//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные пещеры » Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха


Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха

Сообщений 1 страница 50 из 52

1

Это большая пещера, расположенная где-то на Заоблачном пике. Внутри пещеры всегда имеется приглушённый свет - стены покрывают редкие скопления природных кристаллов. В глубине пещеры есть небольшое озеро, питаемое, судя по всему, подгорными водами. Если проплыть по нему в глубь горы, то вы, пройдя весь горный пласт насквозь, сможете попасть прямо в долину Лисмолей. Эта пещера стала прибежищем для Главы стаи Воздуха - Мисансэкрес.

0

2

Пещера под скалой

Являясь к месту жительства Главы Воздуха, Финитевус никоим образом не намеревался лично с ней беседовать или ещё что такое. Аналогично не собирался сообщать ей о своём уходе. Уж тем более о том, куда и по каким причинам. Не собирался говорить напрямую, а так в целом намекнуть был очень не против.
Идея насолить давно засела в больном мозгу садиста, желавшего сейчас только одного – оставить горячо любимым состайникам как можно больше проблем и беспокойства. Ну или банально гадостей. Крушить земли псевдо-родной стаи альбинос не собирался, разумеется. Да и не в его вкусе были такие методы. По крайне мере если и делать это, то не собственными лапами. Дракон предпочитал более изысканные ходы и лазейки в своей типичной манере, при помощи которых можно было что-то сообщить другим драконам. Сейчас он собирался… оставить прощальное письмо.
Да. Так трогательно. Главное не заплакать только и не прочувствоваться, ох.
Выйдя из портала, Финитевус вышел не один. Следом за собой он выволок состайника, удерживаемого телекинезом. Делать всё долго и далеко не очень хотелось, так что вышел Маг из портала предварительно на относительно безопасном и скрытом от глаз расстоянии по отношению ко входу в пещеру. Была ли Глава на месте? Вряд ли. Сейчас у неё наверняка хватало забот.
Зимой, тем временем, темнело значительно раньше.
Покачав головой, оглядывая видневшуюся впереди пещеру, Учёный грубо бросил тело состайника на землю рядом с собой, продолжая удерживать того потоками телекинеза, окутавшими тело несчастного. Вы только не подумайте – этот самый несчастный был вполне себе живой, правда не очень дееспособный, ибо являлся всего лишь молодым охотником. Сопротивляться магии у него не было ни сил, ни возможности.
Окинув своего сопровождающего взглядом, Финитевус медленно расплылся в зловещем оскале, сверкнув золотыми глазами во тьме. Черти в них пляшут и играют вальс Сатаны - не иначе.
- Ну вот и пришли, малыш, - охотник не мог ответить. Его колотило от страха и непонимания происходящего.
- Не надо так нервничать, - обманчиво ласково пропел альбинос, разворачиваясь к дракону, - Ты будешь удостоен чести послужить не просто на благо стае, а самой Главе. Разве не чудесно? – судя по взгляду пленника, тот не был согласен с Учёным, но, стуча зубами, никак не мог связать толком слов. Оценив состояние бедняги, Финитевус недовольно цокнул языком и присел перед охотником, чуть расправив расслабленные крылья. Наигранно печально вздохнул.
- Будешь же кричать, - грустно произнёс он и задумчиво провёл лапой по щеке пленника. Скользнул пальцами в пасть, раздвигая и вынуждая Воздушного приоткрыть её, подцепил коготками язык, потянув его наружу. Пожалуй, этого действия вполне хватило, чтобы юного охотника охватила разумная паника. Послышалось протестующее мычание, норовившее превратиться в слова и даже крики о помощи, но вот ещё чего не хватало!
Сохраняя на морде льстиво-нежное и успокаивающее выражение, с которым обычно говорят, что всё будет хорошо, Учёный подался вперёд, продолжая удерживать язык коготками. Ловкое движение, быстрый изгиб шеи и язык уже зажат между острыми зубами. Мимолётная усмешка, прищур. И теперь этот самый язык находится во рту. Но не во рту своего хозяина, а во рту насильника.
Кровь заструилась из пасти охотника на месте откушенного языка. Эта же кровь испачкала и пасть альбиноса, который, подавшись назад, задумчиво погонял язык во рту, а после выплюнул, облизываясь и не сводя взгляда с продолжавшего мычать дракона. Правда теперь слов из этого мычания ну никак не получалось.
- Больше шумишь, а ведь был бы повод, - отозвался Финитевус и, открыв небольшой портал, сунул туда лапу, усевшись сбоку от тела дракона, вжатого в землю телекинезом. Устроив состайника на спине, Маг выудил из волшебного пространственного кармана, в котором хранился целый мир, чудесное и полезное лезвие, коим было крайне удобно вспарывать даже самую прочную чешую. Тут особо стараться не пришлось бы всё равно. Живот Воздушного собрата был покрыт кожей и ничем не защищён, так что работа упрощалась.
Поёрзав с деловым видом, Финитевус обхватил себя хвостом и, особо не примеряясь, провёл чуть ли не идеально ровную линию по животу охотника, разрезая кожу, а после умело раздвигая её лапой. Какое же приятное и увлекательное копошение предстояло!
Хорошо видеть, между прочим, альбиносу было совсем не обязательно. Все органы он узнавал и извлекал наощупь – бережно, точно и мягко. Крепкие тиски телекинеза не давали телу состайника, которое всё не покидала жизнь, ни дёргаться, ни сопротивляться. Постепенно магическое давление слабло. Без внутренностей-то особо не подёргаешься.
Всё это время, занятый делом, Финитевус что-то пугающе миролюбиво напевал себе под нос, а временами насвистывал или нашёптывал, покачивал головой так, точно музыку слушает, попутно занимаясь каким-нибудь незамысловатым делом. А когда не осталось того, что можно вынуть и всё было зачищено, а охотник лежал неподвижно, широко раскрыв глаза, Учёный отряхнул лапы, которые, впрочем, нужно будет отмывать от чёрно-красных пятен отдельно, хорошо пристающих к белой шерсти, спрятал лезвие в пространственный карман и поднялся. Прихватив при помощи всё той же магии тело и органы, двинулся уже непосредственно ко входу в обитель Мисы. А, закончив со своими делами, исчез так же, как и появился – порталом.
Первый, кто прибудет к пещере Духа, если, конечно, не испортит чудесной картины, заметит замечательное послание. Доставит это послание тот же самый охотник, что остался сидеть у входа в пещеру. Его живот, набитый землёй и камнями, будет удерживать тело дракона в вертикальном положении так, что оно будет сидеть, точно часовой, сторожа пещеру. Одна лапа Воздушного пришита к виску – охотник отдаёт честь входящей внутрь Мисансэкрес. А из смеси кишок и внутренностей на стене каллиграфическим почерком выведено: «Сдохните, черви».
- Слепая верность и преданность, готовность отдавать себя на растерзание системе, подчинение и контроль снаружи. И ведь только внутри наши истинные помыслы и желания, - хрипло приговаривал себе под нос Финитевус, оглядывая своё творение, прежде чем скрыться, - Я оказал тебе услугу, сделав внутренность наружностью, ибо только она истинна и достойна предстать на обозрение как единственное чистое и не лживое, что есть в нас. Такое, какое оно есть. Теперь ты честен перед собой, - Хмыкнув, альбинос двинулся в сторону. Портал беззвучно захлопнулся за Магом.

Водопад Раймонда

Отредактировано Финитевус (4 Авг 2014 11:46:02)

+1

3

Заоблачный пик

Мисан долетела с попутным ветерком. Вся взъерошенная и сердитая. С Глау всегда так: любит растормошить и говорить о больном, но никто иной не умел так прицельно пинать Санэ разводить бурную деятельность. Мысли драконицы были всё ещё заняты огненными и одиночками, когда прямо на площадке перед пещерой драконица почуяла жуткий запах. Фыркнув, Дух встопорщила усы. Она знала, что так может пахнуть. Трупный запах. Сощуривались, змеевидная проскользнула внутрь. Источник смрада искать долго не пришлось - красовался на самом видном месте у входа. Сказать, что Мисансэкрес была шокирована - ничего не сказать. Шерсть на загривке встала дыбом. Когти сами собой впились в камень. Как?! Кто посмел?! Ни один хищник не творит такое со своей жертвой. Обычно остаются кости и часть внешнего покрова, но тут... Как бы ни хороша была имитация, а живой дракон не мог так пахнуть. Пришитая лапа чуток обвисла. А послание на стене было не заметить ещё сложнее, как и то, чем оно было написано. Санэ прошла чуть дальше и более ничего не обнаружила. Никаких посторонних вещей, вроде самоликвидирующихся артефактов. Значит, это была лишь чья-то абсолютно не смешная шутка. Миса моментально заподозрила интервенцию, несанкционированное проникновение на территорию. Дух Воздуха клацнула челюстями. Она уже не может гарантировать безопасность своим подданным на своей же земле. Сволочи! Кто бы это ни сделал - сволочи! Змеевидная вышла на площадку, щурясь из-за ветра. У неё на такой случай была одна стратегия - вызов правящей верхушки и конфиденциальное совещание. Плюс устранение последствий с расчётом на то, что в массы это не выльется. Только паники не хватало. И Санэ действительно послала два ментальных сообщения - Глау и Реншу. С первой она не так давно успела расстаться, но советница должна знать о случившемся. Ещё одна проблема на из горбы... Найдёт виновников - порвёт на части!

0

4

водопад Раймонда
Глау честно выжала из своих крыльев всё, что смогла, но скорость не входила в число её неоспоримых достоинств. Дикая головная боль так же не прибавляла бодрости уставшему телу. Не смотря на всё это, в Теарзис она прибыла в рекордно короткие сроки, для дракона, не пользующегося порталами.
Мисан стояла около входа в пещеру. Уже одно это заставляло задуматься. Сейчас не лето, и торчать на ветру без действительно веских причин она бы не стала. "Да что же происходит, виверну вам всем в дом?!" Кое-что прояснилось, когда Советник подлетела ближе. Смрад недавно пролитой крови и внутренностей защекотал ноздри. И всё бы хорошо, только вот кровь была драконья. Этот запах воительница ни с чем спутать не могла даже после суточного дежурства. Рявком обозначив своё присутствие (чтоб не схлопотать упреждающий удар от Духа на взводе), Меченая абсолютно неизящно плюхнулась в снег в паре шагов от Мисан. Иногда тёмная шкура приносила лишь неприятности. Например в таких вот ситуациях, когда надо срочно мчаться куда-то посреди ночи. Мало ли за кого тебя в темноте примут...
- Что произошло? - драконица тяжело дышала, но всё же выдавила из себя вопрос. Соваться в пещеру, откуда несло, как с поля брани, без информации она не собиралась. Опасности там, скорее всего, нет, раз Санэ спокойно ожидает у входа. Но Глау опасалась затоптать следы или ещё что-то натворить сгоряча. - И кого ещё ждём?
Оглядываясь, воительница пыталась разглядеть хоть что-то. Увы, время близилось к полуночи, а зимой темнеет гораздо раньше. Тихое рычание выразило всю гамму чувств Меченой по этому поводу. Хуже работы в потёмках только работа в потёмках на ветру и под дождём. Или снегом. Одно радовало: сейчас небо было ясным, а ветер постепенно стихал. Значит, следы, если таковые есть, никуда не делись.

0

5

Начало игры

Реншу прибыл по ментальному кличу Главы. Ему, как Заместителю, следовало быть на месте как можно скорее. Своё поспешное прибытие дракон организовал при помощи портала. До этого Рен находился в воздухе - он уже был у границы территории стаи - занимался облётом, принимал доклады от патрульных и шпионов, когда Миса пожелала его видеть. Ничего конкретного. Тем не менее не было нужды заставлять Духа ждать.
Извернувшись дугой в воздухе, Реншу открыл перед собой портал и влетел в него. Посему у пещеры из портального выхода появился, приземляясь с ещё довольно большой скоростью. Уперевшись лапами в землю, дракон - длинный и на коротких лапах - быстро и мелко засеменил в сторону входа в пещеру, сохраняя инертную скорость после полёта.
Строгий, задумчивый, он прошёл мимо Советницы, не останавливаясь, но выразительно кивнул в знак приветствия.
- Об чём собрание? - пройдя вперёд несколько метров и чуть щурясь в темноту, Воздушный тихо фыркнул себе в усы. Здесь воздух был чуть холоднее, чем на границе - резкая перемена температуры, все дела. Тут-то в нос и ударил препротивный запах. Сморщившись и пошевеля усами, Реншу дёрнул хвостом, зазывая за собой Нейрен. Чего тут стоять-то, когда Глава - она там... чуть дальше.
С этим самым "дальше", впрочем, усиливался и запах, источник которого вскоре стал доступен зрению. И хорошо, что лишь частично. При свете открывшаяся взору картина наверняка выглядела ещё более удручающе.
- Матерь Звёздная..., - застыв на месте, Зам поджал переднюю лапу под живот. Губы сомкнулись в плотную линию, уголки поползли вниз, а глаза округлились. Труп был свежим, достаточно свежим.
Пока тело не двигалось, пытаясь совладать с впечатлением, в голове крутились лихорадочные мысли. Реншу вернулся с границ, он около трёх часов как был там, на разных участках, исследуя и принимая данные. И он мог поручиться, что никто не покидал земли и не проникал на них.
"Или... нет... или стоит тогда ещё раз допросить патрульных. Но как же... по запаху крови можно судить, что прошло всего несколько часов. Но если этот неизвестный ещё здесь? Не мог же бедолага сам с собой такое натворить!"

+1

6

Санэ уселась на площадке, разметав снег хвостом, и продолжила пока строить догадки в одиночку. На своих она не могла думать, искренне веря, что в рядах её подчинённых таких сволочей быть не может. А вот на огненных или тёмных думалось охотно. Первые подозрительно затихарились, спрятавшись под своим "колпаком", вторые, наоборот, и так проявляли слишком много беспокойства. Если это действительно было проникновение на их территорию, втык получат патрульные. Ранее она имела дело с Младшими Духами-нарушителями границ, что неимоверно раздражало, теперь они уже обычных стайных драконов изловить не могут. Или Фламментайн расщедрился и отправил на такое дело своего сынка Духа Крови? Зрелище, что предстало перед Мисой, было достойно мага Крови или некроманта.
Нейрен явилась почти в одно время с Реншу. Мрачная морда Главы уже могла им обоим многое сказать: как минимум, случилась очередная дрянь у них в стае. Дух Воздуха молча хвостом указала на вход в пещеру за своей спиной и предоставила Рену и Глау время вдоволь поужасаться. Жаль, что оставивший посылку не счёл нужным расписаться. Что ж, это не помешает им выяснить его личность. С наказанием Санэ уже лично определилась.
- Праматери с нами давно нет, так что на сей раз точно не она, - Глава обернулась на высказывание заместителя, позаолив себе ироничный комментарий. Реншу, кажется, тоже впал в задумчивость, - Мне пока охотнее думается на вторжение кого-то из враждебных стай. Фламментайн вполне мог подослать кого-то. Но меня больше беспокоит мотив. Почему сейчас? Почему анонимно, если это попытка развязать новую войну?

0

7

Похоже, что особое приглашение получили только Глау и Реншу. Во всяком случае, вопрос Советницы остался без ответа. Заместитель кивком поприветствовал её и получил в ответ столь же безукоризненно-вежливый наклон головы. Неохотно драконица проследовала за ним, уже примерно представляя, что они могут найти во тьме пещеры. Действительность превзошла все ожидания.
- Какая же тварь это сделала? - пробормотала Меченая, медленно обходя по дуге мёртвое тело. Уже несколько часов мёртвое, но не более четырёх. Ну пяти. Впрочем, мороз... Мысли воительницы не желали приходить в порядок, и память хаотично выдавала все сведения, которые могли бы пригодиться в данной ситуации.
"Не поможет она нам. Тогда не помогла, и сейчас не поможет. Кто её вообще видел за последние века?!"
Труп молодого дракона выглядел жутко. Будь Глау моложе и впечатлительнее - уже оставляла бы за ближайшим камнем всё съеденное за день. Сейчас же увиденное просто шокировало её до полного отключения эмоций. На войне она всякого навидалась, но вот так, в мирное время, в самом сердце родных гор... Медленно покачав головй на предположение Мисан, Нейренглаурис прошла в пещеру. На всякий случай. Она сильно сомневалась, что это было делом лап Фламментайна или его подчинённых. Не тот стиль. Да и надпись... Советница окончательно утвердилась во мнении, что огненные тут не причём.
Выйдя на относительно свежий воздух из провонявшей кровью и требухой пещеры, драконица мрачно изрекал:
- Протестую. С Фламментайна сталось бы перебить патруль на границе и сложить там гору тел. Это - дело лап какого-то ненормального. Может, тёмный, может любой другой. Некромант - они поголовно двинутые. Или учёный. Там тоже хватает больных на всю голову. Мотив... - Глау ненадолго задумалась. - Личная месть. Или желание покрасоваться. Если принимаем, что это дело крайне извращённого разума. Или что-то ещё.
Просто так торчать на склоне Советник не желала. Высказав своё мнение, она осторожно приблизилась к телу. Пришитая к виску лапа свидетельствовала в пользу её версии. Кто-то очень хотел произвести впечатление.
- Посветите. Тут следы остались, - попросила драконица. Сама она ничем подходящим не владела, но надеялась на умения коллег.

