//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Грозовое послевкусие [Эпсиор & Вайс]


Грозовое послевкусие [Эпсиор & Вайс]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[h1]ГРОЗОВОЕ ПОСЛЕВКУСИЕ[/h1][h1]Эпсиор & Вайс[/h1]

6572 год, 16 число Грозового месяцаhttp://s5.uploads.ru/j9opf.pngПоследние лучи Шагри ласкают верхушки скал, уступая чистый звёздный небосвод лунам Саяри


Холодный и серый мрак надвигающихся с севера туч шепчет о буре

[h1][/h1]

http://sh.uploads.ru/t/gIw7m.jpg
Это был...

Тихий и холодный весенний вечер, медленно перетекающий в ночь. Ту самую ночь - одинокую и пустую, когда не хочется видеть звёзд, спать и существовать. Когда хочется раствориться во мраке и потеряться в небесах. Но всё, что мы можем - лежать, думать, метать, но не делать первый шаг. Лишь молчать, источая отчаяние о том, что ускользает из наших лап.

http://s9.uploads.ru/t/1c0Fq.jpg
Это были...

Времена, наполненные холодом и тишиной. Когда что-то очень важное, очень ценное тает прямо на глазах, но мы не видим или не хотим замечать, упорно, как мантру, продолжая твердить слова «всё будет хорошо». Но затухающего огня не хватит, чтобы вновь разжечь былые чувства. Одна неуверенность и другая глупость - сердце холодеет. Но манящая сделать что-то рисковое ночь, что протягивает свои костлявые лапы к драконам, отступает перед остатками ещё тлеющего тепла друг к другу.
Одна из последних их счастливых, тихих встреч.

http://s4.uploads.ru/t/Sy9QH.jpg
Это была...

Тёплая родная пещера в глубине Закатного края, где можно почувствовать себя в безопасности и покое. Но сегодня даже она не спасала от бури обиды и злости, накопившихся внутри за эти злополучные недели и месяцы молчания и отдаления. Роящиеся в голове мысли, одна хуже другой, и зовущий в неизвестность закат... Всё это прерывает дракон на пороге пещеры, закрывая собой последние лучи. И увлекает туда, где всё начиналось, где острые пики скал Сеарива касаются небес, а мир словно лежит на ладони. Где расцвели и остались чувства. Не во спасение, но ради мгновения покоя, столь нужного им обоим.

http://s8.uploads.ru/t/Gfupj.jpg

[h1][/h1]

+3

2

Уйти без ответа за тающим светом
Пусть волны и ветер останутся где-то
И мысли исчезнут в дыханье рассвета
Лишь шаг и успел бы
Сорвался и в небо


Скверно, пусто и одиноко. Но это такие мелочи, если учесть то, что ты привык ждать и знаешь вкус лишений и одиночества не понаслышке. Да не в том собственно беда. Не в том, что Эпсиор потратил уйму времени на ожидание своего воздушного избранника, вырываясь, когда только возможно в их общее место. Да.
Эпсиору было не столь важно, что сроки ожидания превратились во что-то нескончаемо долгое и мучительное. Психологические тяготы – это ерунда, считал Эпс. Самоцветный смирился с тем, что Вис не возвращался в назначенное много лет назад место встречи. В место где жил Самоцветный. Разные стаи и совсем разные жизненные ситуации могли задерживать на месяцы, и даже годы обоих. То Самоцветный дракон по заданию отправится в стаю противника, то ещё что-нибудь задержит. Чувство долга никто не отменял, знаете ли. Никогда не знаешь, что может произойти в момент твоего отсутствия.
Нападение представителей из Тёмного Альянса, нападки тварей из Серых степей. Тварей и  враждебных драконов ты не сможешь попросить подождать. Они придут без спросу в твой дом. Ну а если тебя нет?
Вот  именно из-за такого отношения к чувству долга Эпсиор выбирался сюда так редко.
Но стоит возвратиться к нашему воздушному собрату. Угнетал факт того, что Вайс молчал. Если в начале дракон ещё разговаривал с Самоцветным, то нынче просто не отвечал. Не отвечал поначалу день, потом мог пропасть на неделю. А сейчас о нём не было вестей целый месяц, если и вовсе не два. Вы понимаете? Целый месяц ты не слышишь близкого тебе дракона и не знаешь, как к этому относится.
Ты переживаешь, ты не находишь себе места, но как-то собираешь волю в кулак. Какой ты боец, если не способен унять свои чувства? Вот Эпсиор и силился с желанием впасть в пучину беспробудной тоски. А что ещё делать? Ты не знаешь, что происходит с Вайсом. Ты не чувствуешь его присутствия в своей жизни. Ты напрочь лишён понимания всей этой ситуации.
Раньше ты ссылался на занятость Вайси, а нынче ты не понимаешь что чувствовать. Ты канул в какой-то омут и смотришь сквозь какую-то рябь на сушу, что располагается над тобой. Ты не слышишь звуков снаружи, ты не чувствуешь запахов и тебя никто не способен тронуть.

