//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Альтернативная реальность » То был судьбы недобрый знак... [Культ Дагона]


То был судьбы недобрый знак... [Культ Дагона]

Сообщений 1 страница 50 из 71

1

Человеческое существо в своей порочности всегда страшнее любого нечеловеческого. (с) Г. Ф. Лавкрафт
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/cae5c47533a9c58c8fbdba02488b0a2f.png
Это случается ночью, особенно когда на небе стоит выпуклая, ущербная луна. Тогда я снова вижу этот предмет. Я пробовал принимать морфий, однако наркотик дал только временную передышку, а затем захватил меня в плен, сделав рабом безо всякой надежды на освобождение. И сейчас, после того, как я представил полный отчет, который станет источником информации или, скорее всего, предметом презрительного интереса окружающих, мне остается только покончить со всем этим. Я часто спрашиваю себя, не было ли все случившееся со мною чистой воды фантомом, всего лишь причудливым результатом деятельности воспаленного мозга в то время, как после побега с немецкого военного корабля я лежал в бреду в открытой лодке под лучами палящего солнца. Я задаю себе этот вопрос, но в ответ мне тут же является омерзительное в своей одушевленности видение. Я не могу думать о морских глубинах без содрогания, которое вызывают у меня безымянные существа, в этот самый момент, быть может, ползущие и тяжело ступающие по скользкому морскому дну, поклоняющиеся своим древним каменным идолам и вырезающие собственные отвратительные образы на подводных гранитных обелисках. Я мечтаю о том времени, когда они поднимутся над морскими волнами, чтобы схватить своими зловонными когтями и увлечь на дно остатки хилого, истощенного войной человечества, о времени, когда суша скроется под водой и темный океанский простор поднимется среди вселенского кромешного ада.
Конец близок. Я слышу шум у двери, как будто снаружи об нее бьется какое-то тяжелое скользкое тело. Оно не должно застать меня здесь. Боже, эта рука! Окно! Скорее к окну!

[h1]Участники[/h1]

http://s7.uploads.ru/Ejxwu.gif

Зон - Рио Диодан (один из первых сыновей Дагона)
Рэндом - Хирсаль (обращённый Рио, привязан к Адель)
Вутарцт - Вергельтунг и Швертваль (Всадник Глубин и Гончая Морей)
Райсе - Аделаида Диодан (старшая господская дочь)
Вейлона - Анакето (потерянная, будущий новый член культа и ученица)
Эмерис - Ларэна (будущая обращённая с привязкой к Рио)

Мы рады новым членам семьи и жертвам~

[h1]Метод игры[/h1]
Игра делится на эпизоды, каждый из которых включает в себя определённое действие и конкретных персонажей, принимающих в них участие. В данной теме могут быть активны несколько эпизодов. В таком случае при написании поста стоит отметить, к какому эпизоду он относится. Таким образом можно отыграть как глобальные события, так и какие-то тет-а-тет эпизоды между отдельными личностями.
Прошу за организацией каждого эпизода обращаться в личку.
Место действия, время, погода и всё прочее указываются в первом посте эпизода и по ходу (если меняются). Основной период всех сюжетов - 1850-1970 гг. н. э.

• Эпизод I - Охота на китобоев [Анакето, Рио, Аделаида, Хирсаль, Вергельтунг]

АКТИВЕН

• Эпизод II - Подходи ближе [Рио, Ларэна]

ЗАВЕРШЁН

• Эпизод III - Сон разума рождает чудовищ [Анакето, Хирсаль]

АКТИВЕН

• Эпизод IV - Жертвенные танцы [Ларэна, Рио]

АКТИВЕН

• ...


WARNING: 18+ и полнейший кровавый беспредел, никаких рамок и ограничений, мясо, садизм, психическое и физическое насилие, религия, фанатизм, превосходство, жестокость.
Бессрочная отпись. Перед вступлением в игру необходимо подать краткую анкету на персонажа.

[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+6

2

Имя:

Ри́о Диода́н | Отец, Древний, Морской Дьявол, Синий Змей

Раса, возраст и ориентация:

Глубоководные (русалка, сирена, морской народ)
Возраст неизвестен, но точно превышает пару тройку веков (как минимум)
Ваша половая принадлежность не имеет значения

Внешность:

Кукольное нестареющее лицо, давшее начало представителям одной из красивейшей ветки существ. Член этого рода отличаются выдающимися внешними параметрами, призванными очаровывать и усыплять бдительность, буквально завораживать и влюблять в себя. Иногда даже сложно отличить представителей разного пола, если говорить только о лице. Настолько оно нежное, фарфоровое, какое-то всё идеальное до такой степени, что даже жутко. Так точно не живое существо на тебя смотрит, а нечто заколдованное, кажущееся прекрасным и притягательным, а на деле же смертоносное и опасное. Это именно про Рио.
Лицо его — утончённое и юношеское. Бледная и чистая кожа. Острый и узкий подбородок, маленький аккуратный нос, бледно-розовые губы, тонкие брови, густые чёрные ресницы и выразительные глаза цвета морской волны. Волосы длинные и прямые — до лопаток. Цвет волос — голубой с отливом синего, немного отдают бирюзой.
Вместо бакенбард — маленькие и блестящий синие чешуйки, которые, как и чешуя на хвосте и местами по телу, отличаются от гладкой кожи своей остротой. О чешую Рио легко раниться и порезаться.
Кроме этого, имеются острые и смертоносные зубы, помогающие разрывать на части и пережёвывать добычу. К арсеналу плюсом - когти.
Вместо ушей — наросты, похожие на плавники, выглядывают из-под волос. Такие же ярко-синие как чешуя. На шее заметны хорошо выраженные жабры, издали смахивающие на глубокие порезы. Жабры скрыты волосами, если те не собраны в высокий хвост.
Гибкое и умеренно спортивное тело, местами покрытое чешуёй — зачастую на запястьях и боках — ближе к торсу, где начинается хвост. Это создаёт впечатление постепенного перехода человеческих частей в рыбьи. Плавнички, которые растут на месте ушей, также имеются на локтях и бёдрах.
Хвост — мощный и длинный, ярко-синий, с двумя полу-прозрачными плавниками на конце. Тонкие «косточки», формирующие плавники, остры и опасны не меньше, чем чешуя.
Носит пояс из плотной кожи, который перекрещивается несколько раз почти до груди. На этом поясе крепится кинжал или другое оружие, если окажется, туда же могут закрепляться мешочки и прочие штуки для переноса необходимых вещей. Из одежды присутствует лёгкая кожаная броня, которая, впрочем, закрывает только спину, руки до кистей и бока. Поверх неё крепится несколько металлических пластин, служащих частичной защитой для плеч. На шее болтается парочка ожерелий, которые сделаны из собранных на верёвках морских камней и заманчивых «стекляшек», ракушек и чьих-то зубов. Это внешний вид походный. В остальное время предпочитает оставаться без всего.
В человечьем обличии отличий мало. Хвост, ушные плавники и прочие подобные детали исчезают. Остаются жабры. Но, прямо говоря, ноги вместо хвоста Рио терпеть не может.

Пример

http://s7.uploads.ru/nkAGl.jpg

Характер:

Скверный парень, мало располагающий к себе при ближайшем рассмотрении. При первой встрече может показаться, что Рио вполне себе ничего, но это не правда. Если только вы не являетесь русалкой. Тогда отношение к вам может быть несколько лучше, чем просто гадское. К представителям же других рас Рио относится с пренебрежением, с отвращением. Особенно... к людям.
Не является, впрочем, социопатом. И бывает не прочь почесать языком. Особенно если потом можно почесать о собеседника острые зубы. Склонен втираться в доверие, чтобы временно заручиться одобрением со стороны. Но делает это только в случае, когда преследует свои цели — поедательные или же нажива. В обманчивой своей манере может вести себя нарочито ласково и услужливо. И в своей игривости бывает столь же терпелив, сколь после жесток.
Эгоистичен и самовлюблён, самоуверен. Но планирование не является сильной чертой Рио и, откровенно говоря, не занимает его. Потому в угаре собственных эмоций склонен забываться и пускаться на поводу у обманчивых чувств.
Игрок — рождён, чтобы лгать, юлить, выкручиваться, примерять маски, обманывать и вертеть чужими чувствами. Получает от этого искреннее удовольствие, одурманенный властью над живыми существами и возможностями, которые падают к тебе в лапы, когда ты контролируешь чужую жизнь. Садист, упивающийся чужими страданиями, к которым удалось приложить руку. Любит очаровывать других, а после ломать доверие жестоким и ранящим образом, отпечатываясь в памяти тех, кто остаётся в живых. Дурная привычка - играть с едой - превратилась в почти маниакальное жизненное увлечение.
Плохо умеет слушать, понимать и сопереживать, а также соглашаться с чужим мнением и признавать свои ошибки. В том числе и в силу непомерной гордости. Если не имеет перед собой чётко намеченной цели, может быть довольно неусидчивым и спонтанным. Иногда даже склонен путаться в своих показаниях и противоречить сам себе, но кто не без греха? А уж тем более тогда, когда занимаешься хитросплетением слов и жестов.
Не отрицает зла своей натуры и вполне ею доволен. Более того, зло возводится в статус нормали как одна из составляющих культа. Но что касается сородичей — тут Рио может проявлять качества, которые справедливо покажутся другим удивительными. К русалкам хоть и не проявляет великого почтения, да и не превращается моментально в вежливого и надёжного рыбьего друга, но уж определённо имеет свои понятия о том, что сородичи заслуживают лучшего. И это вполне логично, если упомнить тот факт, что личностные качества Рио признаёт до конца лишь в себе подобных. Способен налаживать неплохие отношения, если рыбий собрат или сестра окажутся достаточно терпеливыми, чтобы сносить словесные нападки, ехидства, колкости и общую раздражительность Рио.
В конце концов... он ведь практически живая легенда как для своих, так и для чужих.

Биография:

Первый из созданных, а не рождённый. Явивший себя в этот мир для того, чтобы возвысить расу глубоководных и искоренить человечество, продвигать культ Дагона и помогать ему расцветать, расширять количество его участников и не забывать в процессе наслаждаться жизнью и упиваться чужими страданиями.
Лишённый детства, Рио появился сразу "готовым". В нём есть вся память отца его и всех других - Дагона. Он также является хранителем этих знаний и одним из тех, кто наравне с другими созданными ведёт свой народ к господству. Формально бессмертный, не способный умереть от старости, что также обещано всем другим членам культа. Как рождённым, так и обращённым. Что может быть лучше, чем вечная жизнь в прекрасным морских глубинах? Ничего. Нужно только сделать так, чтобы весь мир стал одним сплошным океаном.
Согласно знаниям Древних, тех, кто старше самого Рио, они жили здесь задолго до появления людей. И имеют полное право искоренить этих жалких и слабых существ, не достойных жизни в мире бессмертных и совершенных.

Способности:

• Бессмертие - не может умереть от старости, только будучи уничтоженным физически, после чего его дух может быть заново призван на службу Дагоном.
• Молодость - не стареет и не теряет созданной Отцом красоты.
• Гипнотический взгляд - пристальный взгляд этого существа способен заставить оцепенеть и забыть про всё на свете. Также способен оказывать психическое давление и подавлять чужую волю и личность, убеждая в чём-то и принуждая к чему-либо.
• Голос сирен - пение. Оно не только завораживает, но и вынуждает жертву, попавшую под воздействие этого голоса, саму идти в лапы опасности.
• Угнетение - долгое нахождение человека рядом с представителем Древних даже без прямого контакта постепенно угнетает, вызывают непонятную тягу к воде, голоса в голове, отсутствие аппетита, плохой сон, галлюцинации, необоснованный страх.
• Магия - доставшаяся от Отца, хоть и не настолько мощная и разрушающая. Сюда входит способность контролировать течение, штормы, принуждать к чему-то морских существ, управлять водой, чувство своей стихии и её обитателей. Естественно, не в безграничных количествах.
• Перевоплощение - способность принимать человеческий облик и выходить на сушу.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.pngg[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+5

3

[status]La Muerte Cantando[/status][icon]https://d.radikal.ru/d33/1803/88/74c281d0a4dc.png[/icon][nick]Анакето[/nick][sign]
No lamento nada. No tengo miedo de nada.[/sign][titul]Потерянное дитя [/titul]Имя: Анаке́то (сокр. Ке́то, Кетоша (очень рисковано))
Прозвища - La Muerte Cantando (Поющая Смерть), Onda Escarlata (Алая Волна)

Раса, возраст и ориентация:
Сирена, родилась в XVII в. н.э., бисексуальна.

Внешность:

ВИЗУАЛИЗАЦИЯ

https://c.radikal.ru/c40/1803/cf/1d03474ea930.png
https://a.radikal.ru/a37/1803/7f/735e24eb1a67.png

Характер:
- Кето столь же тщеславна, сколь кровожадна. Она упивается всеобщим признанием, а одобрение с братской стороны подпитывает ее силы мощнее любого источника. Пока есть тот, кто будет замечать и ценить то, что она делает, Анакето продолжает жить и действовать.
- Ее слабое место и сильнейшее преимущество – это верность. Сирена очень быстро привязывается к подобным себе и ради собратьев готова рассечь океан пополам, но по этой же причине она очень уязвима. Обман и предательство – те ножи, которые способны ослабить и погубить ее.
- Поющая Смерть крайне эмоциональна. У нее в принципе не существует полумер: если любить, то до безумия, если бороться – до последней капли крови. Она никогда не сдерживает себя и сияет ярче солнечных бликов на поверхности воды, чем не редко утомляет свое окружение.
- Очень горда, своенравна, остра на язык. Она не из тех, кто будет молчать в ответ на оскорбление, но одновременно в своих действиях и речах никогда не теряет лица. Кажется, даже в самых грязных проявлениях и самых мерзких ситуациях она остается королевой ситуации.
- Анакето – тропическая рыбка и ее нравы весьма экзотичны. Она любит играть, любит внушать ужас и наблюдать за человеческими страданиями. К бесстрашию и благородству она очень быстро теряет интерес, только истинный животный страх, толкающий людей идти по головам и проявлять свои самые низменные инстинкты – игрушка достойная ее внимания.
- Русалка очень любит свой дом и всякий раз, когда человеческие отребья позволяют себе глумиться над ним и его обитателями – приходит в ярость. Праведный гнев подталкивает ее на самые жестокие поступки. 
- Трудолюбива, ответственна, хороший лидер и любит вести за собой, но также хорошо работает в команде, подчиняясь чужим приказам. Искушена в делах охоты и войны, имеет замечательный склад ума и развитую смекалку.

Биография:
Впервые мир узнал об Анакето во времена зарождения пиратского дела, когда жизнь человеческого общества устремилась в морские просторы, а их промысел начал наносить существенный вред морским обитателям. Не мало судов оказалось погребено в пучинах океана по воле Дагона, капризами морской природы или вопиющей человеческой глупости. Но вместе с тем, ходили мифы и легенды, которые передавались из уст в уста с самых древних времен: истории о морских обитателях, приносящих беду всякому судну, имевшему неосторожность заплыть в вотчину Дагоновых почитателей.
Легенды бермудских островов рассказывают про «la muerte cantando» - поющую смерть, которая наводила ужас на самых отрешенных мореходов, вынуждая их обходить заводи близ Бермуд стороной меняя по возможности маршрут. Это были лучшие времена на памяти Кето, когда она, вместе с избранными собратьями, знакомыми с детства, охотилась за кораблями, проходящими близ побережий, завлекая их на рифы и отмели. Со временем авторитет Поющей Смерти, так же известной среди испанских флибустьеров как «onda escarlata» - алая волна, разошлось далеко за пределы Атлантического океана и островов. Ее боялись, о ней судачили и Анакето упивалась своей популярностью, поддерживая ее новыми вылазками и новыми смертями. Известность и страх, который испытывали люди, едва заслышав ее голос, опьяняли сирену едва не сильнее запаха крови и вкуса человеческой плоти, но времена менялись.
Менялись века и развитие человеческих технологий так же испытывало подъем, что значительно усложнило охоту, сделав ее достаточно опасным видом спорта. Люди осмелели, обзавелись оружием и все чаще вылазки закачивались смертями верных собратьев или тяжелыми травмами. Промахи возросли и на их фоне упали победы. Имя «la muerte cantando» стало забываться, став сказкой и старой легендой, в которую еще верили человеческие старожилы, но молодежь уже не воспринимала всерьез.
Это ознаменовало определенный упадок настроений среди братьев Анакето. Она все еще была полна решимости, отказываясь идти на охоту за «мелкой рыбешкой», утверждая, что они сумеют вернуть себе былую славу, но собратья всё менее охотно прислушивались к ее словам, предпочитая охотиться за небольшими рыбацкими суденышками. В стройных рядах росло напряжение, ссоры разгорались ото дня ко дню чаще и остудить их порой случалось все сложнее.
А группа Кето тем временем все больше отдалялась от родных мест на север. Прознав про китобойный промысел, русалка увидела новый шанс. Прежний настрой разгорелся с новой силой, появился азарт и праведное желание проливать кровь за дело, но, когда все должно было решиться, собратья бросили ее – Поющая Смерть попала в человеческие сети.

Способности:
     ₪ Бессмертие - фактическая невозможность умереть от старости, которая, впрочем, не защищает от смерти по неосторожности или чьей-то вине.
     ₪ Пение сирен – миф, или реальность? Феномен, обросший в человеческом мире легендами и мифами. Завораживающие песнопения позволяют русалке поработить человеческий разум и завлечь тем самым его в ловушку.
     ₪ Внушение – в роду Кето чрезвычайно хорошо развито ментальное воздействие на инородный организм. Как и многие сирены, Поющая может заворожить человека не только голосом, но и взглядом. Однако особенность рода распространяется куда шире. С помощью мысленной связи, Анакето может внушить несложный приказ любому морскому созданию, таким образом исследуя пространство и даже защищаясь.
     ₪ Восприятие - еще одна личная особенность, которую русалка упорно совершенствует – это своеобразное «общение» с братьями меньшими. Разумеется, оно не является вербальным и поболтать с проплывающей мимо рыбой не получится, но Кето может понять, что у существа на уме и что оно собирается делать.

+5

4

Имя:
Аделаида Диодан | Адель, Дель, Ада | Дельфа, Жемчужина

Раса, возраст и ориентация:
Глубоководная (русалка, сирена, морская жительница)
Двадцать один год
Не имеет значения, но, по сути, пансексуальна

Внешность:
При взгляде на Адель может почудиться, что перед вами - не нечто живое, а словно сделанное из хрупкого фарфора самыми лучшими мастерами произведение искусства. Русалка производит впечатление некоего ангела с почти мифической внешностью - по крайней мере для тех, кто живет на поверхности. Но и собратья не могут не отмечать красоты Жемчужины, не только статично выглядящей прекрасно, и двигающейся с удивительной грацией и изяществом.
Лицо утонченное, изящное, с высокими скулами и острым подбородком. Маленький аккуратный носик, чуть пухлые бледные губы, а в добавок - рот полнится мелкими острыми зубками.
На фоне фарфоровой бледности лица хорошо контрастируют тонкие рыжие линии бровей, и такого же цвета короткие, под каре, волосы. Правда, они не всегда такими были - Адели жуть как любит менять образы, в том числе и причёски, и даже с каре умудряется вытворять что-то совсем уж невероятное. То подстрижет по другому, то зачешет, то, как сейчас, выкрасит кончики в белый и челку сделает - длинную, порой закрывающую глаза, что, впрочем, не делает их менее чарующими. Зелёные, даже изумрудные, они всегда кажутся яркими и манящими, завлекающими. Да ещё и обрамлены густыми, светлыми, почти что белыми ресницами, что придает шарма.
Там, где должны располагаться уши, находятся плавники - плотные, жесткие, с «резным» краем, что создает впечатление, словно они покрыты шерстью. Да и в целом тело такими вот плавниками полнится изрядно - на руках чуть ниже плеч, на спине вдоль позвоночника, по бокам и на внешней стороне хвоста, и, безусловно, на самом его кончике - невероятно пышный, крупный и очень мягкий плавник. Да и сам хвост выделяется не только своей крупной яркой чешуей янтарных и жемчужных цветов, но и своей массивностью, мощностью, удивительно удачно гармонирующей с хрупкостью, изяществом и грациозностью тела - тонкая талия, впалый живот, выдающиеся, но приятно выглядящие формы, узкие плечи... Хотя, допусти, руки назвать утонченными сложно - они тоже выглядят весьма сильными, что вполне естественно. Пальцы же тонкие и длинные, и увенчаны приличными когтями, часто меняющими свой цвет.
Впрочем, цвет меняет, или даже меняются сами все элементы одежды и украшений сирены с завидной регулярностью. Очень уж она любит экспериментировать с образами, придумывая что-то новое, необычное, и всегда эти образы и элементы для них создает сама.
Человеческий вид не сильно разнится - только в выборе одежды и украшений при прогулках по суше Адель довольно щепетильна. В остальном всё стандартно - пропадают плавники, притупляются зубы, менее заметны становятся жабры, да хвост заменяется на столь же длинные, стройные и спортивные ноги.

Сошедшая со страниц мифов

http://s3.uploads.ru/t/mBAeg.png

Характер:
Не стоит обманываться её милой улыбкой, сладким голосом и невинным взглядом. Не стоит идти за ней по её просьбе или сворачивать ради неё головы и горы, если не хочешь умереть.
Точнее... Стоит. Смирись и подчинись.
Если у садизма есть самая прекрасная форма, то она перед вами. Аделаида упивается чужими страданиями, и больше всего - теми, что производит сама. Притом её, как хорошего садиста, заботит состояние жертвы, «игрушки» - до тех пор, пока есть резон сохранять ей жизнь. Ведь надо делать всё по уму, правильно, чтобы не испортить эту маленькую игру слишком сильно. Никогда она не станет ломать свои «вещи», ведь Адель - швея, и она перекроит и переделает жертву так, как ей надо, не допуская неряшливости или уродства. Если петля распустится - она сделает новую, если шов разойдется - подлатает. Доведет все до своего идеала - и психически, и физически... А потом посмотрит, подумает и решит, что с вами делать - красиво убить или подчинить себе окончательно.
Её не смущают слёзы, крики, мольбы - Адель скорее находит это прекрасным, чарующим. Но, если вдруг находится кто-то, кто каким-либо образом тронет струнки её души, сирена почувствует себя ужасно, и без промедлений убьет виновного в этом. Хотя такое, право слово, бывает крайне редко.
Она не чурается любых средств, чтобы завоевать чужое доверие и воплотить в жизнь свои идеи. Притом это касается не только жителей поверхности, но и её сородичей - с тем лишь отличием, что последних убивать она не собирается. Но это не отменяет лживости, изворотливости и эгоистичности Адели, проявляемых ею почти ко всем, кроме семьи и тех, кого она достаточно хорошо знает.
Если же вам посчастливилось приблизиться к её сердцу достаточно близко - вы увидите перед собой дружелюбную и чуткую натуру, что поможет в беде и поддержит в горе. Она любит поболтать о том о сём, поделиться секретами или сплетнями, рассказывать о себе и слушать о других, и совсем не прочь вступать в различные совместные авантюры - то есть, сирена весьма социальна. И отнюдь не зациклена только на себе, просто обладает доброй долей гордости. Искренне уверена, что её уважение или хорошее обращение надо заслуживать, и что те, кто не пытается этого сделать, не стоят и выведенного плавника. А вот если вы уважаете её - отношение будет более мягким, и шансов сблизиться куда больше.
Так что, может, не стоит будить лихо и проявить должное почтение, которого от вас ждут. Ведь гневная Аделаида - проблема для всех, и друзей, и врагов, и в первую очередь для того, кто вывел её из себя, ведь мстительная и злопамятная русалка будет преследовать вас до края света, пока не растерзает на кусочки и не выпотрошит всё ваше нутро. И тут уже совсем не важно, собрат вы ей или нет. Исключение из правил составляет только её семья, которым Адель может простить всё что угодно.

Биография:
Рождённая в великом бессмертном роду, и с детства живущая в уюте и комфорте, даруемом семьёй, Аделаида никогда и ни в чем не нуждалась. Все знания и обучения ей всегда давались с удивительной лёгкостью, а к культу и религии она пристрастилась с малых лет, радуя окружающих своей смышленостью, умом, и зарождающимися в молодой голове нотками хитрости, коварства и чувства превосходства над другими.
Адели всегда пыталась казаться для всех лучше, чем она есть, чтобы получать больше похвалы и восхищений, а от того, к возрасту лет десяти она перестала отличать себя настоящую от надетой маски - всё слилось в одну единую личность, уверенную в себе, целеустремленную, усердную, превосходящую многих и во многом. Личность, горящую любопытством, азартом и жаждой нового. Уже с того возраста Адели начала плавать то там, то сям, изучая морское дно с большой любовью ко всему, что ушло под воду. И не менее любопытен был ей мир поверхности - в частности то, как здешние обитатели реагировали на неё саму. Как, подчиняясь её голосу, её глазам, послушно шли за ней, выполняя всё, что она пожелает. Это будоражило и будоражит до сих пор создание Аделаиды, вынуждая придумывать всё новые и новые средства развлечений.
С тех времен, и до нынешних, она так и живёт - в вечном странствии и вечной потехе, находя удовольствие в работе на благо семьи - порабощении или истреблении рода людского, недостойного жизни.

Способности:
- Бессмертие. Вкупе с вечной молодостью и красотой, Адели никогда не умрерт своей смертью. Но она всё ещё может умереть от ваших рук.
- Чарование. Голос, глаза, улыбка - за ними не скрывалось бы такое влечение, если бы не чары. Одним лишь словом и взглядом Адели может покорить слабого, и одним лишь днём и ночью - сильного.
- Контроль. Опытный кукловод должен уметь обращаться со своими марионетками. После того, как Адели подчинит себе очередную игрушку, она может приказать ей всё, что угодно, и та и не подумает ослушаться, не взирая на здравый смысл, опасность и даже боль.
- Влияние. Эмоции - страшная сила. И, захотев, Аделаида может передать эти эмоции другим - да так, чтобы все прочувствовали как следует. Её гнев, её нетерпение, её отголоски мыслей о желании "развлечься" - вы будете ощущать их всем своим нутром.
- Магия. Море - инструмент в руках её рода. Волны, течения, штормы и дожди - это всё подвластно и Адели.
- Послание. Голос сирены будет преследовать вас повсюду. Она может "шептать" прямо в голову тому, до кого хоть раз дотронулась, какое бы расстояние вас не разделяло. Знаете, это отлично подходит для отдалённых приказов! И даже обратная связь в некоторой степени имеется - на уровне эмпатии и "да/нет".
[nick]Аделаида[/nick][sign]Мои слова, пропитанные ложью, в стократ лучше твоих, полных правды, но извергаемых из рта существа наимерзейшего среди всех возможныхhttp://s8.uploads.ru/t/gKbEr.jpg[/sign][status]Важно не то, что у тебя снаружи, а то, что внутри[/status][icon]http://i6.pixs.ru/storage/5/9/3/avapng_2732636_29780593.png[/icon][titul]Дочь морского короля[/titul]

Отредактировано Райсе (28 Мар 2018 20:09:41)

+4

5

[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям. [/sign]
Имя: Ларэна

Раса, возраст и ориентация: человек, 24 года, гетеро.

Внешность:

Приятное личико, лживый взгляд

http://sd.uploads.ru/t/3mvWY.jpg

Характер:
Она та самая дамочка, что не побоится сказать вам, что получит несказанное удовольствие получить ваше лицо в качестве трофея, а обезболивающим после столь деликатной операции станет моча. Людей не долюбливает от слова совсем. Порой предпочитает коротать время за мыслью, насколько дешево можно изничтожить десяток, а лучше больше, этих предвзятых и совершено не приспособленных к общению и нормальной расстановке приоритетов паразитов.
Жизнь в достатке научила не отказываться от знаний и возможностей. Увы, это касается чаще всего книг и молчаливых созданий, вроде всякой животины, которая выглядит намного умнее некоторых знакомых её родителей. Но именно книги подпитывали её любопытство и желание отправиться в море, чтобы услышать шепот природы, которая явно пожалела, создав человечество с их гадостями. Ларэна даже как-то планировала остаться в море совсем, чтобы избавиться от многих скверных кличек, что тянулось за ней целой вереницей. Увы, наша девчонка так же любит отыгрывать роль примерной дочери, заинтересованной в том, чтобы продолжать держать порт этого гнилого городка.
Но ничто не способно выдавить из неё въевшиеся умения держать лицо, показывать свою верность. А вообще быть самым милейшим созданием с тростью. Она улыбнется вам почти искренне, услужливо покажет дорогу, подскажет время и обсудит последние новости. Что же из этого правда, а что простое притворство, узнает только другой притворщик, что заметит те характерные нотки фальши в голосе и взглядах.
Ларэна так же является той, кто будет и станет разбираться в сути вещей. Если для этого понадобиться вскрыть могилы, вскрыть черепа и прочесть вещи совсем запретные для девушек, она это сделает. Так или иначе, но она это сделает. Ни один запрет или замок её не остановит. Это можно назвать целеустремленностью, но глупые люди зовут это безумием и жадностью.   

Биография:
Дочурка, которую так жаждали родители. Надежда семьи и продолжательница их тяжелого дела. Опора матери и верный слушатель отца. Крошка Ларэна должна была стать сокровищем, которое приведет портовый городок к процветанию. Потому и вкладывались в это сокровище так, чтобы в будущем получить как можно больше прибыли. До того славного момента, пока девушка не узнала о своей участи, она мило улыбалась, играла в куколки и училась читать, писать и считать. Добрые мама с папой звонкой монетой оплачивали собственный провал, воспитывая в Ларэне поистине безжалостное любопытство. Обычные сказки уже не привлекали детский ум. Она жаждала… Нет, требовала, чтобы ей открыли образ мира за границами сказочных историй. Эх, ну как же отказывать ребёнку, если та взамен была такой послушной и милой? Хотя та став немного старше попросила у родителей оплатить ей наставника. Но наставник тот должен был научить пользоваться её копьем. Что-то было в этом оружии прекрасное и утонченное.
И всё было прекрасно. Девчушка росла образованной леди, способной одной улыбкой покорить мужчину. Прекрасна, мила и обходительна. Увы, дева совсем не умела разговаривать с другими вне светской беседы. Ларэна позволяла себе быть грубой и любила плюнуть словесным ядом в чужое ухо, уверенная, что в случае чего она сумеет за себя постоять. Но одно дело, когда ты борешься с учителем, а другое, когда народ улиц решает показать клыки. Удивленные, что кровь у нашей дамочки всё же красная, они хотели и желали измываться над ней до тех пор, пока та не сдохнет в собственной блевотине и крови. Но почему-то кроме драки ничего не произошло. И было бы это замечательно и вернулась бы дочурка держателей порта к привычной жизни. Но только осталась она хромой, так что о тренировках пришлось забыть. Верной подругой стала длинная деревянная трость. А в душе… А в душе начали прорастать семена злобы. Ненависть до сих пор клубиться в ней, но это не мешает быть ей всё такой же отвратительной и немножечко кровожадной. Этому способствовали жуткие истории о том, как люди, что связались с Хромоножкой, лишались лиц под стук деревянной трости. Что же из этого правда, а что вымысел простой? Ларэна не решила, зато обратила взор свой к природе, где в тиши можно было на секунду забыть кто ты есть и скрыться от тех кто покалечил, но не сгубил.

Отредактировано Эмерис (31 Мар 2018 16:01:14)

+5

6

Имя:

Хирса́ль | Хирс | Гарпунер (как он сам себя называет в мыслях)

Раса, возраст, ориентация:

Человек, обращённый в сирену Рио. Ныне один из морского народа | 24 года | Гетеро

Внешность:

Родившись в человеческой семье, был обычным парнем с средней, непримечательной внешностью. Своих прежних черт он и сам уже не вспомнит. Когда Отец позвал Хирсаля с собой, его облик значительно изменился. В нём всё ещё угадываются людские черты, но общего осталось немного. Разве что верхняя половина тела в общем походит на прежнюю, но заметно отличается в деталях. Руки обзавелись отростками-плавниками на предплечьях, плавательными перепонками меж пальцев и цепкими когтями. Телосложение стало более жилистым. Кожа местами покрылась рыбьей чешуей и приобрела синевато-зелёный оттенок. Прежде серые глаза потеряли сходство с человечьими, став сплошь бирюзовыми с маленькими вертикальными зрачками. Вместо носа теперь два узких отверстия. Губы разъехались в стороны, обнажив острые треугольные зубы, коих стало значительно больше. Гладкий лоб пошёл буграми, напоминающими придонные скалы. По обеим сторонам головы расправились костистые отростки с натянутой меж ними мембраной - точь-в-точь плавники. Длинные волосы стали походить на водоросли. На шее прорезались жаберные щели. У основания шеи вздыбился почти акулий плавник, а вдоль хребта протянулся плавник вуалевый. Наконец, ноги превратились в длинный и сильный рыбий хвост, с парой боковых плавников.

