//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » И солнце лучилось, и мягок отцовский был бок... [Зон & Зеилз]


И солнце лучилось, и мягок отцовский был бок... [Зон & Зеилз]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[h1][/h1]
15 день Цветущего месяца 5340 года
ПОЛДЕНЬ
http://sf.uploads.ru/zmPdR.png

Одна из тихих частей леса Элесмиорн.
Солнечно, тепло и ясно. Просто прекрасная погода, любимая многими обитателями стаи Света. Прямо настроение поднимается, когда выходишь на улицу и видишь всю эту красоту лета, яркую зелень, цветущие деревья, пёстрых птиц, голубое небо, вдыхаешь этот тёплый и мягкий воздух... что может быть прекраснее лета, когда ты юн и невинен?

[h1][/h1]
Зон & Зеилз
В ГЛАВНЫХ РОЛЯХ

Под строгим воспитанием всякий характер ломается. И хотя Зеилз, заменивший Зону отца, и был требователен и серьёзен, дисциплинируя и готовя птенца к сложной жизни, было и тепло. Была забота и своеобразная отцовская любовь. Пусть доктор и не был кровным отцом для будущего Офицера, воспитывал он его как родного, во многим приложив лапу к этому делу и сделав из дракона личность по настоящему сильную и стойкую. Но если бы не было чего-то доброго в этом воспитании, если бы не было этой любви, которую он потихоньку вкладывал, скрывая волнение и заботу за строгостью, то не появилось бы между ними такой крепкой и прочной связи, взаимной благодарности. И не было бы света в душе по отношению друг к другу и иным близким своим.
Эти маленькие истории, что будут рассказаны здесь, больше и лучше всех запомнил Зеилз, который до сих пор хранит и бережёт в своей душе хрупкий образ того маленького птенца, тянущего лапки к свету. Того птенца, что до сих пор живёт внутри воина и верит в добро. Верит в чудеса.

