то день сегодня, дурной что ли. Поведение у окружающих странное. Может не у всех… кабилл, конечно, вёл себя так, как ему полагается. Фрэя нечто странное сбацала, так что Граэм предпочёл на время притихнуть и дождаться, чем всё кончится. Он итак уже сказал то, что надо было. Между прочим, не соврал, хотя мироздание как будто даже подзуживало его. Точно сегодня в воде что-то было такое растворено, что влияло на поведение драконов. Но батюшка вроде держался. Хотя Граэм не мог поручиться, что в определённый момент у Духа не сорвёт крышу. А продолжать дополнять свои слова подробностями при ком-то птенец не хотел. Он итак, будучи всё же довольно гордым, считал, что достаточно унизился, вынужденный вот так вот выступить в присутствии сестры. Или мало вам этого? Тут ещё и Фрэя себя как будто королевой положения почувствовала. Но быстро была осажена строгим, но справедливым отцом.
Граэм не влезал. Он поглядывал искоса и немного исподлобья, словно его вообще здесь не было. Он был пузыриком воздуха, мерно поднимающимся вверх — к поверхности. Правда будущий воин никуда не поднимался. Он завис в воде ближе к полу, едва касаясь его лапами, чуть покачивал хвостом, отдавшись, так сказать, течению. Течения не было. И птенца никуда подальше от этой ситуации не несло. Эх.
Фрэя выслушала отца с внимательностью к его словам. Даже если она выразилась не так, как стоило бы, или неправильно подобрала слова, то быстро осознала своё упущение. Как и то, что более ничем спасти братца не может. То преимущество, которое было у Жемчужинки, исчерпало себя раньше времени. Не то, чтобы Граэм на него полагался. Но и на том спасибо. Как бы не вышло теперь так, что неосторожные слова подпортили Аграилу настроение ещё больше. Это было, конечно, всего лишь детское опасение. В глазах сына отец не был тем, кто имел склонность срываться на одном ребёнке из-за слов другого. Не зря же он был столь авторитетным и уважаемым. И в глазах Граэма тоже. Оттого разочаровать отца была вдвойне страшно. Не из-за того, что отругать могут, нет… а из-за того, что не оправдаешь ожиданий.
Фрэя оставила их наедине. Кивнув отцу, она уплыла — лёгкая, плавная в движениях, как неуловимый тёплый подводный поток. Брат проводил её быстрым взглядом, буквально зацепившись его краешком. Чуть пожевал нижнюю губу в хмурой задумчивости. Теперь наверняка им предстоял достаточно откровенный разговор. Водный со звёздами в крови коротко оглянулся на устроенный погром, чтобы оценить масштаб катастрофы и напомнить себе главную суть происшествия. Он как будто надеялся, обернувшись, увидеть, что беда не такая страшная. Что ему в порыве могло показаться, будто разбилось больше, а на самом деле нет. Но реальность была неумолима. Оставалось только подавленно и разочарованно булькнуть, возвращая смиренный взор отцу. Поджав губы и нахмурив брови, Граэм всем своим видом демонстрировал, что готов принять наказание.
[nick]Граэм[/nick][status]Русая коса[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PaXQ8.png[/icon][sign]~~~[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=564#p399969">Карточка</a>[/titul]