0

8

Долго лицезреть и рассматривать открывшуюся картину желания не было. Но это было необходимо. Может, можно было понять, кто это сделал и зачем. Должны же быть какие-то зацепки.
Менее всего радовала фраза о червях. На ум приходила невесёлая ассоциация о змееобразном теле большинства воздушных драконов. И Главы с заместителем, конечно.
Скривив губы, Реншу сжал их в плотную линию, мрачно глядя перед собой, а после перевёл взгляд на Мису. Да, эмоции одолевали, но необходимо было думать холодно и расчётливо. Тот, кто это сделал, наверняка мог полагать, что охваченные возмущением, драконы не смогут понять и разгадать случившегося, а значит негодяй останется безнаказанным. Ну уж нет.
- Я был в патруле вторую половину дня и весь вечер, а также принимал доклады от пограничных шпионов и патрульных воинов, ведущих бдительную слежку. И сам не раз был на самых разных границах, - заместителя одолевали сомнения. Он хотел бы поручиться за то, что никто не мог проскочить. Но чувство смятения убавило уверенности, и самец никак не мог выдавить их себя это чёртово "я клянусь".
- Меньше всего я верю в то, что это мог быть кто-то засланный. Хотя и думать так печальнее всего, - печальнее от того, что если это не засланец, то кто-то, кто вполне вероятно всё ещё может быть здесь. А значит, стая вполне может находиться под угрозой.
Усы хмуро шевельнулись, реагируя на столь нелицеприятные мысли. Дёрнув хвостом, дракон чуть приподнялся, развернувшись вокруг себя, и прошёлся по местности биолокацией. Так, на всякий случай. Но никого, кроме их троих, здесь не было более.
- Крайне извращённого - однозначно, - согласился Заместитель с Советницей и, не обнаружив никого вокруг, пусть и надеется на это было в некоторой степени глупо, шагнул ближе к Нейрен. Посветить было нечем - оставалось только щуриться. Следы в снегу вполне можно было разглядеть и так. Правда значительно медленнее, чем при свете, но всё же.
Можно было обнаружить,откуда они идут. И куда.
Место, откуда пришли, шло дальше через кусты и вглубь территории стаи - в сторону жилых расщелин гор. А вот куда... тут-то они обрывались.
- Мерзавец. Либо взлетел, либо воспользовался порталом. Разбега, впрочем, нет. Должно быть дракон лёгкий. Но с охотником надо уметь совладать. Могу предположить, что это может быть маг, но... - вскинув длинную шею, Реншу обернулся на пещеру и покачал чуть голову, - ... хирургическая работа, хммм. Снег не лежал бы так ровно, всё же, если бы он взлетел. Даже через время - здесь был бы след от потока воздуха. Но его нет. Я почти полностью уверен, что убийца ушёл порталом.

0

9

Руины

Долго ждать телепортации не пришлось. Была вспышка или нет - решать самой плите-портал, которая и перенесла измученного дракона. Сам же крылатый не понимал, где он оказался: пещера, лес, утес... Вариантов много, но ящер точно мог сказать, что в руинах он провел достаточно много времени: уже стемнело. Когда он наткнулся на плиту, которая его и перенесла, было более-менее светло, но уже стемнело, стало мрачно, пасмурно. Но сколько дней, если эти дни и проходили, он там провел, так же сказать не мог. Темный вообще был озадачен. Ошарашен и изумлен. Он сидел спиной к тем существам, которые были у входа.
Почесав затылок и встряхнув головой, дракон прищурился и всматривался в место, где он оказался, включая ночное зрение. Впрочем, это зрение включать не пришлось - оно само сработало. Три фигуры, еще одна неподалеку. И тут маг удивился еще сильнее. Точнее, он напугался. Даже запаниковал. ВОЗДУХ! Он оказался на территории стаи Воздуха. А вот в какой части этой земли он не знал, но мог сказать точно, что ему не поздоровиться. Оглядываясь для места укрытия, темный поспешно применил глушитель ауры, чтобы его так скоро не засекли. Попытавшись успокоиться, он сделал шаг навстречу, прищурился, затем внимательно всматривался в силуэты. Среди них он узнал... Духа. Теперь ему точно крышка. Продолжая смотреть, он наткнулся на дракона, который все и продолжал держать лапу у головы. И только сейчас в нос врезался едкий запах трупа. Поморщившись, Шемайнкс перевел взгляд на остальных двух. Он их не знал. И знать, скорее, не захочет. Сообразив, что надо скрываться, пока его не заметили, Майн скрылся в тени. О чем он быстро пожалел. Запах стал сильнее и невыносимее. Он оказался тенью того трупа, оказавшись ближе к тем трем драконам. Хоть Макс и маг, и темный, но ему нечасто доводилось нюхать мертвечину. И не захочет в ближайшее время. Слегка, еле заметно поменяв тень, он вглядывался в драконов, прищурив глаза. Хотя какие могут быть глаза у тени? Часто и лихорадочно дыша, темный глубоко вздохнул и применил свой облик, оказавшись там же, где он был и до этого. В углу обители. Знал ли Дух Воздуха, что в ее убежище будет плита-портал? Вряд ли. Поэтому и объяснять будет сложновато.
Как я понимаю, этого несчастного убили. Раз тут Дух Воздуха, то, значит, и эти остальные два дракона - верхушка стаи. Зам Главы и Советник, скорее всего. Ох, мне не повезло здесь очутиться. Ох, не повезло, - выдохнул темный. Надо было подольше решать эту головоломку или вообще не разгадать ее, - добавил он в конец, начиная ворчать. Остается только сидеть тихо и не давать признаков жизни. Пусть Глава будет думать, что это у нее трофей, о котором она сама не знает. Трупом больше, трупом меньше - чего мелочиться?

0

10

Устало утерев лапой морду, Санэ мысленно кляла отборными проклятиями автора такого оригинального подарка ей. В том, что выходка намеренная и должна была как раз позлить её и встревожить, не было никаких сомнений. Интересно, кто это её так сильно "любит", что потрудился притащить воздушного собрата сюда, а потом проделать все эти манипуляции с землёй и внутренностями. И снова мысли её обращались к огненным, ибо опасные соседи во Главе с Фламментайном были их самой большой проблемой, пожалуй. Но слова Глау и Реншу заставили её усомниться в этой теории. И опять советница была права - только извращённое сознание могло породить мысли, которые привели к таким последствиям. Некроманты... Вполне. Один Верраял чего стоит - полнейшее безумие, обличённое в драконью форму. Учёные... Нет, большинство из них хорошие ребята, во всяком случае, у них в стае большинство было нормальным. Кроме, разве что, Финитевуса, этот вызывал некоторые опасения. Но не до такой же степени!
- Хорошо, обвинения против огненных временно сняты, пока нет улик. Но мне не хочется думать на своих. Разве что среди нас не завелась крыса, которая тайно работает на врагов. Тогда такой финт ушами можно было бы рассматривать как попытку деморализации и вызов, - Вейла покачала головой. Немыслимо, невозможно. Кто добровольно согласится служить лидерам Тёмного Альянса? Огненные убивают их десятками, совершая налёты, тёмные и земляные им не мешают это делать, редко - приглашают за компанию. Если и идти туда, то из-за шантажа или ради большей выгоды. И тогда убийца автоматически получает клеймо расчётливой сволочи.
У Мисы таки ум зашёл за разум, и она встряхнулась всем длинным телом. Реншу смог установить, как мерзавец покинул место преступления, и это только увеличило круг подозрений. Порталом можно было много куда уйти, у них же не было такого щита над головами, какой оборудовали тёмные.
- Тогда отследить практически невозможно. Особенно если виновник действовал один и без свидетелей, - вздохнув, молвила змеевидная, - В любом случае, дракона надо похоронить.
И тут Санэ почувствовала чужое колдовство вблизи. Янтарные глаза нехорошо сощурились, самка плотно сжала челюсти. Сейчас она готова была карать и миловать, а, пожалуй, что и только карать. Вдруг убийца не успел таки уйти, а просто слился с тенью, как это виртуозно умели делать тёмные? Присутствие мог скрыть артефакт. Ох и прилетит кому-то сейчас! Санэ молча кивнула Реншу и Глау, топорща усы и дыбя шерсть, намекая, что неведомого колдуна самое время вывести на свет.

Отредактировано Мисансэкрес (28 Дек 2014 19:43:41)

0

11

Драконица хмуро взирала на Реншу, озвучившего свои выводы. По части личности убийцы их мнения совпадали, и, по всей видимости, они убедили Мисансэкрес в своей правоте. Это радовало. В свете недавнего доклада шпиона Меченая очень не хотела лезть к огненным. Конечно, всё равно придётся, но чем меньше времени разведчики проведут на вражеской территории, тем лучше. Терять драконов Советник не желала. К тому же интуиция буквально вопила, что выкормыши Фламментайна здесь ни при чём. К внутреннему голосу драконица прислушивалась, особенно если тот не противоречил логическим выводам.
Доверяя профессионализму Зама, Глау не стала лишний раз топтаться рядом со следами. Картина вырисовывалась нерадостная. Засечь следы портала через столько времени вряд ли получится, отследить путь убийцы в пещерах - тоже. И всё говорило в пользу принадлежности твари к их стае. Либо о вопиющей безалаберности патрульных, но в это верилось ещё меньше.
- Похоронить и найти родственников, - уточнила Советник. Впрочем, этим они будут заниматься на пару с Бетельгейзе. Несчастный был в числе его подчинённых, Воину же будет проще опознать тело и найти родных, если они есть. На крайний случай, проверят всех охотников по спискам. Кстати...
- Есть у меня одна мысль. Надо проверить магов и учёных стаи. Большинство из них постоянно на виду, особенно маги. Да и адекватны они в большинстве. Отшельников немного, среди них-то и следует искать в первую очередь. Раз никто не обратил внимания на безумца, значит он редко показывается на глаза.
Чужое колдовство осталось незамеченным Глау, как и появление на территории постороннего. Зато его засекла Глава, подававшая какие-то знаки. Причин для волнения воительница не видела, но молча проследовала ко входу в пещеру. Надо так надо. "Ну и кого ветра принесли? Ничего не вижу", - массивная драконица скользнула внутрь. Воняло там немилосердно и темно было, как у тёмных... под крылом. "Неужто кто-то из них решился выползти из-под купола? Или ей всё же показалось". Сама Глау, хоть убейте, ничего не чувствовала, но проход во внутреннюю часть пещеры на всякий случай перегородила. Кто бы там ни был, мимо массивной туши в узком туннеле не проскочит. Усиливать чутьё драконица не рискнула - от таких "ароматов" можно и сознание потерять. Пришлось полагаться на природные способности и магические умения Реншу и Мисан.

0

12

Изогнув чуть бровь и вскинув голову, Реншу коротко кивнул с хмурым видом. Впрочем, что там! Ни у кого из присутствующих выражение морды не отличалось весёлостью. Не было повода, знаете ли.
Заместителю понравилась идея Советницы о проверке магов и учёных. Они попадали под первое подозрение и, как не прискорбно, но скорее всего преступником был кто-то из своих. Мерзко, конечно. Но пройтись по спискам членов стай не помешало бы, и Реншу, чуть склонив голову, негромко, но чётко и уверенно произнёс, обращайся к Главе.
- Я займусь учёными и магами, - положение хоть и было печальным, а когда намечается какой-то план действий, формируется общая картина - становится как-то спокойнее. И дракон уже отошёл от первого шока, уступив в сознании место аналитическому уму. Пока Миса не подала немой жест.
Сам Реншу не владел особыми магическими способностями. Он был больше воином, нежели магом. А посему не проявлял такой чуткости к магическому фону, как могла проявить Дух. Но её жест Заместитель воспринял достаточно серьёзно и строго. Чуть согнув лапы, от того ещё больше припадая змеем к земле, Рен, коротко извернувшись, беззвучно и легко проскользнул внутрь пещеры, расположившись ближе к Главе. Готовый встретить нос к носу любую неожиданность.
Воздушный сомневался, что убийца не ускользнул и остался. Очень вряд ли. Тут было что-то другое.

0

13

Наблюдать из темноты было немного утомительно и скучно. Сдерживать зевки, чтобы не потянуться, не заснуть, не чавкнуть или чего-нибудь другого, было еще труднее. Кстати о сне. Его как рукой сняло. А Шема-то думал, как придет домой, ляжет спать, погрузившись в царство Морфея. Ага, размечтались. Легких путей мы не ищем. Поэтому обязательно надо было поискать на свою пятую точку приключения. Скандалы, интриги, расследования. Скандалы скоро будут. Интриги уже есть. Расследования тоже. Остается ждать, пока эта тройка разойдется.
Немного пригнувшись, чтобы полностью скрыться в тени и узор не отсвечивал от лучей луны, прищурив глаза, чтобы не сверкали, дракон прильнул грудью к земле, обернул себя хвостом и прижал к себе крылья. Вроде бы чего бояться? А вдруг у них хорошее настроение, выяснят что к чему и отпустят, не забыв дать волшебного пинка под зад. Мечты-мечты. Прикрыв глаза и вздохнув, темный огляделся по сторонам, оглядывая, чем можно укрыться и не попадать под лапу. А вдруг на хвост наступят? Или еще чего.
Опа. Кого-то похоронить хотят, - посмотрев на дракона, который все стоял неподвижно и почувствовав тот же запах, к которому маг уже потихоньку привыкал, он немного поморщился и помотал головой. - Его родственников хотят найти. А того бедолагу похоронить. Я хоть и темный, но даже для меня это перебор! - возмутился про себя Скелет и опустился на землю, уже лежа на ней. Время суток играло ему на руку. Обычно светлые плохо видят в темноте. Хоть это и воздушные, но особой разницы не имеет. - Блин, холодно, - вздрогнув от сквозняка, он плотнее прижал к себе крылья, изогнув шею в форме буквы S.
Край же глаза уловил движение. Дух Воздуха как-то странно дернулась, словно пыталась вздыбить шерсть. Похоже, это так и было. Она подала какой-то знак. Шемайнксу преградили дорогу к выходу пещеры. Глубоко вздохнув, он положил голову на лапы. Ребят, хватит играть в какую-то странную игру, которой правила даже я не знаю. Так нечестно. Нахмурив брови, темный закрыл глаза и начал слегка дрожать от холода. Ему это начинало надоедать. Но обратной дороги нет. Есть только вперед. Но и она закрыта. А если пойти в этот тупик, то разорвут. Но и это под вопросом. Шема не думал, что его все-таки правильно поймут или поверят его словам. Хуже по-моему некуда.

0

14

В её рядах предатель. Огонь всех побери, у неё в рядах предатель! Эта мысль корёжила сознание, словно бы его сдавливало гидравлическим прессом. Мисан искреннее считала, что она хороший лидер и принимает верные решения. Да, с такими "миролюбивыми" соседями под боком им жилось не особо тихо и спокойно, но налёты огненных удавалось отражать, удавалось претерпевать периодические проблемы с поставкой дичи и не только их. В этом драконица видела заслугу всех состайников, а более всего - своих друзей в правящей верхушке. И свою в том числе, естественно. И тем горше была мысль о предательстве. Был, конечно, вариант, что жизнь стайная кому-то надоела, и этот мёртвый дракон - прощальный подарок. Убийца теперь, быть может, вовсе подался в одиночки, припомнив не лучшее своё бытие в стае и старые обиды. Но ещё хуже был другой вариант: что враги запустили свои мерзкие лапы в её стаю и сподвигли одного из драконов совершить убийство намеренно, а теперь виновник принимает благодарности и лавры где-нибудь на территории Тёмного Альянса. Быть может, даже лично от Верраяла, хах!
Глау с Реншу уже разделили работу между собой. Можно было не сомневаться, если они что-то найдут, то доложат ей немедленно. Миса отшвырнула попавшийся под лапу камень. На душе было так паршиво, как давно уже не было. И тут она поймала ощущение чужого колдовства. Кто посмел?! Кроме Глау и Реншу она никого сюда не звала, да и свой бы уже себя раскрыл. Мысли о врагах ещё не успели схлынуть, и драконица моментально заподозрила вражеского шпиона. А, может, по её душу отправили убийцу, чтоб караулил Главу, покуда та будет сокрушаться на тему произошедшего, да потихоньку и засадит в спину Воздушной ядовитое жало или ещё что...
Честно говоря, Санэ нынче была не настроена на мирное выяснение ситуации, за сим по всей пещере прошлась мощная воздушная волна, из-за которой попадали отчёты, амулеты и иные её личные вещи. Ежели в пещере кто-то есть - шум поднимется почище, чем от попадавших предметов. Покажись, гость незваный!