«Есть холод на душе и в сердце, есть холод в лапах от озноба.
Есть боль тоски, есть боль забвенья и ты как будто не в себе.
Как ломоть хлеба брошен где-то, как птица с выбитым крылом.
А до далёкого рассвета лишь в небе буйствует брат гром.
»

Даже рифмы не выходило нормальной. Всё строчки, точки, закорючки слов, а всё какие-то лишённые красивого строя. Барахло.
Вот и ты как барахло, брошенное и сваленное в кучу. Ты сидишь такой ни туда и ни сюда, нужный только небесам.
Нет. Ерунда. Ты нужен маме и отцу, ты нужен Зону. Ты нужен стае. Без тебя будет сложнее, а значит, ты барахлом никак быть не можешь. Ты ценный кадр. Так тебе и говорят. Говорят, что ты очень нужен родной стае. Ты как минимум пара зорких глаз и четыре лапы беззвучной поступи, а как максимум друг, товарищ и брат по духу если не всей стае, то десятку-двум драконов.
Нет. В этом отношении Эпсиор не смел сомневаться. Он очень нужный. Зря что ли ему так говорили отец с матушкой, а дальше друзья и старшие собратья. Считать иначе не позволяла совесть. Подумать, что ты лишний – это наплевать на всё то, что сказали тебе в прошлом. Это ты такой молодец весь, а поступаешь как неблагодарная тварь без стыда и совести.
Эпс тварью такой никак быть не мог. Не хотел быть ею, всю жизнь старается быть только лучше. А тут.
Это, кстати, тоже нервировало. Ты ведь делаешь всё правильно, извлекаешь из ошибок пользу, стараясь их не повторять больше никогда в жизни. А тут ты не у дел. Ощущение словно о тебе просто забыли. Что ты как камень брошенный.
Нет же. Слёз, нюней Самоцветный не допускал. Пускай его отношения с другим драконом были странными для многих собратьев. Хорошо, что об этом практически никто не знал. Хорошо, что не знали родители. Вот как ты скажешь такое маме или отцу? В будущем далёком, но не сейчас. Сейчас бы Эпсиор не смог бы этого сделать. Не позволила бы та же самая совесть, что удерживала до сих пор в этой пещере вплоть до заката.
Самоцвет понимал, что время подходило к концу. Через час Эпсиор в гордом одиночестве будет спать в холодной, пусть и родной пещере. Холодной не потому, что там было действительно холодно, а из-за тоски, что тяжким бременем лежала на сердце.
И ведь природа этой тоски была обыкновенной. Ты ждёшь и не дожидаешься. Ты кричишь и зовёшь, а тебе отвечает лишь тишина. И вновь без ответа. Дни, недели. Сегодня захотелось просто взять и улететь из дому в шторм. Не убегать от проблем, а просто уйти, справедливо считая, что ждать более бесполезно. Возвратиться, если выйдут на связь, можно, а ждать. А ждать надоело. Надоела неизвестность. Ринуться в эту бурю из дома и летать, наплевав на сохранность. Час летать, два. В ночи и в одиночестве. Дождь льёт, гроза, гром.
Или нет?
Волнений никто не отменял, но и никто не отменял чувства бессмысленной траты времени и накатившего желания взлететь в непогоду.
Эпсиор решил улететь. Дракон поднялся, сделал несколько шагов, но остановился. Что-то остановило, заставило подождать ещё пару минут.
А дальше появился Вис. Дальше прилетел столь ожидаемый дракон, а у Эпсиора словно бы язык отвис. Что говорить?
Самоцветный сглотнул свои мысли и засунул куда подальше. Неприятный комок же так и остался в горле. Что ему говорить? Чтоб не лежать брёвнышком, а хоть что-то вымолвить Самоцвет поздоровался.
- Ну, здравствуй, Вайси… - вздохнул просто от того, что все эмоции были пережаты и удавлены много дней назад. Не первый раз Эпсиор ждал долго. Уже не подкатывало мучительное “Почему?”. Не было даже той радости c, которой происходили встречи драконов многими годами раньше. Теперь вообще разговоры и встречи становились какими-то скомканными.
- Я бы и рад броситься к тебе навстречу, обнять крепко-крепко, но не знаю, как это сделать. До тебя не достучаться, не докричаться. Устал я переживать, устал заставлять себя верить в то, что в наших отношениях вообще есть какой-либо смысл,  – надрыва в словах не было. Была натуральная усталость и совершенно не прикрытый вопрос во взгляде “Если я улечу прямо сейчас в эту бурю, то станешь ли ты меня останавливать?”. Совесть совестью, а тут взяли вверх чувства и обида. Обида за всю эту ситуацию и за переживания, и за тишину без конца и без краю. Хотелось сорваться в эту ужасную погоду и улететь из дому, а держало. Что-то держало.

Отредактировано Эпсиор (24 Апр 2018 18:02:06)