+1

11

Дочь не стала перечить и Аграил тихо возликовал, наблюдая как глаза Фреи пристыженно меняют цвет. В столь тонком деле, как воспитание птенцов, сознательный и могучий Дух был безнадежным чайником, и, если еще двадцать лет назад можно было наблюдать за тем, как чада растут, со стороны, не вмешиваясь в этот процесс без нужды, время шло и незаметно подкралось к той точке, с которой следует брать ситуацию в собственные лапы. Время, когда сознание птенцов формируется, устанавливается характер, моральные принципы, Аграил понимал – стоит упустить что-то одно и исправить это в будущем уже не получится. Куй железо пока горячо, как говорится.
Самец все больше боялся что-то упустить или сделать неправильно: настроить детей против себя, обидеть не нарочно отношением или дать слишком много свободы. Эта грань была тонкой, хрупкой. Возможно какой-нибудь мамаше не составляло большого труда рассмотреть ее и прощупать, но закаленному вояке, политику, стратегу, чьи чувства огрубели за годы беспощадных воин, а сердце ожесточилось бесконечными потерями, это было ой как не легко. Настолько, что временами Грай чувствовал себя мальчиком, который делая что-то, с замиранием сердца ждет, чем закончится его авантюра. Как существо, созданное с конкретной целью, он никогда прежде не испытывал подобного куража. Напротив, кажется всегда знал, что должен делать и как идти к поставленной цели, чтобы добиться должного результата, а когда случались неудачи, он брал их на заметку, продолжая с не меньшей решительностью - разбивая преграды грудью и головой. Здесь так не получится. С родительским долгом все бывает в первый раз.
Кстати, о провинившихся мальчиках. Фрея уплыла, не обронив ни слова, так что отец и сын вскоре остались наедине. Аграил выждал паузу прислушиваясь, когда шуршание вод прекратится и никого не окажется рядом. Значило ли это, что Граэма ждет что-то страшное? Возможно, но не стоит забегать вперед. Торопиться не куда и Морской Дьявол не спешил. Как и в случае с Фрэей, он старательно взвешивал десяток вариантов, подбирая нужные слова, силясь предугадать, как это скажется на сыне и сможет ли донести ему точку зрения отца. Стоит перегнуть палку и действовать слишком агрессивно – это покажет серьезный настрой, но весь смысл останется за кадром, а если ограничиться словами, они быстро забудутся. Наказания тоже бывают разные, есть те, которые мы несем вынужденно какое-то время, а есть такие, которые остаются немым напоминанием навсегда. Страшно звучит, правда? На деле все куда проще.
Дух отследил взгляд сына, наблюдая за ним сверху-вниз и сам в это время оценил ущерб более трезво, чем десять минут назад. Четыре кристалла из семи лежали мелкими осколками на полу. В них перемешались неразличимые теперь резные картины событий, не взятых из головы, не созданных фантазией мастера, а абсолютно конкретных событий с участием конкретных драконов.
- Ты ждешь, что я буду что-то говорить и что-то сделаю. Я могу. Отчитать тебя? Посадить под домашний арест? Заставить собирать осколки? Как мы с тобой поймем, где достаточная степень наказания, а где перебор, и что ты извлечешь из этого? – Самец говорил очень спокойно и уверено. План действий уже созрел в его голове, и он ровно докладывал свою мысль, непринужденно, почти как друг, но в то же время доходчиво, что не позволяло потерять эту грань.
- Что не стоит загонять братьев наших меньших в гроты, где много хрупких вещей? Я думаю ты понимаешь. Что мой кабинет — это не место для баловства? Ты знаешь и это. Но я не уверен, что ты понимаешь, почему именно я зол и расстроен, - Аграил поманил пальцем, указав на кабила. Этот жест означал, что сын может наконец отпустить бедное животное и когда это случилось, Дух заключил жеребенка в пузырь из воды, отправив в открывшийся портал прежде, чем тот успел понять, что получил долгожданную свободу.
А затем, ничего более не поясняя, Водный создал еще один портал, крупнее, указав на него Граэму.
- Ныряй, - ободрил отец сына, ожидая, когда тот заплывет в портал и сам прошествовал следом.
>>> Ладонь Шеата

Отредактировано Аграил (14 Фев 2018 22:52:22)

0

12

- Ты ждешь, что я буду что-то говорить и что-то сделаю. Я могу. Отчитать тебя? Посадить под домашний арест? Заставить собирать осколки? Как мы с тобой поймем, где достаточная степень наказания, а где перебор, и что ты извлечешь из этого? - Граэм коротко вздохнул, возведя глаза к потолку. Он никак это не прокомментировал банально потому, что сам не знал. И уж тем более не мог подсказать отцу, как лучше поступить. Это даже звучит смешно и абсурдно. Мол, пап, мне подойдёт вот такое вот наказание, честно-честно, я всё пойму, другого не надо! Нда…
Ну а мог ли он действительно поручиться за что-то подобное? За то, что поймёт и больше такого не допустит. Ведь могло произойти самое разное. Вдруг получатся такие обстоятельства, такое их стечение, что иначе просто не выйдет, как ни выворачивайся? Вот и зачем тогда давать какие-то слова, обещания?
Граэм хотел сказать, что он понял. Что до него уже всё дошло, он всё выяснил и осознал, ничего ему объяснять не надо. Но не стал. Решил, что лучше будет помолчать. Даже если птенец сам считает, что уже извлёк необходимый урок, не стоило перебивать отца. В этом деле у водного был один принцип. Даже если Аграил говорил ему что-то, что Граэм уже знал, он не отвечал «я в курсе». Не пресекал речи отца словами «да-да, я знаю», мол, что ты рассказываешь, мне это известно, не будем тратить время. В смеси особого уважения к Духу как к отцу и как к личности, Граэм находил, что лучше просто выслушать. Даже если ты весь такой умный и ничего нового не услышишь. Просто послушай…
Это правило не особо распространялось на других драконов. Такой чести был удостоин разве что Граиль. В иных ситуациях птенец-действие, птенец-стремительный-порыв не склонен был тратить своё время на размусоливание чего-либо. Меньше болтовни, больше движений!
- Что не стоит загонять братьев наших меньших в гроты, где много хрупких вещей? Я думаю ты понимаешь. Что мой кабинет — это не место для баловства? Ты знаешь и это. Но я не уверен, что ты понимаешь, почему именно я зол и расстроен, - немного скривив уголок пасти на бок, дракончик чуть покачал головой. Как бы… пятьдесят на пятьдесят. Опять же, без слов. Про гроты было понятно, хрупкие вещи, кабинет — не место для баловства, да. Но если Дух зол не на разбитые кристаллы и на баловство, вызванное скукой, а на что-то другое до этого «именно», тогда Граэм не совсем понимает. Впрочем, это было видно по его довольно выразительной морде, богатой на красочную мимику.
Отпущенный кабилл был спасён. Буквально… Аграил сохранил жизнь игрушки и добычи птенца, да выпустил существо на свободу. Граэм проводил свою жертву немного… раздосадованным взглядом. Но снова не посмел перечить.
Блин. День был не создан для игр. Определённо.
Ещё один портал теперь вырос из ниоткуда, но предназначенный для двух драконов — отца и сына. Мгм… кажется, предстоял серьёзный разговор. Граэму мимолётом подумалось, что было бы хорошо, коли эта беседа переросла в нечто философское и безболезненное, уводящее от темы конкретной к темам общим. Вот это было бы здорово. Не то, чтобы птенец такие темы почитал, но это было всяко лучше наказания. Дракончик снова ударил хвостом по воде и послушно проплыл в портал, стараясь поменьше загадывать наперёд. Чтобы не пришлось сильно расстраиваться, излишне обольстившись.