Бессрочная отпись

+1

2

- Ш-ш-ш-ш-ш! - шипел дракончик, выгибая спину и пушась. Когда он пушился, то был похож на взъерошенного воробышка. Такой же чудной, глупо выглядящий, но милый. Только Зоник ещё и скалился, и глазками так типа злобно стрелял. Маленькие перьевые крылышки, постепенно крепшие и растущие, были полураскрыты и тоже чуть изогнуты кончиками к земле. Хвост, похожий на кошачий, метался по земле как ударившаяся головой и психующая змея. Маленькие коготки взрыли землю.
- Ш-ш-ш-ш-ша! - оскалился птенец и клацнул зубами угрожающе, всё больше становясь похожим на раздувшийся меховой комок. Напротив этого комка был ещё один похожий, но помельче. Это была персикового цвета драконова кошка. Шерсть её украшали шоколадные полосы, похожие на подтёки краски. А глаза горели золотом. Золото против изумруда.
- Я — воин этих земель! И я защищаю их от всякого зла! Назовись или убирайся восвояси! - репетировал маленький Офицерчик, выпячивая грудь и приподнимаясь на лапках, чтобы казаться больше. А кошке… кошке было плевать, кто там и что. Всё, что ей не нравилось, это то, что её остановили, а после ещё и передразнили шипением. Воспринимая доколупчивого птенчика как угрозу, она, находясь не в самом лучшем расположение духа, утробно зарычала параллельно с мяуканьем.
- Считаю до трёх! Один! Два! - с каждым словом Зон начал наступать и приближаться к сопернику, «давя авторитетом», повышать голос и грозно топать лапками. По задумке дракончика «враг» должен был испугаться и удрать. Но всё пошло не по плану!
- Тр..! - не успел договорить птенец, как с не менее воинственным воем кошка кинулась прямо ему на морду, вцепилась всеми лапами и когтями, начав драть изо всех сил. Несчастные ушки от этого воя тут же заложило. Светлый айкнул сдавленно и попятился назад, споткнулся о камушек и рухнул на спину, сам же себе придавив крыло. Зажмурился и стиснул зубы от боли появляющихся одна за другой царапин. Разъярённое животное не собиралось отступать и было намерено преподать птенцу урок сполна.
Стискивая зубы, Зон заставлял себя терпеть и концентрироваться на том, как противостоять. Он не собирался драться со зверем. И уже тем более причинять ему вред. Да и даже сейчас боялся ранить кошку, ведь, по сути, был сам виноват. И прекрасно это осознал, но как быть в такой ситуации всё ещё не представлял. Ведь не пальнёшь в неё? Пробьёт насквозь животинку и… о ужас. Кошмар.
Представив эту жуткую картину с главным героем в виде кошечки со сквозной дырой в животе, светлый тихо и коротко застонал с примесью жалости и грусти, смешанной с болью. И морда противно щипала. Вытянув передние лапы, Зон схватил противницу за бока и попытался приподнять над собой, отцепив от головы. Но та схватилась за щёки прямо под глазами, зацепившись когтями как крючками. Тогда Зоник потянул сильнее. И почувствовал, как коготки оставляют глубокие и рваные, тонкие борозды на скулах. Но если отпустить, зверь снова вцепится. И всё будет напрасно! Поэтому дракончик продолжал тянуть.
- А-а-а-аи…! - глаза заблестели от выступившей влаги. В особенности от того, что эти самые больнючие царапины находились близко к слёзным железам.
Наконец освободившись, Зон отпихнул кошку от себя и откинул её назад, не сильно заботясь о том, как она приземлится. Приземлилась она, как и ожидалась, на лапы. Взвыла, выгибая спину и вскидывая хвост. Это время птенец потратил на то, чтобы поскорее подняться и начать пятиться, чтобы быть готовым к новой волне атак. Но её не случилось. Зыркнув недобро на дракона, кошка быстро удрала, скрывшись в кустах и зарослях.
Зон перевёл дыхание. Шмыгнул носом, глядя кошке вслед. Утёр тыльной стороной лапы щёку, размазав кровь. Задел царапины и поморщился. Постоял так некоторое время и развернулся в сторону небольшой поляны в зарослях, где Зеилз собирал травы. Сюда светлый птенец сбежал, чтобы как-то занять себя, а не ждать, сидя на попе ровно, пока приёмный отец закончит свои дела.
Продолжая шмыгать носом, дракончик вяло двинулся обратно. Хотя очень не хотелось идти. Ведь его наверняка будут ругать за то, что подрался. И вообще за то, что не может посидеть спокойно, пока взрослые заняты. И вообще, что он весь такой непутёвый и неумёха. А ему просто хотелось поиграть… просто… поиграть…
От всех этих мыслей стало так по-детски и по-глупому обидно. Глядя себе под лапы, Зоник шёл, волоча хвост и опущенные крылья по земле, оставляя унылые борозды. Малыш хмурился, выпятив губы. И вдруг почувствовал, как смесь грусти, одиночества, дурацкой обидки, нежелания возвращаться, боли от царапин и всякого-всякого надавила на маленькое сердечко. Светлый завёл уши назад. А на глазах выступали слёзы. Он пытался удержать их и не дать себе заплакать. Ведь он будущий воин! Защитник стаи! Он… он не должен плакать по… п-по таким… пустякам!
Нахмурившись сильнее и прикусив губу, птенчик всеми силами сдерживался. Глаза наливались слезами, но ни одна из них ещё не посмела скатиться вниз. Всё плыло. Дорога была трудно различима, но он вернулся как-то инстинктивно на ту же поляну, с которой удрал.
Стоило только выйти из-за деревьев и увидеть неподалёку Зеилза, как все труды рассыпались в прах. Вся выдержка и самообладание полетели в Бездну. Подняв голову и заметив целителя, светлый вздрогнул и весь внутренне сжался. А предательские слёзы ручейками потекли по щекам, попадая в раны, отчего те ныли ещё сильнее, добавляя горечи в общий котёл печальки.
Ну вот, сейчас будут ругать. А и без этого больно и грустненько. Зон даже не окликнул взрослого. Он итак наверняка услышал, как птенец вернулся. Так что тот просто стоял, блестя глазами, растрёпанный, исцарапанный, испачканный в земле, пристыженный заранее и очень-очень печальный.
[status]Воинственный воробушек[/status][nick]Зон[/nick][icon]http://sf.uploads.ru/Z3N6A.jpg[/icon][sign]В атаку! Тра-та-та-та-та![/sign][titul]Будущий воин стаи Света[/titul]

