//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [прошлое] » Смирение и поиск [Тимоти и Джет]


Смирение и поиск [Тимоти и Джет]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s5.uploads.ru/EeTHW.png
Участники:
Тимоти, Джет
Место действия:
Радужный лес и отроги Сеарива с его многочисленными пещерами.
Время и погода:
23 число Сияющего месяца 7944 года.
Вечер, идет достаточно сильный дождь, с далеким громом, но молний заметно не было. Закончится он ближе к середине ночи, поднимая после себя туман, но к утру и он рассеется, позволяя лучам солнца  осветить темный лес и сделать его не таким мрачным. Погода будет стоять весь следующий день солнечная и даже жаркая.
По пути к Сеариву изменится до более прохладной и сухой, с переменной облачностью.
Цель и ситуация:
Совсем недавно Тимоти стал двойником почти идеальным. И стал из-за лжи и коварства его друга. Он все еще зол, все еще не может простить, но вынужден слушаться и даже общаться. Джет вновь пришел навестить Тимоти, несмотря на дождь и непогоду, намереваясь создать с ним артефакт, что поможет подменивать ауру, дабы уж точно никто не смог прознать, что Тимоти вовсе не Джек.
Предупреждения:
Самая малость ссоры, капелька агрессии, сомнительная атмосфера.
Бессрочная отпись.

Отредактировано Тимоти (28 Окт 2017 14:10:40)

+2

2

Темно-серый дракончик галопом вбежал в свою не самую подходящую для места жительства пещеру, тут же отряхиваясь от капель дождя и подрагивая от холода. Он насквозь промок, пока бежал под ливнем, и теперь замерзал, пусть и на улице давно было лето. Он поторопился развести костер, что вышло не с первого раза, а потом, когда тот разгорелся достаточно убедительно дл того, что бы не погаснуть, дракону вновь пришлось тащиться в непогоду в лес, собирать поленья да хворост. Что бы за время, пока горит старое, эта партия успела хоть немного высохнуть.
  Тимоти был угрюм и рассержен. На этот дождь, на эту слякоть, на то, что приходится таскаться по этому отвратному лесу и собирать дрова для костра, на то, что он вообще находится здесь вместо теплого  и уютного дома в стае Света, наконец, на свою жалкую и никчемную жизнь, в которой не было ничего интересного. Он скрючился возле костра и грелся, обсыхая и периодически поворачиваясь то боком, то спиной. Смотрел пустым взглядом на пламя и старался ни о чем не думать, потому как все приходящие мысли вовсе не сверкали жизнерадостностью и оптимизмом. Его состояние в последние месяцы металось от уныния к депрессии, от депрессии к захлебывающейся злобе, а от злобы к скрытой агрессии. И так по кругу. Сейчас была очередь серого и безвкусного уныния, когда солнце кажется не таким ярким, небо не голубым, а трава не зеленой.  В этом лесу все всегда было мрачным и серым, что не могло не влиять на состояние дракона, лишенного собственной внешности.
  Навсегда. Теперь ты мой, навсегда.
  Пляска пламени складывалась в разноцветных глазах в картины прошлого, где он еще был беззаботным парнем, инфантильным и совершенно бесполезным для общества, не знавшим, чего он сам хочет от этой жизни. Он был наивен и доверчив, и в этом было свое очарование, позволявшее ему беззаботно радоваться мелочам и не злиться по пустякам... Кажется, тогда он мог выйти на полянку и разлечься в мягкой траве лапами кверху, как птенец какой, ерзая и чуть глуповато улыбаясь, а потом подскочить, поняв, что его кто-то видит, и смутиться, стараясь оправдать свои действия.
  Он пошевелил поленья и уже сгоревшие ветки, отмахиваясь от взлетевших красных угольков, быстро тухнувших в прохладном воздухе. Над головой уже  стоял дым, от которого слезились глаза, и Ло’Ренсу пришлось встать на задние лапы и начать размахивать крыльями, дабы согнать весь смог на улицу. Это была не сама удобная пещера. Дым от костра не уходил наружу, а упорно собирался внутри, создавая опасность задохнуться.  Но получше ему пока не попадалось. Будь он земляным, выдолбил бы углубление или еще что-нибудь, но увы.
  В пещере стало достаточно тепло, и костер можно было потушить. А затем развести другой, поменьше, у выхода, дабы тепло не уходило так быстро. Или же холод не остужал так сильно. Тимоти, погруженный в свои угрюмые думы,  бесцельно передвигал свои небольшие пожитки и предметы обихода. Потом завалился на пару оленьих шкур довольно скверной выделки, появившихся здесь потому, что лежать на камнях ему совсем не понравилось.
  Уснуть он не смог. И потому вновь поднялся, начиная ходить из одного конца пещеры в другой, мучаясь от безделья и ожидания. Гадкий дождь портил все планы и загонял в  это пусть теплое, пусть  подготовленное для жилья, но неродное место.
  Но недолго ему осталось мучиться от безделья, ибо уже близок был тот, кто стремился к нему сквозь дождь и неприятную прохладу. Стремился, что бы побыть рядом. И что бы выдать очередное задание.