+2

3

Иногда бывает так, что жизнь, даже не со зла или специально, а просто потому что она текуча и неостановима, неконтролируема никем на самых высших своих инстанциях, поворачивает всё в твоей судьбе так, что ты сам, оборачиваясь назад, диву даёшься. Вырываешь из потока прошедших дней воспоминания, жадно, как голодный зверь, глотая их одно за другим в попытке утолить тоску. Роешься глубоко внутри себя, пытаясь отыскать корни всего самого светлого, что когда-либо было у тебя, чтобы пробудить былые эмоции, чувства... Или просто хотя-бы понять, что же, в конце концов, творится на твоей собственной душе - и так безумно мечущейся в клетке непонимания.
Когда Вис повстречал Эпсиора в самый первый раз, его голова была пуста, помыслы чисты, а сердце открыто. Когда его пленила сверкающая чешуя, дурманящий взгляд, ласковый голос... Ах, как хорошо было то время! Как хороши были дни, наполненные разговорами и полётами, и ночи, искрящие звёздами под облаками, снами, теплом друг друга и ощущением покоя. Весна в жизни, в душе, в мыслях - во всём, до чего она смогла дотянуться, опутывая их двоих.
Всё такое светлое, приятное, яркое и чистое. Многим из живущих прекрасно знакомо это чувство, когда любовь заполняет тебя с самых кончиков лап до головы, ты живёшь и дышишь встречами, словами, признаниями... Взглядами друг друга и прикосновениями. Мечтаешь уже спустя пять минут расставания встретиться вновь и не уходить никуда и никогда, а просто остаться рядом, плевав на весь остальной мир.
Многим, и правда, знакомо. Так объясните... Почему же получается, что все эти прекрасные и светлые чувства обращаются совсем иной стороной? Не принося больше тепла и покоя. Оседая глубоко в душе злым пеплом, они скребутся где-то глубоко внутри, обращаясь болью, непонятно откуда взявшейся, страхом в предстоящем дне, неуверенностью в том - а было ли оно, всё это "прекрасное и чистое" - правдой, а не видением? А есть ли сейчас все эти чувства? Ведь сердце тянется - тянется, но непонятно куда, ведь рядом с любимым счастья уже нет, а боль от встреч пронзает с каждым разом все сильнее. Скованность, раздражение, непринятие - вот что получает влюблённый, когда срок годности его любви заканчивается. Но продолжает тянуть лапы, пытаясь ухватить прошлое, с его радостями и теплом - там, где было хорошо..
Вис, либо в силу возраста не понимал очевидного, либо просто не желал признавать простого факта. Его чувства, некогда горящие ярким пламенем с электрическими искрами, ныне обратились в еле тлеющий костёр, который он, в отчаянной попытке вернуть всё как было, подкидывает гнилых дров. Память о том, как хорошо им было друг с другом, не желает отпускать, раз за разом продолжая повторять, что это просто кризис, всё пройдёт, нормализуется, и вообще! Будет как раньше, словно и не было этих тяжелых и глупых дум. Этих месяцев и годов расставания, этих недель и месяцев молчания. Отказывался он верить и в то, что голос самоцветного, посылающего ментальную весточку с надеждой на ответ, теперь не будоражит и счастливит, а лишь раздражает. И печалит - совсем немного.
Называйте его эгоистом - смело и без зазрения совести. Ведь, в погоне за пониманием собственных чувств и попытках урвать крохи спокойствия, он совсем забывал о том, что "отношения" - это всегда как минимум двое, и не ты один загибаешься от мыслей и сомнений вч собственной пещере. И проходило время - много времени, слишком много...
Только вот рано или поздно наступал момент, точка кипения, когда собственный мозг не справлялся с проделками сознания, ищущего выход. Момент, когда уже плюешь на всё, устав думать, встаёшь и летишь - вперед, к тому, кто совсем недавно был так дорог. Не зная, что будешь говорить или делать - просто летишь, надеясь... Исправить что-то? Изменить? Разобраться? А плен его знает. В бездну всё! И пусть дождь смоет лишние мысли!
Портал был открыт недалеко от пещеры Эпсиора, в холодном, стремительно темнеющем небе. Вис  успел сильно промокнуть, но его сейчас в последнюю очередь волновала сохранность собственной шести. Ведь сердце стучало где-то в горле, а лапы горели огнём - то ли от того что пятнадцать минут назад он нахаживал круги по пещере, то ли от зверского, такого неправильного волнения. Ведь... Ведь не должно быть всё так! Но оно, увы, так.
Резкий порыв ветра скосил тело самца куда-то в сторону, грозясь и вовсе опрокинуть. Погода всё ухудшалась, опускаясь на Саяри вместе с ночью и звёздами, которых всё равно не было видно из-за туч. Вдох-выдох. Озон витает в воздухе. Быстро, чтобы не передумать, Вайс закрывает портал, и белой стрелой мчит к пещере, к которой уже давным давно запомнил путь наизусть. Становится лапами на каменную мокрую поверхность, видя в глубине силуэт Эпса. И заходит, сглатывая подступающее к горлу напряжение. Расслабляется. Что-то в этом дне есть... Особенное. Не бесящее и не напрягающее, как дни со встречами до этого. Всему виной спонтанный прилёт? Погода снаружи, ночь? Или что-то иное?
Эпсиор выглядит уставшим. Не физически, но что-то такое прослеживается, и Вис с ужасом понимает, что у него тоже нет никакого желания подойти к дракону и просто его обнять - как раньше. Но он вновь давит это чувство, повторяя внутри себя, что всё в порядке. Что всё это ему лишь кажется.
- Здравствуй, - тихий голос звучит слишком уж громко в стенах пещеры, даже резко. Электрическому это не нравится. Он отводит голову, не смотря на Эпсиора, не желая видеть это... Обвиняющее выражение на его морде. Хотя всё равно замечает, что самоцветный слишком близко к выходу из пещеры, слишком напряжен. И Вис даже не сомневался, что тот собирался улететь. - Куда ты собрался в такую бурю? - словно бы не слыша слов, пропитанных обидой, спрашивает дракон, скашивая взгляд на поток воды за его спиной, за которым уже ничего не видать. С шерсти на каменный пол стекает вода, образовывая лужу, а ветер завывает так, что глушит голоса драконов. Где-то вдалеке раздаётся первый, но явно не последний за эту ночь раскат грома.

