//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Другая битва


Другая битва

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/YCHDA.png
Нейренглаурис и Су Мин Ги

http://logi24.lv/data/uploads/razdeliteli/tsc_divider5_black.png
8 день Грозового месяца 8000 года
Пещеры целителей в Облачных горах

Сражение над Элтеном. Всего три слова, но все участники тех событий вспоминают их с содроганием даже по прошествии многих лет. Но пока в небе над великим озером кипит жаркая схватка, за тысячи километров другие драконы ведут собственный бой за жизни своих товарищей.

+1

2

Воины и маги поднялись по тревоге и собирались в большой спешке: нападение на союзную стаю! Старший Воин и Советница сработали быстро, сказывались сотни тренировок и учебных вылетов, направленных на координацию действий, чтобы никто из бойцов не забывал, где собирается его группа, в чём заключается её основная роль и кто командир, а все прочие не мельтешили под лапами. Время было потрачено не зря: в точку сбора своего отряда Нейренглаурис прибыла, когда почти все уже собрались, на ходу закрепляя артефакты на рогах и лапах. Последним подоспел портальщик с коллегой-боевиком.
По отработанной много раз схеме отряды перебрасывали в небо над Элтеном, где уже во всю бушевало пламя и свистели заклятья светлых. Под одно из таких Советница чуть не угодила, едва успев кувыркнуться в воздухе и пропустить снаряд над собой. Впрочем, соратники быстро перестроились, и дальше всё текло своим чередом.
Для Нейрен эта битва стала тяжким испытанием. В годы Раскола она была совсем ещё соплюхой неполных двухсот лет отроду, и время милосердно затёрло память о многих событиях тех лет. Регулярные стычки с огненными позволяли разогнать кровь и растрясти жирок, но там никогда не было той ярости и безумия, которые сейчас правили бал. В бешеной круговерти слились драконы пяти стай, то и дело полыхали заклинания, со звоном осыпались щиты, свистел и стонал под крыльями воздух. Жители Облачных гор прибыли последними, вписываясь в уже сложившуюся картину боя, и воительница видела, насколько дезориентированными и неорганизованными были водные, и как наседали на них тёмные при поддержке своих дохлых марионеток. Впрочем, личей и их хозяев уже начали "развлекать" подтянувшиеся светлые во главе со своей королевой. Её госпожа тоже была где-то здесь, с другим отрядом, и от её магии смертные противники разлетались кубарем, сметённые потоками ветра.
Стройная картина боя быстро распалась на череду отдельных скоротечных схваток. Где-то поблизости также кружились со своими противниками её друзья и ближайшие соратники, и Глау молила небо, чтобы никого из них ей не пришлось хоронить в этот день. Сражение запоминалось фрагментами. Вот она с нескрываемым удовольствием рвёт кому-то крыло в клочья, отправляя в последний полёт в огненную бездну, разверзнувшуюся на побережье. Вот напротив оказался лич, успевший исполосовать ей бока и плечи, прежде чем удалось сбить его гнилую башку. Вот они закружились в карусели с каким-то смутно знакомым светлым, безоглядно доверив друг другу спины и отбиваясь от пятерых врагов разом.
И всё же, возвратиться домой с победой у Нейрен не вышло. Связанная боем с каким-то ублюдком из тёмных, она не успела уклониться от атаки огненного мага. Ком чужеродной стихии угодил прямиком в морду и расплескался по всему телу. Воодушевлённый противник добавил ещё что-то от себя, но этого драконица уже не ощутила. Оглушённая болью воздушная падала в белое марево пара, клубящегося над водой. Не почувствовала она и сомкнувшиеся на плечах когти своих бойцов, оперативно подхвативших командира. Идеально-точно раскрылся портал, прямо под безвольно обвисшим телом, которое не слишком бережно отпустили в свободный полёт до приёмной целителей.
Рваные раны от когтей и зубов, многочисленные ушибы и пара трещин - всё это было не так уже страшно. Порой на охоте или в патруле калечатся не меньше. А вот "привет" от огненного грозил не только изуродовать драконицу, превратив правую стороны морды в жуткую спёкшуюся маску, но и лишить зрения. И хорошо, если только на один глаз.