Ладонь Шеата

[nick]Граэм[/nick][status]Русая коса[/status][icon]http://s5.uploads.ru/PaXQ8.png[/icon][sign]~~~[/sign][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=564#p399969">Карточка</a>[/titul]

+1

13

28 Мороза, вторая половина дня
Игра с Миленией

Алхимия - увлекательная штука. Гораздо более привлекательная, чем та потасовка, которую затеял брат с приятелями, когда Мелиссен видел его в последний раз. Сам дракончик успешно ускользнул с уроков, продемонстрировав наставнику довольно глубокое знание предмета, гораздо более объёмное, чем предполагалось дать во время этого занятия. Что ж, никто не мог назвать сына Владыки Вод безграмотным юнцом, а в архиве стаи Мел и вовсе был завсегдатаем. Там он и нашёл однажды интересный состав, который ныне хотел опробовать, пока выдалась свободная минутка и его никто не разыскивает.
Конечно, своя комната - не самое лучшее место для экспериментов, но в любом другом гроте слишком велика была вероятность столкнуться со старшими драконами и их неизбежными вопросами. А что, да зачем, да иди поиграй лучше. Конечно, только перья приглажу. Тем более, что составляющие для зелья птенец собирал долго и осторожно, чтобы не привлечь к себе лишнего внимания. Крупицу кристалла, листочек водоросли, крохотный фиал, клочок шкуры... Что-то находил сам, тщательно сверяясь с описанием и по несколько раз проверяя, что-то позаимствовал из запасников стаи. Никакого воровства, вы что. Мел ведь не враг своему народу. Хотя, говоря откровенно, от тех крох, что ему были нужны, водные не обеднели бы и вообще едва ли заметили такую потерю. Он же не на целый лазарет зелье варить собрался, а чисто для себя, одну маленькую плошку, опробовать состав.
Всё, что попало птенцу в закрома, оказалось там по воле старших драконов. Особенно красиво вышло с фиалом. Чтобы ничьи загребущие лапы случайно не разлили жгучий сок, содержавшийся в нём, фиал закрывался хитрой пробкой, вытащить которую простым усилием было невозможно. Поэтому их абсолютно безбоязненно давали посмотреть и пощупать даже маленьким детёнышам - безопасно ведь. Тягучая жёлто-оранжевая жидкость так чарующе переливалась за прозрачным стеклом... Неудивительно, что одна совсем юная драконочка не захотела расставаться с этакой красотой. А сок не настолько ценный, чтобы за каждой его каплей вёлся строгий учёт. Через пару дней малышке новая игрушка наскучила и она с удовольствием обменялась с товарищем на мешочек ярких стеклянных бусин. А ему, пожалуй, и не отдали бы, опасаясь неведомо чего.
В общем, юный исследователь торопился приступить к делу, прошмыгнув через пустующий холл к своему гроту, куда крайне неохотно пускал даже родственников. Для семейных встреч есть масса прекрасных мест, что под водами Элтена, что на поверхности, а это - его и только его территория. Конечно, грудью встать в проходе и отказать отцу, маме или даже Граэму... Нет. Но вот так или иначе обозначить своё отношение к незапланированным визитам - сколько угодно. Чужое личное пространство Мелиссен уважал и ждал того же по отношению к себе. Единственным драконом, чьему приходу он был рад в любое время дня и ночи, являлась Миления.
Добыв из потайного закутка всё необходимое, птенец принялся за работу. Не прошло и получаса, как в каменной чаше уже шипела странного вида густая жидкость, от которой вовсю валил едкий дымок.
- Что пошло не так? - пользуясь одиночеством, Мел негромко говорил сам с собой. Понятно, что на каком-то этапе в его расчёты вкралась ошибка, знать бы ещё, где именно! Он уже собрался залить неудавшееся зелье водой, как чаша треснула и с хлопком разлетелась на добрую сотню раскалённый осколков. - Йиии!
И велика была удача горе-алхимика, что в тот миг он был достаточно далеко, отделавшись лишь несколькими царапинами, пусть даже одна из них пришлась аккурат над левым глазом.[nick]Мелиссен[/nick][status]горе от ума[/status][icon]http://i72.fastpic.ru/big/2015/0825/e4/58fc8d06ffc80a3287997fb9b44feee4.png[/icon][titul]Птенец стаи Воды<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=119#p420531">Карточка</a>[/titul]