+2

3

Дождь. Джет любил его. Прохладные капли, стучащие по всему на свете и создающие невообразимо красивую музыку, которая всегда так успокаивала и даже усыпляла. Будучи птенцом, дракон любил часами скакать под дождём, как какой-то водный, пока не выхватывал по шее от отца, а после его смерть и от матери. Но годы шли, Джет становился взрослым, здравомыслящим и серьёзным, а потому, прогулки под дождём становились всё более раздражающими, а холодные, освежающие капли противнее. И сейчас, в эту непогоду, он с удовольствием остался бы дома, но нужно было лететь. Махать крыльями, проклинать всё на свете, искренне не понимая почему Тимоти решил жить так далеко, и надеяться, что молния хвост не поджарит, посчитав Джета достаточно "металлическим" из-за его отблеска в ярких вспышках.
Уже на подлёте к нужному месту, Джек яростно оскалился и грубо выругался, ведь вдалеке, там, где жил Тимоти, мерцал свет. "Света отброс! Ну вот каким место нужно думать, что бы делать такой кретинизм? Просто невыносимо глупое создание!" Дракон злобно и даже слегка обиженно зарычал, а после с силой ударил крыльями о воздух, набирая скорость, и пикируя вниз. Оказавшись на земле, Джет всё ещё ругал всё на чём свет стоит, за глупость своего двойника, но из своих гневных мыслей его выдёргивает резкий и даже дурманящий запах. Одна из разновидностей ночного цветка. Джеку нравился их запах. Он был сильным, резким, бил в голову и всегда мог отрезвить, причём не важно от чего. Посмотрев немного на нежно фиолетовые бутоны, дракон сорвал несколько из них и больше не задерживаясь в лесу и на секунду, рванул в "уютную" пещеру, где его уже давно ждали.
- Ну и погодка... - Джет заскочил в пещеру и даже не останавливаясь, пошёл в сторону Тимоти. - Прости, дорогая, драгоценных камней нет, только цветы. - Джек в поклоне опустился перед своей копией, оставляя у его ног чудесные, но уже закрывшиеся бутоны, пахнущие фиалкой с ярко выраженной ноткой ежевики, а после отряхнулся от воды, смахивая все эти капли на несчастного близнеца. Довольно оскалившись и язвительно хмыкнув, Джет уверенной поступью направился к грубо выделанным шкурам и завалившись на них, швырнул к ногам Тимоти свиток пергамента. - Это тоже тебе, существо у которого мозг с совиное яйцо. Вот скажи мне, Ло’ренс, ты жопой замёрзшей думал, когда костёр разводил на входе в пещеру, а? Ты хоть какой-то из своих извилин думал, что если это заметят разведчики стаи тьмы, то они точно сюда наведаются, а я могу зубы отдать, но ты точно на хвост сядешь, если тебя спросят: "Чего это тёмный живёт на границах своей стаи и так ярко отсвечивает Светлым драконом." Кстати об этом. В свитке, что я тебе дал, рецепт одного артефакта. Это кольцо. Если в него вложить свою ауру, она будет скрывать ауру дракона который его носит, и не просто скрывать, а заменять на вложенную в данное кольцо. Для нас с тобой это единственный способ скрыть твою светлую... "вонь". - Джет вновь язвительно хмыкнул и расправил крылья, одновременно зевая. Он замёрз и хотел спать.