+1

3

[nick]Су Мин Ги[/nick][status]Гениальность имеет побочные эффекты[/status][icon]https://a.radikal.ru/a42/1802/34/0519bf383ca2.png[/icon][sign]Задача лекаря - не потакать болезни, а противодействовать ей.
https://d.radikal.ru/d13/1803/02/328e86658ef4.png
Я по горло… сертифицированный диагност с двумя специальностями – инфекциониста и мифолога, и я пока единственный врач в этой клинике, которого держат здесь насильно.
© Доктор Хаус
[/sign][titul]Целитель стаи Воздуха<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]Война порождает лишь хаос. На поле брани или далеко за его пределами, во время боя или короткой передышки ее отзвуки и проблески всюду. В плаче осиротевших птенцов, стенании раненных, и горе овдовевших самок. Не в силах целителя повлиять на ход войны, его власть – лишь исправить то, что она принесла на своих черных крыльях и продолжать бороться до тех пор, пока Серый Плен не отступит или возьмет свое – очередную жизнь. Это не дано принять, но с годами возможно смириться, понимая, что спасенный сегодня попадет в лазареты вновь и вновь до тех пор, пока судьба не сменит милость на оскал. Тогда уж целитель не властен, но продолжит терзать себя до конца своих дней мыслями о том, а все ли он сделал верно.
Оглушая звон разбитого стекла, координатор лазаретов взъелся на молодую самку. Это, кажется, был третий случай за последние несколько часов: посуда то и дело летела с поверхностей, задетая неосторожным взмахом крыла или шеи, ее содержимое проливалось на пол и просыпалось под ноги, замедляя спешащих целителей. Воздух, без конца фильтруемый магами был отравлен смрадом бессчётных настоев и крови, доводя до тошноты неопытных целителей.
Подобной суеты в обители умиротворения не наблюдалось уже очень давно, но никто в лазаретах не интересовался событиями в гуще, не знал на чьей стороне перевес и сколько продлится агония битвы. Все силы врачей были сосредоточены на одной единственной цели и ей были отданы последние крохи ресурсов – спасение жизней. Многие из старших и наиболее опытных мастеров проводили здесь час за часом без передышки и отдыха, раздавая указания, принимая направления от координаторов и продолжая спасать жизни без конца.
Чешуя была перепачкана кровью, густая белесая грива, собранная в спешке – выбилась и торчала во все стороны, но Ванхи не заботил ее внешний вид. Покинув очередного больного, воздушная вышла в зал приемной, старательно выдавая усталость за сосредоточенный поиск нуждавшихся. Они прибывали каждую минуту: чем горячее становилась битва, тем больше раненных нуждались в помощи и, кажется, им не было конца. Самка замешкалась в растерянности, похоже все были заняты, но край глаза привлекли метания в дальнем конце. Слишком много тел на одного пациента и этот факт не мог остаться незамеченным, так что мастер-целитель поторопилась туда. Неспособная видеть четко, в общем образе она различила стать советницы и еще в пути распознала ожог головы.
- Что у нас здесь, - молодые целители расступились, а Су, повернув голову здоровым глазом смогла в считанные секунды дать оценку ситуации.
- Я беру. Третья палата, быстро, - Самка решительно дернула двух магов, стоящих ближе. Они с помощью еще нескольких драконов и телекинеза аккуратно перенесли пациентку в указанные покои, а целитель продолжала.
- Мне нужно освещение, губка и чистая ткань. Мэй, Чи Фонг останьтесь, остальные – займитесь другими раненными, - голос Фён был спокоен, но никто не решился бы спорить, зная, к чему могут привести дебаты с этой самкой, когда жизнь больного на волоске. – Вперед.
И целителей сдуло как ветром. Су Мин Ги, не глядя на помощников, которых выбрала вслепую, приблизилась к Нейренглаурис, на ходу активируя артефакт-линзу. Сперва осмотру подверглось все тело, но очень бегло, для того, чтобы обозначить наличие других повреждений, представляющих угрозу жизни: внутренних травм, переломов и проникающих ранений, а не обнаружив оных, оставила дело на своих ассистентов. Ее же вниманием полностью овладела морда советницы.
- Магический ожог, третья степень с легким обугливанием, возможно затронут глаз, - самка легким-легким движением коснулась века, прощупывая степень проникновения огня, но первый порыв приоткрыть его, чтобы осмотреть роговицу был отринут в сторону, сперва следовало оказать первую помощь.
- Срочно: настой коры дуба и маковое молоко для обезболивания, Чи Фонг, принеси мои иглы, - в этот момент в помещение занесли ткани. Одна из координаторов, обычно не выполняющих подобной работы замешкалась у входа, вероятно сомневаясь в том, как будет воспринята последующая весть.
- Кора дуба закончилась, мы не рассчитывали на такой спрос. Я отправила собирателей, но потребуется время, отвар будет готов лишь к вечеру в лучшем случае, - самка поджала губы. «Ну уж нет, у тебя не выйдет со мной тягаться», - мысленно заявила Ванхи, адресуя свой порыв недугу раненной советницы, после чего резко повернула голову в сторону координатора.
- Тогда настой клевера и шалфея в раздельных емкостях и принесите дробленного льда, - пока все разбежались выполнять указания, самка смочила чистую ткань в холодной воде, аккуратно обмывая морду советницы вокруг раны и со здоровой стороны. Уступ, на котором лежала Глау, под небольшим углом поднимался над землей и в конце имел каменную подставку для головы, застеленную пергаментом в несколько слоев. Самка наклонила свою голову так, чтобы она оказалась на уровне с головой пациентки.
- Советница, вы меня слышите? – Стоило оценить степень сознательности драконы, прежде, чем использовать какие бы то ни было анестетики.