+3

14

28 число Морозного месяца.
Вторая половина дня.
Игра с Мелиссеном.

Знаете, внедрять в свою жизнь тайм-менеджмент ввиду охренеть какой повседневной загруженности - это совсем непросто. Раньше у драконицы была масса свободного времени, меньше ответственности, она сама выбирала, чем заниматься, когда и как долго, не заботила себя расписаниями и лимитированным сном. Всё это осталось в прошлом, а эти не очень приятные вещи пришли на смену беззаботности. Глупый обмен? Для кого-то - возможно. Свобода всегда кажется более притягательной, в ней столько плюсов - как минимум, меньше бремени. Только, умудрённая жизнью, самка знала, что быть в отношениях - значит быть готовой на жертвы. Порой на очень большие, на ущемление своей воли, на смену деятельности, на пренебрежение некоторым комфортом. И это ещё не самая большая цена за построение семьи. Мужа и детей Мила любила больше, чем возможность резвиться в любое время на своём острове, потому с готовностью погрузилась и в заботы стаи, будучи правой лапой Морского Дьявола. Принимала донесения, научилась ведению картотеки, вылетала лично на места происшествия или находила, кого отослать вместо себя, научилась поддерживать связь с нужными драконами и мигом мобилизовать ответственных. Благо, водные попривыкли к тому, что одиночка так резко поднялась по иерархической лестнице стаи, стоя лишь на ступень ниже самого Водного Владыки. Она приняла их традиции и устои, училась управлять. Не ленясь и не сетуя, что солнечным погожим днём не может пойти нарвать себе цветов и сплести веночек, а должна принять доклад о запасах целебных и иных трав, чтобы быть в курсе, хватает ли стае ресурсов для встречи со всевозможными непредвиденностями или стоит распорядиться об организации группы для поиска недостающих растений и пополнения склада.
И всё-таки Мила была бы не Мила, если бы не находила время выйти развеяться и размяться. Так ведь недолго саму себя похоронить под слоем бумаг. Кто тогда Воднейшему будет эротический массажик делать? Спихнуть дела ещё можно на Советников и на иные доверенные морды, но это ответственнейшее мероприятие лежит целиком на дражайшей супруге.
Именно выходя на очередную недолгую прогулку для того, чтобы размять затёкшие шею и хвост, драконица замерла в холле. Ей послышался какой-то подозрительный шум в комнате одного из сыновей. Словно что-то бумкнуло. По времени сорванцы ещё должны были учиться, но мать-то знает своих непосед и ни разу не удивилась, если бы все трое сбежали искать на чешуйчатые попки неприятности. Кто-то, возможно, их только что нашёл. Шум раздался в комнате Мелиссена, но совсем не факт, что сам юный умник нашкодил. Это вполне могла быть его сестра, тоже не обделённая жаждой познания и способностями к наведению беспорядка. Тройка маленьких чертят.
"Вовремя я вышла прогуляться."
Звезда знала, что сын не любит, когда нарушают его личное пространство. И хотя Мел ни разу не был недоволен её появлением, Ления с уважением относилась к праву птенчика быть одному и впускать кого-то лишь после разрешения. Кто-то считает, что у детей не может быть секретов от родных и что ворваться можно в любое время, чем бы там деточка ни занималась. Полное обесценивание личности своих детей, пренебрежение их чувствами, отказ в принятии того, что у них своя личная жизнь и они далеко не всем хотят делиться. К везению царственных шкодиков, Миления ни коим местом не относилась к таким матерям. Она всегда стучалась и ворваться могла, лишь если над домом начнут разрываться уничтожающие заклинания и детей надо просто спасать. Вот и в этот раз самка подошла к комнате сына и негромко, то отчётливо протарабанила костяшками пальцев о дверь.
- Мелиссен, это ты там шумишь? У тебя всё в порядке? - ворваться - не ворвалась, но ухо к двери приложила, чтоб заранее заслышать шебуршение и вошканья, которые бы хоть говорили о том, что кто бы из кровиночек там ни засел, он жив.