Таково общее строение тела

http://s4.uploads.ru/63QrX.jpg

Примерно так выглядит окрас покровов и руки

http://sh.uploads.ru/oapiF.jpg

Характер:

Непреложная и самоотверженная преданность народу глубин в целом и ветви Диодан в частности - вот что движет Хирсалем и наполняет его естество смыслом. Слепая приверженность культу, взращённая в нём обращёнными жителями родной деревни, граничит с больным фанатизмом. Но Хирс совсем не считает, что он слеп в своём преклонении пред Отцом Дагоном, Матерью Гидрой и Синим Змеем. Как раз напротив - ему дано узреть истину. А истина несомненно в том, что нет существ совершенней и прекрасней глубоководных. И если бы Морскому Дьяволу была нужна его кровь, Хирсаль непременно отдал бы её всю без остатка, всего себя с ликованием принёс бы в жертву во славу сил могучих и древних. Но благосклонностью господина ему была дарована иная судьба, и он принял её как высшее благо.
От прежнего человека, чьё имя кануло в небытие, ничего и не осталось, кроме того, что с рождения ему нашёптывали волны. Обращённый, он впитал всю ненависть и презрение к людям. Расправляться с двуногими ему доставляет не меньшее удовольствие, чем урождённым глубоководным. От них он перенял и многие другие черты. Хитрость, изворотливость, умение лгать. Он учится искусству обмана и делает успехи, ведь его окружают непревзойдённые мастера притворства и манипуляции. Он наблюдает за лучшими из лучших, внимает и запоминает. И даже не для того, чтобы подняться в глазах обретённых сородичей. Да, в глубине души он горд возвыситься над людьми и стать совершеннее. Приняв объятия океана, он не подвергает сомнению, что стал несравнимо лучше, чем любая из сухопутных тварей, но в нём нет и толики самодовольства и претенциозности перед жителями моря. Более того, Хирсаль даже помыслить не может о том, чтобы сравнивать себя с сиренами. Он помнит о своём происхождении и принимает его как данность, а своё перерождение - как высшее счастье. Ему дано то, чего не засуживает ни один человечишка, разве в праве он требовать большего? Его служение идеалам культа не путь самоутверждения и возвышения. Это путь жертвенного претворения в жизнь главной цели - истребления недостойных. Только затем обращённый и совершенствуется, чтобы приблизить тот заветный день, когда глубинные обретут истинное господство.
В отношении людей Хирсаль способен на любую мерзость и жестокость. С сородичами всё, конечно, по-другому. С ними он благожелателен и в какой-то мере услужлив, никогда не позволит себе лишнего, к родовитым и именитым представителям испытывает и вовсе величайшее почтение. Впрочем, оно не выражается в раболепии. Лучше принести пользу делом. Никогда не солжёт и не причинит вреда представителю морского народа. Исключением может стать только прямой приказ Морского Дьявола, его дочери Аделаиды или непосредственная  угроза жизни члену семьи Диодан.

Биография:

Он был рождён в маленькой рыбацкой деревушке, расположившейся на мысе, отдалённой и почти забытой людьми с материка. Жителям это было по нутру. Им не нужны были чужаки с большой земли. У них было море, морской владыка благоволил им, и в его честь люди проводили обряды, ему поклонялись, его славили. Культ завладел их умами и душами. В одном из домов на окраине и началась история будущего обращённого. Не так уж важно, кем были те люди, что дали ему жизнь. Есть только один Отец. С раннего детства парень впитал в себя заветы океана. Мальчиком он играл на берегу, с неподдельным детским восторгом принимая дары моря, плату за которые он был не в силах осознать. С безграничным обожанием и почтением вглядывался в пучину горьких вод. Рос, креп телом, и крепло в нём преклонение пред совершенными. Участие в ритуалах и превознесение стали смыслом существования. Мысль о том, что он среди прочих жителей селения одарен небывалой милостью безупречного народа, вселяла в него радость и суеверный трепет.
Со временем все стали меняться. Зов моря становился всё громче, всё настойчивей, всё требовательней. Последний заезжий путник в ужасе бежал, когда увидел, какими сделал жителей деревушки этот зов. Пытался бежать. Он, как и прочие, был принесён в дар океану.
А затем шёпот солёных волн просочился в душу, призвал к себе. О, это было величайшее благословение - сам Морской Дьявол, сын Дагона снизошёл и подарил жизнь среди прекраснейших этого мира и новое имя. Старое было забыто, а бренное земное существование слилось в памяти в сплошное смутное пятно. Хирсаль оставил прошлое в прошлом без сожалений, ведь ему отныне было дано быть кем-то неизмеримо большим, чем недостойное двуногое, пусть и не стать равным рождённым в море. Он был благодарен. Разве не милостив господин? Разве не высшее благо - оказаться подле его дочери, Жемчужины морей?

Способности:

• Благословлённый Древним, обрёл обещанное служителям культа бессмертие в неспособности умереть от старости.
• Будучи обращённым, приспособлен к жизни в воде. Наделён острыми когтями и зубами. Обоняние приблизилось к акульему, отлично чует кровь.  Имеет боковую линию, как у рыб. Кроме того, физически сильнее, быстрее и ловчее человека. В водной стихии, разумеется.
• Наловчился управляться с зазубренными копьями и гарпунами. Последние особенно любит, про себя называясь Гарпунером - не имея возможности расправляться с людьми при помощи чар, испытывает особое удовольствие, применяя против них их же орудия.
• Потенциально способен развить способности к очаровыванию взглядом и голосом, но для их проявления на текущий момент прожил слишком мало в качестве обращённого.[status]Я слышу шёпот горьких волн[/status][icon]http://s5.uploads.ru/w5B1S.png[/icon][nick]Хирсаль[/nick][titul]Обращённый
Верный спутник Жемчужины[/titul][sign]http://sd.uploads.ru/Iu1wB.png[/sign]

Отредактировано Рэндом (30 Мар 2018 00:27:06)

+5

7

[titul]Всадник Глубин и
Хранитель Чад Дагона[/titul][status]Защита и Возмездие[/status][nick]Вергельтунг[/nick][icon]https://sun1-12.userapi.com/c831409/v831409262/c3219/vmKFuokFRIE.jpg[/icon][sign]Блаженны верующие, ибо воздастся им за их веру их
http://sh.uploads.ru/eE1rJ.png
[/sign]
Имя:
Вергельтунг
Прозвища: Всадник Глубин, Хранитель Чад Дагона, Страж.
Косатку-мутанта зовут Швертваль. Прозвища: Гончая Морей, Косат.

Раса, возраст и ориентация:
Всадник - глубоководный, 123 года. Бисексуален, но завести семью сможет только с противоположным полом.
Зверь - мутант, 131 год, гетеросексуален.

Внешность:

Всадник Глубин

Имеет и человеческие легкие, и жабры на шее, защищенные костяными пластинами.
http://sa.uploads.ru/t/n0Yyd.jpg

Гончая Морей

Рост в холке - 4 метра, длина от кончика морды до кончика хвоста - 9 метров.
http://sa.uploads.ru/t/tiHch.jpg

Характер:
- Не особо говорлив.
- Ненавидит наземную жизнь.
- Искренне переживает за каждое Чадо Дагона.
- Вгрызется в глотку любой угрозе морскому народу.
- Считает человеческое мясо очень вкусным.
- Единственное существо, которое дороже жизни - Швертваль.
- Ярый верующий.
- Уважает Рио и его детей.
- Равнодушен к другим обращенным до того момента, пока им не грозит опасность.
- Любит топить корабли, эти инструменты непростительного святотатства со стороны людей.

Биография:
Изначально Вергельнунг был человеком, самым обычным парнем, родившимся в самой обычной рыбацкой деревушке в самой обычной Ирландии. И было бы все таким же самым обычным, если бы не одно но: в деревне уже достаточно давно исповедовали культ Дагона.
Звали будущего обращенного как-то иначе, - он и сам уже не помнит, как, - и был он старшим сыном в семье да самым рьяным последователем нового бога, чем и радовал, и пугал односельчан. В конце концов именно этот факт и сыграл решающую роль в жизни едва перевалившего за второй десяток лет парня.
В какой-то момент случилось нечто совершенно непонятное, что до сих пор остается загадкой для Вергельтунга. Но оно случилось: жители ослабели в вере. Хотя, быть может, это была исключительно точка зрения парня, который, с головой окунувшись в набатом отзывающуюся в его душе религию, не замечал, что влияние культа на умы деревенских жителей становилось все слабее и слабее. В конце концов это вылилось в ужасное святотатство - односельчане отказались приносить в жертву Дагону людей.
Вместо этого несколько рыбаков, пробыв в море добрый месяц, смогли выловить нечто большее по размерам и меньшее по ценности для Отца - касатку. Вергельтунг пустил в ход все свое красноречие, чтобы убедить жителей не совершать богохульства и не оскорблять бога жертвой, принесенной из его же мира, но люди были глухи к его словам. И тогда юноша схватился за нож.
Он убил троих, еще двух ранил, но превосходившие его числом крепкие деревенские рыбаки быстро скрутили его, как преступника. Множество ударов обрушилось на тело верного культиста, и многие из них были нанесены тем же самым ножом, что пролил кровь неверных Дагону. Полумертвого паренька выкинули в бухту неподалеку в надежде на то, что рыбы полакомятся его трупом, а затем туда отправилась и туша распоротой и выпотрошенной касатки, чьи внутренности и принесли в жертву, надеясь, что количество заменит качество.
Но их надеждам не суждено было сбыться. Отец Дагон любит верных Ему, а предателей карает самым жестоким образом. На почти мертвые тела юноши и морсокого млекопитающего сошло благословение Отца... и деревня утонула в крови.
Вергельтунг обратился и взял себе это имя. Обратилась и касатка, превратившись в монстра невиданной силы, и они оба оказались связаны одной целью - уничтожать угрозу религии и Чадам Отца. Ведомые ненавистью и чувством голода, наутро они вернулись в деревню Всадником и Гончей, чтобы наказать неверных за святотатство. Лапы их ломали кости, зубы их вгрызались в плоть - для Вергельтунга и Швертваля это был самый роскошный пир за все их человеческую и касатковую жизни. Они убили и сожрали всех до единого, разрушили каждый дом, после чего скрылись в пучинах моря, продолжив следовать своей миссии Хранителей, спустя пару десятилетий присоединившись к семейству Рио, одного из Первородных.

Способности:
Вергельтунг:
- Бессмертие - даровано Дагоном при обращении, подразумевает невозможность умереть от старости или болезни. Тем не менее, остается уязвим для насильственного умерщвления.
- Устрашение - один внешний вид Вергельтунга ввергает смертных в необъяснимый и всепоглощающий ужас, делая беспомощным или заставляя бежать, спасая жизнь. Для противостояния эффекту человек должен иметь просто поразительную силу воли.
- Связь Всадника с Гончей - телепатическая неразрывная связь между Вергельтунгом и Швертвалем, позволяющая им действовать как единое целое. Страж способен мысленно управлять зверем, ощущать его органами чувств, вплоть до восприятия физической боли Гончей.
Швертваль:
- Бессмертие - даровано Дагоном при обращении, подразумевает невозможность умереть от старости или болезни. Тем не менее, остается уязвим для насильственного умерщвления.
- Устрашение - один внешний вид Швертваля ввергает смертных в необъяснимый и всепоглощающий ужас, делая беспомощным или заставляя бежать, спасая жизнь. Для противостояния эффекту человек должен иметь просто поразительную силу воли.
- Связь Гончей со Всадником - телепатическая неразрывная связь между Швертвалем Вергельтунгом, позволяющая им действовать как единое целое. Косат прекрасно понимает и в точности исполняет мысленные приказы Стража, ощущает его настроение и физическую боль, а так же способен к ограниченному общению посредством образов.
- Древнее Злато - в плечи передних лап Швертваля и в его грудь вживлены золотые гвозди-артефакты, подаренные Вергельтунгу самим Рио и накладывающие на Гончую три зачарования: золото на правой руке позволяет зверю плавать со скоростью Глубоководных и даже быстрее, золото на левой руке позволяет зверю без проблем дышать за пределами водного пространства, а золото на груди защищает всех Глубоководных в радиусе двадцати (20) метров от дистанционных атак - ни гарпун, ни пуля, ни ядро из пушки не достигнет Чада Дагона, оклолнившись со своей изначальной траектории.

Отредактировано Вутарцт Амберхаут (12 Апр 2018 21:56:49)

+2

8

[status]La Muerte Cantando[/status][icon]https://d.radikal.ru/d33/1803/88/74c281d0a4dc.png[/icon][nick]Анакето[/nick][sign]
No lamento nada. No tengo miedo de nada.[/sign][titul]Потерянное дитя [/titul]21 ноября 1869 г.
НА ПОБЕРЕЖЬЯ НОРВЕГИИ НАДВИГАЕТСЯ ШТОРМ
https://a.radikal.ru/a01/1803/2e/b049932bbf83.pngНОРВЕЖСКОЕ МОРЕ
КИТОБОЙНЫЙ ФЛОТ ДЕРЖИТ КУРС НА БУХТУ ХАММЕРФЕСТА

[h1]" ОХОТА НА КИТОБОЕВ "[/h1]

МУЗЫКАЛЬНАЯ ТЕМА

- Ты в своем уме? Мы потеряли девять человек, еще шестеро лежит на нижней палубе с разной степенью увечий. Почему не убить эту проклятую суку? - раздался отчетливый голос неподалеку, по его взволнованному и слегка приглушенному звучанию можно было догадаться, что говорящий придерживается безопасной дистанции.
- Кхм. Ты должно быть плохо себе представляешь ценность нашего улова, - хриплый баритон прозвучал куда ближе. Заслышав его, в порыве бессильной ярости, Кето ударила хвостом по палубе, но в ответ получила лишь сдавленный смешок.
- Позволь рассказать тебе историю. Много лет назад одно из первых суден флибустьеров, ограбивших небезызвестный испанский галеон, решило затаиться в тихих заводях Бермудских островов, пока не стихнет первая буря и Корона не потеряет бдительность. Но в поисках логова, пираты потревожили сон чего-то куда более страшного, чем флот испанского королевства. Не успело судно пришвартоваться, как на острова опустился густой туман и в этом тумане экипаж услышал голоса. Чарующая музыка манила их вдоль берегов прямиком на острые рифы. Выжил лишь один матрос и тот потерял рассудок задолго до того, как его нашли. Он утверждал, что в своих поисках они потревожили la muerte marìtima que cantaba*. Никто не придал значения лепету безумца, но очень скоро его слова напомнили о себе целой серией необъяснимых катастроф и страшных смертей. С тех пор мой народ зовет ее La Muerte Cantando и она - самая желанная добыча последних трех столетий, - он обошел сирену сзади, продолжая говорить. Что-то металлическое ударилось о пол, царапая доски в след хромой поступи.
- Эта, выражаясь твоими словами, проклятая сука, несколько веков была занозой в заднице всего Атлантического сообщения. Она погубила тысячи бесчестных ублюдков и хороших парней и уж поверь мне, Грег, их смерти не были быстрыми и безболезненными, - матрос сплюнул себе под ноги. - Ее смерть тоже не будет такой.
Анакето до боли стиснула челюсти. Ее глаза были завязаны, рот заткнут окровавленной тряпкой, а руки - вывернуты и связаны стальной проволокой за спиной. Сирена едва чувствовала запястья, за которые была подвешена над палубой, но продолжала хлестать плавником по деревянному корпусу судна, скорее причиняя вред себе самой, чем кому-то еще. Старик все больше ухмылялся, издавая клокочущие гортанные звуки, с горем-напополам походящие за смех. Затем он притих и вновь продолжил, теперь слишком близко - почти у самого уха.
- ¿Te da miedo estar sola conmigo, La Muerte Cantando? Claro, querida, ten miedo. Ten miedo...** - Кето попыталась боднуть старого матроса головой, но не-то он ловко увернулся, не-то стоял вне досягаемости. Силы ушли впустую, как и любые попытки высвободиться из ловушки за последние несколько часов.
- El destino me dio la oportunidad de vengarme,*** - живота в районе ребер коснулось что-то холодное и острое. Анакето глубоко вдохнула, чувствуя, как по телу неистовым табуном пробежала мелкая дрожь. Первое прикосновение слишком стремительно сменилось болью, и боль усиливалась. Медленно, легко поддаваясь напору, ребристое лезвие гарпуна вонзалось в плоть, продвигаясь аккурат под ребрами, не затрагивая жизненно важных органов, но причиняя невыносимую, ни с чем несравнимую боль.
В какой-то момент в качестве самоиронии, Кето послала мирозданию мысль, что хорошо, что кляп с остатками чьих-то пальцев не позволял ей уронить достоинство, помогая сохранить крупицы гордости в молчании. Однако лицо все равно исказила гримаса боли, а руки до побеления сжали крюк, к которому глубоководная была подвешена.
Русалка судорожно втянула воздух и так же прерывисто выдохнула его, вздрагивая всем телом. Если бы она могла, то уничтожила бы всех здесь. Если бы могла, разорвала бы каждого на куски. Но она не могла. Собратья бросили ее, не на кого было положиться, не откуда ждать помощи...
- Шторм надвигается. Нужно подготовить судно, - раздалось где-то позади. Спасительные слова, которые в этот самый момент сулили отсрочку для боли и пыток. Часы забвения в объятиях родной стихии. Кто знает, быть может это последняя их встреча. Старик так же медленно и неторопливо извлек лезвие гарпуна, недовольно щелкнув языком, а затем прихлопнул свою добычу ладонью по спине.
- Не скучай. Я скоро вернусь.

* Смерть морскую, которая пела.
** Ты боишься оставаться со мной наедине, Поющая Смерть? Правильно, милая, бойся. Бойся.
*** Судьба предоставила мне шанс отомстить
.

+5

9

Шторм… кто-то из людей верил, что те, кто нарушает морские заповеди, злит море и навлекает на себя и других мореплавателей беду. Кто-то верил только в природную суть вещей. И лишь немногие осмеливались говорить вслух о том, что люди выступают против Богов. Древнейших в своём роде, населявших разные планеты этой (и не только) галактики ещё задолго до тех времён, которые люди приняли считать Началом. Эти неизвестные дали времени и пространства, куда не могут заглянуть смертные, таят в себе искромётный ужас: Богов, существ, созданий и явления, которые человеческий разум не способен постичь. И поэтому те, кто становится на путь познания неведомого, в конце концов сходят с ума. Эти знания, не способные уместиться в их сознании, рвут его на части самым жестоким и изощрённым образом.
Шторм… не многие сейчас упомянут о Глубоководном Царе, Отце всех морских и прочих тварей — от самых ужасных до невероятно прекрасных. Мода на такие сказки не то, чтобы вышла… она даже и не начиналась. Те, кто действительно верили в это, состояли в сектах и культах, в которые нельзя было просто так попасть и что-то выведать. Попав туда, ты не возвращался. А те, кто не состоял, но что-то знал, для мира цивилизованного оставались конченными психами, чьи слова воспринимаются как исключительный бред.
Сами посудите. Древние. Неведомые существа, чьи тела и строения иногда настолько нарушают привычные нам реалии пространства, что выходят за его пределы, ломая любые законы о трёхмерности. Народы, способные на своих крыльях перелетать космос и самостоятельно перемещаться с одной планеты на другую. Расы, умеющие возводить сюрреалистические города одной только силой мысли. И эти… Глубоководные. Старики, выжившие из ума, хрипло и тихо говорили о том, что целые деревни, именуемые сейчас призрачными, уходили под воду. Люди молились совершенно невообразимым Богам, приносили человеческие жертвы, а потом просто уходили в море. Не на кораблях или лодках. Заходили в воду и исчезали там навсегда. Толпами. Кто верит во всё это, да…?

[h1]ОХОТА НА КИТОБОЕВ[/h1]

На одном из выпирающих из воды камней сидело две фигуры. Издали они смахивали на людей и особо ничем не выделялись, если при приближении отсветы блестящей чешуи не ударят по глазам. А сами вы не почувствуете какую-то странную и лёгкую тягу. И вместе с тем тоску. Но вокруг не было людей или кораблей. Даже птицы предпочитали сейчас не летать над этими двумя. Внизу — под ними, под водой — бурлила морская жизнь. Где-то там, разрезая водное пространство своим телом, кружил Хирсаль. Неподалёку было ещё одно чудо Божественного влияния, при виде которого простые смертные теряли дар речи — Вергельтунг и Швертваль. Опора, сила и показатель того, как человеческая глупость и попытки обмануть Отца могут обернуться против них страшным возмездием. А на самой скале, выступающей вверх, оставались Глава семейства и его старшая и любимейшая дочь. Прекраснейшая из рода. И подающая большие надежды.
Сегодня Рио (одно из имён, которое он взял себе на рубеже 1600 годов) вернулся из прибрежного города Хаммерфеста, куда отправлялся в одиночестве, чтобы… хм… разведать обстановку. Попробовать на первый укус. Возможно и вероятнее всего, что эта точка станет следующей, которую нынешняя семья уведёт с собой на тот свет. Тёмный и полный страданий или же вечный и преисполненный блаженства — зависит от того, кто из людей согласится вверить свою душу новому Богу, отказавшись от своего.
Зачем вам Бог, который вас не слышит?
Морской Дьявол уже нацелился на портовый городок, а остатки этого дня решил посвятить обучению Аделаилы. По человеческим меркам она была взрослой, но по меркам Глубоководных сущим ребёнком, которому предстояло ещё много узнать и освоить. Диодан рассказывал ей о силе голоса сирен и о том, как при помощи звуков и слов можно управлять подвластными тебе силами. Сейчас стихийные влияния давались Дели с натягом. Зато в деле очарования она преуспевала. Запев, Жемчужина могла заставить слышащих её людей оцепенеть, преисполниться страхом или же влечением, забыть о том, как двигаться и сделать их лёгкой добычей. А увидавшие её красоту теряли последние остатки самообладания. Мягкое движение золотого хвоста, лёгкое прикосновение руки, тихий шёпот мягких и влажных губ, томный взгляд из-под ресниц… Аделаила познавала все стороны возможностей, которые были ей даны и открыты.
Змей отвлёкся, когда заметил на горизонте корабли, державшие курс на Хаммерфест. И остановил свой рассказ, повернув голову в ту сторону. Тонкие брови нахмурились, а губы чуть поджались. Для владыки морей это было сродни назойливой мухи, влетевшей в твои покои. Жалкого, увёртливого насекомого, действующего на нервы. Не достойного ничего большего, чем смерть. Причём сначала… оторвать по одной лапке. По крылу. И только потом, выколов иголочкой глаза, раздавить.
Конечно, Рио не знал, какой улов находится на борту одного из суден. Не просто рыба или, может, сокровища со дна морей, которые НЕ ПРИНАДЛЕЖАТ вам, люди! А нечто куда более интересное. И куда менее простительное.
Как будто Диодан вообще имел склонность кого-то… ха-ха… прощать.
Он протянул руку в сторону, не отрывая взгляда от кораблей, и коснулся пальцами головы дочери. Мягко, почти невесомо проведя по волосам. С такой лёгкостью и заботой, с какой целует в шею тёплый бриз.
- Милая… - негромко начал он.
- Нам выпала возможность порепетировать. Я покажу тебе, как стихия подчиняется голосу Древних и их потомков. А после… я хочу услышать твой голос. Спой нашим гостям, - опустив руку, Диодан упёрся ладонью во влажный камень и чуть подтянулся вверх, выглядывая выше.
Эти корабли не дойдут до берега…
Голос, зазвучавший над водой, не был похож на человеческий. В нём как будто слышалось несколько голосов на разный лад, вместе рождавших жуткое, но завораживающее песнопение из невнятных и непонятных слов. А были ли там на самом деле слова? Либо это была лишь иллюзия звуков. Тягучий и давящий, он заставлял тучи собираться вместе и клубиться, заволакивая небо чёрным. Это произошло именно в тот момент, когда люди на корабле заметили, что надвигается шторм. Да… сначала так и казалось. Если не брать во внимание то, как быстро небо потемнело, как скоро поднялся ветер, волнуя водную гладь и заставляя ту нервно подрагивать, мандражировать и постепенно раскачивать корабль. Влево. Вправо. Порыв ветра забивается в парус и дёргает судно назад — дальше от ещё не видной отсюда земли. Голос сирены сливается с шумом ветра и грохотом воды и неба, бьющихся друг о друга. Как будто каждый из них пытался вытеснить другого. А между всем этим делом находились несчастные судёнышки сдавливаемые с двух сторон неестественно быстро обозлившейся стихией.
Ветер трепал бирюзовые волосы Глубоководного, они липли к обнажённым плечам, груди и торсу. Дочь должна была послушать, запоминая мотивы и звуки, исходившие как будто и не из глотки, а производимые всем телом, всем естеством. Пройдёт много времени, прежде чем она научится так хорошо контролировать шторм, но она обязательно выучит этот зов гибели. И будет застывать на камнях подобно золотой статуей — символу их господства, погружая на дно корабли своим голосом.
Песня затихла, но её мотив, заложенный в саму суть стихийного бедствия, остался греметь в грозовых облаках. Отец обернулся на дочь, улыбнувшись со смесью ласки и кровожадности. Его лицо, бледное и иногда казавшееся застывшим, смотрелось жутким и неживым, точно фарфоровым. Средоточием ужаса и его родителем. Но только не для родной кровинки.
Змей коротко кивнул Адель на воду, пропуская её вперёд и давая ей право первой отправиться на концерт в вип-ложу. И первой, коронной актрисой, выйти на сцену, явив всю свою прелесть публике. Вперёд, золото моё.
И сам Диодан нырнул, скрываясь в воде. Как будто даже почерневшей. Он быстро проплыл мимо Хирсаля, махнув хвостом в сторону своей дочери.
- Сопроводи её, - произнёс он.
Голос морского народа под водой, да и на суше, звучал как бульканье, клёкот, рычание, скрип и хрип, местами похожий на трескотню дельфинов, вой китов и другие гулкие звуки, издаваемые водными жителями. Но они друг друга, разумеется, понимали. Все они могли выражаться на человеческом языке. Каждый обращённый зачастую помнил свой родной язык, того места, где вырос. Древние же и их дети наследовали память о всех человеческих языках.
Удар хвоста по воде — Рио спустился глубже, туда, где находился Вергельтунг и Швертваль с дарованной ему чудесным образом вечностью, на которую прочая морская живность могла не рассчитывать. Вот уж везучий парень…. Хмм. То есть касатка, разумеется.
- Вергельтунг, - проскрежетал Диодан, заворачивая на обратный курс и одаривая того мимолётной отеческой и вместе с тем плотоядной улыбкой. - Не скучай, мой одинокий друг, у нас появилось дело.
Он повернул перед Стражем, уплывая вперёд.
- Ты со мной...
Буря началась.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+5

10

20 ноября 1869 г.
БУХТА ХАММЕРФЕСТ
ОКРАИНА ГОРОДА
http://s4.uploads.ru/Kw5L3.pngБЛИЗИТСЯ ВЕЧЕР
СОЛНЦЕ САДИТСЯ, НО ГОРОД ПРОДОЛЖАЕТ БОДРСТВОВАТЬ

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Ммм… Хаммерфест. Заманчивый город, полный самых разнообразных людей. По большей степени пустых и неинтересных, увлечённых своим смертным существованием, не готовых и не способных открыть разум для чего-то большего. Запах рыбы в порту, влажный воздух, суета и толкотня на узких улочках, шумные рынки, покатые крыши. Рио всё это любил очень своеобразной любовью. Той, с которой можно любить изысканное блюдо. Или какое-нибудь… домашнее, своё, семейное. Которое из раза в раз подаётся в определённом виде и никогда не надоедает.
Сколько же он сменил веков и имён, пока города меняли свой облик, а люди… люди меняли стиль жизни, но не менялись сами. Уничтожая друг друга и мир вокруг, они считали, что являются хозяевами этой планеты. Самые разумные. Самые сильные. Самые продвинутые. Знали бы они, что всё то, что они считали своими достижениями, не более, чем пыль в бесконечности космоса. Звёздная пыль, оседающая песком на дно морей и океанов. Ничто. Пустышка в сравнении с истинным величием и познанием.
Отсюда было интересно наблюдать за морем, зная, что оно таит в себе. Это как… как для людей увидеть свой дом с высоты птичьего полёта, наверное. Взглянуть на что-то немного под другим ракурсом. Что ж… отсюда  море выглядело всё так же величественно и маняще.
Когда Рио выходил на сушу, чтобы «поприветствовать» тех, кого уже мысленно отметил чёрной меткой, он любил общаться с жителями. Не со всеми, лишь с некоторыми, кто привлекал его внимание. Если такие вообще находились. Вопреки своему статусу, Диодан оставался социальным. Он, кроме того, не разбрасывался во все стороны стереотипным пафосом и карикатурной гордостью, не говорил часами нудно-возвышенно и не старался носом проколоть небо, лишь бы продемонстрировать лишний раз, кто он такой, хотя по случаю и в подходящий момент не стеснялся напомнить о своём происхождении. Не держал осанку и не вымерял свои шаги и движения, он оставался для многих своего рода Господином, но являл собой черты иные, не свойственные привычному человеческому пониманию. Ещё бы… ведь он не был человеком.
Да, он оставался самовлюблённым властителем, жестоким, с большими планами и огромным самомнением, но в нём не было тошнотворной аристократичности, хотя внешность и давала какие-то намёки на «голубую кровь». Только эта «голубая кровь» шла от совсем другого… царства.
Рио сидел на выступе холма, который располагался на границе города и возвышался над водой. Здесь не было никого. Внизу и в стороне слышалось копошение людей, занятых своими делами. Близился вечер. И солнце во всей своей мнимой неповторимости постепенно скатывалось за горизонт, где, как его казалось, поглощало море.
Диодан выглядел как юноша лет двадцати пяти. Определённо приезжий и, возможно (только по задумкам впечатлительных людей), принадлежавший к какому-нибудь знатному роду. Ведь такое лицо, такие ухоженные руки, мягкая кожа… у рабочего народа всего этого быть не может. А цвет волос… нечто такое могли в человеческом мире позволить себе только обеспеченные граждане, да ещё и достаточно независимые, чтобы тебя не начали поносить со всех сторон. Одежда? Хм…  Белая свободная рубашка с завязками на волнистых рукавах, глубокий вырез, частично обнажающий бледную грудь, плотные чёрные штаны с повязкой на бёдрах по типу шарфа. Обуви не было. У Рио и без этого были сложности с передвижением на двух ногах. Несмотря на свой возраст, он настолько редко практиковал ходьбу и так сильно её не любил, что иногда натурально походил на хромого. Зачем осложнять себя и стеснять дополнительно? Тем более, погода была тёплая и свежая. Вполне подходит для того, чтобы посидеть на траве, половиной сознания углубившись в процесс лицезрения заката, а второй поглядывая в какую-нибудь книгу.
Кстати о ней. Она выглядела необычно даже для того, кто не был искушён литературой. А те, кто увлекался древними фолиантами, уже с первого взгляда могли сказать, что эта рукопись была не только древней, но и явно недоступной для чтения через обычные библиотеки. И едва ли… музеи. Другие источники, не почитаемые среди масс, упоминать и предлагать не станем. Что именно содержалось в этой книге — загадка. Но одно можно было сказать точно — таких если не одна на целый свет, то точно небольшое количество.
В один момент таинственный городу юноша закрыл книгу и отложил её в сторону — немного позади себя, на землю, полностью приковав своё внимание к горизонту.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+5