Отредактировано Вайс (26 Апр 2018 15:57:28)

+3

4

- Куда я собрался? Всё то, что важно тебе знать в этот момент - это то, куда я собрался? - долго Самоцветный дракон здесь находился, уже не раз обдумывал, что будет, если воздушный прилетит. Но такой скупости на слова, такого безразличия он не ожидал. Это вообще тот самый Вайс? Разве это тот самый, важнейший тебе дракон? Тот внимательный, обходительный и очень чуткий воздушник? Не хотелось верить, что явившемуся дракону было ну совсем наплевать на Эпсиора. 
Все мысли, что посещали Самоцветного самца, были более оптимистичными. "Ну, может это просто обстоятельства?", думал, лежа в полном одиночестве, Эпсиор. "Может это всего лишь дела и тотальный завал в родной стае?", хотелось верить пару десятков минут назад. Нет же - это всё были проблески надежды, веры в кого-то помимо себя самого. Сейчас казалось или, по крайней мере, складывалось такое впечатление, что Вайс всё это время даже не думал о своём Самоцвете.
Обидно? Да - это было очень обидно. Это было почти что невыносимо, но всё же Эпсиор сдержался от излишних слов. Да чего там слова? Слова - это ветошь. Слова важные, слова ценнее золота подчас сейчас казались пылью. Этаким песком, что просачивается сквозь пальцы трясущихся лап. Знаете, как рушатся надежды? А вот именно так, когда любимый дракон приходит и не может вытянуть из себя ни одного слова. Когда всё его существо сводится к простому вопросу: "Куда ты собрался в такую бурю?" и не менее скупому "Здравствуй". Вся эта ситуация, всё это пространство вокруг и боль на душе - всё это было чем-то неправильным и несправедливым. Ты со всей душою, а к тебе... 
Вайс отнекивался, Вайс отмалчивался, Вайс не прилетал и не извинялся. Вайс словно бы испарился. Вот просто ушёл в иное пространство и выпал из той реальности, где жил и переживал за него Эпсиор. Вот как это можно было назвать? Свинство? Предательство? А может это была сердечная скупость?
Правда была перед глазами. Стоял тот самый Вайс, лил тот самый дождь, гремел ещё далёкий, но такой манящий и влекущий гром. Ирония всей этой ситуации заключалась в том, что воздушный дракон сам был причастен к той стихии, что сейчас бушевала за надёжным миром Эпсиоровской обители.
- Слышишь, Вайс, этот гром? - Самоцветный подошёл практически вплотную к воздушному дракону, посмотрев прямо в глаза, и подождал пару секунд, чтобы вопрос громче отразился в голове собеседника. Раньше Эпсиор стал бы ждать столь долго, сколь это было вообще возможно. Вот до падения от бессилия, а сейчас лишь отвернулся. Что говорить? Зачем взывать к совести? Зачем ждать нового обмана или даже не обмана, а прохладного "Прости". Всё это было в прошлом. Всё это прошло. Сейчас наступило "сейчас". Это “сейчас” тянулось и растягивалось до невыносимого "долго".
- Ты слышишь, Вайс, как хлещет дождь? Как взывает и манит наружу? На свободу… – смотрел Эпсиор в глаза Вайсу, ожидая, что тот первый разорвёт тишину на части. Надеялся, что дракон первым отбросит эту пауза и сделает пару шагов в сторону своего Самоцвета. Но сверкнувшая за горизонтом гроза призывала к действию и Эпсиор, словно бы влекомый этим призывом, продолжил свою недосказанную и оборванную на пару секунд мысль. Он отвернулся от Вайса и посмотрел куда-то вдаль, - от этого самообмана. Я не вижу смысла продолжать всё это. Ты понимаешь?
Дракон обернулся и посмотрел прямо в глаза своему избраннику, который не казался уже кем-то надёжным и радующим. Он был любим, но уже начал затухать тот внутренний огонь в груди.
Да, Эпсиор был очень чувственным и очень чувствительным драконом, сопереживал, волновался по жизни очень часто. “А что подумает Зон?”, “А что скажет матушка, если я то-то и то-то”,  “О чём подумает отец?”, “ А как же моя семья без меня?”. Да, он был ещё молод и жизни не видел в полной мере, как мог бы, достигни возраста отца или матери. Но он стал на порядок старше душою. Раньше он бы расчувствовался, а сейчас слова звучали тихо, но уверенно. Может быть,  дракон просто устал? Да! Он устал очень сильно. Ведь ждать и не дожидаться - это очень тяжело. Но Эпсиор говорил тихо ещё и из-за того, что не видел смысла кричать или лить слёзы. Да кто он такой, чтобы лить слёзы? Кто он такой, чтобы кричать впустую? Дракон тихо продолжил, 
- Я не вижу смысла продолжать эту молчанку. Прощай,
- ком ведь, так и подступал к горлу. Больше не было сказано ни слова. Эта буря нужна была как воздух. Как единственная отдушина от терзающих мыслей. Куда лететь? А хоть куда. Эпсиор развернулся, отошёл на пару шагов для разбега и...