0

15

Каким бы мерзким и страшным не было случившиеся, опытные драконы сумели перестроиться на деловой лад довольно быстро. Как в плане обнаружения преступника, так и в охоте на неизвестного, засевшего в пещере Мисан. К слову, Глау сильно сомневалась в том, что неизвестный убийца не ушёл, но второй подозрительный дракон на том же месте?.. Это уже перебор. Откуда он тут взялся, во имя Ветров и Света? В совпадения драконица не верила. В столь идиотское поведение убийцы тоже. Разве что он полный псих и не соображает, что делает. Но послание на стене и тонкая хирургическая работа на трупе опровергали эту версию. Получалось, что в их горах объявился чужак. А ещё и собственный маньяк где-то бродит. Хорошо, если он покинул территорию стаи, а если нет? И ведь объявить нельзя: мерзавец затаится, зато среди драконов начнётся паника. Глау иногда даже удивлялась, как воздушные не вымерли с таким отношением к жизни. Видно, что в них всех было такое, что позволяло раз за разом выдерживать любые испытания.
Разозлённая Мисансэкрес послала в пещеру воздушную волну, которая смела всё, что не было закреплено, и ударила в грудь воительницы. Меченая прикрыла глаза, но не двинулась с места. Разве что отметила для себя, что Глава в ярости и лучше бы её сейчас не трогать. Как только стихия угомонилась, Советник громко и отчётливо сказала в пустоту:
- Сдавайся, кто бы ты ни был. Иначе умрёшь, - Глау не стала обещать жизнь в случае сдачи. Во-первых, это зависело не от неё, а во-вторых, искать чужака по пещере никто не будет. Если он не отзовётся, Мисан просто пустит какую-нибудь смертоубийственную магию с ограниченным радиусом действия. Реншу стоит рядом, Меченая отступит дальше в проход между гротами - их не заденет. А вот неизвестному грозит перерождение. Если же он обозначит себя, то получит призрачный шанс спастись. Как бы зла не была Глава, вряд ли она убьёт его на месте, не допросив. Для этого понадобится менталист, который сможет проверить истинность слов, воины для подстраховки и уйма времени. Тем более, среди ночи достать всех вышеозначеных не так просто. А пока все соберутся, Дух успеет успокоиться и начнёт рассуждать здраво. Во всяком случае, Глау надеялась на такое развитие событий.

0

16

Серьёзно, в интересах затаившегося незнакомца - кем бы он ни был - было появиться и действительно сдаться, чем умереть. Сейчас вряд ли кто начнёт миролюбиво разбираться, какого чёрта чужак взялся в пещере Главы и что ему тут понадобилось. А так как скрыться вряд ли выйдет... смирение - единственный выход перед сложившейся ситуацией. Это было бы благоразумно.
Если бы не испорченная ночь, напряжение и крайне удручающая атмосфера, Реншу бы даже позволил себе какую-нибудь фразу в том роде, когда говорят, мол, выходи и тебя не тронут. По крайней мере сразу...
И что вперёд все на мирные переговоры, а уже потом крушить и ломать кости. Давайте же будем благоразумны, господа! В благоразумности своих коллег Заместитель не сомневался ни разу. Но и сам он был не в лучше расположении духа сейчас, чтобы снисходить до подобных светлостей.
Реншу стоял рядом с Мисой - по правую сторону от её плеча и немного позади. Даже если не учитывать наличия Советницы, два крайне крупных дракона, один из которых Дух, а другой созданный Духом уже перекрывали пути к отступления. Если только тот, кто прячется, не умеет открывать чёртовы порталы. Но и тогда нет никакой гарантии, что магия взбешённой Мисы не накроет неприятеля раньше. Словом, последствия и тогда будут крайне невесёлые.
Благоразумие. Ну же, благоразумие. Предупреждений больше точно не последует.

0

17

Ожидание - не самая лучшая черта темного мага. Хоть он являлся в какой-то степени магом-шпионом, но наблюдать за всеми и вся без какого-либо приказа не входило в его планы. Нападать и подавно. Вообще он собирается уйти отсюда подобру-поздорову, но разве с такими громадинами удастся? Не в этой жизни. Не в эту смену. Хмуро смотря в сторону воздушных, дракон выжидал, пока все угомонятся и можно будет добровольно показаться. Он все равно не видел смысла скрываться, раз его уже почуяли. Шемайнкс не думал, что его бы поручили следить за Главой Воздуха, ибо это смертельно опасно. Подожду еще некоторое время и выйду. Пригнувшись, продолжая выслеживать их из угла, темный бросал взгляд то с одного, то с другого дракона, стараясь не упустить ничего.
Вдруг Шема почувствовал что-то неладное. Резкое движение. Один крупный дракон и другой длинный, чуть меньше Духа, заградили выход. Да вашу ж... И резко его отбросило к стене. Он еле сдержался, чтобы не выругаться и не сбросить тень. Да все равно его, скорее, раскрыли из-за грохота. О-о-о, это было знатно. Респект, чего сказать. Потирая ушибленное место, дракон прикрыл глаза и встряхнул головой, отводя наваждение и стараясь унять головную боль. Пошатываясь, он приподнялся на лапы, нервно дергал кончиком хвоста.
Смешно. Мне еще угрожают. Сами чуть не пришибли, а еще и угрожают. Иначе умрешь... Да пошли вы к чертям собачьим! - стараясь успокоиться, сжал кулаки темный и посмотрел в сторону выхода. - Спокойно пройти не удастся. Это информация сто сорок шесть процентов. Да даже если через тень. Прихлопнут как муху, - резко выдохнув носом, самец смотрел на крупную драконессу, которая зашла в убежище первой. - Эх... Нет смысла скрываться дальше. А то и гляди, сейчас точно расплющат, оставив только лепешку. А там и недолго остаться оладушком или блинчиком на завтрак, - с этими мыслями он вышел из тени. Лучи восходящей луны засветили на его тело, придавая магу мистическое обличье. Узор-скелет начал светиться. Алые горящие глаза ярко светились в темноте.
- Я вас умоляю, - он приподнял передние лапы вверх, сев на задние лапы. - Если вы все думаете, что я шпион, то вы глубоко заблуждаетесь, - хрипло произнес он, не моргнув и глазом. Переводя взгляд то на одного, то на другого дракона, он глубоко и обреченно вздохнул. - Я знаю, что говорить, мол, я ни в чем не виноват, не имеет смысла и это ни черта не снизит мою виновность хотя бы в том, что я вас потревожил. Но говорю сразу. В том случае, который произошел здесь ранее, до моего появления здесь, я не причастен. Вопросы есть? - отчеканил маг, склонив голову на бок. Его интересовала реакция воздушных. Но он и не упускал тот минимальный процент того, что его могут без всяких разъяснений приплющить и растерзать. Что же, одним трупом больше - трупом меньше. Кого это волнует? А сам глушитель ауры отключился по воле самого самца. Он не хотел скрывать свою ауру перед ними, не имел смысла скрывать очевидное.

+1

18

День действительно не задался, и Санэ не намеревалась цацкаться с нарушителем. В виду крайне подозрительных дел в Огне и тихушничества Тьмы, Миса готова была допросить любого, кто мог хоть что-то знать о том, что происходит на территории вражеских стай. Свой не стал бы прятаться и маскироваться, значит дракон точно знает, что его здесь быть не должно даже близко. Дух принялась концентрировать в непосредственной близи от себя энергию своей стихии. Один акустический заряд вполне мог хорошенько приложить неизвестного, а уж потом его выволокут за хвост наружу. Если, конечно, дракон сам не соизволит показаться.
В пещере действительно раздался грохот, словно чья-то увесистая тушка качественно приложилась о стену, например. Щуря жёлтые глаза, Миса хотела уже было швырнуть акустический заряд, но нарушитель внезапно показался, сбросив с себя массирующие чары. Это был тёмный, аура не могла лгать. Дракон ещё и вид имел чудной, хотя это сейчас менее всего волновало Главу. А тот оказался говорлив. Захотелось фыркнуть. Какой шпион в своём уме станет признавать, что он вражеский засланец? Точно также можно было отрицать и свою причастность к произошедшему в этой пещере извращению, хотя на счёт этого Санэ ещё могла посомневаться. Краем глаза змеевидная отметила, что её друзья совсем рядом и словно бы ждут распоряжений.
- Есть. Ты молился Темнейшей, прежде чем ввалился в мой дом? - ноздри гневно раздулись, но это было единственное, что выдало раздражение Духа, в остальном же Мисансэкрес сохранила лютое хладнокровие. Нет, убивать она его не собиралась. Этот дракон ещё мог сослужить им службу. Даже против своей воли.
- Взять его. Допросить. Меня интересует, что творится в землях Тьмы и Огня, - короткое ментальное сообщение моментально было отправлено Реншу и Глау.

+1

19

Магия Мисы возымела эффект. Помимо амулетов и прочего барахла не вполне понятного Советнику назначения воздушная волна задела что-то куда более крупное и тяжёлое. "В стену прилетело", - заключила драконица, вслушиваясь в звуки ночи. "Покажись, не тяни виверну за хвост. Мы все устали и хотим отдохнуть..." Хотя в глубине души Глау подозревала, что спать она сегодня не ляжет. Кем бы ни был горе-лазутчик и в каком-бы состоянии его не поймали, заниматься им будет служба безопасности. А значит, что надо-таки разыскать Бетельгейзе и устроить срочное совещание.
Незваный гость всё же внял голосу разума и явил себя воздушным. Дракон из тёмных с крайне необычным рисунком на теле поражал наглостью. Надо же, он ещё вопросы ему предлагает задавать! Меченая едва ли не заклокотала от ярости, но сдержалась. Только когти неприятно-резко заскрежетали по камню. Впрочем, Мисансэкрес хорошо срезала наглеца. Действительно, помочь ему сейчас может только Падшая... Хоть Воздух и относился к Светлому Альянсу, хоть и считался (негласно) самым слабым звеном, но близкое соседство с ТА давно вытравило из всех причастных к управлению излишний идеализм. Как не прискорбно.
- Сделаем. Даёшь добро на корректировку приказов для патрулей, если узнаем что-то по этому вопросу? - дёргать Главу лишний раз Глау не хотела, равно как и переиначивать всё совсем уж в открытую. А вполне могло получится так, что этот тёмный мог поведать что-то такое, из-за чего план действий придётся менять на ходу. - И портал в подземелья, если можно.
Таскать шпиона по тайным коридорам она тоже не желала. "Надо будет при случае разобраться с перемещениями", - в который раз пообещала себе драконица. Каждый раз просить товарищей подкинуть её до места назначения было, мягко говоря, стыдно. Умом Глау понимала, что ей, как воину, нужнее боевые заклинания, но совесть всё равно нашёптывала что-то про обузу.

0

20

Поведение показавшегося тёмного дракона раздражало даже столь спокойную и привыкшую всё холодно взвешивать личность, как Реншу. Усы нервно дёрнулись, а уголки губ плотно сжались, едва-едва скривившись в недовольстве. Вот уж наглость небывалая - спрашивать у Духа, есть ли у неё вопросы. Да ещё и находясь на вражеской территории, в пещере Главы...! Словом, в крайне невыгодном положении. Тёмные в конец стыд потеряли что ли? Это даже выглядело как насмешка. Как плевок в лицо! В особенности в свете недавних событий.
Нейрен вполне могла бы справиться с незваным гостем сама. Реншу не видел необходимости сопровождать её. Нахождение двух верхушек совершенно ни к чему. Тем более, что он собирался заняться проверкой магов и учёных стаи. Чем скорее это сделать, тем лучше. Ведь следы могли не до конца остыть, что могло бы помочь узнать что-нибудь полезное.
Дракон дёрнул кончиком хвоста и выпрямился, до этого припадая к земле ещё ниже обычного. И открыл для Советницы портал в подземелья. Повернув голову в её сторону, Заместитель без слов взглянул на драконицу. Без слов для тёмного, так-то они общались.
"Займёшься этим сама? Я собираюсь проверить учёных и магов", - сообщил воздушный. В общем-то ему было не принципиально. Можно было и поменяться. Из вежливости решил уточнить, прежде чем открыть дополнительный портал и себе, чтобы взяться поскорее за дело, не терпящее отлагательств.

Источник Крайнда

Отредактировано Реншу (19 Апр 2015 21:39:50)

0

21

Уж сколько головной боли приносили ей эти темноальянсовские... Один Фламментайн и его братия - вечный раскалённый кол в подхвостье. Воздух привык жить чуть ли не в полукольце из врагов, причём ближе всего к ним были самые агрессивные из врагов. С одной стороны, это закалило жителей горных гряд, а с другой... именно из-за этого её стая была и остаётся на шатком положении. Самая слабая стая в Светлом Альянсе. И как же это било по гордости, но даже это не столь важно. Важно было то, что слабых прежде всего начинают давить враги. А поднимать демографию в таких условиях проблематично... И это мягко сказано. Воздушные ещё успевали делиться дичью, когда стая Воды оказалась без крова. И теперь, когда наступил период Холодной Войны, Санэ была ему рада. Ей нужен был мир, как можно более долгий, нужен, как кислород - всем, кто им дышит. Эта мысль настолько крепко засела в голове, что Дух Возлуха готова была на многое, если не на всё, лишь бы Тёмный Альянс подольше там сидел по своим углам и не проявлял агрессии. Хотя бы в её сторону. Да, была и такая эгоистичная мысль.
И теперь перед ней находился этот выкормыш тёмных, который ещё пытался права качать на её земле. Вопросы... О, ему их зададут. Много. Но не она, а драконы, сведущие в допросах более Главы. И змеедраконица ознакомится уже с докладом, где будет изложено кратко основное. Без выкрутасов и "воды". Смерив этого расписного чудака цепким, колким взглядом янтарных глаз, Санэ фыркнула в усы и неразборчиво что-то проворчала. Явно что-то про мракобесие, что вечно прёт от Тьмы.
Делай всё, что сочтёшь нужным. Сразу. Жду с докладом, - мрачные мысли не помешали Главе услышать Глау, которой тут же был открыт портал. Молодец Реншу. Воздушное Трио работало слажено. Что ж, видимо, ей стоит всё же заняться своими непосредственными обязанностями, покуда её заместитель и советница заняты своими.
- Реншу, твой доклад тоже жду. Узнай всё о гибели этого дракона. И о том, кто это мог сделать.
Мисан кивнула обоим, не удостоив взглядом тёмного, а затем открыла портал и провалилась в него, сделав лишь один коротки крыжок вперёд.
=====>>>> Вересковая пустошь

Отредактировано Мисансэкрес (6 Сен 2015 16:46:12)

0

22

Ментальные переговоры шли своим чередом, а Нейренглаурис тем временем мрачной тучей воздвиглась прямо перед тёмным. Ищущие всё равно отчитывались ей, так смысл гонять драконов с отчётами между лидерами стаи? Опять же, Реншу как учёный гораздо лучше разбирается во всём, что связано с подопечными Старшего Мага. Нет, она будет заниматься этим наглецом, осмелившимся хамить Главе, а Заместитель Мисан пусть ищет создателя этого кошмара.
Тошнотворный запах частью вымел воздушный вихрь, выпущенный Санэ, отчасти Глау притерпелась. Хотя думать о несчастном охотнике без содрагания не могла. Жутко, чудовищно. Бездушно. Кто бы ни сотворил это, с мозгами у него точно не всё в порядке. Но... Теперь это не её забота. Разумеется, Советник будет следить за ходом расследования, но не более того. И, признаться, в глубине души Меченая была рада, что дела распределились именно таким образом. Привыкшую иметь дело со смертью и предательствами драконицу воротило от бессмысленной жестокости. Оставалось возблагодарить Воздух, что ей не досталось чутья эмпата. В противном случае Глау серьёзно рисковала бы рассудком.
- Разумеется, - взгляд охряных глаз на миг метнулся к Реншу, как бы сопровождая предназначенную ему мысль, и снова воткнулся в тёмного.
- Как только появится информация - сразу же сообщу, - пообещала Советник, взмахом крыла подгоняя Скелета, как про себя окрестила незваного гостя драконица, в портал. Вместе с тем она отправила зов одному из своих помощников. Пока что этот дракон обвиняется лишь в незаконном проникновении на их территорию, стало быть, жёсткий допрос не нужен. Пока что.
Нижний уровень

0

23

Наблюдая за немыми драконами, темный вздохнул и мимолетно подумал с ними попрощаться и улететь, куда глаза глядят. Но это некультурно! А с каких это пор темными считались воплощением вежливости и тактичности? НИКОГДА. Но если он сейчас улетит, за ним погонятся и тут же решат, что он за ними шпионил, следил и это он убил того воздушного, а там уже опроса и пыткам не миновать.
Да они говорить разучились! - подумал про себя Скелетон, но знал, что они общаются между собой ментальным образом, чтобы темный не мог подслушать их. А сам же темный не имел дара читать мысли или как-то вмешиваться в чужой разум. - О чем они там переговариваются? - склонил он на бок голову, бросая взгляд то на одного, то на другого дракона.
Его мысли прервало какое-то странное сияние. Очнувшись и выходя из прострации, он обернулся и проследил за тем, как Глава Воздуха ушла в портал, испарившись в нем, а портал тем временем уже за ней захлопнулся. Заметив краем глаза дополнительное дразнящее глаза действие, повернулся туда и увидел, что его взмахом крыла подгоняют к другому порталу. Выпрямившись и сложив крылья за спиной, робко подошел к порталу, обернулся на воздушного, который его подгонял, и прошел в портал.