Свиток с рецептом и описанием кольца "Фертаура"

http://s5.uploads.ru/t/z6AuT.png

Отредактировано Джет (12 Ноя 2017 20:49:43)

+2

4

Тимоти не сразу понял, что рядом с пещерой кто-то есть. В своей тяжкой отрешенности он словно нарочно старался замечать как можно меньше, что бы меньше волноваться или переживать, думая о том, какая у него ужасная жизнь. Но услышав, он уже не мог перестать это замечать. Это были шаги. Чужие, недовольные. Тимоти сначала встрепенулся и подскочил, выглядывая и всматриваясь в темноту, но, завидев сквозь потоки воды силуэт, так похожий на его, почти оскалился от бессильной злобы и тут же скрылся в самой глубине пещеры, словно нарочно ища такое место, где с ним будет неудобнее общаться. Жаль, что в такие моменты в пещере не вырастали стены, способные разделить двух таких похожих, но при этом столь разных драконов.
  В Тимоти просыпалась тихая ненависть, и он изначально уже подготовился к тому, что бы ненавидеть все, что Джек сделает или скажет, огрызаться на его гадкие слова и защищать себя от его нападок. Даже если их не было, Тимоти все равно был напряжен до предела в его присутствии. И легко срывался.
  Джек чуть ли не влетел в теплую пещеру, занося с собой сырость и прохладу, и, как назло, поперся сразу к уже агрессивно распушенному  Ло’ренсу. Тот невольно поднимал гребень, показывая свое недовольство и готовность защищаться. Взгляд же при каждом шаге к нему тяжелел. Но Тимоти молчал. Только нахмурился от этой глупой шутки с этими никчемными цветами.  Но от летящих капель он отвернул голову, недовольно щурясь и почти скалясь. А потом хмуро проводил взглядом, ка Джек ложится на ЕГО место, ЕГО шкуры.
  Язвительный и полный желчи и превосходства тон Джека уже заранее злил Тимоти, но тот упорно молчал и даже почти не двигался, выказывая свою злобу взглядом и агрессивной  позой. Вот только такие нападки молча Тимоти уже терпеть долго не смог.
— Раз не нравится, так найди нормальную пещеру, где я не буду задыхаться дымом, — прошипел тихо Тим, сжимая лапу и проводя когтями по камню. Запах дыма не просто ощущался от предыдущего костра, сверху еще не до конца выветрился сизый дымок. Да и от того костра, что стоял у входа, периодически дым попадал вовнутрь.  »Если б можно было, я бы не ставил костер там, скотина. Ты тут, в отличие от меня, не живешь», — рычал он про себя, но на эту тему он больше ничего не сказал, с омерзением глядя на кинутый ему свиток, словно по нему ползала целая куча мерзких червей. Описание артефакта, может, и было важным, но от последних слов Тим таки не сдержался и зарычал, выгибая спину и пуша все свои имеющиеся гребни и крылья, дабы казаться врагу крупнее, чем он есть на самом деле:
— Вонь? Вонь? Так вот что тебе покоя не дает? Моя светлая вонь? Так что ж ты тогда сразу на опыты меня не сдал своим темным друзьям, был бы у них целый я для опытов на аурой и… Прочим! Что ж ты себе шкуру среди темных не поискал, с-скотина! — Тимоти скалил клыки, рычал и шипел, царапая когтями пол и готовясь если не атаковать, то как минимум очень рьяно сопротивляться, если у этого засранца, возомнившего себя хозяином, появится желание к лапоприкладству.
— Есть еще способ оставить меня в покое! — выпалил он со смесью писка и рыка, стараясь так перекрыть панику, которая была верным спутником Ло’ренса всю его жизнь, и вечно мешала. Но пока что Тимоти держался и не поддавался ей, искрил разноцветными глазами ненавистью, но не подавал виду, что он еще и боится. В конце концов, в бою у них слишком неравные шансы.