Отредактировано Эпсиор (1 Май 2018 18:51:09)

+2

5

Вис с детства уяснил, что слова - самое грозное из оружий, которое только смогли придумать природа и общество. Они же - самая надёжная защита, самый верный инструмент. Не когти, не клыки - слова растопят любой лёд, остановят любую войну и спасут от опасности. Эти мысли, закрепленные ещё его отцом и состайниками, стали чуть ли не кредо дракона на долгие, долгие года до, и будут ещё долго сопровождать его после. Пока взгляды не переменятся, не дойдет, что не всё решаемо одним лишь голосом.
Но всё это будет потом. Сейчас же, стоя в пещере своего возлюбленного, воздушный по какой-то причине не мог применить эту таинственную силу речи, не мог выдавить из себя хоть что-то, когда Эпс подошел к нему почти вплотную. Потому что в голове было пусто, на язык совершенно ничего не ложилось. Тот, кто был способен призвать сказку из ничего, описать в ярких красках самый скудный момент, спеть балладу об одной лишь травинке, сейчас не знал, что отвечать. Все красивые слова, извилистые речи, комплименты, нежные стихи - всё то, что раньше дракон посвящал Самоцвету, улетучилось. Растворилось где-то, где не здесь. Грозовой не мог даже пасти открыть, чтобы что-то из себя выдавить. Потому что по правде - не хотел.
Он мог льстить, мог делать отчасти не правдивые комплименты, мог заговаривать зубы или просто расходиться на речи, если ему было нужно, если было выгодно или просто не хотелось портить с кем-то отношения. Но непонятная сила заставляла сейчас держать зубы сомкнутыми. Ведь за всё время их отношений маг ни разу не врал Эпсиору - даже чуть-чуть и в мелочах. Так, справедливости ради, было и с другими его пассиями.
Электрический нашел в себе силы поднять на самоцветного взгляд. Тот смотрел в упор, и в глазах можно было прочитать всю ту боль и обиду, которая в драконе копилась всё это время. И как теперь развеять это? Как успокоить, как извиниться? Нет смысла говорить "прости", когда ты произносишь это пустое слово из раза в раз. Как когда-то говорила Тия - лучше одно "спасибо", чем тысяча "прости". Спасибо, что не оставляешь меня, что терпишь, что ждёшь, что прощаешь. И Вис следовал этому "завету" сестры всегда. Но сейчас была не та ситуация, не те условия. Ведь, кажется, Эпс прощать и оставаться не собирался.
Конечно, он слышал дождь, слышал гром - его родные стихии. Но не находил в них что-то манящее, а скорее пугающее. Пугающее его самого, как когда-то в детстве. Да, странно, но будучи слишком маленьким электрический боялся грома. Смешно, да не очень. Сейчас этот детский страх преобразился. И новые раскаты заставляли внутренности сжиматься, сердце подскакивать. Пасть сомкнулась даже сильнее чем раньше, до боли. Чего Вис боялся? Что так пугало его в этих "манящих" для шпиона раскатах? Ожидание... Конца?
Взгляд самоцветного пропал, и самца будто отпустило. Он глубоко выдохнул, поворачивая голову куда-то в сторону чернеющей стены пещеры. Казалось что вот сейчас, ещё чуть-чуть, и Эпсиор успокоиться, и они смогут поговорить, отдохнуть. Уйдет напряжение, вернётся прежняя, добрая, нежная атмосфера. Совсем чуть-чуть...
Но нет. Вместо этого самоцветный сделал то, чего Вис никак не ожидал. Всегда терпеливый, ждущий, принимающий Вайсовы огрехи... Он собирался сейчас уйти. Отошел, развернулся, направился к выходу из пещеры. Маг как в замедленной съемке видел, как напряглись мышцы дракона, как он слегка приподнял крылья, чуть пригнулся, готовый бежать, лететь отсюда как можно дальше. Из своей собственной пещеры, Звёздная! Куда вторгся воздушный!
- Стой! - этот крик - именно крик - вырвался сам собой. Когда на "прощай" сердце ухнуло сразу в две пары лап, а тело передернуло, словно Виса самого пронзила молния. Фантомная боль прошлась по мозгам, ударила в глаза, горло, из-за чего крик получился каким-то рваным, хриплым. Электрический развернулся и преградил дорогу за долю мгновения, смотря на Эпсиора с каким-то... Отчаянием? Что он делал? Что чувствовал? Дракон и сам не мог ответить. Единственное, что было в его голове - желание остановить самоцветного. Ведь в голове, в момент, казалось бы, разрыва, всплыло всё самое хорошее, что у них было. Нелепые, глупые чувства, не отпускающие страдающие сердца.
Ещё пара мгновений тишины, и Вис просто подался вперед. Лапы коснулись плеч шпиона, хвост - спины. Дракон обнял Эпсиора, закрывая глаза и просто заставляя себя ни о чем не думать. Прижавшись к чужой шее, вдыхал запах, слушал дыхание, чувствовал быстрое биение сердца. Прочь мысли, прочь сомнения. Здесь и сейчас он не желал оставаться один.
- Не уходи, - слова прозвучали тихо, и, как давно этого не было - нежно. Нежно и чувственно, и ни капельки не наигранно, ведь это было то, чего Вайс действительно хотел на данный момент. Пусть мысли и смешались, а в голове была каша... - Останься тут. Или... - он отодвинул голову, открыл глаза, сейчас живые и просящие. - Давай вместе отсюда уйдем, - дракон поднял взгляд вверх, задумавшись. - Только порталом. Не хочу, чтобы ты простудился.

0

6

- Стой!
Как было много боли в этом крике, но боли на душе Эпсиора было не меньше. Она так укоренилась в сознании самоцветного дракона, что не позволяла тут же оттаять. Да, он обернулся. Он увидел этот просящий и придавленный отчаяньем взгляд. Слышал эти вопросы, задаваемые глазами Воздушника. И хотелось поверить, и хотелось откликнуться. Но ком так и встал в горле на пару мгновений. Дракон опустил взгляд вниз.
Сейчас он не полетит, остановится. А что дальше? Самоцвет снова будет ждать у моря погоды, кричать во мрак и засыпать в холодном одиночестве, а Вис будет отсутствовать. Оно же будет именно так. Снова начинаешь ментальный разговор, а ответа нет. Зовёшь, а ответа нет. И так раз за разом. Снова и снова.
- Стою, как и раньше стоял, лишь горькую правду вкушая. Не уж то, мой друг, я устал, ответ от тебя ожидая? - и не сказать что было всё равно, но определённая доля равнодушия в душе завывала. И куда от неё деваться? Она есть, она живёт в тебе и никуда не торопиться деваться. Самоцветный дракон уже не в том возрасте, когда можно разбрасываться прощениями на право и на лево, вверх и вниз. Та наивность прошла. Но всё же Эпсиор попробовал поверить. А вернее дракон предоставил своему избраннику время.
Время, оно покажет. Если жизнь драконов разведёт, то так уж суждено. А если всё пойдёт в гору, то это будет той самой нескончаемой радостью. Ну, или отдушиной. Сейчас все эмоции как-то не явно проявлялись, словно дремали.
- Не уходи,
И сколь много в этой простой фразе было... нежности? Эпсиору же не показалось? Это было именно то чувство, что начиналось десятки лет ранее? Что-то из какого-то лохматого прошлого.
А давно ли вообще всё это было? Давно. А сейчас показалось, что совсем недавно. Может и вовсе вчера. Ведь была и привязанность, и нежность. Любовь была, в конце концов. Но вот осталась ли на самом деле? Самоцветный захотел, чтоб так оно и было. Чтоб и жизнь новыми красками зажила, и свет бил в глаза. Но приятный свет, а не ослепительно яркий. Так и быть. Сегодня жизнь продолжиться, как продолжалась со встречи двух драконов день за днём.   
- Я не уйду. Не переживай, Вайси, - и не отпрянул, нет, Эпсиор обнял своего молчуна за шею как многие годы назад, прижался к нему ласково. Мягко, нежно, с теплотой в глазах смотрел он в глаза дракона. Отчего-то захотелось улыбнуться, не бросаться едкими словами или же отмалчиваться, а улыбаться. Быть может и не суждено вечно так радоваться этим глазам и этой диковинной внешности своего избранника, но сейчас это было просто необходимо,
- Во всяком случае, не в такую дрянную погоду.
А ведь что там за шторм разыгрывался. Как он только мог решиться на такую глупость? А что родня? А что друзья и стая? Нет. Пожалуй, стоило забыть об этой выходке, словно её и не было. И воспользоваться предложенным порталом. Да! Сегодня не лётная погода.
- Только порталом. Не хочу, чтобы ты простудился.
- Хорошо. Сегодня твоя драгоценность таки перехотела расклеиваться. Полетим порталом.

0

7

Вис боялся. Боялся грядущего ответа, вердикта, словно от него зависела вся его жизнь. Ведь Эпсиор мог сейчас просто оттолкнуть, гневно посмотреть на воздушника взглядом, кричащим "Что это ты себе позволяешь?!" и ринуться в бурю. И Вис не полетел бы его останавливать, нет. Не смог бы, не "поднялись бы крылья". Просто остался, смотрел вдаль на улетающую фигуру, готовый открыть портал и ринуться спасать, если что-то пойдет не так, но никак иначе. И отправился бы потом домой, забываясь в книгах и, наверное, в алкоголе, который обычно электрический не переносил.
Но этой веточке судьбы не суждено было сбыться. И вместо неё начала плестись другая, в которой Эпсиор уже глазами заранее сказал "не уйду", пока Вайс смотрел на него и чувствовал, как каменная груда внутри него рассыпается, позволяя сделать вдох. Оказалось, он не дышал то время, пока обнимал Самоцветного - так и замер со вдохом его запаха, напряженно терпя секунды, уходящие в вечность. Лишь потом оторвался, натыкаясь на взгляд. И на строчки стихов, ласкающих слух. Эх, а ведь когда-то они сочиняли длинные баллады, продолжая строчку за строчкой друг за другом, удивительно рифмуя и переплетая свои слова в единую историю. Могли часами просто сидеть и совместно сочинять, по кусочком собирая что-то волшебное и ленясь это записывать, а потом плакаться, но не в состоянии вспомнить, как именно там было, в этой паре строк в тринадцатом стихе. Долгие вечера, когда порой они даже забывали о своих обязанностях... Точнее, Вис забывал. Шпион же не был таким простодушным и не позволял себе отлынивать, даже если это было в ущерб их времени вместе.
А теперь... А что теперь. Даже когда дел нет совсем у обоих - нет и никакого желания. По крайней мере у одного из них, за что Вис себя очень корил, но не спешил что либо с этим делать. Только и находил в себе силы не закрывать канал ментальной связи с драконом, выслушивая каждое его отдающее болью и ожиданием слово, как наказание самому себе. Порой даже почти отвечая. Почти.
Дракон не стал отстраняться. Он смотрел в чужие глаза словно под гипнозом, на пару мгновений погрузившись в эти старые, такие приятные, но отдающие горечью воспоминания. Смотрел, случал, впитывал - тепло, голос и взгляд. Ответные объятия самоцветного расслабили, а также сбросили лёгкое наваждение, вырывая обратно в реальность с новым раскатом грома.
- Я так давно не слышал твоих стихов, - не впопад и, наверное, поздно сказал дракон, но то мало его волновало. Он говорил то, что чувствовал - по крайней мере хоть это он отчетливо понимал. Он скучал по голову Эпса и по его стихам, и говорил об этом. Если не может разобраться в себе... То хотя-бы пусть на язык ложится то, о чем он знал наверняка.
В какой-то момент возникло и желание, стойкое и явное. Которое дракон сразу же исполнил - лизнул самоцвета в гладкую щеку, быстро и аккуратно, как будто тот мог испугаться или отпрянуть вдруг. Прямо как в начале их отношений, да? Не знаменует ли это новое начало? Что ж... Пусть иллюзия этого скрасит вечер.
Дракон отступил пару шагов назад, разрывая объятия. Он улыбался, немного скомкано, но искренне, радуясь, что сумел отговорить Эпсиора от такой глупости, как полёт в бурю. И что согласился пойти с ним, а не выгнал из пещеры. Мысли отступили на второй план, Вис загнал их куда подальше, предпочтя интуитивно действовать.
- Сомневаюсь, что драгоценность способна расклеиться... - шутливо сказал дракон, поворачиваясь к стене и кастуя заклинание. - Но я рад, что мой самоцвет решил сегодня не купаться в шторме, - у стены возникает Висовский портал - желтовато-белый и слегка потрескивающий по краям, издавая характерный звук. В портале не была видна другая сторона, но им двоим и так было понятно куда он ведёт - в место, где ранее драконы проводили долгие часы, если не сутки. Одна из вершин Сеарива, не самая высокая, но открывающая виды на Локу и облачные горы во всей своей красе. Защищенная от ветров своими собратьями и приютившая маленькую, но такую уютную пещерку... То место, где расцвели и остались чувства. То место, где, может быть, они могли продержаться чуточку дольше.
Вис отступил от портала, лапой делая приглашающий жест Самоцветному, пропуская его вперёд. Лёгкий страх, что тот передумает и таки рванёт в бурю, всё ещё клубился в глубине сознания, но почти уже издох под приливом пришедшей нежности.
- Прошу.

0

8

Так и не стал Эпсиор никуда срываться и лететь в шторм. Позыв исчез быстро. Лететь в этот ливень да ещё ночью, в слепую и в порыве эмоций, мог только безумец. Ну какой Эпс безумец? Да, дракон сентиментальный. Самец несколько чуть более чувствительный и ранимый, чем среднестатистический представитель сильного пола. Но что-то в котелке всё же было, чтоб остановиться и перевести мысли в порядок.
Ох, эти чувства и эмоции. Чуть ведь беда не приключилась и всё из-за какой-то обиды. Скрупулёзно созданной и возведённой в абсолют обиды.
А что в итоге? Самоцвет довольно таки быстро растаял от добрых слов про стихи, а когда Вис лизнул свою драгоценность в щеку и вовсе забыл о каком-то там негативе. Да и зачем он? Для чего? Кому от него легче? Сейчас они вместе и сквозивший в отношениях холод превращался в что-то тёплое и приятное. Этакое чувство счастья и сиюминутного восторга. Когда дыхание перехватывает, но тут же отпускает. Сердце звучит, постукивает чуть быстрее чем обычно и разгоняет застывшую в жилах кровь.
Вот что-то такое почувствовал Хамелеон и нет не отпрянул. Напротив приблизился. Ответил тем же, но лизнул воздушника не в щеку, а в нос. И также как в случае с Висом, дракон доверился желаниям. Не стал сдерживать в себе того, что хотелось.
Конечно, Эпс очень радовался. Молчал, но радовался. Глазами и улыбкой демонстрируя эту самую радость. А когда Вис заговорил снова, то и молчать прекратил - ответил.
- А жаль, что ты так думаешь. Она треснуть может и даже... Даже искрошиться в пыльку мелкую-мелкую способна. - иллюзией изобразил камень разделяемый на части, имитируя попутно звук треска, и посыпаемый на булыжник пещеры мелкой крошкой. А выражение морды было такое таинственное и зловещее. Впрочем, уже через секунду Эпс одарил Виса забавной улыбкой и развёл передние лапы в стороны,
- Только она разучилась это делать. Совсем.
И шуточное предположение Пушистика и слово "драгоценность" со словом "самоцвет". Всё это было крайне мило. Когда он подобное слышал? Месяц или даже три месяца назад? Очень давно. И тем приятнее было слушать и слышать в голосе что-то тёплое.
- Самоцвет этому рад ничуть не меньше. И ещё он благодарит за портал своего Пушистика
Дракон прошёл в портал, представляя то самое место. Там была возвышенность и просторная пещера с небольшим озером. Всё это располагалось в восточной части Сеарива.

0

9

Эпсиор остался. Не убежал, не ринулся в бушующий шторм, подвергая свою драгоценную жить опасности из-за глупых чувств и обид. Не стал он отбрасывать всё это, то старое, что Вис сейчас в отчаянной попытке пытался сохранить. Ускользающие осколки прошлого тепла, любви, и счастья. Он не смотрел на эту мозайку из осколков, ведь внутренне знал, что если взглянет - та посыпется. Посыпется болью и разочарованием.
Но сейчас не нужно было думать, рассуждать, копаться в себе. Сейчас они остались тут вдвоём - негатив и напряжение покинули драконов. И чуть искрящийся портал мягко освещал пространство пещеры, как не должна освещать гроза. В душу воздушника закралось умиротворение, когда он услышал нежные, теплые нотки в голосе самоцветного.
- Треснуть и крошиться - да. Но ведь всё же не расклеиваться, - воздушный хохотнул тихо, с наслаждением прикрывая глаза, когда тёплый язык прошелся по носу. На тело навалилась усталость. Захотелось прилечь, да под гладким фиолетовым боком, разделяя тепло. Без шума дождя и завываний ветра. - И хорошо что разучилась. Таки драгоценности не должны пропадать, - этот обмен завуалированными комплиментами - обычное для них дело, почти родное. И даже удивительно как сейчас спокойно слова ложились на язык.
Портал спокойно принял Эпсиора, пропуская на ту сторону. Проследив, как тонкий хвост исчез в бело-желтой воронке, дракон тихо вздохнул. Секундное, и даже меньше желание закрыть портал и улететь, он даже не заметил, шагнув следом.
Здесь, на одной их верхушек Сеарива, дождя ещё не было. Он клубился грозными тучами, если повернуть голову в сторону Облачных гор, но явно шел мимо. Но свет и тут уже почти смерк, раскинув над драконами звёздное небо. Запрокинув голову, Вис втянул в лёгкие запах озона и холод, поворачиваясь к Эпсиору.
- Тут, по крайней мере, теплее, - он задумчиво крутанул головой по сторонам, затем кинул взгляд на небольшую пещерку, что часто становилась прибежищем двух молодых и влюбленных драконов, и подошел ближе к самоцветному. - Пойдем внутрь или посидим тут? - греться или разглядывать звёзды - тот ещё вопрос. В идеале совместить и то и то не получится в такую погоду - хоть ветер сюда практически не проникал благодаря трём окружающим место скалам, но на такой высоте всё равно холод довольно быстро проникает под кожу. Да вот только почти всегда желание любоваться лежащим словно на ладони миром, что раскинулся внизу, было сильнее. Ведь с этой точки было видно и пики Облачных гор, и Локу, и далёкие Светлые земли, и - отблесками в ясную погоду - даже Элтен. Не говоря уже о том, что открывалось сверху - небо, до которого можно достать лапой. Стоя твёрдо на земле купаться в пролетающих мимо облаках и пытаться поймать звёзды.

0

10

- Драгоценность не пропадёт. Не сомневайся, - улыбнулся Хамелион.
- Тут, по крайней мере, теплее,
Да, здесь было куда-более теплее, чем если бы Эпсиор ринулся в тот злосчастный шторм. Звёзды россыпью покрывали весь небосвод, была беззвучная ночь и лишь где-то далеко внизу, на самом краю слуха, тишину нарушали камни скатывающиеся с величественных громад Сеарива. Здесь было хорошо и даже очень.
- Да. Не то, что за порогом моего жилища. - поддержал Вайса самоцветный дракон. Что правда, то правда.
А ещё радовал тот факт, что дождь, видимо решив смилостивиться над драконами, обходил это место стороной. И хорошо, а то накрапывание ливня за сводами родной пещеры уже успело порядком пощекотать и так неспокойные нервы. Да чего уж говорить? Весь этот день успел порядком источить оптимизм самоцветного шпиона.
В бездну серую всё это! Сейчас всё было более или менее хорошо и это создавало некоторую прослойку спокойствия. Пусть и не заявлял монотонно и уверенно мол "всё хорошо. Будь счастлив" какой-нибудь голос из под земли, но какой-то просвет в жизни Эпсиора виднелся. Смутный такой просвет. Всё же как не обманывай и не убеждай себя, а той идиллии, как при знакомстве с воздушным драконом, Эпс уже давно не чувствовал. Даже при этом, казалось бы примирении, самец не чувствовал покоя и... и счастья? Да. Того самого счастья в душе Хамелеона не было. Было поветрие этого счастья, была какая-то полумера от этого чувства безграничной радости.
Правда али вымысел, что всё станет как прежде? Есть ли в правде смысл, а в вымысле пусть и малейшая доля, крупица утешения, пусть и с горьким осадком на донышке? Было не ясно.
Ничего не было ясно. Будущее в тумане, нынешнее мимолётно, а прошлое как песок сквозь пальцы, просочилось.
- Пойдем внутрь или посидим тут? -     
Эпсиор решил ненадолго остаться. Давно ли он смотрел на звёзды в такой тихой и мирной обстановке. Давно. Даже очень. Не до звёзд было. Задания, мысли об этом молчуне, что был сейчас рядом, не давали повода посмотреть в ясный небесный свод ночного неба.
А красиво было. Романтично даже.
- Я предлагаю немного тут посидеть, под этим шикарным звёздным небом, и пойти в пещеру.
Мирно и мягко произнёс Самоцвет, стараясь не выказать ни нотки переживаемых каждый день обид, благо был в таких вещах молодцом. А обиды были. Ворвётся в жизнь спустя месяцы и уже радуется, что всё получилось и мир настал. Он может настал, да Эпсиору не один день потребуется, чтоб перестать обвинять Виса в его же молчаливом отсутствии. Миролюбивость Хамелиона и его умение прощать не граничило с моментальной потерей разума от вида предмета страсти. Пусть этот предмет какое-то время побудет рядом, а там и посмотрим. Посмотрим на слова, дела, обещания послушаем.
Доверяй, но проверяй. Тем более проверяй, если уже усомнился в возможности доверять.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тени прошлого » Грозовое послевкусие [Эпсиор & Вайс]