Нижний уровень

0

24

Источник Крайнда

Реншу так и не получил ответа от Мисы. Впрочем, Заместителя это не расстраивало. С ней наверняка всё было хорошо. Просто занята. Да и Рен не был несамостоятельным. Он вполне мог сам решить, что ему стоит делать, и без поручений и руководства со стороны Главы. Откровенно говоря, поступать так приходилось довольно часто. Не стоит расценивать это как возможную некомпетентность Главы, нет. Тут дело в другом было… А потом строй и управление в стае Воздуха велись несколько иначе, чем в других. Да и в целом Реншу был рад оказаться полезным и проявить инициативу там, где это возможно, во всём помогая Мисан.
Дракон опустился на землю, спустившись с неба змеёй, прямо перед входом в пещеру, немного не долетая до.. всей, собственно, красоты, устроенной вокруг. Реншу на мгновение остановился, обвёл нелицеприятный пейзаж взглядом и нервно дёрнул хвостом, поджал пасть. Немного поморщился. Особой брезгливостью он не страдал. Но и улыбки на морде всё это явно не вызывало.
Воздушный решил прибраться, пока Мисан не вернулась. Тут, в принципе, уже ничего не поделать. Преступник найден. В правдивости полученной информации Реншу не сомневался и считал, что проверять её не нужно. Келлендросу он в этом плане очень доверял. По мнению Заместителя, Келль был одним из самых способных шпионов стаи. И его работа всегда ценилась Реном выше. Благодаря репутации, конечно, которую в глазах Заместителя для себя создал Келлендрос.
Чтобы не тратить время зря и не стоять так, вылупившись, Реншу занялся делом. В дела его сейчас входило: очистить пещеру и её стены от крови, стереть надпись, убрать — простите, Всевышняя — внутренности, на них прилепленные и оттащить труп несчастного стайного дракона. Позже похоронить так, как положено. И уведомить его родственников. Это будет попозже. Так как бедняга был охотником, его не хватятся тут же. Просто лишняя суета сейчас была ни к чему. Это можно и позже сделать.

0

25

Нижний уровень
Поскольку госпожа и подруга от доклада отмахнулась, Глау решила лично проведать её и убедиться, что всё в порядке. Хоть драконица и засыпала на лету, Глава для неё по-прежнему была на первом месте, какие бы отношения их не связывали. Более того, близко узнав Духа Воздуха, воительница только укрепилась в мысли, что её нужно хранить и оберегать.
Но в пещере Мисан не оказалось. Видимо, она ещё не закончила со своими таинственными делами, которые сорвали её среди ночи. Хотя Глау подозревала, что её ранимая повелительница попросту сбежала от всего этого кошмара. И это было... правильно. В конце концов, циников и интриганов среди Глав хватало с избытком, да только не ими одними мир жив. Иллюзии и мечты тоже нужны, как и те, кто их воплощает. Хотя мировоззрение Меченой, в котором причудливо переплелись как существующие в Империи верования, так и её собственные измышления, мы оставим на потом. Сейчас это не важно. А важно то, что в пещере был Реншу, устроивший генеральную уборку. И это было весьма кстати. Даже Глау мутило от вида убитого охотника. Чудовищно...
- Ночи, Реншу, - язык не повернулся назвать ночь светлой или доброй.
Пока Заместитель наводил чистоту внутри, Советник скрепя сердце взялась за тело. Нельзя сказать, что молодой охотник был таким уж тяжёлым, но более тяжкой ноши у Нейрен, казалось, ещё не бывало. Далеко она не уходила, так, убрала труп с глаз так, чтобы на него никто не наткнулся. "Надо будет потом захоронить. Но так, чтобы никто не видел тело. Сказать, что погиб на охоте. Или завалило. Или утонул. Уточнить у Гейза. Он должен знать его. Да. Сказать, что был свидетель. Видел гибель, но не успевал помочь. Не нужно им видеть это." В пещеру драконица вернулась в окружении воздушных потоков, выдувающих "ароматы" прочь. Конечно, так быстро запах не выветрится, но всяко легче станет.
Говорить не хотелось. Вероятно, у Реншу были какие-то новости, раз он ждал здесь Мисан, но спрашивать Глау не стала. Она ведь всё равно узнает, когда Глава вернётся. Советник огляделась и со вздохом принялась собирать мгногочисленное барахло, которое Санэ так лихо разбросала своей магией. В основном, конечно, бумаги самого разного свойства, но были и другие мелочи. Артефакты, фигурки из камня, перья, украшения и многое-многое другое. Про какие-то вещи Глау точно знала, где они лежат, и убирала на место, другие оставляла где придётся, лишь бы из-под лап убрать.

0

26

Реншу так погрузился в свои мрачные и невесёлые мысли, что не заметил появления Советницы. Когда он пришла, дракон уже очищал последние пятна крови. Всё было прибрано. Кроме тела.
Но запах в пещере всё равно стоял неприятный. Несколько дней точно будет проветриваться. Да и сама по себе атмосфера и энергетика места была пропитана убийством, муками и злобой. Здесь было неприятно находиться. Не то, чтобы спать.
Реншу и не спал. Он чувствовал усталость, при которой обычно драконы засыпают только так. Но сна не было ни в одном глазу. И Заместитель, подобно ожившему и выползшему из под земли личу, таскался по пещере, механически выполняя все движения. Мутный взгляд его смотрел в пустоту, уголки губ были скорбно опущены. Как и усы, не развевающиеся вокруг пасти, как обычно, а таскающиеся за мудрой головой по земле.
Услышав голос Нейрен, дракон чуть вздрогнул, от чего взгляд его оживился на жалкую секунду и снова потух. Форму он всегда успеет выдержать. Сейчас её было не перед кем держать. Миса не вернулась. Других драконов здесь не было. А Советницу он вполне доверял настолько, чтобы не скрывать свою печаль и усталость.
- Ох… ночи, - рассеяно ответил Рен, опуская уши и продолжая оттирать пятна влажными кусочками мха.
Воздушные потоки, посланные Нейренглаурис, немного освежили пещеру, хотя и не привели её в идеальное состояние — то, что было до этого ужасного события.
Заместитель тоже молчал. Да, у него были новости. Но повторять их по несколько раз каждому? Зачем? Они соберутся вместе и всё обсудят.
Вот и повисла в пещере неприятная и тяжёлая тишина. Останки разодранного в клочья дня. Издыхающее тело тяжёлых будней.

0

27

>>> Хрустальный дворец, проект - Жемчужина Триады
Портал закрылся за ней, и змеевидное тело, извиваясь, устремилось в родную пещеру. Почему она не высадилась прямо на площадке перед входом? Наивно понадеялась, что короткий полёт сможет помочь ей справиться с чувствами. А обуревали её самые разные эмоции и желания, но ни одного положительного и тёплого. Её жёг изнутри гнев, иглами впивалась обида, колючим комом встало недоверие, тяжёлой плитой придавливало сверху одиночество. Муза давно не чувствовала себя такой жалкой и слабой. Точно щенок, брошенный в картонной коробке на улице ночью в грозу. И точно так же ей хотелось скулить и подвывать. Силы остались лишь на какие-то животные звуки, связная речь уже не шла.
"Как они могли? Как ВСЕ ОНИ могли?! Для них ничего не значит наша семья, ничего не значит наша прошлое, всё пережитое нами. Давние общие победы забыты, спасённые жизни потеряли значимость, общая цель превратилась в формальность. Ничего не осталось святого. Ора, забери меня обратно!"
Змеевидная наматывала круги и чертила зигзаги, летя вместе с ветром и против него, совершенно не регулируя потоки родной стихии. Да и вряд ли бы ей это удалось так же виртуозно, как обычно. Подобно своей госпоже, ветер тоже ярился и метался, впадая из крайности в крайность: то затихал, то, завывая, взметал хлопья снега вверх и бросал во всё подряд.
Животный грубый рёв донёсся из раззявленной пасти Духа. Мощный поток воздуха ударил прямо в гору, заставив верхушку той сотрястись. Мгновение тишины нарушилось, едва начали осыпаться первые камни, а за ними уже шёл целый снежный поток. Лавина!
То ли не видя в этой пурге ничерта, то ли специально - самка врезалась в гору всем своим телом. Воздух выбило из лёгких, когти лап бессильно скребут по оледенелому камню, лишь не надолго умудряясь уцепиться за неровности. Вот так, царапая породу и едва ли не кусая камни, Вейла кучей промёрзшего и встрёпанного мяса, чешуи и меха шлёпнулась на площадку перед своей пещерой. Она вся была устлана снежным одеялом, что смягчило падение. Однако даже это не привело в чувство совершенно обезумевшую от горя и отчаяния драконицу. Взбешённым неуправляемым зверем она зазмеились по снегу, хищно скалясь и щеря клыки. Примерно таким же образом она пробралась в пещеру и, промчавшись мимо Нейренглаурис и Реншу, впилилась прямо в стену с полками, вдребезги разбивая все свои украшения и прочие побрякушки. Разорванные клочки бумаги, обломки каменный скрижалей, разломанные куски дерева.
Вцепившись когтями в дальнюю стену пещеры, самка замерла практически перпендикулярно полу. Тяжёлое дыхание с бульканьем вырвалось из окровавленной раскрытой пасти - нижняя губа была разбита. Обнажённый хищные зубы. Янтарно-жёлтые глаза навыкате горят безумием.

0

28

В тягостном молчании время тянулось особенно долго. Порядок драконы навели быстро - насколько это вообще было возможно после тяжёлого дня. Но хоть следы безумия убрали, и пещера Главы больше не походила на поле боя. Глау сидела в углу, как и всегда, и, прикрыв охряные глаза, пыталась услышать потоки воздуха. Одно из базовых упражнений в курсе магии, позволяющих научиться чувствовать свою Стихию. Получалась из лап вон плохо - не удавалось сосредоточиться и отстраниться от посторонних мыслей, наваливалась усталость. К утру воительница окончательно плюнула на это дело и встала. Неловко переступая затёкшими лапами, она подошла к Реншу.
- Скорее всего, я Мисансэкрес не дождусь. Вторые сутки не сплю. Тот тёмный, он оказался здесь случайно. Забрался в Руины. Попал в какую-то ловушку. Портал Руин забросил в пещеру. Ничего выведать не успел. Чист, как первый снег. Отправила его на Локу. Не нужны ссоры с Тьмой, - более лаконично, наверное, можно было бы телеграммой-молнией доложить. На этом драконица хотела распрощаться и уйти наслаждаться законным сном, но тут за стенами Теарзис взвыл ветер. Слишком резко, безо всякой причины. На первый взгляд. Мало ли что. Но когда пик сотрясло лавиной, нервы Нейрен не выдержали. Бросив быстрый взгляд на Заместителя, Меченая прошла к выходу из пещеры, чтобы у самой арки успеть шарахнуться к стене, пропуская совершенно невменяемую Главу внутрь, провожая её ошарашенным взглядом.
- Бездна... - поражённо прошептала Советник. - Что с ней? Мисан... Госпожа моя, ты слышишь меня?
Наверное, Духа следовало увести из места, где всё пропиталось страхом и смертью, но тащить её куда-то в таком состоянии было чревато. Да и нельзя драконам видеть свою Главу в таком состоянии. Глау лихорадочно пыталась найти выход их положения и понять, что же произошло за эту ночь.

0

29

На поле боя пещера Главы не походила совсем недолго. Прямо до возвращения Мисан. Реншу ещё на подлёте Духа почувствовал неладное в воздухе и напрягся, прислушиваясь. Если бы он знал тогда, как много бед ещё успеет свалиться на стаю Воздуха после этого дня. Что сегодняшнее покажется лишь началом. Лишь прелюдией к безумному танцу событий. И сколько крохотных ростков надежды может прорасти из пепла этого сумасшедшего, полыхающего огнём безумства.
Нейрен решила, что не дождётся Главу. И сообщила о том, что выяснила. Заместитель же был намерен ждать. И, кивнув Советнице, хотел было рассказать, что удалось узнать ему, но успел только рот открыть.
Мисансэкрес на всей скорости влетела в пещеру, пронеслась мимо Заместителя и Советника и вломилась в стену. Она была не в себе. Это было видно по глазам, по дрожанию воздуха, слышно по голосу. Но хуже всего - это ощущалось сердцем. В груди болезненно щемило. Как будто тисками сдавило. Для воздушного, который неровно дышал к своей госпоже, это было ещё больнее, чем кому-либо. Он не мог видеть, как Вейла страдает.
Это было невыносимо.
Независимо от того, что думала на этот счёт Нейренглаурис, а Реншу не собирался оставлять Мису в таком состоянии. Она могла покалечить себя. Хотя, судя по всему, уже успела. И зрелище это было жутким. Пугающим. Да только отпугнуть дракона оно было не способно. Самец быстро подскочил на лапы, тут же поднимаясь в воздух, но почти не отрываясь от земли. У самого пола он проскользил в сторону Главы, оказываясь рядом. Дракон был готов держать Духа, если потребуется, чтобы она не нанесла себе ещё больше увечий. Благо, созданный одним из первых, Реншу был очень крупным. А вдобавок к тому сильным. Но только если в Мисансэкрес не начнёт бушевать стихия. Тогда всем может не поздоровиться. Этого ни в коем случае нельзя было допускать.
Изогнувшись вертикально вверх, чтобы поравняться с самкой, Реншу решительно схватил её за плечи, поворачивая к себе, а после перемещая лапы на щёки, чтобы Дух могла взглянуть своему Заместителю в глаза.
- Мисан! Посмотри на меня! Приди в себя!- тут обо всех формальностях забудешь, знаете ли.
Голос дракона звучал громко и решительно. Для начала нужно вернуть рассудок. А потом уже можно и по душам поговорить. А не биться головой о стену.

0

30

Она не слышала и не видела. Ничего и никого, перед глазами всё ещё мелькала холодно-спокойная морда Аллинэи на совете Альянса, фанатичный взгляд Эльсирина, говорящего о своём плане, интровертно-закрытый вид Аграила. Они все её оставили и предали. Кругом был сплошной обман, и самое ужасное, что ей врала даже близкая подруга. Никто из них не доверился ей, и теперь у неё не было причин верить им. Багровая пелена не желала спадать с глаз, точно самка только что с боем прорывались через толпы недругов. Но, в конце концов, самый страшный недруг - враг, нашедшийся среди своих. А если врагами начали казаться все члены твоей семьи? Для Санэ простое отчаяние и жалкое трепыхание в сетях жестокой реальности вылились в абсолютно бесконтрольное проявление магии. Но более того - Глава стаи Воздуха с большим трудом отдавала себе отчёт в том, где она и кто она. Хорошо, что по пути змеедраконица не задела Реншу или Глау. Для неё сейчас не было разницы - врезаться со всей дури в скалу, которой по большому счёту пофиг, или в живой объект, даже если тем самым она причинит вред не только себе. Из окровавленной пасти всё ещё рвалось глухое рычание вперемешку с бульканьем, пока оттуда вовсе не пошла пена. Внутри всё кипело и бурлило, точно сам Шагриар извергался в её груди, и потоки лавы нынче омывали каждый орган, заменив кровь. Кипела голова, стучало в висках. Даже полное развоплощение могло показаться сейчас благодатью, но Первородного Духа никто никуда не отпускал. Аллинэя тому доказательство - даже после смерти Стихийные не найдут покоя в объятиях Серого Плена.
Внезапно кто-то оказался совсем рядом, чьи-то лапы держали её за плечи, чьи-то глаза вглядывалась в её лицо. Ладони скользнули на щёки, и тяжёлая голова Духа словно обмякла в лапах заместителя, так что аж шерсть на скулах стала топорщиться от сжатия пальцами. Когти соскользнули с каменной стены, и драконица в очередной раз сложилась бесформенной кучей, но уже на полу собственной пещеры. С трудом змеевидная смогла сфокусировать взгляд на Реншу. И лишь спустя минуту в нём (взгляде) мелькнуло узнавание. Затем самка медленно устремила взор на всё, что её окружает. Остановилась чуть дольше на Нейренглаурис. К счастью, свой дом Миса узнала, так что вопроса "где я" не последовало.
- Вы тоже пришли меня предать? - глухо и почти бесцветным голосом спросила Вейла, принявшись кое-как отскребать свою тушу от пола, чтобы дальше не позориться перед собратьями. Хотя тут итак такое представление было, что основную часть позора Воздушная явно уже заслужила.

