//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные пещеры » Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха


Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха

Сообщений 51 страница 56 из 56

1

Это большая пещера, расположенная где-то на Заоблачном пике. Внутри пещеры всегда имеется приглушённый свет - стены покрывают редкие скопления природных кристаллов. В глубине пещеры есть небольшое озеро, питаемое, судя по всему, подгорными водами. Если проплыть по нему в глубь горы, то вы, пройдя весь горный пласт насквозь, сможете попасть прямо в долину Лисмолей. Эта пещера стала прибежищем для Главы стаи Воздуха - Мисансэкрес.

0

51

Что должна чувствовать женщина, принимающая признание в любви от дракона, который был ей мил? Наверняка массу прекрасных эмоций: от лёгкого волнения до эйфории, кружащей голову, неизмеримое счастье, ведь она стоит на пороге сказки, которая всегда ей казалась законченной, исписанной, пройденной много лет назад с несчастливым концом и заработанным страхом в любовных делах. О, Королева Неба умела любить беззаветно и преданно - свою семью, друзей, даже чужих птенцов. А вот с представителями противоположного пола как с возможной парой совершенно не клеилось. Неуверенность, доверие, выстраиваемое годами, - всё это оттягивает возможность установоения крепких уз, требует терпения. Змеедраконица уже не готова была отдать себя в чужие объятия, предварительно не убедившись, что дракон надёжен, что он не предаст и не сбежит, оставив её брюхатую. Наверное, поэтому к лёгкому головокружению у Мисан примешалась тревога. Ей было очень хорошо с Реншу как с другом - партнёрству этому уже минуло много столетий, оно было крепко и твёрдо, как само основание Облачных гор. Тем вдумчивее надо было подходить к следующему шагу - если он потерпит фиаско, то и дружбу драконов пошатнёт. Но, пожалуй, только с таким драконом Санэ и рискнула бы. В честности друга она не сомневалась, но не хотела спешить. Важно было сейчас не оттолкнуть дорогого сердцу дракона.
Честно говоря, на так и не поняла, что толкнуло его на признание сейчас. Не её подавленное состояние же, верно? Заместитель был слишком искренен, серьёзен и ответственен, чтобы пользоваться случаем. Такой воинственный и вместе с тем собранный и спокойный... Ни одной этой чертой самка похвастаться не могла. Как ни старалась Вейла выглядеть деловито и солидно, душа её лежала к лёгкости общения, к минимуму формальностей и дружелюбию. Не любила она эти игры в политику, притворство и злоязычие. Как и не понимала тех, кому это доставляло удовольствие.
Заботливый поцелуй - словно печатью-подтверждением к сказанному - сорвал с уст глухое "ах". Ведомая одними чувствами и соршенно не слушая голову, как оно всегда и бывало, когда речь касалась взаимоотношений, драконица приподняла голову Рена за подбородок и прислонилась к его лбу своим. Она тоже смотрела прямо ему в глаза неотрывно, лишь чуть опустив веки.
-  Ты невиновен, - шепчут её губы, едва шевелясь, - Но сколько времени потеряно... Впрочем, не нам упрекать судьбу - всё случилось, как и должно было, - улыбка Вейлы дышит нежностью и некричащим бархатным счастьем - благодарностью и принятием слов Реншу, - Ты очень дорог мне, Рен. Больше, чем как друг. Но я боялась, что годы совместного управления стайными делами показали тебе все мои изъяны, и вряд ли тебе, собранному и ответственному мужчине, показались бы серьёзными отношения со столь ветреной натурой. Я рада, что это не так, - теперь и носы соприкоснулись, отчего каждый мог ощутить тёплое дыхание другого, - Мне бы хотелось рискнуть... снова любить и быть любимой. Мне бы хотелось... - изящные тонкие лапы мягко обнимают дракона за шею, длинный хвост слепо ищет чужой, чтобы обвиться, - ...близости с тобой, милый... - изначально задуманное обращение "милый Рен" оказалось не завершено - самка решила, что оно слишком неоднозначно, ведь так вполне можно обратиться и к другу, - Но мне бы не хотелось спешить... Ты не против?