11

[titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul][nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign]
[h1]"ПОДХОДИ БЛИЖЕ"[/h1]
Своя кровь, вот что стоит защищать от посягательств. Требовалось извернуться любым способом, чтобы наказать обидчика, который смог навредить самому дорогому, что по сути своей являлось твоей частью. Ларэна не поддерживала это утверждение чуть более чем полностью. Это при живых-то родителях, коим она была благодарна за собственное рождение, и последующие возможности вырасти той, кто она есть сейчас. Вот только роль определили ей столь неблагозвучную и никак не прельщающую, что от того частенько сводило зубы. Она – гордая, симпатичная лицом и телом, владелица нежного голоса. Всё чем она является, оказалось просто инструментом, ресурсом, который следовало положить на алтарь труда и успеха сомнительного финансового плана. Глупость построенная на глупости и недальновидности. Плевать, что так было принято. Ларэна не хотела этого для себя и она сделает всё, чтобы разорвать столь порочный круг. Но любые попытки так сделать, заставляли сомневаться в искренности чувств любого, кто приближался к ней на расстоянии выстрела. Более того все хитрые планы и попытки быть кем-то другим, заставляли сомневаться в первую очередь в себе и в собственной разумности.
Хватит. Опостылело. Нужен был воздух. Такой, что не полнится запахом дешевого пива и табака, туда, откуда не пахнет китовой кровью, нужно место, где не был слышен и шаг человеческий.  Нечто ещё не тронутое рукой паразита, что пиявкой вгрызается во всё, что может испортить своими зубами.
Жаль, как бы Ларэна не пыталась, она не могла спокойно пройти по улочкам Хаммерфеста. Собственно она никогда и не пряталась. Она не скрывала свои яркие локоны плащом, она не жалась по улочкам, стремясь молнией покинуть город. Нет, привычны тропы те были и пускай не так быстр шаг её, она успешно покидала этот склизкий мирок тех, кто не готов проявить смелость в изучении этого мира. Вот она граница города. До неё почти рукой подать. Не стоит правда думать, что девушка ходила везде одна. Рядом с ней медленно вышагивал чёрный и косматый пёс, разглядывая мир своими жёлтыми глазами. Сложно было сказать, какой он был породы, ведь он ни разу не походил на тех вылизанных и милых собачонок, которые полагались по статусу тем, кто был побогаче. Нет, такие, как сопровождает Ларэну, обычно прислуживают на кладбищах, сторожа сон уже покинувших этот мир и служащих иногда материалом для чьих-то измывательств. Но да не будем опускаться в подробности всяких хобби дочери держателей порта. Наша душа стремиться к отдыху. Ведь в вылазках на природу Хромоножка старалась унять собственную ярость и направить столь неуёмную энергию на мысли более полезные, чем простое поливание всё собственным ядом. Забавно, как долго тлеет огонь обиды в её душе. Уж три года прошло, как она узнала о собственном предназначении в видении родителей, а Ларэна с жутким отчаянием хватается за воспоминания, где она была в неведении и могла ходить куда резвее. Её чёрное сердце подсказывало, что хромота помогла ей избавиться от возможных ухажеров, а скверный характер и отчасти глупые истории о ней, не оставляют перспектив укротить её крутой нрав. Хотя дражайшая мать не упускала возможности напомнить об этом, желая, чтобы её дорогое дитя наконец остепенилось. Остепенилось! Ха! Пальцы до боли сжали трость, пока на лице не дрогнул ни один мускул. Вот ещё.
Одетая в сапоги, брюки, что смущало очень многих, пиджак с бордовым жилетом под ним и мягкую шелковую рубашку. Образ того, что ей не скрыться от чужих глаз добавлял плащ, скрепленный своеобразной цепью в районе груди, доходящий до колен, с подкладом из более плотной тёмно-фиолетовой ткани. Золото, жемчуг, и парочка крупных зелёных камней, названия коих Ларэну никогда не интересовали, зато сочетание всего этого в цепь было мило глазу.
Выбравшись за границы Хаммерфеста достаточно далеко, Ларэна повернула к своему излюбленному месту. Оттуда хорошо было видно море и солнце, что забиралось за горизонт. Пёс, которого зовут коротко Волкодав, отправился на свою прогулку, оставив хозяйку со своими мыслями. Та же в них погрязла сильно и слишком глубоко, чтобы выйдя на привычный для себя холмик, обнаружить, что здесь она не одна. В её золотых глазах мелькнуло короткое разочарование и призрение. Пальцы снова сжали трость до привычной боли, а сама её владелица коротко удивилась тому, как та ещё не треснула от таких переживаний.
Разглядывая незнакомца со спины, Хромоножка лишь отметила про себя, что мужчина явно не отсюда родом, в чём ему несказанно повезло, и банально не знал, что сюда имеет наглость ходить кто-то ещё. Цвет волос его лишь косвенно намекал на то, что ему не страшно чужое мнение, но ничего не говорил о его статусе в обществе. Ларэна поморщилась. Ей не хотелось анализировать впереди сидящего линейками и мерками, которые она почерпнула из книг и рассказов учителей. Она решила отдохнуть, а не мучить свою память. Вместо этого её взгляд скользнул ниже и с удивлением обнаружил небрежно отложенную книгу. Переплет, обложка и просто сам факт, что она тут, рассказал Ларэне о том, что эта вещица явно не для всех. Сами страницы своим состоянием кричали об этом. Дева прикусила язык. Хотелось окликнуть, хотелось спросить, откуда такое сокровище и что скрывает обложка. Но… Что-то настораживало и заставляло ныть уже давно зажившую ногу.
Ошибка один. Дева шумно выдохнула, сглотнув кровь с прокушенного кончика языка. Ошибка два. Гулко стукнула тростью об землю и мелкие камни. Ошибка три. Хромая двинулась в вертикальном направлении, мимо непонятного мужчины.
- «Слава Хаосу, видно ни я одна проявляю любопытство хоть к чему-то в этом мире. Но не для того я сюда пёрлась, чтобы завести миленький разговор.»  - со злобой в мыслях думала Ларэна, хотя двигалась даже для себя слишком медленно, будто какой-то частью желала тут остаться и не открывая, осмотреть книгу рядом с незнакомцем.

Отредактировано Эмерис (31 Мар 2018 17:47:06)

+5

12

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Возможно, это было удачное совпадение. Или же... Оно не являлось случайностью. Тот факт, что собака отделилась от девушки раньше, чем та пришла на холм. Животные суши не любили Рио. Особенно те, кто был чувствителен к эмоциональному и энергетическому фону. Как это у людей принято называть, м? Кошки сторонились Диодана, выгибали спину, вскидывали хвост трубой, как угорелые уносились прочь, сопровождаемые собственным воем. Собаки начинали мандражировать, лаять, но никогда не подходили. Собирали пену в пасти и безумно скалились. Рио зачастую не обращал на это внимания. Иногда, шутки ради, скалился в ответ. И тогда животное видело то, что обычно люди видят перед самой смертью: суженные до невидимости зрачки, глаза, которые становились похожи на стекла, за которыми была мутная вода, неестественно широкий и искривленный рот, полный игольчатого вида зубов, плотоядная пасть, способная за один присест откусить пол твоей головы. Не только вид пугал, конечно. А то, что ещё было скрыто за ним. Животные это чувствовали и ощущали. Они понимали, даже они своим маленьким мозгом, в отличие от людей, что нападать бессмысленно. Но так яро желали, чтобы Змей убрался. И не ступал на землю. Ничего... Ничего, маленькие создания. Настанет время, когда суша полностью уйдёт под воду. И тогда вам будет не о чем переживать.
Но что же это мы, право, так сходу стараемся запугать нашего читателя? Ох, если вы рассчитывали на волшебную сказку о прекрасных морских принца и принцессах с кукольными лицами и блестящей чешуей, сладким голосом и завораживающими движениями влажного тела, то все это будет. Но вторая половина сказки - настоящая и действительная - может вам не понравиться. О, эти переписанные истории, в которых Гензель и Гретель не ели злую колдунью и не носили её аппетитно зажаренное мясо родителям, чтобы пережить голод. Которые изначально собирались съесть своих детей, а не спасти их! Где Спящая Красавица не заставляла свою мачеху плясать в раскаленных туфлях, а Русалочка не покончила жизнь самоубийством, будучи преданной человеком. Ну да, Рио все это читал (и чего только не перечитал на самом деле). Глупая тяга выдавать желаемое за действительное и скрывать истинную суть вещей - ещё одна причина, по которой люди столь слабые и жалкие. Как будто это спасёт их от неминуемой участи. Как будто так беда не явится к ним на порог чисто потому, что они её отрицают. Как будто их оберегаемые от всего дети выживут в этом мире.
Ладно.
На самом деле выходить на сушу - занятие опасное. Даже для самого сына Дагона, который, конечно, был сильнее обычного человека, обладал обширными познаниями, воздействовал на психику смертных одним только своим присутствием, умел завораживать голосом и взглядом, владел магией, был бессмертен, но по сути... Все ещё мог всплыть кверху брюхом от одного качественного удара ножом в сердце. Были у Рио на его долгих веках телохранители, которые на эту тему крайне озабочено реагировали, чем раздражали. И были против таких походов. Ибо лишь в воде морской народ по-настоящему смертоносен. Но кто мог что-либо запретить Диодану?...  Никто. Только что, если взглянуть на этот вопрос серьёзно? На суше Рио становился столь же ловок и быстр, сколь таинственная дама с тростью, стоящая позади. Может, что даже хуже. Ноги плохо его слушались. Значит, сила, скорость и мощь падали до небывалой планки. Магия была возможна лишь при наличии рядом источника воды. Достаточно крупного. Ведь всякими мелкими водяным хлыстами или капельками пота на теле человека Древние (младшие Древние, если точнее) не оперировали. Да, мощь этих созданий, в которых едва ли кто верил, росла пропорционально уязвимостям. На каждую умопомрачительную силу находилась своя Ахиллесова пята. Давление на разум? О. Для того, чтобы действительно превратить человека в овощ, недостаточно было один раз взмахнуть ресницами. Разум ломался постепенно. И что у нас оставалось? Сомнительная возможность оглушить, заворожить или даже заставить шагнуть с обрыва при помощи голоса. Прекрасного и убийственного. Но спасёт ли это тебя от пули, например? Особенно если ты не будешь знать, что в тебя стреляют. Да, регенерация у глубоководных отменная, но один точный выстрел решит этот вопрос. И получается, что у прежних сопровождающих были все основания переживать за своего Господина.
Однако, Рио был здесь. И он уже услышал и почувствовал появление человека. Не поворачиваясь, он согнул одну ногу в колене и вытянул руку, расположив на ней. Бесшумно втянул носом воздух, глядя на закат.
Девушка. Молодая. Злая. Не очень довольна присутствием здесь 'юноши'. Ооо... Он хорошо чувствовал эмоции. Иначе какой резон манипулировать ими? Да и за такое количество времени... хм. Научишься.
Несколько раз незнакомка дополнительно выдала себя, хотя не спешила что-то говорить или хотя бы... здороваться? Ах, простите, может... Я занял Ваше место? Какая досада!
Рио не сдержался и чуть улыбнулся себе под нос, одним уголком губ. Погладил кончиками тонких пальцев подсушенную траву.
Дискомфорт и влечение. Опасение и желание. Это нормальные чувства, которые без спроса и разрешения начинали пробираться под корку головного мозга любого человека, находящегося рядом с тем, кто выглядел как ты, но при этом даже близко тобой не являлся. И ничем, близким человечеству. Неведомую и скрытую силу люди не способны были понять и осознать. А потому она потихоньку, по кусочкам уничтожала их рассудок. День за днем. Они сами ходили на свою долгую казнь, на мучительные пытки, сами жаждали встречи, получали обещанные взгляды, слова, прикосновения, трогательное внимание, знания, богатства...
... А отдавали себя.
Рио протянул руку к отложенной книге и, не глядя, раскрыл её. Страницы действительно выглядели очень старыми. Ржаво-желтые, они все ещё хранили на себе странные рисунки и символы, написанные от руки, беспорядочно расположенный текст. Страницы даже ни за что не держались. Они были просто вложены  в переплёт. Не беря книгу в руки, но накрывая своей, двумя пальцами юноша вытянул один листок и закрыл оставшиеся обложкой. Повернул голову так, что теперь незнакомка могла увидеть половину его лица. А сам он краем глаза увидеть её. Но вместо этого он взглянул на выбранную страницу и как будто задумался над написанным там.
- А Вы верите в страшных созданий, обитающих на морском дне и утягивающих туда корабли? - он спросил как будто в пустоту, но явно обратился к девушке. А после взглянул на горизонт так, будто ждал оттуда появления какого-нибудь парусника с кем-то важным на борту. Но словно...  Не дождался.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+5

13

Шторм - это время, когда океан соединяется с небесами
http://s9.uploads.ru/t/hFRk0.jpg
[h1]ОХОТА НА КИТОБОЕВ[/h1]
А вы слышали когда-либо о прекрасных созданиях, веками живущих в глубине морей и способных одним лишь своим видом пленить любого человека? О тех, чей голос слаще мёда, чьи глаза полны моря, а душа столь же древна, как сам этот мир.
О, конечно, слышали. Легенды и сказки, мифы и истории, пугающие рассказы очевидцев или чьи-то веселые баллады... Адель так любила слушать эти человеческие выдумки, которые многие мужчины и женщины с удовольствием преподносят ей, когда сирена выбирается на сушу. Нравится, как они коверкают факты, как додумываю что-то своё за неимением достаточных знаний, как выдирают неугодные им факты. Точат историю под себя, представляя морской народ то наичудеснейшими созданиями, то наистрашнешими проклятиями. У одних это боги с мифической внешностью, у других - дьяволы с губительным голосом... И, что удивительно, и те и те были правы.
Однако, временами, сидя вот так вот на камне над водой вместе с отцом, Аделаида удивлялась глупости и рвению людей перековеркать всё до неузнаваемости. Им никогда не хватало того, что имеется, они стремились заполнить пустые пробелы своими сказками, как будто без них история становилась хуже. И иной раз она думала - увидь кто-нибудь их вот так вот, мирно возвышающихся над морской гладью, то что подумали бы? Рискнули бы подплыть? Заговорить? А если нет, то какие рассказы звучали бы потом в кабаке за выпивкой? О чарующих красотой чудищах, что чуть было не убили несчастного моряка, или о прекрасных ангелах, скрывшихся в пучине вод, стоило им заметить человека?
Интересно. Только такому точно не бывать - не позволят сирены уйти человеку, увидевшему их так близко. Это то, чему её учили. Точнее, одно из многого. Крупица знаний, что каждый день давал Адели её отец, и которые она вкушала с особым аппетитом. На таких вот уроках русалка всегда ловила каждое слово отца, хоть со стороны могло показаться совсем иначе. Ведь русалка, сидя на камне, обратила лицо в сторону солнца и закрыла глаза. Хвост, опущенный в воду, слегка шевелился, рот приоткрыт, тело расслаблено. Ничто не выдавало её интереса. Но она слушала. Она запоминала. Она прокучивала в голове каждую фразу, впитывая и запоминая. И Рио это знал.
Адели всегда была такой. Она всегда любила новые знания и уроки, как и свою семью, и культ, и всё, чему была посвящена её жизнь. Сирена с ранних лет принимала за чистую истину слова близких  и не сомневалась в них ни разу. Это было естественно и правильно для послушной дочери, и Ада не могла представить себе иного поведения подле семьи.
Хотя, конечно, не во всём она была так послушно. Ей никогда и ничего особо не запрещалось, но были и нравоучения, и предостережения. О длительных путешествиях, о борьбе с морскими хищниками, и в особенности - о суше и людях. Но Аделаида, в силу возраста, мало понимала опасения отца. Всё была уверена, что не найдется такого человека, что навредит ей. Но не нервировала Рио понапрасну и не задерживалась на суше более чем на день и на ночь, хоть и выбиралась туда довольно часто.
Когда такой спокойный и родной голос отца смолк, Адели открыла глаза с интересом. Ей было любопытно, что прервало его речь. Вокруг всё ещё царила тишина, где-то внизу плавали их собратья, и лишь солнце светило теперь не так ярко. Однако, стоило обратить взор к горизонту, как всё встало на свои места.
Корабли. Не один, не два, а целая группа. Мирно пересекающие воды, словно они принадлежали им. Такая... Невероятнейшая наглость! Во взгляде Жемчужины загорелись свирепость и азарт. Сегодняшний вечер будет наполнен просто морем веселья! Если под весельем подразумевать тонущих людей.
Аделаида повернула голову к отцу ещё до того, как он что-то сказал или коснулся её. А затем мягко и тепло улыбнулась, подставляясь под нежное прикосновение. Даже спустя года сирена чувствовала себя в наибольшей безопасности и счастье только рядом с родителем.
- Спеть? Столько кораблей.. - не смотря на лёгкие нотки неуверенности - а то как же, она ни разу не пела одновременно для такого количества жертв! - глаза Дель всё равно горели, словно звёзды, от предвкушения. Ведь она не только получит наглядный пример, но и сумеет продемонстрировать отцу свои силы. То, чему она успела научиться с ним и без него.
Русалка замерла статуей, когда Рио начал петь незваным гостям. Чарующий также и для неё, голос морского дьявола проникал в самое нутро, и в то же время взметался высоко к небесам, опускался в темнейшие глубины океана, раскидывал свои сети на многие и многие мили вокруг... Зов ветров, зов грозы и дождя. Мелодия, которую Адель запомнила, но пока была не в силах воспроизвести. Морские волны не слушались её так же хорошо, в отличие от людских сердец. Но оно пока и не требовалось. Дель ещё училась.
Небо смерклось практически моментально. Ласкающее солнце заволокли тяжелые тучи, пригнанные сильным ветром, и море, вздымаясь, потянулось к небу своими высокими волнами. Вода и ветер любили друг друга, и эта любовь была как трепетной и нежной, так и свирепой и могучей. И именно сейчас возлюбленные были на стороне сирен, намереваясь потопить плывущие корабли.
Нетерпение Адель росло. Какой бы прекрасной не была эта песня, русалка была рада, когда она закончилась. Хотелось уже рвануть вперед, чтобы показать, что же умеет она. И повеселиться самой. Так что Жемчужина сорвалась в воду одновременно с кивком, погружаясь в бушующую стихию. Под толщей воды, как и всегда, было спокойно, не смотря на беснующиеся волны, так что Аделаида быстро поплыла в сторону кораблей, думая над своей песней. В голове сложились образы, мелодии, и сердце затрепетало в предвкушении. Где-то позади был Хирсаль, издалека наблюдает отец, а впереди - полные корабли зрителей.
Аделаида остановилась на расстоянии метров ста от первого корабля, оглянувшись на своего стража. Ей хотелось, чтобы Хирс тоже слушал, да и просто был рядом и смотрел в оба на время песни, выглядывая опасности. Впрочем, он и так всё это прекрасно знал.
Такого расстояния было вполне достаточно для того, чтобы голос Дельфы услышали все, кто был на кораблях. Ветер, трепещущий волосы всплывшей русалки, в этом поможет. Удержаться на волнах первые мгновения было не просто, но, найдя равновесие, Адель закрыла глаза, втянула в легкие по больше воздуха, и...

Наверное, у каждого существа в мире есть что-то очень личное, очень родное, то, что при одном воспоминании приносит тепло, счастье и вызывает нежные чувства в глубине души. Оно может прийти внезапно - кратким воспоминанием или даже мимолётным ощущением прошлого, давно забытого, но хранимого в сердце. Мелькнёт на границе сознания, но достигнет самой души, пробуждая ностальгию по временам или местам, в которых счастье можно схватить руками. Оно заставит поднять голову, глядя в далёкое небо, улыбнуться или заплакать. У моряков, своей или чужой волей оторванных от дома, эти чувства наиболее сильны, ведь пропитаны разлукой и воспоминаниями о доме. Даже если твой дом - море, это мимолётное видение найдёт отклик в сердце, напомнив детство, или старых друзей, или любимую. Заставит тебя подумать... Ах, как хорошо было раньше!

Такие мысли - ключик к сердцу человека, к его памяти, рассудку, воле. И именно поэтому первые звуки голоса Аделаиды трогали струнки душ людей именно с этой стороны. Пробуждали воспоминания, ностальгию, делая моряков слабее.
Она не пела что-то конкретное, не облекала свой голос в слова, как делает это на суше. Сейчас из сирены лилась чистая мелодия, волной накрывающая корабли. Сначала её нельзя было расслышать - это было лишь ощущение. Но вот уже первые из многих теряют свою настороженность или панику из-за шторма, глядя в небо. Редкие люди бросают взгляды в воду, и Аделаида начинает петь уже слышимо для всех - голос её нежен, приятен и ласкает слух словно мать своих детей. Он разносится среди моряков, застывших на месте в непонимании или трепете, или и том и том одновременно. Проникает во все каюты и погреба, достигая ушей каждого.
Совершенно каждого.
Самый близкий к Адели корабль прекрасно видит русалку, выделяющуюся на воне тёмной воды, хотя своего хвоста она благоразумно не показывает. Но они не боятся, перевешиваясь через бортики, так как Жемчужина смотрит на каждого из них, протягивая руки. Вот самые впечатлительные не выдерживают - два тела летит в воду, где их уже поджидает Хирсаль. Восхищенные шепотки, оцепенение то ли перед ангелом, то ли перед богиней. Те, кто не поддался, не в силах выкрикнуть «чудище!»  - они хватаются за горло и оседают на палубу, пытаясь справиться с давлением сирены. Двадцать человек, взирающих сверху вниз, Аделаида способна контролировать совершенно спокойно - остальные же, на других кораблях, подождут. Но голос уже достиг их, так что все без исключения моряки попали под влияние Адель. С разной степенью выраженности и разным эффектом, но попали. Ведь находились и те, кто лишь пугался, и те, кто признавал голос русалки. Хотя таких совсем немного.
Выступление было кратким, так как опасно находиться над поверхностью воды слишком долго - любой человек, не попавший под чары голоса и взгляда сразу, мог стать смертью для русалки. Аделаида скрылась в воде, когда в глазах некоторых из наблюдающих за ней людей начало мелькать осознание. Теперь на кораблях должна была подняться паника, распространиться слух о том, что китобои попали в плен русалки, и о спокойствии или контроле можно забыть. Корабли могли утонуть просто по глупости людей, пытающихся спастись и позабывших о шторме. А Адели же, осчастливленная успехом, но явно чем-то озадаченная, опустилась к Хирсалю.
- Мне почудилось, - глаза были устремлены в гущу кораблей, замедливших свой ход. - Или на одном из кораблей что-то... Не то. Не те. Не могу понять, слишком много людей, - русалка обернулась туда, где оставила отца. Интересно, чем тот занят. - Ты чувствуешь?
[nick]Аделаида[/nick][status]Важно не то, что у тебя снаружи, а то, что внутри[/status][icon]http://i6.pixs.ru/storage/5/9/3/avapng_2732636_29780593.png[/icon][sign]Мои слова, пропитанные ложью, в стократ лучше твоих, полных правды, но извергаемых из рта существа наимерзейшего среди всех возможныхhttp://s8.uploads.ru/t/gKbEr.jpg[/sign][titul]Дочь морского короля[/titul]

+5

14

[h1]"ПОДХОДИ БЛИЖЕ"[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Холмов было много, думала Ларэна, и с них точно откроется вид куда более интересный, чем на человека, который расположился на природном выступе с книгой в руках. Что ей стоило так же молчаливо уйти и не сталкиваться хоть с кем-то из роду человеческого хотя бы ближайшие три часа? Любопытство – подсказало сознание. Она не могло этого отрицать, но всё равно поморщилась, уверенная, что этого не заметят. Но что такую несчастную могло привлечь? Биение сердца, конструкция костей, движение мышц и панически мечущиеся глаза. Хромоножка грешила тем, что убивала людей, а потом изучала, не умеючи дробя им кости. Но и проникать в закрытые отделы библиотек тоже обожала, ведь за ними скрываются знания, которые решили утаить. Она ведала, что сказки не так прекрасны, как в детстве. И она так же знала насколько низменны бывают поступки человека, но не находила в этом ничего привлекающего внимания. Физиологические позывы всегда останутся непреклонны из раза в раз. Людоедство, инцест, насилие, купание в крови младенца – вещи, которые скрывают просто потому что они портят чей-то внешний вид. Ларэна тоже прикрывалась ложью, чтобы не показываться менее милой, чем выглядит. По крайней мере она не врала самой себе, что какая-то не такая. Нынче ей приходится быть втройне осторожной, ведь резво убежать от противника у неё не выйдет. Но когда это мешало хоть кому-то кого-то покалечить? Кому мешало вложить всю злость в удары, которые были слишком хлесткие и болезненные? Вряд ли хоть кому-то, ведь в плане выживания люди порой делают отчаянные вещи. Такой отчаянной вещью казалось сейчас желание проявить хоть какой-то интерес к человеку поблизости, но собственная ненависть желала пробить ему череп тростью просто потому, что всё опостылело. Настолько опостылело, что скрываться она была не намерена и хранила молчание просто потому, что чесать языками ей тоже не особо хотелось. Более того, этот холм ей не принадлежал, так что пусть хоть ссыт на траву в её присутствии, плевать с высокой колокольни. Она отдохнёт в другом месте.
Ларэна была только в самом начале тяжкого пути в поиске этого нового места, которое успокоило бы её душу хотя бы на краткий миг. Но шуршание книги привлекло её и та остановилась, как вкопанная, крепко сжав длинную трость до боли. Решил привлечь её внимание? И чем же? Книгой? Да, Хромоножка их любила, но не настолько, чтоб подобно собаке рвануть за шуршащей страницей, но всё равно предпочла остановиться. Она не развернулась в сторону человека, ей не хотелось разглядывать его. Хватило и того, что ей удалось увидеть со спины. Устало выдохнув, она просто встала и, прикрыв глаза, окинула уставшим взглядом природу перед собой. Слишком утомительно. Нигде не будет покоя. Так ведь? Хотя ветер обманчиво спокойно теребил её волосы, нагоняя те самые надежды о спокойствии. Если бы она была одна, то со злостью рассекла насмехающийся над ней ветер тростью, пусть было то совершенно бессмысленно.
- А Вы верите в страшных созданий, обитающих на морском дне и утягивающих туда корабли? – молвило живое тело, что могло бы удивить любую девушку, которая бы нарушила тишину своим нахальным смехом.
Любую, да. Но не Ларэну, она постучала остро заточенным ногтем по трости, снова медленно вздыхая. Мысли непокорно вставали на место, возвращая ей маску приятной леди. Видимо нужно было проглотить весь свой яд и просто поговорить, даже на такую тему, где над тобой громко стали бы насмехаться? Хорошо, давай поговорим. Даже если всё это фарс и просто попытка посмеяться над калекой.
- Верю. Но обычно род людской кличет этих созданий не иначе, как чудовищами. Напыщенные ублюдки, что прячут всё непритязательное за вуалью изо лжи. Так что я так же верю, что мы все не больше, чем чудовища и чья-то смелая шутка. – снова глухой стук трости об землю, - Но откуда такая смелая мысль? Прощупываете почву?
Она не повернулась, ни на миллиметр. Она не хотела видеть его лица и следить за его мимикой, чтоб уловить его настрой. Мало ли в мире людей, которые умеют читать и возят с собой книги столь очевидно старые и потрёпанные временем? Наверное не много, но даже этой скромной догадки ей хватало, чтобы частично сохранять своё спокойствие, абсолютно напускное.

