//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Иссденский хребет » Лавка "Железная Роза" – обитель Баррагана


Лавка "Железная Роза" – обитель Баррагана

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/0oOUBv0.png
Посетителя встречает большая, хвастливая вывеска «Железная Роза», подвешенная над входом.  Внутри лавки всегда уютно, приветливая ленивая атмосфера и тишина, а запахи раскалённого камня, кожи и воска, с лёгким оттенком сажи, наполняют комнату. Левая стена испещрена полками, на которых стоит разнообразная глиняная посуда и несколько красивых подсвечников. Среди старых кувшинов и тарелок выделяется большая аметистовая жеода, поблёскивающая горячими огоньками от свечей, и деревянный ящичек с десятком разных штихелей. В зале стоит большая каменная плита, сливающаяся с полом и правым боком со стеной – это своеобразный прилавок, придающий лавке изюминку. На нём, в специальных углублениях всегда лежат цепочки, сложные амулеты, извилистые кольца, серьги, талисманы, брошки на шерсть и чешую самых разных форм и размеров и много других украшений.  За прилавком на полу обычно расстелено меховое покрывало для удобства и отдыха, рядом стоит подсвечник для чтения и работы, покрытый сложной резьбой, и железная решётка для жарки мяса, вся чёрная от сажи.
Зал имеет небольшое ответвление слева. Там обустроена кухня с парой каменных столов. Тот, что стоит напротив правой стены – для готовки. На нём лежит несколько дощечек для рубки мяса, кожаные мешки с луком, морковью и прочими овощами, пучки сушёной травы и специй. На подвесках висят деревянные черпаки и лопатки. По соседству в стене выдолблена большая каменная печь, без жара которой не обходится ни один вечер. Другой стол, стоящий в дальнем углу – для гостей и хозяина, за которым и происходит трапеза.
В задней стене, напротив прихожей, ещё один проход, ведущий в маленькую, немного тесную пещеру. Она обустроена под скромную, но уютную жилую комнату: несколько полок, заваленных свитками и книгами, в полу округлое углубление, заполненное сухой травой, мхом и листьями, которое на ночь укрывается мехом, подле кровати тройка прослезившихся свечей, а свод украшен хрустальным мазком кварцевой жилы, при свете свечей блестящим, точно кусочек звёздного неба. Это самая тихая и сонная часть пещеры.

0

2

Начало игры

27 день Морозного месяца, время – 8:10
Ожидается игра с Табаки

День начинался как обычно: под шёпот в ушах, сопровождаемый нерушимой тишиной, под лёгкий запах меха, щекочущий нос, и витающий в воздухе сладковатый аромат воска, говоривший о том, что кто-то вновь зачитался допоздна. Всё тело окутывало мягкое облако из мха, травы и листьев, покрытое одеялом из пушных шкур. Барраган приоткрыл слипающиеся глаза, созерцая уютную обстановку его маленькой комнаты, утыкаясь взглядом в свод пещеры с забитыми полками, выдолбленными в камне, на которых лежали его любимые книги и свитки с писаниями, некоторые из которых надо бы вернуть знакомым. Лениво перевернувшись на другой бок, пробежав взглядом по кварцевой жиле на потолке, скалящейся прозрачными зубами, дракон лицезрел через вход в комнату его пустующую лавку, мирно дремлющую в первых лучах солнца, проглядывающих сквозь ничем не защищённый проход. Тревожно быть ювелиром и жить в пещере. Невольно начинаешь хлопотать о своём имуществе, в особенности об украшениях, в особенности об драгоценностях. Поэтому под боком Баррагана, в объёмной толще кровати, в специальном боковом углублении лежит сундук со всеми красотами, которые вскоре будут аккуратно разложены по прилавку. Маленькая изощрённость. Намного спокойнее, когда твои идеальные украшения лежат совсем рядом, не тронутые вором.
Лениво и сладко потянувшись, скомкав меховое покрывало, дракон с надрывом зевнул, перевернулся на лапы и вышел со своей прекрасной лежанки. Приподняв и сдёрнув шкуру, лапы сами нащупали в колючей сухой траве гладкую крышку сундука. Барраган достал из под неё любимый ящичек, смахнув бежевые крошки, после чего взбил свою подстилку и забросил покрывало себе на спину. С довольной, предвкушающей и слащавой ухмылкой дракон вынес в прихожую ларец, схватившись за специальную ручку зубами. Впереди ждал очередной день почтения, уважения, удивлённых ахов и вздохов при виде его невероятных изделий, который дракон во всех подробностях представлял: как он рассказывает о труде, вложенном в украшения, разговаривает о жизни с посетителями, подбирает цвет камней под их внешний вид и просто с удовольствием проводит время. Барраган так и мурлыкал себе под нос, расцветая от предвкушения. Подойдя к полкам на правой стене, ящер засунул свою тонкую лапу в глубь одного из старых глиняных кувшинов и вытащил от туда заветный ключ. Ласково щёлкнул замок, и свет смог заблестеть в очертаниях украшений. Почти все металлические, необычной формы и с полудрагоценными камнями, среди которых были таинственный аметист, скромная бирюза и магический гранат. Вся утварь отправилась на прилавок, дожидаться своих новых хозяев, а дракон, расстелив мех под прилавком, направился на кухню, подогревать на завтрак вчерашнее мясо и приводить себя в порядок.
Рецепт хорошей трапезы всегда прост: тепло, уют, ласковый треск дровишек в большой печке и сама еда, умело приготовленная. Барраган не знает, что бы делал без своей матери, которая терпеливо учила его готовить. Несколько хороших пален, мелкие веточки и простое заклинание пирофорности на кончике когтя – и печь разгорелась. Пока она прогревается, Барр захватил с кухонного стола кувшин с водой и направился на улицу, попутно вспоминая, нет ли у него висящих заданий от ребят свыше. Помнится ему, как-то застоялось одно такое задание, а воплей было далеко не мало. Барраган не поймал несколько хулиганов, шастающих по хребту – скучнейшее поручение, из-за которого ему уши выели начальники. Могли бы и что-нибудь по-оригинальнее дать, например, захватить нарушителей на границе. Они ещё и искренне удивляются, почему никто не хочет выполнять поручения. Барр стал замечать, что чем более драконы приближены к Главе по званию, тем они более нервные и серьёзные, по отношению к другим. Выглядит довольно забавно, особенно тогда, когда начинаются крики на подчинённых.
Умыв красивую морду, тщательно вымыв лапы и крылья от пыли, он сделал несколько простецких упражнений, чтобы разогнать застоявшуюся за ночь кровь. Зайдя обратно в лавку, он прошёл на кухню к печке, которая уже отдавала ядрёным жаром. Он взял глиняную сковороду, налил в неё немного воды и, уложив жареное мясо королевского абака, отправил в печь, прикрыв крышкой, а сам отправился сторожить прилавок, если кто-то решит прийти и поболтать с ним с утра пораньше.