+1

15

Мелиссен медленно сел. Покачнулся, неловко растопырив куцые крылышки, и прислушался к себе. По щеке стекало нечто тёплое, птенец машинально облизнулся и скривился: кровь! На первый взгляд, ему очень повезло. Колонна, поддерживающая свод грота и отделяющая жилую часть от рабочей, приняла на себя большую часть осколков. Самый крупный из оставшихся чиркнул по брови, но, как Мел успел убедиться, ощупав морду дрожащими пальцами, этим всё и ограничилось. Глаз не пострадал. А так... Больно, страшно, противно. В ушах ещё звенит. Остальные осколки застряли в шерсти, не причинив вреда. Только сплошное беспокойство: вытряхивай их потом...
Гораздо больше неудачи в опыте как таковом, юного исследователя пугал голос, неожиданно прозвучавший в коридоре за тонкой перегородкой:
- Мелиссен, это ты там шумишь? У тебя всё в порядке?
Птенец окинул взглядом свои "владения". По всему выходило, что быстро устранить беспорядок не удастся. Злополучная чаша разлетелась по всему гроту, остатки зелья чадили и оглушительно воняли палёным. Хорошо ещё, что наружу не вытянуло. И царапина. Лечить Мел не выучился и привычки сшибать углы лбом не умел. В общем, выходило, что дешевле будет признаться, чем неуклюже врать и пытаться выиграть время. Не говоря уже о том, что лапы-то дрожали, отказываясь шустро перемещать обладателя по полу. И потом, это же мама. Она поймёт. Обязательно поймёт!
- Я... Я в порядке, правда. Почти, - дракончик не смог сдержать нервный смешок, пока ковылял к двери. Каждый шаг давался легче предыдущего, так что к выходу он подошёл, ступая твёрдо и уверенно, и даже слабенький стопор, призванный скорее показать, что хозяин грота отсутствует или же не желает принимать гостей, чем реально остановить кого-то, сдвинул с первой попытки. - Зайдёшь?
Вопрос, в общем-то, был риторический, Мелиссен это осознавал. Но ничего более умного пока что породить не смог, всё ещё пребывая под впечатлением от случившегося. Какие тут разговоры, когда светлая мысль залить чадящую жижу водой пришла только сейчас.
Вобрав в грудь побольше воздуха, птенец сосредоточился и выдохнул слабенькую струю, чтобы только погасить очаг, а не разметать остатки по всему гроту. Его и так придётся убирать и отмывать, причём самостоятельно. Мел потерянно опустился на пол посреди пещеры и, старательно избегая взгляда Милении, принялся сгребать ближайшие осколки в кучу.
Стоило бы радоваться, что его поймала с поличным именно мама, а не отец. Аграила сын любил, но не всегда понимал, предугадать его реакцию на самодеятельность было сложно. С Миленией же было одновременно и проще, и сложнее. Вряд ли она измыслит какое-то суровое наказание, но от одной мысли, что мама разочаруется, у горе-алхимика внутри всё сжималось. Поэтому он и молчал, прогоняя в голове различные варианты начала разговора и отметая их один за другим, не в силах выбрать лучший. Все они, на взгляд Мелиссена, звучали жалко и нелепо. Лучше уж ничего не говорить.[nick]Мелиссен[/nick][status]горе от ума[/status][icon]http://i72.fastpic.ru/big/2015/0825/e4/58fc8d06ffc80a3287997fb9b44feee4.png[/icon]