+2

4

Тренированный воин должен не только лишь уметь противостоять любому противнику, будь то маг, другой боец или иное существо независимо от степени его живости и разумности. Это в том числе и способность мгновенно реагировать на изменение внешних условий, реагировать не разумом, а телом. Посторонний звук, неуместный запах, вибрация воздуха и почвы под лапами - всё, что выбивается из привычной или ожидаемой картины, должно быть спусковым крючком, приводящим организм в состояние полной боевой готовности.
Разумеется, в своём нынешнем состоянии Нейренглаурис была физически неспособна подорваться и оскалиться в сторону предполагаемого противника. Но перемещение через портал встряхнуло не только безвольную тушку, но и разум, а после пришло ощущение совсем иного воздуха. Более морозного, более сухого. Чистого, в конце концов, без гари и трупного смрада, зато с непередаваемым запахом лекарств и крови. Голоса тоже не принадлежали полю битвы, эти интонации Советница узнавала, даже стоя на грани Серого Плена. Подсознание сработало оперативно, навесив на происходящее маркер "в лапах своих", а вот конкретная мысль в контуженных мозгах оформилась уже во время путешествия в палату: "Целители". Переход от ревущего пламени к суете лазарета был для драконицы слишком резким, она не вполне понимала, что произошло, как вообще оказалась в горах. Но всё это враз померкло перед навалившейся болью, заставившей содрогнуться всё тело. Вместо рёва из пасти вырвался лишь хрип.
В поле зрения попало нечто светлое, с некоторое задержкой опознанное, как голова. Муть перед глазом не позволяла узнать целителя, хотя голос казался смутно знакомым. Впрочем, мало кто из воинов не знает обитателей лазарета хотя бы в морду, разве что младшее поколение, ещё не успевшее всем тут надоесть. Так что контакт, безусловно, был, но вот в своих способностях об этом сказать драконица сильно сомневалась. К тому же, смысл слов доходил до неё с трудом.
- Тха-а...
Будем считать, что это "да". И в целом, Глау, пожалуй, крупно повезло, что огнешар попал в неё в тот момент, когда пасть была закрыта. Иначе к обширному ожогу внешних покровов добавилось бы ещё и повреждение слизистой и дыхательных путей. Наверняка они и так пострадали, что там той щеки - тоненький слой мышц и всё, но могло бы быть намного хуже. Оставалось уповать на искусство магов и на их чудодейственные настойки. Ибо шоковое состояние уходило, а на смену ему надвигалась боль, не только в обожжённой морде, но и в плечах, которые ей закогтили соратники, в драном боку (хорошо, что внутренности целы!), в лапах, крыльях и, казалось, даже рогах.
Перед взором единственного на данный момент глаза танцевали какие-то пятна, издевательски кружась и мерцая, закрывая и участливую (наверное) морду целительницы, и стены пещеры, на уши словно по толстенной кипе шкур сложили, настолько глухо и словно бы издалека доносились все звуки. Сознание норовило уплыть безо всякой стимуляции, но Нейрен упорно цеплялась за реальность, не желая соскальзывать в блаженное забытьё.

