//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещера Ниорвет


Пещера Ниорвет

Сообщений 51 страница 69 из 69

1

https://i.imgur.com/fv4ga3b.png

На восточном склоне одной из гор хребта Сеарив, ближе к Пустошам, можно найти неприметную, скрытую в небольшом ущелье пещеру. Достаточно хорошим ориентиром может послужить близкий ручей, берущий своё начало где-то выше, там, где медленно, но верно тают сверкающие своей белизной снежные шапки. Тощие, жалкие кустики пытаются расти вдоль его русла, однако струйки пара, то тут, то там просачивающиеся через щели в породе не слишком этому способствуют. Это суровое, неприветливое место, тишину которого разбавляют лишь далёкие шумы оползней да редкие, бренчащие звуки перебора струн одинокой драконицей, что нашла здесь убежище.
Поначалу пещера не кажется чем-то интересной или привлекательной. Даже обычным крупным драконам тёмный проход в глубину горы может показаться чересчур узким, не говоря уже о Духах. Даже более того: если хозяйка не в духе, то расщелина может оказаться внезапно запечатанной крупным валуном почти намертво. Однако, по мере продвижения внутрь, стены потихоньку начинают отдаляться друг от друга, даруя несколько большую свободу действий, пока за поворотом перед гостем не открывается обширное помещение с высоким потолком. Это и есть дом Антраварры – пещера одинокой изгнанницы.

[h1]ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СВЕДЕНИЯ[/h1]

Отдельные фрагменты пещеры.

Отдельные фрагменты пещеры.

Купель

Ближайшей к выходу из пещеры частью является, как её называет драконица, Купель. Тут впервые появляются искусственные источники освещения: фрагменты зачарованного, светящегося приятным желтоватым светом камня. В этой части пещеры постоянно слышно мелодичное журчание воды и негромкое, на самой границе слышимости, бурление лопающихся пузырьков. Через трещины в высоком своде порой пробиваются солнечные лучи, красиво рассеивающиеся на клубах пара, идущих от неглубокого природного бассейна. Постоянное бурление воды может отпугнуть дракона повпечатлительнее, однако, на самом деле, иллюзия кипения поддерживается за счёт пузырьков горячего воздуха, пробивающихся сквозь расщелины в камне. Температура же термального источника независимо от времени года составляет около сорока пяти градусов.

Склад

Продвигаясь дальше, можно обнаружить весьма глубокую природную нишу в стене пещеры, заваленную самыми различными вещами: вдали, у северной стенки, поблёскивают металлом различные изделия, либо забракованные Антраваррой, либо оставленные как образец для потенциальных клиентов. У восточного края бесформенными каменными глыбами с прожилками самых различных цветов навалены куски руды в более-менее разумном порядке. Там же лежат слитки и мотки металлической проволоки. В западной же части ниши расположились съестные припасы: в первую очередь, немалое количество вяленого и сушёного мяса, затем пара грубых бочек с маринованными овощами, и, разумеется, бочки с крепкими алкогольными настойками. Запасов на складе хватит на полмесяца безвылазного сидения в пещере, если возникнет нужда.

Кузня

Но если не углубляться в нишу и идти дальше (а если вы не хотите, чтобы вас выгнали взашей – лучше так и поступить), то вскоре можно будет ощутить мордой жар и сухость, так сильно контрастирующую с сыростью купели. Количество магических светильников из камня потихоньку уменьшается, и причина тому очевидна: небольшое лавовое озерцо даёт более чем достаточно света, чтобы глаз мог выхватить в темноте все детали обстановки: грубые каменные тигли, формы для отливки, инструменты для протяжки проволоки, а также клещи и два молота различного размера.  На импровизированной каменной столешнице, среди всего этого рабочего хлама, лежат заготовки и незавершённые фрагменты доспехов.  Несложно догадаться, что это и есть кузня – место, где драконица претворяет в жизнь все свои идеи и чужие заказы.

Спальня

Редко гости проникают дальше кузни, однако, справедливости ради, стоит отметить: пещера идёт и глубже, постепенно загибаясь обратно, словно стремясь воссоединиться со входом. По мере того, как свет лавы меркнет позади, вновь начинают появляться вделанные в свод магические светильники. За ещё одним узким проходом очередное расширение, правда, не столь большое. В сторонке, у внутренней части стены, красуется простое и грубое ложе из кое-как набросанных веток и выделанных шкур. Там же неподалёку стоит ещё одна бочка с водой на случай жажды. Тут же обычно лежат и её импровизированные музыкальные инструменты. Эта часть пещеры служит Антраварре спальней.