+2

31

Пока воительница соображала, что делать, Реншу действовал. Метнулся к Главе, встряхнул её, резко и громко окликнул. Глау бы, будь перед ней психующий новобранец, ещё и по морде бы двинула. Но здесь явно не тот случай. Не говоря уже о том, что Мисан и без посторонней помощи умудрилась покалечиться. Похоже, его затея увенчалась успехом - Дух перестал биться в истерике и замер. Уже достижение.
Распрощавшись с мечтой о скором отдыхе, Меченая подошла поближе, стараясь двигаться плавно и неторопливо. Если честно, она всё ещё плохо представляла, как обращаться с Главой в таком состоянии. Что может её успокоить, а что наоброт - спровоцирует новую вспышку безумия. Было страшно. В конце концов, Мисансэкрес не только её госпожа, но и весьма близкий дракон, все беды и радости которого автоматически становились бедами и радостями Нейрен. Но воин на то и воин, чтобы идти вперёд вопреки своему страху. И как воин Глау была готова разорвать тех, кто довёл Мисан до такого состояния. Злые огоньки, хорошо знакомые всем присутствующим, медленно, но верно разгорались в покрасневших от недосыпа глазах. Кому-то будет на орехи. Узнать бы, кому именно.
- Предать?! - от изумления Советнице даже голос отказал, она с трудом просипела одно-единственное слово и закашлялась. - Никогда. Ты знаешь, мы верны стае. Верны тебе.
Протянув крыло, драконица коснулась кончиком напряжённой спины Духа. Мы здесь. Мы рядом. Успокойся. Приди в себя. Расскажи. Не держи в себе боль. Такой простой посыл вкладывала в свои действия Меченая. Ни капли магии - её эмпатия работала только со словами. Но порой безмолвная поддержка могла оказаться действеннее всего волшебства мира.
- Что произошло? Кто предал тебя? - в воздухе повисло недосказанное "кто предал нас". Глау не знала, что Мисан была на Совете, но подозревала, что дело не обошлось без союзников по Альянсу. Если бы дело было внутренним, либо она, либо Реншу об этом хоть что-то бы знали. Скорее всего.

0

32

Реншу не мог взглянуть в глаза своей Главе так, чтобы мгновенно прочесть то, что творилось у неё в голове. Да даже не посмел бы, коли умел. Но одно было точно — он не собирался отпускать Мису, пока та более менее не успокоится и не будет уверенности в том, что она не начнёт снова биться о стены.
Больно. Было больно видеть самую дорогую Реншу драконицу в таком состоянии. Он не смог бы простить себе, если бы не был в силах что-нибудь сделать, чтобы помочь ей. Змей был предан своей создательнице как никому более. Она была для него всем — и жизнью, и смертью. Всем миром. И если что-то случится с ней, то какой смысл тогда в его существовании? Порой казалось, что всё это звучит слишком высокопарно и, может быть, даже...глупо? Неправильно…? Но это было то, что Реншу чувствовал по отношению к Мисансэкрес. И против себя и своих чувств идти — только насильственно.
Заместитель держал Духа до тех пор, пока в её глазах не показалась искорка разума, узнавание и понимание. Пока безумие не начало отступать. Что не означало, увы, что вместе с ним спешит уйти и отчаяние. Потому что его тяжёлая лапа всё ещё давила на плечи Главы.
Воздушный отпустил Мису, оставшись стоять рядом.
- Что? - севшим голосом вопросил дракон на заявление о предательстве. Мису можно было понять. Она сейчас в каждом могла видеть предателя. И это точно не было поводом с ней ссориться и ругаться. Наоборот — возможность опровергнуть это. Реншу не знал точно, что произошло. Он лишь чувствовал состояние создательницы, не имея понятия о его первооснове.
Зрачки Заместителя были сужены, глаза распахнуты, губы сжаты в ровную линию. Самец был напряжён и немного испуган. Этот страх был порождён беспокойством за Духа. И хотя сам Реншу стоял ровно и стойко, грудь его вздымалась от тяжёлого дыхания через нос, будто коснувшись Мисы он сам забрал у неё часть негатива и теперь переживал его, пропуская через себя. Но дракон был уверен, что справится. Лишь бы это не грызло Мисан.
Мисан… это имя хотелось выдохнуть на ухо самке, прижать её к себе и оберегать, закрыв собой ото всех бед. Но, как бы этого ни хотелось, а дракон не мог себе позволить ничего подобного. Сейчас уж точно. Поэтому такие порывы пришлось отбросить подальше, сохраняя относительную внешнюю невозмутимость и ожидая, что Дух Воздуха расскажет, что таки произошло.

+1

33

Они были ещё здесь. Даже после такого беспочвенного обвинения-вопроса - всё ещё рядом. Хотя они всегда были рядом с ней и всегда за неё. Понимали её слабость в ведении политики стаи, пробелы в плане управления. Потому и брали на себя часть её обязанностей без слов. Советовали, поддерживали, прикрывали. Так стая жила уже многие столетия. Но ведь и Аллинэя с Аграилом и Эльсирином были с ней долго. С самого момента создания они были рядом и тоже поддерживали. Что же пошло не так? И не пойдёт ли всё так же с остальными, кто бвл ей дорог?
Глаза быстро увлажнились, горячие слёзы потекли по щёкам, теряясь в шерсти, стекая до самого носа и капая с кончика его на пол. Реншу уже отпустил её, и драконица еле стояла, чуть покачиваясь, словно бы сонная и неспособная контролировать координацию движений. Чуть в стороне стоит Нейренглаурис, чьё крыло едва касалось её спины. И посыпались ожидаемые вопросы. Миса ведь не может оставить их неотвеченными, раз сама подняла больную тему. Было нечестно оставлять советницу и заместителя теряться в догадках и напрасно тревожиться домыслами.
- Я... - спазм заставил её прерваться, сдавленно сглотнуть и уже почти шёпотом продолжить, - У меня нет сил, чтобы рассказать это. Могу только показать. Откройте мне свой разум.
Чтобы ментальное сообщение не было актом беспардонного вторжения, самка предупредила, что рассказ будет на уровне общения воспоминаниями. Субъективными. Полными личной оценки, предвзятыми. Но только так они могли понять, в каком отчаянии Дух сейчас находилась. На разум Нейрен и Реншу обрушился первый поток событий - обида на Иррлуа и Аграила, давние ещё неприятности. Затем появление Аллинэи в этой самое пещере, их краткий личный разговор. После явление Эльсирина на территории Воздуха на краткие переговоры, где он пообещал быть осторожным и не делать ничего серьёзного, что может навредить его союзникам. После чего последовали словно бы водоворотом из воплей, истерики и эмоций  откровения с Аллинэей, те самые, что подорвали их дружбу. Последними кадрами шёл совет Альясна на котором Эльсирин признался, что встречался с Фламментайном, не предупредив никого и за ради пустяка и личных иллюзий, холод и сдержанность Аграила, молчание Аллинэи, финальный взбрык Порядка и самовольное удаление его с совета, а затем и уход самой Санэ. Всё это было окрашено самыми яркими эмоциональными красками, пропитаны обидой и непониманием.
- Мне... нужно поговорить с вами насчёт того, какую политику теперь стоит проводить стае. Нейрен, есть возможность позвать Старшего мага сюда?

0

34

Внутренне драконица была готова к тому, что ей придётся пережить шквал растрёпанных чувств Мисансэкрес. В должности Советника ей уже приходилось пару раз прибегать к такому способу обмена информацией, и воительница знала, чего ожидать. Для неё такие встряски неизбежно приводили за собой головную боль. От природы не слишком эмоциональная, Глау тяжко переносила подобного рода воздействия.
Но к чему Меченая точно не была готова, так это к тому, что именно она увидела в мыслях подруги. Призрак Светлейшей?! Нейрен думала, что ошиблась, пока не увидела мерцающий силуэт ещё раз, уже в другой - весьма однозначной - обстановке. Но сомнения всё равно тревожили её душу. Аллинэю воздушная запомнила справедливой правительницей, сильной духом, жестоко расправляющейся с врагами и ревностно оберегающей свою стаю. Она действительно была Матерью для Света и для всего Альянса. Но то, что она говорила... Как она говорила! Да какое бы дерьмо в твоей жизни не случилось - это не повод вываливать его на окружающих, особенно на своих близких! На собственные впечатления Глау оказали сильнейшее влияние эмоции Духа Воздуха, который слабенькая эмпатка не смогла отфильтровать.
Когда волна чужих чувств и воспоминаний схлынула, Нейрен обессиленно привалилась к стене, шумно дыша. Ей потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. К счастью, это время ей дали. А как иначе? Мисан о её сложных взаимоотношениях с магией Разума осведомлена, да и сама Глава сейчас не в лучшей форме.
- Едва ли, - драконица отлепилась от стены и качнула головой. - Он со вчерашнего дня отсутствует. Экспедиция на нейтральные земли. Ищут что-то, - в голове крутилась цель похода, но ухватить её уставшая Глау так и не смогла. - Важное. Секунду...
Вдаль ушла мысль-зов. Маг был где-то далеко, и всё общение с ним уложилось в короткое "Занят!" Зная его, можно было с уверенностью сказать, что магистра занимали неотложные дела - по пустякам Нэйрен его не беспокоила, и раз он отказался от общения, то не может позволить себе прерваться.
- Занят, - кратко оповестила присутствующих Глау. Похоже, решать предстояло в малом составе. - Нам нужно обезопасить себя от Фламментайна. Альянс... На них нельзя рассчитывать больше. Нужно самим искать выход.
Конечно, стая Огня занимала воительницу больше всего. Остальное могло подождать, а вот беспокойные соседи требовали немедленных действий.

0

35

Реншу не воспринял слова Мисы как обвинение. Он понимал, в каком отчаянии она могла находиться, хотя и не совсем знал из-за чего.
Конечно, я всё ещё здесь. Миса… ну, куда я денусь? Я тебя не брошу.
Вслух ничего подобного не прозвучало. Потому что сейчас было не время и не место. Да… хотелось бы, чтобы это самое время таки наступило. Чтобы можно было наконец высказать всё, что было на душе. Но, как обычно, стоит начать подходить к даме с букетом цветов, как между вами — подобно драконовой кошке — проносится целый ворох забот и проблем, не терпящих отлагательств.
Дракон был вынужден наклониться чуть ближе, чтобы слышать Главу и контролировать её состояние. Если она не устоит и упадёт — он будет готов её подхватить. Или мало ли что ещё может случиться. Состояние Духа Воздуха было плачевным. Как в моральном, так и в физическом плане. Самка плакала. И Заместитель поджал губы, наблюдая это. Печаль на его морде граничила с серьёзность, вдумчивостью и сопереживанием. Дракон разделял горе Мисан. Но вместе с тем был настроен решительно и готов действовать. Он раскрыл свой разум, чтобы впустить воспоминания и мысли Главы, которые — подобно ветру — ворвались внутрь, свистя, вырисовывая завихрения и сменяя кадр за кадром, эмоцию за эмоцией.
Реншу наблюдал их достаточно холодно и максимально отгородив себя от влияния чужого восприятия. Он старался оценить ситуацию по факту, откинув переживания. Но даже так… выходил какой-то, откровенно говоря, бред.
Там была Аллинэя. Точнее… её призрак. Какой-то сумбур. Скептически настроенный Аграил. Ссоры. Совет. Что делает Эльсирин? Что делают Главы других стай? Почему все так отстранились друг от друга? Зачем это всё? А главное — что они должны из этого извлечь? Что извлечь и как поступить…
Было слишком много вопросов, на которые нужно было получить ответ. Но Рен не считал правильным сразу озадачивать этим всем Мису. Хотя бы потому, что, подуспокоившись, на большинство этих вопросов он вполне будет способен дать ответ самостоятельно. Дракон стоял, закрыв глаза, воспринимал и старался отфильтровать информацию от чувств настолько, насколько мог. В висках всё равно застучало и, когда поток прервался, Заместитель с усилием открыл глаза, поморщившись.
Воздушный сел и, согнувшись буквой S, сложил передние лапы на груди, опустил голову. Мрачно пошевелил усами.
- Мы не можем отказаться от Альянса, Мисан, - спокойно и строго произнёс Заместитель. Сейчас нужно думать рассудительно и отставить в сторону чувства.
- Как бы не было больно от этого. Мы обязаны наладить внутриальянсовые отношения и укрепить связь. Иначе нас просто сожрут. И Огонь, и Тьма. И вместе, и поодиночке. Они сплочённее нас. Тогда когда мы имеем больше шансов понять друг другу, они всё равно лучше. Но сейчас у нас нет такой возможности. Проблемы стаи значительнее и выше. Если мы не решим их, то некому будет укрепляться в Альянсе, - Реншу очень старался максимально точно передать то, что он думал на этот счёт. Что нельзя отстраняться от Альянса, но первее всего, действительно, нужно решить свои проблемы.
Обида не поможет нам, какое решение мы бы не приняли. Будь другие хоть тысячу раз не правы, - недосып, вероятно, неминуемо сказывался на конструктивности предложений.

0

36

После такого ментального общения Мисан стало чуть лучше. Она словно избавила голову от мусора, что долгое время её засорял и мешал думать. Наверное, было несправедливо сбрасывать часть бед на головы Реншу и Глау, но в противном случае самка не могла дать никаких гарантий насчёт адекватности своих поведения, решений и вообще работоспособности. Санэ часто шла на поводу уж своих чувств, что было не особо благоприятно в плане политики. Драконица не умела лицемерить, задавливать противника колкостями и язвительностью, обходить политические ловушки, расставленные неприятелем. Очень домашняя и очень мирная, Воздушная могла бы стать ядром Альянса в плане единства - подарить драконам новую веру. Но артефакт не может работать, если в нём не осталось поддерживающей энергии. А энергия Духа иссякла почти вся. И сейчас ей предстояло думать не столько самой, сколько выслушать Реншу и Нейренглаурис, которые в силу осведомлённости о незавидном положении стаи, имели право голоса.
- Жаль. Придётся решать без него. И прямо сейчас, - чуть хриплым и совершенно глухим голосом из-за пересохшей глотки ответила Вейла, разворачивая свои кольца и укладывая их заново - уже не бесформенной кучей. На одно из них самка умастила передние лапы, скрестив их, уперевшись локтями и обхватив оные же пальцами.
Как всё-таки по-разному отреагировали на её рассказ заместитель и советница. Последняя впитала информацию всю и теперь полностью осознавала, какие чувства вызывает у Мисы одна мысль о её собратьях-Духах. Дать развалиться Альянсу нельзя, безусловно. Реншу был прав на этот счёт всецело. Была только одна ма-аленькая проблема. Совсем не в плане обиды. Предательство. Это то, что заставляет сомневаться в союзниках. Эльсирин действовал на своё усмотрение, отбросив заботу о стаях-союзницах. А недоверие к Главе Альянса - недоверие и к самой фракции.
- Согласна я, - выдержав паузу, самка устремила взгляд янтарно-жёлтых глаз на обоих, - С Нейренглаурис. Из Альянса мы не выйдем, но доверять я им больше не могу. И дело не в обиде. Эльсирин вполне может выкинуть и новую такого же рода... штуку. Если его желание доказать нам свою правоту выльется в неприятности, нам придётся готовиться встретить гнев Фламментайна. Или... - грудь словно сдавили металлическим корсетом, очень сложно было произнести то, о чём змеевидная думала последние несколько минут, - Или мы можем оградить себя от несения наказания за чужие ошибки. В Огне зверствует болезнь. Она сжигает смертных драконов изнутри, пока совсем не убьёт. Держу пари, Огонь из-за этого страшно зол. Мы не светлые, которые слывут на весь материк знатоками в целительстве, но достаточно много наших драконов проходили в землях Света практику и даже полноценное обучение. Если мы предложим Фламментайну помощь в поиске панацеи, возможно, он согласится ограничить агрессию в отношении нашей стаи. Но я не могу принять это решение одна. Слишком оно пахнет... - нос Главы поморщился, а в горле застряло слово "предательством", - Ну что думаете? Глау? Реншу?