+4

3

Погодка нынче была просто чудесной. Солнце вовсю светило, прогревая своими лучами землю. Птицы вели заливистые концерты, а небо было таким чистым, что даже если напрячь взгляд, не разглядишь и маленького облачка. Ясный, теплый и прекрасный денек. Самое то для прогулки, порции витамина Е и пополнения коллекции трав. 
Зеилз не успел отвлечься на процесс сбора целебных травок и цветов, как его подопечного и след простыл. 
- Ну что за беспокойный ребенок... - пробурчал себе под нос целитель, когда обнаружил пропажу птенца. Нет, далеко бы Зоник не убежал, но ведь Лис просил его подождать и всего пару минут посидеть смирно, не ввязываясь во всякие неприятные ситуации и прошествия. 
Дракон покачал головой, прислушался, и удостоверился, что мелкий пакостник шуршит неподалеку. Ладно. Авось ничего катастрофического не произойдет. Темных вокруг нет, крупных хищников тоже. Целитель сюда не первый же год приходит и вообще не первый год живет.
Вернувшись к своему занятию, молодой приемный папочка складывал травки в разные мешочки, что то тихо мурлыча. Кажется, он считал. Листики и веточки последовательно  ложились на развернутые кусочки ткани, а ветер неспешно колыхал листья, создавая тихую мелодию шелеста. Этакий концерт природы.
Зеилз потерял счет времени. Такое часто с ним случалось, когда дело поглощало его по самые хвосты. Он забывал про эту единицу измерения, существуя и трудясь вне времени. По крайней мере по ощущениям это было именно так.
Так вот. Занимался значит Лис полезным занятием, когда из этого приятного омута его вырвали шаги, шелест кустов и шмыганье носом. Дракон насторожился.
Он повернул сначала голову, кинув быстрый взгляд на вернувшегося сынка, потом довольно стремительно развернулся со своим этим строгим-строгим взглядом, который очень частенько применялся в воспитательных целях.
- Ну что такое? - чисто риторический вопрос. В интонации прослеживалась некоторая обреченность и негодование. Ну разве нельзя? Нельзя пять минут не подвергать свой хвост бедам и не лезть туда, куда не следует. Вид у доктора был взволнованный с долей расстройства и привычной строгости. Хвосты нервно дрогнули, когда пушистый отложил травы и поспешил к расцарапанному и грязному птенцу.
Зеилз собирался хорошенько отчитать этого сорванца, но что-то в груди екнуло, стоило взглянуть в заплаканные глаза.
Самец вздохнул. Подошел к юному вояке и начал внимательно осматривать последствия маленькой катастрофы. Так, глаза целы и на том спасибо, а вот грязь... Она же в раны попадет и может вызвать воспаление! Что ж ты делаешь, дурень?! Чем думаешь, когда подвергаешь свою жизни опасности? Вот точно шило под хвостом, не иначе.
«Это все возраст. Это все пройдет» Мысленно успокаивал себя целитель, рассматривая глубокие царапины.
«Так, сначала промыть...»
- И что на этот раз? - Зеилз постарался несколько смягчить тон, но вышло это не до конца.
Из небольшой сумочки было извлечено два пузырька, которые всегда у доктора были при себе. С таким беспокойным юношей эти баночки никогда не пылились.
В одном пузырьке была вода. В другом дезинфицирующий раствор, настроенный на травах. Можно было бы, конечно, и так залечить. Но Лис был педантичен и не хотел рисковать заражением тканей. Плюс... это не гигиенично, вот.
Ученый ожидал ответа от виновника нескольких умерших нервных клеток. Пока воспитательная беседа была отложена, но это не значило, что к ней не вернутся вовсе.
«И где он только находит эти самые проблемы? Ох...» Но что взять с ребенка, верно?
В светлом боролись два чувства, и ему самому было не известно, какое над ним может сейчас взять вверх.

[nick]Зеилз[/nick][status]Ученый - это лентяй, убивающий время работой.[/status][icon]https://pp.userapi.com/c621515/v621515111/865a/PqP1GqlyNMk.jpg[/icon][sign]«Ученый не знает большего наслаждения, чем работать и быть деятельным.
Все остальные наслаждения имеют для него только значение отдыха»
Людвиг Фейербах[/sign][titul]Целитель стаи Света<br><a href="">Медицинский журнал Доктора Зеилза
</a>[/titul]

+3

4

Даже если сейчас не наругают, то потом наругают точно-точно! Зоник наверняка это знал. Недовольство со стороны Зеилза сразу стало очевидным. А с чего бы дяде Лису, спрашивается, быть довольным? Да, он, конечно, волновался за приёмыша и беспокоился. И поэтому тоже, но… всё равно злился. Светлый птенчик понимал, что вполне заслужил это в свою сторону. Скорее всего, даже если сейчас его, поверх имеющейся боли, отшлёпают как следует, это тоже будет справедливо. Но Зеилз не был тем, кто по любому поводу поднимает лапу на птенцов. Всё, что он мог, это за уши оттаскать. Ну.. дёрнуть на себя, читая очередную лекцию. Если совсем терпения нет. Но не телесные наказания. Мог здорово словами опустить и показать, где твоё на самом деле место, неразумного такого. Нагрузить большим количеством свитков, учёбы, домашней работы и, конечно, тренировок. Тут маленький Зон кое чего не понимал… вот почему, когда он сам где-нибудь ранится, падает или ещё что, так сразу виноватый и вообще так нельзя? А если он на тренировке несколько раз покрепче приложится, то это должно его закалять?!
Нет… в принципе. Он не был против тренировок. В принципе, ему даже нравилось. Просто от постоянной учёбы и работы над собой хотелось и отвлечься временами. А его опекун не жаловал игры, развлечения и «безделье». Очень неодобрительно на это реагировал. Спорить было невозможно. Стоило попытаться, как тебя таким взглядом одаривали, словно ты — огромное разочарование всей стаи. А Зон не хотел быть разочарованием. Хотел, чтобы его ценили и уважали, хотел приносить пользу и быть востребованным, быть… нужным. Зеилз отправлял его в воины. Но при этом каждый раз был таким недовольным, если светлый возвращался с ранами с занятий. Непонятные взрослые… и как он будет потом его встречать, когда Зончик вырастет?
«Вот приду с войны!» - думал дракончик.
«Всех защитил, а он… а он меня может… даже на порог не пустит! Я-я… ещё и виноват буду. Так нечестно!» - конечно, юному сознанию было не дано понять противоречивость этой стороны личности Зеилза, что одновременно хотела сделать из птенца будущего отличной воина, которому не будет равных, и при этом не подвергать его физической опасности. Первое стремление победило. А второе вступило в силу тогда, когда исправлять что-то было поздно. Когда Зон вырос.
Птенец шумно шмыгнул носом и насупился. Злостью на самого себя и на ситуацию он пытался перебить это солёное желание плакать. Начал вредно хмуриться и дуть губы, потупив взгляд в землю. Утёр тыльной стороной лапы сопельки и снова шмыгнул носом.
Вот показались нелюбимые баночки. В них хранилась волшебная вода, которая вроде как залечивала ранки. Зеилз собирал какую-то траву — обычную, казалось бы — а потом что-то над ней творил. Рвал, отделял листочки, раскладывал, варил, сушил и выводил не понятно что. Иногда Зонику нравилось наблюдать за этим процессом. Он ничего не понимал, но это выглядело любопытно. Впрочем, сам бы он пробовать чем-то таким заниматься не стал. Сразу ясно, что не его.
- П-прости… - пробубнил подавленно птенец, всё ещё сверля взглядом землю под лапами. Ему на самом деле было… хм… стыдно. Ведь дядя Зеилз может и не помогать ему, не учить и не присматривать. Он же не его отец. И даже не родственник. Он совсем не обязан, верно? Он может, когда Зон совсем его достанет, прогнать от себя. И что тогда делать? Потом кто-то более умелый, сильный и…. наученный кем-то, уронит Зонче на лопатки и порвёт на кусочки. Малыш вздрогнул от этой мысли. Всё таки Лис помогает ему стать сильнее, когда он вырастет. Настолько сильнее, чтобы можно было не только за себя постоять, но и за других. А это гораздо сложнее, чем просто о себе заботиться. О себе каждый дурак может!
«А я… этого… н-не ценю...» - светлый быстро нашёл, в чём себя укорить. От него ведь не много просят? Слушаться и прилежно учиться, да? Наверное… Зоник не знал и не мог оценить. Он не знал, как оформить это в слова хотя бы для самого себя, чтобы ещё и обозначить тот факт, что он не хотел… не хотел…
… чтобы потом оказалось, что его использовали.
- Прости… п-пожалуйста… - юный воин зажмурился, ещё сильнее опуская голову. Слёзы снова потекли по щекам. И теперь вообще не понятно, почему. Было стыдно, обидно, грустно и немножечко больно. А ещё Зоника ужасно расстраивало, что он тут расплакался перед опекуном. Позорище. И от осознания этого хотелось плакать ещё сильнее. Замкнутый круг!
[status]Воинственный воробушек[/status][nick]Зон[/nick][icon]http://sf.uploads.ru/Z3N6A.jpg[/icon][sign]В атаку! Тра-та-та-та-та![/sign][titul]Будущий воин стаи Света[/titul]