+2

5

Ванхи смиренно и участливо склонилась над пациенткой, без лишней спешки изучая ее травму и поведение. Могло показаться, что самка ведет себя слишком надменно и медлительно, вынуждая больную страдать. Вот она поддастся болевому шоку и тогда пиши-пропало, не далек час искать для Воздуха новую советницу. Так мог подумать любой новичок, кто в некомпетентности своей полагал, что способен опередить боль и избавить дракона от страданий, делая все быстро и неаккуратно. Главное ведь спасти, а исправлять последствия будем потом. Мин Ги часто сталкивалась с такой позицией, вернувшись в стаю после самовольной ссылки на север. Целители Света подарили ей бесценное знание – умение на короткое время становиться частью пациента и забирать его боль, умение принимать и переносить боль вместе с ним, но никогда не пытаться избавиться от нее. Боль – лишь симптом, умелый медик же должен сосредоточить свои силы на лечении болезни, а не ликвидации симптомов. Возможно по этой причине попав в лазареты Воздуха, самка прослыла тираном от мира целителей, взявшись перестроить заново все устоявшиеся догмы.
Кивнув ответу пациентки, мастер смочила свою ткань в чистой воде, занеся ее, чтобы вновь коснуться морды Глау, но безбожно и крайне неосторожно этот порыв был прерван новым шумом на выходе из палаты. Вероятно, не обойдясь одной-двумя разбитыми склянками, кто-то утянул за собой целый поднос с добром, стоявшим на нем. Грохот разбитой посуды перекрыл оглушительный звон металлического блюда, прокатившегося через целый зал в палату целительницы и остановившегося аккурат у ног ее пациентки. Вбежавшая за блюдом целительница – одна из старших, застала выражение, которое за все время работы с Ванхи, доводилось видеть только самым несчастливым медикам лазарета. Леденящий душу взгляд буквально пронзил глаза гостьи, после чего прозвучал голос, такой спокойный, что под него без колыбельной уснул бы птенец. Размеренные, очень плавные, но однозначные мотивы оповестили:
- Если в рекордные десять минут в лазарете не воцарится атмосфера порядка и беспрекословного самоконтроля, я встану и наведу его лично, но очень рекомендую оценить риски такого исхода заранее, - целительница, прижавшая поднос к груди, сглотнула и активно закивала, вслепую отступая к выходу. Отвернуться ей не позволяли правила приличия – мастер-целитель еще не закончила, но самка, похоже, была готова лично проследить за тем, чтобы спокойствие, по крайней мере этой части лазарета более не нарушалось.
- П-простите мастер-Мин Ги, - она продолжила кивать, мнительно теребя обод блюда, зажатого в лапах. Возможно самка вовсе не была виновата, и вообще никаким образом не входила в число зачинщиков галдежа, но попала под горячую руку, потому что пришла за подносом. Ванхи не стала тратить время на выяснение обстоятельств и слегка смягчившись кивнула на выход, добавив:
- Возле палаты ходить на цыпочках и более меня не беспокоить, - после чего вернула свое внимание пациентке, позабыв обо всем, что творилось вокруг. Следом за вышедшей самкой с подносом, в палату проскользнули помощники Су, и кругом началась работа, которая, впрочем, была достаточно осторожной и вполне соответствовала атмосфере, проповедуемой Мин Ги. Когда рядом возникла пиала с настоем, самка смочила в ней тряпку, как только появилась плошка с маковым молоком – подхватила ее когтями, не зная даже кто поставил. Эти детали при желании она выяснит позже, а сейчас - Воздушная замкнулась в крохотном мирке, где была она и была Нейренглаурис. Скоро начнется торг с Серым Пленом за жизнь Советницы, самке нужно собраться с мыслями.