+3

16

Судя по тому, как Мел медлил с ответом, а затем и ответил крайне неловко, то было всё явно не в порядке. Любая мамашка бы, наверное, уже схватилась за сердце и ворвалась к сыночке в апартаменты, начала охать и вздыхать, бранить, заорала бы, требуя целителя, носилки, килограмм мазей лечебных. Но Звезда слишком хорошо знала всех членов своей семьи. А между нею и конкретно Мелиссеном и вовсе сложились достаточно доверительные отношения, чтобы драконица верила в его благоразумие даже в таком возрасте.
- Да.
Короткий ответ, а затем дверь скрипнула. Мила протиснулась в проём и прикрыла дверь. Она могла поспорить на свой хвост, что сын здесь и сейчас творил то, что предпочёл бы утаить, скажем, от более строгого отца. Звезда старалась ничего не скрывать от мужа, но мелкие проделки птенцов покрывала и совестью по этому поводу не мучилась. Многие дети любят активно познанавать мир. Запрещая им это делать, родители лишь превращают себя в тюремщиков и врагов своих чад. Разумеется, это не значит, что она всё разрешала. У самки просто был несколько иной подход.
Войдя к Мелу, драконица дальше не пошла, несколько удивлённо и пристально оглядывая беспорядок. Маленький умник опять экспериментировал в своей вотчине и на сей раз не успешно, но, похоже, сам остался цел. Почти цел - от матери не скрылось, что бровь у Мелиссена рассечена. Его одинокая потерянная фигурка посредь этого хаоса выглядела так... сиротливо, что захотелось сразу прижать к себе и сказать, чтобы алхимик-самоучка ничего не боялся, потому что мама рядом. Однако сюсюкалась с сыном Звезда тоже достаточно редко - материнская любовь хороша в меру, всё-таки в доме растут юные мужчины и одна очаровательная леди. Ко всем требовался свой подход.
Длинные нити водяных щупалец принялись тоже сгребать осколки в кучку - так наполовину звёздная молча помогала Мелу, а затем, когда место расчистилось, почти бесшумно присела рядом, приобняв чадо широким крылом. Драконица наклонила голову, заглядывая в мордашку птенцу и ища на ней следы обуревающих его сейчас чувств. Ей показалось, что она увидела нотки страха, может, даже стыда. Неужто он до сих пор сомневается в том, что мать его сможет понять?
- Позволь я залечу твой порез. - мягко молвила Звезда, аккуратно приподнимая голову сына за подбородок и регенерацией затягивая ранку, а затем и смывая остатки крови. Словно и не было ничего. Хорошо, что в глаз не попало - повезло. Мила волновалась за Мелиссена - тот был очень активен в своих изысканиях. Но не видела смысла запрещать. Будет открыто препятствовать - заставит птенца шкерится по углам и всё равно заниматься тем, чем он занимался сейчас. А при текущих их взаимоотношениях у неё была возможность повлиять исподволь - разговорами и убеждением, - Расскажешь мне, с чем ты сейчас работал?

+3

17

В гроте воцарилась тишина, нарушаемая лишь шелестом магии Милении и глухим перестуком осколков. Монотонная деятельность, не требующая особого внимания и осмысления, помогла успокоиться и взять себя в лапы. В конце концов, ничего противозаконного Мел не делал. Пусть зелья полагалось готовить только в специально оборудованных для этого местах, к каковым жилая часть гротов Двенадцати точно не относилась, но наказывать за это как-то... несерьёзно. В том смысле, что спокойно работать в лаборатории ему бы не позволили. И в целом, и с этим составом в частности. А он - не какой-нибудь несмышлёный птенец, чтобы только смотреть, как действуют старшие драконы. И мама прекрасно это знает. Поэтому когда Миления подняла голову сына, в его серебряных глазах уже не было и намёка на панику.
Мелиссен переждал необходимые лечебные процедуры и мимолётно порадовался, что мама убрала порез без следа. Определённо, юный исследователь был не из тех, кто считает шрамы главным украшением самца и единственно допустимым. Да и высокое вдохновение битвы ему было неведомо, в отличие от приземлённого страха покалечиться, не слишком навязчивого, но достаточного, чтобы не рисковать. И чтобы зародить мудрую мысль в следующий раз озаботиться какой-нибудь защитой на случай непредвиденных ситуаций. Но это он обдумает позже. Птенец благодарно ткнулся лбом в ладонь матери и заговорил:
- Это лечебные состав, описание я нашёл в архиве. Им очищают раны, если внутрь попала зараза. И кровь помогает останавливать. Но оно сильно жжётся. Этакий походный вариант на тот случай, если рядом нет сведущего целителя. Промыть, прижечь и добежать до лазарета.
Вещица небесполезная, что в личном хозяйстве, что для стаи в целом. Но где-то Мел ошибся, что и привело к взрыву. Не то концентрацию не рассчитал, не то с нагревом промахнулся - кто сейчас разберёт. Экспериментаторский пыл несколько угас. Но сын Владыки Вод собирался довести дело до конца и всё-таки получить вожделенный состав. После соответствующей подготовки, разумеется. Дважды в один тупик заплывать - это не про него.
- Как думаешь, почему оно так? - птенец неопределённо дёрнул крыльями, как бы обмахивая весь грот разом. Мама разбирается в лечебных травах, может, подскажет что-то, чего он сам не заметил. А если и нет - всё равно не в тишине сидеть. Хотя в такой компании и молчать хорошо. Было в этом какое-то... таинство, некая глубинная связь между матерью и сыном, каковую Мел больше ни с кем не ощущал.[nick]Мелиссен[/nick][status]горе от ума[/status][icon]http://i72.fastpic.ru/big/2015/0825/e4/58fc8d06ffc80a3287997fb9b44feee4.png[/icon]