+6

5

Все это было ужасно сложно. И для самого Зеиза, и для маленького Зона. У целителя своих детей не было, и в вопросах воспитания он был не опытен. Нет, он конечно относился к этому всему с большой ответственностью и старался дать птенчику все, что тому было необходимо, но порой был и правда излишне строг. Причем зачастую он сам того и не замечал. Он успокаивал себя тем, что в будущем Зону это пригодится. Тем, что это все не зря и действительно даст свои плоды, но сейчас, глядя на содрогающийся и волевито утирающий слезы пушистый комочек, сердце и правда сжималось. Лис и подумать не мог, какие взрослые мысли терзали головушку юного будущего воина. Какими словами он себя успокаивал, что чувствовал в эту минуту и отчего всхлипывал с новой силой снова и снова. Ученый втянул носом воздух, тихо и несколько устало вздохнув. Он внезапно почувствовал себя стариком, у которого просто не осталось ни на что сил. Хотелось сдаться, махнуть лапой и… Нет. Так нельзя. Прочь-прочь мысли непутевые. Еще не хватало им позволить все порушить и поломать. Потому доктор Лис собрался с внутренними силами, обработав ранки, полученные в неравном бою, и сложил баночки по местам. Потом дракон повернулся и поднял лапу над головой сынка приемного, и приятное тепло вместе со странным покалыванием принялись затягивать обработанные и промытые от грязюки ссадины. Сам Зеилз смягчился, хоть окончательно и не дал противоречивым чувствам взять над собой вверх. Светлая голова чуть опустилась, и Лис не громко поинтересовался: - Больно?
Это была непривычная фраза. Вообще обычно в таких ситуациях целитель приговаривал что-то вроде «Терпи, сам ведь виноват», но сейчас просто язык не поворачивался такое сказать. Да и птенчик выглядел очень уж расстроенным, словно его уже раза три точно наказали за безответственное поведение. И желание возникло не наказать, а наоборот приобнять и утешить. Вообще нормальное такое желание, согласитесь? Но с внутренними противоречиями и борьбой для Лиса это было не так уж и просто.
Тяжела участь отцовская. Кто бы знал, как она бывает порой тяжела.
[nick]Зеилз[/nick][status]Ученый - это лентяй, убивающий время работой.[/status][icon]https://pp.userapi.com/c621515/v621515111/865a/PqP1GqlyNMk.jpg[/icon][sign]«Ученый не знает большего наслаждения, чем работать и быть деятельным.
Все остальные наслаждения имеют для него только значение отдыха»
Людвиг Фейербах[/sign][titul]Целитель стаи Света<br><a href="">Медицинский журнал Доктора Зеилза
</a>[/titul]