0

37

Сложно. Очень сложно. Пожалуй, в таком капкане Меченая не бывала со времён Раскола. Отказаться от Альянса, от всего, что был основой их жизни на протяжении нескольких тысячелетий. Или спустить оскорбления без ответа, позволив вытирать о себя лапы и дальше. Пока Реншу говорил, Советница подбирала слова, чтобы недвусмысленно выразить свою мысль, а то у них - в который раз! - возникло некоторое недопонимание. Но возразить Заместителю Глау не успела - слова взяла Мисансэкрес. И предложение Главы показалось ей крайне... интересным. Без преувеличения. Будучи воином по натуре и продолжая вращаться в воинских кругах, Нейрен как никто другой понимала, насколько истощены патрули и защитники стаи, истощены морально, каждый день ожидая удара. Что-то похожее было в годы войны, только в сотни раз хуже. Но сейчас, в мирное время... В общем, силы воинов были на исходе. И хотя никто и слова бы ни сказал, исправно неся свой долг, Меченая, как командир, не могла обойти вниманием состояние своих драконов. И поэтому без особых раздумий готова была согласиться с предложением Мисансэкрес.
Предательство? А то, что сделал Эльсирин - не предательство? А слова Светлейшей? Воистину, Глау и не подозревала, что язык Матери-Света может быть настолько ядовит! Со стаей Воды же их связывал разлад полувековой давности, после которого Владыка Аграил вместо со всеми своими драконами просто исчез! И вот теперь появился и завёл речи о целесообразности чего-то там. Хотя кое в чём Меченая была с Духом Воды согласна - глава Альянса предложил полнейшую ерунду, не подумав, как это аукнется его союзникам. В общем, Нейрен была настроена весьма решительно, и едва ли кому-то удастся сбить её с толку.
- Это разумно. Альянс не заботит наша безопасность. Уже давно, - а ведь когда-то помощь с севера приходила по первому зову! Но нет больше тех договорённостей, и гаранту их - Духу Света - нет больше веры. - Нужно быть самим. Решать. Защищаться. Мы на пределе. Стае нужен отдых. Иначе нас сломят через год лёгким пинком. Друзья оказались лживы. Но этот враг - честен, - уже чего-чего, а стремления к интригам у огненных отродясь не было. В великом множестве нарушая добрососедские заповеди и даже прямые договоры о ненападении, они, между тем, были по-своему открыты и понятны.
- Договор даст нам время. Хоть десять лет. Хоть пять. А кто спросит... - драконица угрожающе оскалилась, сверкнув глазами в полутьме пещеры. - Нам есть, что спросить в ответ.
Так-то.  Кровь за кровь, товарищи. Вы не хотите думать о нас? Что ж, это ваше право. Но не смейте судить, когда мы позаботимся о себе сами. Так, как можем.

+3

38

Дракон буравил взглядом пол. Как будто там могли быть написаны все ответы на волнующие Заместителя вопросы. Сколько ещё бед выпадает на стаю Воздуха? Почему они вынуждены страдать?
Чтобы стать сильнее. Чтобы преодолеть беды. Чтобы суметь.
Чтобы справиться.
Реншу нахмурился, задумчиво шевельнув усами. Он слушал, но при этом находился глубоко в своих мыслях, доставляя туда сказанные Главой и Советницей слова и обрабатывая поочерёдно всю информацию. Нужно было это как-то уложить в своём сознании. Навести порядок и взглянуть на это дело со стороны.
Подняв взгляд на Главу, Рен застыл. Только веки время от времени вздрагивали. А сам он не шевелился, подобный статуе, впитывая все слова. И пытаясь впитать эмоции. Как будто ментальных образов ему не хватило. Но то, что после сказала Мисан, вынудило даже хладнокровного и спокойного, преданного рассудительности Реншу округлить глаза и изумлении. Уголки губ поползли вниз. Морда вся вытянулась.
Оно пахнет… пахнет… чем оно пахнет? Предательством?
Серьёзно? Нет… совершенно серьёзно? Просить Фламментайна не срывать на них злость в обмен на помощь? Разве это не почти то же самое, чего хочет Эльсирин? Только то, чего он пытается добиться — глобального порядка и мира — слишком нереально. А мы, получается, начнём с малого?
Реншу не нравилась эта идея. Он хотел высказаться, но Советница заговорила первая. И Заместитель почувствовал себя совсем растерявшимся и зажатым с двух сторон. Не пахнет ли это трусостью вместе с предательством? Есть ли в этом достаточно разумности? Будет ли Фламментайн поддерживать договор? Что плохого и хорошего в мирном договоре? Почему бы не заключить? Или… почему не стоит этого делать?
Вот и Советница решила встать на сторону Духа Воздуха. И Реншу с грустным вздохом склонил голову на бок. Честный враг? Что-то в этом есть. Вероятно, есть…
Но, как говорится, если тебе что-то не нравится — предложи своё. Реншу нечего было предложить.
Не то, чтобы дракон с большим рвением соглашался, но, пожалуй, сейчас в этом действительно что-то было. Даже Зам не видел более ничего положительность в том, чтобы стерпеть оскорбление и двигаться дальше. А поведение Рина и Нэи было похоже на таковое. Реншу ощущал брошенность и потерянность стаи. Её одиночество. И то, как она устала. Как измотаны и истощены драконы. Что им нужна передышка. Война войной, но воины — не железные.
- Хорошо… - негромко, на выдохе, произнёс дракон и прикрыл глаза. Втянул носом воздух и коротко кивнул, вскидывая голову.
- Да будет так, - заключил Реншу. Сколько трудностей ещё ждёт их впереди. С каждым принятым решением. Даже если оно даётся непросто. Но им нужно держаться вместе. Им троим как минимум. И, может быть, со временем мир придёт и в Альянс. В это очень хотелось верить.

Конец эпизола

Отредактировано Реншу (11 Июл 2016 16:41:16)

+1

39

Итак, мысли перестали быть всего лишь мыслями. Она произнесла то, о чём боялась подумать, что отравляло её разум и заставило метаться в агонии. Да, во взаимовыгодной помощи огненным нет ничего... криминального. Она не собирается им потворствовать, передавать сведения, помогать в каких-то грязных делах. Только отправит целителей на лечение драконов Огня. Восстановит их боевые единицы. За спиной у всех остальных Глав... Как же это мерзко. Скрывать и таить дела свои от тех, кому ещё вчера готова была доверить жизнь. Мисан была раздираема внутренними противоречиями. Горе сжигало её изнутри. И Санэ сейчас хотела услышать, насколько безумна предлагаемая ею идея. Реншу и Глау были её верными соратниками, но не только - они были её друзьями и не позволят ей ни пропасть, ни наделать глупостей. Во всяком случае, Мисе хотелось верить, что эти друзья окажутся в самом деле настоящими.
"Ну же, говорите. Образумьте меня, скажите, что есть иной выход, что я наболтала всё это сгоряча, что не стоит рубить с плеча... Умоляю, скажите это!"
Но подавшая первой голос Нейрен назвала её предложение... разумным?.. Жёлтые глаза Главы во всю таращились на советницу, словно та за секунду преобразилась в диво дивное, чудо чудное. Она серьёзно? Это не попытка утешить больную на голову Главу? Она оказалась всецело за самостоятельность и обособленность. Действовать своими силами. Взгляд метнулся к Реншу. Тот был одним из первых созданныйх ею драконов - мудрый и рассудительный.
"Ну хотя бы ты... Пожалуйста..."
Но если в уме и сердце заместителя и жили сомнения, он о них ничего не сказал, даже не намекнул. Просто сказал "хорошо".
Целый пройденный рубеж... В Воздухе верхушку власти составляли четверо: она, Реншу, Глау и Старший Маг. Трое уже были за реализацию идем Духа Воздуха. Это было почти то же самое, что подписаться под новым распоряжением. Теперь остаётся только... сделать. Просто пойти и сделать.
Змеевидная на мгновение закрыла глаза, мысленно представив себе покрытую пеплом и сажей землю Огненных земель, запах гари, небо словно объятие пламенем. Ей даже показалась, что тот воздух горчит у неё на кончике языка.
А затем глаза раскрылись.
- Да. Пусть будет так.
Радости в голосе ни на грош. Ей надо очистить разум от мусора, прежде чем предстать перед Фламментайном и просить заключить неофициальный договор - это дело не терпит буйства эмоций, безумных метаний.
- Постарайтесь найти Старшего мага. Скажите ему о нашем решении. А я... я должна протрезветь. Перед тем, как лететь к Пламенным землям, - вновь обведя взглядом друзей, Миса постаралась как можно естественнее и теплее улыбнуться, но получилось плохо, - Вы всегда были мне поддержкой и опорой, и я не знаю, что могла бы натворить, если бы вы меня сейчас не поддержали. Спасибо, друзья мои. Вместе мы вынесем все невзгоды и в конце концов получим заслуженную благодать. Я в это верю.
Вместе с порывом ветра, метко влетевшего в пещеру Главы, Миса оторвалась от земли и, скользнув змеёй меж Реншу и Глау, понеслась на выход. Она знает хорошее место, где бьющиеся о скалы морские волны ласкают слух, голод приводит в порядок мысли, а дикость местности радует взор.
>>> Холодное плато

0

40

Несмотря на внешнюю уверенность, в своём решении Нейрен сомневалась. Да, воины за которыми она приглядывала в обход Старшего, истощены, это факт, с которым приходится мириться. И болезнь, что сейчас косит огненных, рано или поздно доберётся и до Облачных гор. Стае нужна передышка, Советник это понимала. Её смущал лишь вопрос цены. Отказ от Альянса. Или от своей гордости. Утереться и продолжить терпеливо сносить нападения Огня на границы и нападки Тьмы на Советах или рискнуть всем - и ринуться с обрыва в пропасть, не зная, что скрывает туман.
До последнего воительница надеялась на то, что мудрость Реншу укажет другой выход из тупика. Который не видит уставшая Миса, который скрыт от взора самой Глау. Но нет. Слова Заместителя камнем придавили встрепенувшуюся надежду. "Да будет так", - эхом прозвучали мысли Меченой ответом на вердикт подруги.
- Мы должны, - откликнулась драконица. Всё просто. Они должны, потому что таково решение их Главы. И потому что дракон, которому не оставили выбора, способен совершить невозможное. А это очень похоже на их ситуацию. Выжить без поддержки Альянса, не прогнуться под Огонь и в то же время не подставить под удар Свет и Воду - ибо Нейрен слишком хорошо знала свою Владычицу, чтобы предположить, что та просто вычеркнет из своей жизни союзные стаи. Со временем - быть может, но не сегодня.
Пропустив Мисансэкрес к выходу, Советник повернулась к Реншу. Осталось решить последний вопрос, и эта длинная ночь наконец закончится. Маг. Нужно уведомить Мага, инициатора их "тайного заговора". Жаль, конечно, что он не участвовал в совещании, но тут уж как вышло, так вышло. Дела стаи порой забрасывали каждого из тройки "заговорщиков" в такие дали, что оставшиеся принимали решение сокращённым составом. Такова жизнь.
- Реншу, возьмёшь на себя Мага? Тогда утром решу, что сказать Воину. Плановое совещание.
Хотя решать особо нечего. Знать о самодеятельности Духа Порядка Гейзу точно не следует. Равно как и о возвращении Духа Света.  Этот вопрос пусть Хранители сами решают. А вот о грядущем договоре и о том, что отныне Воздух может рассчитывать только на себя - это сказать можно и нужно. И назначить дату нового совещания, через пару дней. Чтобы перераспределить патрули и охотничьи группы, когда южная граница станет немного безопаснее.
- Доброй ночи, - драконица тяжело протопала к выходу и буквально свалилась с карниза. Бессонная ночь далась ей тяжело, но теперь Меченая со спокойной совестью отправилась отдыхать.
Конец эпизода.

0

41

19 день Морозного месяца. Середина дня.

=====>>> Глушь
По правде говоря, с границы Огня Мисан скрылась почти бегом. К счастью, со стороны это выглядело просто спешным удалением восвояви. Но после пережитого сильного стресса фигура Фламментайна не добавила ей душевного равновесия, потому домой самка вернулась, нервно подёргивая длинными усами, с прижатыми к голове ушами и взглядом кролика, которого только что загоняли борзые. Здесь уже было чисто - спасибо друзьям, которые у неё остались и не бросили в трудный момент. Ещё и в тяжёлом решении поддержали. И пока запал не иссяк, а сомнения не начали точить решимость, самка унеслась исполнять задуманное. Теперь всё было сделано, слова сказаны, договор будет перед ней в письменной форме этой ночью. Свидетельство её... чего? Предательства? Позора? Или всё же того, что она готова защитить свою стаю любыми путями и корона с головы не упадёт, если потребуется прийти на поклон к южному врагу? Мисан не знала. Она уже ни в чём не была уверена. Ни в настоящести былой связи меж Светлыми Духами, ни в том, ради чего все эти годы воевала и отдавала жизни своих драконов. Не была уверена в своей семье. Только её воздушные товарищи и кровинушка, милая маленькая Лейра, были разве что настоящими для неё.
Зябко ёжась и устало проведя лапой по морде, зачёсывая когтями чёлку назад, змеедраконица, вопреки отсутствию желания рисоваться и выписывать па, изящно приземлилась на каменную площадку. На свежевыпавшем снеге тут же появились следы, уводящие к пещере и вглубь неё.
Придя в свой "рабочий кабинет", Санэ быстро заварила себе чай с ягодами. Не дождавшись, пока остынет, она стала поглощать напиток, который обжёг горло и язык, но быстро согрел. Освещённая магическими кристаллами "комната" вдруг показалась таким долгожданным убежищем, откуда ни за что не хочется уходить, как не хочется ребёнку покидать укрытие под одеялом, когда страшно, что из-за угла вынырнет ужасное чудовище и набросится. А под одеялом не страшно, под одеялом даже никто не увидит тебя. Как же легко обмануть сознание...
Янтарные глаза оказались прикрыты словно налившимися свинцовой тяжестью веками. В это мгновение Санэ даже малодушно готова была скинуть с себя всю ответственность, как это сделала Аллинэя. О, каким блаженством было бы отойти от дел...
- Нет!!!
Чаша с чаем с силой была поставлена на письменный стол, отчего содержимое брызнуло на какие-то бумаги.
Не это ли так взбесило её, Воздушную Королеву? Не за это ли малодушие она винила бывшую подругу, которая не смогла устоять перед соблазном и послала корону и обязанности в долгое пешее? Нет. Пусть секундная слабость пристыдит Вейлу, ибо втайне она тоже мечтала о покое, но была в силах превозмочь искушение благостями, сулимыми этой стезёй. Никого из них не спросили, чего они хотят, когда создавали и ставили у руля, когда создавались первые драконы, благоговевшие и уверовавшие в них как в своих Богов. Нэя не пожелала быть больше Богом. Бог умер в Руинах, то, что было после - ничего общего с Пресветлой Королевой не имело. Но Санэ смирилась... сжилась, спаялась, срослась со своей ролью. Для неё стало так же естественно быть ведущей, пусть и не слишком пригодной для этого, но поддерживаемой близкими, как дышать или летать без крыльев. Вот они, её крылья, - у каждого своё имя. Ледойра, Нейренглаурис, Реншу... А ещё был Маг, хотя с ним Муза была не столь близка. Они не дадут ей упасть и разбиться.
Невольно потекли горячие солёные слёзы - уже не истеричные, а скорее от перенапряжения и избытка эмоций. Мисан не рыдала в голос и не захлёбывалась плачем. Слёзы просто текли, прочерчивая влажные дорожки на шкуре.
Вот кто-то не может есть и спать и даже с места встать, когда перенапряжён эмоционально. Две последние вещи и Мисе были свойственны, зато первая - ни разу. В молодости Вейла очень любила сладкое и сейчас ни разу не брезговала. Она потопала в своё хранилище за банкой с засахаренными ягодами. Выудив открытую, драконица запустила туда лапу и пальцами вынула несколько штучек, тут же отправив в пасть. На зубах заскрипел сахар. Теперь плакать было не так горько. Хотя сидеть тут одной и грустить...
"Чёрт, надо подготовить договор... И Глау сказать. Но что я тут сейчас насоставляю, сожри меня шикаяр?!"
Постукивая когтями задней лапы по полу, усатая вместе с банкой ушла на свой мягкий пуфик.
Решение нашлось неожиданно и неотвратимо.
"Реншу, если ты не сильно занят, то зайди ко мне, пожалуйста."

+2

42

19 день Морозного месяца. Полдень.