+2

5

Единственное, что следовало сделать в этой напряжённой ситуации Ло’ренсу это захлопнуть свою пасть, кивать головой, со всем соглашаться и быть светлой умничкой, какой он и являлся, но вместо этого щенок смел скалить зубы и даже кусаться. И если первую колкость Джек любезно пропустил мимо ушей, словно её и не было, но при этом затаивая обиду на более благоприятное время, то второе игнорировать было нельзя. Эта гадина слишком осмелела, либо желала, что бы ему зубы проредили. И если первое дико бесило Джета, то второе нужно было обязательно осуществить в целях воспитания двойника.
- Я вижу, ты забыл своё места, света отброс! - Дракон поднялся на лапы и злобно, утробно зарычал, чуть опуская голову и оскаливаясь. - Ты моя собственность и я буду делать с тобой что хочу, когда хочу и как хочу, и если потребуется, ты по частям, но ещё живой, пойдёшь на корм червям. - Джет лязгает угражающе челюстью и кидается вперёд к Ло’ренсу, вывернувшись угрём на тот случай, если Тимоти пойдёт в атаку, с силой бьёт его хвостом по морде, заставляя отвлечься и тут же мёртвой хваткой вцепляется в загривок, сдавливая зубы и слушая, как трещат чешуйки, омывая клыки горячей кровью. Резкий рывок и Ло’ренс летит на шкуры, с которых совсем недавно поднялся сам Джек. Метнувшись вперёд, дракон наступает на горло своему двойнику, придавливая к земле и прерывая любую попытку подняться. Выждав небольшую паузу и убедившись, что Тимоти уже не встанет, Джет опускается рядом и сворачивается вокруг него клубком и тут же натыкается взглядом на своё "воспитание". "Бездна тебя поглоти, Джек, ну каким место нужно было думать, что бы это сделать... О, Звёздная..." Тёмный тяжело и судорожно выдыхает, а после, нервно и пугливо сглотнув, начинает осторожно проходить языком по ранам от зубов на шее Ло’ренса, которые всё ещё кровоточили.
- Прости... - Виновато шепчет Джек, ласково зализывая раны Тимоти. - Погорячился, но и ты тоже, не мог промолчать? Я каждый день мандражирую, боясь, что найду тебя, если не мёртвым, то со сломанными крыльями и ногами. Тёмные не станут церемониться, а прежде чем убьют, поиздеваются вдоволь. - Джет притих, а после еле слышно добавил. - Не хочу, что бы с тобой что-то случилось, идиот светлый. - Тёмный ещё несколько раз проводит языком по ранам своего двойника и поудобнее устроившись, обнимает Тимоти крыльями, закрывая его собой от холода и ветра, идущих с улицы. - Сейчас нам с тобой нужно поспать несколько часов, а перед рассветом нужно будет добыть первый ингредиент. Сонные огоньки. Это будет сложно, придётся побегать и при этом придётся быть невероятно внимательными, но это потом, сейчас нужно отдохнуть. - Джет осторожно опустил подбородок на макушку Ло’ренса. - И это... как только мы изменим твою ауру, я найду тебе пещеру получше, обещаю и... - Тёмный замялся и как-то смущённо закончил. - На самом деле мне очень нравится твоя аура. Она... Ну... Она красивая. - Джек прикусил язык и отвернул морду от Тимоти, смущаясь и даже прижимаясь сильнее к земле. Он ещё долго не мог уснуть после своего откровения, ведь на самом деле Джет был рад тому, что у него есть Тимоти. Да, они не были друзьями, но для Тёмного этот Светлый был чем-то родным и даже особенным. Джеку нравилось заботиться об этом непутёвом, а говорить ему такие маленькие глупости, приносить цветы, драгоценные камни и вкусную еду было чем-то таким невероятно приятным, что Джет каждый раз светился изнутри, чувствуя, как лапы начинают дрожать, когда Ло’ренс с охотой принимал подарок и радовался ему. Но ведь это такие глупости! Или всё же нет?
Джет проснулся именно с этими мыслями за несколько часов до рассвета. В пещере было невероятно холодно и стоял удушающий смог, от которого хотелось кашлять. Ужасное место для существования, а для нормальной жизни так вообще неприемлемое. Темный тихо поненавидел себя за плохие условия для своей копии и потянувшись, расправил крылья, поворачиваясь к Тимоти и сжимаясь. Раны на его шее были покрыты кровавой коркой и выглядели болезненно. Джет тихо зашипел из-за своей глупости и ненужной злости, и опустившись к загривку Ло’ренса, вновь стал его осторожно зализывать, тем самым будя.
- Тимоти... Тимоти, просыпайся, нам нужно ловить светлячков. - Шептал Джек, потираясь щекою  и шеей о макушку и шею светлого. - Тимоти, вставай...

+1

6

Обозленный, напуганный и загнанный в угол, он видел, как изменилось настроение Джека с притворно-дружелюбного на истинное, жестокое и садистское. Он зарычал в ответ, и Тим весь напрягся, как пружина, готовый отразить атаку этого темного. «Я не твоя собственность!» — хотел было вскрикнуть Ло’ренс, но Джек резким рывком прыгнул на него, и Тимоти, подумавший, что тот сейчас хлестанет по нему хвостом, наметился с рыком этот чертов хвост откусить. Но Джек не был бы темным, если бы не устроил подлянку, впившись в несчастную шею сзади, от чего Тимоти тут же зашипел от боли, стараясь вырваться, и начав дергаться, извиваться, сопротивляться. Но Джек сильнее. И Тимоти уже оказался на шкурах. Не успел он подняться на трясущихся от ненависти, злобы, отчаяния и боли лапах, как Джек придавил его сверху, сжимая горло, почти душа, от чего в глазах у Тимоти потемнело. Он попытался  дергаться, лапами, хвостом, хотя бы крыльями, но этот темный садист пресекал все попытки. Ло’ренс только и мог, что шипеть, бессильно рычать и пыхтеть в неудобной позе, изжигая ненавистно взглядом.
  А больше он ничего не мог. Он был жалок и слаб, он даже не какой-нибудь маг. Он вообще никто. Не знающий своего места в пищевой цепи. Это было отчаяние, полная безнадега. Весь его озлобленный вид говорил, что он полон ненависти, желал если не убить этого говнюка, то хотя бы просто свалить из этой темной дыры по тихой грусти, но внутри он почти плакал от того, что он всего лишь какой-то никчемный раб, которому пожизненно исполнять приказы хозяина. Он скалился, шипел от боли, унижения, вынужденного подчинения. Обязанный лежать смирно и не имеющий права вякнуть. Как же он хотел домой… К матушке, к свету…
  Джек же издевался, еще и кровь слизывать начал. «Что б ты подавился, чертов кровосос», — зло подумал Тимоти, почти окаменев от напряжения. Ему хотелось размяться, пошевелиться, однако он недвижно лежал, как самая настоящая тряпка. Он ведь таков и есть.
  Лживые попытки извиниться, оправдаться. Тимоти не хотел этого слышать. Потому что все было ложью, настолько для Джека привычной, видимо, что тот завирался и сам уже не замечал. И хотя эмпатийно он вполне мог бы убедиться в правдивости чувств, сказанных Джеком, мог бы выудить правду. Но Лоренс и думал о таком не желал. Потому что не хотел знать, не хотел больше верить, не хотел видеть и слышать. Он хотел оказаться подальше, в родном гнезде, с семьей, где всегда обогреют, погладят, но уж точно не станут насмехаться и до крови прокусывать шею!
  Тимоти Ло’ренс фыркнул, отворачиваясь от Джека, его пустых слов об ауре, бессмысленных телодвижений вокруг, каких-то попытках объяснить, что они будут делать перед рассветом… Это было единственным его ответом на все сказанные слова. Светлый старался абстрагироваться от всего этого, не замечать, да потихоньку отползать, когда темная туша перестала ерзать и уснула, наверное.
  Сон не шел. Тим отполз подальше от Джека, не сползая со шкур. Пусть уж лучше он померзнет, чем будет находиться рядом… с ним. Ярость текла по его сознанию тягуче и лениво,  приглушенная бессилием и слезами. Тимоти едва держался, что бы и впрямь не заплакать от своей горькой участи. Он с тоской смотрел, как постепенно тухнет костер и пещера постепенно окутывается мраком. Лишь угли иногда поблескивали красными всполохами на стенах.
  Тим закрыл глаза — и тут же открыл от прикосновения к его ноющей шее. Он еле сдержался, что бы в отвращении не отдернуться. От прикосновений, от обманчиво теплых слов. Все обман… Он понуро поднял голову, глядя исподлобья разноцветными глазами на Джека. Молча поднялся, стараясь не замечать боль. Стоило бы вылечить, но делать при Джеке этого не хотелось. Пусть смотрит на то, что натворил, темное отродье… Месть. Тихая, молчаливая. Тимоти мог ее выразить только так. Он уже не пытался вспылить, не дергался. Что скажут, то и сделает. Раз сказали молчать, будет молчать.
  Дышать было, как всегда, тяжело, накопившийся дым щипал глаза, и Тимоти Ло’ренс, побередив остывающие угли и непрогоревшие поленья у входа, вышел на свежий воздух.
http://sg.uploads.ru/IUqe3.png
Предрассветные часы всегда считаются самыми темными, а уж в темном  мрачном лесу и вовсе разобрать что-нибудь было сложно. Дождь прекратился — Тим даже не помнил, как. Видимо, сумел-таки уснуть — стоял туман, подсвеченный иногда появляющимся Шеатом. Пахло влажностью и свежестью, которые хорошо ощущались после задымленной пещеры. Тим прикрыл глаза и пару раз медленно и глубоко вдохнул, насыщаясь свежим воздухом. Потом поежился от холода. В пещере было теплее. И суше. А это тоже немаловажно.
  Он не знал куда идти, даже уже не помнил, зачем. Почти ничего не видел, хотя и глаза его куда лучше видят в темноте, чем у большинства светлых. Но с темными, конечно, не сравнится. Впрочем, Джеку надо, пусть и ведет.