0

6

Забавно и то, что давить на жалость приёмного отца Зоник ни в коем случае не собирался. Он вообще считал, что это даже своего рода… унизительно. Если что-то, из-за чего ты так кривляешься, действительно того не стоит. Если это не… п… пра… прэ… пру… практично, вот. Зеилз говорил, что очень важно быть практичным и правильно оценивать ценность своих действий, поступков, решений, ситуаций. Потому что какая-нибудь мелочь в одном деле может оказаться важной и нужной, а в другой не стоить того, чтобы напрягаться из-за неё. Маленький будущий воин пока плохо разбирался в таких вещах и не отличал их по значимости, но слова эти чётко запомнил. Иногда даже повторял, чтобы не забыть и потом, когда он станет лучше в этом разбираться, со всей полнотой понять весь смысл этой фразы как в теории, так и на практике.
Светлый бухнулся назад, сев на пятую точку. Крылья безвольно висели по обе стороны. Дракончик всхлипывал, пытался загнать слёзы и сопли обратно, очень шумно шмыгая носом, но в остальном просто сидел, дожидаясь послушно, пока дядя Зеилз обработает раны. Он терпел, хотя волшебная вода щипалась. Да и даже простые прикосновения были не очень приятными. Теперь плакать от них было бы совсем стыдно, так что Зоник сконцентрировался на том, чтобы взять себя в лапы. Он наблюдал за тем, как движется лапа целителя, как жидкость в баночках отражает в себе и в стекле скромные и немногочисленные солнечные лучики, пробившиеся через листву на полянку, присматривался к тому, как слипаются между собой шерстинки от крови и грязи. И вот он, глядя на это, уже не видел свою боль и свою кровь. Просто слипшуюся и запачканную шерсть. Даже позабыл о том, что ранки — это ранки. Хотя всё ещё продолжал шмыгать носом, ибо сопли так просто не кончаются. Вся морда была мокрой от солёных слёз, но те кончились, перестав течь из глаз. И когда поток воздуха обдувал морду, становилось как-то холоднее из-за влаги и чуть-чуть неприятно. Так что захотелось поскорее утереться. Но нельзя было мешать Зеилзу делать его дело. Нужно сидеть смирно.
Потом творилась магия, к которой Зон не питал особой симпатии, да и видал часто, а потому начал косить взглядом в сторону — куда-то в заросли кустарника, пытаясь определить, есть ли там что-то интересное, кроме листьев. Например, ягоды. Или прикольные жучки. Тут-то к нему опустилась Лисья голова, задавшая такой странный и непривычный вопрос, что Зончик опешил. Птенец повернул голову и, округлив глаза, вылупился на приёмного отца.
«Это проверка, да?» - он потормозил с ответом, не совсем понимая, что на это надо говорить. Ну… ему больно, да. Уже не так, конечно. А ещё обидно. От этого тоже бывает больно, но по-другому. Как это объяснить — Зонь не представлял. Он пошевелил носом и, поёрзав нервно на месте, подался навстречу к Зеилзу. Неловко завалившись вперёд, он зарылся мордой в шерсть на груди у старшего, почти даже по самые плечи в ней прячась и утопая, тихонько прижимаясь к целителю.
Послышалось какое-то невнятное бурчание, сквозь которое всё же можно было разобрать обрывки фраз.
- Нет… - бу-бу-бу-бу, - … всё нормально, - бу-бу-бу, - … спасибо.
[status]Воинственный воробушек[/status][nick]Зон[/nick][icon]http://sf.uploads.ru/Z3N6A.jpg[/icon][sign]В атаку! Тра-та-та-та-та![/sign][titul]Будущий воин стаи Света[/titul]

+2


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » И солнце лучилось, и мягок отцовский был бок... [Зон & Зеилз]