+3

15

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Стоишь. Но не уходишь, да? Хотя, наверное, хочешь. Ну-ну. Уже неплохо. Как будто сопротивляешься. И помогает в этом... злость. Во имя Отца, до чего прекрасное чувство - злость! И как приятно видеть её семена, хоть пока и достаточно девственные в понимании Древнего, но все таки!
Однако девушка - случай нетипичный. Оттого и интересный. Знаете, как со временем надоедает эта людская шаблонность? И Рио бы не занимался этим, если бы не награда, ждущая в конце. Если бы не этот болезненный съежившийся комок агонии, который он выбивал последним ударом, подобно воздуху из лёгких. Всё ради финальной сцены. Ведь чем дольше к ней подбираешься, тем слаще концовка. Всё нужно уметь хорошо и со вкусом выдержать. Наверное, это как с вином... Стандартное сравнение, зато точное.
А что до ответа, который получил Рио... Сказать, что он был потрясающий - ничего не сказать. Его собственные слова были ненавязчивым крохотным шажком, брошенным легко и свободно, вслепую. На удачу. Без расчёта. Они, по сути, могли вообще ничего не дать, так как Диодан не метил по мишени. Ему порой доставлял удовольствие только факт выстрела. И, как водилось, он не любил придумывать и планировать наперед. Иначе точно не смог бы сейчас так удовлетвориться столь неожиданным ответом. Слова эти не просто сухо и скупо отвечали на вопрос. Они раскрывали такие грани, о которых некоторые азартные игроки могли только мечтать. Они давали простор и множество вариантов выбора, путей, каждый из которых мог сразу привести к провалу, либо к ещё большим возможностям. Сочно. Вкусно. Интригует. И Рио не стал спешить говорить. Хотя "прощупывание почвы" его насмешило. Юноша улыбнулся шире и чуть опустил голову, закрыв глаза. Беззлобный смешок сквозь сомкнутые губы, похожий на хмык. Чёрт, это правда забавно! Прощупываете почву. Ух. Каламбур. Или как сейчас принято говорить?
Судя по звукам, человек пытался уйти. Но ещё не сделал этого. Скорее всего, держало по большей степени частью энергетической. С этим Рио ничего не мог поделать. Этот пассивный уровень даже... Не контролировался. Смертный мог всей душой и телом не желать обмолвиться ни словом с Диоданом, но при этом продолжать стоять и, например, смотреть на него точно прикованный. Ненавидеть, но смотреть. Бывает удобно. Бывает выгодно. А бывает, что не очень, хоть и крайне редко. В случаях из ряда вон... исключительных. Как можно понять по тоскующей к острым ощущениям натуре Рио. В принципе, он не обижался, если так. Потому что не стремился искренне понравиться, а когда выглядело похоже, так оно являлось лишь частью игры. Поэтому и поводов расстраиваться нет. Да и глупо. Это скорее больше людям свойственно, страдать чем-то подобным.
Так, что она там сказала? Красноречиво высказалась о том, что думает по поводу людей. Выразилась как родная душа! Можно было бы подумать, что 'своя', если бы Рио не мог знать это наверняка. И уже вот прямо тут желание выдать свой с ехидцей тон качнулось в чаше, рискуя перелить за край. Мммх... Чертовка. Так сложно устоять. Или это все ломка оттого, что давно не выходил в народ и не касался губами тёплой плоти?
Змей сжал пальцами свободной руки воздух, как будто сминая и растирая что-то. Откинул голову назад и вдохнул воздух глубже. Дышать лёгкими было всегда немного трудно. Как будто приходилось делать это через ткань. А сейчас, когда тебя так провоцируют...
- Люди и есть дурная шутка, которая вышла из под контроля и непозволительно далеко распространилась, - уголок губ изогнулся в чуть кривой усмешке. В голосе, до этого спокойном и плавном, проскользнуло пренебрежение, отвращение, насмешка. Всего отмерено по чуть-чуть. И только тот, кто действительно что-то понимает, распробует.
Плохие шутки Рио не любил. Особенно когда они превращаются в эпидемию, возникающую в каждом уголке мира. Вот это про человечество. Ты выдавил проклятый прыщ в одном месте. А он вскочил в другом. Диодан дефектами кожи не мучался, но люди с лихвой окупали все эти мелкие прелести.
- Но если верите, - продолжил он, собираясь сказать нечто неоднозначное, но вполне определённое для него самого, - То почему Вы всё ещё здесь?
Неужели никто не зовёт в прекрасные края, в чудесную страну забвения? Никто не приглашает? Ну так и Вы, вестимо, не просите. Или просите не у того... Впрочем, наша озлобленная на мир девушка может быть и не в курсе, что так можно. Сделаем на это скидку и просвятим юный ум?
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+3

16

[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Сложно было сказать, что держало её на месте, и почему она до сих пор не уковыляла куда-то. Может её, привлекла возможная образованность мужчины, а может ей просто нравился вид с этого холма и ей просто не хотелось искать другой. Столько всего может случится в её голове, что аж бесило. Мысли так и не могли встать в ровный ряд и перестать скакать хороводом, откровенно мешая сосредоточиться. Таким образом, она просто не могла уйти хотя бы потому что разрывалась между тем, чтобы столкнуть говорящего за её спиной с холма, и тем, чтоб пойти наконец по добро да по здоровье.
Ларэна не видела, как повлияли на незнакомца её слова, но молчал он слишком долго. Неужели его ввёл в ступор такой агрессивный и слегка приправленный ядом говор её? Хм, всё так просто? Нет, вряд ли. Было что-то ещё, чего она не желала замечать или откровенно не проявляла к тому должного любопытства. Честно сказать, она вообще не понимала, почему ответила на этот вопрос. Да, её интересовали многие истории и факты разной степени дурости их придумавших, но от чего-то она никогда не сомневалась, что эти все истории имеют место быть. Будучи дочерью держателей порта, она постаралась узнать всё о том манящем многих море. И конечно её внимание не обошли истории о жителях морей. Жестокие, прекрасные, опасные и с голосами, способными увлечь в пучины морские лишь для одной единственной цели. Сгубить. Уничтожить. Стереть. Смять. Извратить человеческое существо. А самое главное – напомнить, что природа никогда не водружала на людскую голову корону повелителя всего сущего. Но даже зная эти истории, она не искала тех, кто мог бы подтвердить их истинность, а ведь обязательно должна быть капля правды в них. Иначе без правды это не больше, чем обидная пустышка, придуманная чьим-то разумом. Но с чего бы неизвестному ей человеку вдруг говорить о таком? Хаммерфест бывают посещают люди разных мыслей, но редко кто обращает их в русло мифов и жутких историй, которым уже не один десяток лет.
Наконец, в тишине возник смешок. Сдержанный, судя по звуку, но смешок. И чем же её речь была так смешна? Или это удивление? Сложно сказать. Чёрт. Ларэна опять себя одёрнула, впиваясь острым ногтем в подушечку большого пальца. Она снова пытается что-то там анализировать и предполагать. Сколько раз говорить себе, что этот парень ей не интересен и она ведёт эту беседу просто так? Они просто сотрясают воздух.
Хромоножка сделала пару шагов прочь, надеясь, что за этим смехом больше ничего не будет. Но нет, он продолжил. Чего же хочешь ты? Чего пытаешься добиться? Они не видели лиц друг друга, но пытаются играть на своих чувствах, как будто от этого зависят их жизни и последующие спокойствие. Ладно, ради исключения, минутной слабости, она сыграет. Проявит учтивость, дослушает до конца и сделает свой выпад.
- Люди и есть дурная шутка, которая вышла из под контроля и непозволительно далеко распространилась,  - сказал незнакомец, а она лишь вскинула вопросительно бровь, всё ещё стоя спиной к нему.
Даже если она права в своих суждениях и он их разделяет. Да, определенно разделяет. Это сквозит в его голосе. Неуловимо, легко и так непринужденно. Сложный противник. Лицо исказила кривая усмешка, но лишь на краткий миг.
- Люди слишком незаслуженно водрузили на свою голову корону в каменьях, - согласилась она, опуская взгляд к траве. – Мы все позабыли, каково наше место в мире и живём подобно каким-то паразитам. Лжем, извиваемся и кусаемся, испражняясь при этом под себя. Но самое отвратительное, мы искажаем эту сущность частенько притворяясь благородными и милыми.
Она смолчала, унимая разбушевавшийся внутри пожар ярости, где брёвнами служат её собственные воспоминания. Всё ещё это активно поливается маслом из тупой боли в ноге. Забавно, как ей удавалось сохранять при этом лицо и не зашипеть, подобно змее, которую загнали в угол палкой.
- Но если верите, то почему Вы всё ещё здесь? – продолжил он, а Ларэна позволила себе тихо рассмеяться.
Смех был глухим и совершенно беззлобным. Да, она верила во многое, но у неё была ещё куча дел. Злость полыхала слишком ярко, чтобы перестать обращать на неё внимание. Что ж, Вы хотите знать, что её тут держит? Ларэна угомонила свой смех ради этого. Чуть склонилась, перехватила трость и выпрямилась снова, почти наслаждаясь тем дискомфортом, который сама себе причиняла, оставшись без верной опоры. Именно длинной тростью она указала в сторону Хаммерфеста. Свою свободную ладонь она сжала в кулак, впиваясь наточенными ноготками в плоть.   
- В том городе я люблю отыгрывать роль милой и прелестной девушки. – не удержавшись, она усмехнулась, - Она приносит мне истинное наслаждение, ведь так приятно смотреть на тех, кто тебе безоговорочно верит, воспринимает слова твои, взгляды твои, движения твои, как истину безоговорочную. А ещё более забавно, что они не верят в твою двуличность, даже если улицы полнятся историями, которые подтверждают наличие истинного лица, скрытого за маской. – девушка снова опёрлась на трость, сделав ещё шаг вперёд. Ух, много она сказала лишнего, пускай никто ему не поверит, если тот явится на улицы города и начнет болтать о подобном в её сторону. – Хм… Слишком я разболталась не по делу… Что же до Вашего вопроса. Да, я верю во многое. Я даже считаю, что эти создания могут услышать, в отличие от Бога и ангелов. Но, увы, в вопросах убийства и обольщения я доверяю больше себе. Знаете, как говорят, если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам. Тем более, если уж эти все истории о них правдивы хотя бы на грамм, вряд ли их заинтересует хоть кто-то из людей. – задумчиво хмыкнув, Ларэна разжала ладонь и подняла ту ближе к глазам, разглядывая маленькие ранки от собственных ногтей. – Может оно и к лучшему. Не хватало только этому миру хвалебных историй о каком-то вознесении. Возгордятся ещё больше и будут считать себя очень особенными, а то совсем не так.  - говорила она последнее совсем шепотом, скорее совсем себе под нос, нежели для ушей сидящего у неё за спиной индивида.

Отредактировано Эмерис (1 Апр 2018 04:01:29)

+2

17

[h1]ОХОТА НА КИТОБОЕВ[/h1]Солнце то и дело пряталось за клокастыми облаками, но при случае пускало блики плясать по ряби. Море было тихо и умиротворённо. Хирсаль в который раз обвёл взглядом пространство вокруг. Изредка он шевелил хвостом и плавниками, чтобы оставаться в прежнем положении, и время от времени неторопливо описывал круги около подводной скалы, что пронзала своей вершиной водную гладь и стала плацдармом для обучения Аделаиды. Сегодня Синий Змей решил посвятить время наставлениям, а Хирс, с некоторых пор будучи постоянным сопровождающим его дочери, следил за порядком вокруг. Это было просто, учитывая, что неподалёку плавал Швертваль. Тот, с кем в смертоносности в океане мало кто мог потягаться. Его челюстей справедливо опасались морские обитатели, а твари сухопутные и вовсе теряли здравомыслие от ужаса при виде глубоководного стража.
Однако, спокойствие длилось недолго. Вдалеке замаячили характерные тёмные пятна. Одним плавным движением хвоста Хирсаль толкнулся к поверхности. Над водой показался его бугристый лоб и внимательные глаза, глядящие вдаль с недобрым прищуром. Грива зеленоватых волос расплылась волной, и издалека сирену можно было бы принять за поросший водорослями обломок лодки. Хирсаль, бывало, этим пользовался, но сейчас в том не было нужды. Корабли. Большое китобойное судно в сопровождении пары поменьше уверенно держало курс на порт, что ещё не был виден на горизонте, но теснил причалами море всего в нескольких часах отсюда. Обращённый повернулся к господину - тот уже сам приметил приближение людей. Теперь их судьба в его руках. Без единого звука тритон снова ушёл под воду. Хоть сын Дагона не произнёс ещё ни слова, его верный последователь уже знал наперёд, что сегодня на берегу не досчитаются пары судов и нескольких десятков душ. Сколько семей останется без кормильцев? Сколько будет пролитых слёз? Уж Хирс как человек в прошлом мог бы ощутить хоть каплю сочувствия ко всем этим жизням, что вот-вот оборвутся?.. Нет. Закон океана суров и непреложен - Хирсаль с раннего детства его знал и чтил. У людей нет права забирать у моря его богатства, нет права вторгаться в него по своему желанию. Лишь некоторые одаренные милостью Отца могут принимать его дары, но непременно благодарить за щедрость, славить и платить за достаток кровью. Ни один из этих моряков не испросил дозволения и не заслуживал снисхождения. За выступающими рёбрами сирены шевельнулось только чувство удовлетворённости справедливостью грядущей кары и некое волнительное оживление - скоро горькие волны окрасятся багрянцем, прольётся кровь недостойных, что возомнили себя хозяевами мира.
А затем зазвучала древняя песнь. Несущееся на людские судёнышки неотвратимое бедствие было облачено в глубокие и ритмичные звуки, сливающиеся в единое целое с плеском вздымающихся волн и воем шквалистого ветра. Мощь разъярённого океана, заключённая в голосе Рио и грозившая обрушиться на китобоев, вызывала благоговейный трепет. Потемнели небеса, затянутые клубящимися тяжёлыми тучами, почернела вода. Жалобно всхлипнули мачты, захлопали паруса. Моряки забегали по палубам, чтобы подготовить корабли к буре. Знали бы они, что их старания бесполезны.
С потерявшимся в буйстве стихии плеском в воду нырнула сначала Жемчужина, а за ней и её отец. Последний махнул в сторону дочери хвостом, наказав Хирсалю её сопровождать, и тут же уплыл к Швертвалю. Обращённый ничего не ответил. Этого и не требовалось. Как и сам наказ не был необходимостью - преданный спутник Аделаиды считал своей святой и непреложной обязанностью приглядывать за чудеснейшей из глубоководных. Быть неприметной тенью, скользящей неподалёку по волнам, когда его общество не было нужно, иной раз поддерживать забавы Адели с людьми или ринуться на её защиту в минуту опасности. Когда красавица-госпожа устремилась к кораблям, Хирсаль безмолвно последовал за ней. Бдительный страж и заступник, готовый без раздумий при необходимости положить на плаху и свою жизнь. Но сперва непременно унести с собой того, кто осмелится причинить ей вред. Когда же дочь Змея остановилась в сотне метров от ближайшего судна и оглянулась на своего спутника, тот лишь склонил голову и повёл рукой в сторону как будто в приглашающем жесте. Будьте спокойны, владычица, и блистайте, как и подобает прекраснейшей Жемчужине морей. А ваш верный последователь позаботится об остальном.
Песня Аделаиды была совсем не похожа на ту, что минутами ранее волею Отца пробудила шторм. Она была мягкой, нежной и чувственной. Такой, что способна затронуть струны самой черствой души и заставить расплакаться самого сурового морского волка. Пусть пелась она не для Хирсаля и потому не могла его околдовать, он всё равно ласкала слух и заставляла сердце замереть в приятном упоении. Для моряков эта песня, верно, была и вовсе слаще голоса возлюбленной и теплее материнского поцелуя. Кто-то, несомненно, окажется сильнее прочих. Станет сопротивляться, хвататься за голову, закрывать ладонями уши, возможно, даже кричать в попытке заглушить непреодолимый зов. Но в большинстве своём они пропали в тот самый миг, когда первые чарующие звуки были подхвачены ветром, певшим в унисон.
Хирсаль замер у поверхности воды на некотором отдалении от Дельфы. Он ждал и наблюдал. Изредка его лоб и полуприкрытые глаза показывались над волнами, но китобои, завороженные мелодией ничего не видели, кроме чаровницы-сирены, завладевшей их сердцами, умами и вниманием. А даже если бы кто и приметил жутковатое лицо среди морской пены, человеку было проще поверить в обман зрения, найти тысячу причин невозможности подобного и решительно выбросить всё из головы, чем принять увиденное за чистую монету. Это так в духе людей - закрывать глаза и делать вид, что пугающих их вещей в мире просто не существует.
Всё шло превосходно. Морячки как один побросали всё, чем были заняты, безраздельно отдав судно на милость беснующейся стихии. Вот они, как глупые рыбки, собранные дельфином в кучную стайку, столпились у бортика. Плюх! Самый отчаянный сиганул с палубы прямиком в ревущее море. Совсем ещё юнец. Быть может, то было его первое крупное плавание. Удар об воду вышиб из его лёгких весь воздух, но жажда хотя бы раз прикоснуться к волшебному созданию была столь велика, что он, хрипя и кашляя, силился бороться с волнами и вожделенно протягивал руки к Аделаиде. Какое убийственное рвение. Когда чьи-то холодные пальцы окольцевали со спины его шею с неистово бьющейся жилкой, а солёная жгучая вода сомкнулась над головой, он как будто даже не заметил этого, продолжая так же бессмысленно молотить конечностями по воде, с мольбой и тоской глядя туда, где угадывался силуэт русалки. От жуткой участи его спас очередной характерный плеск и удар по воде, который Хирс отлично почувствовал всем телом. Пропавший в штормовом гуле треск шейных позвонков оборвал жизнь первого страждущего. Хирсаль отпустил его замершее тело с уколом жалости. Не к человеку. Ему было досадно расправиться с морячком так просто, безынтересно и безвкусно, но его внимания требовал второй смельчак. Но ничего. Охота только началась.
Вторым оказался мужчина постарше и покрепче. Холодная вода, похоже, привела его в чувство и несколько прояснила мысли, но близость сирены сыграла свою роль, и тот устремился к ней. В своём противостоянии с бурей он оказался чуть успешнее, чем его предшественник. Но недостаточно, и это всё равно его бы не спасло. Он был обречён. Когда вместо ангельского лика Адели перед китобоем словно из ниоткуда возникло совершенно иное лицо - с нечеловеческими, алчущими крови глазами и полной острых зубов пастью с вырезанной застывшей ухмылкой - в его выражении явственно прочиталось замешательство. В этот момент песня Жемчужины оборвалась. Мужчина словно очнулся. В его глазах заплескался ужас, когда он понял, что с ним происходит. Одна рука схватила воздух, словно за него можно было уцепиться и выбраться из воды, а второй моряк взмахнул в тщетной попытке отделаться от чудовища, что приблизилось к нему вплотную и потянуло вниз в черноту. Лишь когда хаос из пены, брызг и рёва ветра сменился оглушающим рокочущим гулом подводного мира, он понял, что пропал, и оцепенел. Осознание пришло неожиданно вместе с дрожью, пробежавшей по всему телу от чужеродного прикосновения к коже. Его губитель склонился над ним, словно желая прикоснуться губами к шее. Эта секунда промедления показалась вечностью.
А после зубы существа вонзились в горло. Кожа, мышцы и сухожилия податливо разошлись. Руки с перепонками меж пальцев с силой оттолкнули моряка прочь в бездну. В воде разлилось багровое облако, а тело, из которого вместе с кровью утекала жизнь, дёргалось, хваталось за шею, булькало последней порцией воздуха в лёгких, но неумолимо опускалось на дно.
Хирсаль же, оставив несчастного доживать последние секунды в агонии, вернулся в Аделаиде. Та была воодушевлена успехом, но что-то её тревожило, и обращённый обратил к ней всё своё внимание. Как оказалось, её посетило некое предчувствие. Страж прислушался к своим ощущениям. Вот гудит море, вот стонут под его ударами суда, вот кричат люди на палубах неуправляемых кораблей... И было что-то ещё. Что-то такое на грани восприятия, о чём можно было только догадаться, но не осознать. Природу этого чувства Хирс понять и объяснить не смог.
- Я... чувствую что-то, госпожа, - проскрипел он, кивнув и прикрыв глаза, - Но я не знаю, что это значит. Простите, - в конце концов, прошло чуть более года с тех пор, как океан в полной мере принял его. Ещё очень многое ему было неизвестно и неподвластно. Впрочем, при должной осторожности милостью Отца у него впереди целая вечность.[status]Я слышу шёпот горьких волн[/status][icon]http://s5.uploads.ru/w5B1S.png[/icon][nick]Хирсаль[/nick][titul]Обращённый
Верный спутник Жемчужины[/titul][sign]http://sd.uploads.ru/Iu1wB.png[/sign]

Отредактировано Рэндом (1 Апр 2018 15:24:32)

+5

18

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Пускай свою... ха-ха... ауру Рио и не мог контролировать, но он умел вкладывать определенные мысли и чувства в свои слова. Нет-нет, не те, что вкладывают люди, разговаривая друг с другом. А те, что ложатся поверх и параллельно всего, действуя по собственной схеме. Диодану было не обязательно петь для того, чтобы повлиять на разум смертного. Он мог обойтись словами, хотя песнопения были куда эффективнее и мощнее. Но, право, наш морской принц никуда не спешил. Да и цель сейчас представала в единственном лице. Так что нет необходимости. И если до этого ничего глубинного от жуткой реальной сущности Змея не было использовано бонусом к произнесенному, то сейчас он решил перестать обходиться без того, что является неотъемлемой частью образа и сути. И вот, к словам добавилось то, что человеческий разум был способен лишь почувствовать и смиренно принять, но не осознать и воспротивиться.
Кто ты такая, чтобы не склонить свое несовершенное сознание перед чужим могуществом? Можешь ли ты в действительности противиться силе бессмертных? Способна ли ты решать, что правда а что нет, будучи всего лишь человеком - одним из множества?! Ошибочным порождением, геноцидным вирусом, заслуживающим только смерти. Или... Вознесения? Интересно она это обозвала. Как-то даже по христиански.
Рио немного скривился: ему противна была эта лживая вера. Вера лицемерия, массового самообмана и пустых заверений. Люди хотят спастись, очистить свои души, получить прощение, но не понимают, что есть только один способ искупления. Только один путь. Принятие. Истинной. Веры.
"Не стой там... подходи ближе, маленькая злобная бестия. Я чувствую желчь внутри тебя, желание крови, жажду хруста костей, ты ещё не знаешь, какому миру на самом деле должна принадлежать твоя душа. И вся ты. Подходи ближе... " - эти слова таинственным заклинанием накладывались поверх тех, что на самом деле говорил Рио. Они мягко оплетали разум и с настойчивой, заговорческой нежностью подтягивали к себе, по чуть давя на рассудок. Совсем немного, чего хватило бы для нескольких простых действий. Ведь Рио... никуда... не спешил. Отец завещал наслаждаться по максимуму. Да, была и ответственность за то, чтобы в один день больше не осталось ни единого представителя человечества, сын должен был помогать отцу, но тот никогда не требовал исполнений по срокам. Время - иллюзия. Превосходство - факт.
- Ты очень умная девочка, не так ли? - когда в дело вступало скрытое в голосе давление на разум, отпадала необходимость обращаться на Вы. Зачастую за пеленой странных чувств, накрывающих под воздействием этого голоса, человек уже не мог придать должное значение таким мелочам. Они расплывались в сознании, которое начинало то расширяться навстречу необъятной вселенной, полной тайн и умопомрачительных познаний, то сужаться до размеров крохотной и ничего не сведущей горошины. Тоже своего рода пытка - приток и отток, когда тебе не дают дышать или когда ты вдыхаешь слишком много.
- Разбираешься в таких вещах...
"Подходи ближе... "
- Не каждый человек способен переступить через свою гордость...
"Иди сюда и посмотри мне в глаза..."
- И признать правду. Особенно когда сам относится к этому роду и не имеет права ставить себя намного выше прочих. Потому что остаётся все тем же человеком.
"Садись рядом... "
- Ты ведь тоже грешишь этим бесполезным притворством. Оно имеет смысл лишь тогда, когда ты сама представляешь из себя что-то стоящее. Тогда ты как бы... делаешь другим одолжение. Но это не так.
"Я хочу видеть твоё смертное лицо..."
- То, что ты делаешь - лишь крошечные потуги на пути к тому, чего ты не способна достичь. Либо понятия не имеешь, как это сделать и возможно ли оно вообще, - губы искривились в хищной усмешке. Рио перестал казаться вежливым, потому что на такие заявления просто нельзя отвечать предопределенными фразами. Нет, эта девушка заслуживала чуть большего.
- Не противно самой? - он наклонил голову на бок и медленно повернул её, чуть прищурившись и не в силах перестать усмехаться.
- Ты даже не знаешь, что есть истинное наслаждение подобного обмана. Получив от него крупицу, ты решила, что оно чего-то стоит. Но я ни за что не поверю, что такая девушка как ты способна всю жизнь довольствоваться объедками и не желать получить большего, м? - и хоть до этого в голосе его звучало откровенное и провокационное пренебрежение, сейчас проскользнуло что-то отеческое.
"Ты ошибаешься, но ты подаешь надежды, тебя можно простить и понять... " - скрытые мотивы немых песен все ещё шли вровень со словами. Взгляд остался хитрым, но сделался нарочито приторным.
"Твоя вера слаба, но это поправимо..."
Рио хмыкнул и подтянул книгу ближе к себе, освободив рядом больше места. И вдруг похлопал ладонью по земле рядом, в завершение добавив слова, выбивающиеся по контрасту среди всех остальных. Но лишь Морской Дьявол знал, что вместе с неслышимым заклинанием это все создавало одну общую картину.
- Столкнешь меня с обрыва - полетишь следом.
"Не заставляй меня долго ждать".
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

19

[h1]"ПОДХОДИ БЛИЖЕ"[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Она хотела уйти, делала по шагу вперёд, лишь бы скрыться, исчезнуть и  отдохнуть в тени какого-нибудь камня. Подальше отсюда, подальше от человека, который задаёт слишком много вопросов. Он ведь не сделал ничего,  а она столько ему сказала, о стольком призналась. Это обезоруживает и заставляет чувствовать себя обманутой. Но будто сам мир усмехнулся и плюнул ей в лицо. А ведь с виду ненавязчивая игра обернулась чем-то большим. От одного только первого вопроса ей стало труднее дышать. Каким-то странным образом она смогла сохранить спину прямой, но всё естество будто выворачивали сильной рукой. Хотелось повернуться, подойти и... Резким тычком трости пробить глаз незнакомцу. Да, она была умна, но Ларэна не могла понять, что пошло не так, почему её так повело. И..  как давно она с силой впивается ногтями себе в ладонь и как давно во рту снова стал чувствоваться привкус крови?
Два шага назад, не разворачиваясь. Ноги были ватные и как не свои. Злость клокотала в ней новым огнём, будто незнакомец одним звуком своего голоса вскрывал её старые раны, напоминая, что она такое. Маленькая девочка, которую когда-то очень сильно обидели, покалечили и оставили жить с этим грузом. Ничего особенного, а она обозлилась. Хромая протянула свои руки ко всем, кто причастен к её бедам. Её беда лишь в том, что она лишала жизней обидчиков слишком осторожно и слишком нерешительно. Да, Ларэна не опытна, зато очень наблюдательна. И её наблюдения никак не играли в пользу человечества. Гнилые снаружи, гнилые внутри.
Ещё два шага назад. Стук трости. Хромоножка смачно сплёвывает скопившуюся кровь во рту. Позволяет себе короткую усмешку. Да, здесь всё идёт не так, как она хочет. Но почему ей не страшно? Сами слова её собеседника вызывают вполне конкретный вопрос. А что же ты хочешь от меня в таком случае? 
- "Я делаю всё неправильно, говоришь? А как же правильно? Неужто тебе хочется учить?" - в мыслях была издёвка, девичье нахальство и непокорность. Хотелось понять самостоятельно, ошибиться самостоятельно. Ларэна уже перерезала тонкие нити, коими её связала семья. А он, как будто, предлагал новые.
Хромая подступила ближе к краю холма, продолжая неспешно двигаться в направлении выступа, откуда доносился чужой голос. Гонимая собственной злобой, которая полнила её тело.
- Всё чего-то стоит, если к этому тянется душа. Я не скрываю, что несовершенна в своих методах. - сказала она, подойдя уже слишком близко. Буквально шаг в сторону и она рухнет вниз, но ей так же достаточно обернуться, чтобы сесть рядом с незнакомцем. И только лишь для того, чтобы уволочь его в бездну. Мысли метались в голове, требовали исполнения желаний. Сама злоба подбитым зверем выла в её душе, требуя крови и только собственная крупица разума держала это чувство в узде.
Юноша похлопал по земле рядом с собой, подзывая ещё ближе. А потом последовала фраза, от которой стало очень смешно. Ларэне пришлось даже отступить от края холма, чтоб вслучае чего не рухнуть вниз.
- Сложный выбор. - через смех сказала она, медленно поворачиваясь к нему. - Утащить с собой на тот свет ещё одну жизнь. - смех пропал, зато леди почти повернулась к нему. - Или послушать кого-то явно мудрее и страннее меня.
Наконец, она развернулась к нему полностью. Держащая трость до побелевших от натуги пальцами одной рукой и прятавшая за плащом другую руку, сжатую в кулак и неприятно мокрую от крови. Мордашка девушки оставалась почти нейтральной, ведь в золотых глазах то и дело проскакивала озвученная борьба, между желанием узнать и между желанием сгубить. Столкнувшись взглядом с юношей, который на секунду показался ей стариком, она не смогла сделать ничего, кроме как сесть рядом.
- Но что-то мне подсказывает, что ни в том, ни ином случае, мне просто так не покинуть твоего общества. - с едва скрываемой усмешкой говорила та, что не так давно порывалась всеми силами покинуть общество этого человека.
Одно в нём смущало. Странные разговоры, которые с виду будто ничего не значат. Сухая оболочка, за которой скрывалось что-то ещё. Нечто любопытное, злобное и очень опасное, которое убьёт любого, когда мысль осознания достигнет мозга.

Отредактировано Эмерис (2 Апр 2018 02:16:08)

+2

20

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Ну-с… обманул немного, да. Это совершенно естественно, что язык вдруг взял и развязался, заставив сболтнуть куда больше, чем планировалось изначально. Нечего стесняться, серьёзно. Нас мало чем можно глубоко задеть и удивить, а людская натура уже так за года раскрылась и обнажилась, что твои, милая, пакости кажутся даже… безобидными. Они по крайней мере преследуют лучшую цель. Надо их только направить в правильное русло.
- Бедное дитя… - эти слова Диодан произнёс очень тихо, так что есть вероятность, что Ларэна и не расслышит их, к тому моменту даже не заметит движения губ, так как ещё не видела лица Рио.
- Эти изверги совсем тебя замучают и загубят самое лучшее, что в тебе есть, не дав талантам прорасти и раскрыться, - а это он произнёс уже внятно и ясно, снова глядя на закат. Кажется... или время замедлилось? Точно солнце застыло в одной точке и ждало разрешения спуститься вниз. Точно оно могло подождать и целую вечность, пока Змей не закончит говорить. Иллюзия? Обман восприятия человеческого разума? Должно быть? Для Диодана солнце не двигалось никогда.
- Ты думаешь, что ты достаточно сильна, чтобы противостоять им? - он мягко улыбался, пока говорил, но в улыбке его было что-то неживое и нечеловеческое, неприятное. Это то, что смущает людей в нарисованных улыбках игрушек, смотрящих на тебя не мигая из тёмного угла детской спальни.
- Жаль, но нет… не буду спорить, что порой лучше что-то сделать самому, но как же грамотное распределение ресурсов? - вопрос был риторический, Рио не ждал ответа. Он ему был не нужен. Ведь сам сын Отца Морей знал, что ни к чему не существует единственного и верного подхода. Где-то, бывает, приходится уступать место своей гордости для того, чтобы стать сильнее и умнее. Особенно если ты такое приземлённое существо, что вынуждено ходить по суше. И не ползать разве что чудесной волею… незаслуженной.
- Однако… я могу помочь тебе стать сильнее… - он добавил это как будто бы случайно, как будто эту фразу можно было и проигнорировать.
Мужчина посмотрел вниз — туда, где об край холма, выглядящий обкусанным, тёрлась морская вода.
- Вот ещё одна твоя ошибка… упав туда, ты погибнешь. А я нет, - он произнёс это беззаботно и легко, как будто не о смерти и убийстве вовсе шла речь, а о том, расколется ли арбуз, если скинуть его на скалы с такой высоты. Ничего предосудительного и кровавого. Только брызги сочного и сладкого сока.
Голубовласый повёл плечом. Не надо проверять правдивость этих слов, а то падение будет выполнено сразу в двух сыслах: в фигуральном (в глазах) и фактическом (с холма).
Запах крови ударил по чувствительному обонянию. Кровь Диодан мог чувствовать за несколько метров. Зрачки постепенно сузились, но ни один мускул на лице не дрогнул. Удовольствие нужно растягивать. Любой невежа может прямо тут вцепиться зубами в человеческую плоть и, отрывая от неё шматы мяса, захлёбываться брызжущей кровью. Но Рио был по-своему… эстетом. Он медленно вдыхал запах, наслаждался цветом, переливами, блеском хрусталя бокала, делал небольшие глотки, чтобы уловить каждую нотку вкуса, чтобы прочувствовать всю изысканность букета.
- Но ты можешь попробовать, разумеется, - вдруг добавил он и, повернув голову, очаровательно улыбнулся. Вся хитрость, кровожадность, ехидность и издёвка… всё это сошло с лица в мгновение ока. Точно и не было там ничего. Осталось только лучистое дружелюбие. Как будто даже искреннее. Или настолько вымеренное и отработанное, что его нельзя было отличить, ни в чём не было подвоха. Ни одной трещинки. Не прикопаешься.
Вот девушка и села рядом.
«Молодец...»
- Но что-то мне подсказывает, что ни в том, ни ином случае, мне просто так не покинуть твоего общества.
- Верно, - продолжая улыбаться, мягко произнёс он. Как будто только что признался в чём-то, но этого чего-то не назвал. Как будто соглашался: «Да, я сделал то, из-за чего ты не можешь просто взять и уйти». Но что это такое и так ли это на самом деле? Никаких доказательств. Никаких прямых слов.
Вытащенная раннее страница из книги уже была вложена обратно лёгким и неуловимым жестом. Сама книга легла на колени, на вытянутые ноги таинственного незнакомца. Тонкие и бледные пальцы (да и сам мужчина был довольно бледен, точно выходил на улицу лишь по ночам) частично прикрывали обложку. Буквы было сложно понять и разобрать. Что это был за язык?
Когда вот так сидишь рядом с Морским Дьяволом, мир вокруг как будто затихает. Слова мужчины становится слышно лучше, хотя сам тон и громкость не меняются. Но они как будто назойливее проникают в мозг. А звуки окружающего мира словно… делают потише. Они отдаляются и звучат гулко, как опущенные в воду и постепенно падающие на дно.
http://s5.uploads.ru/BHrD5.png
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

21

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Неуютно. Одно ёмкое слово, а сколько ощущений оно за собой прятало. Ларэна чувствовала, как этот дискомфорт пробирается ей под кожу, путая мысли. Хотя куда уж больше? Тем более, когда её последнее высказывание, произнесенное больше из-за собственных предчувствий, которые всё так же терроризировали сознание. Против такого оружия у неё не было щита или более хитрой контратаки, но это всё же заставило её оглядеть сидящего рядом.
Взгляд золотых глаз быстро и беспристрастно осмотрел мужчину. Она подметила его бледность, его лёгкую и свободную одежду, а так же было особенно жирно отмечено отсутствие обуви и отсутствия грязи Хаммерфеста. Нет, не стоит думать что городская грязь ничем не отличалась от обычной. Хаммерфест даже накладывал свой отпечаток просто ступившего туда, а незнакомец выглядел так, будто ещё не имел возможности там побывать. Но так ли это? Она не спросила, скорее лучше сосредоточилась на словах, которые ей сказали. Всё-таки было за ними что-то ещё. Это точно. Такой нажим на них, что дыхание перехватывало. А может и это ей чудится? Чёрт. Как же хотелось смачно выругаться, но Ларэна вместо этого помесила во рту языком смешанную со слюной кровь. Опасный был поворот у этих событий.
- "Что же меня настораживает в твоих словах." - задумалась она, перехватывая трость ноющими от боли пальцами. Руку окровавленную она так и прятала за плащом, почти забыв о её существовании, как о чём-то маловажном.
Но с другой стороны, она не могла не отрицать, что ей искренне хочется попробовать сбросить его и себя со скалы. Услышать в последнюю секунду хруст костей. А может она вообще ничего не услышит и не почувствует, ведь именно её голова, как перезрелый фрукт, треснет об острые камни.
- Видно в твоих глазах я много ошибаюсь. - начала она, после продолжительного молчания, хотя и выглядела она всё такой же раздраженной и решительной в своих намерениях проверить кое-чьи слова на, так сказать, плавучесть. - Делаю не так, двигаюсь не так. Однако, о каких ресурсах идёт речь? О злобе? О собственной уверенности, что род людской мне отвратителен? - Ларэна усмехнулась, сглотнув образовавшуюся во рту смесь. - Не знаю, что такого должно случиться, чтобы это изменилось. А ведь по нашему разговору выходит, что ты знаешь намного больше, чем говоришь.
Вдруг. Ни с того, ни с сего, мир отвесил ей пощёчину, а она рассмеялась. Теперь уже от собственной глупости. Он дал ей все ключи, но не указал на замок. Ох хитрец, ох шутник. Как ты можешь так просто играть с той, кто сама любит такие игры? На такое можно почти обидится и состроить скуксившуюся моську. Это было бы так по женски, но мы же не такие, правда?
- Безумие. - с наслаждением от кусочка той истины, которое собрало её сознание, произнесла дева, еле унимая смех. Удивительно, но всякий раз он искренен, а не наигран. А Вы, оказывается мастерский танцор, раз так непринужденно заставляете делать то, что нужно. - Вопросы о созданиях моря, о том почему я тут, а теперь не слабая уверенность пережить падение с такой высоты. - Ларэна высвободила руку из-под плаща и погрозила пальчиком. - Прошу, ничего не говори. Даже если я не права в своих суждениях, я хочу посмаковать момент. Слишком уж сладко чувство это. Крупица, а сколько наслаждения. Мда, дура я, что не обратила на это внимания. - она покачала головой, - Но ведь, даже опуская моё незначительное открытие. Что я могу дать взамен? Всю себя? Не считаешь, что это ничтожно мало, смотря на то, что ты так открыто предлагаешь?
Ларэна ощущала всем своим телом и душой, что столкнулась с чем-то неизведанным и непонятным. Этот человек, который по её предположениям, таковым являлся лишь с натяжкой, будоражил её память и чувства слишком активно. Да, это определённо бесило, но от чего-то ей то было даже по нраву. Пускай хромая была совсем не уверена, что поняла кем тот являлся, но точно отметила для себя, что любой на его фоне станет чем-то незначительным и малоинтересным. В конце концов, он хотя бы поддерживал её мысли о том, как мил и приятен хруст чужих костей и как опьяняет запах крови, а на такое мало кто был способен в этом слетевшем с катушек мире.