+3

52

Возможно, что отчасти Реншу был… виноват. В том, что скрывал свои чувства и молчал. Ему было одинаково неловко как за это, так и за то, что он их вообще испытывал. И потому на тот момент (в прошлом) сложно было решить, какое из двух зол меньшее. Хотя, вероятно, сейчас не очень правильно обзывать всё это злом. Ведь оно… совсем не было таким. И Мисан… не была. За это тоже стоило бы извиниться, но Рен итак сказал достаточно. Даже может быть так, что слишком много на первый раз. Всё это так же свалилось на голову Заместителю, как и Главе. Они оба были по-своему озадачены. И им обоим предстояло многое обдумать.
Но сейчас и потом, и в том будущем, которое сулило это открытие чувств, он постарается сделать всё, что в его силах, чтобы Мисан… чтобы Мисан никогда не пожалела об этом. Только гнать вперёд самец не собирался. Сколько времени он ждал и молчал? А чего, спрашивается, ждал? Неизвестно. Пусть Глава двигается в удобном ей темпе. А Реншу всегда за ней поспеет.
Их лбы соприкоснулись, и морды оказались совсем близко. Но для персикового дракона в этой близости сейчас было нечто глубинное и духовное, никак не телесное. Не близость губ, не шёпот и вздох, а то, как пересекались между собой их души, понимания друг друга без слов и успевая так много сказать где-то внутри, поделившись чем-то сокровенным. Чем-то… таким, что не выражается языком и предложениями.
О потерянном времени Заместитель решил всё же не жалеть.  Ушло и ушло. Так было надо. Не исключено, что если бы они попробовали быть вместе раньше, всё обернулось бы ужасной катастрофой. Неизвестно… как. Но не исключено. Вряд ли катастрофа – это то, что было им нужно для роста личности. Нет, невзгод хватало и без этого. Тут приходилось искать позитивное во всём мороке проблем.
Реншу был дорог Мисансэкрес. Больше, чем друг. Она сама сказала это. И после этого признания самец ощутил тепло, разливающееся по всему телу. Как будто ему сразу стало легче. И он был готов забыть про все терзавшие его мысли. Воздушный мягко улыбнулся, но улыбка его не смогла удержать привычной конспирации и вышла шире, нежели обычно. Получилась какой-то даже…  немного детской. Такой непривычной для него самого и, наверняка, Мисы, которой редко приходилось лицезреть подобное выражение на морде Зама. Как у какого-то молодого дракончика, ещё юного, полного энтузиазма.
Глава говорила. Говорила такие важные и такие значимые слова, которые всё расставляли на свои места, стольким радовали и столько могли для самого самца объяснить. Он улыбался и сам не замечал этого, погружённый в омут этих слов и голоса любимой. Его собственный хвост, отдельно будто бы от него самого, откликнулся на хвост Духа и коснулся его, переплетаясь. Всё самое нужное прозвучало. И Реншу расслабленно выдохнул, точно сбросил с себя оковы, которые натирали ему шею и запястья столько лет. Их больше не было.
- Конечно… - мягко шепнул он, чувствуя, как будто хочет закричать, вскинуть лапы и радостно воскликнуть, мол, конечно! Всё что скажешь, любимая! Я так счастлив!
Но воинская сдержанность и воспитанность, вымуштрованные веками, давали о себе знать.
- Конечно, Мисан, я никуда не спешу… для меня быть в твоей жизни и оказаться полезным и важным – уже счастье. Уже большое счастье… ты… сама и есть моё счастье, - вышло спутано, смущённо, не так красноречиво и лаконично, как обычно у него получается, но зато это ещё больше говорило об искренности. Передние лапы крепче прижали к себе тело самки. Сохраняя при этом мягкость. Так что если она пожелает, то всегда может спокойно отстраниться. Но ему очень захотелось это сделать. Как бы так даже не сдержался, несмотря на всю выдержку.