Дозорная комната

Плавно, без сколько-нибудь заметного перехода, спальня перетекает в последнюю комнату, расположенную у самого входа, но скрытую от глаз гостей. Здесь, в уголке, лежит на вид безобидный валун, на поверхности которого видны редкие вкрапления обсидиана. Самый обычный камушек, способный превратить эту пещеру в лавовую могилу для неё и всех в ней находящихся. Это дозорная комната, или комната с треклятым камнем – не суть важно. Важно лишь то, что в западной стене есть небольшая дырочка, ведущая к входному тоннелю: слишком маленькая, чтобы пролезть, но достаточно большая, чтобы услышать гостя… Или дыхнуть в него пламенем, если его намерения не отличаются чистотой. Без нужды Антраварра старается не пользоваться этим столь удобно расположенным отверстием, дабы в случае реальной необходимости сохранить эффект неожиданности.

Карта


Выцарапанная Антраваррой, она не отличается красотой и изяществом, но даст вам представление о внутреннем устройстве пещеры.
https://i.imgur.com/MNy7Djs.png

+1

51

Игра с Барраганом.
Вот скажите на милость, как такие неженки и недотроги становятся воинами? В самом деле, неудивительно, что стая Земли старательно проводит политику нейтралитета и невмешательства. Если все их бойцы похожи на Баррагана, на этого недотрогу, переживающего из-за чуть расцарапанной щеки, из-за принудительного купания в мягком и весьма прохладном горном снегу, то можно только их пожалеть. Разумеется, дипломатия и переговоры – это важный инструмент, силу которого не отрицала даже такая горячая и быстрая на расправу огненная как Антраварра, но он не решает всех проблем. Иногда бывает нужно обагрить лапы чужой кровью, чтобы отстоять своё право на жизнь в этом мире. А чтобы с тобой не сделали то же самое, нужно всегда быть готовым. К труду ли, к обороне или нападению – суть не меняется. Сегодня их драка шуточная, а завтра придётся защищать свои жизни в другой схватке. И что же тогда скажет ювелир? «У меня нет времени»? Или уже в Сером Плену будет дуться и обижаться, как он делает сейчас?
– Надо будет – полежу, – раздражённо бросила самка в ответ, недобро сверкнув глазами, – Но в твоих же интересах, чтобы этого не произошло.
Выражение морды Баррагана стало ещё более невыносимо-приторным, чем раньше, а из голоса исчезли последние нотки доброжелательности, оставляя лишь сарказм и кое-как скрываемое раздражение. Видимо, не только Антраварра осталась недовольной итогом их маленькой драки: да вот только причины недовольства, увы, были разные. Например, она бы изменила своё мнение, пожелай земляной сейчас отыграться за своё постыдное поражение. А он, в свою очередь, явно не желал подобного исхода событий, предпочитая тихую злобу и обиду короткой ярости схватки. Ну и дурак, в самом деле. Сейчас, того и гляди, плюнет да улетит восвояси, бросив напоследок, мол, договор расторгает. Ну и хер с тобой, червяк летучий: не ты первый, не ты и последний. Если бы за каждого дракона, который обиделся на неё, огненная получала слиток титана… Ей бы не пришлось искать месторождения долбаной титановой руды каждый месяц среди лабиринтов пещер Сеарива. Что тут скажешь, её бы обеспечили на десять лет вперёд! Но, увы, единственная её награда – это порядком сокращённое время общения со всякими идиотами. Что, по правде сказать, тоже неплохо.
К счастью, пластина нашлась без особых проблем: не одна Антраварра перед схваткой озаботилась безопасностью хрупких и дорогих сердцу вещей. На алюминиевом листе, сверкающем и не подверженном ржавчине, виднелся осторожный, тонкий узор, складывающийся в удивительно правдоподобную и красивую картину. Самка даже на миг ощутила, как отступает её раздражение: настолько умиротворённо выглядел её собственный образ, воплощённый лапой мастера на металле. Полуприкрытые глаза; лапа, мерно перебирающая струны, и морда, клонящаяся к гуслям. Казалось, её в этом мире не интересует ничего, кроме мелодии, которая плыла над холодными, заснеженными вершинами…
— Знаешь, такой ты мне нравилась больше.
Одна едва заметно кивнула, принимая точку зрения Баррагана. В самом деле, такой она даже сама себе нравилась: отрёкшейся от всех бед и невзгод этого мира, нашедшая спокойствие в магии звука. Но тотчас, словно спохватившись, огненная коротко дёрнула головой, развеивая неведомые чары, которые источала картина ювелира. Застыть, забыть про всё, найти себя в умиротворении… Манящая перспектива. Примерно также мечтает об отдыхе измученный путник в пустыне. Но остановиться, перестать бороться, слиться с миром – это значит умереть. Жизнь есть только в борьбе.
– Смирись, ювелир. Не думаю, что тебе удастся найти другую огненную, способную хоть на миг стать такой, – самка показала когтем на своё изображение и негромко фыркнула, словно увидев что-то забавное в своих собственных словах, – Если тебе что-то не нравится – не держу. А рисунок хорош. Ты и в самом деле мастер.

Отредактировано Антраварра (9 Фев 2019 15:07:35)

+2

52

Игра с Антраваррой

Как-никак, у Баррагана были причины смириться со своим поражением, но, похоже, его мотив имел некоторые изъянчики. Даже забавно. Всё завязалось в такой неправдоподобный узел, что распутать его можно лишь забыв и начав сначала. Он действительно дал волю эмоциям, а это непрофессионально, тем более для воина. Похоже, что его разозлила не сама Антраварра, сколько непризнание своей оплошности, неоспоримость его решений. Но, похоже, что даже бывалые любители драконов могут чего-то не знать. Да, Барраган редко встречался с огненными и не успел узнать их достаточно хорошо. Зря он так раззявил свой ротик, да и вообще ему стоило быть поспокойней. Как говориться, не строить из себя черти-что.
Сбоку почувствовалось присутствие подошедшей драконицы. Глядя на Антраварру, застывшую на серости металла, Барр и сам невольно проникался её спокойствием. В груди закралась неприятная сырость от резко пропавшего раздражения.
Смирился, — ювелир притронулся пальцами к краешку пластины, — Не знаю. Ты же мне попалась, такая особенная, — сказал он беззлобно и провёл ладонью по краю рисунка, гладя своё любимое детище.
Если тебе что-то не нравится – не держу.
Барраган аж ещё больше протрезвел и кинул взгляд на Антраварру, но у той были основания так полагать, и ювелир это понял. Удивление тут же и сошло с его морды, оставив улыбочку и приторный взгляд, давних и привычных дружков его милой мордашки.
Что за глупости? — сказал он почти театрально. — Сделка в силе, — похоже, Баррик таки подпортил впечатление о своей персоне. Ничего-ничего, будем исправляться.
А рисунок хорош. Ты и в самом деле мастер.
Естественно, — Барраган так и воссиял, положив на выпяченную грудь лапу. — Только хвастуны говорят о том, чего не умеют. А я и мастер, и хвастун, — добавил он, утвердительно кивнув. Для него это были разные вещи, как небо и земля. Одни хвастаются тем, чего не имеют, он же любит кичиться тем, что умеет. Ювелир был действительно тронут, что огненной понравилась его работа.
Ну, думаю, пора с этим заканчивать. — Барраган посмотрел на своё бедное одеяльце, оно всё больше утопало в снегу. Надо бы достать его оттуда. Ювелир развернулся, взялся за края и дёрнул на себя шкуру. К счастью, она нигде не примёрзла, и свободно хлопнула на ветру. Как следует встряхнув её, не без неприязни Барраган накинул мокрую, холодную шкуру себе на спину, но ремешки застёгивать не стал. Эх, заболеет он.
Пластину помочь отнести? — надо же было столько снежку налепить, и не стряхнёшь его ведь. Давай же, ну, родименький! Ювелир отчаянно сбивал снежные комки с мехового одеяльца. — Могу заодно и на стену пристроить... раз уж на то пошло. — отдельные комочки снега никак не хотели отцепляться. Беда. Что ж, если они расходятся, то как только Антрушка уйдёт с пластиной, то можно будет прогреть камни и высушить его одеяльце. Хотя Барраган всё же понадеялся ещё раз заглянуть на огонёк к огненной. Может, угостит чем? Заодно и одеяльце можно будет повесить сушиться.

Отредактировано Барраган (9 Фев 2019 16:44:53)

+2

53

Игра с Барраганом.

Ответом ювелиру было лишь неопределённое хмыканье. Особенная… Вот уж прям нашёл, честное слово. Все драконы, кого не возьми, в чём-то похожи друг на друга, а в чём-то отличны. Каждый уникален, и в этом сливается с остальными, если можно так выразиться. И хотя тон земляного перестал быть издевательски-вежливым, сойдя на нейтральную задумчивость, его слова всё равно звучали как сарказм. Впрочем, сарказм безобидный – такой, который Антраварра решила не заметить. Тем более, что раздражение и впрямь куда-то делось, оставив некую меланхоличную задумчивость да привычное чувство неудовлетворённости собой. Странно… Неужели это рисунок так странно повлиял, причём на них обоих? Возможно: уж больно хорошо он передавал атмосферу спокойствия и гармонии. Даже злиться не хотелось.
– Хорошо, что в силе, – всё же чуть нахмурилась она, услышав удивлённый возглас Баррагана, почему-то не ожидавшего такого развития событий, – Но сделка не заставляет тебя торчать здесь до самого выполнения заказа. Ты волен лететь, когда хочешь и куда хочешь.
В самом деле, к чему им продолжать дальше портить друг другу настроение? Ей-то было в высшей степени насрать: различных самодовольных уродов Антраварра повидала на своём веку немало, а злость пополам с раздражением – это её самое обычное состояние. Если кому-то не нравится – милости просим. Но возникало впечатление, будто ювелир этого не понимал, и оттого торчал тут, продолжая терпеть выходки огненной. Дурачок? Возможно. Но порой и над дурачком стоит сжалиться: в конце концов, кому станет легче, если он расшибёт свой лоб о камень? Не то чтобы самка выгоняла своего гостя, просто… Ай, да пускай понимает, как хочет! Чего это она вдруг так о нём забеспокоилась?
– Смотри, не лопни от гордости… Хвастун. – ехидно ощерилась она, глядя на то, как Барраган с каким-то безнадёжным упорством пытается очистить свою шерстяную шубу от налипшего на неё снега. Морозец здесь, в горах, был что надо, и липнущий снег обычно не был большой проблемой: наоборот, всякие попытки придать ему сколько-нибудь удобную форму кончались пшиком. Но горячие вулканические газы пополам с лавой именно у этой горы порой подходили весьма близко к поверхности, образовывая заметные проталины, да и игра с пирофорностью возымела свои последствия… В общем, шерстяное покрывало ювелира теперь было украшено кучей комьев снега различной формы и разного размера, крепко-накрепко вмёрзших в хитросплетение ворсинок. Где-то шуба оставалась мокрой, а где-то наоборот, обледенела – и решить эту проблему в краткие сроки не представлялось возможным. Подогрей покрывало – и снег растает, пропитав собой толстый слой шерсти. Выпарить всё это и не поджечь одёжку в процессе для огненной магии задача либо невозможная, либо весьма энергозатратная. А если не досушить… Кому хочется носить на себе тяжёлый ледяной панцирь?
Не хотелось и Баррагану. Нацепив на себя шубу, дракон страдальчески поморщился и чуть ли не умоляюще глянул на огненную. Казалось бы, ни нотки просьбы не прозвучало в его словах – скорее, наоборот, искреннее желание помочь… Но кого ты пытаешься обмануть, дорогуша? То, что Антраварра не особо разбирается в драконах, ещё не значит, что она уж совсем непроходимо тупая.
– Эх, воин хренов… Тащись уже в пещеру. Только не ругайся, если шубка твоя рядом с лавовым озером чуть подгорит.
Потерпит она его ещё немного, так уж и быть. Уж больно необычно протекало их общение: то ювелир вызывал у неё некоторую симпатию, отчасти даже уважение – и вдруг, в следующий миг уже хотелось надавать ему по смазливой харе, а то и просто плюнуть и отпинать подальше от пещеры, словно вонючий мусор. Тот ещё калейдоскоп эмоций. Что будет дальше?
Положив в сумку остатки снеди и свои драгоценны гусли, Антраварра подхватила свою ношу хвостом, да так и пошла неспешной походкой к входу в пещеру. Бывали у неё в гостях и полные кретины, и достойные драконы – но такие любопытные фрукты, как Барраган, попадались не столь часто.