После того, как они втроём приняли тяжёлое и непростое решение о дальнейших действиях, Реншу отправился выяснять, кто за всем этим стоит. И при помощи Келлендроса, который очень подсобил в этом деле, смог установить личность предателя, сбежавшего из стаи. Куда он мог сбежать? Стать одиночкой? Или, может, уйти во Тьму?
Заместитель задумчиво и мрачно шевелил усами, покусывал нижнюю губу и выдавал угрюмое «гмм», направляясь к обители Главы. Ох, как бы он хотел быть рядом с ней тогда, когда она отправилась к Фламментайну. Как ему хотелось как-то поддержать Мису. Но были другие дела, которые требовали исполнения и не терпели отлагательств. И благодаря оперативности удалось очень быстро всё выяснить. Ну, может не абсолютно всё, но то, что было необходимо. Какой-то жалкий минимум, который не отвечал на другие вопросы, что могли возникнуть. Почему… зачем?
Мисансэкрес была в ужасном состоянии. Реншу просто не представлял, как она вот так отправилась на встречу и чем всё это закончилось. Он очень переживал и потому, получив весточку от Главы с просьбой явиться, даже обрадовался. Это, конечно, не значит, что всё хорошо, но она хотя бы дала о себе знать. Воздушный поспешил к Мисе как можно скорее.
Дракон приземлился, практически не сбавляя скорости. Поэтому, когда лапы коснулись земли, они продолжили свой путь, быстро семеня прямо в тоскливую пасть пещеры, которая за последнее время повидала и услышала слишком много. Так что всё это место снаружи очень удручало. По этой причине Рен тоже поспешил быстрее войти, ощущая, как лёгкие мурашки пробегают по коже. Внутри же был не так. Внутри ты чувствовал себя защищённым от внешнего мира, наполненного громкими звуками, всеми этими делами и разборками, суматохой и суетой. А здесь была тишина и…
… сидящая на пуфике с засахаренными ягодами Миса.
Затормозив, Заместитель сначала опешил — буквально на секунду. Но после оценил выражение морды Духа, которое практически выдавало её с головой. Но налететь сразу с беспокойными расспросами самец не мог чисто из-за воспитания. И, перейдя на шаг, он чуть наклонил голову, довольно спокойно поприветствовав свою Госпожу.
- Мисан…, - имя оборвалось на половине и получилось как-то неофициально. Персиковый осёкся, но исправляться было уже поздно.
- … как… прошла встреча?

+2

43

Одна ягода, вторая, третья... лапа уже вся перемазана в сахаре и соке, да и пасть тоже. Слёзы начали потихоньку подсыхать. Это не было второй истерикой, просто остаток эмоций нашёл выход. В довольно безобидной форме, кстати. Её Воздушное Величество хоть о горы больше не билось, пытаясь устроить лавину.
Ментальное послание было коротким и в нём не было мольбы о помощи, просто просьба, с какой обращаются к старому другу в надежде, что не откажет и подсобит.
А внутри становилось как-то пусто. Медленно, словно содержимое огромной ёмкости удалось вычерпать ложкой. Даже на дне ничего не осталось. И оттого... нет, легче не становилось. Легко становится, когда душа не будто прибита кольями к земле, а словно парит над ней. Но уже и не было так паршиво. Состояние предельной паники плавно трансформировалось в апатичное спокойствие, близкое к безразличию. Но пока оно полностью не овладело драконицей, надо было поговорить с Реншу. Посоветоваться, обсудить детали договора.
- Ты такая нежная - Королева снежная, распустила волосы по белЫм плечам, по белЫм плечам. Распустила волосы, но не слышно голоса, потому что заняты... губы у тебя, губы у тебя...* - тихо напевала самка, отправив очередную ягоду в рот.
И тут на сцене как раз вовремя появляется дорогой Заместитель. Вовремя, чтобы застать всё ещё заплаканную и одновременно засахаренную морду Главы - отличное сочетание, на контрасте - прямо чуднОе.
Санэ коротко кивает, как только слышит собственное имя, а затем слезает с пуфика и подходит с банкой к Реншу и протягивает её ему, смотря прямо в глаза.
- Угощайся, Рен. И присаживайся, пожалуйста, - змеедраконица махнула пушистой кисточкой хвоста в сторону второго пуфика. Хотелось ламповой доверительной беседы, потому она даже была рада, что её собеседник сам начал разговор неофициально. Присев сама, Миса стала отвечать уже на непосредственно интересующий Зама вопрос, - С Фламментайном мы поговорили... нормально. Я бы сказала, что даже хорошо и беспроблемно, учитывая его характер и моё... не лучшее моральное состояние. Договор заключён на словах, ближе к ночи я должна отправить Глау с письменным договором на границу, где всё уже будет оформлено официально и по всем правилам. Мы уговорились на десяток целителей в помощь Огню, на возможность обмена ресурсами в открытую, не через чёрный рынок, и на обучение их целителей у наших. Такова цена пятидесятилетнего перемирия. Считай, легко отделались... Фламм умудряется гнуть свою линию, даже когда у него за спиной бушует шторм, - Вейла коротко фыркнула, памятуя о том, что Дух Огня не побрезговал и прикоснуться к ней, ведя себя практически панибратски. Неуважительно, - Хотела тебя попросить помочь мне составить официальный документ... Боюсь, моя голова сейчас отнюдь не светла, чтоб грамотно оформить договор. Подсоби, пожалуйста.
Мисан постаралась мягко улыбнуться дракону напротив, но губы изогнулись в какой-то ломанной линии, рождая скорее страдальческую мину.
Оставалось вспомнить, куда она задевала чистые листы бумаги и чернила... А ещё не запачкать это всё перемазанными в ягодном соке и сахаре лапами.
___________
* - из песни "Королева снежная" авторства Комиссар.

+2

44

ОФФ

А я знаю это песню.

Протянутая банка с ягодами стала неожиданностью для Реншу. Он чуть подался головой назад и, пошевелив усами, скосил удивлённый взгляд на банку. А потом на саму Мису. Он был так ошарашен этим предложением, что даже не понял, хочется ли ему этих сладких засахаренных ягод или нет. Какой-то помятый и замученный вид Главы не давал определиться с такими банальными вещами, ибо тут же занял все мысли персикового.
Но всё же отказаться было тяжело. И Заместитель, немного помешкав, аккуратно вытянул из банки одну ягоду, зажав её двумя коготками так, чтобы не раздавить. Хотя и не поспешил отправить в рот, всё ещё самую малость растерянный. Замешательство длилось недолго, ибо тогда Реншу не был бы собой. И, быстро съев угощение, дракон прошёл вглубь пещеры и умостился на пуфик, место на котором так любезно предложила занять Мисан. Чуть-чуть поёрзав, воздушный таки принял удобное положение, частично обмотавшись длинным хвостом. И, кашлянув, внимательно взглянул на свою Госпожу, ожидая, что она начнёт рассказ.
Что-то вытягивать клешнями из Духа самец не хотел. Он верил, что она сама расскажет то, что считает нужным. Настолько, насколько доверяет Реншу и насколько ему необходимо это знать. Хотя насколько вообще Заместитель Главы должен быть в курсе дел? Наверное, очень в курсе.
Только атмосфера к официозу почему-то всё равно не располагала. И Реншу не только её задал обращением, но и сам почувствовал со стороны Мисан. А та, в свою очередь, доверительно рассказала, как прошла встреча.
- Могло быть и правда хуже. Я правильно понимаю, что обучаться они у нас также будут в течение срока перемирия? - осторожно уточнил Заместитель. Он был из тех, кому, во время принятия решения идея о договоре нравилась меньше всего, но он всё же отдал свой голос за. Потому что считал, что сейчас так надо. Как бы ему не было от этого противно. Но ведь и Миса не испытывает удовольствия от всего этого. Почти что низость, практически унижение, вынуждены просить о перемирии у Огня, потому что рассчитывать на помощь от своих не можем. Что тут скажешь.
- Хотела тебя попросить помочь мне составить официальный документ... Боюсь, моя голова сейчас отнюдь не светла, чтоб грамотно оформить договор. Подсоби, пожалуйста, - о, это совсем не проблема. Персиковый тепло улыбнулся и коротко кивнул. Он с радостью поможет.
- Я могу составить его сам, только проверишь и поправишь меня, если будет нужно, - было ясно, что Глава сейчас не очень в себе. И вряд ли что путное выйдет, когда с таким настроем берёшься за какое-либо дело. А составить договор… да это меньшее, чем мог помочь Реншу.

+2

45

Ягоды вкусно пахли, как и Мисан, которая быстро облизала пасть, собирая языком ягодные пятна. Она коротко улыбнулась, смотря на растерянную морду Реншу. Самка каждый раз умилялась. Её друзья и соратники... все как один серьёзные и собранные, верные и отличные управленцы. Они до сих пор порой удивлялись той простоте, с которой их Глава общалась с ними и с рядовыми драконами. Но ягоду Рен взял и быстро съел, а затем занял предложенное место. Пуфик был мягкий, угощение - вкусным. Им бы сейчас о чём-то отвлечённом говорить, но нет. Именно в такой атмосфере была поднята волнующая тема - договор с Фламментайном. Во Свете или в Воде, наверное, покрутили бы пальцем у виска. А если бы свидетелями таких посиделок стали члены Тёмного Альянса, то точно искренне бы удивились, как это Облачные горы ещё не являются порабощённой частью их вотчины.
- Всё так, мой друг, - подтвердила Мисан догадку собеседника, - Все условия договора действительны только на время действия этого самого договора.
Вейла заняла уже ранее нагретый собственный пуфик. Изящная (насколько это вообще возможно для дракона) лапа Воздушной неспешно ныряла в банку и выуживала оттуда одну ягоду за другой.
- Он догадывается, Рен... - голос змеедраконицы словно надломился, как тонкий хрусткий лёд под натиском слишком тяжёлой чьей-то стопы, - Фламментайн не дурак. Я уверена, что он догадывается о внутренних склоках в нашем Альянсе. Я беспокоюсь, как бы теперь наши действия не стали поводом к подрыву и без того хрупкой связи между стаями Светлого Альянса излюбленным способом тёмных... Кознями. Заговорами. Насилием.
Веки самки на мгновение смежились. О да. Если Тьма решит это использовать, вина будет на ней. На Мисе. Потому что своими действиями она дала Фламментайну достаточно информации для догадок.
- Я знаю, ты, как и я, был не в восторге из-за того, что нам пришлось пойти на такую крайнюю меру. Будь у нас иной выход, который обеспечил бы гарантированный покой для стаи, я бы отказалась от этого предприятия... - когда Муза открыла глаза, их золото казалось бледным, словно оно запылилось, загрязнилось и его требовалось заново начистить, чтоб оно засияло первозданным блеском. Но вот взгляд самки обратился к Реншу, и в нём засветилась благодарность. Конечно, старый друг поможет. Он не оставит её в такой трудный момент. Практически переломный.
Банка с ягодами опустилась на стол. Ловкие аккуратные пальцы коснулись плеча Заместителя, а затем тёплая ладонь, которая держала банку и потому была чиста, накрыла его и чуть сжала.
- Спасибо, Рен, - улыбка не сходила с губ Воздушной Королевы. И хотя Миса старалась сделать её как можно более тёплой и спокойной, болезненность полностью не исчезла. Ей всё ещё было больно. Очень больно. Мысли о предательстве друзей, о собственном предательстве, на которое толкнули её бывшие друзья и члены семьи, пожирали разум, не оставляя в нём ни одного уголка не заражённого мерзким чувством гадливости. Даже в худшие времена Расхождения они были сильны этой связью - верой друг другу и друг в друга. Где это всё? Где золотая заря их союза? Неужели они безвозвратно утратили единство?.. Санэ хотела возродить это время, возродить из пепла. Но быть снова обманутой... Нет, драконица не могла позволить этому случиться.
- Вы единственные друзья, которые у меня остались... Если бы мне сказали ранее, что ложь или безумие... или другая женщина станут основой для раздробленности Светлого Альянса, я бы посмеялась этому дураку в лицо. А вон оно как выходит...
Слова лились сами собой, словно поток воды, срывающийся в водоём со скалы. Муза делилась всем - искренне и без утайки, не заботясь о "фильтровании базара" или сокрытии информации. Реншу мог знать всё, знать как оно есть.
А затем пронзительнейшей нотой и апогеем этого маленького личного безумия стало то, что Вейла внезапно опустила голову и подалась вбок и вперёд, лбом находя грудную клетку Реншу. Мисан вспомнила, как именно его лапы нашли её морду, и, быть может, именно это прикосновение более слов удержало её тогда на краю. Ей очень хотелось, чтобы он сделал так снова.

+4

46

Временами, хотя на самом деле довольно часто, Мисан казалась Реншу тем ещё ребёнком. Ребёнком, за которым нужно присматривать и которого нужно оберегать. Которого хотелось закрыть от жестокой стороны мира и не дать в обиду.
Не трогайте это дитя.
Что за злой рок судьбы посадил её на место Главы? Ей бы резвиться в воздухе, выписывая пируэты, уплетать засахаренные ягоды, заливаться звонким смехом, да рассказывать истории подобно тому, как сплетничают между собой самки о совершенно безобидных и лёгких вещах. Такие же лёгких, как воздух. Вездесущие и свободные, ничем не обременённые.
Но это лишь иллюзия неуловимости. Даже воздух бывает тяжёлым и отравленным. Таким как например на территориях стаи Огня. И когда Мисан вернулась, Заместить как будто почувствовал эту копоть, которая осела на его Госпоже после встречи с Фламментайном, утяжеляя ещё больше обещаниями, договорами, вынужденными условиями. Никто не знал наперёд, что этот договор им не понадобится. Что тёмные найдут своё лекарство, а светлые своё. Но против подписанного уже ничего не поделать. Может быть даже случится так, что они все решат, что этот выбор — о перемирии — был ошибкой. Но нет. Для начала, они не могли предсказать развитие событий. Ну а потом… стае в любом случае нужно восстановить силы и встать на лапы.
Реншу снова посмотрел на Главу, размышляя о её светлой и чистой детскости и невесомости пёрышка. И осёк себя. О чём он только думает?
- Все условия договора действительны только на время действия этого самого договора, - это было логично предположить. Но всё же персиковый решил уточнить, практичности ради. Не потому, что не доверял или что-то не понимал.
- Он догадывается, Рен… — слова продолжали врываться в поднебесные думы.
И было бы действительно странно, если бы Дух Огня не догадывался. Дракон чуть наклонил голову вперёд, мрачно пошевелив усами.
- Если она подорвётся окончательно, то виной тому будут не козни тёмных. А мы сами, - если их союз и без того хрупок, то он развалится с ними или без них. А если он окажется крепок, то никакие козни его не сломят. Так считал Реншу. Он не привык видеть в окружающих виноватых. Он понимал, что оказывает на свою жизнь и жизнь близких первостепенное влияние. Именно он, а не кто-то там ещё.
Заместитель решил не поддерживать тему о том, как он или Мисан были не согласны с необходимостью принятия того решения, которое они приняли в конце концов. Что теперь, раз дело практически сделано? Лучшего выхода они придумать не смогли. А время покажет, насколько это было верно. Хотя Реншу был рад услышать, что Дух не была душой и сердцем в этом решении. Иначе это была бы неприятная новость.
Задумавшись об этом, воздушный не заметил, как Мисансэкрес оказалась ближе и положила лапу ему на плечо. Быстро моргнув, он перевёл вопросительный взгляд на Главу, посчитав, что она хочет что-то спросить. Защитный щелчок в мозгу не дал сразу осознать, что эта близость — она совсем не официальная. Но как щёлкнуло в одну сторону, так и расщёлкнется обратно. Реншу смотрел в глаза Мисы, которые всегда так его привлекали своим неповторимым блеском, заставляя терять счёт времени. Он просто хотел смотреть в них и представлять себе усыпанное звёздами ночное небо, на фоне которого, блистательная и неподвластная, изгибается полумесяцем Дух Воздуха.
- Спасибо, Рен, - самец наклонил голову чуть набок. Черты его морды разгладились и стали более тёплыми и мягкими, чем до этого, когда он, хмурясь, думал о делах. Он не стал напоминать об официозе или отталкивать от себя Мисан. Просто потому что не хотел. Они были здесь вдвоём, она доверяла ему и сама показывала это.
Чего Реншу точно не стал бы делать, так это навязывать ей свои чувства. Он надеялся, что эта симпатия с её стороны не является следствием моральной усталости и желания хоть как-нибудь почувствовать себя защищённой. Иначе Реншу просто… останется обманутым. Тем более сейчас — в той непростой ситуации, в которой они находились — было сложно разобраться в самом себе.
- Мисан… - он снова назвал её вот так вот по имени. Она тоже назвала его коротко. Для него это был жест дозволения. В длинных речах Заместитель был не силён. И говорил не много.
Дух уткнулась лбом в грудь воздушного, что стало для него ещё одной неожиданностью. Он удивился, опустив на Вейлу взгляд, ошарашенно округлив глаза… пока та не видела. Но долго теряться не стал. Своим положением он не пользовался, не для личной выгоды. Разве можно вообще нечто такое подумать об этом самоотверженном драконе? Он всем сердцем хотел поддержать свою Госпожу и сделать всё, что в его силах, чтобы она больше не смотрела таким потухшим взглядом. Чтобы её прекрасные глаза снова блистали, а на морде сияла эта поистине звёздная улыбка. Если Праматерь и была прекрасна, то не так прекрасна, как Мисансэкрес.
Лапа воздушного коснулась гривы, почти невесомо, но после увереннее, мягко поглаживая. Когти подцепили прядку, спадавшую на морду, и убрали её в сторону, коснулись щеки. А сам дракон в этом практически неконтролируемом порыве нежности и заботы опустил голову и поцеловал Мисан в висок. Как целует летний ветер, перебирая волосы и шепча что-то неразборчивое, но очень доброе.