+1

7

Холод. Вот, что ощущал Джет. Холод и удушье. Но дело было не в гадкой пещере, дело было в Тимоти. Он обжигал как лёд, а на его душе было так же темно, как и в лесу сейчас. Он был зол и печален как осенние сумерки, накрывающие внезапно, пугающие, погружающие в тоску, грусть и отчаянье. Будучи изгоем в семье, Джек не привык к вниманию и любви, но пренебрежение Ло’ренса било по самолюбию и чувствам очень ощутимо. Да, Джет был не подарок и местами, ну или почти всегда, окружающие хотели свернуть ему шею. А он… А он сам никогда не жалел о своих поступках и словах. Не жалел пока не встретил его. Но Тимоти был так же суров как глубокая зима, убивающая всё живое, сковывающая льдом грудную клетку, сердце в которой медленно замерзало, разбиваясь на осколки.
Джет мотает головой, отгоняя от себя печальные мысли. Нужно сосредоточиться на деле, и пока Тимоти «уверенной» походкой идёт на выход из пещеры, тёмный начинает шариться по «чужим» владениям, в поисках подходящего сосуда для первого ингредиента. Чего у Ло’ренса только НЕ было. Нет, серьёзно. Пещера двойника была не самой роскошной: пара оленьих шкур, кострище и поленья для костра, несколько свитков, которые Джет читать не стал, и принадлежности для письма. Всё! Мда… Не богато. Но, работаем с тем, что имеем, а имелись склянки из-под зелья, которое с вероятностью 99,9% пил сам Тимоти. Для убеждения в этом можно было бы и светлого спросить, но это потом, сейчас работа, работа и ещё раз работа!
Взяв небольшие, продолговатые бутылочки в пасть, Джет выскакивает из пещеры, в которой было уже невозможно находиться из-за боли в глазах и жара в лёгких из-за смога. На выходе он чуть не сталкивается с Тимоти, который дышал свежим воздухом, и насмешливо улыбнувшись, всовывает двойнику в рот одну из склянок.
- Это понадобится нам с тобой для нашего дела. Не разбей, пожалуйста. – Более или менее внятно промямлил Джет. – Сейчас нам с тобой нужно уйти глубоко в лес и поймать там сонные огоньки. Эти магические жучки точная копия светлячков, но более пугливые и скрытные, потому нужно будет искать тех, кто улетает и прячется. Да… Трудно будет… - тёмный на пару секунд зависает в молчании, представляя, как нелегка будет сейчас их работа, а после, ухмыльнувшись, продолжает. – Что бы ты не убился в лесу, я тебя поведу. Я мог бы взять тебя за шею, но она у тебя болит немного, потому будем ориентироваться на мой хвост. Да, хвост. – Джек как-то коварно захихикал. – Вот так…- Тёмный повернулся к своему двойнику спиной и стал отступать назад, упираясь задницей в грудь Тимоти. Просунув хвост между лап светлого, Джет прижал его к груди и животу своей копии, по всей длине тела, до самого начала хвоста Ло’ренса. – Ну что, чувствуешь его? – Джек немного поелозил кончиком хвоста. – В общем, не слезай с моего хвоста и не потеряешься, а если будет ветка или пень я предупрежу тебя соответственно пригнуться или поднять лапы выше. Всё, пошли!
Идти пришлось не очень долго. Около двадцати минут. За это время пришлось дважды пригнуться и один раз поднять лапы выше, ну и для проверки целостности состава, несколько раз поелозить хвостом по пузу Тимоти. Джет остановился резко, когда перед глазами в воздух вспорхнул первый светящийся жучок. Он поднялся невысоко в воздух, немного покружил и сел обратно на траву.
- Прекрасно… Мы на месте. – Джек вытащил из-под Тимоти свой хвост. – Ну что, кто будет загонять, а кто из нас ловить?