Отредактировано Эмерис (2 Апр 2018 15:22:56)

+2

22

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Рио хорошо знал каждый камушек внизу, который был скрыт под водой, чуть ли не каждую песчинку, почти лично был с ней знаком. Он знал, как нужно шагнуть с этого обрыва так, чтобы не разбиться. Он знал, как ступить и как повернуться, в каком месте войти в воду. Он, в принципе, и при неудачном спуске мог свести к минимуму или обнулить риск смерти. Гибкость, скорость, мощный поворот и удар хвоста… что? Хвоста? Простите.
Впрочем… смерть грозила девушке не только от удара о камень. Даже если они оба смогут этого избежать, даже если Диодан сам дёрнет её в сторону так, чтобы она, входя в воду, не разбилась, это будет сделано лишь для того, чтобы после впиться зубами в её трепещущее тело. Когда бедняжка ещё не сможет понять, что к чему. И что происходит. Не исключено, что она попробует треснуть его тростью, но куда ей справиться даже с банальной физической силой Змея? Особенно в воде. Тут — на суше — они ещё могли поспорить на этот счёт. Особенно если Рио будет играть по человеческим правилам. Но это так себе перспектива. С таким же успехом можно сжечь себя заживо без посторонней помощи. Только… не так интересно.
Он знал, что человек прячет окровавленную руку, он прекрасно чувствовал, откуда шёл этот пьянящий запах. Вряд ли она делала это нарочно и с осознанием всего момента. Красная тряпка для быка, м? Но Рио был больше, чем просто бык, оставляющий позади себя дорожки растоптанных и пронзённых рогами тел.
- Видно в твоих глазах я много ошибаюсь.
- Ты делаешь это лишь от незнания… - зазвучал плавный голос. Словно её уже заранее готовы были простить за всё.
Рио подождал. Он дал ей среагировать и ответить. Всё это время наблюдал, будто бы глядя на неё и при этом куда-то сквозь, точно вся она была стеклянная и оголяла свой внутренний мир, который был куда интересен, чем оболочка.
- Прошу, ничего не говори. Даже если я не права в своих суждениях, я хочу посмаковать момент, - Диодан тепло и шире улыбнулся и пожал плечами. Хорошо, он подождёт и пока не будет ничего говорить. Насладись моментом, на здоровье. Он ответит на её слова немного позже…
… уголок губ едва-едва дёрнулся, когда девушка пригрозила ему пальцем. Сейчас бы этот палец раз… и откусить. Высунь только ещё раз.
Но Диодан всё ещё улыбался.
- Позволь вернуться к твоим ранним словам, - чуть ли не мурлыкнул он, моргнув как в замедленном движении. Пока что он не спешил отвечать на предположения девушки. В конце концов, она сама попросила.
- Ресурсы не ограничены тобой, нужно уметь взаимодействовать с миром и с тем, что он способен тебе дать. И с теми… кто способен тебе это дать. Любому, даже самому способному ученику, нужен учитель. Источники знаний, самосовершенствования, поддержка, гарантии, дополнительные силы и способы их получить, те, на кого можно положиться… о, только не подумай, что я сейчас говорю о лучезарной дружбе или лживой человеческой любви, полной пустых обещаний, - он снова немного прищурился, сделавшись хитрее.
Имеют вес только истинная верность и преданность делу, через которые нельзя переступить.
Переступи — и ты умрёшь. Предав идеалы, которые десятками… сотнями…? … веков хранятся в культе, ты не сможешь просто продолжить жить своей жизнью, уехать в другой город, сменить имя. Ха. Для тебя больше ничего не будет существовать. Как и тебя, впрочем. Вот где настоящее доверие. Не в ничем не подкреплённых словах и заверениях, а в железном гаранте. Так и не иначе. А доверие, дружба, любовь… всё это становится только потом. И лишь так, на настоящей и крепкой вере, можно что-то построить.
- Только дурак с ходу всё вывалит другому дураку… - добавил он на слова о том, что не раскрывает всего. И, перестав улыбаться, повернул голову к закату. Так можно только животы вспарывать, если уж вываливать. Вряд ли наша Ларэн желала лицезреть собственные внутренности, падающие с хлопками ей под ноги.
Теперь он замолчал, словно это ей больше всего надо было узнать, что именно он скрывает. Словно это не он мгновение назад неведомой силой заставил её остаться против собственной воли. Словно не он говорил пленяющими загадками. А теперь замолк, чего-то ожидая.
Когда ты задаёшь вопрос и знаешь, уверен, что тебе на него способны ответить, но ответа ты не получаешь… это нервирует, да. Рио это знал. Возможно, он сделал это специально. Либо он просто дал ей возможность впитать в себя всё, что можно, от этого странного момента, когда ты думаешь, что всё понял, но при этом не понял ничего.
...
- … интересно, насколько сильно бы над тобой посмеялись, если бы ты озвучила свои предположения, - спустя некоторое время молчания произнёс мужчина. И на этот раз это звучало как «ну ты и дура, если веришь в подобные сказки, всего несколько слов — и ты уже обманулась, мне и потребовалось совсем ничего!».
Провокация.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

23

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Не стоило рассчитывать так же и на то, что Ларэна легко проникнется доверием и уверует в те самые гарантии и возможности, которые может дать этот определено способный обучать учитель. Ведь и без любви и дружбы можно было дать целый галион пустых и ничего не стоящих обещаний. Сталкивались с этим и знаем, каково это обмануться в таких учителях. Но Ларэна не стала акцентировать внимание на собственной неразборчивости, выбрав путь молчания в этом вопросе. Хотя и стоило отметить, что частично со словами незнакомца она и была согласна.
Настала неприятная тишина, которой в любом другом случае она бы обрадовалась. В свете последних событий, такое молчание было не к добру. Она бы даже не хотела, чтобы та пыталась обволакивать её тело плотной тканью. Ведь тут рядом такое открытие, маленькое и слепое. Насколько оно важно? Неизвестно. Стоит ли его озвучивать? Неизвестно. Всё это вместе не давало даже сколько-нибудь веского основания полагать, что она не ошиблась. Хотя, чего это она? Ларэна была уверена, что была права. Да. Ведь всё указывало именно на то, что есть связь между этим индивидом и созданиями морей. Пока ещё эта связь была слишком прозрачна, чтобы смело указать на неё пальцем, но отрицать её наличия не стоило. Хотя это ощущение неприязни и ненависти было всё таким же поглощающим, как и в момент, когда она его только увидела на этом выступе.
Хах. А теперь, спустя всего лишь немного времени, ей в лицо бросили тряпку пропитанную вызовом. На такое она неоднозначно улыбнулась, держа в этот раз свою руку под плащом более надёжно.
- А я озвучила какие-то предложения? - удивлённо спросила она, прикрываясь маской лжи. - К нашему несчастью, история сослагательное наклонение не  знает. Увы, я лишь сказала, что верю в многогранность мира и в его глубину. Но не более того. - сказала она так, будто готова была дать слабину и отступить. - Но если же кто-то будет смеяться, то просто подтвердит собственное невежество и нежелание смотреть дальше собственного носа.

+1

24

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Ну вот так вот… на попятную пошла что ли? Разве я… какие-то предположения… озвучивала. Я лишь сказала… сослагательное наклонение… не более того… ой, ай!
Рио прыснул. Его лицо как будто ожило в этот момент. И он сам, похожий чаще на застывшую в воде и покачивающуюся лишь изредка водоросль, вдруг явил собой яркие коралловые переливы эмоций, живых и не таких уж фарфоровых. Что это? Треснувшая маска? Нет. Он сделал так лишь потому, что ему самому захотелось. Не хотел бы — поступил иначе. Это не то, что так тяжело сдерживать при должном навыке и желании.
Диодан сначала как будто фыркнул и подавился воздухом, словно от возмущения, резко его окатившегося с ног до головы. Аж глаза округлились. А после мужчина рассмеялся звонко и мелодично, как звенят жизнерадостные капли дождя, стуча по крышам и листьям деревьев. Наравне с мягким увлечением на заднем фоне от ауры и тихого внушения, всё ещё имевшего место быть, хоть и не так нарочито, это даже било по ушам. По ушам сознания, не внешним ушам. Как будто кто-то ударил по стеклу. И оно с грохотом разбилось, посыпались его кусочки, каждый из которых отражал смех, а потом стекло собралось обратно. И разбилось вновь, ведь так красиво и чарующе падали острые осколки…
Рио смеялся зажмурившись и запрокинув голову, так что бирюзовые волосы легли назад, открывая лицо. Смех его был совершенно беззлобный и как будто даже довольный. Но… чёрт его знает. Настоящее довольство у сына Дагона всё же было иным.
- Вот как значит?! - его насмешило то, как звучали слова Ларэны. Как будто она действительно собралась отступиться. Но нет, милая, это же не так, правда? Не расстраивай меня, пожалуйста.
И тут до Диодана дошло, что, с другой стороны, его собственный смех сейчас очень удобно лёг под последние слова девушки. Мол, весь он тут такой, рассмеялся, пусть и совсем по другой причине, сплошное невежество, не желающее смотреть дальше собственного носа. И тогда он расхохотался снова, на этот раз опустив голову и прижав ладонь тыльной стороной к губам, чтобы хоть как-то подавить приступ смеха. Впрочем, движение это было неосознанное.
Уф… ладно, хватит. Дуростями всякими тут занимаемся. Только как отказать себе в них? Не ходить же вечность с лимонной рожей.
- Зачем ты так? Я был о тебе лучшего мнения, а ты ранила меня в самое сердце, - не без улыбки, пусть и уняв смех, произнёс мужчина. Конечно, это самое «лучшее мнение» было лёгким и легко уносимым. Как пух. А рана в сердце подобна щелчку детских пальцев по стальному лбу. Но как тут удержаться?
- Я ещё половины не предложил из того, что могу, - ответил он на вопросы, которые нарочито отложил, а теперь решил таки вознаградить незнакомку ответом.
- И даже если так, то «всей тебя» будет более, чем достаточно. Или ты думаешь, что есть что-то куда весомее и значительнее? Жизнь твоей семьи, их выеденные сердца на блюдечке, голова каждого жителя этого города, весь китобойный флот, может, целый мир, который ты одна взяла бы в свои руки и принесла мне? Нет-нет, это всё людские обманки, оставь их другим, - он наигранно аристократично отмахнулся, как будто ему поднесли недостаточно дорогой сыр.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

25

[h1]"ПОДХОДИ БЛИЖЕ"[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
На одну единственную секунду ей показалось, что он воспринял её слова серьёзно. Незнакомец напротив и правда воспринял слова лжи так близко к сердцу? Хм, в другой бы ситуации она бы тому обрадовалась, упиваясь собственным превосходством. Это бы превосходство отлично уживалось бы за маской её спокойствия и приятно грело чёрное сердце леди. Но сейчас в душе с какого-то перепуга проснулась незванная совесть, расшаркивающая в своём лучшем платье. Благо душевное состояние Ларэны было спасено смехом. Звонким, почти живым и не таким фальшивым, как та напускная вежливость.
Хромоножка проследила все перемены в состоянии мужчины. Но она не могла так же не отметить, что сам звук этого смеха перекатывался по её сознанию, осколками собирая в кучу все её ощущения. Она это находила мало приятным, даже несколько отталкивающим. Юноша, который на мгновение показался ей стариком, и без того успешно создавал кашу в её голове. Иначе бы Ларэна тут не сидела, а занилась бы скучной проработкой планов на этот скучный вечер, вдали от этого места.
- Зачем ты так? Я был о тебе лучшего мнения, а ты ранила меня в самое сердце, - сказал он наконец, справившись с собой. Но мысль о том, что та улыбка, коей он сопроводил свою речь была фальшивой, голову Хромоножки не покидала. Но это так же позволило ей глянуть на собеседника взглядом, как бы говорившим, что она своих убеждений не передавала. Вот ещё.
Знаете, будь бы Ларэна верующей в Хрестианство, она бы сказала, что озвученное далее походило не иначе, как на сделку с Дьяволом. Где-то должна была быть ловушка. Тот самый мелкий шрифт, который по привычке никто не ищет. Но настораживало и то, как легко готов был собеседник раскрыть условия сделки, но от чего-то медлил. Будто ждал, что она сама кинется за брошенной костью.
- Я думаю вполне естественно предполагать, что одной меня с горсткой убеждений и пудом ненависти хватит, чтобы отплатить за предложенное. - спокойно, но с долей неуверенности сказала Ларэна, ни слова не сказав о том, что предложение её не заинтересовало. - К тому же, неужели тебе хочется возиться с человеком? Обучать, требовать повиновения и беспрекословного обучения твоему учению? - говорила она, легко и свободно, будто точно знала о чём они друг с другом говорят. Ведь никто точно не подтвердил и не опроверг её предположений о том, кто есть такой её таинственный собеседник и умелый противник на поле притворств и ухищрений.

0

26

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Дёрг сознание туда. Дёрг сознание сюда. Ловкая игра за ниточки, по одной, по несколько, постепенно спутывая рассудок до тех пор, пока не станет невозможным разобрать где твои настоящие чувства, а где навязанные. На самом деле часть работы сама себя делала. У Рио не было необходимости заставлять морской народ чувствовать к нему уважение. Каждый обращенный испытывал уважение к своему Отцу, которому был обязан этой жизнью, и к его первым детям тоже. Это не просто было чем-то, что само собой разумеется. Это было частью своего рода... промывки мозгов? Они все в это искренне верили и все понимали. За исключением, может, сорняков, но прополка проводилась Диоданом редко, да метко.
Пока что всё было безобидно. И на деле — по крайней мере для самого Морского Дьявола — выглядело куда проще чем звучало. А вот человеческому разуму с этим будет сложно. Но ничего. Разум можно подготовить. В дальний путь, в последний путь, в… в лучший из миров!
«Юлишь, значит...» - улыбаясь себе под нос, Рио принялся разглядывать свои когти, хотел пощёлкать ими друг о друга, но обнаружил, что вместо когтей у него… ногти. Во имя морского чёрта, к этому просто невозможно привыкнуть! Но он пощёлкал ногтями. Слабые такое… их легко сломать, если за что-нибудь зацепиться. Как можно жить, будучи настолько немощным? А главное… как люди ещё не вымерли самостоятельно? Плодятся слишком быстро, слишком быстро, бросают в общий котёл жизни огромное количество своих детей, не стараясь делать упор на качестве. Лишь бы кто-то там как-то выжил и наплодил ещё больше. Мерзость. Вот Рио например: он ни за что не заведёт детей, пока не будет уверен в том, что полностью воспитал имеющихся. И потом какое-то время тоже спешить с этим не будет. И никогда не заведёт больше, чем может потянуть! Разве так сложно оценивать свои силы справедливо и честно?! Даже он это понимает. Однако... почему «даже»? Как будто он чем-то хуже. Напротив — лучше!
Книга, пребывавшая до этого на коленях, легла в сторону.
- Мне хватило бы и половины тебя, чтобы насытиться, - неоднозначно произнёс мужчина. Фраза эта с его стороны была правдива сразу в двух смыслах. Даже если бы Ларэн была… менее обнадёживающей и не такой злобной, Рио мог вполне удовлетвориться практически любым человеческим существом. Как для приёма в пищу, так и для приёма в семью. Каким бы не было твоё сознание, сломленное оно уже не будет ссылаться на прошлую тебя. Прошлой тебя не будет.
Он поднял голову, не убирая руки от губ, но теперь прижимая к ним согнутые пальцы. Не сильно, чтобы слова, произносимые вслух, не теряли чёткости.
- А вот хочется. К тому же… не так уж много мне нужно для этого сделать, - звуки застыли. Не только солнце впереди показалось замершим, но даже небо. И как будто… морская гладь. Если бы над водой летали птицы, по ним можно было бы удостовериться, что всё это — лишь иллюзия восприятия, на которое давила постепенно деликатная, но гнетущая аура собеседника. Да вот только в небе не было ни одной птицы.
Диодан развернулся полубоком — одним только корпусом тела. Взгляд его сделался пронзительным и неприятным. Как на тех картинах, что смотрят на тебя из любой точки комнаты, где бы ты не стоял. Он приковывал к себе и заставлял заглядывать в них, чтобы весь мир вокруг сузился только до двух этих бирюзовых глаз, полных моря. Крепкая и сильная — нечеловечески сильная — рука ухватила девушку за запястье, выдёргивая ладонь окровавленную из под плаща и притягивая к себе. Как её, так и саму незнакомку, что только чудом и точностью движений, производимых Змеем, можно не столкнуться лбами. Пальцы, казавшиеся до этого такими тонкими и хрупкими, сжимали запястье до онемения. Но боли не чувствовалось. Всё из-за зазвучавшего голоса, проникающего под самый череп, точно паразит, которого становится невозможно искоренить и выгнать из своей головы.
- Твоё «истинное наслаждение», которое держит тебя здесь, лишь капля в море. Тебе нравится играть роль невинной девушки? Нравится, когда глупые и слепые люди не способны ни разглядеть твоего настоящего лица, ни поверить в его наличие даже при настоящих фактах, подтверждающих это? Нравится эта двуличность и их доверчивость, которая даёт тебе тот маленький, крохотный кусочек власти над людьми и их рассудком? Нравится причинять им боль и заставлять страдать за свои слова и деяния, как будто кто-то давал тебе такое право: решать какого наказания они достойны и как ты можешь его воплотить. Как будто это не ты сама уподобилась им, водрузив корону себе на голову. Как не правильно, юная люди… - с ехидцей прошипел он, криво усмехаясь, даже словно немного нервно и с капелькой безумия.
- Ну-ну… неужели ты не хочешь лучшей для себя участи? Неужели ты не та, кто готов к более решительным действиям? Или ты согласна прозябать всю свою никчёмную и мелочную жизнь в этом городишке до тех пор, пока его не накроет волной или тебя не проткнут твоей собственной тростью?
«Я тебе прямо сейчас могу это устроить...»
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

27

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Сложно описать те ощущения, которые вызывал этот индивид. Он буквально душил её, но меж тем не прикладывал к тому никаких усилий. Спутывал мысли и без того не всегда ясные и правильные. В конце концов, старик, претворяющийся юношей, прервал её мирный ритуал, где она хотя бы на некоторое время забывала о том, как завралась и как устала от всего. Устала от боли в ноге, устала от ужимок, устала от людей, устала от интриг и лжи, устала от этого города, устала от порта и его огромных учётных книг, что рассказывал о кораблях, что бороздили моря с переменным успехом. Шторм, рифы, странные рассказы о чудесах морских - всё вело к смерти людской. И всякий раз, когда в порт не прибывал корабль, Ларэна лишь пожимала плечами, не беспокоясь о несчастных, кто остался без тех кто посчитал себя сильными духом. Она была непреклонна в той мысли, что кому-то нужна была эта смерть. Кому-то нужна была кровь, что окрашивала море в неприятную смесь чёрного и алого. Люди перешептывались, говорили с содроганием, что виной тому не только человеческая глупость, но и нечто большее. Обычные сказки, скажете Вы. Но вот Ларэна была уверена, что за ними что-то стоит. Она не верила в случайности, она верила в закономерности, которые к чему-то да ведут.
А сейчас, столкнувшись с одной из этих закономерностей лицом к лицу, хромая осталась без своего главного оружия. Любопытства. Просто наблюдая за собеседником, ей не хватало запала, чтобы сказать, что он странный. Странный для людской линейки. Этот старик, проповедник и изверг в одном лице, просто не помещался в рамки и определения, которые шальной мозг пытался напялить на образ фарфоровой куклы. В нынешних реалиях леди могла лишь попытаться дать сама себе тростью по затылку, истошно крича, что попытки прировнять его к человеческим мерилам есть глупость несусветная. Вот только как делать иначе, если другие линейки тебе просто недоступны? Придумывать их? Ещё одна ошибка, которой она уже не допустит. Тем более, что речь пошла о насыщении не только информационном. Как славно, что Ларэна не боится умереть, она скорее расстроится, что не насолила себе подобным достаточно, чтобы пошатнуть их и без того ненадёжный и обманчивый мир. Стоило так же сказать, что дева отметила для себя, что её цена ничтожна, пускай её навыки и мировоззрение стоят некоторых правок, ради которых стоило бы напрячь хотя бы частичку себя. И в любом другом случае, в ней бы взыграла человеческая гордость, ситуация только не располагала, а инстинкты вопили о том, что делать подобных выпадов не стоит. Более того, такой удар станет фатальным.
Единственное, что Хромоножка ненавидела больше людей, были прикосновения. Особенно нежеланные. Даже в смешавшемся в ком сознании, она ощутила волну ненависти, подкатившей к горлу. Взгляды их встретились. Пучина морская столкнулась с жидким золотом, раскалённым и полнящимся яростью, но она не проронила и слова, пускай ощущать дыхание незнакомца на своей коже ей было вдвойне неприятно. Запах её крови тоже смел забивать ей голову всякой несусветицей. Прекрасной, безумной, но такой бесполезной и мешающейся.
Эта его тирада была сладка, как мёд, но и так же опасна из-за пасущих его пчёл. И как бы не было то скорбно, она признала его правоту. Это было видно, даже через слой злобы, коим она себя украсила. Нет, правда не всё. Она то не докажет, уж слишком этот странный индивид, непреклонен. Но это не помешало ей с рычанием и силой, уволочь его в сторону. Нет, не в морскую пучину, где как ей сказали, смерти обоих добиться не получится. Она уволокла его на землю, переваливаясь за выступ, как побитый зверь с палкой. Опасное движение, но этот танец догадок становится и без того закрученным и без того многослойным. Плевать, уж слишком ей хотелось хоть как-то возразить.
- А ты предлагаешь достойную жизнь подле тебя? - сжатая в тисках его пальцев рука, беспомощно тянулась к нему, в попытках не то схватить, не то забраться наточенными ногтями ему в плоть. - Стать иной и покорной. Променять ничего, на великое и прекрасное что-то. - её лицо сделалось каким-то несчастным, будто у дочери, что разукрасила цветными мелками важные бумаги отца, а последний устроил нагоняй. - Да, я получаю крупицу власти, да я причиняю боль и страдания себе подобным, но по крайней мере я не вру сама себе. Тем более человечество не придумало, как убить себя иначе, кроме как собственными руками. - эмоция на лице снова сменилась, став порождением истинной боли, которая разрывает душу любого, кто разочаровался в жизни. - Я лишь слышала о тех, кто живёт в глубинах морских, основываюсь на глупых предположениях, но я уверена в одном. Море не позовёт меня, потому что я не достойна. - голос исказился став приглушенным и зловещим, будто с этими словами из неё вытягивали жизнь. - Потому что сломи меня и я приклоню колено, но то будет фальшивкой. Ничего не стоящей. Да, я хочу лучшей участи, не скрою. Звучит всё заманчиво и мило, однако эта огромная волна смоет всё. Лишая меня удовольствия проникнуться этим с твоей помощью и при этом остаться частично собой. Беспокоишься за семена предательства, которые могут просочиться в чужие умы? Тогда я буду рада стать безвольным примером твоего страха, досточтимый господин и учитель. - Ларэна горько усмехнулась, чуть расслабившись, краем сознания понимая свою наивность. - Я первой прервала наш убийственный танец, да? Мне жаль. Но как бы ты ни был страшен и силён, я не постесняюсь сказать правду, даже если она меня сейчас убьет.

Отредактировано Эмерис (3 Апр 2018 13:00:03)

+2

28

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Ого. Ого! Вот так прямо сразу!? Если бы не тема, которую они сейчас так глубоко затронули, Змей бы обязательно отшутился на манер «Мы ещё мало друг друга знаем, я не готов к такому стремительному развитию отношений!».
Рио даже не успел должным образом полноценно удивиться. Хотя удивление это и было спокойно и полное самообладания. Он оставлял лазейки нарочно, ведь ему нравилось не просто провоцировать. Ему нравилось, когда люди находили эти щёлочки и со всем имеющимся у них безумством, риском и как будто даже тягой тот час умереть от глупости своих поступков, просачивались в эти дыры. И срывались. Ну разве не прелесть?
Словом, оставивший эту нарочную лазейку, парень завалился на землю. Он особо не сопротивлялся, выглядело так, будто сыграл эффект неожиданности, но всё же Рио признал, что девушка не была совсем слабачкой. С ней вполне можно было побороться.
Лежать вот так на земле, удерживая яростную руку-убийцу, желавшую вырвать из Диодана кусочек мяса, было одновременно рискованно, опасно, волнительно, но при этом как-то приятно и радостно. Безумие? Возможно. Так люди это и называют. Для самого Дьявола все его чувства отнюдь не были противоречивыми. Они были такими, какие есть. И не его вина, что смертный разум их никак не осилит. Сколько безумцев на суше незаслуженно страдает! Но истинные знатоки безумия находят свой пути к настоящему Отцу.
Бирюзовые волосы разметались по земле, ложась тонкими и извилистыми ручейками. Ни на мгновение Рио не отвёл взгляда от девушки. Так что смотрел на неё всё так же пристально и плотоядно и когда падал, и когда уже лежал на земле. Наточенные ноготки смертной бестии были сантиметрах в десяти от бледной кожи, но это, право, так интригует! Но его собственная рука всё ещё сжимала запястье, а кровь на ладони манила самому потянуться навстречу. И… мужчина всё ещё улыбался. И об его улыбку могло разбиться любое брошенное слово.
Он дал ей высказаться, прежде чем приоткрыть ещё один клочок завесы, за которой скрывалось что-то, что не могло так разом явиться во всей своей красе.
- Я предлагаю тебе просто достойную жизнь, а не жизнь подле меня… это уже… на твоё усмотрение, - он подавил смешок, но усмехнулся, приподнялся на локтях, всё ещё сдерживая её руку, и подался навстречу.
- Стать иной… да. Покорной… ? Это ни к чему. Верной, преданной общей сплочающей нас идее, цели, частью настоящей семьи, которая ценит тебя, а не только то, что ты способна или не способна дать, не строит на тебя планов по использованию для удовлетворения своего эго… - он вдруг взглянул на неё с нежной жалость, но не без издёвки.
- Ах… прости, тебе это не знакомо, верно? То чувство, когда тебя ценят за то, что ты есть у других и есть часть их всех, а не за то, что ты следуешь их планам и становишься в точности такой, какой тебя пытаются слепить. Наверное, ты даже не уверена, что бывает по-другому. Бедняжка… а я ведь совсем немного требую, лишь искреннюю веру в то, что объединяет нас всех, и следование ей. Это требование так ничтожно, что ты вправе заподозрить обман, но заче-е-е-ем, - протянул он ласково, настойчивее притягивая девушке к себе.
- … ведь я хочу помочь тебе, - мужчина перешёл на шёпот. То, что он говорил, предназначалось только Ларэн.
- Великое и вечное что-то, полная блаженства жизнь и того, что ты захочешь сама. Хочешь — будь одна. Хочешь — будь с кем-то. Живи тогда и так, как тебе самой хотелось бы. Будь свободна от людской мерзости, глупости, смертности и безысходности. И от людского несовершенства. Никто и никогда не осудит тебя за то, что ты делаешь. Ты будешь в своём праве. Мне не нужно, чтобы ты преклоняла колено, милая, мне не нужна твоя тряпичная покорность. Ты сама должна понять и принять, кто действительно достоин уважения. Остаться собой…? Лишь частично, ведь твоя жизнь не будет прежней, а значит и ты тоже, но это только к лучшему. Я не боюсь предательства, дитя, тебе никогда не стать безвольным примером страха, которого не существует, да и разве эта та лучшая жизнь, которой ты желаешь…? - он приблизился настолько, что едва ли не коснулся губами её щеки. Но только «едва ли».
- Ты достойна, Ларэна… море зовёт тебя.
Он знал её имя.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]http://s4.uploads.ru/qMCjU.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+1

29

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Ставки были сделаны. Ларэна была готова расстаться с жизнью в любой момент, но при том она не могла отвести взгляда от этой пучины глаз напротив, что медленно и неотвратимо поглощала. Хромая даже нашла в себе наглости бороться с этим, будто это могло её спасти от того, что она сама хочет или думает, что хочет. И даже улыбка, которая до сих пор казалась ей фальшивой и наигранной, толкала на то, что за всё придётся заплатить непоправимую цену, которую человеческий разум не мог понять. Ещё одна проблема, которая бесила её просто своим существованием. Пускай её снедало удивление от того, что она до сих пор дышит. Как же прекрасно, что она этого не показывала, а фиалкового цвета пряди её длинных волос иногда скрывали этот позор.
И знаете, а ведь Ларэна была права по поводу незнакомца. Он и правда принадлежал к тем неведомым созданиям, которые скрывались под толщей воды. Это было так смешно, что только осколки её силы воли удержали этот непонятный поток ехидства и приятного удовлетворения глубоко в сознании. А короткая тишина и легко читаемое довольство создания под ней, открывала тот самый замочек, от которого ей не так давно дали ключ.
Была права она и в том, что мужчина был тем ещё садистом. Ведь кто может так точно и методично отметать шелуху её грубых мнений и оставлять только то, что нужно? Только тот, кто отлично знает своё дело и скрыто наслаждается невежеством собеседника, прикрывая это лёгким состраданием. И даже движения его были чётко выверенными, что было очень тяжело не поддаться их ритмике. Плавность и неспешность будто говорившая, что пока ей боятся нечего. Увы, дыхание от этого не выравнивалось, а комок мыслей не распутывался и не становился понятным и привычным.
Ох, а как же больно было слышать, о том, чего она и правда не познала. За все те годы, что Ларэна топтала землю ногами, ей не перепало и капли этого чувства, так легко описанного незнакомцем. Ощущение нужности, но не наполненное алчностью и предвзятым отношением. Обделённая этим, она в первую очередь хотела передушить всех, кто ей просто не додал этого или не дал так, как она того хотела. Хромоножка польстилась на это чувство, хотела испытать его, понять и осознать его полезность лично для себя. Но бушующее сознание вцепилось в слова об обмане. Очередная уловка? Замок, на который стоит обратить внимание? Или очередное доказательство её подозрительности? Ох, как бы хотелось докопаться до ответов на эти вопросы, но они так и не получат достойных объяснений, уступив место другому. Незнакомец. Слишком. Близко. Ей и без того было сложно дышать, а он был так близко, что ей совсем не хватало воздуха. Забавно, что Ларэна не заметила, как её подтянули ближе. Зато та насторожилась при упоминании желания ей помочь. Что обидно, в прошлом, именно после этих слов, её зажали в подворотне города и жестоко избили, сделав калекой. Неприятное сравнение, а вот ощущения вызвало оно ровно такое же, как и тогда. Страх и неуверенность смочь что-то этой "помощи" противопоставить. Хромая, злобная и обескураженная, Ларэна будто остолбенела, не в силах даже пошевельнуть и пальцем, не говоря уже просто о том, чтобы спокойно моргнуть.
- "Слишком близко!" - взвыла она про себя, не веря в то что ей говорят и не найдя в себе сил отдалиться хотя бы на сантиметр, чтобы вдохнуть полной грудью. Это была сделка с самим Дьяволом. Коварным из коварнейших, однако, как бы то ни печально для всяких проповедников, ей не хотелось оставаться здесь, ей не за что было цепляться, а главное не за чем. Зачем стоять на пороге дома, где тебя не ждут?
- Да, я не хочу и не желаю, быть безвольной. - сказала она так же шепотом, - И даже, если ты считаешь меня достойной. Моё немое согласие - это же не всё? Ты умело скрываешь что-то ещё, кроме своего имени и целого шмата информации.
Её почти не удивляло, что он знает её имя. Но Ларэну смущало то, что так и не была названа цена за то, чтобы стать этой иной. Хотя её смущало не только это, её разум будоражили тысячи вопросов, кои она пока не осмеливалась озвучить. Леди наивно считает, что эти вопросы получат ответ в довольно скором времени.

+1

30

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Большой палец руки, сжимавшей запястье, скользнул по побледневшей от онемения ладони, собирая кровь. Рио проследил за собственным движением так, будто это не он его выполнял, а рука и его пальцы жили сами по себе. Прикрыв глаза, он самую малость подуспокоился, но эмоции частенько вели себя в нём подобно морю: то обманчиво размеренные и притихшие, то вдруг превращающиеся в настоящее цунами. И какой смысл сдерживать это? Да и как… буйство стихии неумолимо. Человеческие оправдания для него не подходят.
А Ларэна… была всё ещё жива. Нет, серьёзно… даже если она мысленно себя похоронила, даже если она заслужила сейчас свою смерть и практически расписалась в последнем документе, где обязуется удобрить собой морское дно, даже если…!
… вы действительно думаете, что она умерла бы так быстро и просто? И даже если она уже подписала смертный приговор, узнает она об этом, видимо, не скоро. А до тех пор...
- Даже если море позвало тебя, ничего не получится, если ты сама не позовёшь… всё, что нужно, ты узнаешь постепенно, со временем, я обещаю… - мягким шёпотом отозвался Рио. Он всё ещё был катастрофически близко, хотя это был не предел. И он всё ещё не собирался отстраняться. Рука девушки теперь была отведена чуть в сторону, иначе мужчина не смог бы приблизиться.
Если ты не позовёшь… что? Море?
«Я и есть море!» - извивающейся и хищной муреной закопошилась в чужом сознании мысль, дёргая хвостом будто в сумасшедшей предсмертной агонии. Удар по крохотным нервным точкам, разряд по стрункам души, резкий, без предупреждения. А потом опять… мягкий шёпот. Успокаивающий, обманчиво заботливый. Даже если ты знаешь, что он не настоящий, менее правдоподобно он не звучит. Как так получается? Ты понимаешь, что это не искренне и, по всей человеческой логике, слова должны звучать ещё менее правдиво с этим осознанием. Но они не звучат, а стоят на своём.
Разве что-то можешь ты этому противопоставить? Нет…
- Я вижу обиду в твоих глазах, Ларэна. С тобой обошлись несправедливо, недостойно, жестоко… такова сущность человека, низшего из разумных существ. Но каждый, кто осознал это и принял эту грязь в себе, способен от неё очиститься и покинуть тюрьму, в которой твоя душа пребывает в заточении. Я думаю, что ты достаточно настрадалась и с тебя хватит этой удушающей и неблагодарной жизни. Поэтому я и услышал тебя… - боль, обида, одиночество, чувство ненужности и брошенности, то отвратное ощущение, когда ты осознаёшь, что даже для самых близких ты не больше, чем вещь. Сломанная и не желанная, не такая, какую они хотели. Непонимание, безысходность, бессилие… бесполезность всего бытия, которое не более, чем мука, тянущаяся от рождения и до смерти. Низкопробная, карикатурная и совершенно не смешная, полная лжи, иллюзий, не сбывающихся стремлений и мечтаний. Жалкая пародия на что-то классное, чего тебе никогда не ощутить. И во всём это... ты, которая никогда не станет тем, кем захочет, никогда не будет рада тому, что живёт на этом свете, никогда не будет по-настоящему любима, ибо любовь человеческая ограничена стереотипами, требованиями, эгоизмом и временем.
Все эти разрывающие изнутри чувства вместе со словами Морского Дьявола не просто ворвались в душу Ларэны. Они распустились подобно огромному цветку, выпуская наружу аромат всех возможных разочарований, которые заставляют людей кидаться с обрывов, захлёбываться молитвами и слезами, рвать на себе волосы и годами кричать в пустоту. Этот цветок, повиновавшийся голосу мужчины, пустил корни во все стороны, пронзая плоть в каждом месте, куда только дотягивался, рваной, тупой болью, пульсирующей в самом естестве человека, в самой его глубинной сути.
Вот что он заставлял её почувствовать, всковырнув всё самое ужасное, что только можно откопать в темнейших уголках сознания и подсознания. Он принуждал это вырваться наружу и окатить удушающей волной, смертельно опасной и невообразимо… бодрящей. Сводящей с ума.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+1

31

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1][nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Ощутив очередное болезненное, как физически, так и морально, прикосновение, она позволила себе едва прищуриться. Никак иначе она свою неприязнь не показала. Пальчики тут же сжались, как только покалеченная ладошка ощутила экзекуцию над ней, схватив в свои заложники большой палец незнакомца. Получилось то просто на автомате, так что Ларэна не отвлекалась на ликование и прочие восхваления, что вот она онемевшей, но не отдающей болью рукой, хватает там незнакомцев всяких за пальцы.
Находясь всё в той же относительно неприятной позе, Ларэна до сих пор умудрялась сохранять хотя бы видимое спокойствие. И как бы то ей было неудобно и неприятно, лицо оставалось каким-то каменным, с проблесками неприязни к этой самой близости. Но в чём проблема? Возьми, да отстранись. Вдохни воздуха и перестань уже жаловаться. Но нельзя просто так взять и отстраниться, когда тебя за руку притянули и когда твоё тело будто окаменело. Тут всеми правдами и неправдами будешь терпеть это и как положено человеку – привыкать к новым обстоятельствам.
Последняя фраза незнакомца, одновременно воодушевила и ввела в ступор, что на секунду проскочило на девичьем лице. Что же ей требовалось узнать и как? И чем было опасна спешка? И почему она должна была позвать море?
Мысль, определённо инородная, мощным взмахом хвоста. Хм… почему хвоста? Откуда бы взяться в мозгу образу мелких чешуек? Обманчиво прекрасных, но таких острых и опасных. Остановись. Дай продохнуть. Отступись хотя бы на мгновенье. Но кто позволил? Ларэна? Нет. Ларэна лишь сжала зубы, унимая очередную бурю в своей голове. А параллельно с обидой понимала, как обманчиво звучит эта нежность и мягкость голоса. Откуда бы взяться этой обиде? Твоя работа, незнакомец? Определенно. Бесспорно. В любой другой момент, она бы просто задушила в себе эти чувства и скормила ненасытной злобе. Сейчас этот неукротимый зверь был будто сыт, забыв о своих обязанностях.
Но даже без этого, слова мужчины были подобно отравленным ножам. Нет, даже каждый звук источал яд, разрывающий давно зарубцевавшиеся раны. Это было невыносимо, но Ларэна на то только глухо зарычала. Сердце забилось, как бешенное, разгоняя кровь. Хаос, если бы она могла испепелять взглядом, то точно бы попыталась это сделать. Сознание услужливо подкидывало всё, что она уже давно пережила и использовала, как предлог, чтобы творить то, что делала. Боль физическая, боль ментальная, обида от собственной глупости и недальновидности. Напоминание родителей, что она стала слишком закрытой, пусть и безупречно выполняющей их прихоти. О, милашка Ларэн отложила копье в сторону и взяла в руки тросточку. Что дурочка, как защитишься теперь? Хотела быть умелой, а стала хромой? Никто не польстится на твою милую мордашку, ведь тельце покорёжено. Ата-та, какая беда. Шёпот. Шёпот. Презрение. Взглядом их лови, да запоминай. Поддавайся. Отдайся демонам души.
- Только обиду? – всё тем же безжизненным шёпотом продолжала она, справившись с желанием процедить эту парочку слов сквозь зубы. – Для тебя, столь наблюдательного, увидеть только обиду, - Ларэна криво усмехнулась, - Слишком провоцируешь, эту леди. Я и без этого красиво горю изнутри. Это, я надеюсь, видно отлично.

0

32

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Короткая усмешка коснулась губ Рио, но Ларэна не могла этого увидеть, так как мужчина почти соприкасался губами с щекой. И, казалось бы, тут уже с таким шатким положением можно было и ткнуться пару раз, но Диодану удавалось каким-то образом выдерживать те самые миллиметры между ними. То есть как бы тебя в действительности не коснулись, но при этом настолько раздражающе близко находятся, что действительно… наверное, будь Рио на месте девушки, тоже бы возжелал вырвать у неприятеля кусочек плоти. Только Змей не испытывал дискомфорта по поводу чьей-то близости, потому разделить чувств девушки не мог. Да и не хотел.
Отступиться? Дать продохнуть?
Мужчина щурится довольно, как сытый кот, который только что замучил и съел мышь. Он раздумывает и приценивается, колеблется играючи, просто чтобы ещё немного подёргать коготком натянутую струнку напряжения. Он знает, что она может порваться в любой момент. И неизвестно, в чью сторону она отскочит, ударив, но ведь в том и интерес! В том весь азарт!
- А ты ждёшь, что я, как твой личный лекарь сознания, буду перечислять все эти ваши человеческие определения эмоций и раскладывать их по полочкам? - он немного подался назад. Так, что мог теперь смотреть в глаза Хромоножки, а не только шептать ей в щёку. Впрочем, неведомое воздействие самих звуков, которые издавал Рио, если и уменьшилось, то немного. Совсем не отпустило, но ослабло.
Усмешка превратилась в улыбку. Снисходительную и терпеливую. Как будто это Диодан уступал Ларэн в своей безоговорочной победе. Он закрыл глаза, продолжая легко и беззлобно улыбаться, тихо хмыкнул, ничего не ответив. Словно слова девушки были настолько ничего не значащими, что даже не заслуживали того, чтобы на них развёрнуто отвечали. И, с этим хмыком, мужчина разжал свои пальцы, полностью освободив руку Ларэн...
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

0

33

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Ох, как прекрасно было это ощущать. Новые пируэты для бесконечного танца. А ведь собеседник отлично видел, как корёжит её от злобы и собственного сознания, что безостановочно выворачивает её память так, будто ей разрешили глянуть на все прожитые годы с другой стороны да под другим углом. Ещё немного, буквально секунда и её тело просто сведет от того количества яда, что пульсирует у неё сейчас по венам. Удивительно, как за несколько минут можно возродить отвращение к своей сути, обратить его в оружие, а потом ковыряться им у тебя в сердце, будто зубочисткой в зубах. А бедняжка то и дело, что рычит, да скалится, сохраняет спокойствие личика, лишь для виду и потому что так привыкла.
Забавно было и то, с какой лёгкостью он лавировал на этой грани, между тем, чтобы коснуться и тем, чтобы таки окончательно разозлить сидевшую на нём леди. Хотя леди, уже стоило переименовать в бестию. Вон как жарко фырчала, когда мужчина легко и непринужденно отодвинулся, дав наконец время на то, чтобы наполнить кислородом лёгкие.
- «Я и не жду. Хватило бы простого, вижу.» - рыкнула про себя Ларэна, жадно вдыхая воздух носом, будто до этого её безостановочно душили.
Нет, даже как-то откликаться на это не стоило. Бесполезная трата времени и сил. Тем более собеседник всем своим видом показал, что его это никак не интересовало. Пущай так.
Но как радостно стало на душе, когда чужие пальцы разжали запястье девы. Боли она не замечала, как и того, что до сих пор сжимала проповедника за большой палец. Он насмехался над ней, даже не сколько над ней, сколько над тем, что она есть порождение человечества, пусть и слегка злобное.
Ларэна, как змея, напряглась всем телом, отодвинулась чуть назад. Она была уверена, что он всё слышит и чувствует, как она двигается. Пускай. Девушка резко перехватила освободившейся рукой за запястье, пачкая ему одежду её кровью. А сама всем телом, упираясь в чужое плечо, пихнула его обратно на землю. Для пущей уверенности в своей стойкости, другая рука, держалась откинула от этого змеиного клубка трость подальше и с какой-то непонятной наглости, вцепилась точёными коготками в плечо, метя в сустав. Сама Ларэна приблизилась к уху незнакомца и тихо зашептала, сначала неразборчиво и злобно, чтобы плеснуть скопившимся ядом в это чужое, во всех смыслах, ухо.
- Забавная игра. Браво. Но она скучна, когда в неё может играть только один. – выдала она, борясь с ещё одним накатившим желанием, впиться в шею, что неустанно привлекала внимание. Да, она подставляется. Возможно специально. Вон, трость даже отбросила, единственное, вроде, оружие.

+2

34

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Это было не то, чтобы предсказуемо и ожидаемо… неверные слова. Неверное определение. Девушка поступила так, как Рио… хотел, чтобы она поступила. Он вёл её к этому, а потому не удивился, когда последовала именно такая реакция. Знала ли Ларэна, что, по сути, не она в полной мере решила сделать сейчас то, что сделала? Может быть. Было ли от этого легче и менялось ли что-то существенно? Нет. Диодан по-прежнему оставался в удобной для себя позиции (во всех смыслах), которую самостоятельно избирал и задавал. Опять же, не то, чтобы он был серьёзный планировщик, но выстроить небольшой рядок взаимозависимостей, чтобы в итоге насладиться своей победой… почему нет? Он даже… руку так отпустил, улыбнулся, глаза закрыл… неспроста. И это проявленное снисхождение было подано точно такой порцией, какая требовалась для желанного результата.
Когда рука девушки перехватила запястье, Рио не стал сопротивляться. Не потому, что это было неожиданностью, а потому что это было то, чего он ждал. Опрокинутый обратно на спину, мужчина приоткрыл глаза, глядя на Ларэн томно и с нескрываемым удовольствием, читаемым в бирюзовых глазах. Словно они тут, видите ли, голубки на утёсе, дурачатся, а сейчас она говорит ему тёплые-тёплые слова любви, приправленные сдерживаемой страстью. Очаровательно.
«Да, я тоже люблю тебя неземной любовью...» - издевательски смеялись его глаза. Сам Змей был спокоен, не суетился, но в душе радовался и даже немного трепетал.
Опасно ли было то, как он обыгрывал эту партию? Да…
Приносило ли ему это рисковое удовольствие? Да и ещё раз да.
Был ли он неузявим сейчас? Нет!
Могла ли Ларэн при должной силе, скорости и сноровке, а также с требуемым эффектом неожиданности убить его прямо сейчас, на этом месте?
Да…
Впрочем. И он её.
… о, юная леди, это так возбуждает.
Коготки впились в плечо. Аучш-ш-ш… острые. Но всё ещё слабенькие и не настолько крепкие, как природные когти Рио. Мужчина коротко оскалился и едва слышно шикнул, но скорее механически, без злости. Практически тут же вернул улыбку на своё лицо, чуть опустил голову, отчего взгляд сделался исподлобья. И так как будто проникал глубже, прокручивался внутри несколькими оборотами, наматывая на себя ошмётки покорёженной души. Но Ларэна улизнула, склонившись к уху Диодана. И… во имя Отца, и сына и Матери Гидры, сколько яда, вскипячённого ранее им самим, было в этих словах. Сплошное блаженство, отборное, качественное. Просто прекрасно. Хотя прямо здесь на месте растекайся лужей и, булькая, утекай в разные стороны.
- А мне всё равно очень даже весело, - улыбнувшись шире и беззаботнее, но по-прежнему с какой-то нечеловеческой жутью в каждой нотке мимики, ответил Морской Дьявол с лёгким придыханием. Ему нравилось то, что говорила Ларэна. И как говорила. Кажется, вместо того, чтобы служить оружием, всё то, что делала и произносила Хромоножка, было сравнимо с толстым слоем мёда, щедро размазанным исключительно для Рио.
Рот чуть приоткрылся в более выразительной усмешке, выпустив наружу тихое и приглушённое «хах», похожее одновременно на вздох безысходности и при этом… злорадный короткий стон удовольствия. Обнажённая под глубоким вырезом бледная грудь мерно вздымалась и опускалась, дыхание мужчины было ровным и спокойным.
- Ну давай… - мягко отозвался он взаимным шёпотом.
- Сделай это, если хочешь… и если посмеешь...
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+1

35

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Ларэна, каким-то чудом и на фоне общей злости, понимала, что её дёргают за ниточки, копаются в её мерзкой душонке и вообще выворачивают всё так, как хочется мужчине под ней и как будет богато смотреться на фоне всей её агрессии. В общем она была и не против. Она настолько устала прятать всё это в себе, что для неё это в какой-то мере была отдушина. Состоящая из лезвий и разрубая её нежное тельце на неровные куски. В эту мясорубку попала и неприязнь близости, ибо ничто не останавливало. Миллиметр ближе, миллиметр дальше. Вот уже начихать. Он хотел, чтобы она обнажилась перед ним вся? Ну, вот она. Не самый приглядный индивид рода человеческого, который смеет не просто рычать, но ещё и заползать сверху на жителя морей. Да, он победил. С шумом, треском и прочими фанфарами, но кто сказал, что игра кончается на победе? Всего лишь одной из многих. Приятно ведь, когда соперник не отчаивается, не вешает нос, а с силой огненного вихря несется к новым баррикадам, чтоб героически об них убиться.
Это разжигает азарт в душе Ларэны. Это пробуждает в ней рвение не только двигаться дальше, но и усерднее душить оппонента не только словами, но и собственными руками, что были до сих пор сильны. А тут такой сладостный противник, что и не знаешь, воспользоваться предоставленной возможностью или уступить ещё одну победу. 
Ему весело, прекрасно. Но как же ноет голова, что не знаешь правил! Но в чём тогда соль? Ты всё узнаешь и таинство этого хищного танца, где могут умереть оба, потеряет всякий смысл и шарм. Верно, пускай уж так и будет, неизвестность, иногда интереснее мира полного известных закономерностей.
- Манипулятор. – озвучила она с рыком очевидность, которую знали они оба, в общем-то. – С тобой слишком интересно. – в маниакальном шепоте поведала Хромоножка, не разу не упомянув в каком именно плане, - Но ты буквально просишь, чтобы я свернула тебе шею. Пускай то будет слишком просто, на мой человеческий взгляд. Даже ты бы умертвил меня не таким вычурным способом.
Пальцы, впившиеся в плечо, сместились, начав давить под немного другим углом. Просто потому что так было удобнее и приятнее. Хромая беспомощно скребла своими ноготками, даже не представляя, какие острые когти могут быть у её собеседника. В ближайшее время мы можем это узнать, потому что агрессивная до нельзя бестия, вцепилась зубами в то самое несчастное  ухо, в которое не так давно почти заливала свой яд. Благо обезумившей от собственной боли и недостатков, ей хватило ума схватится за плоть клыками. Что самое забавное в этой ситуации, Ларэна не стремилась откусить от него кусочек, скорее просто распробовать.
У него были все шансы её сейчас отдёрнуть. Один из шансов, фиолетовым каскадом спускался с её плеча. Банально он мог просто в пару движений опрокинуть её на бок, расставшись с какой-то частичкой себя. Но ей пока это дозволялось, пока это было интересно. А она? Она этим пользовалась. Отдавалась игре полностью, абсолютно не замечая, какая беда ей может сулить. Смерти она всё равно не боялась. Мотив её пока был прост. Прокусить плоть, расцарапать её и испачкать кровью своей. Стремилась она осквернить нечто недосягаемое, в видении невежд? Нет. Это всё ещё была игра, пускай и в одни ворота.

+1

36

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Манипулятор… да. Конечно! Именно так. И Рио было вдвойне смешно манипулировать из позиции, когда люди знали, что их контролируют, ещё способны это понимать, но при этом ничегошеньки не могут поделать. Кто-то скажет, что в этом нет никакого интереса, ведь… пфф… что в этом интригующего? Все знают, что это происходит, нет тайны этой самой манипуляции. Но-но! Именно в обнажённости данного акта и был смысл и особое удовольствие. Это как… хм… как… наблюдать за людьми, которые занимаются любовью. Пусть будет вот такое человеческое сравнение, допустим. Наблюдать тайно и через замочную скважину. Интригует? Возможно. Но не меньше, чем когда ты стоишь прямо перед ними и смотришь нагло и открыто, а они вынуждены продолжать при тебе. Спасибо на том, что скромностью и глупыми стереотипами Диодан не был обременён. У его рода всё было куда проще в этом понимании. Плотские утехи — это плотские утехи. В этом было что-то сокровенное только в том случае, если им предавались те, кто действительно любит друга друга. Тогда и только тогда всё таинство обряда можно было понять. Это уединение и единение душ, а без этого… без этого с таким же успехом люди режут овец и баранов прямо посреди улицы. И ничто их не смущает. Да и многое из того, что они делают, куда более омерзительное и грязное, никого не стесняет. Ох, жертвы предрассудков…
- Вместо того, чтобы умерщвлять, можно выбрать куда более интересные способы совместного времяпрепровождения, - усмехаясь, прошипел Рио сквозь стиснутые зубы, когда ногти сместили свой угол. Кажется, будто девушка пыталась забраться рукой прямо под ключицу, рёбра, просто продавить себе путь внутрь. В принципе, она была способна на это.
«Но тебя бы я умертвил, конечно», - произнёс он как бы ей, но при этом себе. Ларэна не услышала этих слов, но могла быть уверена, что её могли удостоить чести умереть быстро. Либо же... считали недостойной для личной порции ужасных мучений от самого сына Дагона?
Вот Хромоножка уже чуть меньше жаждет ответов, вот всё это становится уже не так важно: слова и обещания, определения, своды законов и правил… - в бушующих морских волнах всё это теряет смысл. В бушующем сознании границы мировосприятия стираются.
Человеческие зубы были почти что тупыми в сравнении с теми, которыми обладал сам Диодан. Ведь его были предназначены прямо таки для того, чтобы шматами рвать мясо без всякой запинки. Зубы человека банально не могли причинить такой боли, но это не значит, что они не причиняли боли вообще. Или что голубовласый её не чувствовал. Да, он был терпимее к ней, не без причин, не без повода, не без… опыта. Но всё же без комплекса Бога. Только с позицией превосходства. Физического, расового, умственного, духовного.
Сжав губы и перестав усмехаться лишь на несколько секунд, мужчина коротко втянул носом больше воздуха, когда боль, похожая на спресованый у виска и скул блин, немного приглушила звуки вокруг. Боль сама стала звуком. И Рио мог её услышать. Своего рода музыка, состоящая из нот, неизвестных человеку. Нот, которые земные инструменты не могут воспроизвести.
- Ах вот ты как, - со смешком, точно они играли в безобидную детскую игру (щекотки, салки, драка подушками?), произнёс Диодан. Он не собирался отдёргивать Ларэну, чтобы у неё во рту остался кусочек его уха. Особенно если в нужный момент она стиснет зубы сильнее. Ухо не так сложно прокусить.
Вместо этого мужчина выгнулся навстречу, их тела должны были соприкоснуться и прижаться друг другу так плотно, как это возможно было в столь трепетно-удобной позе. Но ведь девушка могла выгнуться назад, при том это не мешало бы ей продолжать держать ухо. И для этого свободная рука мужчины с силой и нажимом легла на талию хромой бестии. Ногти на этой руке начали приобретать свой первозданный вид, удлиняясь и укрепляясь. Диодан, как один из Древних, свободно и без напряга трансформировал лишь часть себя, чтобы не перевоплощаться полностью. Длиной не менее, чем в три сантиметра, и куда более острые, чем ноготочки Ларэны, когти проткнули одежду и бесцеремонно вошли в плоть точнёхонько меж рёбер, вонзаясь сверху. Так что отстраниться и податься назад от соприкосновения телами едва ли представлялось возможным.
Морской Дьявол глухо и с удовольствием зарычал. Это были очень опасные игры, но, кажется, они оба любили именно такие.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

37

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Просто слушая его, у бестии будто кто-то перещёлкивал внимание. Она мигом забывала обо всём, сосредотачивая внимание на словах. Сохраняя при этом прежнюю активность в действиях своих. А всё потому, что её интересовали произнесенные слова. При том что они были фальшивы, наиграны и произнесены только для того, чтобы направить в нужную для его целей сторону. Так что при всём при этом, её интересовала эдакая изнанка слов. Как они были поданы, какие струны души задевают, на что опираются и что таится за звуком самого голоса. Мозг урывками вспоминал всё то немногое, что ей удалось изучить и белыми нитями приплетал к происходящему. Голос. Манящий, глубокий. Сложно было с таким бороться, даже если ты к этому как-то готов. И даже осознавая, что это вне твоего понимания и компетенции, Ларэна пыталась понять это на примитивном… человеческом уровне, чтобы пока этот вопрос её не трогал. Как и другая куча вопросов, которая просто изничтожала её существо, постоянно любопытное и жадное до ответов. Всё это скопление «почему», «как», «да какого хрена» - оставалось пока за бортом и просто ждало своего часа.
- «Жаль, что мне неведомо, что это за способы.» - с какой-то печалью сказала про себя Ларэна, снова скребнув когтями, будто даже не продавить себе путь пыталась, а буквально прорыть его. Медленно. Миллиметр за миллиметром.
- Ах вот ты как, - сказал он так, будто всё происходящие было не с его руки. На то она лишь неоднозначно рыкнула, наконец, прокусив ухо мужчине, при том с каким-то упоением делая вынужденное отверстие шире.
Она почувствовала его телодвижения и то её больше разозлило, вынуждая зубы сомкнуться до неприличия сильно, будто проверяя, какого диаметра получилась новое отверстие. Не могла же эта игра двигаться только в одну сторону, правда? Этому послужила доказательством её боль. Не та, что мучила её ментально, искаженная и усиленная стократно. Эта была боль настоящая и физическая. Вошли не глубоко, но она настолько ярко ощутила эту вспышку, что её ноготок правой руки, испачканной в её крови, лишь малозначительно и бесполезно, скребнул по коже незнакомца.
Хватка обеих рук буквально на миг ослабла, чтобы подарить сознанию девушки память о том злополучном вечере в подворотне. Забавно, что все неприятности случались именно в этих прогнивших улочках. Замызганных, грязных, оплёванных, полных капель запёкшийся крови, битого стекла и просто мусора. В окружении унылых стен. Снеси всё морской волной, места подобные не перестали бы быть такими унылыми. Людская падаль будто наложила этот мерзкий отпечаток. Разряд. Волна тупой боли по всему телу. Ларэна аж свою добычу из зубов выпустила, чтобы наконец издать этот глухой вой, не связанный с причинённой болью, а с тем, что она не может отмести эти воспоминания хотя бы пока она находится в черте города.
Бестия рыкнула и в этот раз вцепилась юноше в шею. Увы, не для того, чтобы прокусить её, пускай она и пыталась делать это своими тупыми зубами. Будто в какой-то момент, агония ненависти и злобы к себе, прыгнула на новый уровень, забыв оповестить об этом саму девушку. Она бы может расплакалась, если была бы моложе и более чувствительной к миру, который не желал её. Этот же мир медленно её убивал. Ларэн это знала, но не знала что ей с этим делать. Паника и общие непонятки, не добавляли в ситуацию её общей запутанности ответов. Но приносил приятную остринку игре, будто новый виток в головокружительном паденье.

+1

38

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Ногти девушки снова прошлись по коже. Жаль, что её нельзя было действительно раскопать как землю, да? Хотя кожа Рио была куда мягче, чем могла казаться. В человеческом обличии он был не настолько крепок. И являлся более уязвимым. Никаких тебе плотных и острых чешуек, да и вообще...
Поэтому расцарапаная и разодраная рана закровоточила. Где-то сильнее, где-то слабее. По коже пробежали приятные прохладные мурашки. Маленькие, как капли соленой морской воды, обдавшие обнаженное тело. Диодан чуть не мурлыкнул от этих ощущений. А на сознание Ларэны продолжало настойчиво давить. И стучаться бьющейся истеричной мыслью, сильнее раздирая уже вскрытые раны.
"Больно? Больно?! БОЛЬНО?!"
Душевно, конечно. Физически - это вторичное...
Этот злобный бесенок таки прокусил ухо. Рио коротко вздрогнул, почувствовал, как дернулась с той стороны скула и уголок губ. Вдох не прошёл, зато вышел шумный выдох. Когти на талии вошли чуть глубже в ответ на это действие. Мужчина настойчиво прижимал девушку к себе, не собираясь отступать на этом этапе. Да и странно было бы... Чтобы он... И отступил.
Ухо пульсировало. Ларэна злилась. Но злость - меньшее из того, что она на самом деле испытывала. Змею не нужны были слова и подтверждения. Он итак все прекрасно чувствовал, прокинув между ними мост из тугих верёвок и колючей проволоки, по которому заставлял ходить свою жертву над глубокой пропастью. А дно пропасти было щедро украшено острыми рифами. Падение вниз кажется выходом. Ведь лучше умереть быстро, чем мучаться, играя в канатоходца? Если бы не то, что было на той стороне моста. Тот мир, в который Рио звал её.
И тогда Ларэна взвыла, вгрызаясь в шею своего мучителя и соблазнителя. Спасителя и палача. Да, она не могла её прокусить так, как ухо. И для Диодана это выглядело сродни маленькому злобному зверю, у которого только-только прорезались зубы. Крохотный будущий убийца, но сейчас такой слабый, ребёнок, дитя. Грызет его шею, бессильный, но так ненавидящий весь этот человеческий мир, что сложно не залюбоваться.
Но прежде...
- Кф-ф-ф-ф... - Рио оскалился и зашипел. Он сощурился и грубо, бесцеремонно выдернул когти из тела человека. Чтобы потом этой же рукой скользнуть по спине. Резко подавшись вперёд и продолжая прижимать к себе Ларэну, мужчина сел, насилу усаживая и её. Он не стал отдирать маленькую дьяволицу от себя. Вместо этого заговорил как-то... По-отчески. Внушая мысль, что он - единственный, кто может ей помочь. Единственный, кто может её понять. По-настоящему. И единственный, кому она может действительно довериться.
- Ну всё, хватит меня есть, - он перестал бередить её открытые раны. Они были достаточно разодраны, чтобы кровоточить самостоятельно.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+1

39

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Сдаться? Отбросить всё и просто ухнуть вниз? Нет, слишком много чести для человечества. Хромоножка не сдастся и не опустит руки, чтобы оборвать свою жизнь таким бестолковым и бессмысленным образом. Если она так поступит, то её муки и её ненависть не стоит ничего. Даже так легко пропоровшие её плоть когти, были чем-то вроде якоря, в котором она не нуждалась, но который служил буйком в море, будто и незачем оставленный. Поиски этого глубинного смысла немного остужали мысли, заставляя не та яростно пытаться выгрызть её истязателю кадык.
Укусы эти были и правда беспомощными. Не несли никакой цели, просто были меткой того, что она про него помнит и неистово тянется к игре, которая завертелась и завязалась, как пеньковый галстук. Его уже затянули, но вот открыть люк дали ей. Плохая аналогия, конечно, но она примерно описывала гамму чувств, которые испытывала покорёженная часть Ларэн. Другая её часть метала молнии, пылала огнём и проста жаждала крови. Эти две сущности смешались в одну, но так и не находили яркого проявления в состоянии девушки.
Острые и почему-то приятные, когти быстро и не жалея, покинули её плоть. Бестия издала звук облегчения и какого-то разочарования с обидой. Нанесённая рана саднила, но мало волновала, будто ей было далеко плевать. Истечёт она кровью тут или нет.
Но вместе с его членораздельным говором, Ларэна разжала челюсти, позволяя себе жарко выдохнуть. Голова как-то кружилась, будто та испытала что-то не то и не могла это толком объяснить. Медленно закрыв рот, она издала какой-то звук, походящий больше на хмыканье. Да, всё что касалось этого проповедника, было странным априори. С другой стороны, кто вообще ей способен был помочь из людей? Служители храмов? Их боги глухи и обещают прощение любому, чтобы тот не совершил. Изнасиловал собаку? Помолись и тебе это простят. Сжёг церковь? Помолись и тебе это простят. Глупость. Хромоножка так же была не уверена, существует ли в человеческом обществе кто-то, кто может понять её детские обиды, выросшие, как и она, в одну большую машину ненависти. Но может ли она ему довериться? Он сам сказал, что это определит она уже сама. А на то нужно было время.
Тело опять свело, будто судорогой, хотя вроде дева выглядела довольно бодрой и готовой в случай крайней нужды, всыпать по первое число и облить своим же ядом.
- «Одного ты добился. Мне не противна твоя близость.» - сказала она где-то в мыслях, посередь той бури, что устроил он же.

0

40

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Горячее человеческое дыхание коснулось кожи. Рио чуть откинул голову назад и высвободил руку. Как будто он мог в любой момент это сделать, просто… уступал? Нет. Это лишь было частью игры. Другая рука, когти которой были испачканы кровью, всё ещё лежали на спине Ларэны. Диодан закрыл глаза и размял шею, потёр её ладонью, вздыхая. Причём с таким будничным видом, будто он просто утомился после работы и сидения на одном месте, например. Не более того. Что ж… не исключено, что для Синего Змея всё происходящее в общем мировосприятии было не значительнее, чем крупинка песка на морском дне. Однако он прекрасно понимал, что по одной крупинке, по чуть, и только так потом и складывается дно.
Давление на сознание действительно отступило сейчас. Этого на первом этапе было достаточно. Что не значило, будто мужчина собирался оставить девушку в покое. Пока она жива — нет, теперь нет. Раз попавшись на глаза, становишься как будто бы… обречён что ли, да?
Дьявол улыбался и растирал шею. На некоторое время повисла молчаливая тишина. Солнце уходило за горизонт, с угрюмой торжественностью унося за собой этот день, этот вечер и всё то, что было сегодня приоткрыто. Все тайны, в которые Ларэна заглянула едва-едва. Унося для того, чтобы после снова выложить их перед ней, добавляя деталей в сводящий с ума пазл.
И хотя давления больше не было, Рио всё ещё держал между ними этот эмпатический мост, благодаря которому так хорошо мог разобрать, что именно ощущает Хромоножка.
- Ваш человеческий «Бог» никогда не слышит вас, потому что его нет. Наш же больше, чем просто существует. Он заботится о своих детях и о том, чтобы древнейший его род процветал, - плавно и спокойно проговорил мужчина. Без фанатизма в голосе или каких-то религиозных мотивов, хотя слова эти для человека вполне могли звучать сомнительно. Но он говорил так, словно перечислял общеизвестные скучные факты. Трава зелёная. Небо голубое. Твоя кровь на моих когтях…
Змей убрал ладонь со спины Ларэны и, прикрыв глаза, лизнул когти, быстро собрав языком несколько капелек тёмно-красной жидкости. Сейчас она казалась чёрной…
Покосился куда-то в сторону, точно задумавшись.
- Разница может выглядеть невероятной и колоссальной, но это лишь потому, что вам неведомо другое. Неведомо то, что бывает «как надо и как правильно». Однако тебя я посвящу, - он слизнул ещё одну капельку и подался назад, укладываясь на спину, но Ларэну за собой не потянул. Она могла продолжить сидеть или слезть уже с мужчины. Как угодно.
- Вряд ли ты станешь моим «проповедником», который познакомит людей с тем, что такое настоящая и неголословная вера, но если есть кто-то, кого ты хотела бы спасти, подумай об этом, - улёгшись на спину, Рио запрокинул голову назад, выглядывая, где там его книга. Она лежала в стороне, так что пришлось вытянуть руку вверх и назад, зацепиться коготками за корешок и подтянуть вещь к себе.
Спасти… то есть рассказать? Заставить поверить? Чтобы тебя приняли за окончательно поехавшую? Это для Диодана звучало так просто и ясно. Для Ларэны ещё хоть как-то реалистично, но для других...
- … в том числе если есть те, кто по твоему мнению точно этого не заслуживают, - он кровожадно и хитро улыбнулся. Это был первый подарок, сделанный от Диодана к Ларэне. Право решать и распоряжаться чужими жизнями, хотя она и не была ещё выше и совершеннее их. Она оставалась хромой и злобной калекой, однако… триал, пробный период, ощути, какого этого. Маленькая дьяволица могла решить чью-то судьбу за рамками готовящихся планов и действий. Рио давал ей такое право и намекнул на это. Поймёт и воспользуется ли — её дело. Но стоит научиться принимать такие подарки и распоряжаться ими. Это не только вежливо по отношению к дарителю, но и станет полезным навыком в будущем.
А вот второй подарок.
Мужчина, не поднимаясь, протянул девушке книгу. На время ли он её отдавал или насовсем — не уточнял. Просто вручил её, без всяких хитростей и обманок, позволяя забрать и приоткрыть ещё несколько дверей в страну забвения.
Психи. Сумасшедшие. Тронутые умом. Фанатики.
Вот что скает среднестатический человек, раскрыв книгу. И это всё, что он там увидит. А что увидит Ларэна…?

[h1]СОДЕРЖИМОЕ КНИГИ[/h1]

Эта книга содержит в себе вложенные листы со странными надписями и рисунками, заклинаниями и песнями из трудно выговариваемых слов, деталями обрядов и ритуалов, того, что и как нужно делать. Не всё отсюда можно разобрать, но кое что всё же читаемо и определённо стоит внимания. Над некоторыми текстами придётся посидеть и потратить время, чтобы расшифровать их и перевести. Часть надписей так и останется загадкой, сопровождённой пугающими рисунками. Например, информацию о том, как именно проходит преображение, так и не удалось найти. Возможно, она была спрятана в неразборчивом тексте у тех изображений, которым не получалось найти объяснение.

«… быстрые и сильные, Старшие из них или принадлежащие к отдельному роду, они способны выходить на берег и дышать людским воздухом, говорить на человеческом языке, но не терять при том ужасной силы их голоса. Часть оставляют ноги, но те трансформируются для перемещения в воде, отращивают плавники, перепонки, жабры, покрывают тело слизью, чешуёй и другими...»

«… виды и род их разные и многочисленные, но все они принадлежат одному Отцу, как бы кошмарно или прекрасно не выглядели...»

«… другие имеют хвост как у рыб или других морских обитателей. Разнообразие их такое же широкое, как разнообразие рыб. Зависеть может от места рождения, обитания, родословной и многих факторов. Заранее сложно сказать, каким будет Глубоководный, не зная каждой тонкости. Но Младшим и Древнейшим отлично известно это, ибо они хранят все знания и понимания всего рода. Книги им не нужны для этого, но нужны тем, кто не смог ещё всё понять и осознать, кто не расширил рассудок свой достаточно, чтобы уйти в море...»

«… другие из других могут быть похожи на прочих обитателей вод, как те, что с щупальцами...»

http://s5.uploads.ru/tG3yh.png

http://s4.uploads.ru/Wvypn.png

http://sg.uploads.ru/pFcsZ.png

«… записывать все возможные ответвления видов и форм столь же бесполезно, как и пытаться сосчитать звёзды на небе, чего мы не будем делать. Однако истинный — не важно, рождённый он или обращённый — понимает, что внешность — не больше, чем мирская мелочь, не имеющая настоящего значения. Облик не определяет нас и душу нашу, а потому никто не может быть унижен или возвышен за этим обликом, если не принадлежит к числу изменников или смертных человеческой особи...»

«… живут они — и мы жить будем — вечно, наслаждаясь тем нескончаемым благом, что нам подарит наш Отец. Каждый волен существовать в море и любом другом водоёме (покамест весь мир не покроется водой) так, как ему того хочется. Волен услаждать себя плотски, умственно и духовно, познавать новые грани вселенной и расширять свой разум, а также род свой и силу Отца нашего...»

«… волен каждый жить один или в паре, или в несколько пар и с несколькими обоюдно и взаимно, привнося в жизнь друг друга наслаждение, но на человека посягая любовью только в случае, если тот откажется от своей сути и примет нового и единого Отца...»

«… не принявший веры, но обращённый, не имеет права наравне вставать с остальными и может использован быть только как рабочая сила и подмастерье до тех пор, пока не умрёт, будет убит или не исправится. Все остальные подвергаются только деловой иерархии, установленной обстоятельствами, и только при необходимости и общем согласии. Иных правил не диктуется, за исключением уважения к первым детям Дагона и иногда детям его детей, но не далее. Так как считаются они по праву Хранителями всех знаний и всего родового наследия, а также сильнейшие и умнейшие из нас, ответственные за очищение мира от неугодных низших рас, прославление Отца нашего и процветание семейства...»

http://s4.uploads.ru/iGNIL.png

http://sa.uploads.ru/H07em.png

«… как Старшие нам, они Младшие среди Древних, но ближайшие к нам перед Отцом нашим. Что также важно при том, что обратить человека может только сам Отец, либо первые дети его. Он или кто-либо из них обязательно присутствовать должен в ближайших водах во время процесса обращения, восславления и жертвоприношения, иначе не произойдёт ничего или, происходя, не завершится. Затем надо поддерживать хорошие отношения, так как, покинувшие воды, оставят они нас на растерзание мукам, кои мы заслужив предательством своим...»

«… каждый, кто клянётся, понимает, что не может быть прощения тем, кто отвернулся от своей семьи и предал наши устои и мир наш, существующий на конкретных традициях вне времени и за пределами этого пространства. Каждый предатель может быть представлен Старшим на суд или растерзан на месте. Каждый, кто убил члена своей семьи без оснований на то, подвергается воздействию того же принципа. Каждый, кто сомневается в искренности и правильности семейных устоев, даже не совершив предательства, подвергается воздействию того же принципа. Это то немногое, что нужно понимать и чтить, то немногое, что от нас требуется в обмен на лучшую жизнь, почему и должны мы благодарны быть и уважать эти порядки, писанные и озвученные здесь и не только, имевшие на то основания, которые сейчас нам не понятны могут быть, но откроются вместе с другим пониманием в своё время...»

http://sa.uploads.ru/tXz3T.png

http://s4.uploads.ru/AiejG.png

http://s5.uploads.ru/nuH5g.png

«… Единого Отца Дагона — покровителя всех глубоководных и водных существ...»

«… и первых сыновей его, созданных, а не рождённых, коим больше лет, чем всякой цивилизации...»

«… в жертву Дагон принимает только человеческих особей. Женщина, принесённая в жертву, станет матерью следующих детей и останется вместе с Дагоном, чтобы вечно наслаждаться им вне времени и этого мира. А детих их будут жить вечно и счастливо, свободные от обычных тягост...»

«… для призыва и прошения начать можно с подношения золотом или другими драгоценностями, которые после вернутся людям в увеличенном объеме. Но если вера ваша крепка и честна, вы можете лишь воспроизвести слова древней песни древнего языка. Но помните, что не всегда Отец или Сыны его готовы давать что-то ни за что. В ответ на просьбу вашу, они могут забрать вашу жизнь, обменяв её на жизни в лучшем мире ваших близких. Поэтому не стоит пытаться также обмануть или нечестно откупиться. Это формальные жесты, но они демонстрируют намерения. И хоть мы не понимаем пока ещё каждого из них, всегда лучше сопроводить песнопение человеческой жертвой...»

http://s4.uploads.ru/4hlVq.png
http://s8.uploads.ru/zueR6.png

http://s8.uploads.ru/Suzq1.png

« … каждый, хоть раз позвавший Дагона или Сынов его, уйдёт в море вместе с другими, кто последует за ним...»

«… до того момента, когда можно будет уйти в море, человеку придётся жить на суше, воспевая и восхваляя Отца нашего, пока не закончится процесс обращения и нельзя будет полностью уйти под воду. Человек должен сам позаботиться о себе на это время, ибо пока вера его не проверена и не доказана, Отец не должен больше, чем дарует добровольно...»

http://s9.uploads.ru/6QuFj.png

http://sa.uploads.ru/SaiPr.png

[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+3

41

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Он легко высвободился из хватки её, что уже не удивляло. Скорее сам этот факт успокаивал, а может виновата буря в сознании, что постепенно успокаивалась, пусть и выкидывала всякие фортеля, способные голову вскружить. Но не только в плане моральном. Её в принципе уже не удивляло поведение собеседника, ведь методом тыка она пояснила для себя, что тот являлся никем иным, как созданием морей. Тем самым о которых поют и которых боятся. Складывая происходящее, она как-то и не боялась этого открытия, принимала его больше как факт, пускай и любопытный.
В повисшей тишине, Ларэна позволила себе на пару мгновений прикрыть глаза. Ощутить накатившую физическую боль в нескольких местах, спрятать руки к себе под плащ и успокоить сбившееся дыхание, будто леди пробежала в гору босиком в дождь, собрав рожей все камни.
- Ваш человеческий «Бог» никогда не слышит вас, потому что его нет. – начал мужчина, прервав тишину. Он перечислял факты, которые для некоторых послужил бы ударом по голове. По типу, что значит нет Спасителя? На какую-то секунду она даже подумала, что тот Бог, о котором говорит конкретно незнакомец, послужил странной пародией, которая так хорошо прижилась, позволяя творить всё что угодно.
Оставшись сидеть в своём не совсем понятном состоянии, когда даже её ярость будто сошла на нет, приоткрыв дверцу для разумных мыслей. Это было чудесно, ведь так она могла слушать и не перебивать, внимательно следя за мыслью, которую до неё пытались донести. Настолько внимательно, что с первым подарком, в глазах девушки промелькнуло недоверие, мол, правда можно? Ларэне больше не нужно было делать всё так, будто она решила тайком проникнуть в мертвецкую при церкви? Это воодушевляло и помогало на пару драгоценных секунд забыть о боли в спине и прилипшей к коже ткани, что пропиталась кровью. В подтверждение, что сказанное было услышано, дева кивнула.
Не заметив, как слизнула с коготков и подушечек пальцев, кровь, она так же машинально обтёрла ладошку платком. А уже только потом потянулась и взяла в руку книгу. Да, она выглядела очень древней и ощущалась таковой. В душу прокрался червяк страха, но он был тут же задавлен, как очередной паразит. Ларэна бросила короткий взгляд на того, кто передал ей книгу. Он не был сомневающимся, скорее она попыталась запомнить его безмятежное лицо, потом взгляд был брошен на уползающее за горизонт Солнце. Коротко хмыкнув и оставив себе мысленные якоря, дева бесстрашно дёрнула за ручку очередной двери, от которой дали ключ.
Пожелтевшие страницы, потрёпанные бедами вроде неаккуратного обращения и транспортировки. Придерживая кипу листов, вложенных в переплёт, тыльной стороной правой окровавленной руки, Ларэна пыталась понять. По кусочкам, не осмеливаясь охватить за раз всё. Паззл и без того был сложен.
Информация будто была переложена кем-то очень верующим и умеющим писать только то, что нужно было знать для начала. Остальное скрывалось в клубке из заклинаний, песен, обрядов и ритуалов. Поверхностно пробежав содержимое, отсеивая, что она не может пока понять и охватить. Она стала цепляться взглядом за то, что имело около человеческий почерк и поясняло хотя бы часть её вопросов.
Ларэна с свойственной ей усидчивостью и периодическим пришепётыванием, поглядывала то на незнакомца, то на текст, который читала в данную секунду, будто что-то проверяла и проводила какие параллели.
Естественно, то что говорилось здесь и частично не походило на те истории, которыми полнились книги и которые передавали чужие уста. Захватывало ли это дух? Определённо. Пугало? Нет, ведь мир гораздо глубже и интереснее, чем мир людской. Может оно и к лучшему, ведь такое постарались бы запретить или искоренить. Но зачем? Люди ведут себя по большей части, как свиньи. А что делают обычно со свиньями? Ведут на убой. Так что вряд ли именно хромая могла и обладала достаточным терпением, чтобы заниматься просвещением хоть кого-нибудь.
Ларэна просидела над книгой достаточно долго, чтобы потом бережно её закрыть, вернув порядок листов в первоначальное состояние. Тело ныло от нахождения в одном положении, но леди было плевать, она задумчиво оглядела незнакомца ещё раз, отмечая его детали.
- Древний значит. – задумчиво и совсем тихо сказала она, перебирая в памяти все образы и фразы, выстраивая их в подобие списка. – Бессмертные. Хотя вернее долгоживущее. – взгляд девушки скользнул на траву. – Сомневаться в существовании Отца – не приходится. – продолжила перечислять очевидные для себя вещи Хромоножка, прикрыв один глаз. – Что есть принятие?
Шепот стал неразборчивым, но будто ни разу не сумасшедшим, в чём пора было сомневаться. Ларэн просто точечно отмечала для себя особо простые вопросы, кои по одному исчезали в глубине сознания, отяжелённые ответами. На осознание ответов тоже потребовалось время, пусть то был лишь кусочек информации, он хотя бы доказывал, что ей стоит не опасаться верности собственных утверждений. Но вопрос обращения оставался открытым, пусть и не особо понятным в плане процесса. Хотя покорёженная логика подсказывала, что все ответы буквально лежат перед ней. И нет, то была не книга. Вопрос был в том, собирался он ли этим заниматься или ограничится простым жертвоприношением. Играла ли в этом роль вера жертвы, было не понятно.

+1

42

[status]La Muerte Cantando[/status][icon]https://d.radikal.ru/d33/1803/88/74c281d0a4dc.png[/icon][nick]Анакето[/nick][sign]
No lamento nada. No tengo miedo de nada.[/sign][titul]Потерянное дитя [/titul]Апрель 1870 г.
СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ ОКЕАН СУРОВ В СВОЕЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ
https://a.radikal.ru/a06/1804/44/86895e0fed8e.pngГРЕНЛАНДСКОЕ МОРЕ
КАНАДСКАЯ ИСЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ОТЧАЛИЛА ОТ БЕРЕГОВ ОСТРОВА ЯН-МАЙЕН

[h1]" СОН РАЗУМА РОЖДАЕТ ЧУДОВИЩ "[/h1]
Новая вода была другой. Суровый Ледовитый океан много чем отличался от живописных пейзажей Карибского моря и средней Атлантики. Здесь не было пестрых кораллов, не было яркого разнообразия водорослей и снующих повсюду рыбешек, чем глубже - тем живее и красочней. Северное море было сурово, его серые воды наводняли такие же серые существа, а темное дно, скованное полумраком, было покрыто лишь грубыми камнями, да острыми скалами. Здесь не существовало привычки, ведь даже время шло по-другому, лишая подводную толщу тех крупиц солнечного света, которые перепадали сюда зимой и в непогожее время. Но даже в холоде Арктики таилось свое очарование. И здесь, неприметные глазу с поверхности, существовали чудеса, удивительные места и вещи, которых не страшила тьма глубин и ледяная вода.
Удивительное буйство стихии, сжимающее между мраком небес и глубин одинокие суда, опасные кряжи, среди которых водились удивительные существа и твари. Голубые ледники севернее, поражали воображение. Их безжизненные белые пики, припорошенные снегом, под водой скрывали свой настоящий облик. Как голубой хрусталь или сказочный рельеф над головой на многие километры простирался сплошной потолок из хрусталя, голубого в свете дня и огненного на закате. Вода здесь была не такой соленой как на юге, более свежей, более мягкой и время, чтобы привыкнуть к окружающей температуре, прошло почти незаметно, так что уже в разгар зимы можно было выбираться на поверхность чтобы застать нечто действительно особенное… полярные сияния.
Анакето могла любоваться ими помногу часов позабыв обо всем остальном. Новизна привлекала сирену, разжигала любопытство и удовлетворяла его, но чем дольше русалка находилась вдалеке от родны краев, тем сильнее тосковала по привычной среде и родному промыслу. По временам, когда мгновение казалось вечностью и весь человеческий мир был как на ладони – стоит сжать кулак, как он ссыплется окровавленным песком сквозь пальцы.
Став частью чего-то большего, она стремительно постигала знания и верования собратьев, помогала посильным трудом и собственным участием, делилась опытом и дабы возмещать себе недостаток былых заслуг, не редко заплывала дальше мест обоснования клана. Вряд ли Рио удивлялся, стоило Кето в очередной раз явить себя и наверняка ждал слов, которые она произносила столь часто с тех пор, как исцелилась телом. За последние месяцы русалка избороздила не мало северных морей от Гренландии до Баренцева моря и планировала зайти еще дальше, изучая в своих путешествиях быт и промысел северных мореходов, их суда, слабые места, новые изобретения, все, что могло пригодиться клану во время ходок на «крупную рыбку».
И на этот раз Анакето вернулась в бухту Хаммерфеста не для отдыха. Выждав несколько дней среди собратьев, успевших стать ближе, русалка внимательно приглядывалась к некоторым из них, отмечая любопытных личностей. Тех, кто вызывал интерес, проявлял заинтересованность и успел чем-то отличиться. Именно так она когда-то выбирала членов своей небольшой команды. И хоть на поверку они оказались не столь надежны – охота в группе была настоящим искусством единения, слаженной работы и отработанных действий. Кето сделала выводы из неудач, теперь она была более осторожна и внимательна, подпуская к себе неохотно и как правило не слишком близко. Но это не мешало ей искать тех, с кем можно сработаться и на кого полагаться не стоит. В охоте, не всегда безопасной, стоит знать и тех, и других в лицо.
На исходе третьего дня, сирена, кажется, решила, кого хочет проверить в деле. Предупредив Рио о своих планах заранее, Кето направилась вдоль подводных скал, как будто просто собираясь уплыть, но невзначай наткнулась на обращенного. Изящно оплыв место его молчаливого наблюдения по кругу, как хищник, заинтересовавшийся своей жертвой, русалка остановилась над небольшим валуном. Пятнистый хвост, отливающий серебром, зачерпнул воды и обвился вокруг острого камня едва касаясь его - одной рукой глубоководная придерживала опору.
- Здравствуй, Хирсаль, - проскрежетала Алая Волна, разглядывая обращенного и словно размышляя. Как размышляет случайный встречный, которого оторвали от его мыслей неловким вмешательством, вынудив поздороваться. Но принятое положение и этот «круг почета» сами собой говорили, что встреча не случайна и по всей логике дальше последует предложение. Сирена не стала тянуть.
- Я направляюсь на одиночную охоту глубже в северные воды. Не желаешь составить мне компанию?

+3

43

[h1]СОН РАЗУМА РОЖДАЕТ ЧУДОВИЩ[/h1]Подводный пейзаж этой части подступающего к Хаммерфесту океана был однообразен и сер, но по-своему притягателен в своей суровой простоте. Россыпь скал и валунов, голое каменистое дно, на фоне которого с трудом можно было различить немногочисленных придонных обитателей. Единственной примечательной деталью в округе была фигура глубоководного, облокотившегося скрещенными перед собой руками на плоский камень и в такой позе зависшего на месте. Он был почти недвижим - лишь редкое движение хвоста или плавника выдавало в нём живое существо. Взгляд прищуренных глаз был устремлён не на что-то конкретное, но в толщу океанских вод.
Рио и его красавица-дочь не нуждались в компании Хирсаля, и едва ли в ней возникла бы необходимость в ближайшие несколько дней, так что обращённый был в полной мере предоставлен сам себе. Свободен плыть куда угодно и делать, что пожелает. Однако по привычке, уже въевшейся в подкорку и ставшей чем-то естественным, как дыхание, он всё равно держался неподалёку от семьи Диодан. Так, чтобы не мозолить глаза, но при этом быть в зоне доступности, если Морской Дьявол или его Жемчужина о нём вспомнят. К этому Хирс приноровился. Держаться тени, наблюдать, слушать. Быть в курсе событий вокруг, учиться у сородичей. Впрочем, сейчас вокруг сирены не происходило ровным счётом ничего, если не считать одинокого омара, уныло ковыряющего обломок раковины на дне, и промелькнувшего где-то вдалеке палтуса. Скука смертная, казалось бы. Так сказал бы человек. Но Хирсаль умел прислушиваться к голосу волн, то едва шепчущему, то глубокому рокочущему. Умел и находил в этом удовольствие, ощущая своеобразное единение с океаном. И пусть морское дно и тритон у подводной скалы казались оцепеневшими и застывшими в холоде северного моря. Даже камень находится в движении для того, кто достаточно терпелив, чтобы заметить это. А у глубоководного милостью Отца в запасе целая вечность.
Неизвестно, сколько ещё времени так провёл бы Хирс, если бы волна не привела постороннего. Всем телом он поучаствовал колебание воды, а после в поле зрения показалась русалка. Обращённый шевельнулся, отчего его волосы поплыли зеленоватым облаком, и опёрся на свой валун одной только ладонью, повернувшись лицом к гостье.
- Здравствуй, Анакето, - отозвался тритон на приветствие. К нему пожаловала именно она. Та сирена, которую Рио и его приближённые вырвали из плена на китобойном судне несколько месяцев назад. Вспоминать тот день, начиная песней Синего Змея и заканчивая предсмертным хрипом последнего человека, было приятно. Каждый из недостойных на тех кораблях, осмелившихся не только вести себя в океане, как дома, но и причинить боль одной из морского народа, получил по заслугам. Приятно было и видеть, что спасённая оправилась от ран и принимала активное участие в жизни собратьев. Да, спутник Адели по возможности следил за тем, как Кето обживается. Она была ему интересна по меньшей мере тем, что очень отличалась от уже знакомых ему глубоководных.
Вопреки ожиданиям Хирсаля, русалка не проследовала дальше, а остановилась у соседней скалы, позой своей говоря, что в ближайшие секунды никуда не собирается. Умеренно внимательный взор обратился к ней. По ней нельзя было точно сказать, чего она хотела и чего добивалась. Читать сородичей для обращённого всё ещё было задачей непростой, недаром в притворстве и игре чувствами глубоководным не было равных. Благо, все трюки Анакето припасла для кое-кого другого и мысль свою озвучила без лишнего промедления.
Предложение пробудило неподдельный интерес. Ведь эта сирена была известна Хирсалю не только тем, что попала на крючок морякам. Мало кто под водой, да и над водой тоже, ни разу не слышал о ней. О Поющей Смерти Бермуд, потопившей десятки кораблей и погубившей сотни людских душ. Её преданность делу и принципиальность вызывали уважение, и у неё несомненно можно многому поучиться. Ко всему прочему, навеянные появлением Алой Волны воспоминания о той ноябрьской бойне подстегнули в обращённом охоту до крови. Как тут откажешь?
- Я буду рад принять участие в твоей охоте, - именно так. В её охоте. Из них двоих ключевой фигурой в грядущей игре была Кето, и Хирсаль не собирался никоим образом оспаривать её ведущую роль. Пробудившееся внутри оживление не нашло заметного отражения в голосе, зато по приподнявшимся уголкам губ, обнажившим острые треугольные зубы, можно было судить о неравнодушии тритона к затее.
Хвост шевельнулся, ладонь отделилась от шершавой поверхности валуна. Хирс готов был отправляться немедленно.[status]Я слышу шёпот горьких волн[/status][icon]http://s5.uploads.ru/w5B1S.png[/icon][nick]Хирсаль[/nick][titul]Обращённый
Верный спутник Жемчужины[/titul][sign]http://sd.uploads.ru/Iu1wB.png[/sign]

+3

44

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Рио остался лежать на земле. Он ожидал, что девушка с него таки встанет, а книгу изучит дома. Но… хе. Не настаивал. А раз мы здесь вот так прилегли…
Мужчина раскинул руки в стороны, глазея в небо. Из ярко рыжего оно уже постепенно чернело, отдавая синевой. День торопился скорее перетекать из вечера в ночь, как будто нагонял упущенное время. Небо могло казаться столь же бескрайним и глубоким как океан. Но это было не так. Не совсем так… по крайней мере касательно океана. Он был куда живее и полнее. И скрывал куда больше тайн, чем голая синева над ним. Нет… она слишком открыта и наивна, выставляет напоказ всё, что только можно. Океан был совершенно другой, противоположный. Может, поэтому они и были столь параллельны, а во время шторма будто старались разорвать друг друга на части. Только нечто подобное нельзя взять и уничтожить. Поэтому страдало то, что оказывалось меж двух огней.
Девушка читала, сидя на Диодане. А он ждал, не ощущая текущего времени и даже позабыв на этот период о том, что он… ждёт.
Информация была действительно записана кем-то очень верующим. Впрочем, подобный говор бывал и среди своих, но он был малость иным. Что-то смертные переняли и перенесли на бумагу. Но с некоторым их неумением, неловкостью и ещё не полным принятием с обращением это выглядело чуть-чуть нелепо. Диодана это смешило и веселило. Потому он забавы ради мог перечитывать подобные тексты. Если бы люди знали, что дети их Божества читают это, может, постарались бы лучше. И этим всё только испортили бы…
- Не правда ли у людей очень забавный способ выражаться…? - спросил мужчина в небо, в воздух, отстранённо от всего того, что сказала Ларэна. Это был такой комментарий… из разряда «просто так». И только потом Змей будто бы с опозданием расслышал уже сказанные Хромоножкой слова.
Древний, значит.
Да, так и значит.
Дьявол медленно перевёл свой спокойный и безмятежный взгляд на Ларэну. Его кукольное лицо и будто бы нарисованные аккуратной тонкой кисточкой губы тронула лёгкая улыбка. Люди не умеют так улыбаться. Нет у них той плавности, той нереальной мягкости и постепенности. В каком-нибудь движении всё равно проскочит что-то неравномерное, дёрганое и изломанное. Но не у Рио, движения которого могли быть столь же лёгкими, как дуновение ветерка.
Бессмертные. Да, вернее сказать, что долгоживущие. Но, в принципе, из глубин тёмных можно и не подниматься. И вот тебе твоя вечность. Куда не добраться никому и никогда. А морские обитатели не угрожают этим созданиям в достаточной степени, даже если случается конфликт. Хотя это маловероятно и разве что по исключительной тупости отдельных представителей, которые не всё человеческое в себе убили. Такие долго не живут. И довольно скоро всё это вскрывается. Что влечёт за собой последствия неминуемые, как уже упоминалось в литературе.
Что есть принятие…
Независимо от того, ждала ли Ларэна, что ей скажут, или нет, голубовласый томно вздохнул.
- Милая, я уделил куда больше внимания, чем тебе положено, да ещё и внеочерёдно. А ведь ты даже меня не звала, - это прозвучало довольно простецки, но в следующих словах явно чувствовалась серьёзность и строгость имеющихся принципов. Как там…? Имеющихся. Не просто. Так.
- Если ты захочешь узнать что-то ещё, ты знаешь, что тебе нужно для этого сделать… - он намекал на книгу, конечно. Книгу, в которой были описаны ритуалы призыва. Обязательные. Особенно если ты не являешься таким уж горячо верующим. А Ларэна не являлась. Так что дальше давайте по-честному. Как полагается. Ваша пробная версия истекла. У Вас есть время подумать, всё разложить в голове по полочками. Хотя это сравнение звучит смешно в данной ситуации. Ибо отпечаток прикосновения Сына Дагона к разуму был неизгладимым и нестираемым. Он просто не даст окончательно всё разобрать. Только то, что было необходимо для перехода к следующему этапу или чуть больше. Но былой ясности теперь не бывать никогда. По крайней мере до тех пор, пока не примешь новую сущность. Или… можешь сдохнуть. Но обязательно предупреди, когда соберёшься! Очень охота взглянуть.
- А теперь будь так любезна, слезай с меня.
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+2

45

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
Честно признаться, Ларэна потеряла счёт времени. Она не заметила, как небо сменило цвет. Не поняла, что скажем так, засиделась.  Не осознала, что ей пора слезать уже. И тем более забыла о том, что ей надо бы возвращаться. Потому озвученное от мужчины замечание, которое даже не было таковым, вернуло её с небес на землю. Хромая в эту секунду опять почувствовала себя нашкодившей девчонкой, которая слишком заболталась. Несчастный язык был опять прикушен. Не до крови, но достаточно сильно, чтоб расшевелить сонное сознание и начать двигаться.
Перехватив книгу поудобнее, Ларэна освободила Древнего от своего малого веса. Потребовалось ещё какое-то время, чтобы найти несчастную трость и уж потом медленно встать, ощущая боль в ладони и спине. Благо леди хватило ума не подавать виду, что ей это приносило негативный дискомфорт. Это всего лишь значило, что ей нужно будет зайти к знакомому врачу по пути домой.
Вообще, она смотрела на это всё со странным удовлетворением. Хотя впору было думать о том, как бы вскрыть себе череп и путём лоботомии удалить подобный инцидент из памяти.
- Мда, я несносная девчонка, что украла несколько мгновений у тебя. – Хромоножка повела плечом, разгоняя странную сонливость, скопившуюся в теле. – Хорошо, что я не раскаиваюсь.
Она хотела ещё сказать, что надеется, мол, это не последняя встреча, но вовремя стиснула зубы. Да, он был прав. У неё есть возможность, чтобы получить больше знаний. Несколько бессонных ночей, должны были помочь в реализации подобного хода. Определённо. Лично для неё оставался только один выход. Осознать то, что ей доступно, изучить важное и придумать как позвать на встречу одного из Глубоководных. Чёрт. Это слишком удивительно, чтоб оказаться простой ложью и притворством. Притворством Древнего, имени которого она так и не знает. Ну да и Хаос с ним, видимо не сейчас.
- На этой сентиментальной ноте, я предпочту откланяться. – с ядовитой нежностью оповестила Ларэна, склонив голову чуть на бок.
Покончив с формальностями, дева медленно и ещё сильнее ковыляя, отправилась прочь. Обратно в прогнивший городок. Обратно в эту клоаку, где нужно будет носить мириады масок. Вознагражденная парой подарков, но определённо довольная нынешним вечером.