Отредактировано Барраган (20 Сен 2018 18:16:41)

+1

3

27 день Морозного месяца. Утречко.
Игра с Барраганом

Пришла пора развеять мнение нашего Мастера всяких разных прикольных штук о личностях, занимающих ответственные должности. Хотя если уж так говорить, то Советником Земли и правой лапой Главы (передней, явно не задней) Табаки стал относительно недавно. Относительно, потому что не вчера и не на той неделе, но достаточно, чтобы не всякий мог привыкнуть к тому, кто теперь эту должность занимает. Кто-то просто не желал мириться с суровой реальностью. Ха! Глупцы! Но об этом позже… или вообще никогда.
С утра пораньше, а для Шакала утро было действительно ранним, пустынный решил наведаться в лавку Баррагана. Бездна его знает, отчего дракон до сих пор её ни разу не посетил! Ведь это такое место, такая обитель умопомрачительных и крышесносящих вещей, что хоть прямо здесь ложись и плачь. Не исключено, что именно так и будет. Не исключено и то, что Табаки, если реальность окажется выше ожиданий, просто потеряет сознание от восторга. Либо засыплет хозяина лавки таким обилием вопросов, комментариев и предложений, что тот не выдержит и сам выставит потенциального покупателя наружу. Если у него лапа поднимется на калеку. Но лучше пусть не поднимается, а то этот инвалид-индивид всем после растрындит, какой Барраган жестокий и бессердечный сухарь. Оно вам надо?
Желание узреть, что там такого в этой лавке происходит, подняло Табаки в это время сего дня и вынудило сначала ползти (из своей пещеры), потом лететь (до пещеры с лавкой), а потом снова ползти (чтобы в эту пещеру попасть). Тело дракончика бухнулось на пятую точку прямо у входа. Его пытливый взгляд с по-детски строгим прищуром вперился внутрь, будто нужно было ещё раздумывать, проникать внутрь или нет. Да или нет… разумеется да! Неловкая посадка завершилась не менее неловким, но таким привычным падением носом вперёд. Ухнув на живот, Шакал пополз к своей цели, подтягивая тело на передних лапах и крыльях, работающих ритмично с первоочерёдными конечностями. Задние же, как водится с самого рождения, не функционировали. Что не смущало Табака, ибо им он уже давно объявил бойкот и холодную войну. Вряд ли она когда-нибудь закончится, так что ходить дракону было не суждено.
Оказавшись внутри и метрах в двух от входа, Советник сел и отряхнул грудь и живот от всего, что успел за этот короткий трип наскрести, деловито огляделся и, заметив, видать, владельца, сразу же начал. С главной части (нет). Как будто уже давно тут всех и всё знает. И вообще никуда не отходил, с самого основания тут был. Странно даже, что не бросился первым делом вещи оглядывать. Ну… не очень культурно было бы. Надо и Мастеру внимание уделить (если это он, но мы прощупаем и выясним). Его же сокровищница.
- Вот мне говорят, чего ты магию Пространства не выучишь, а скажи мне на милость, как её учить и зачем? Когда душа не лежит. Вот не тянет меня к ней! Сердечко не хочет. Да, практично, конечно, кто же спорить будет, но какой смысл что-то делать, если ты душу туда не вкладываешь? Я считаю, что никакого. И эта бездушная магия мне самому не сдалась! Даже хоть я без неё жить бы не смог! – он учёно кивнул и, посчитав, что хорошо начал разговор, обвёл взглядом помещение, как бы так невзначай, ни за что конкретно не цепляясь. А очень хотелось! Удерживал себя как мог, всеми силами!
- А ты как, дружище, скажи мне… в свои изделия душу вкладываешь? Можешь за это головой ответить? А то я пустышки не люблю, ты только не обижайся, если правда пустышки, просто каждому, понимаешь ли, своё, – пытливый взор золотых глаз горячих песков вернулся к земляному. Дракон упёр лапы в бока и наклонил немного голову в сторону, глядя важно очень и без улыбки. Мало ли, зря приполз, что-то он не подумал спросить у кого, но разве этим всяким можно верить?! Всё нужно самому проверять, самостоятельно убедиться. Вдруг соврут, лишь бы им больше штучек классных досталось. Нет-нет, вы не подумайте. Шакал не придуривался тут, не цирк устраивал. Для него такое дело было очень важным, он относился к вещам, которые напяливал на себя, крайне серьёзно. Барраган мог бы это заметить по тому, сколько на Советнике висели перьев, бус, украшений, серёжек, крючков, ленточек, завязочек, сушёных ягод, веточек, листиков... э...
Поэтому... шутки в сторону!

+1

4

Барраган томно крутил в лапе камень одного из украшений, вглядываясь в его блеск. Взгляд цеплялся за яркую бирюзу, покрытую редким тёмно-коричневым узором в виде трещин, за блестящую оправу, которая напоминает раскрывшийся цветок с изобилием текучей резьбы, и казалось, будто рисунок хочет сползти с железных лепестков, окутывающих палец возможного хозяина, и капнуть на землю. "Слеза моря" – так назвал Барр своё творение. Ещё одна и, наверное, последняя из коллекции "Слёз Звёздных". "Остаётся только подобрать сундучок для коллекции, а пока полежит в общем. " – и дракон осторожно положил его обратно в сундук, проследив, дабы ничто не поцарапало кольцо. "Надо бы прикупить под каждое моё творение отдельный ящичек, да уж больно дорого. Можно самому сделать, хотя материалы тоже стоят не дёшево."
За прилавком что-то упало, точно какой-то мешок бросили перед входом. Барраган приподнялся, закрыв крышку сундука, и, увидев направляющегося к нему гостя, приветливо улыбнулся, состроив фиолетовые глазки. Передвигался посетитель своеобразно: волоча за собой задние лапы и обтирая живот об землю. К нему заглянул, остановившись перед прилавком, красивый дракончик, с несложным, но очень приятным персиковым окрасом. Молодая кожа поблёскивала, на щеках детский пушок, на голове и загривке ряд коричнево-жёлтых перьев, а золотистые глаза такие наигранно-серьёзные, что ювелир просто не мог не умилиться этому созданию, вместе с тем жалея бедолагу. Скорей всего инвалид с детства, задние лапки совсем не работают, только передние мясистые и мускулистые, как и крылья, помогающие им. Отряхнувшись от пыли и грязи, которые тысячелетний юнец наскрёб по пути, дракончик со всей своей железной серьёзностью обратился к Барру.
Вот мне говорят, чего ты магию Пространства не выучишь, а скажи мне на милость, как её учить и зачем? Когда душа не лежит. Вот не тянет меня к ней! Сердечко не хочет. Да, практично, конечно, кто же спорить будет, но какой смысл что-то делать, если ты душу туда не вкладываешь? Я считаю, что никакого. И эта бездушная магия мне самому не сдалась! Даже хоть я без неё жить бы не смог! – дракончик учёно кивнул и обвёл взглядом помещение, как бы просто так.
Баррагану этот дракон нравится всё больше и больше. В нём чувствуется что-то необычное, он пытается казаться серьёзным и разговаривать как взрослые, читается импульсивность и разговорчивость. Подозревает воин, что в дракончике нет даже капли скептицизма и напыщенности, он наверняка активен, любит поползать вокруг да около и сделать что-нибудь забавное, что его бы развеселило или заняло. Похоже, старшим уже надоело его поведение, и они не скрывают этого, вот юнец и пытается казаться эдаким куда более зрелым, взрослым драконом стаи Земли. И всё, что Барр тут навыдумывал о малыше, он понимает. Слащавых и самовлюблённых, как он, тоже не очень ценят в холодном земляном обществе. Но пока эти догадки ювелир держал при себе и в сторонке, чтобы не мешали оценивать весьма экзотического собеседника. Барраган даже поставил когтистую лапу на прилавок, и подпёр ею голову, готовый внимать острым слухом, пытливым до любых разговоров, и чётким сладковатым прищуром. Он с нескрываемым интересом ждал, пока дракончик закончит свою фразу, и улыбался. Не ускользнули от взгляда дракона и многочисленные, видимо, самостоятельно сделанные украшения, которые буквально усеяли юнца: серьги из перьев на ухе, палочки с верёвочкой на шее, бусы и другое. Похоже, ему попался отличный покупатель.
А ты как, дружище, скажи мне… в свои изделия душу вкладываешь? Можешь за это головой ответить? А то я пустышки не люблю, ты только не обижайся, если правда пустышки, просто каждому, понимаешь ли, своё, – сказал он и перевёл взгляд на Барра.
Головой, говоришь? – Сказал дракон тем высоким гладким голосом, который любят представлять драконицы, читая романы. – Конечно могу. За что, за что, а за мои творения я отвечу чем угодно, хоть своими лапками Мастера. Всё высшего качества и сделано с любовью. Погляди, тебе отлично подойдёт вот этот амулет, точно под цвет глаз. Крепкая металлическая оправа в виде веток дерева, которые хранят в себе горячий янтарь. Ну не красота ли? – дракон поднял с прилавка украшение за звонкую серебристую цепочку. Маленькие жилистые ветки неплотно окутывали солнечный камень, на некоторых ростках видны умелые попытки изобразить листву.
Ох! Прошу прощения, я ненадолго отлучусь. – сказал Барраган, положив побрякушку обратно на прилавок, и направился на кухню к печи. – Я поставил греться завтрак. Уж не ожидал я гостей, – сказал он притворно с усмешкой. – А ты пока присмотри себе что-нибудь. У меня много всего интересного: кольца там, серёжки, колье... Чего только у меня нет.

Отредактировано Барраган (24 Сен 2018 16:59:59)

0

5

Как хозяин лавки ответил Табаки, дракончику понравилось. Эк какой! Знает, что надо сказать, чтобы порадовать Шакала! Но он всё равно ещё чуть-чуть присмотрелся к земляному, точно пытаясь прознать наверняка, врёт тот или правду говорит. Нет, не врёт! Пустынный сердцем чуял! А сердце уже готово было петь оттого, что всего лишь мельком видели глаза. Столько всего интересного, и как здорово тут, наверное, жить. Конечно, у Советника тоже были свои сокровища в пещере, очень много, может, даже побольше, чем тут, но не на продажу, нет! На обмен – может быть. В подарок – смотря кому. А тут же всё иначе, по-новому. Хоть и видел Шакал других Мастеров, и их изделия, а у каждого есть свои особенные черты. Поэтому каждая чужая работа – уникальна, неповторима, индивидуальна и достойна, чтобы вызывать восторг. И это всё о вещах с душой. Бездушные Табаки не интересовали. Он мог, в общем-то, и не спрашивать Баррагана, а сам сразу проверить, но решил прежде ему довериться. И не прогадал, не прогадал.
- О-о-о-о… - дракончик хитро прищурился, вот действительно по-шакальи, недаром кличут, и улыбнулся, потирая лапки, - … это вот мне нравится, что ты говоришь. И как говоришь, тоже очень нравится, - ага, и морду правильно делаешь, и глазки строишь, и вообще нас покамест всё устраивает, дай Матушка Землица, чтобы и далее так было. Хочется, чтобы положительное впечатление переросло в положительное времяпрепровождение и общение.
Табаки довольно шустро для инвалида подполз ближе, чтобы поразглядывать то, что предложил хозяин лавки. С этого и надо начинать. У него наверняка глаз намётан. И ему виднее.
- Красота… красота… янтарь – хорошо. Дружелюбный ко мне камень. Меня многие камни любят, но с янтарём у нас отдельный вид отношений, взаимовыгодный, товарищеский, хотя казалось бы, с чего бы, по всей логике можно что ближе найти, не спорю, но к янтарю свой подход нужен, у меня он есть, да не все знают, что к нему приходится подступиться, - затараторил дракончик и аккуратно, двумя пальцами, взял вещичку, поднял в воздух так, чтобы украшение спало прямо перед его носом. И так и висело. А Табаки бы смотрел, чуть поворачивая за цепочку, чтобы с разных сторон, иногда снизу, головой подныривая, иногда сверху, шею вытягивая. И так минимум по два раза на каждый уголок.
- Хорошая работа, Мастер! – крикнул дракон, зная, что Барраган ушёл за завтраком. Ну а что, поесть с утра – это дело благое. Ничего против Табаки сказать не имел, извиняться тут не за что, пустынный вообще мог вывалиться отсюда на время, так он уважал чужое право на приём пищи. Но раз хозяин не против, тогда мы тут посидим, да посмотрим.
Вещичка была занятная, хорошая, но Провидец отлично чувствовал, что не ему она принадлежит. И дело было не в том, что сделал её Барраган, а в том, что не Шакалу предназначено было стать её хозяином, другого дракона она ждала. Дракончик как-то тепло и по-отечески улыбнулся в янтарь, мурлыкнув.
- Ничего, и за тобой придёт, кто надо, - жаль, конечно, что с собой не взять, но Табаки никак не мог нарушить такого порядка, священного для него. Иначе вещь только несчастья приносить будет. А здесь наверняка найдётся что-то, что больше ему подойдёт. Вполне вероятно, что не одно. Это он чувствовал. Так что, с доброй грустью вздохнув, отложил амулет обратно и огляделся по сторонам, даже не зная, за что хвататься. Главное - держать себя в лапах и не начать неистово вопить.
- Чем плату берёшь, хозяин? – известно, что денежной системы у драконов не было. Зато процветал бартер. Каждый выставлял ту цену, которую считал нужной. И брал взамен то, что было необходимо. Кто мясом, кто травами, кто ягодами, кто останками животных, шкурами, костями, кто предпочитал обменивать на услуги, кто на свитки, иные на материалы всякие, менялись на другие артефакты, на зелья и амулеты, зачарованные и просто для украшения, ингредиенты, информацию. В общем, всё, что можно. И это всё, что можно, наш индивид мог достать, несмотря на свою, казалось бы, бракованность. А потому что не в лапах сила, братья, не в них.

+1

6

Из глотки печи исходило оплетающее, горячее тепло, а из сковороды, поставленной на обуглившиеся раскалённые дрова, доносилось приглушённое бульканье и хрипение. Дракон почувствовал как под ложечкой завязывается маленький голодный узелок. Взяв кочергу и железную лопатку для углей, стоящие рядом с печью, Барраган с помощью нехитрых манипуляций вытащил горячую сковородку и поставил её на  стол, обронив по дороге несколько светящихся угольков, которые в один миг потухли. Кочерга отправилась на своё место, лопаткой дракон загрёб угли и закинул их обратно в печь, после чего пристроил и её. Наконец, завтрак. Барр убрал крышку, и кверху полетел клуб ароматного дымка и пушистой подушкой ударился о потолок. Прекрасный запах медленно наполнял кухню, а затем и всю лавку. Мясо абака со специями в пряном соусе – объедение, не хватает только чего-нибудь сладенького на второе блюдо.
А из зала доносился увлечённый говор. Хоть воин и не понимал большую часть слов, но ему было лестно, а потому весьма приятно слышать такой тон, яркий и быстрый, слыша позвякивание украшений. Длинный хвост потянулся к полкам в лавке. Нащупав тарелку, очень осторожно снял её и поднёс к столу, но дракону всё равно пришлось немного пройтись – вилки-то нет, а пачкать лапы в жирном соусе вовсе не хочется. Их же потом не отмоешь, а пока дойдёшь до кувшина с водой, успеешь весь пол измазать. Раздосадованный, ящер вышел с кухни и услышал громкую похвалу от дракончика, наполнившую всю лавку.
Ой, ну что ты... Я этого не заслуживаю, – сказал воин, как бы смущаясь, желая выудить ещё доброе словечко, и отмахнулся лапой. Но юнец что-то ласково прошептал в амулет, а Барраган, улыбнувшись забавному, почти детскому зрелищу, прошёл обратно на кухню, прихватив с собой вилку. Всё больше ювелир убеждался в том, что ему просто необходимо познакомиться с дракончиком. Он определённо хороший собеседник. Юнец наверняка большой мечтатель, и с ним будет очень интересно поговорить вечерком за ужином о Звёздных, о Праматери, о стае Земли. "Интересно, а кто он по должности? – пролетела мысль у воина, когда он клал себе в тарелку самый сочный кусок мяса, – Сейчас и узнаем. У него точно должна быть интересная должность, нестандартная для него. Заместитель? Хе-хе, вот так сюрприз будет."
Чем плату берёшь, хозяин? – сказал дракончик, когда Барраган вышел из-за стены, держа в хвосте тарелку с румяным завтраком.
Что ещё может пожелать простой ювелир, вроде меня? Металлы: золото, серебро, железо... Драгоценные и полудрагоценные камни, артефакты, пушистые шкурки, мясистые окорочка, сладости... – воин подошёл к прилавку, поставил на свободный край тарелку. Над ней тут же, легко пританцовывая, взвился сладковатый дымок. – А что такое? Не понравилось? Но амулет отлично тебе подходит! Он прямо создан для тебя! – Барр даже поверить не мог, что ошибся. Янтарь точно был цветом дракончика и идеально сочетался с его золотистыми глазами, персиковой кожей и приятным характером. Дракон призадумался, положив в рот кусочек мяса, извалявшегося в соусе. Жуя, он перебирал в голове все известные ему камни и украшения и подумал об опале. Необычный камень, особенно для такого клиента – где-то у Барра в закромах есть амулет с большим опалом. Камень переливчатый, радужный и яркий. Это не янтарь под цвет глаз, но тоже очень неплохой вариант. В нём тоже есть своя искорка.
А давай-ка знаешь... – Барр наклонился к сундучку, открыл его своим любимым ключиком, и, недолго и осторожно покопавшись, вытащил оттуда заветное украшение. Камни, обладая глубоким, синим окрасом, переливались разноцветными пламенными пятнышками. Сам амулет представлял собой три оправы, заключающие в своих лёгких объятиях заветные драгоценности, они были исполнены в виде перистых крыльев и соединены между собой цепочкой с большими извивающимися звеньями. – Примерь вот это. Думаю, этот тебе точно понравится. Эхх... был бы у меня солнечный камень – гарантирую, ты бы постыдился отказываться, но и опал прекрасен. О, и могу я поинтересоваться, ради личного любопытства? На какой должности у нас служишь? Маг? Сказитель?..