+2

8

Воздух на улице казался таким прозрачным и чистым, что дышать им было одно удовольствие. Жаль что звуков в нем было так мало, что копошение из пещеры было слышно. Тимоти упорно старался это игнорировать. Этот раздражающий звук, служащий напоминанием о том, что он не один. Приближающиеся шаги и побрякивание стало игнорировать еще сложнее. А уж нагло впихнутую ему в пасть склянку пропустить было уже невозможно, и одно только это вызвало у Ло’ренса вновь приступ глухой злобы, заставившей его сильнее сжить зубы и почти оскалиться, едва подавляя рвавшийся наружу озлобленный рык.
  Не разбить? А ты не пробовал взять сумку, идиот? — прошипел мысленно Тимоти на слова Джека. Ему было плевать, за чем они идут. Лично он хотел в эту темень остаться в пещере, какой бы задымленной она не была. Но ему приходилось слушать про какие-то сонные огоньки, про которые он слышал впервые. Свиток он так и не удосужился прочесть.
  Впрочем, это было ерундой по сравнению с тем, что Джек решил учудить дальше. Видимо, этому темному некуда было  деть свой шаловливый хвост. Тимоти было видно плохо, но кое-что все же разглядеть он мог. А тем более ощутить. И когда он понял, что Джек решил провернуть, его чуть ли не передернуло от отвращения.
  ТЫ идиот? Мудак! Что еще придумаешь! В другое место свой хвост суй, что бы он там отвалился, а я не позволю так унижать себя! Много чести!
  Тимоти уже в открытую зарычал и чуть ли не отпрыгнул назад, шарахаясь от  этого нелицеприятного действа. Он шипел с искренней злобой и разве что не плевался ядовитыми словами, хотя вполне мог бы, просто пасть была занята этой чертовой склянкой из под зелья. Он весь нервно встряхнулся с рыком и пошел в пещеру, ничего не говоря и испепеляя взглядом темноту перед собой и собираясь взять сумку, ибо он не был идиотом и не таскал все свои жалкие пожитки в зубах. Благо, что не забыл в пылу злобного отчаяния, где она лежит. Рывком схватил ее, накинул на себя и бросил отвратительную на данный момент склянку туда,  и не менее сердито вышел обратно, даже не собираясь ничего объяснять. Потому что перебьется.
  И позволять себе такой унизительный способ перемещения он тоже не собирался. А потому он шел сзади, как нормальный дракон. И наткнулся на каждое препятствие, как нормальный светлый дракон в темной лесной ночи. Лучше уж так, чем позволять проводить с собой это… А то сначала он хвост сует меж передних лап, а там и до задних недалеко.
  Светлячок появился неожиданно. Ло’ренс проводил его глазами, остановившись. Хоть что-то красивое есть в этом дряном лесу… — хмуро подумал он, слушая, что там говорит Джет. На этот раз Тимоти удосужился даже ответить:
— Мне все равно.
  Его тон был холоден и озлоблен. Он из принципа не хотел делать хоть что-нибудь из того, что требует этот темный.   Потому что он был банально зол и не хотел его прощать. Потому что было больно. Но, к сожалению, все этом мире решала сила, и Тимоти скрипя зубами приходилось подчиняться.

0

9

Закрыто в связи с исключением игрока.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [прошлое] » Смирение и поиск [Тимоти и Джет]