Мастер-целитель положила лоскут, смоченный в маковом молоке перед носом Советницы, подгоняя дурманящий эфир тончайшими потоками воздуха прямиком в дыхательные пути. Затем занесла тряпицу, с которой на пол стекал настой, отдающий запахом шалфея.
- Нейренглаурис, слушай мой голос. Ты в тишине родного дома, среди трав и ветров, среди гор и снегов, где все тебя ждут и думают о тебе, - поддержав здоровую сторону морды свободной лапой, Су наложила мокрую ткань на ожог и смочив губку в настое, стала поливать ее сверху.
- Ты чувствуешь прохладу, которая уносит боль и жар, как дожди омывают землю, снимая слой пепла и сажи, - Мин Ги говорила все тем же спокойным голосом, каким мать рассказывает птенцу сказки на ночь. Мягко, но настойчиво она сплетала сеть правильных мыслей продолжая поддерживать морду драконицы одной лапой. – Дыши спокойно: вдох… выдох. Вдох…
Самка приблизилась к здоровой стороне морды, чтобы Глау могла слышать ее дыхание и подстраиваться под него. Ритм был не совсем обычным – одна маленькая особенность, выученная во время кропотливой работы с наставником, крылась в этой короткой задержке между вдохом и выдохом. Весь организм на тончайшем уровне расслаблялся, позволяя устранить спазм мышц и сосудов и способствуя правильной циркуляции крови. В совокупности с маковым молоком эта техника должна была помочь советнице отстраниться, но, конечно, секрет неприятия боли крылся в подсознании и заставить пациентку полностью отстраниться Ванхи не могла.
Мастер убрала компресс возвращая его в пиалу и отодвинула от себя. Этот жест предполагал, что без лишних напоминаний и вопросов ресурс поменяют на новый, а она, взяв чистую ткань из емкости, где плавал лед, несильно прижала ее к раненной щеке, аккуратно счищая обуглившиеся края отмершей ткани, чтобы в дальнейшем на их месте образовались чистые струпья, защищая ожог от инфекций извне. Процедура была не из приятных, самка внимательно следила за дыханием пациентки и стоило той сбиться, спокойно напоминала «вдох… выдох», дыша с Глау в такт. Наконец пришло время осмотреть глаз. Жестом самка велела помощникам приглушить свет, накинув бумажные абажуры на светящиеся кристаллы. Палата погрузилась в мягкий теплый полумрак, не режущий глаз, после чего целительница аккуратно приподняла веко советницы подушечкой пальца, огладывая роговицу.[nick]Су Мин Ги[/nick][status]Гениальность имеет побочные эффекты[/status][icon]https://a.radikal.ru/a42/1802/34/0519bf383ca2.png[/icon][sign]Задача лекаря - не потакать болезни, а противодействовать ей.
https://d.radikal.ru/d13/1803/02/328e86658ef4.png
Я по горло… сертифицированный диагност с двумя специальностями – инфекциониста и мифолога, и я пока единственный врач в этой клинике, которого держат здесь насильно.
© Доктор Хаус
[/sign][titul]Целитель стаи Воздуха<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+3