+2

53

Было бы, наверное, хорошо так и остаться в этом временнóм промежутке. В объятиях дракона, который столько лет хранил тёплые и искренние чувства к ней и молчал, боясь всё испортить, боясь, что поспешность вылезет в фиаско. Вопреки возможным ожиданиям, Мисан очень ценила такую деликатную и незаметную заботу. Очень грела мысль, что кто-то незримо оберегал её и боялся нарушить хрупную гармонию, царяшую в отношениях меж двумя драконами. А сейчас всё так чудесно и вовремя открылось - когда Мисан получила столько лезвий в спину, ей очень было нужно знать, что есть где-то луч надежды. Что Тьма не проникла в сердца всех её друзей, тайно и коварно совращая их умы и заставляя причинять боль дорогим драконам. Реншу был чист как горный хрусталь и ему очень хотелось верить - он умел убеждать и убедил Воздушную в своей искренности. Но Санэ всё равно не хотела спешить. Может, постарела душой, может, разочарования слишком крепко прибили её к земле и больше не получается так легко парить над проблемами, как это было в пору юности. Ко6да сама мысль о влюблённости поселяла в сердце Воздушной Королевы трепетное предвкушение и сладостный восторг. Теперь ей хотелось более спокойного, мягкого ухаживания. Не блицкрига, не штурма её, как крепости, и биения себя крылом в грудь. Просто серьёзного подхода к парности, вдумчивому совершению действий, уверенности в своём избраннике, настоящего единения душ без боли и полыхания страстей. Реншу был похож на такого рыцаря в сияющей чешуе. Быть может, наконец-то Вейла нашла того, с кем сможет делиться самыми сокровенными мыслями, самыми безумными фантазиями без риска быть осмеянной. Её Заместитель столько раз видел её чудачества и позор, но ни разу не посмеялся и не отвернулся. Был рядом - надёжной опорой, молчаливым хранителем её покоя, даже когда самка сама об этом не просила.
Хвосты нежно и неспешно потираются друг о друга в тягучей ласке, пушистая кисточка лениво мотается из стороны в сторону, а драконица, не отводя глаз и ни на йоту не отстранившись от дорогого мужчины, мягко улыбается. Они будут вместе строить новое будущее. И у них обязательно получится. Просто... надо слушать и беречь друг друга. Просто надо работать вместе над отношениями и стараться не ранить возлюбленного.
- Мне очень важно, что ты столь осторожен и серьёзен, говоря о нас. Я больше не хочу мимолётных увлечений и пустых фраз. Только честность, верность и действия. Отношения, основанные не на голых чувствах и энтузиазме. Мы будем строить наше счастье камушек за камушком. Этот путь будет иметь огромную ценность. И потребует немало сил и терпения. И в ином случае я бы побоялась делать столь ответственный шаг... - змеедраконица тихо выдохнула, на мгновение прикрыв глаза, а затем медленно открыла, смотря совершенно серьёзно и решительно, - Но с тобой я не боюсь.
Всем своим длинным телом самка прильнула к Рену, чувствуя себя не королевой и не взбалмошной девицей, а женщиной - любимой и желанной. Такого... ох, не одно тысячелетие не было. Ощущение давно забылось и показалось новым на вкус - очаровательно прекрасным, чистым и обволакивающим.

+1

54

Реншу не планировал стать этим лучом надежды. Он вообще откровенно не знал, чем способен помочь в такой сложный период жизни Мисан. А так как не знал, делал просто всё, что мог. Всякое разное. И кто же знал, что вот так получится. Что это окажется то самое. Да, иной раз выходит лучше, чем задумаешь, это верно говорят. А в этом случае воздушный даже не задумывал ничего заблаговременно. Как хорошо… как хорошо и спокойно. Сколько сил как будто из ниоткуда вспелснувшихся наружу. Столько веры в то, что всё будет хорошо. Как бы ни было сейчас плохо. Реншу итак верил, что они справятся с бедами. И не от простоты душевной так делал. А сейчас… верил ещё больше. И это уже было воодушевлением, которое принёс этот день. Нет… этот момент. Пусть и казалось, что весь день сжался и стёкся к этому единственно важному моменту.
- Всё истинно так, Мисан, - он не помнил, говорил ли уже это… «Мисан». Может, он глупо повторялся и выглядел не менее смешно, но Реншу это не заботило. Ему хотелось говорить это снова и снова, произносить имя своей избранницы. По случаю и просто так, когда хотелось, чтобы оно звучало, застыв в воздухе пушистым облаком.
- Истинно так, как ты говоришь… именно так мы и поступим, - дракон перестал улыбаться и коротко кивнул, ответив на серьёзность такой же серьёзностью, демонстрируя прочную основу и вес своих намерений.
Дух прильнула ближе к Заместителю. И он выдохнул носом, кладя голову ей на макушку. Дракон смотрел в стену вдали. И не видел этой стены. Не видел ни преград, ни тревог, даже эта комната была и вместе с тем нет. Реншу чувствовал себя повисшим в безграничных пространствах космоса, где не было звуков. Никаких, кроме тех, что создавала своим мелодичным голосом Мисансэкрес.
- Если бы ты знала, как ты прекрасна… - шёпотом, почти неразличимо, произнёс Заместитель. Глаза его были прикрыты, а взгляд рассредоточен. Ведь глазами главного не увидишь. И сейчас он смотрел сердцем.
Эта фраза вырвалась случайно. Реншу даже показалось, что он не говорил её вовсе, а только подумал в своей голове. Но на самом деле сказал, сам того не поняв.
Не хотелось возвращаться к делам, но вообще-то надо было. И сейчас самец начал прикладывать внутренние усилия для того, чтобы вернуться к обязанностям и закончить то, что им предстояло закончить. А для этого надо как минимум друг от друга… хе… отлипнуть.