0

46

[h1]" ПОДХОДИ БЛИЖЕ "[/h1]
Рио терпеливо ждал. У него было очень много времени, так что Ларэна могла «просыпаться ото сна» и вставать столько, сколько ей потребуется. Правда она сама вряд ли захочет много растрачивать на ненужные движения. Ведь это она здесь ограниченная, а не Диодан. Который молча наблюдал за человеком, продолжая лежать на земле. Он немного жалел о том, что так и не откусил от Хромоножки кусочек, но ему было очень любопытно, что она предпримет дальше. Этот интерес и не позволил расправиться на раз с человеком, от которого нет пока никакой пользы или гарантий того, что эта польза будет. По сути, Ларэна могла и помешать ему. И кое что подпортить, узнав некоторые вещи. Не прямо таки пресечь, но создать небольшие трудности. Ей же потом хуже. Но это было бы скорее грустно, чем весело. Ведь девушка была столь нетипичной для этого места, для обитавших здесь людей, для своего окружения. Редко когда удаётся выйти на кого-то действительно интересного среди шаблонной кучки человечков под копирку. С одними и теми же мыслями, стремлениями, желаниями, занятиями. И одной и той же порочностью человеческой.
Но у Глубоководных, скажете вы, тоже могут быть одинаковые стремления. Давайте не сравнивать козу с единорогом. Учитесь оценивать картину полноценно, не поверхностно.
- Мда, я несносная девчонка, что украла несколько мгновений у тебя. Хорошо, что я не раскаиваюсь, - мужчина в ответ улыбался, щурясь как кот, греющийся на солнце. Хотя то уже скрылось за горизонтом. И теперь всё вокруг начало терять свою чёткость и цвета, оставляя лишь смутные очертания. Не для Рио. Его зрение отлично было подстроено под темень, в противном случае как иначе он смог бы обитать на такой глубине, куда свет дотягивается в мизерном количестве?
- Прелесть, - негромко, почти что одним шипящим звуком произнёс Змей. А что прелесть? Ларэна? Эта ситуация в целом? Её слова? Что-то ещё? Воспринимайте как хотите. Для Рио это было всё вместе, сходящееся в одной точке – в Хромоножке. В главной, так сказать, детали этой картины. Этого… портрета… на сегодня.
Может, надо было податься в художники? Смешная мысль, смешная. Люди рисуют картины, чтобы запечатлеть образы, места, времена, вещи, других людей. Но эти картины так легко уничтожить. Они ещё более хрупкие, чем жалкие жизни их хозяев. Свои картины Глубоководные рисуют в голове. И даже после их смерти они могут остаться жить, передаться другим, сохраняться в веках. Вот это память, вот это отпечаток. Вот это… хех… уровень!
Ларэна ядовито попрощалась, на что Дьявол, разумеется, ответил зеркально.
- До встречи, милая, - скопировав её тон. Не чтобы прямо таки вернуть, а просто забавы ради, ведь это звучало так чуднó.
Голубовласый подождал, пока девушка частично скроется за холмом, затем со вздохом поднялся и сел. Немного так посидел, просто глядя перед собой и не думая ни о чём. На деле ему всего лишь не хотелось подниматься. На ноги. Но ничего не поделать. А ещё очень не хотелось повторять весь путь вниз, но и была возможность срезать. Рио упёрся ладонями в землю и неторопливо встал. Получилось неловко и совсем не изящно. Вот за что он ещё ненавидел этот облик. За ломаные движения, когда появлялась необходимость ходить. Выпрямился Змей тоже не сразу, стараясь удержать равновесие. А, выпрямившись, покачнулся, но устоял.
Проклятые конечности.
Он коротко закатил глаза и повернулся к обрыву. Поднимался лёгкий ветер, дующий со стороны моря. Водная гладь почернела и манила к себе, домой. И мужчина был рад вернуться. После таких вылазок погружение в воду доставляло особое удовольствие. Как нечто любимое после продолжительного воздержания. Не то, чтобы он долго пробыл на суше, но даже один вечер здесь мог показаться целой неделей.
Один шаг – ближе к краю. Второй – теперь Рио стоит у самой черты. Внизу вода лениво и сонно лижет обрыв, терпеливо ждёт и ещё не знает, кто собирается вот-вот вернуться. Диодан тихо хмыкнул, улыбка его сделалась нежной и едва заметной, отстранённой и возвышенной, почти как лики святых, которых рисуют люди. Не оттуда ли они взяли этот чистейший образ? Это преисполненное спокойствием и пониманием лицо? Что угодно придумают и исковеркают, лишь бы обмануться.
Ещё один шаг. И силуэт мужчины исчезает, проваливаясь вниз. С запозданием слышится плеск воды, а после всё затихает, уступая место этому странному вечеру.
[h1]" ЭПИЗОД ЗАВЕРШЁН "[/h1]
[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

0

47

[nick]Ларэна[/nick][status]Хромая ненависть[/status][icon]http://s7.uploads.ru/t/p0MOP.jpg[/icon][sign]Постучу тростью по вашим костям.[/sign][titul]Будущая обращенная<br><a href="">[/titul]
1 декабря 1869г.
Скалистый берег вдали от Хаммерфеста
https://i.imgur.com/lG8dWjZ.jpg
Поздний вечер
Холодный неприятный ветер, пробирающий до костей

[h1]"Жертвенные танцы"[/h1]
После того инцидента на окраине города, мир не успел как-то резко вскочить себе на голову. Уж тем более, он не стал отображаться как-то иначе в глазах Ларэны. Серая действительность потихоньку стала обретать смысл. Пустоты, на которые она закрывала когда-то глаза, стали заполняться понятным, пусть и частично, знанием. Книга была до сих пор при ней, хотя многие бы давно избавились от этой непонятной вещи, ненавидя себя за то, как та была притягательна. Потрепанная, с пожелтевшими страницами, она манила к себе, требовала, чтобы ты прочел её заново. Хромая лишь изредка поддавалась этому желанию, стараясь при том сохранять трезвость рассудка. Но какой был в этом смысл? Некоторые части книги так и оставались непонятными для неё. Привычное раздражение больно щипало оборванные струнки души, но того было явно недостаточно. Ларэна подметила, что спит уже гораздо меньше обычного, а если и удавалось подремать, то сознание полнилось кошмарами разных склизких сортов. Было ли то влияние книги или же влияние незнакомца? А Хаос его знает. То была очередная закономерность, к которой стоило привыкнуть. Зато теперь она с большим вниманием обращала внимание на то, что говорят люди и как именно. Среди общего количества серых лиц, она будто искала тех, кто понимает, что мир намного шире и глубже. Но либо она искала неверно, либо просто не старалась так, как должна. Да, она помнила о втором подарке, но его созидательной части так и не смогла найти примененье. Зато его разрушительной и кровавой. Хм, более чем. Ведь оказывается, вырезать узор на кости ещё живого человека, очень веселое занятие. Это вдохновляет, позволяет вдохнуть затхлый воздух и ядовито улыбнуться, при том не заблевать собственные одежды.
В течение последних двух дней Ларэн тихо ругалась. Она зашла в тупик. Не физический, естественно. Она совершенно не понимала одного простого факта. А что ей собственно дальше делать? Она уже давненько примерилась с понятием того, что есть Глубоководные, есть создавший их и покровитель Отец, есть обращенные. Так же она была уверена в том, что, если будет необходимо, она может позвать… Но что-то в этом было не так. То есть это не была какая-то проблема. В Хаммерфесте люди порой пропадали или вовсе подыхали от собственного пьянства, так что ещё одна шкурка пропавшая средь убогих улочек не была бы новостью. Даже целую миску драгоценностей можно было наскрести. Однако это не искореняло чувство того, что как-то этого было недостаточно. Что она упускала? Неужто она сбилась с пути?
- «Видимо верую я как-то неверно.» - усмехнулась леди, постукивая тростью по камням.
Скалистый берег. Приятное местечко. Холодное. Опасное. Далёкое от цивилизации. А ещё тут такой пронзительный ветер, что любой крик просто затирается голосом стихии.
Хромая проковыляла к каменному столбу и придирчиво осмотрела привязанного к нему мужчине. От того разило выпивкой и кровью. Неопрятный, замызганный и совсем не подходящий на роль хорошей жертвы. Увы, выбирать особо не приходилось, тем более что этот несчастный сам на неё напоролся, за что поплатился парочкой укусов от Волкодава и сломанной в колене ногой. Будущая жертва медленно истекала кровью, поэтому не стоило особо долго растекаться мыслью по древу, особенно если учесть, что та же жертва постоянно поливала грязью хромую. Она ж его сокровищами зазывала, выпивкой напоила, а потом натравила на него ту непонятую псень, а теперь привязала туточки.
- Ругайся не ругайся, а ты мне всё равно поможешь. – Ларэн пожала плечиками, будто это не её вина, что так карты легли.
За этой фразой последовало простое следование тексту книги. Преподношение драгоценностей и золота, под слова песни. Она была древней, даже древнее книги, которую она держит в руках. Леди боялась ошибиться в словах, но благо постоянное зачитывание текста помогало не сбиться. На что можно было грешить, так это на того, кто написал сей текст. Жертва была ещё жива, пускай и стала ещё рьянее пытаться освободиться.

Отредактировано Эмерис (16 Апр 2018 22:02:37)

0

48

[titul]Всадник Глубин и
Хранитель Чад Дагона[/titul][status]Защита и Возмездие[/status][nick]Вергельтунг[/nick][icon]https://sun1-12.userapi.com/c831409/v831409262/c3219/vmKFuokFRIE.jpg[/icon][sign]Блаженны верующие, ибо воздастся им за их веру их
http://sh.uploads.ru/eE1rJ.png
[/sign]
[h1]ОХОТА НА КИТОБОЕВ[/h1]
Вокруг была тьма. И тьма была холодна. Ее ледяные пальцы почти нежно касались его обнаженной груди, его связанных рук и его горячей, тяжелой головы. Ласковые прикосновения тьмы ласкали его лицо и его глубокие раны, остужая расплывающуюся алым облаком кровь. Рядом в непроглядном мраке мелькнуло едва видное белое пятно - брюхо могучего зверя с плачевной судьбой. Пятно не было целым: широкий, страшный разрез шел через всю его длину, и алое облако вокруг него было более плотным из-за высвобожденных внутренностей. Кровь человека смешалась с кровью животного, и в этом невесомом месиве парили их тела, медленно увлекаемые на дно, в ласковую и милостивую тьму. Тьма обещала спокойствие. Тьма обещала уют. Тьма унесла боль верной души и израненного тела, и лишь за это человек прощал ей все более и более крепкую хватку.
Глаза его, обращенные к поверхности, откуда падал белый свет полной луны, закрылись. Он падал во тьму все глубже и глубже, и в ту секунду, когда ласковый холод оградил его от последнего луча, в тяжелой его голове родилась последняя мысль.
"Отче Дагон, сверши свою казнь".
И он уснул.

И он проснулся.
Вокруг была тьма. И тьма была холодна. Но не было в ней непроглядности, что ощутил он накануне отхода ко сну. Во тьме шевелились подводные травы, во тьме кипела подводная жизнь, и всю ее видел он, и всю ее ощущал. Вдохнув глубже, он понял, что может дышать. Опершись руками и поднявшись с холодного подводного камня, он обнаружил, что руки его свободны. Помыслив об этом, он осознал, что жив. Осознав, что жив, понял, почему.

"Потому, что предательство не прощается", - мелькнуло в его голове, когда он взмахом когтистой руки вскрыл живот деревенскому старосте. На землю хлынула кровь вперемешку со старым человеческим ливером, и Вергельтунг равнодушно смотрел, как это месиво растекается вокруг удерживаемого за шею старика. Переведя взгляд на синеющее лицо мужчины, он разжал хватку, позволив телу рухнуть. Двинувшись дальше, изящно извиваясь длинным хвостом и держа вертикально человекоподобную верхнюю половину тела, осознавший себя Страж с холодным спокойствием перехватил руку с ножом, что занес для удара особо смелый рыбак. От человека разило страхом, ненавистью... и молодым мясом.
Вергельтунг улыбнулся и коротким взмахом второй руки отделил от мужчины вооруженную конечность, после чего, не обращая внимание на корчащегося на земле от боли рыбака, вынул из сжатой ладони нож да, выбросив его, впился зубами в довольно объемный бицепс. На виду побелевшего от потери крови и ужаса хозяина руки Глубоководный откусил внушительный шмат мяса и, не жуя, проглотил его, не замедлив совершить еще укус. Вкус был просто невероятен, Страж даже закатил глаза от удовольствия и в этот раз хорошенько прожевал, чтобы вдоволь посмаковать сочное мясо.
А рядом рыдал рыбак. Рыдал от боли, страха и непонимания, но недолго - затряслась земля, послышался громкий рык, вопль отчаяния и звук разрываемой плоти вперемешку с хрустом костей. От предателя остались лишь ноги, так как верхняя половина тела исчезла в пасти Швертваля.
Касатка выжила, получила благословение Дагона, как и сам Вергельтунг, и теперь пировала вместе со Стражем, с ног до головы в человеческой крови. И если Всадник в основном надкусывал, то Гончая пожирала почти без остатка, стремясь утолить разыгравшийся голод. В связи с этим и смертью рыбака, чью руку сейчас обгладывал Глубоководный, в деревне стало очень тихо.

Настолько, что оба создания услышали детский плач.
Небольшие раскопки в куче раздробленных бревен, на месте которых до Швертваля стояла крепкая изба, и Вергельтунг извлек из под завала 11-летнего пацана, в котором еще свежими остатками человеческой памяти признал своего брата, самого младшего из сыновей. Мальчишка, удерживаемый Вергельтунгом поперек туловища, плакал. Сквозь бесконечные всхлипывания прорезался слабый голосок, зовущий маму или хотя бы папу, чьи мозги были размазаны на кулаках Швертваля. Вергельтунг глядел в измазанное в крови и слезах лицо младшего брата, слушал его плач... и вздохнул.
Резкий бросок в бок, и Гончая схватила огромной человекоподобной рукой пацана. Визг оборвался с первым укусом, оторвавшим сразу половину небольшого тела...

И Вергельтунг открыл глаза.
Погруженный в воспоминания столетней давности, он "сидел" на камне выступающей из моря скалы, на вершине которой расположились Рио и Аделаида. Чувствуя всем телом спокойствие моря, он огляделся в поисках еще одного сопровождающего... Да, вот он: Хирсаль показался из за угла и, описав дугу в зоне видимости Стража, продолжил курсировать вокруг скалы по кругу. Обратившись к Связи, он ощутил игривое настроение Швертваля, гоняющегося за косяками каких-то рыбешек гораздо глубже своей позиции. Пошевелив хвостом, Вергельтунг спокойно выдохнул - все было в порядке.
Однако было не долго. Раздалась песнь Древнего, и еще недавно мирное море превратилось в клокочущую бездну. Обратив глаза к поверхности и наблюдая, Страж не мог не заметить, как вскоре после окончания пения нырнули сначала дочь, потом отец, и Аделаида поплыла куда-то вперед, в самый шторм, сопровождаемая неотлучным Хирсалем. А вот Рио обратился к самому Стражу, и его улыбка, сопровождавшая скрежет его голоса, была хищной.
- Слушаюсь, - кратко прозвучал клекочущий голос Хранителя, и, схватив свое копье с наконечником из носа рыбы-пилы, он мгновенно последовал за Древним, извиваясь всей длиной своего тела.
А где-то внизу, под ними, в движение пришел Швертваль, направляясь туда же, куда и его Всадник.

Отредактировано Вутарцт Амберхаут (23 Апр 2018 08:46:21)

+4

49

[h1]" ОХОТА НА КИТОБОЕВ "[/h1]

МУЗЫКАЛЬНАЯ ТЕМА

Шторм нагрянул слишком быстро. Не успели моряки стянуть паруса и закрепить такелаж, как небеса разразились светом и в раскатистом рычании на судно обрушилась первая волна. Кето слышала душераздирающий вопль: вот он звучит, а спустя мгновение обрывается ударом и хрустом костей. Паруса раздувает мощный порыв ветра, натягивая тросы до жалобного скрипа. И где-то в этой какофонии раздается весь ужас мира: в стонах досок, натуженном дыхании ветра и грохоте нависших облаков.
За клекотом и воркованьем волн Кето расслышала нечто недоступное человеку, но до боли знакомое ей. Как родной язык, как шум прибоя, словно пение горна, зовущего в бой. В каждой капле и каждом раскате слышалась проникновенная песня, устремлённая к самым недрам русальей души. В ее переливах играл океан, с ней в такт завывали ветра – моряки не знали, что беда, которая их ждала, пришла отнюдь не одна. И впереди уже простерла руки смерть, словно проклятие для тех, кто осмелился посягнуть на ее могущество. Рукотворный шторм кружил суда как игрушки, бросая их то вверх, то вниз, норовя столкнуть вместе и разгоняя в разные стороны так, словно те были легче пера. Волны агрессивно бросались на палубу, сбивая с ног матросов и увлекали за борт, туда, где разверзалась пасть океана. 
Голос, призвавший стихию, был ей подобен. Могучий, неумолимый, неотвратимый как участь, ждавшая любое существо, рискнувшее посягнуть на волю океана. Анакето не слышала его никогда прежде, но чувствовала поющего так, как все младшие чувствовали Древнего. Сильнейшего - его сила говорила сама за себя, и песня, которая сулила смерть всего сущего, проникала в самое сердце. Играя струнами, смягчала боль, обостряя притом жажду мести. Как призыв: «пой с нами», этот голос манил и звал потерянное дитя обратно в океан. В объятия родной стихии, в круг таких же как она сама. До чего же желанна была эта встреча… 
Очередной вал, ударил судно в бок. Сплоченный тандем соленой воды и пены окутал русалку с головой, смывая кровь, возвращая телу блеск. Повязка соскользнула с глаз по влажным волосам и повисла безвольно на шее. Взгляд тут же метнулся по палубе в поисках жертвы: вот, незадачливый моряк не успел отвести глаза. Контакт установился в одночасье, медленно опутывая слабый разум, как слизкие щупальца. Ужас заиграл в глазах мальчишки. Он из последних сил боролся с соблазном, с чарующим влиянием, которое твердило его собственным голосом в голове: подойди, прикоснись, освободи от пут и послушай чарующий голос. Подсознание трубило - это ошибка, ведь в памяти еще жили картины ночных ужасов, как от песен и клыков сирены погибали его товарищи, как лишались рук, расставались с рассудком, поддаваясь ее чарам.
Мука не от физической боли, но от борьбы с самим собой отразилась на лице морячка. Сопротивляться он был не в силах и чувствовал колючий страх, осознавая, чем сулит эта встреча, но все равно сделал шаг, затем еще один и еще. В глазах заблестели слезы, с губ сорвался стон ужаса перед собственным бессилием, но он продолжал послушно двигаться навстречу своей гибели, сокращая расстояние шаг за шагом, пока пропасть между их лицами не сократилась до десятка сантиметров.
- Умоляю… не нужно… пожалуйста, - взмолился он, не отрывая взгляда от глаз сирены. Жалкий, беспомощный, матрос дрожал словно осиновый лист, не понимая, что собственным страхом лишь подпитывает азарт и жажду хищницы.
Вот его руки потянулись к лицу, вот дернули за уголок небрежно скомканную тряпицу, вытягивая ее изо рта, усеянного частоколом смертоносных клыков. Свобода, долгожданная свобода, Анакето и не думала отпускать свою жертву, завлекая ближе и ближе, сантиметр за сантиметром для смертельного поцелуя…
- Не смотри на эту тварь, - сквозь грохот волн послышался знакомый голос, но прежде, чем Анакето успела закончить начатое, прежде чем старик добрался до них, а морячок сдался перед неизбежным, впереди послышалась очередная песня. Сильнее чар Кето, она доносилась из-за кормы, пронзая пространство и сознание каждого мужчины. Поддаваясь этой силе, они, не обращая внимания на тряску, позабыв про суету, прыгали с мачты, ломая ноги и будто не ощущая ничего продолжали ползти по палубе, тянулись из всех уголков позабыв обо всем. 
Едва песня закончилась, паника на палубе разгорелась с новой силой. Китобои метались по судну как рыбешки, завидевшие акулу, в этой суете, оступались, выпускали из рук тросы и роняли оружие. Приказы звучали в пустоту, никто не слышал их и ничего не видел перед собой, пытаясь осознать произошедшее и понять, что будет дальше. А дальше была пустота. Пользуясь заминкой, в которой весь мир позабыл про нее, Анакето решила взять право голоса и власть над ситуацией в свои руки.
Судорожно вдыхая воздух, она подалась вперед, насколько позволял трос и выдерживали руки, а когда пришлось остановиться - запела, наполняя пространство собственной музыкой. И песня устремилась в океан, разрезая небо и морские пучины, исполняя собой все, чего могла коснуться: разумы морских существ, собратьев, людей, влияя на каждого по-своему. Как песня выброшенного на берег кита, она полнилась отчаянием и надеждой. Дребезжа, словно капли влаги, как звон стекла, пронзая души музыкой одновременно прекрасной и угнетающе печальной. Кето сбивалась от боли в груди, от тряски, но продолжала свой призыв, понятый тем, кто с детства слушал море, а для иных, для смертных – несущий боль, тоску и отчаяние, какими полнились разум и чары сирены.
Несколько матросов, поддаваясь влиянию прыгнули за борт сами, еще несколько, остановившись, были смыты волнами, но Кето не дали закончить. Меткий удар по спине сбил песню, разразившись новой болью. Сирена яростно вскрикнула, когда сильная рука схватила ее за волосы, не позволяя повернуть голову и взглянуть на себя.
- Tus compañeros no te salvarán* - прорычал голос у самого уха.
- Tienes miedo, - сквозь боль проворковала русалка, нежно, как дама шепчет любовнику о своих чувствах. Чужой страх подпитывал ее, как вода питает корни древа, а страх этого моряка Кето могла распробовать даже не глядя в глаза, не читая в морщинах, избороздивших загорелое лицо. Как деликатес вкус которого успел позабыться и вот, сейчас вновь манил, вызывая в памяти образы прошлого. Сирена не хотела умирать, она боялась смерти, но в отличие от жалких смертных считала ниже своего достоинства выдавать слабость в чем бы то ни было. Анакето широко улыбнулась и рассмеялась, напевая: - Tu muerte en las olas, tu muerte en los vientos cantores…**
Моряк сжал кулак сильнее, запрокинув голову сирены и уже поднеся к ее шее лезвие, как вдруг очередная мощная волна ударила судно с небывалой силой. Корма накренилась к воде под опасным углом, вынуждая всех, кто был сверху и внутри стремительно заскользить к левому борту.

* Твои братья тебя не спасут
** Ты боишься. Твоя смерть в волнах, твоя смерть в поющих ветрах…
[status]La Muerte Cantando[/status][icon]https://d.radikal.ru/d33/1803/88/74c281d0a4dc.png[/icon][nick]Анакето[/nick][sign]
No lamento nada. No tengo miedo de nada.[/sign][titul]Потерянное дитя [/titul]

+5

50

[h1]" Жертвенные танцы "[/h1]

Слова песен были не просто словами. Естественно, по всей логике, они должны были что-то значить и что-то иметь ввиду. Они должны были как-то расшифровываться и переводиться. Увы или, напротив, к счастью, Ларэна не могла знать, как именно всё это стоит трактовать, что в них содержится. Банальные "приди-приди" или что-то ещё? Но помимо смысла, в словах была заключена особая магия звучания. Знают ли люди о том, что правильное созвучие и такт колебаний воздуха звуком могут обрушить целый мост? Целый замок, коли надо. Слова древней песни же были положены таким образом, что один из Древнейших слышал её... душой. Сердцем, если угодно. Своим внутренним естеством. Даже если не мог слышать ушами, даже когда был в отдалении, слова эти, подобно заклинанию, проникали в разум, подобно клейму их при создании выжгли на самой личности и сути Диодана.
Рио... Диодан... зависнув в толщах воды на спине и вяло шевеля хвостом, он едва ли передвигался, по миллиметру. Поверхность воды виднелась где-то вверху, а мужчина потирал виски большим и средним пальцем правой руки, и пытался припомнить, сколько имён и какие именно он сменил. А также почему. Из этих имён складывалась целая цепочка, в которой каждое новое было мутацией предыдущего. Но при это самое последнее ужасно отличалось от первого. Это как с практикой обмена спички на особняк.
Кривая усмешка тронула губы Глубоководного и он выдохнул ртом, выпуская пузырики воздуха. Проследил за их движением вверх. И тогда под самой кожей висков зазвучали эти слова. Они были едва слышны, почти неразличимы, но эти отзвуки Змей узнает везде. Судя по всему, там не было целого скопления сектантов, которые бы на совместный лад затягивали песню и повторяли по несколько раз слова. Голос был всего лишь один, слабый, отдалённый. Это был кто-то совершенно одинокий. Но нужно быть достаточно решительным, чтобы вот так вот взывать, да? Хотя бы из интереса стоило посмотреть. А Диодан был достаточно любопытным. Он не обязан был отзываться и отвечать, если сочтёт это недостойным своей личности и своего величия, но всё же действительно занимательно, кто мог бы вот так...
... да, он не думал, что это будет конкретно Ларэна. Кандидатов всегда хватало. И если и нет, Рио не держал всё это нарочно в своей голове и не был склонен долго думать о ком-то. Тем более из того положения, на котором они разошлись. У девушки была возможность определить свою судьбу, но решение будет всецело её делом. Вмешиваться в него Рио не стал бы...
... ха. Ха-ха.
Смешно это утверждать, если помнить, что голубовласый уже вмешался, уже надавил на её рассудок и оставил там смачный отпечаток своей ладони. И следы когтей.
"До чего же я гнусный и противоречивый", - со смехом подумал бы Дьявол про себя, но вместо этого развернулся, расположившись в воде нормально. Установил, откуда идёт этот звук и, погружаясь глубже в воду, быстро задвигал хвостом.
Скорость он мог развивать поистине удивительную, неумолимой стрелой пронзая воды насквозь. Никто не уйдёт от такого преследования. На суше подобное удовольствие было недоступно. Там хотя бы несколько шагов пройди, не споткнувшись. Возможно, если бы отец семейства чаще выбирался на практику, как Аделаида к примеру, у него бы и получалось слаженнее. Его собственная дочь ходила прекрасной и летящей походкой от бедра, очаровывая всех и каждого, хотя была, по сути, так юна, что просто ужас. А ему, тому, кто прожил не сто лет, не двести... тысячелетия... до сих пор это не давалось. Против внутренней ненависти не попрёшь.
Водные потоки тёрлись об вытянутое тело, хвост сильно и быстро бил по воде, унося своего обладателя к каменистым берегам, находящимся за пределами города. Кто-то осмелился в одиночку выйти туда, вдали от людей, на закате дня и побеспокоить Рио? Вот уж точно нужно взглянуть на это личико, пока оно ещё на месте.
Вот виднелось основание берега, но сын Дагона не спешил подниматься из воды. Теперь, будучи здесь, он слышал слова куда чётче. И мог узнать голос.
Что ж... это открытие не было прямо таки ошеломительным, но происходящее оставалось по-своему занимательны. Значит, Хромоножка решилась. Не показываясь из воды, мужчина сделал круг на месте. Несколько раз завернул хвостом, точно ждал или раздумывал. Потом ударил плавником сильнее. С суши ничего в воде нельзя было разглядеть. Зато можно было видеть как вода подёрнулась, а затем будто бы отступила от берега. Но через мгновение накатила на него из ниоткуда взявшейся волной. Эта волна, подобно цепкой лапе, схватила оставленные ценности и подношения, и утянула в воду. Они опустились вниз, на дно, упав мимо Диодана. Теперь эти вещи принадлежали морю. Они принадлежали ему в любом месте, где бы ни были. Вода лизнула ноги Ларэн и по пояс окатила пленника, как будто ощупывала, пыталась распробовать. Через воду Рио тоже "чувствовал". С потоками воды, вернувшимися к нему, подступил вкус алкоголя, крови, опьяняющей куда сильнее спирта, пота, грязи, страха. Всё это смешение запахов и вкусов было достаточно непривычным для жертв, которыми обычно становились юные красавицы, знаете ли. На практике всякое бывало, но подобное не часто. Коротко поморщившись, Рио плямкнул пастью и, не выдержав, быстро поплыл вверх. С хмурой и сосредоточенной физиономией, как будто всё таинство ритуала уже было разрушено и нет смысла пытаться его поддерживать, Змей притормозил у самой поверхности воды и медленно показался из неё ровно до плеч. Мокрые волосы облепили бледную кожу. Крохотные зрачки прищуренных глаз отсюда смотрелись как глаза страшных морских монстров, чей взгляд блестит из темноты бездонных провалов ровно за секунду до того, как на тебя набрасывается "нечто" и разрывает на кусочки. Вместо ушей в обе стороны торчали типичные плавниковые отростки, подвижные, способные раскрываться и раздуваться как мешки у кобры или похожие отростки у плащевидной ящерицы. Сейчас же эти уши были сужены и чуть заведены назад. Их обладатель, кажется, был не очень дружелюбно настроен. Но ещё до того, как на поверхности появилось всё лицо с тонкой линией губ, сжатых в ниточку, Ларэна могла узнать в этих чертах своего... нового знакомого. В конце концов, волосы точно запоминающиеся.
Недолгая тишина была скоро прервана вкрадчивым вопросом без приветствия.
- Ты, наверное, шутишь...?

[nick]Рио Диодан[/nick][icon]https://i.imgur.com/FoLSQS4.png[/icon][sign]Самого Дагона сын из морских пришёл глубин... (с)[/sign][titul]Отец семейства
Древний[/titul][status]Не вызывай того, кого не сможешь повергнуть[/status]

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Альтернативная реальность » То был судьбы недобрый знак... [Культ Дагона]