Отредактировано Барраган (30 Сен 2018 11:33:28)

+1

7

В лавке приятно запахло. И хотя Табаки был не голоден, он всё равно мог по достоинству оценить сочный мясной аромат, пробравшийся в ноздри. Аппетит не будоражило только потому, что перед выходом сюда пустынный успел поесть. А по пути даже ещё несколькими ломтиками вяленого мяса перекусил. Но как любитель пожевать, особенно мясное, он всё равно деловито кивнул (вестимо, сам себе), продолжая улыбаться.
- Приятного аппетита, мой дорогой, - проворковал дружелюбный сосед, всматриваясь в одно из следующих украшений, попавшихся на глаза. Да и проворковал как-то негромко, не как до этого. Так что Барраган вполне (с большой вероятностью), мог этого и не услышать.
– Ой, ну что ты... Я этого не заслуживаю, - Шакал как раз уловил эту фразу, поведя ухом. Хотя головы в сторону Хозяина не повернул. Только чуть прищурился в украшение, отвечая через паузы, чтобы давать и собеседнику время вставить слово. Неожиданная забота со стороны Советника. Сегодня он в особенно благостном настроении!
- Ты давай то самое, со мной не спорь. Я в этом деле понимаю-разбираюсь. Уж если сказал, что работа хорошая, стало быть, оно так и есть, - с толикой строгости отозвался он. Если Барраган рассчитывал на ещё одну порцию похвалы или повторение утверждения, то он, в принципе, этого добился. Но даже если бы Табаки узнал, что состайник это специально, то не стал бы думать о нём плохо. Нравится нам, когда нас хвалят - это нормально и естественно! Так что нечего тут стыдиться. А Табачок? А ему не жалко было повторить. Главное, чтобы его собственный профессионализм таким боком не поставили под сомнение. Это он воспримет как прямое оскорбление в свой адрес.
Слушая, как Бар перечисляет то, что берёт в обмен, пустынный кивал согласно на каждое слово. Хорошо. Хорошо. Надо бы конкретнее, конечно. Но это когда сам он выберет себе подходящее украшение. А там и о цене договорятся! Табаки отлично договаривается! И торгуется он прекрасно. Для тех, с кем торгуется. Потому что щедр. И иногда (часто) не совсем верно оценивает ценность каких-то вещей (с точки зрения окружающих, не самого Шамана, для него всё верно и честно), отдавая, казалось бы, большее за меньшее. Но у дракончика к отдельным вещам имелся свой взгляд. И ценность своя. Иная! Другим, бывает, непонятная. И кому-то оно, может, и не сдалось, а он за это многое мог отдать, потому что знал применение вещам, что остальным казались бесполезными. Ну, не будем обвинять окружающих в том, что они чего-то не знают! Даже если на основании этого они строят своё впечатление, будто Табаки - дурачок. А Ксора не понятно кого к себе под крыло взяла на важную и ответственную должность вышестоящих и прочих-как-их-там-в-миру.
– А что такое? Не понравилось? Но амулет отлично тебе подходит! Он прямо создан для тебя! - Барраган как будто расстроился из-за этого. Табаки сам был готов расстроиться, увидев такую реакцию. Он повернул голову к состайнику, брови сползли «домиком» на несколько секунд. Шакал повёл хвостом, внимательно заглядывая Хозяину лавки в глаза.
- О-о-о-о, ну ты не расстраивайся. Не в этом дело. Он прекрасный, честное слово! Просто не мне предназначен. Я это чувствую. Поэтому вот так! Это вовсе не твоя вина, ты вполне мог этого не увидеть, но мне виднее лучше, поэтому говорю, - не хотелось, чтобы новый знакомый слишком близко к сердцу это воспринимал. Шакал заозирался, словно ища то, чем можно поднять земляному настроение и отвлечь. Но тот и сам прекрасно справлялся, уже подыскивая новое предложение. Отличный парень! С хваткой. Так и надо! Так и правильно! Дракон это оценил и с удовольствием был готов подхватить новую волну. Прямо вот сразу и подхватил.
- О-о-о-о-о! - завидев новое украшение, воскликнул пустынный. Он протянул к нему лапки, чтобы взять и сначала внимательно рассмотреть. Как переливаются цвета и блики света. Посмотреть на крылышки под разным углом и на то, как смотрятся камни в оправе. Крылышки! В таких деталях это была слабость Табаки, самая натуральная. А когда в камень можно было заглянуть как в другую вселенную... это было очень здорово.
- О-о-о-о... - уже тише приговаривал он, кажется, исчезая из этого мира для нас и погружаясь в изучение украшения. Однако вопрос Мастера услышал. И ответил, как бы так между делом.
- Ну, ты угадал практически, в самом деле. Я маг. И сказитель. Хотя может ты не угадал, а просто знал это, ведь меня многие знают, - пустынный хитро прищурился, оскально усмехнувшись, но продолжал смотреть в камешки. - А теперь я Советник Матушки Земли. Хотя думал, что об этом уже каждый корешок в стае наслышан, - свою фразу он завершил неожиданным фырком, склоняясь над украшением и чуть ли не принюхиваясь к тому.

+1

8

Стоило только украшению показаться из-за прилавка и заблестеть на свету, как дракончик тут же воскликнул:
О-о-о-о-о! — и протянул к нему мясистые, мягкие лапки, на что Барраган обрадованно улыбнулся, протягивая ему амулет.
Нравится? Это самые большие опалы, какие я только видел. Наши ребятки раскопали.
Догадаться, какое у малыша призвание, было нетрудно. Не погоняешь же бедолагу по полю боя, не отправишь в разведку или на охоту, не натренируешь на ближний бой... Конечно, в жизни всякое бывает, и порою встречаются совершенно "невозможные" драконы, но такие случаи скорее исключение из правил, которые как обычно довольно редки. А здесь дракончик – весёлый сказитель и маг, который умеет очень хитро щуриться и зубасто улыбаться, а эти пронзающие глазки цвета душистой еловой смолы, которые всматривались в магический океан опала, так и сверкают от восторга, смешанного с незаметным для окружающих проблеском острого ума. Он просто прелестен. И Барраган почти не прогадал! Действительно на высокой должности устроился, и ювелир был очень приятно удивлён. Ой, как он смотрит в его творение, этот дракончик хочет поработить Мастера.
Некоторые корешочки сидят глубоко в земле, и им совсем не до земных забот, — прощебетал ювелир двусмысленно и откусил от сочного мяса ещё кусочек.
Кажется, Барр впервые не ощущает тяжёлого прикосновения тревоги, когда кто-либо берёт его настоящие украшения в лапы – только заметил он. Это не обычные побрякушки, они для ювелира как детки, выкованные долгим трудом, практически идеальные, и их всегда было неприятно отдавать в чужие лапы. Со временем это чувство притупилось, но оно всё равно возникало, неприятно прижимая душу. А этому молодому дракону Мастер готов довериться, с ним "Пламенные крылья" будут в целостности и сохранности ещё очень-очень долгое время. Он был в этом уверен.
А знаешь, работа над этим амулетом шла три месяца, — сказал Барр, проглотив пищу. Хоть он только и узнал о том, что Табаки вышестоящий дракон, который даже не намекнул на неуважительное обращение, ювелир не был смущён, он был уверен, что советник не будет против дальнейшего обращения на "ты". Он славный дракончик, да и невооружённым глазом видно, что они друг другу понравились. Баррагану всё простят.  — Довольно забавная история. Сначала всё было как обычно: эскиз заготовки для моего знакомого кузнеца, обработка камней. А когда всё дошло до резьбы, выяснилось, что крылья получатся слишком толстыми. "Так не годится!" – подумал я, но просить перековывать не стал и постепенно, слой за слоем начал стачивать металл. Размеры были идеальные, можно было много сделать с таким объёмом материала, так что лишний металл не оказался проблемой. В итоге набралось столько стружки, что хватит на ещё одно кольцо. Зато работа вышла идеальной. Крылышки тонкие, изящные, каждое пёрышко выделано, объёмно, с узором. Вот говорят вояки, что моё занятие скучное – несколько дней на заготовку, а потом долгая трёхмесячная резьба. Ан-нет, скажу я! У меня свои приключения. На то мои украшения и славны на всю Земную стаю. — завершил он свой небольшой рассказ, весело и самодовольно усмехнувшись.
Ну так что, — продолжил он, — берёшь, дорогуша? Или тебе ещё что-нибудь присмотреть? Может, браслетик с бирюзой? — и на этих словах доел свой завтрак, чувствуя на языке сладковатое послевкусие.

Отредактировано Барраган (Вчера 12:25:14)

+1

9

- Крошечки глубоко в земле, - упоённо повторил Шакал себе под нос, продолжив что-то тихо улюлюкать, будто разговаривал непосредственно с украшением, которое держал в лапах. А не с Барраганом. Скорее всего, эти улюлюкания ювелирному изделию и предназначались.
Дракон коснулся подушечкой пальца камня и мягко провёл вниз, поглаживая выпуклость. Какой-нибудь Мастер сказал бы, глядя на это со стороны, что Советник проверяет уклон, возможные неровности. Ведь тот, кто действительно разбирается в таких вещах, способен одним пальчиком определить всевозможные незримые изъяны, которые для простых смертных так и останутся тайнами. Но не для Знающих, нет!
Что ж. Может и так. В любом случае, сегодня нашим читателям не суждено было узнать, зачем Табаки это сделал! Как и не узнают они, зачем вообще он делал многие вещи, если только сами не попытаются с ним поближе познакомиться. О, этот способ куда вернее! Хотя может оказаться травматичным. Для ума. И психики. И некоторые предметов обихода в вашей пещере.
- Мне определённо нравится, - запоздало отозвался пустынный, ибо сначала вопрос проигнорировал. Не нарочно. Просто весь погрузился во всякое там. Пролетело мимо уха, но зацепилось за серёжку. Потому дракон припомнил, что его спрашивали, и смог отозваться, встряхивая ухом, сбрасывая с себя груз невыполненного обязательства.
- Барраган, да? - ах, ещё кое что. Имя Мастера он узнал, конечно, но решил уточнить. Они же друг другу так и не назвались. Вот как это бывает, как часто имя куда-то в трубу вылетает!
— А знаешь, работа над этим амулетом шла три месяца, - Табаки поднял взгляд на земляного, ожидая, что за этим высказыванием последует какая-то история. Хотя бы миниатюрная. Ведь нельзя просто так сказать про три месяца и после этого замолчать совсем! Это настоящее преступление!
Шакал не прогадал. И с ним поделились рассказом.
- Да-да… толстые крылья никуда не годятся… - пробурчал, комментируя, Шакал. Даже чуть нос насупил, ибо представил, как бы такие крылья смотрелись на этом украшении. Ох, нет, было бы ужасно! Прекрасно, что состайник такое понимает и сам это видит. Сразу понятно — не абы откуда и куда, а тоже разбирается. Приятно поговорить с тем, кто тоже в этом понимает. Пусть и не так здорово, как ты, но есть в душе тёплый-тёплый отклик, разливающийся по телу умиротворением и довольством.
Стачивать слой за слоем металл — работа кропотливая. Кому-то было бы проще перековать, но Барраган, видимо, не из тех, кто так легко сдаётся. Это хорошее качество! Даже если в итоге оно ни к чему к хорошему не приводит. Хе. И подавал ювелир свою работу тоже по-особенному, по-мастерски. Видно, что любит дело. А это чуть ли не самое главное в занятиях. Почти гарант качества. Для Шакала, по крайней мере, уж точно. Он бы иначе не стал брать, не стал интересоваться.
- А что же… ты из той стружки уже сделал чего или пока нет? - он любопытно заглянул снизу вверх, покручивая ушами. Стружка из «одного комплекта» его заинтересовала. Да и колечко бы надо, с колечками в последнее время беда.
Табачок надел на себя украшение, повесив его на шею. Берёт, разумеется берёт! На «дорогушу» пустынный заулыбался, щурясь, как довольный и сытый кот.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Иссденский хребет » Лавка "Железная Роза" – обитель Баррагана