6

У всей воинской касты с целителями испокон веков были довольно сложные и запутанные отношения, но у каждого свои. Нейренглаурис не учили уважать мастеров Жизни с младых когтей, как это происходило с младшими поколениями, это чувство она взрастила в себе в тёмные годы Расхождения. И если в мирной жизни Советница была сложным пациентом, регулярно отмахивающимся от врачебных предписаний, не из-за гадостности характера, а исключительно в силу нехватки времени на назначенные процедуры, то стоило ей попасть в навсегда, казалось, пропитавшиеся запахом лекарственных трав пещеры с тяжёлыми травмами из числа тех, что никоим образом не совместимы с исполнением должностных обязанностей, всё упрямство оставалось где-то за порогом. На место взрослой драконицы, положившей жизнь на благо стаи, приходил вчерашний подросток. Почти девчонка, вынужденно вставшая в один строй с теми, кто годился ей в отцы, защищавшая свою землю и свой народ, платившая за это кровью и благословляющая целителей за то, что это строй редел не так сильно, как хотелось бы их противникам. И вместе с этим приходили из глубин памяти слова первого наставника, чей образ почти стёрся с годами, погибшего давным-давно в бездонных ущельях Облачных гор. Но дать кое-что своей ученице он всё же успел. Простая истина, которую ныне она сама с огромным трудом вдалбливала в пустые головы юнцов, вошла в её плоть и кровь с первого раза. Целить - не Великая Праматерь, не всесилен. Как воин ведёт бой с врагом, так и он борется с болезнью, с раной. Но ты в этом его бою не бесполезный груз на его шее, а союзник. Не жди чуда. Если хочешь жить - борись. Сдаться - всё равно что проиграть, и этот враг не знает милосердия, он не пощадит отступившего. Накинется и растопчет, растерзает в прах. Держись за жизнь, держись за сознание, потому что забытьё несёт облегчение, но, как в любом сне, в нём ты беспомощен перед любой опасностью. Держись.
Все эти мысли рваными клочьями тумана плыли в голове воительницы, здоровым глазом пытающейся уследить за передвижениями целительницы. Можно было бы тупо лупиться в потолок (или стену - Тьма их разберёт!) или вовсе сомкнуть веки, но так было очень легко уплыть в блаженную темноту под мягкий напевный голос. Нельзя, нет. Не сейчас.
Самка не знала, насколько сильно ей досталось в этот раз. Но точно знала одно: она будет держаться, пока есть силы и ещё немного сверху. или пока один из смутных силуэтов, едва ли узнаваемых в хаотичной пляске теней и вспышек, не велит: "Спать!" Вот тогда можно. А пока можно лишь дышать на счёт целительницы, вслушиваться в её голос, в интонации, ловить смутные образы, рождаемые подсознанием. Мирные горы. Цветущие луга. Счастливая сестра и её очередной ухажёр, милый бойкий юноша. Величественные вершины, укутанные снегами. И чуждым росчерком посреди - чадащая огненная глыба, перечеркнувшая её мир сколько-то там лет назад. Перед внутренним взором полыхали вспышки пожаров, реальных, свидетельницей которых Нейрен была в годы войны, и вымышленные, рождённые из её боли, утишить которую полностью не могли настои, ни гипнотический ритм дыхания, с которого драконица то и дело срывалась, скуля и задыхаясь, часто смаргивая набегающие мутные слёзы и до хруста сжимая зубы. Скрежетали по каменному ложу когти, звериное начало требовало загнать их хоть куда-нибудь. Только волны дрожи пробегали по мышцам, когда целительница касалась особо чувствительных участков. Хотя сама воительница казалась себе сплошным оголённым нервом.
Наконец пытка закончилась. Чутьё и опыт подсказывали, что это далеко не конец, что что-то будет сейчас, либо ещё более неприятное (хотя куда уж, казалось бы?), либо страшное совсем иначе, не болью, а неизвестностью. Пока что Воздух берёг свою дочь от участи калеки, но кто знает: может, именно сегодня Его защиты уже не хватило?.. Вся правая сторона морды полыхала, и за этими дивной глубины ощущениями самка далеко не сразу сообразила, как изменилось освещение в палате, и где именно касаются обожжённой кожи пальцы целительницы. Пытаясь дышать в этом странном ритме, Нейрен медленно прикрыла левый глаз, и мир погрузился в темноту.