+1

55

Ни секунды не сомневаясь, что Реншу примет и поймёт её желание развивать отношения постепенно, драконица лишь чуть улыбнулась. Заместитель был как раз тем, кто умел принимать взвешенные решения, не спешил судить, но если решал что-то, то это железно. Крепкий и вечный, как основания гор, но вместе с тем не неповоротливый, не тугой на действия и мышление. Вот так божественно сочеталось отсутствие спешки и умение принимать решения и реагировать мгновенно. Реншу был как хорошо выдержанная настойка - понадобились годы, чтобы вкус стал совершенным. На то нужно было большое терпение и нужные условия. Зато стоило попробовать - и крышу снесло на раз. Мисан так точно ощущала лёгкое головокружение. В нём всё смешалось, всё смазалось, и только Реншу был точкой опоры, только его объятиях и тёплое дыхание помогали Вейле ощущать себя в реальности хоть какой-то частью сознания.
Внезапно обронённый комплимент едва не вызвал перезвоны смеха у самки - нет, не злого. То рвался смех удивления и радости, ведь слышать от Рена комплименты - это редкость. Разумеется, змеевидная не считала его бездушным куском породы, не умеющим говорить красиво. Пусть немногословен, пусть суров и кажется сухим, как старая пожелтевшая трава, Муза всегда знала, что под грубой и толстой скорлупой кроется тонко чувствующая натура. Что Реншу не такой, каким кажется на первый взгляд. Так и есть. Внутри самца было столько тепла, что Шагри - просто искристый шпик в сравнении с его большим и горячим сердцем, которое болит за свой дом и близких.
В общем, к счастью, Мисан не успела рассмеяться, проглотив все это дело. Момент был крайне важный и плотно укутанный мягкостью тишины. Тишина сейчас была его украшением - ломать её было бы кощунством. Полной бестактностью.
Изящные тонкие лапы Королевы аккуратно взяли в ладони Ренову, а затем драконица положила его собственную ладонь себе на грудь. Там, под чешуёй, мышцами и костями, стучало её сердце - трепетно, чаще, чем обычно. То было от сильного волнения.
- Оно бьётся.... так, потому что ты рядом.
Вейла мягко потерлась щекой о шею самца, прямо под подбородком.
Надо было отпустить его. Надо было и самой возвращаться к работе. Потому что потеря подруги, разочарование в союзниках прилично так выбили Мисансэкрес из колеи, заставили выпать из рабочего процесса. Теперь она и Реншу за собой тянет. Но ведь они немного... Они ведь для благого дела - Рен и Миса не только смогли объясниться друг с другом, Заместитель смог навести хотя бы подобие порядка в голове Музы. Это дорогого стоило.

0

56

Стук сердца в груди у другого дракона… он был чем-то таким странным, необъяснимо таинственным. Вроде понятно, что это… сердце. Орган. Оно бьётся. Гоняет кровь. Но вместе с тем, если уметь прислушиваться, можно было различить, как вместе с сердцем поёт душа. И какие именно песни она поёт. Как в этой точке сосредотачивается вся жизнь, все мысли, всё естество дракона, откуда уже потом расходятся многочисленные связующие нити. В процессе жизни некоторые ниточки обрываются. Но главное – это их опора. Это сердце. Потому жест Мисан был чем-то по-своему сокровенным для Реншу. Он его принял с мягкой благодарностью, но не стал отвечать, ибо никакие «хорошо» и «я рад» здесь были не то, чтобы не уместны… не нужны.
Наверное, к общему рабочему настрою Заместитель умел возвращаться несколько быстрее. Это не значит, будто он не хотел провести ещё этого волшебного времени с Духом. Но всего хорошего понемногу. Тем более, что они договорились. И оба были согласны. Что развивать отношения стоит постепенно. Потому…
- Прости, моя госпожа, - с налётом привычного официоза, но теперь скрывающего в себе маленькую волнительную тайну на них двоих, произнёс воздушный и подался назад, немного отстранился, правда продолжил чуть приобнимать самку. Чтобы не выглядело так, будто он её отталкивает. Чтобы она сама тоже… морально подготовилась что ли. Это как вылезать из тёплых шкур в холод. Если сделать это резко – потом весь день может уйти насмарку. Такая, казалось бы, мелочь.
- Но нас ещё ждут документы, - да… да. Работа, к которой нужно вернуться, покинув этот мир нежности, тепла и взаимопонимания. Но они никуда не денутся, как и Реншу с Мисой не оставят друг друга на этом пути. Заместитель не оставит точно. Присягнувший на верность, он всегда будет рядом. Даже тогда, когда все остальные отвернутся, несправедливо заклеймив Духа. Даже тогда...
... и если они не смогут быть вместе - быть именно парой - он всё равно не предаст её на этой дороге, на которой их ждёт ещё много проблем, много препятствий, которые необходимо преодолеть, чтобы стать сильнее, много битв за лучшее будущее, за лучшую жизнь для них и их потомков.
За лучший мир.

Игра в данном эпизоде завершена.

Отредактировано Реншу (12 Янв 2018 11:15:46)

+2


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные пещеры » Пещера Теарзис - обитель Духа Воздуха