+5

47

Тема составления договора оказалась отложена, но Мисан и не чувствовала пока ни сил, ни желания прорабатывать официальное вступление, сроки, пункты условий. Рядом с Реншу было так уютно... Несмотря на то, что он был одним из самых ответственных и серьёзных драконов из тех, кого она когда-либо знала, Санэ считала, что он ещё и один из самых добрых драконов среди её знакомых и друзей. Внешняя холодность и строгость  совсем не означают чёрствость души. У Рена она была сильной и чистой. Один из первых созданных - таких становилось год от года меньше, но именно они были гордостью стаи, её столпами, опорой. Вот и Вейла нашла в своём заместителе опору, которая уже многие тысячелетия не даёт ей упасть и не гниёт. Самку поражало то, как он умеет держаться. Самой Мисе, по природе чувствительной и эмоциональной, "держать лицо" было сложнее. Ей порой казалось, что умелые психологи могут прочесть её как открытую книгу. А ведь она была лицом всей стаи. Наверное, из Реншу вышел бы лучший правитель. А ещё он был умный... вот, например, сейчас - деликатно не стал раскручивать мысль о том, что, возможно, своими действиями Миса подставила весь Альянс. Это грызло её очень сильно, но разве ж если она проговорит вслух всё то, чем голова забита, выбьется это всё оттуда, словно пыль? Нет... только заплачет, потому что вслух оно всегда хуже звучит. В тишине тоже утешения мало. Безмолвие безразлично и сухо. Потому, наверное, голова Музы склонилась и упёрлась в грудную клетку Реншу - в поисках небезразличия. Оно здесь точно было. Он не оттолкнёт, он поймёт. Эмоции, эмоции... В их кипении сложно разобрать, секундный ли это порыв или в трудную минуту нашли выход чувства, которые долгое время лежали где-то на дне - было не до них или находилась сто и одна причина, почему "нет". Ну, знаете, как оно бывает?.. "Зачем ему такая ветреная инфантильная женщина? Он знает меня столько времени - не только как правителя, но и как дракона. Наверняка успел заметить сто и один изъян. Несерьёзной там считает и вообще..." Вот что-то такое и было в голове Мисан. А ещё было страшно. Она ведь уже однажды осталась одна с ребёнком. Вот так было-было всё хорошо, а потом раз... и обрыв. И пустота на том месте, где был он - в реальности, в сердце, в душе. Со временем становится лучше, дыра латается худо-бедно, а остающийся шрам порой болит, но такой тупой и тянущей болью. Терпимо. А ещё есть дочка любимая и единственная - вот, кому Мисан отдала львиную долю своей любви. В ней были черты некогда выбранного ею дракона, её пары. И хотя не вместе они, Вейла не сердилась. Когда любишь, хочешь того, чтоб лишь родному существу было безопасно, хорошо и счастливо. Хотелось бы вместе, хотелось бы семьёй, но коль не сложилось, коль судьбой назначено ему быть с другой - пусть будет. Пусть путь свой обретёт, себя, сердце своё.
- Рен... - тихо позвала Санэ. Мысли были горькие, а больше не плакалось - вообще никак. Наверное, слёзы закончились, надо подождать, - Когда мы не на официальном собрании, зови меня "Мисан", пожалуйста. Ладно? Ты всегда был для меня больше, чем просто заместителем.
По велению желаний своих драконица потянулась к лапе воздушного, которая только что гладила её гриву, убрала прядь с её морды и провела по щеке, - ласкаясь, принимая эту тихую и уютную заботу, этот поцелуй.
- Рен... прости, что лезу не в своё дело - наверное, я совсем умом тронулась, но... скажи, отчего не женился ты? Детей не завёл... Я слышала не раз, как молоденькие самки шепчутся о тебе, - Вейла виновато улыбнулась, - Извини. Я уже как-то лезла с этим же к Глау... Совершенно зря. Я, наверное, просто не понимаю, почему хорошие драконы остаются одни...

+2

48

Конечно, у Мисан, как и у любого дракона, будь он смертный или Дух, были свои изъяны. И это было нормой. Что не значит, будто не надо стремиться к совершенству. Но именно благодаря изъянам мы двигаемся вперёд, переступая через них. Чтобы стать лучше. К тому же, если говорить откровенно, Реншу не все качества Духа Воздуха, которые сама она принимала за отрицательные, воспринимал так. Некоторые он считал просто… неудобными в конкретных ситуациях. Не плохие сами по себе, а лишь не совсем комфортные для определённых случаев. Но и не критичные, иначе на это стоило бы обратить внимание.
Воздушный был тем, кто предпочитал рассматривать каждый вопрос более индивидуально, хотя и имел обо всём общие понятия, а когда дело касалось более глубокой оценки, то тут нужно было смотреть по ситуации. Иначе быть до конца справедливым и точным вряд ли получится. Хотелось, конечно, простоты ради иногда грести всё под одну гребёнку, объясняя через один принцип. Но пусть простой, ленивый и неверный. За такие мысли Заместитель корил себя и наказывал ещё более вдумчивым изучением проблемы.
- Рен... - в этот момент дракон был где-то высоко в небесах. Там облака — густые, но вместе с тем как будто призрачные — затянули всё, дальше собственных лап не было видно. В этом небе, изогнувшись, Реншу бесконечно то ли летел, то ли падал. А, может, и вовсе завис на месте. Он лежал на спине, запрокинув голову. Смотрел в неразборчивую и безграничную серость с оттенком голубого, втягивал носом прохладный воздух и не задумывался о том, где верх, а где низ. Стремится ли он всё выше или же рискует в любую секунду разбиться о землю? Отдавшись этому ощущению, он просто позволял ему быть и тянуть его за собой. До тех пор, пока Мисансэкрес не позвала его. И тогда самца как будто что-то плавно остановило. Он затормозил. А туман растёкся в стороны, превращаясь в молоко. Он утекал в углы и теперь позволял снова увидеть сидящую рядом, вплотную, Вейлу. Она прижималась к нему, а сам Рен мягко касался её виска.
И сколько они так сидят? И… как он мог вообще позволить себе нечто столь вопиющее и наглое по отношению к ней?! Этой неприкасаемой самке, обители почти всего его смысла жизни… как иногда казалось.
Дракон хотел отпрянуть, извиниться, но вся эта картина лишь прокрутилась в мыслях. В реальности персиковый даже не шелохнулся. И сам на себя за это обозлился.
«Ну что ты застыл… перестань… хватит… давай. Шевелись!» - но тело не шевелилось. И Заместитель, чуть прищурившись, сам не понял как так вышло, но прижал самку чуть крепче к себе. Ненавязчиво и заботливо. При том в объятиях этих можно было ощутить ту силу, с которой самец был готов стоять горой за свою Госпожу. В которой он видел не только Главу и правителя. Не только…
- Да? - осторожно поинтересовался он, собиравшийся отстраниться, а теперь опасающийся того, что Мисан сама его оттолкнёт. Но неужели он неверно трактовал её чувства, слова, жесты? Или он, старый дурак, решил, будто Госпожа может отвечать ему взаимность? Ох, нельзя выдавать желаемое за действительность, нельзя путать самого себя! Но как похоже это было на правду. Не спроста ведь поверилось. Только слова Духа вносили ещё больше неясного во всю эту ситуацию.
- Когда мы не на официальном собрании, зови меня "Мисан", пожалуйста. Ладно? Ты всегда был для меня больше, чем просто заместителем.
- Хорошо… - это всегда ронялось так случайно… Мисан. А сейчас он практически получил право так говорить. Что это значило? Может, тайный знак… может, она так таинственно намекает ему?
«Будь же сильным, будь смелым, прояви инициативу!»
Он заговаривал себя мысленно собственными противоречиями, то укоряя, то, напротив, настраивая.
- Рен... прости, что лезу не в своё дело - наверное, я совсем умом тронулась, но... скажи, отчего не женился ты? Детей не завёл... Я слышала не раз, как молоденькие самки шепчутся о тебе.
«Шепчутся обо мне?» - вот это было чудно. Персиковому, занятому своими собственными делами мира сего, было как-то не до таких вопросов. Тем более, что он никогда не позволял себе думать нечто подобное о других драконицах.
- Не женился… - задумчиво повторил Заместитель, больше для самого себя. И, подхватив эту волну разговоров с самим собой, продолжил, преодолевая все преграды стеснения и официоза - … потому что я весь и моё сердце навеки принадлежат одной единственной.
Он подался головой немного назад, чтобы заглянуть в глубокие глаза Духа, в которых мог читать позолоченное закатом небо.
- Тебе, Мисан...

+6

49

В кольце сильных лап было так уютно. Кажется, самка с таким усердием отдавалась семье, друзьям, работе, что личное как-то потонуло в этом всём. Нет, она не страдала тем, что трудоголизм и надобность всё тащить на себе сделали её чёрствой или мужеподобной. Мисансэкрес никогда не теряла своей женственности, но давно уж не пускала её в ход. Очень давно не была на свиданиях, не принимала ухаживаний. Ей казалось, что пора её конфетно-букетных дел прошла. И в какой-то момент самка перестала замечать интересующихся ею юношей и зрелых самцов. Даже в голову не приходило найти себе кого-то. Вначале причиной тому было поглотившее её личное горе, затем убеждённость в том, что её любовь нужна прежде всего Лейдоре, а после... само как-то замялось. Это как когда откладываешь дело, раз за разом, день ото дня убеждая себя, что это не столь важно и может подождать. И ждёт это дело, пока совсем не забудется. Наверное, поэтому Санэ было так приятно и одновременно странно спустя столько времени находиться в мужских заботливых лапах. Нет, Водный брат тоже её обнимал, тоже заботливо и крепко, но... всё равно не так. Они никогда не выходили за рамки тандема "брат и сестра". Об ином даже подумать было странно. Насчёт Реншу же такого рода мысли в голове Вейлы проскальзывали. Но воин был всегда неизменно с ней учтив, говорил увадительно, на него можно было положиться, в нём можно было найти опору. И... всё на этом. Заместитель не мешал личное с работой, не флиртовал, не звал провести вечер вместе. Сколь долго бы ещё они могли так и провести времени, если бы не этот случай?.. Отчаяние или судьба толкнула Музу в объятия Рена? Сложно однозначно утверждать. Но совершенно точно сказать можно было одно - ей было хорошо. Настолько, что появилась крамольная мысль остановить этот момент и забить на всё. На обязанности свои, на долг Реншу, на стаю, на всевозможные неурядицы. Даже у самого рьяного защитника стаи случается, что хочется остаться в уютне и тепле. Что было невозможно и противоречило духовным ценностям Музы, но было так... заманчиво. Так необходимо. Хотя бы прямо сейчас.
Мисан просто кивнула и улыбнулась в ответ на короткий вопрос. Наверное, это внезапное дозволение обращаться к Главе лично могло оттолкнуть дракона, который хоть в полночь, будучи внезапно разбуженным, мог наизусть рассказать любой из военных формуляров. И змеедраконица тихо обрадовалась, когда взамен её прижали ещё крепче. Словно одобряя. Словно они были на одной волне. Ведь на одной же, правда?
Привычка лезть не в своё дело, пусть и максимально деликатно, всплыла и сейчас, но Вейла не знала, что произнося свой вопрос, бьёт им прямо в десятку. Что простой вопрос может стать началом новых событий в её, Мисы, жизни.
Новость о том, что оказывается, сердце Заместителя уже занято неожиданно болезненно царапнуло где-то внутри, но природное умение радоваться за друзей немедленно повлекло за собой мысли о том, что это хорошо. Что надо проявить участие и, быть может, что-то подсказать. Как минимум не остаться равнодушной к чувствам Реншу.
Только-только она собиралась спросить, кто же счастливица, как самец чуть отстранил её, заглядывая в глаза и взором своих словно проникая внутрь её души, будто ища там что-то. Драконица вздрогнула, услышав своё имя в контекте сказанного.
"Чт-о?.. Я? Может, я ослышалась? Мы ведь ни разу не позволили себе даже взгляд, выходящий за рамки официальности. Неужели он всё это время скрывал? И зачем? Что останавливало? Может, то, что я не видела? Почему я не почувствовала? Где моя женская интуиция??? Проклятье!"
За всё это время Вейла так и не отвела взгляда от глаз Реншу, словно бы это соединило их незримой нитью, рвать которую не хотелось. Рот самки был чуть приоткрыт, но вырывалось оттуда только чуть сбившееся дыхание. Сердце часто-часто стучалось о грудную клетку, словно драконесса сейчас пируэты оплясывала на максимальной скорости, а не стояла на земле.
Наконец-то оцепенение удалось преодолеть, с тихим щелчком веки сомкнулись, а когда снова поднялись, Мисан во все глаза снова смотрела на дракона, отчего те сделались ещё более большими. Изящная лапа Духа коснулась осторожно локтя Реншу, и Миса чуть улыбнулась, чтобы как-то стряхнуть неловкость.
- Почему ты не говорил со мной об этом раньше? Почему... молчал? - драконица сама подтянулась к нему, снова совсем близко оказываясь, обдавая самца напротив теплым дыханием и едва уловимо меняясь в морде, - Скажи мне, Рен... Скажи... Почему ты скрыл свои чувства?..

+3

50

Ну вот. Он это сказал. Теперь можно ждать чего угодно: Мисан может разозлиться на него, может оттолкнуть, принять всё за своего роду шутку, отнестись несерьёзно или даже… слишком глубоко всё это переживать. Думалось Заместителю, конечно, лишь о переживаниях в сторону отрицательную. Потому что к взаимности он себя не готовил. Всегда считал, что не так хорош и не достоин такой самки. Ведь для него она была чем-то вроде идола. Чем-то таким, что нельзя полностью даже осознать. Можно сказать, что воздушный даже был немного помешан на своей Госпоже. Но благодаря выдержке, самоконтролю и чётким моральным принципам, помешательство это никогда ни к чему негативному не приводило. Впрочем, оно наружу никак не лезло и не проявлялось, о чём тут говорить, когда понадобилось столько времени просто. Для того. Чтобы признаться.
Реншу не шелохнулся, не изменил выражения морды, он смело и открыто всё это время смотрел в глаза самки. Рен был воином. И отступать было поздно, поэтому он решил стоять на своём, несмотря ни на что, решивший, что готов ко всему. Нет… прямо таки ко всему он не был готов. Но был уверен, что сможет принять любой исход и пережить его. Для чего-то может понадобиться больше времени, но в итоге… он с этим справится. И даже этим будет постоянно доказывать Мисан свою силу.
Он не думал о том, что, вероятно, на ближайшие несколько сотен миль нет никого, кто смог бы стоять хотя бы наравне с ним, кто мог бы так заботиться о самке и настолько посвящать себя ей, быть таким чутким, внимательным и вместе с тем способным постоять как за себя, так и за неё. Самокритичный и не привыкший сравнивать себя с остальными, дракон был строг и считал, что он вполне мог быть ещё лучше. И дать Мисансэкрес больше, чем способен сейчас. Разрешит ли она ему? Другой вопрос. И… Звёздная, как их много! Этих вопросов.
Но Мисан задала их первой. Ответить как-то суразно было непросто, но Заместитель честно постарался. Он сам как-то неловко улыбнулся одним уголком пасти и поборол в себе желание отвести взгляд. Вместо этого лишь прикрыл глаза, говоря тихо, но чётко. Потому что все эти слова предназначались исключительно одной единственной. Будто даже стены пещеры не имели права их услышать.
- Я не хотел обременять тебя ими, моя Госпожа, - нежный и виноватый шёпот сорвался вниз и завис в воздухе подобно листку, подхваченному на несколько мгновений потоком ветра.
- Я считал, что я… не смогу дать тебе всё, что нужно для того, чтобы ты была счастлива, и потому не могу претендовать на место ещё ближе к тебе. Прости меня… - последние два слова едва ли не растворились, будучи настолько мягкими, как самое хрупкое в мире облачко. Дракон взял Главу за лапу, коснувшуюся его локтя, и, бережно приподняв, поцеловал тыльную сторону. В знак не только извинения, но и уважения. И… самое главное — любви.

+2


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные пещеры » Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха