//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Иссденский хребет » Лавка "Железная Роза" – обитель Баррагана


Лавка "Железная Роза" – обитель Баррагана

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://i.imgur.com/0oOUBv0.png
Посетителя встречает большая, хвастливая вывеска «Железная Роза», подвешенная над входом.  Внутри лавки всегда уютно, приветливая ленивая атмосфера и тишина, а запахи раскалённого камня, кожи и воска, с лёгким оттенком сажи, наполняют комнату. Левая стена испещрена полками, на которых стоит разнообразная глиняная посуда и несколько красивых подсвечников. Среди старых кувшинов и тарелок выделяется большая аметистовая жеода, поблёскивающая горячими огоньками от свечей, и деревянный ящичек с десятком разных штихелей. В зале стоит большая каменная плита, сливающаяся с полом и правым боком со стеной – это своеобразный прилавок, придающий лавке изюминку. На нём, в специальных углублениях всегда лежат цепочки, сложные амулеты, извилистые кольца, серьги, талисманы, брошки на шерсть и чешую самых разных форм и размеров и много других украшений.  За прилавком на полу обычно расстелено меховое покрывало для удобства и отдыха, рядом стоит подсвечник для чтения и работы, покрытый сложной резьбой, и железная решётка для жарки мяса, вся чёрная от сажи.
Зал имеет небольшое ответвление слева. Там обустроена кухня с парой каменных столов. Тот, что стоит напротив правой стены – для готовки. На нём лежит несколько дощечек для рубки мяса, кожаные мешки с луком, морковью и прочими овощами, пучки сушёной травы и специй. На подвесках висят деревянные черпаки и лопатки. По соседству в стене выдолблена большая каменная печь, без жара которой не обходится ни один вечер. Другой стол, стоящий в дальнем углу – для гостей и хозяина, за которым и происходит трапеза.
В задней стене, напротив прихожей, ещё один проход, ведущий в маленькую, немного тесную пещеру. Она обустроена под скромную, но уютную жилую комнату: несколько полок, заваленных свитками и книгами, в полу округлое углубление, заполненное сухой травой, мхом и листьями, которое на ночь укрывается мехом, подле кровати тройка прослезившихся свечей, а свод украшен хрустальным мазком кварцевой жилы, при свете свечей блестящим, точно кусочек звёздного неба. Это самая тихая и сонная часть пещеры.

0

2

Начало игры

27 день Морозного месяца, время – 8:10
Ожидается игра с Табаки

День начинался как обычно: под шёпот в ушах, сопровождаемый нерушимой тишиной, под лёгкий запах меха, щекочущий нос, и витающий в воздухе сладковатый аромат воска, говоривший о том, что кто-то вновь зачитался допоздна. Всё тело окутывало мягкое облако из мха, травы и листьев, покрытое одеялом из пушных шкур. Барраган приоткрыл слипающиеся глаза, созерцая уютную обстановку его маленькой комнаты, утыкаясь взглядом в свод пещеры с забитыми полками, выдолбленными в камне, на которых лежали его любимые книги и свитки с писаниями, некоторые из которых надо бы вернуть знакомым. Лениво перевернувшись на другой бок, пробежав взглядом по кварцевой жиле на потолке, скалящейся прозрачными зубами, дракон лицезрел через вход в комнату его пустующую лавку, мирно дремлющую в первых лучах солнца, проглядывающих сквозь ничем не защищённый проход. Тревожно быть ювелиром и жить в пещере. Невольно начинаешь хлопотать о своём имуществе, в особенности об украшениях, в особенности об драгоценностях. Поэтому под боком Баррагана, в объёмной толще кровати, в специальном боковом углублении лежит сундук со всеми красотами, которые вскоре будут аккуратно разложены по прилавку. Маленькая изощрённость. Намного спокойнее, когда твои идеальные украшения лежат совсем рядом, не тронутые вором.
Лениво и сладко потянувшись, скомкав меховое покрывало, дракон с надрывом зевнул, перевернулся на лапы и вышел со своей прекрасной лежанки. Приподняв и сдёрнув шкуру, лапы сами нащупали в колючей сухой траве гладкую крышку сундука. Барраган достал из под неё любимый ящичек, смахнув бежевые крошки, после чего взбил свою подстилку и забросил покрывало себе на спину. С довольной, предвкушающей и слащавой ухмылкой дракон вынес в прихожую ларец, схватившись за специальную ручку зубами. Впереди ждал очередной день почтения, уважения, удивлённых ахов и вздохов при виде его невероятных изделий, который дракон во всех подробностях представлял: как он рассказывает о труде, вложенном в украшения, разговаривает о жизни с посетителями, подбирает цвет камней под их внешний вид и просто с удовольствием проводит время. Барраган так и мурлыкал себе под нос, расцветая от предвкушения. Подойдя к полкам на правой стене, ящер засунул свою тонкую лапу в глубь одного из старых глиняных кувшинов и вытащил от туда заветный ключ. Ласково щёлкнул замок, и свет смог заблестеть в очертаниях украшений. Почти все металлические, необычной формы и с полудрагоценными камнями, среди которых были таинственный аметист, скромная бирюза и магический гранат. Вся утварь отправилась на прилавок, дожидаться своих новых хозяев, а дракон, расстелив мех под прилавком, направился на кухню, подогревать на завтрак вчерашнее мясо и приводить себя в порядок.
Рецепт хорошей трапезы всегда прост: тепло, уют, ласковый треск дровишек в большой печке и сама еда, умело приготовленная. Барраган не знает, что бы делал без своей матери, которая терпеливо учила его готовить. Несколько хороших пален, мелкие веточки и простое заклинание пирофорности на кончике когтя – и печь разгорелась. Пока она прогревается, Барр захватил с кухонного стола кувшин с водой и направился на улицу, попутно вспоминая, нет ли у него висящих заданий от ребят свыше. Помнится ему, как-то застоялось одно такое задание, а воплей было далеко не мало. Барраган не поймал несколько хулиганов, шастающих по хребту – скучнейшее поручение, из-за которого ему уши выели начальники. Могли бы и что-нибудь по-оригинальнее дать, например, захватить нарушителей на границе. Они ещё и искренне удивляются, почему никто не хочет выполнять поручения. Барр стал замечать, что чем более драконы приближены к Главе по званию, тем они более нервные и серьёзные, по отношению к другим. Выглядит довольно забавно, особенно тогда, когда начинаются крики на подчинённых.
Умыв красивую морду, тщательно вымыв лапы и крылья от пыли, он сделал несколько простецких упражнений, чтобы разогнать застоявшуюся за ночь кровь. Зайдя обратно в лавку, он прошёл на кухню к печке, которая уже отдавала ядрёным жаром. Он взял глиняную сковороду, налил в неё немного воды и, уложив жареное мясо королевского абака, отправил в печь, прикрыв крышкой, а сам отправился сторожить прилавок, если кто-то решит прийти и поболтать с ним с утра пораньше.

Отредактировано Барраган (20 Сен 2018 18:16:41)

+1

3

27 день Морозного месяца. Утречко.
Игра с Барраганом

Пришла пора развеять мнение нашего Мастера всяких разных прикольных штук о личностях, занимающих ответственные должности. Хотя если уж так говорить, то Советником Земли и правой лапой Главы (передней, явно не задней) Табаки стал относительно недавно. Относительно, потому что не вчера и не на той неделе, но достаточно, чтобы не всякий мог привыкнуть к тому, кто теперь эту должность занимает. Кто-то просто не желал мириться с суровой реальностью. Ха! Глупцы! Но об этом позже… или вообще никогда.
С утра пораньше, а для Шакала утро было действительно ранним, пустынный решил наведаться в лавку Баррагана. Бездна его знает, отчего дракон до сих пор её ни разу не посетил! Ведь это такое место, такая обитель умопомрачительных и крышесносящих вещей, что хоть прямо здесь ложись и плачь. Не исключено, что именно так и будет. Не исключено и то, что Табаки, если реальность окажется выше ожиданий, просто потеряет сознание от восторга. Либо засыплет хозяина лавки таким обилием вопросов, комментариев и предложений, что тот не выдержит и сам выставит потенциального покупателя наружу. Если у него лапа поднимется на калеку. Но лучше пусть не поднимается, а то этот инвалид-индивид всем после растрындит, какой Барраган жестокий и бессердечный сухарь. Оно вам надо?
Желание узреть, что там такого в этой лавке происходит, подняло Табаки в это время сего дня и вынудило сначала ползти (из своей пещеры), потом лететь (до пещеры с лавкой), а потом снова ползти (чтобы в эту пещеру попасть). Тело дракончика бухнулось на пятую точку прямо у входа. Его пытливый взгляд с по-детски строгим прищуром вперился внутрь, будто нужно было ещё раздумывать, проникать внутрь или нет. Да или нет… разумеется да! Неловкая посадка завершилась не менее неловким, но таким привычным падением носом вперёд. Ухнув на живот, Шакал пополз к своей цели, подтягивая тело на передних лапах и крыльях, работающих ритмично с первоочерёдными конечностями. Задние же, как водится с самого рождения, не функционировали. Что не смущало Табака, ибо им он уже давно объявил бойкот и холодную войну. Вряд ли она когда-нибудь закончится, так что ходить дракону было не суждено.
Оказавшись внутри и метрах в двух от входа, Советник сел и отряхнул грудь и живот от всего, что успел за этот короткий трип наскрести, деловито огляделся и, заметив, видать, владельца, сразу же начал. С главной части (нет). Как будто уже давно тут всех и всё знает. И вообще никуда не отходил, с самого основания тут был. Странно даже, что не бросился первым делом вещи оглядывать. Ну… не очень культурно было бы. Надо и Мастеру внимание уделить (если это он, но мы прощупаем и выясним). Его же сокровищница.
- Вот мне говорят, чего ты магию Пространства не выучишь, а скажи мне на милость, как её учить и зачем? Когда душа не лежит. Вот не тянет меня к ней! Сердечко не хочет. Да, практично, конечно, кто же спорить будет, но какой смысл что-то делать, если ты душу туда не вкладываешь? Я считаю, что никакого. И эта бездушная магия мне самому не сдалась! Даже хоть я без неё жить бы не смог! – он учёно кивнул и, посчитав, что хорошо начал разговор, обвёл взглядом помещение, как бы так невзначай, ни за что конкретно не цепляясь. А очень хотелось! Удерживал себя как мог, всеми силами!
- А ты как, дружище, скажи мне… в свои изделия душу вкладываешь? Можешь за это головой ответить? А то я пустышки не люблю, ты только не обижайся, если правда пустышки, просто каждому, понимаешь ли, своё, – пытливый взор золотых глаз горячих песков вернулся к земляному. Дракон упёр лапы в бока и наклонил немного голову в сторону, глядя важно очень и без улыбки. Мало ли, зря приполз, что-то он не подумал спросить у кого, но разве этим всяким можно верить?! Всё нужно самому проверять, самостоятельно убедиться. Вдруг соврут, лишь бы им больше штучек классных досталось. Нет-нет, вы не подумайте. Шакал не придуривался тут, не цирк устраивал. Для него такое дело было очень важным, он относился к вещам, которые напяливал на себя, крайне серьёзно. Барраган мог бы это заметить по тому, сколько на Советнике висели перьев, бус, украшений, серёжек, крючков, ленточек, завязочек, сушёных ягод, веточек, листиков... э...
Поэтому... шутки в сторону!

+1

4

Барраган томно крутил в лапе камень одного из украшений, вглядываясь в его блеск. Взгляд цеплялся за яркую бирюзу, покрытую редким тёмно-коричневым узором в виде трещин, за блестящую оправу, которая напоминает раскрывшийся цветок с изобилием текучей резьбы, и казалось, будто рисунок хочет сползти с железных лепестков, окутывающих палец возможного хозяина, и капнуть на землю. "Слеза моря" – так назвал Барр своё творение. Ещё одна и, наверное, последняя из коллекции "Слёз Звёздных". "Остаётся только подобрать сундучок для коллекции, а пока полежит в общем. " – и дракон осторожно положил его обратно в сундук, проследив, дабы ничто не поцарапало кольцо. "Надо бы прикупить под каждое моё творение отдельный ящичек, да уж больно дорого. Можно самому сделать, хотя материалы тоже стоят не дёшево."
За прилавком что-то упало, точно какой-то мешок бросили перед входом. Барраган приподнялся, закрыв крышку сундука, и, увидев направляющегося к нему гостя, приветливо улыбнулся, состроив фиолетовые глазки. Передвигался посетитель своеобразно: волоча за собой задние лапы и обтирая живот об землю. К нему заглянул, остановившись перед прилавком, красивый дракончик, с несложным, но очень приятным персиковым окрасом. Молодая кожа поблёскивала, на щеках детский пушок, на голове и загривке ряд коричнево-жёлтых перьев, а золотистые глаза такие наигранно-серьёзные, что ювелир просто не мог не умилиться этому созданию, вместе с тем жалея бедолагу. Скорей всего инвалид с детства, задние лапки совсем не работают, только передние мясистые и мускулистые, как и крылья, помогающие им. Отряхнувшись от пыли и грязи, которые тысячелетний юнец наскрёб по пути, дракончик со всей своей железной серьёзностью обратился к Барру.
Вот мне говорят, чего ты магию Пространства не выучишь, а скажи мне на милость, как её учить и зачем? Когда душа не лежит. Вот не тянет меня к ней! Сердечко не хочет. Да, практично, конечно, кто же спорить будет, но какой смысл что-то делать, если ты душу туда не вкладываешь? Я считаю, что никакого. И эта бездушная магия мне самому не сдалась! Даже хоть я без неё жить бы не смог! – дракончик учёно кивнул и обвёл взглядом помещение, как бы просто так.
Баррагану этот дракон нравится всё больше и больше. В нём чувствуется что-то необычное, он пытается казаться серьёзным и разговаривать как взрослые, читается импульсивность и разговорчивость. Подозревает воин, что в дракончике нет даже капли скептицизма и напыщенности, он наверняка активен, любит поползать вокруг да около и сделать что-нибудь забавное, что его бы развеселило или заняло. Похоже, старшим уже надоело его поведение, и они не скрывают этого, вот юнец и пытается казаться эдаким куда более зрелым, взрослым драконом стаи Земли. И всё, что Барр тут навыдумывал о малыше, он понимает. Слащавых и самовлюблённых, как он, тоже не очень ценят в холодном земляном обществе. Но пока эти догадки ювелир держал при себе и в сторонке, чтобы не мешали оценивать весьма экзотического собеседника. Барраган даже поставил когтистую лапу на прилавок, и подпёр ею голову, готовый внимать острым слухом, пытливым до любых разговоров, и чётким сладковатым прищуром. Он с нескрываемым интересом ждал, пока дракончик закончит свою фразу, и улыбался. Не ускользнули от взгляда дракона и многочисленные, видимо, самостоятельно сделанные украшения, которые буквально усеяли юнца: серьги из перьев на ухе, палочки с верёвочкой на шее, бусы и другое. Похоже, ему попался отличный покупатель.
А ты как, дружище, скажи мне… в свои изделия душу вкладываешь? Можешь за это головой ответить? А то я пустышки не люблю, ты только не обижайся, если правда пустышки, просто каждому, понимаешь ли, своё, – сказал он и перевёл взгляд на Барра.
Головой, говоришь? – Сказал дракон тем высоким гладким голосом, который любят представлять драконицы, читая романы. – Конечно могу. За что, за что, а за мои творения я отвечу чем угодно, хоть своими лапками Мастера. Всё высшего качества и сделано с любовью. Погляди, тебе отлично подойдёт вот этот амулет, точно под цвет глаз. Крепкая металлическая оправа в виде веток дерева, которые хранят в себе горячий янтарь. Ну не красота ли? – дракон поднял с прилавка украшение за звонкую серебристую цепочку. Маленькие жилистые ветки неплотно окутывали солнечный камень, на некоторых ростках видны умелые попытки изобразить листву.
Ох! Прошу прощения, я ненадолго отлучусь. – сказал Барраган, положив побрякушку обратно на прилавок, и направился на кухню к печи. – Я поставил греться завтрак. Уж не ожидал я гостей, – сказал он притворно с усмешкой. – А ты пока присмотри себе что-нибудь. У меня много всего интересного: кольца там, серёжки, колье... Чего только у меня нет.

Отредактировано Барраган (24 Сен 2018 16:59:59)

0

5

Как хозяин лавки ответил Табаки, дракончику понравилось. Эк какой! Знает, что надо сказать, чтобы порадовать Шакала! Но он всё равно ещё чуть-чуть присмотрелся к земляному, точно пытаясь прознать наверняка, врёт тот или правду говорит. Нет, не врёт! Пустынный сердцем чуял! А сердце уже готово было петь оттого, что всего лишь мельком видели глаза. Столько всего интересного, и как здорово тут, наверное, жить. Конечно, у Советника тоже были свои сокровища в пещере, очень много, может, даже побольше, чем тут, но не на продажу, нет! На обмен – может быть. В подарок – смотря кому. А тут же всё иначе, по-новому. Хоть и видел Шакал других Мастеров, и их изделия, а у каждого есть свои особенные черты. Поэтому каждая чужая работа – уникальна, неповторима, индивидуальна и достойна, чтобы вызывать восторг. И это всё о вещах с душой. Бездушные Табаки не интересовали. Он мог, в общем-то, и не спрашивать Баррагана, а сам сразу проверить, но решил прежде ему довериться. И не прогадал, не прогадал.
- О-о-о-о… - дракончик хитро прищурился, вот действительно по-шакальи, недаром кличут, и улыбнулся, потирая лапки, - … это вот мне нравится, что ты говоришь. И как говоришь, тоже очень нравится, - ага, и морду правильно делаешь, и глазки строишь, и вообще нас покамест всё устраивает, дай Матушка Землица, чтобы и далее так было. Хочется, чтобы положительное впечатление переросло в положительное времяпрепровождение и общение.
Табаки довольно шустро для инвалида подполз ближе, чтобы поразглядывать то, что предложил хозяин лавки. С этого и надо начинать. У него наверняка глаз намётан. И ему виднее.
- Красота… красота… янтарь – хорошо. Дружелюбный ко мне камень. Меня многие камни любят, но с янтарём у нас отдельный вид отношений, взаимовыгодный, товарищеский, хотя казалось бы, с чего бы, по всей логике можно что ближе найти, не спорю, но к янтарю свой подход нужен, у меня он есть, да не все знают, что к нему приходится подступиться, - затараторил дракончик и аккуратно, двумя пальцами, взял вещичку, поднял в воздух так, чтобы украшение спало прямо перед его носом. И так и висело. А Табаки бы смотрел, чуть поворачивая за цепочку, чтобы с разных сторон, иногда снизу, головой подныривая, иногда сверху, шею вытягивая. И так минимум по два раза на каждый уголок.
- Хорошая работа, Мастер! – крикнул дракон, зная, что Барраган ушёл за завтраком. Ну а что, поесть с утра – это дело благое. Ничего против Табаки сказать не имел, извиняться тут не за что, пустынный вообще мог вывалиться отсюда на время, так он уважал чужое право на приём пищи. Но раз хозяин не против, тогда мы тут посидим, да посмотрим.
Вещичка была занятная, хорошая, но Провидец отлично чувствовал, что не ему она принадлежит. И дело было не в том, что сделал её Барраган, а в том, что не Шакалу предназначено было стать её хозяином, другого дракона она ждала. Дракончик как-то тепло и по-отечески улыбнулся в янтарь, мурлыкнув.
- Ничего, и за тобой придёт, кто надо, - жаль, конечно, что с собой не взять, но Табаки никак не мог нарушить такого порядка, священного для него. Иначе вещь только несчастья приносить будет. А здесь наверняка найдётся что-то, что больше ему подойдёт. Вполне вероятно, что не одно. Это он чувствовал. Так что, с доброй грустью вздохнув, отложил амулет обратно и огляделся по сторонам, даже не зная, за что хвататься. Главное - держать себя в лапах и не начать неистово вопить.
- Чем плату берёшь, хозяин? – известно, что денежной системы у драконов не было. Зато процветал бартер. Каждый выставлял ту цену, которую считал нужной. И брал взамен то, что было необходимо. Кто мясом, кто травами, кто ягодами, кто останками животных, шкурами, костями, кто предпочитал обменивать на услуги, кто на свитки, иные на материалы всякие, менялись на другие артефакты, на зелья и амулеты, зачарованные и просто для украшения, ингредиенты, информацию. В общем, всё, что можно. И это всё, что можно, наш индивид мог достать, несмотря на свою, казалось бы, бракованность. А потому что не в лапах сила, братья, не в них.

+1

6

Из глотки печи исходило оплетающее, горячее тепло, а из сковороды, поставленной на обуглившиеся раскалённые дрова, доносилось приглушённое бульканье и хрипение. Дракон почувствовал как под ложечкой завязывается маленький голодный узелок. Взяв кочергу и железную лопатку для углей, стоящие рядом с печью, Барраган с помощью нехитрых манипуляций вытащил горячую сковородку и поставил её на  стол, обронив по дороге несколько светящихся угольков, которые в один миг потухли. Кочерга отправилась на своё место, лопаткой дракон загрёб угли и закинул их обратно в печь, после чего пристроил и её. Наконец, завтрак. Барр убрал крышку, и кверху полетел клуб ароматного дымка и пушистой подушкой ударился о потолок. Прекрасный запах медленно наполнял кухню, а затем и всю лавку. Мясо абака со специями в пряном соусе – объедение, не хватает только чего-нибудь сладенького на второе блюдо.
А из зала доносился увлечённый говор. Хоть воин и не понимал большую часть слов, но ему было лестно, а потому весьма приятно слышать такой тон, яркий и быстрый, слыша позвякивание украшений. Длинный хвост потянулся к полкам в лавке. Нащупав тарелку, очень осторожно снял её и поднёс к столу, но дракону всё равно пришлось немного пройтись – вилки-то нет, а пачкать лапы в жирном соусе вовсе не хочется. Их же потом не отмоешь, а пока дойдёшь до кувшина с водой, успеешь весь пол измазать. Раздосадованный, ящер вышел с кухни и услышал громкую похвалу от дракончика, наполнившую всю лавку.
Ой, ну что ты... Я этого не заслуживаю, – сказал воин, как бы смущаясь, желая выудить ещё доброе словечко, и отмахнулся лапой. Но юнец что-то ласково прошептал в амулет, а Барраган, улыбнувшись забавному, почти детскому зрелищу, прошёл обратно на кухню, прихватив с собой вилку. Всё больше ювелир убеждался в том, что ему просто необходимо познакомиться с дракончиком. Он определённо хороший собеседник. Юнец наверняка большой мечтатель, и с ним будет очень интересно поговорить вечерком за ужином о Звёздных, о Праматери, о стае Земли. "Интересно, а кто он по должности? – пролетела мысль у воина, когда он клал себе в тарелку самый сочный кусок мяса, – Сейчас и узнаем. У него точно должна быть интересная должность, нестандартная для него. Заместитель? Хе-хе, вот так сюрприз будет."
Чем плату берёшь, хозяин? – сказал дракончик, когда Барраган вышел из-за стены, держа в хвосте тарелку с румяным завтраком.
Что ещё может пожелать простой ювелир, вроде меня? Металлы: золото, серебро, железо... Драгоценные и полудрагоценные камни, артефакты, пушистые шкурки, мясистые окорочка, сладости... – воин подошёл к прилавку, поставил на свободный край тарелку. Над ней тут же, легко пританцовывая, взвился сладковатый дымок. – А что такое? Не понравилось? Но амулет отлично тебе подходит! Он прямо создан для тебя! – Барр даже поверить не мог, что ошибся. Янтарь точно был цветом дракончика и идеально сочетался с его золотистыми глазами, персиковой кожей и приятным характером. Дракон призадумался, положив в рот кусочек мяса, извалявшегося в соусе. Жуя, он перебирал в голове все известные ему камни и украшения и подумал об опале. Необычный камень, особенно для такого клиента – где-то у Барра в закромах есть амулет с большим опалом. Камень переливчатый, радужный и яркий. Это не янтарь под цвет глаз, но тоже очень неплохой вариант. В нём тоже есть своя искорка.
А давай-ка знаешь... – Барр наклонился к сундучку, открыл его своим любимым ключиком, и, недолго и осторожно покопавшись, вытащил оттуда заветное украшение. Камни, обладая глубоким, синим окрасом, переливались разноцветными пламенными пятнышками. Сам амулет представлял собой три оправы, заключающие в своих лёгких объятиях заветные драгоценности, они были исполнены в виде перистых крыльев и соединены между собой цепочкой с большими извивающимися звеньями. – Примерь вот это. Думаю, этот тебе точно понравится. Эхх... был бы у меня солнечный камень – гарантирую, ты бы постыдился отказываться, но и опал прекрасен. О, и могу я поинтересоваться, ради личного любопытства? На какой должности у нас служишь? Маг? Сказитель?..

Отредактировано Барраган (30 Сен 2018 11:33:28)

+1

7

В лавке приятно запахло. И хотя Табаки был не голоден, он всё равно мог по достоинству оценить сочный мясной аромат, пробравшийся в ноздри. Аппетит не будоражило только потому, что перед выходом сюда пустынный успел поесть. А по пути даже ещё несколькими ломтиками вяленого мяса перекусил. Но как любитель пожевать, особенно мясное, он всё равно деловито кивнул (вестимо, сам себе), продолжая улыбаться.
- Приятного аппетита, мой дорогой, - проворковал дружелюбный сосед, всматриваясь в одно из следующих украшений, попавшихся на глаза. Да и проворковал как-то негромко, не как до этого. Так что Барраган вполне (с большой вероятностью), мог этого и не услышать.
– Ой, ну что ты... Я этого не заслуживаю, - Шакал как раз уловил эту фразу, поведя ухом. Хотя головы в сторону Хозяина не повернул. Только чуть прищурился в украшение, отвечая через паузы, чтобы давать и собеседнику время вставить слово. Неожиданная забота со стороны Советника. Сегодня он в особенно благостном настроении!
- Ты давай то самое, со мной не спорь. Я в этом деле понимаю-разбираюсь. Уж если сказал, что работа хорошая, стало быть, оно так и есть, - с толикой строгости отозвался он. Если Барраган рассчитывал на ещё одну порцию похвалы или повторение утверждения, то он, в принципе, этого добился. Но даже если бы Табаки узнал, что состайник это специально, то не стал бы думать о нём плохо. Нравится нам, когда нас хвалят - это нормально и естественно! Так что нечего тут стыдиться. А Табачок? А ему не жалко было повторить. Главное, чтобы его собственный профессионализм таким боком не поставили под сомнение. Это он воспримет как прямое оскорбление в свой адрес.
Слушая, как Бар перечисляет то, что берёт в обмен, пустынный кивал согласно на каждое слово. Хорошо. Хорошо. Надо бы конкретнее, конечно. Но это когда сам он выберет себе подходящее украшение. А там и о цене договорятся! Табаки отлично договаривается! И торгуется он прекрасно. Для тех, с кем торгуется. Потому что щедр. И иногда (часто) не совсем верно оценивает ценность каких-то вещей (с точки зрения окружающих, не самого Шамана, для него всё верно и честно), отдавая, казалось бы, большее за меньшее. Но у дракончика к отдельным вещам имелся свой взгляд. И ценность своя. Иная! Другим, бывает, непонятная. И кому-то оно, может, и не сдалось, а он за это многое мог отдать, потому что знал применение вещам, что остальным казались бесполезными. Ну, не будем обвинять окружающих в том, что они чего-то не знают! Даже если на основании этого они строят своё впечатление, будто Табаки - дурачок. А Ксора не понятно кого к себе под крыло взяла на важную и ответственную должность вышестоящих и прочих-как-их-там-в-миру.
– А что такое? Не понравилось? Но амулет отлично тебе подходит! Он прямо создан для тебя! - Барраган как будто расстроился из-за этого. Табаки сам был готов расстроиться, увидев такую реакцию. Он повернул голову к состайнику, брови сползли «домиком» на несколько секунд. Шакал повёл хвостом, внимательно заглядывая Хозяину лавки в глаза.
- О-о-о-о, ну ты не расстраивайся. Не в этом дело. Он прекрасный, честное слово! Просто не мне предназначен. Я это чувствую. Поэтому вот так! Это вовсе не твоя вина, ты вполне мог этого не увидеть, но мне виднее лучше, поэтому говорю, - не хотелось, чтобы новый знакомый слишком близко к сердцу это воспринимал. Шакал заозирался, словно ища то, чем можно поднять земляному настроение и отвлечь. Но тот и сам прекрасно справлялся, уже подыскивая новое предложение. Отличный парень! С хваткой. Так и надо! Так и правильно! Дракон это оценил и с удовольствием был готов подхватить новую волну. Прямо вот сразу и подхватил.
- О-о-о-о-о! - завидев новое украшение, воскликнул пустынный. Он протянул к нему лапки, чтобы взять и сначала внимательно рассмотреть. Как переливаются цвета и блики света. Посмотреть на крылышки под разным углом и на то, как смотрятся камни в оправе. Крылышки! В таких деталях это была слабость Табаки, самая натуральная. А когда в камень можно было заглянуть как в другую вселенную... это было очень здорово.
- О-о-о-о... - уже тише приговаривал он, кажется, исчезая из этого мира для нас и погружаясь в изучение украшения. Однако вопрос Мастера услышал. И ответил, как бы так между делом.
- Ну, ты угадал практически, в самом деле. Я маг. И сказитель. Хотя может ты не угадал, а просто знал это, ведь меня многие знают, - пустынный хитро прищурился, оскально усмехнувшись, но продолжал смотреть в камешки. - А теперь я Советник Матушки Земли. Хотя думал, что об этом уже каждый корешок в стае наслышан, - свою фразу он завершил неожиданным фырком, склоняясь над украшением и чуть ли не принюхиваясь к тому.

+1

8

Стоило только украшению показаться из-за прилавка и заблестеть на свету, как дракончик тут же воскликнул:
О-о-о-о-о! — и протянул к нему мясистые, мягкие лапки, на что Барраган обрадованно улыбнулся, протягивая ему амулет.
Нравится? Это самые большие опалы, какие я только видел. Наши ребятки раскопали.
Догадаться, какое у малыша призвание, было нетрудно. Не погоняешь же бедолагу по полю боя, не отправишь в разведку или на охоту, не натренируешь на ближний бой... Конечно, в жизни всякое бывает, и порою встречаются совершенно "невозможные" драконы, но такие случаи скорее исключение из правил, которые как обычно довольно редки. А здесь дракончик – весёлый сказитель и маг, который умеет очень хитро щуриться и зубасто улыбаться, а эти пронзающие глазки цвета душистой еловой смолы, которые всматривались в магический океан опала, так и сверкают от восторга, смешанного с незаметным для окружающих проблеском острого ума. Он просто прелестен. И Барраган почти не прогадал! Действительно на высокой должности устроился, и ювелир был очень приятно удивлён. Ой, как он смотрит в его творение, этот дракончик хочет поработить Мастера.
Некоторые корешочки сидят глубоко в земле, и им совсем не до земных забот, — прощебетал ювелир двусмысленно и откусил от сочного мяса ещё кусочек.
Кажется, Барр впервые не ощущает тяжёлого прикосновения тревоги, когда кто-либо берёт его настоящие украшения в лапы – только заметил он. Это не обычные побрякушки, они для ювелира как детки, выкованные долгим трудом, практически идеальные, и их всегда было неприятно отдавать в чужие лапы. Со временем это чувство притупилось, но оно всё равно возникало, неприятно прижимая душу. А этому молодому дракону Мастер готов довериться, с ним "Пламенные крылья" будут в целостности и сохранности ещё очень-очень долгое время. Он был в этом уверен.
А знаешь, работа над этим амулетом шла три месяца, — сказал Барр, проглотив пищу. Хоть он только и узнал о том, что Табаки вышестоящий дракон, который даже не намекнул на неуважительное обращение, ювелир не был смущён, он был уверен, что советник не будет против дальнейшего обращения на "ты". Он славный дракончик, да и невооружённым глазом видно, что они друг другу понравились. Баррагану всё простят.  — Довольно забавная история. Сначала всё было как обычно: эскиз заготовки для моего знакомого кузнеца, обработка камней. А когда всё дошло до резьбы, выяснилось, что крылья получатся слишком толстыми. "Так не годится!" – подумал я, но просить перековывать не стал и постепенно, слой за слоем начал стачивать металл. Размеры были идеальные, можно было много сделать с таким объёмом материала, так что лишний металл не оказался проблемой. В итоге набралось столько стружки, что хватит на ещё одно кольцо. Зато работа вышла идеальной. Крылышки тонкие, изящные, каждое пёрышко выделано, объёмно, с узором. Вот говорят вояки, что моё занятие скучное – несколько дней на заготовку, а потом долгая трёхмесячная резьба. Ан-нет, скажу я! У меня свои приключения. На то мои украшения и славны на всю Земную стаю. — завершил он свой небольшой рассказ, весело и самодовольно усмехнувшись.
Ну так что, — продолжил он, — берёшь, дорогуша? Или тебе ещё что-нибудь присмотреть? Может, браслетик с бирюзой? — и на этих словах доел свой завтрак, чувствуя на языке сладковатое послевкусие.

Отредактировано Барраган (16 Окт 2018 12:25:14)

+1

9

- Крошечки глубоко в земле, - упоённо повторил Шакал себе под нос, продолжив что-то тихо улюлюкать, будто разговаривал непосредственно с украшением, которое держал в лапах. А не с Барраганом. Скорее всего, эти улюлюкания ювелирному изделию и предназначались.
Дракон коснулся подушечкой пальца камня и мягко провёл вниз, поглаживая выпуклость. Какой-нибудь Мастер сказал бы, глядя на это со стороны, что Советник проверяет уклон, возможные неровности. Ведь тот, кто действительно разбирается в таких вещах, способен одним пальчиком определить всевозможные незримые изъяны, которые для простых смертных так и останутся тайнами. Но не для Знающих, нет!
Что ж. Может и так. В любом случае, сегодня нашим читателям не суждено было узнать, зачем Табаки это сделал! Как и не узнают они, зачем вообще он делал многие вещи, если только сами не попытаются с ним поближе познакомиться. О, этот способ куда вернее! Хотя может оказаться травматичным. Для ума. И психики. И некоторые предметов обихода в вашей пещере.
- Мне определённо нравится, - запоздало отозвался пустынный, ибо сначала вопрос проигнорировал. Не нарочно. Просто весь погрузился во всякое там. Пролетело мимо уха, но зацепилось за серёжку. Потому дракон припомнил, что его спрашивали, и смог отозваться, встряхивая ухом, сбрасывая с себя груз невыполненного обязательства.
- Барраган, да? - ах, ещё кое что. Имя Мастера он узнал, конечно, но решил уточнить. Они же друг другу так и не назвались. Вот как это бывает, как часто имя куда-то в трубу вылетает!
— А знаешь, работа над этим амулетом шла три месяца, - Табаки поднял взгляд на земляного, ожидая, что за этим высказыванием последует какая-то история. Хотя бы миниатюрная. Ведь нельзя просто так сказать про три месяца и после этого замолчать совсем! Это настоящее преступление!
Шакал не прогадал. И с ним поделились рассказом.
- Да-да… толстые крылья никуда не годятся… - пробурчал, комментируя, Шакал. Даже чуть нос насупил, ибо представил, как бы такие крылья смотрелись на этом украшении. Ох, нет, было бы ужасно! Прекрасно, что состайник такое понимает и сам это видит. Сразу понятно — не абы откуда и куда, а тоже разбирается. Приятно поговорить с тем, кто тоже в этом понимает. Пусть и не так здорово, как ты, но есть в душе тёплый-тёплый отклик, разливающийся по телу умиротворением и довольством.
Стачивать слой за слоем металл — работа кропотливая. Кому-то было бы проще перековать, но Барраган, видимо, не из тех, кто так легко сдаётся. Это хорошее качество! Даже если в итоге оно ни к чему к хорошему не приводит. Хе. И подавал ювелир свою работу тоже по-особенному, по-мастерски. Видно, что любит дело. А это чуть ли не самое главное в занятиях. Почти гарант качества. Для Шакала, по крайней мере, уж точно. Он бы иначе не стал брать, не стал интересоваться.
- А что же… ты из той стружки уже сделал чего или пока нет? - он любопытно заглянул снизу вверх, покручивая ушами. Стружка из «одного комплекта» его заинтересовала. Да и колечко бы надо, с колечками в последнее время беда.
Табачок надел на себя украшение, повесив его на шею. Берёт, разумеется берёт! На «дорогушу» пустынный заулыбался, щурясь, как довольный и сытый кот.

+1

10

Барраган, да? — поинтересовался дракончик.
Верно. — ответил с хитрецой ювелир, весело улыбнувшись с лёгкой настороженностью на донышке. Он ведь и среди приближённых известен как большой лентяй и халтурщик. Ему нередко угрожали выговором, увольнением с должности воина за невыполнение своих задач. Да Барр всё равно избегал ответственности за свои проступки с улыбкой на морде. Где получалось договориться за скромный подарочек, где знакомые вояки помогали, где Мастер ничего не делал и всё само распутывалось со следующим интересным заданием, которое ювелир выполнял лучше обыкновенного воина. Да и жалко начальникам лишаться такого дракона в жеоде, своеобразного в бою, с отвратительным характером, и тем не менее талантливого и непредсказуемого – Барр всегда это знал, и каждый раз эта мысль тешит его самолюбивую душу. Однако иногда ему всё же жалко начальников. Столько работы, столько проблем... Порою можно переступить через себя, чтобы догнать тех несчастных хулиганов.
Знакомство с советником действительно до неприличия затянулось. Ювелир было хотел выйти из-за прилавка да полностью представиться, протянуть лапу дракончику в честь их славной встречи, но поостерёгся не попасть в такт, к тому же знакомство само складывалось из кусочков разговора, во время которого они узнавали всё больше и больше друг о друге, поэтому он остался сидеть за прилавком, любуясь молодой моськой собеседника. "Не сейчас, ещё чуть-чуть."
Да, сделал. — сказал Барраган и цокнул длинным когтем рядом с кольцом, и почувствовал как кровь приливает к морде от вида Табаки, который, любопытно покрутив ушками, взглянул на него снизу вверх своими золотистыми глазками. — Получилось очень славное колечко, но, боюсь, аметист тебе не подойдёт. — ювелиру он показался самым настоящим ребёнком, очень большим, но от этого не менее умилительным. И всё же Мастер сдержал себя и не запнулся ни на одном своём идеально ровном слове, хотя и щёки слегка изменились в окрасе.
Дракончик надел амулет на шею, что послужило ювелиру ответом на его вопрос. Барраган был очень доволен, больше собой. Ох, как украшение ему подходит, к его перистым крылышкам, к его яркой, активной натуре. В очередной раз не обманул Мастера его глаз.
Позволь-ка. — отозвался Барраган, выходя из-за прилавка. Изнеженные пальцы с острыми когтями аккуратно подцепили цепочку амулета, и ювелир немного поправил украшение, чтобы дракончик, на взгляд Барра, смотрелся ещё лучше. Отойдя на пару неловких шагов на задних лапах, держа передние лапы на весу, словно готовый схватить хрупкую крупицу эстетики, появившуюся в этот момент, Мастер посмотрел на общую картину. Взглянув с одной и с другой стороны, он согласно кивнул, как всегда улыбнувшись. — Красавец. — утвердительно сказал ювелир, возвращаясь на своё место, ловким взглядом пробегаясь по украшениям на прилавке. Он уже приметил несколько колечек, которые юнцу точно подойдут.
Может, взглянешь вот на эти? Вот циркон, — маленький перстень с молодыми металлическими ростками, желающими обнять палец своего владельца, держал в своих ненавязчивых объятиях тёмный прозрачный камень, с тёмно-оранжевыми гранями, поблёскивающими внутри, — яркий и золотистый цитрин, — кольцо куда более скромной формы, с резким, глубоким игольчатым узором, словно подмёрзшая на морозе вода, оно держало ядовито-жёлтый прозрачный камень, — или вот, превосходный гранат, — ювелир поднял витиеватое кольцо с прилавка, зажав его между когтей и подставив под свет, идущий со входа, и стал не без удовольствия рассматривать свою работу с прозрачным красным камнем — пожалуй, лучший, что был у меня: очень прозрачный и насыщенный. Незнающие его даже с рубином путали. — сказал Барр, и усмехнулся дракончику, положив украшение обратно на своё место. — Выбирай, что душа просит. — сказал он весело и задорно.

Отредактировано Барраган (20 Окт 2018 22:45:03)

0

11

- Верно, - угу… ага… гм. Табаки заугукал, над чем-то размышляя, точно сопоставляя какую-то информацию сам для себя и у себя. Сверяясь с каким-то внутренним перечнем или внося туда Баррагана. Или дописывая комментарии напротив поля с его именем. Что-то из разряда… ухмыляющийся нарцисс, но мне нравится. Или что-то менее безобидное, кто ж его знает, что у Шакала в голове. Кстати, сам он тоже не представился. А надо бы, раз уж ювелир не в курсе, кто ныне занимает пост Советника Главы стаи.
- А я Табаки, да, - как бы между делом бросил он. - Ещё… можешь звать меня Шакал, - он повернул лапу раскрытой ладонью кверху, будто бы что-то предлагал, но на ладони не было ничего. И лапу пожимать он тоже не собирался. Просто такое вот движение.
— Да, сделал, - глазки дракона загорелись неподдельным интересом. Он даже пасть приоткрыл, чтобы что-то сказать или просто восхищённо вздохнуть. Но не всё коту масленица! И не всё так гладко! Жизнь дала пинка, жизнь решила напомнить о себе и своих неизменных качествах, ведь Барраган пустынного наглым образом обломал. Табаки аж захлопнул пасть, моргнул, буквально с секунду удивлённо глядя на Мастера. Не понял...
- Получилось очень славное колечко, но, боюсь, аметист тебе не подойдёт, - вот те на… видали?! То есть… нет… слыхали?!
- В смысле не подойдёт...? Мне всё подходит! - искренне возмутился Советник. Он не очень хотел вдаваться в подробности (вот это неожиданность для эксперта в болтологии), но внимательный (или нет) взгляд Баррагана должен был заметить, что всякие причиндалы, висящие на Шакале, были совершенно, абсолютно и бесповоротно разного цвета. Это был полный хаос. Здесь можно было найти совершенно какой хочешь цвет. А тут раз… и аметист не подойдёт? Ой, знаете ли! Здесь точно найдётся, к чему он подойдёт и как его туда присобачить. В том числе среди уймы прочих колец на пальцах дракона. Но земляной продолжал настаивать на своём, ещё больше ошарашив этим Табака, который не привык к таким вот знаете ли. Он-то знал, что ему надо (всё). Понятно, что у Баррагана есть… взгляд. Наметка. Но тут, дорогой мой, одним этим делом не отделаться. Иначе не с Табаки Мудрейшим и Красивейшим ты бы разговаривал, а с каким-нибудь типичным и обычным своим клиентом. Они, такие шаблонные, готовы, небось, даже согласиться на всё, что им предложат. Слепцы!
Пока Шаман переваривал возмущение, Барраган вышел из-за прилавка и поправил на Советнике украшение. Честное слово, он воспользовался его замешательством, а потому не встретил никакой ответной реакции. Мастер отошёл, оглядывая его. Табаки дёрнул ухом, опуская уголки пасти. Круглые глаза его смотрели как бы на дракона, и при том сквозь него. Но чуть позже взгляд чётко сконцентрировался на состайнике.
— Может, взглянешь вот на эти? Вот циркон, - он нахмурился. Довольно очевидно и выразительно брови сползли вперёд. И в строгом взгляде этом нельзя было углядеть и намёка на театральность, шутливость или детскость. Когда выражение морды пустынного стало таким, он вдруг стал казаться куда старше. Без шуток. Какая-то такая мимика у него была, что морда могла в зависимости от неё и угла обзора, падения света… менять свой визуальный возраст. Некоторых это пугало.
— Яркий и золотистый цитрин, - Табаки медленно прикрыл глаза и не двинулся с места.
— Или вот, превосходный гранат, - голова дракона чуть наклонилась на бок, но взгляд сверлил ювелира.
— Выбирай, что душа просит, - Барраган наконец-то закончил. Табаки выдержал некоторую тяжёлую паузу, уголок его пасти дрогнул в нервной, кажется, усмешке, чуть оголившей белые зубы. Он выдал сдавленное и низкое «хе-хе». Покачал головой.
- Нет, хороший мой, ты не понял… всё это чудесно, но сначала я хочу увидеть кольцо из той стружки, это как раз то, чего просит моя душа, иначе зачем мне было спрашивать это у тебя, - терпеливо и непривычно медленно произнёс он. Скорость произношения была так-то обычная, но в сравнении с тем, как дракон обычно тараторит, могла показаться медленной.

+1

12

А я Табаки, да, — сказал дракончик, не прекращая радовать ювелира чутким вниманием к его украшениям. — Ещё… можешь звать меня Шакал, — Барраган чуть не поперхнулся, не то от смеха, не то от удивления. Это же надо было такому камешку драгоценному дать имя Шакал. Ювелир бы понял, если бы юнца звали Огоньком, соответствующе юркости и искристости Табаки. Но каким-то образом он получил именно это имя. И наверняка не даром. За что же его так? А советник умеет интриговать, хорошо умеет.
Приятно познакомиться, — сладко сказал ювелир. "У меня ты будешь Табачок" — хотел он добавить, но решил, что говорить это не обязательно. Пока это маленькое словцо останется при нём, пускай как следует согреется перед тем, как вылететь.
Всё шло просто идеально, о лучшем знакомстве Мастер даже мечтать не мог. С чего же он мог начать? Так и хотелось пригласить Табачка на ужин – нужно поинтересоваться, что он любит, но тогда следует подумать и над десертом. Где-то у Баррагана была баночка варенья, кажется, неподалёку от аметистовой жеоды. Ах, нет, он доел его в прошлом месяце, да и звучит как-то простенько. Придётся пойти и прикупить чего-нибудь, хотя вряд ли в это время года можно найти что-нибудь сладенькое. Ну, даже если и не сыщет, то не велика беда. Хотелось бы, конечно, да посмотрим как судьба распорядиться. Следовало бы подумать как всё подготовить, как всё украсить... Но не нужно торопиться, сперва нужно пригласить.
Не даром ювелир не поторопился, малыш выглядел совсем недовольным после небольшой пробежки по украшениям. Его мордочка сморщилась и казалась теперь куда взрослее, не такой милой, а красивые глазки превратились в пронзающие стекляшки. Ну так совсем не интересно. Баррагана уколола мысль, что он сделал что-то не так. Нехорошо, придётся исправляться. Кажется, это началось с того аметистового кольца, сделанного из металлической стружки от "Пламенных крыльев". Похоже, что малышу не нравится, когда с ним спорят. Теперь-то Мастер начинал понимать значение имени Шакал, припоминая и такую милую зубастую улыбочку. Табачок, показалось, нервно или удивлённо усмехнулся и покачал головой.
Что такое, дорогой? — с нотками трепетности поинтересовался ювелир, положив гранатовое кольцо на своё место.
Нет, хороший мой, ты не понял… всё это чудесно, но сначала я хочу увидеть кольцо из той стружки, это как раз то, чего просит моя душа, иначе зачем мне было спрашивать это у тебя, — сказал дракончик, боле не тараторя. Это показалось Мастеру весьма непривычным, куда делся тот милый и активный Табачок? Более того, ювелир, казалось, снова ошибся. Какой сегодня одновременно плохой и хороший день. И ведь Барраган чувствовал, что вина не в его глазах, а в чём-то, чего он не знает о Табачке, потому что взгляд почти никогда не подводил ювелира. Ну, ничего-ничего, сейчас он возьмёт то колечко и всё должно встать на свои места.
Хм-хм, конечно, — наигранно усмехнулся Мастер. — Как я и говорил, вот оно, — коготь вновь цокнул по стойке рядом с аметистовым кольцом. Некоторые драконы предпочитают, чтобы украшения были ненавязчиво лёгкими. Этот перстень как раз один из таких, из особого сплава, и выполнен он весьма элегантно, с толстыми гладкими корнями, крепко оплетающими палец и овевающими тёмные круглые аметисты, как будто смотрящие на своего хозяина умными и загадочными фиолетовыми глазками. Всего на украшении было пять камней разных размеров: по краям самые маленькие, средние, а в центре самый большой и глубокий.
Это особенный сплав, как на твоём амулете, — ювелир приподнялся, не указав, а как-бы махнув когтем на украшение, висящее на шее Табачка. — Думаю, ты заметил, но всё же попробуй на вес ещё разок: разве это украшение не прелестно лёгкое? Колечко точно такое-же, не удивительно, — Мастер, блаженно улыбаясь своей работе, поднял перстень с прилавка и чуть-чуть покачал его в лапе, наслаждаясь лёгкостью и прохладностью металла. — Держи, примерь. И, кстати, если ты любишь что-нибудь тяжёленькое, то у меня и такое найдётся, на любой вкус,— сказал он уже по привычке, и положил кольцо на прилавок перед мордочкой юнца, после чего присел обратно за прилавок.

+1

13

Каким-каким образом… самым обычным, естественным и логичным образом он получил это имя. Это прозвище. Эта… вторая его шкура. На то много было причин. Внутренних и внешних, все они на это указывали. Возможно, Баррагану пока не очень понятно, не слишком заметно или очевидно, впрочем, каких-то вещей он банально ещё не знал, так что это простительно! И в этот раз мы его простим, такое вот щедрое сегодня настроение. Да и сам Мастер — хороший ведь ящер, ну? Это даже упущение, что они не были знакомы. Это прямо таки надо было исправить, чем Табаки всенепременно займётся. Теперь-то красотулька ювелирная (и речь не об украшениях) от него никуда не денется, не будет обделена вниманием, ибо каждый заслуживает его в той мере, в которой… заслуживает. Разве ж Барраган его не заслужил? Вопрос лишь в том, получал ли он столько, сколько ему требовалось. Возможно, очень даже вероятно, что звёзды сегодня с утра таким образом сложились, роса в таком порядке выпада, да ветер в ту сторону подул, что Советника занесло в лавку не просто за новыми штучками-дрючками, а дабы мировой баланс, понимаешь ли, не сместился. Барраган должен был получить своё! И он получит!
Ну, земляной в итоге не спросил, с чего у сказителя такое имечко, Табаки и не ответил. Действительно. Даже если это не кажется кому-то таким предсказуемым, будет интересно впоследствии удивить своего нового знакомого.
Да, между драконами сейчас, правда, возникло небольшое недопонимание. На которое пустынный начал странно и хитро щуриться, усмехаясь, будто бы задумывал что-то гаденькое. Но дело было совершенно в другом.
«Нет-нет, Мироздание, даже не думай. Меня так просто не проведёшь, не поймаешь, за нос не схватишь! Подбрасываешь неурядицы, чтобы общение было сложнее, чтобы сомнения я испытывал. Но это всё уловки для птенцов! Такие мелочи я на раз, на щелчок преодолею!» - возможно, именно на эти мысли дракон с несколько секунд назад выдал это неоднозначное «хехе». Но… это не точно.
— Что такое, дорогой? - пустынный, честное сердечное, хотел на такое обращение покрутить ушами, заглянуть так снизу заигрывающе и курлыкнуть, например, но нельзя! Он же тут сморщенный лимон начал показывать, нельзя просто так рушить картину.
- Так-так-так… - Советник поспешил деловито подвинуться ближе, чтобы суметь разглядеть получше колечко. Он ведь не мог встать на все четыре лапы. И уж тем более на задние. Приходилось либо сидеть, либо лежать. Либо летать, что в пещере особо не поделаешь. Ну и шею тянуть тоже приходилось, ага.
Пытливый взгляд упал на кольцо, принявшись очень внимательно и придирчиво его разглядывать. Когда Барраган поднял его, взгляд золотых глаз голодно и нетерпеливо проследил за движением лапы земляного, влево-вправо, точно маятник.
— Держи, примерь, - ну, наконец-то! Табаки протянул обе лапки и стянул кольцо с прилавка, чтобы то упало в сложенные лодочкой ладони. Ткнулся туда носом, понюхав зачем-то. Зажмурил один глаз и пригляделся к кольцу правым, поворачивая для этого голову. Кончик хвоста напряжённо постукивал по полу. Фразу о тяжёлых украшениях Шакал почти пропустил мимо, точно и не услышал. Но он слышал всё! Не счёл нужным отвечать. Тяжести его не интересовали. Или интересовали, но не совсем и не во всём.
«Я просто не могу разделить эти две вещи, да и даже если бы нет, только посмотрите на эти корни!» - уголок пасти дрогнул, рождая на морде улыбку. Простую и понятную.
- Только посмотрите… только посмотрите… - пробормотал себе под нос обрывки мыслей. Подняв благодарный взгляд на Мастера, Табаки поймал себя на том, что уже наверняка сломал этим весь образ и, кашлянув в сторону, вернул своей лыбе капельку хитринки.
- Хорошо, милочка, я беру их у Вас, - наигранно приторно произнёс дракон с лёгким шипением. И с такой торжественностью, будто от этого зависело, будет ли дальше существовать эта лавка. Он чуть-чуть отомстил за «дорогого» и в шутку обыграл так эту фразу. Естественно, не собираясь этим обижать Баррагана, если тот вдруг решит. Ну нет… он же не должен, он выше этого! Он… понима-а-а-а-ает.
- Поговорим, тэк-сказать, об оплате? - Шаман надел кольцо на палец, добавив его к некоторым другим, которые сегодня были на провидце, и поразглядывал под разными углами, точно самочка, которой подарили очень ценное украшение и чуть ли не замуж звали, а она тут ломается. Вообще-то… мысли Баррагана об ужине звучали почти как порывы пригласить Табаки на свидание. Но ему, честное слово, лучше сейчас не знать об этом, слишком резкое и спонтанное потрясение. Да и… да и… нужно ведь друг друга поближе узнать!

+1

14

Табачок протянул лапки к колечку, сгрёб его за край... Ох, он его поймал в свою тёплую и мягкую ладошку. У ювелира аж сердце ёкнуло. Хорошо, очень хорошо. Как бы не хотелось, чтобы оно случайно поцарапалось об пол. В эти украшения вложен огромный кропотливый труд, и было бы очень обидно, если бы с изделием что-то случилось. Но небольшая царапинка – дело пустяковое, хотя и не очень приятное, её можно отшлифовать и отполировать, но если разобьётся камешек, то это просто катастрофа. Фактически, украшение можно выкидывать или отдавать на перековку. Прошу, осторожнее, любимый. Губы мастера так и потрескались в беспокойной улыбке, которая вскоре сгладилась до снисходительной и утешенной. Придумает ведь, дурачок! Так пугать его!
Ох, осторожнее, любимый, — сказал Мастер, взволнованно улыбаясь и прикладывая к губам подушечки пальцев. — Каждое украшение делалось минимум несколько недель. Не хотелось бы, чтобы они поцарапались или, того хуже, разбились.
Биение отцовского сердца медленно спадало, и в висках вновь наступила приятная тишина с колючим послевкусием от испуга. Так сердце бьётся лишь во время битвы. Даже немного забавно, что Барра можно вывести из равновесия неосторожным обращением с его изделиями, а в ситуации откровенно проигранной битвы Мастер ещё даст фору противнику не только из самоуверенности, но и для собственного небольшого плана. Он не боится играть с огнём, но так робеет от неосторожного обращения с его идеальными украшениями... "Ох, Барри, ты иногда такой смешной," – забавлялся ювелир сам с собой.
А Табачок уже со всей строгостью и кропотливостью осматривал маленькое колечко. Ох, не смотри на него так, маленький льстец, ты заставляешь ювелира очень сладко щуриться и улыбаться по самые отростки. Не надо, Мастер сейчас в обморок упадёт от нахлынувшего самодовольства, сладкого-сладкого. Впервые за долгое время Барраган смущённо потирал лапы, глядя не на клиента, а слегка в сторону. Заинтересованный взгляд уже служил ювелиру комплиментом, но Табаки будто бы хотел завалить Мастера всеми почестями и радостями, на которые было слишком приятно смотреть. Какой хитрюжка! Но нет, цену снижать не стоит, ювелир во всю старался отогнать от себя подобные мысли, стараясь выплыть из сахарного моря, затопившего его. Материалы слишком дороги, чтобы занижать цену даже столь милому созданию. Табаки – советник, так что должен быть богатеньким. Барру сразу захотелось раскрепоститься, порадовать себя чем-нибудь за хорошо проделанную работу. Ух, он точно попросит в плату за украшение что-нибудь сладенькое! Приготовит себе любимый соус из фазана и будет праздновать, кушая варенье или медок.
Только посмотрите… только посмотрите… — бормотал дракончик, глядя на кольцо. Именно такие моменты стоят всей проделанной работы и потёртых кончиков когтей. Любой художник ищет признания, и тут оно, как с неба, свалилось, ударило по голове и отправило Мастера в блаженное неведение. Табаки поднял золотистые глазки, ювелир посмотрел в них глубоко-глубоко, так и пронзая дракончика очень довольным взглядом.
—  Хорошо, милочка, я беру их у Вас, — Мастер немного растерялся, когда вышел из транса наслаждений. Что он.. ах, точно. Нужно рассказать Советнику, чем у ювелира расплачиваются. Многие, правда, уходят, лишь Барр успевает объявить первую возможную оплату, ведь по их мнению это слишком дорого за одну простую "безделушку". Ух, как Мастер невзлюбил это слово, так успел его возненавидеть, что чуть ли не за ругательство его воспринимал в своей лавке.
Чудесно, ух! — Мастер всплеснул лапами и довольно сощурился, на миг прикрыв глаза, и постарался сосредоточиться на деле после экстаза. Его жёлтые ладони, до этого смущённо потирающие друг друга, вспыхнули жёлтыми мясистыми лучиками во все стороны. —Итак, у тебя найдётся шесть освещающих артефактов? Просто мне уже так надоело бегать за свечками туда-сюда, а они ведь не вечны. — Барраган деловито положил лапу на лапу, вкрадчиво наклонившись к Табачку. — И, может быть, что-нибудь сладенькое? Вареньице какое или оставшийся медок? Ох, чуть не забыл! Мне ведь ещё нужны свитки и металлы. Ммм... — ювелир коснулся указательным пальцем верхней губы и быстро пытался вспомнить, что же ему там нужно, подняв голову, и глядя куда-то в потолок, — да! Давай договоримся ещё на свиток по военному делу или магии, желательно не нашей магии, и тремя-четырьмя слитками какого-нибудь сплава на основе алюминия, любые. И будем считать, что мы в расчёте.

Отредактировано Барраган (5 Ноя 2018 18:08:57)

0

15

Нет-нет-нет, ни в коем случае Табачок, наш хорошенький, наш умненький и чудесный, наш любимец и талисман, не стал бы царапать колечко. Не исключено, что действия Советника могли со стороны казаться неловкими и неаккуратными, но это только обманка. Невольная, она не преследовала цели пощекотать Баррагану нервишки. Если бы Шакал действительно хотел, бы вы заметили, это уж точно. Настоящие пакости Табаки, если он их учудит, слышны и видны далеко на много километров!
— Ох, осторожнее, любимый.
- Да-да, не переживай, - о, они уже почти как семья! Остались решить, кому какие роли раздать. И других членов семьи пригласить. Хотя, кажется, у Табаки такая «семья», что если они все вместе соберутся, то друг друга поубивают. И никто не останется в стороне! Даже дражайшая Ксора. Потому что в этой семье, среди прочих, окажется ещё и неотразимый Дух Льда, об которого зубы сломаются. А вот язык, как известно, костей не имел, не ломался, поэтому пустынному ничего не грозило. По этой и по другим, не общедоступным, причинам.
- Что ж ты думаешь, совсем я варвар, - весело фыркнул Советник, нисколь не обидевшись на опасения ювелира. Его можно было понять, более чем.
Итак! Табаки приготовился выслушивать пожелания Баррагана по поводу оплаты. А они были немаленькими, тут уж верно, но далеко не невероятными. И уж тем более не невозможными. Всё это пустынный мог достать. А что-то даже так отдал бы, не в оплату — за хорошее знакомство. Но это в другой раз, ладно, в другой, в другой! Он ещё успеет! Тем более, что если Табаки хочет сделать Баррагану подарок, нужно тщательно подготовиться и выбрать что-то действительно стоящее. Чтобы, так сказать, продемонстрировать чистоту своих намерений! Но тс-с-с-с… Барри пока не должен знать. Табаки ему не скажет до самого последнего. По крайней мере… постарается.
- Я принесу тебе нечто лучшее, чем просто варенье или мёд, - он заигрывающе подмигнул, заискивающе повозил хвостом, поелозил, передёрнул плечами. Раз уж тут без конкретики, тогда Барраган просто обязан! … отведать кое что.
- Значит, таинственные сласти, это я сто процентов беру на себя! Шесть освещающих артефактов. Не вопрос! Вопрос лишь в том, какого цвета тебе нужны светильники? Тут очень тонко, вдруг у тебя непереносимость, не хочу, чтобы тебя тошнило в собственной мастерской, поэтому подумай, да. Свиток по военному делу или магии, а вот что для тебя «не наша магия» - это я даже не знаю, - он чуть прищурился и подался головой вперёд, глядя снизу вверх и подёргивая своими длинными ушами.
- Не земляная? Не пустынная? Или есть конкретнее пожелания, но ты стесняешься? Не волнуйся! Говори всё как есть! Шакал в этом понимает! - он широко вытянул лапу раскрытой ладонью в сторону, точно указывая на что-то большое, необъятное и… невидимое. Кажется, это своё «понимание».
- Три-четыре, если ты так говоришь, значит всё-таки четыре! Четыре слитка сплава. Алюминь! - Аминь. Этого у него нет, но он достанет. Не велика забота. Сейчас только урегулируем вопрос с цветами и магией, потом можно будет и лапы друг другу пожать.

+1

16

Вот значит как, нечто "лучшее"? Любишь делать сюрпризы новым знакомым, дорогой, признайся? Как бы ювелиру хотелось, чтобы это было нечто невинное и приятное, ведь если это попытка выторговать у него украшения подешевле, то это большое разочарование. С этого и начинается самое неприятное в жизни Барра как торговца: споры и их завершение. Первой искрой служит, конечно же, всё та же злодейка-цена. Хорошие нержавеющие сплавы, которые имеют подходящие для украшения характеристики – умеренная прочность, хорошая мягкость, если на металле делается глубокий и объёмный рисунок, твёрдость и хорошая обрабатываемость – очень дороги. А так как порою к Мастеру заглядывает вдохновение, которое не потерпит от него простоты, то кузнецам остаётся только развести лапами, потому что они не могут выполнить подобный заказ, который так и требует почти фамильярного обращения с металлом. Не потому что сплав не выдержит таких истязаний, а потому что многие дельцы недостаточно опытны в своём деле, они просто не могут сделать столь геометрически сложной формы у заготовки. Так что больше никто не предоставит столь чудесного товара, какой есть у Барра. Сколько  не объясняй это ящерам, а они будто и не слышат, говорят, что лучше бы ювелиру заняться золотом или серебром, которые, по их словам, и то дешевле будут. Ну-ну, они скорее всего думают, что умнее самого ювелира. Жаль это видеть. Они ведь так неопытны и не знают всех тонкостей. И вот, судьбушка вновь подводит, хочет поссорить его и Табачка.
А всё так хорошо начиналось, этот малыш заглянул к нему, и они за это скромненькое время стали так близки, так близки, а теперь всё словно превращается в не очень смешную шутку. Но Табаки так и взывал к доверию своей хитрой мордашкой. Нет, ну задумал ведь что-то, маленький сладенький злодей. Вот, какой бандит, как умеет сердца топить! Хорошо, ты его уговорил – Барраган поверит тебе на секундочку, но он будет приглядывать за тобой, хитрюжка-шакальчик.
Вопрос лишь в том, какого цвета тебе нужны светильники?
Что, не будет торговаться? Так он правду говорил, всю сладкую правду. Какой же ты всё же необычный дракончик, как смог порадовать Мастера. Ох, малыш, ты просто персиковое золотце. Какого цвета, спрашиваешь? А ты ещё оказывается знаток, всё понимаешь в красоте и предпочтениях других драконов, а Мастер упустил этот момент, залюбовавшись сокровищем мира драконов.
Тёплого жёлтого, — ответил Барр почти сразу. Пускай свечи имеют свои недостатки, вроде того, что их нужно постоянно закупать, но они уже успели полюбиться ювелиру своим мягким и приятным светом, особенно сладковатым и немного душным ароматом воска. Артефакты, конечно, не будут иметь прекрасного запаха, но, понадеется Мастер, помогут сохранить чудесную атмосферу его лавчонки.
Свиток по военному делу или магии, а вот что для тебя «не наша магия» - это я даже не знаю,
Как хочется взглянуть на воздушную магию... Опасную и быструю... — Мастер мечтательно приложил лапы к груди и чуть-чуть приподнял голову, словно драконесса в томном страстном ожидании своего возлюбленного. — Страсть как хочу узнать, — с глубоким тембром выдохнул он утвердительно, падая с небес обратно на стол, и его локти мягко коснулись нагретого камня.
Алюминь!
Алюминиевые, — ювелир посмеивался, приложив к губам лапу. Ох, никогда он не встречал такого забавного собеседника. Сейчас у него возникло такое чувство, как от драгоценной находки. Помнит как-то Мастер отправился в небольшую экспедицию с одним незаурядным драконом, геолог с большой буквы, столько он был увлечён своим делом. Очень приятный ящер. Они полетали, исследуя территорию, и наткнулись на кварцевую жилу. Земляному дракону нетрудно с помощью магии раскопать себе хорошую яму, и так Барраган нашёл друзу крупных кварцевых кристаллов – чувство непередаваемое, трепет и радость перемешиваются друг с другом в остром и сладком ощущении. И вот, перед ним ещё одна находка, красивая и своеобразная.
Мастер, нежно скользнув по прилавку лапой, вышел из-за каменной плиты и приблизился к гостю, который, к сожалению, едва ли доставал носом до края стола. Ему вряд ли будет удобно пожимать лапу через громоздкий прилавок, так что есть одно маленькое решение.
Ну что, договорились? — Барраган лёг напротив своего нового друга. Пускай малыш чувствует себя как дома – ему будет удобнее, если Мастер будет того же роста, что и он. Лёгким мановением к Табачку протянулась тонкая, мясистая лапа.

Отредактировано Барраган (10 Ноя 2018 19:58:38)

+1

17

Торговаться Табаки умел, но не любил с этим затягивать. Если ему не слишком принципиально.  А если принципиально, тогда горе вам! А если, коли можно было быстренько согласиться и обменяться, так оно и лучше! Тем более, что Шакалу озвученные требования не казались фантастичными. И настроение сегодня было славное. И сам по себе Табаки был щедр, если речь не шла о каких-то очень важных для него вещах. Но такие он на обмен ни в коем случае не выставлял и вообще старался подальше держать от чужих любопытных носов. А то ещё сглазят его прелести!
В красоте Советник понимал как никто! Да, у него было… своё видение красоты, но она оставалась таковой! Сам дракон считал, что просто поболее понимает, на уровни выше, какие другим драконам бывают недоступны. Поэтому они и называют чувство красоты Шакала «свойским». Акх! Как может судить об этом тот, кто даже в простейших вещах, в основах! …. Разглядеть ничего не способен. А цвет светильника — ну так это такие простые, начальные вещи, если ты их не знаешь, то как можешь ты… ювелиром там быть или ещё кем, эстетом каким, с чувством, со стилем, со вкусом.
Барраган в этом понимал без дополнительных поправок. Иначе как бы создавал он такие чудесные вещи? Только если где-то в… хе-хе… каморке… не сидел припрятанный другой Баррчик, которого заставляли тяжким рабским трудом изготавливать украшения, пока Баррчик-злой принимал на себя все лавры и похвалу. Жуткая, конечно, идея! Так прямо и представился этот грустный-грустный несчастный добрый-Барр, у которого уже и лапы болят, и глаза смыкаются, и кормят его редко, а он всё вырезает печальные крылышки. Ух! Сойдёт для какой-нибудь истории. Вот, уже больше, чем одно дело на сегодня сделано. Даже сюжет образовался. Естественно, проецировать всякое на Баррагана-настоящего сказитель не стал. Но образами воспользуется! Обязательно изменит имя будущих героев истории и внешность. Может, даже посвятит эту историю Мастеру, но не факт. Вдруг она его обидит или он подумает не так, а Табаки же ничего плохого ввиду и не имел.
— Тёплого жёлтого, - пустынный кивнул, тут же приняв к сведению. Записывать не надо, он запомнит.
Далее разговор пошёл о магии. И, откровенно говоря, Табаки думалось, что прозвучит какая-то более неожиданная магия. Но если подумать… какая? Даже тёмная магия, магия разрушения, крови или некромантии запрещённой вовсе не была. Даже была их Альянсу более свойственна. Остальное… стихийное или нейтральное. А из противоположной земляной только воздушная. То есть — край! Но всё же… не запрет! Хоть и интересное пожелание.
- О-о-о-о, вот как! Красивая магия, не могу осудить! А для чего тебе, если не секрет? Хочешь заклинание выучить? Или так, почитать для общего развития? - спросил он как бы из праздного интереса, но на самом деле не только из-за него. А для чего именно — до самого конца не скажет, можете не пытаться вызнать.
— Алюминиевые.
- Ну да, - невозмутимо выдал Табаки, - я так и понял, - надеемся, что вы не сомневались. В наших выдающихся умственных способностях и широких сферах, в которых мы понимаем. Нет… в металлах Советник не понимал. Но вякнул так не от незнания. А просто звучало забавно.
Мастер вышел к пустынному. И тот весь подтянулся по такому поводу, приосанился, довольно усмехаясь, будто он тут себе целый дворец выторговал, и протянул лапу в ответ, крепко и уверенно сжал, потряс.
- Договорились, Плющик, - мгновенно придумал он новому знакомому прозвище. Земляное? Земляное! Плющ зелёный? Зелёный! С фиолетовыми цветками бывает? Бывает! И весь такой гладенький, вьётся, ластится, обвивает то, что ему любо, ну разве не прелесть? Шакал считал, что прелесть. И что это даже комплимент, когда тебя с чем-то красивым ассоциируют.

+1

18

Магия. Особенность драконьего рода, выделившегося очень большим спектром магического потенциала среди прочих существ – если выражаться на языке магов-заучек. На самом деле ювелир питал большой интерес к любому виду магии и при возможности старался что-нибудь разузнать для себя любимого, однако ювелирная лавчонка и тренировки отнимают много времени. Разве что вечером, прямо перед сном, Барраган успевает прочитать небольшой свиток с очередным романом, после чего засыпает под щекотливую интрижку, горестное расставание или красивое воссоединение главных героев. Что поделать, для Мастера будет губительным чтение серьёзной литературы на ночь. Мысли так и будут чесать его черепушку, не давая спать, а сон ему ой как важен! Просто представить себе не можете, насколько. Для каждого дня он должен хорошо высыпаться, чтобы выглядеть прилично и подтянуто, бодро и просто красиво. Ведь не очень приятно смотреть на сонного ящера, который будто вот-вот растечётся по земле, словно тина болотная. Фу. Но на этот раз Мастер просто не удержался, и теперь-то он очень постарается найти времечко для чтения, а главное для изучения воздушной магии. Воздух, по сути, абсолютно везде, а значит и воспользоваться им можно будет в любой ситуации. Ну, разве что под водой и под землёй это будет несколько затруднительно, но в остальном магия воздуха послужит отличным инструментом для неожиданных выпадов. Интересно, Воздушные выдумали что-то вроде "воздушного лезвия"? Ох, было бы замечательно. И дровишки можно будет побыстрее нарубить, и головы врагам побыстрее отрубить.
На самом деле ювелир не очень любит говорить о своих планах. Но почему-то именно такая мыслишка у него сейчас проскочила при виде его персика. Может, малышу это будет интересно? Хотя, ладно, это просто его небольшое "мероприятие", план, который может и не сбыться, поэтому Табачку об этом знать не обязательно.
Да, хочу выучить парочку заклинаний. И хорошо, вот тебе маленький секретик, — сказал он приторным голосом и наклонился поближе к большому ушку малыша, — только для тебя, дорогой: любишь защищать – умей защищать, — сказал он и отпустил лапку Табачка, которая очень согласно потрясла лапу Мастера.
Ухты, он и ему решил дать прозвище? "Плющик"? Барраган невольно почувствовал приятный травяной привкус, похожий на петрушку или укроп, что-то такое, похожее на зелень. Сразу вспомнились и различные вкусные блюда, перемешавшиеся с образами жёстких тёмно-зелёных листьев плюща. Мм, ему определённо нравится!
Раскрой, пожалуйста, и свой секретик. А почему я "Плющик"? — ох, как не хотелось уходить, расставаться. Дайте им обоим возможность, ну или хотя-бы Баррагану, и ювелир бы пролежал под прилавком долгие часы, слушая только малыша. Вот за что природа обделяет таких интересным дракончиков? Задние лапки, бедолаге, парализовала. Была бы возможность поставить его на ноги, то Мастер бы без сомнений кинулся помогать малышу. Но, увы. Аж сердечко плачет...
Но, кажется, им пора прощаться.
Забегай как-нибудь на чаёк, Табаки. Буду рад видеть тебя, — пожалуй, на этом всё. Теперь немного подождём, чтобы малыш успел сбегать хотя-бы за частью оплаты и можно окончательно проститься.

Отредактировано Барраган (19 Ноя 2018 11:05:14)

0

19

- Так... так... так, - начал причитать Шакал, снимая с себя украшения. Он не мог забрать их, не оплатив! Сначала он соберёт всё, что нужно Мастеру, а потом вернётся, и тогда уж они ещё раз, но на этот совсем окончательно, пожмут друг другу лапы, передав, так сказать, во владение... оговорённое. Во-о-о-от. Так что Табаки всё бережно с себя стащил и не менее бережно сложил обратно на прилавок. Он не хотел заставлять Баррагана нервничать. А то вдруг подумает, что пустынный умыкнёт с его добром и не вернётся. И что никакой он не Советник. Может, вообще шпион, который выдал себя за стайного, чтобы проникнуть в эту чудесную лавку и так всё провернуть! Станется! Если бы Табаки был шпионом, он бы точно занимался чем-то подобным, хотя вряд ли другие агенты-товарищи его поняли бы.
- Я всё соберу. И всё принесу. И за всем потом вернусь, - дал он знать ювелиру. Ясненько? Туда-сюда таскаться по частям ему было... уф... ну, понимаете... не очень удобно.
О, секретики подвезли! Дракончик повернул ухо навстречу Баррагану и весь обратился в слух. Узнав, собственно, этот самый секретик о магии, с серьёзным видом покивал и похмыкал, мол, всё ясно, братец, мне всё понятно, куда больше, чем может показаться со стороны, раз уж ты мне доверил, я никому другому без твоего позволения не скажу, а свиток, коли надо, добуду, всё сделаем в лучшем виде, отвечаю. Вообще это очень важно - говорить, что ты говоришь секретики. Был у Табаки один знакомый, который не говорил, так что потом всё круто и не красиво обернулось, так что после этого...
Ничего вслух Шакал не сказал, но это даже хорошо, потому что страшно подумать, куда бы могли завести его эти дебри, начни он рассуждать и разглагольствовать в эту сторону.
В ответ на отданный секретик, Барраган запросил тоже что-нибудь. Что ж, резонно, пожалуй, можно и ответить. Тряхнув головой, пустынный развернулся и бухнулся вперёд, да пополз на выход, помогая себе крыльями и лапами, загребая по земле и подтягивая следом своё тело. За всё время своей жизни он научился делать это достаточно быстро и ловко, так что не выглядело настолько немощно, как можно было подумать.
- Плющик красив и свободен, волен и не так-то прост! Он гладкий и вьющийся, ластится и мягко всё обвивает, укрывая собой. Плющик нравится не всем и не каждый может в полной мере оценить его достоинства, но они у него, несомненно, есть и не в единственном числе! - выдал Советник, уже оказавшись у выхода, где он смог раскрыть свои мощные и сильные крылья, которые позволяли ему подняться в воздух, почти не отталкиваясь от земли. Хотя приходилось сначала заднюю часть тела задирать.
Пустынный Шаман, отдав часть значения этого слова напоследок, скрылся в небе, но из поля зрения исчез куда раньше, так как свод пещеры закрывал обзор.

Эпизод завершён.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Иссденский хребет » Лавка "Железная Роза" – обитель Баррагана