+1

7

Через целительский талант Су прошло немало пациентов, от птенцов до первородных драконов. Кто-то попадал к ней по собственной глупости – заварник на себя опрокинул, или в полете не рассчитал высоту и вписался в ближайшую сосну. Другие – по болезни: простудившись, али подцепив заразу посерьезней в далеких странствиях. Третьи и самые многочисленные – это воины. Те, кто отстаивал благополучие Альянса в бесконечной войне, по собственной воле, зная о рисках, подписывался на регулярное посещение целительских гротов, надеясь, вероятно, лишь на удачу. Что в следующий раз завернутым в тростниковый саван вынесут кого-то другого, а не его. Для Су этой удачи не существовало. Пребывая по другую сторону войны, она знала, что с каждым боем кому-то да не удается помочь, как бы искусен не был целитель, и сколь бы высок ни оказался его талант. Драконьи души покидали гроты целителей часто, возможно даже чаще, чем поле брани и каждая потеря разбивала надежды юных целителей, а на сердца умудренных – ложилась тяжелым бременем. Не познав этого – невозможно было понять, сколь тяжела доля врача.
Приходя сюда – многие верили, что идут побеждать смерть, но реальность оказывалась куда суровее и много кого в конечном счете сломила. Ты можешь быть бесконечно опытным, можешь достичь немалых высот, но часто в борьбе за жизнь стоит допустить одну крошечную ошибку, упустить одну секунду – и ты уже ничего не сможешь поделать, но будешь корить себя этим до скончания времен. У каждого целителя был свой собственный список, список тех, кому он не смог помочь и в чьей смерти винил только себя. Никто из них не вспоминал о том, что это все война, окаянная, приводила в гроты драконов, что она подводила их к краю. Важно ведь то, сумел ты в последний момент оттянуть своего подопечного или наоборот… подтолкнул?
Мин Ги знала не мало драконов, молодых и амбициозных, которые сошли с этой тропы на старте, отдав свои умы науке, потому что не выдержали груза ответственности и тяжести потерь. Она не винила их, и никто в лазаретах не винил, потому что каждый в определенный момент подходил к этой черте и, либо пересиливал себя, либо пускался во что-то другое, решив, что подобный род деятельности ему не по силам.
Бесконечно сложно, бесконечно тяжело. Вряд ли воины когда-либо задумывались о том, что значит их жизнь и жизни каждого члена стаи для целителей. Тогда бы они наверняка приходили на все осмотры и беспрекословно соблюдали все предписания. А Лазареты не были бы синонимом чего-нибудь неприятного и отторгающего. Воистину, как Руины, только их локальная версия, своя для каждой стаи.
Но что целитель мог посчитать благодарностью за свои старания? Определенно помощь. Помощь самого больного или раненного в борьбе, которая всегда зависит от двоих. Чем больше воли к жизни у самого пациента, тем большим временем располагает целитель и тем ему проще. Это знали умудренные годами воины, с молодняком было куда сложнее. К счастью ныне целительнице досталась стойкая подопечная. Су попадались юнцы, наученные советницей и сама она держала знамя прочно, хоть сейчас и не была в состоянии воспринимать что-либо объективно.