+1

18

Все дети нашей Звезды были сорванцами. Не только троица маленьких распи... кхм, приключенцев, но и предыдущие. Миления ни разу не говорила с Аграилом или кем-либо ещё о своих предыдущих романах и их плодах, но помнила каждого рождённого и их детство, юношество и зрелость - когда те покидали дом и отправлялись на поиски собственной судьбы. Так вот Мила авторитетно могла заявить, что все её отпрыски переняли от неё ген шилопопости. Он по-разному проявлялся у каждого, но определённо был. Потому когда водные мелконосики стали подрастать, драконица даже к провидице бы не пошла, чтобы узнать, что всё детство негодники будут давать всей стаи прикурить, а родителей заставлять хватать за голову, сердце и периодически икать. Хе-хе. Шутка. Всё было не так уж плохо на самом деле. Ни Граэм, ни Мелиссен, ни Фрэя не учиняли прямо кошмарные беспорядки, не были маленькими бандитами, ничего не воровали, не взрывали, никого не калечили, а что их тянет всё изучать... так разве это плохо? Хуже, когда дети ничем не интересуются - драконица бы решила, что у таких отставание в развитии, какие-то проблемы с психикой, с восприятием мира. Она ведь прекрасно помнила себя маленькую - наставник и опекун не знал, куда бежать и кому молиться, когда юная леди пропадала на несколько долгих часов, чтобы вляпаться в неприятности. По ту пору не было никаких стай и охраняемых патрулями территорий - зверьё бродило везде и всюду было опасно.
Лапой, в которую ткнулся Мел в знак благодарности, дочь Оры аккуратно погладила и потрепала светло-сиреневую шёрстку меж ушей. Птенец поделился, что за эксперимент тут ставил. Что ж, хорошо, что не сам пробовал что-то смешать, а действовал по рецепту. Не обязательно, что с дозой переборщил, как думал. Но лучше, если драконица сама посмотрит, из чего младший из сыновей пытался сварить зелье.
- У тебя ещё остались ингредиенты? Ты их сам собирал?  - поинтересовалась Звезда, оглядываясь, словно пытаясь взглядом отыскать заначку Мелиссена. Разумеется, рыться в его вещах она бы не стала, потому терпеливо дожидалась, пока тот сам принесёт добытые сокровища, - Видишь ли, некоторые растения требуют очень аккуратного и заботливого обращения, тщательной очистки, вымывания всего лишнего, где-то обязательно нужно удалять какие-то побеги или, напротив, пригодны лишь плоды. Та же землянка целебная - при падении лопается и больше не годится для зелья. Также её категорически не стоит использовать в плохо промытом виде. Не обязательно, что ты где-то нарушил рецепт. Давай посмотрим, что за составляющие у тебя. Если с ними что-то не так, мы их промоем, и ты сможешь снова попробовать сварить зелье. Только теперь я поставлю щиты, чтобы нас с тобой не задело. Если же дело не в растениях... всё равно попробуем, но на сейчас раз тщательнее проверяй граммовку, последовательность добавления ингредиентов, температуру огня и своевременность помешивания. Здесь почти как в кулинарии - чуть не так сделаешь, и вкус у блюда может быть совсем другой. - Мила подмигнула юному исследователю, мол, это наш маленький секрет, что мама тут с тобой напару в тайне от папы вне лаборатории зелья варит, - А позже мы сможем заняться обучением тебя постановке такого щита, чтобы в следующий раз ты и без меня мог создать приемлемые по техники безопасности условия, чтобы проводить маленькие эксперименты в своей комнате. Согласен?