Су Мин активировала артефакт-линзу, улучшая зрение в нездоровом глазу. Лимит использования на этот день был исчерпан дважды, во второй раз и сейчас самка пускала собственные магические силы на поддержание эффекта, что так же усложняло работу после натруженного дня, но деваться некуда, было бы хуже, когда бы не было такой возможности. Придерживая одной лапой свежий компресс, притиснутый к обожженной щеке, второй самка раздвинула веки, придирчиво оглядывая роговицу. Затем молчаливо передала компресс, возникшему поблизости помощнику, который в освободившуюся лапу вложил маленькую шарообразную лейку. Зажав отверстие с одной стороны, целительница капнула несколько капель раствора на глаз Глау, вновь передав сосуд Вонгу. Старший из ее помощников не отходил далеко, получив очевидно мысленную команду, а может и сам знал, что нужно делать достаточно хорошо, чтобы не ожидать указаний.
Тем было лучше для мастера-целителя, она полностью сосредоточилась на проблеме, посвятив ей максимум своего внимания. И то, что она видела – не очень нравилось Ванхи. Третья степень ожога роговицы – довольно рискованная, не самая хорошая, но к счастью воинственная советница попала в Лазареты сразу после получения травмы. Это давало неплохие шансы поправить дело при помощи магии. Несильно прижав палец к внешнему краю глаза, самка применила регенерацию, воздействуя на внешние и внутренние структуры глазного яблока.
Нейренглаурис могла почувствовать неприятный зуд по мере того, как множество магических потоков, сплетаясь, скользили по слизистым оболочка и покровам, возвращая им живость и влажный блеск. Су могла бы исцелить глаз советницы полностью, но за день ее силы знатно исчерпались и многие раненные еще ждали помощи, поэтому, не отдавая приоритета высокому положению подопечной, Ванхи исцелила ее ровно настолько, чтобы дальше в дело могли вступить традиционные методы, завершив дело с не меньшим успехом. Когда сквозь помутневшую роговицу стал просматриваться зрачок, а веки, изуродованные струпьями омертвевших тканей, порозовели, покрывшись мелкими водянистыми пузырьками, Ванхи убрала лапу, чтобы вновь принять лейку и окропить подсоленной водой глаз пациентки.
- Вам повезло, советница, - мягко произнесла мастер-целитель, прикрывая веко одностайницы. – Через полторы недели будете смотреть на мир столь же ясно, как и прежде.
Мин Ги отодвинулась и поднялась на лапы, напоследок проведя пальцами по предплечью подопечной. Дальше помощники справятся без нее, а последнее, чем мастер может порадовать Глау – это долгожданным позволением.
- Отдыхайте, - более не распыляясь на ненужные в данной ситуации слова, Су поманила помощников, подойдя вместе с ними к выходу.
- Когда закончите с ранами, еще раз обработайте ожоги настоем клевера и регулярно меняйте охлаждающие компрессы, - Фён говорила тихо, словно секретничала со своими учениками, но на самом деле эта атмосфера была лишь для поддержания покоя пациентки. - На глаз – примочки с соком каланхоэ, менять четыре раза в день. И обеспечьте советнице покой, никаких посещений в ближайшие три-пять суток. Я распоряжусь, чтобы ее переместили в палаты на втором уровне, подальше от суеты. 
Удостоверившись, что Мэй и Вонг ее поняли, Су мерно направилась в эпицентр суматохи, все еще царящей в зале, на поиск следующего нуждающегося в ее силе и знаниях.[nick]Су Мин Ги[/nick][status]Гениальность имеет побочные эффекты[/status][icon]https://a.radikal.ru/a42/1802/34/0519bf383ca2.png[/icon][sign]Задача лекаря - не потакать болезни, а противодействовать ей.
https://d.radikal.ru/d13/1803/02/328e86658ef4.png
Я по горло… сертифицированный диагност с двумя специальностями – инфекциониста и мифолога, и я пока единственный врач в этой клинике, которого держат здесь насильно.
© Доктор Хаус
[/sign][titul]Целитель стаи Воздуха<br><a href="http://dragonsempire.mybb.ru/viewtopic.php?id=357#p402249">Карточка</a>[/titul]

+2


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Другая битва