+1

19

- Остались! - птенец подхватился и принёс "на разграбление" мешочек, в котором хранил всё добытое. Обычно он прятался в потайном закутке за стенкой, но Мел никак не рассчитывал на визит матери и потому опрометчиво бросил его прямо на лежанке. Впрочем, оно и к лучшему: показывать свои тайники маленький экспериментатор не хотел. Даже Милении. Хотя и не сомневался, что при должном желании она найдёт всё, что угодно, включая его заначки.
Высыпав добычу на расчищенный пол, Мелиссен отобрал необходимое для этого состава. Мама обратила его внимание на те моменты, о которых птенец поначалу даже не подумал. Собрать растения - только полдела, их нужно ещё и подготовить. Возможно ли, что Мел упустил что-то в этой части? Понятно, что немытые листья в зелье совать - глупость несусветная, понять это способны даже совсем маленькие несмышлёныши. А если пойти дальше? Некоторые травы - он точно помнил! - в зависимости от времени сбора обладали разными свойствами. Хотя вроде всё по рецепту собирал, там ведь должно было быть указано, если нужно что-то особенное?..
- Конечно, согласен! - когда это Мел упускал возможность научиться чему-то реально полезному, да ещё и у обожаемой мамы?! Это вам не на скучной лекции сидеть, это магия! А тонкое искусство сплетения чар птенец почитал своей стихией наравне с Водой.
- Вот, это я собирал сам. Усатка, наша, береговая. Чистотел, кошачья лапка, плавники летучки... Жгучка - из стайный запасов, это тоже, - алхимик-энтузиаст поочерёдно указывал на ингредиенты. Соотношение было примерно равным: далеко не всё можно было добыть самостоятельно, особенное если ты сын Главы, которого не отпускают дальше берега. Но всё, что удалось насобирать на поверхности и под водой, Мел пустил в дело. Кроме, разве что, одних хитрых водорослей, которые ещё найти надо было. Но в зелье нужны были даже не они сами, а вытяжка, сделать которую птенец сам не смог. Пришлось искать, у кого и на что сменять флакончик.
Разложив свои "сокровища", Мелиссен окинул их критическим взглядом. Все части растений очищены от грязи, ничего лишнего. В толчёные плавники чешуя не попала, это он гарантирует, сам измельчал, ненавистная тупая работа... Кристаллик граната? Может, в нём оказалась какая-то примесь? На вид чистый, но кто его знает, что там внутри. Сок у целителей взят, с ним проблем быть не должно, но, опять же, всё возможно в этом несовершенном мире.[nick]Мелиссен[/nick][status]горе от ума[/status][icon]http://i72.fastpic.ru/big/2015/0825/e4/58fc8d06ffc80a3287997fb9b44feee4.png[/icon]

+1

20

Может, для кого-то и тревожны были бы такие склонности... тяга к постановке не всегда безопасных экспериментов. Особенно всего-то полустолетним птенцом. Но у Милении был свой взгляд на вещи. Ей хотелось не запирать детей на замок, запрещая мир видеть и узнавать тем способом, какой они сами изберут, - Звезда хотела, напротив, раскрыть им мир со всех сторон, известных ей самой. А что не раскроет - мелкие любопытные носы сами разнюхают. Первоочерёдная задача родителя - подготовить дитя своё для жизни взрослой. Не схоранивать от любой трудности и опасности, но для преодоления посильных - снабдить навыками и знаниями, чтоб дети сами учились справляться. Хотя их мать полузвёздная, а Дух Водный - бессмертный Высочайший, но и их срок однажды может прийти. Дочери это подтвердили не так давно. К тому же всем чадам свойственно покидать гнездо. Не вечно же под материнское крыло залезать, чтоб скрыться от бед. Когда-то надо будет искать свою тропу жизни и торить её своими силёнками.
Сын побежал доставать остатки добытого, и заботливый материнский взгляд проводил его спину. А в предложении драконицы крылся и иной умысел, который не сразу можно распознать. Часы, которые Мелиссен будет тратить на обучение магии и отработку заклинаний, не смогут быть заняты новыми такими вот взрывчиками. Хоть на этот период сердце сурового, но справедливого отца семейства сможет не выпрыгивать из грудной клетки из-за переживаний о детях.
Пока птенчик раскладывал свои богатства перед Милой, перечисляя названия и критически осматривая несколько оскудневшие запасы, драконица тоже бегло осмотрела добытое и почти сразу же сделала вывод, что ингредиенты сын подобрал качественные. Звезда не увидела серьёзных нарушений - они были промыты, лишние части удалены. Хотя был один нюанс.
- Может, что-то из запасов стайных было собрано не в срок. Порой это сложно определить - сорванное растение очень мало отличается в различные сезоны, но свойства имеет отличные. - пойти промурлыкала Миления, потрепав ободряюще птенца по ушам. Его ошибки драконица не исключала. Сейчас, во второй раз, за варевом две пары глаз следить будут, - Где твой рецепт? Будем тщательно сверяться с ним. Мама твоя ведь тоже не все их наизусть знает.
А после Звёздная Дочь выставила лапу переднюю ладонью вверх, от неё потекли вверх ручейки, похожие на щупальца тонкие. Словно фонтан, в разные стороны каскадом они потекли, опадая на пол комнаты, собираясь после в ровную линию и начиная выситься. Драконица специально замедлила процесс построения барьера из воды - так сын мог понаблюдать за красотой самого заклинания и даже пару раз успеть перемахнуть через барьер, если рецепт лежит в другой части комнаты. Только быстро, не то зашибёт. Заклинания ведь могут и своих творцов ранить, а уж о чужих и говорить нечего. Когда сотворение заклинания завершится, останется лишь одно окошко - чтоб можно было дотянуться до котелка. Но чуть начнёт искрить, плеваться и трескотать - сразу и тут заделаем. Пусть осколками водица призванная получает, а не птенячий лоб.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Западная котловина » Гроты Двенадцати – обитель Духа Воды