+2

54

Игра с Антраваррой

Собственно, зачем терпеть проблемки, когда их можно вот так простенько решить, всего-лишь приоткрыв свой милый ротик? Незачем. Хотя забавно об этом думать в виду случившегося, но там всё посложней будет. А здесь проблемка простая: высушить одеяло. Спасибо, что огненная оказалась не такой большой злюкой, какой показалась ювелиру в первые минуты, и позволила ему ещё разок побывать в своей уютной и тёплой пещерке. Как всё замечательно складывается. Остаётся только рассесться за столом, перекусить, напоить матёрую драконицу в дрова и задать любой вопрос – но это уже шуточки, вряд ли Антраварра настолько плохо переносит алкоголь, по ней и не скажешь. Хотя перспективка заманчивая.
Знаю, что идейка не блестящая, но что имеем, как говорится. — Барраган оставил своё промокшее одеяло в покое и обернулся на огненную, а та уже довольно лихо собиралась, складывая снедь и выпивку себе в сумку, некогда оставленную на одинокой скале. Что ж, и он тогда всё заберёт. Ювелир уже присмотрелся к пластине, собираясь её взять, но ему подумалось, что было бы неплохо поудобней ухватиться за неё, а у Барра как раз есть незастёгнутые ремешки. Но идея довольно глупая, выскользнет ведь пластина, поцарапается о скалы, да и неудобно это будет. А! Понесёт как в старине, в подмышке. Ремешки в зубы, а прутик... а где он? Видимо, улетел куда-то во время всей этой перепалки. В прочем, найти его не составит труда. Барраган приложил лапу к скале и пустил магический импульс. Прутик нашёлся быстро, в трёх метрах от рабочего места ювелира, в глубине сугроба. Мастер закусил ремешки, взял пластину и пошёл за прутиком. А Антраварра, тем временем, уже шла в сторону своей пещерки. Запустив лапу по локоть в сугроб, ювелир нашёл заветную кисточку для металла, взял её хвостом, и направила вслед за Печкой.
Протиснувшись в узкий проход, стараясь не поцарапать о стены портрет огненной, Барр с довольной мордой сел на пороге пещеры. Он поставил пластину в угол, и побыстрее скинул с себя мокрое одеяло.
Знаешь, а я ведь действительно превзошёл себя, — сказал ювелир удовлетворённо, глядя на свою картину, освещённую тусклым светом артефактов и лавового озера. — Думаю, что картина подойдёт для кухоньки, рабочего места... или личной комнаты? Хм. — Барру определённо нужно наведаться в комнатушку Печки, если, конечно, она не будет против. В ином случае придётся постоять в сторонке, а то ещё выгонит. Ну, а пока стоит заняться одеялком. Оставив картину в прихожей, ювелир направился прямиком в мастерскую огненной, к горяченькому озерцу. Попутно, конечно же, он не забыл пустить магический импульс, дабы ещё раз просмотреть интересненький коридорчик, ведущий вниз. А там оказалось много металла, слитков, длинных прутов, балок, инструментов и каких-то ещё вещей... что это? Это, должно быть, её склад. Наверное, эти непонятные вещи – её продовольствие.
Такс, — сказал Барр, зайдя в мастерскую и обращаясь к самому себе, и внимательно осмотрелся – из чего бы сделать вешалку? — что у нас тут есть?.. — он положил ремешки на ближайший столик, там же оставил и прутик. Ювелир уже был как дома, ему определённо нравилась эта пещерка. Добавить только кухоньку, немного декоративных мелочей, и будет просто замечательное жилище. Надо будет как-нибудь обжить себе пещерку на Сеариве, ювелир будет прилетать сюда в холодные зимы, будет париться в баньке и общаться с интересными драконами! Во жизнь-то будет!

Отредактировано Барраган (11 Фев 2019 11:59:57)

+1

55

Игра с Барраганом.

Ей не было нужды оборачиваться назад, чтобы убедиться: земляной всё ещё ползёт вслед за ней, прихватив с холодного снежного одеяла пластину с искусно выполненным портретом огненной драконессы. Пойдёт, куда он денется: странный воин, неженка и привереда, испугавшийся холода гор и прихвативший с собой целое шерстяное одеяло, по чьей-то глупости названное шубой. И ранее не слишком располагающая к эстетике или манёврам, теперь она и вовсе являла собой прямой путь к воспалению лёгких – если, конечно, её носить на себе во время полёта. Барраган мог бы её бросить тут, полететь без своего походного облачения – но разве стал бы этот балбес так поступать? Конечно нет: ведь можно напроситься в гости хозяйке пещеры, просушить свою одёжку у тёплого лавового озерца, пользуясь её внезапной добротой… Тьфу! Антраварра лишь фыркнула, представив, насколько далеко может зайти наглость желтопузого. Что дальше? Попросится на ночь – мол, снаружи уже смеркается, а ночной мороз в горах особо зол и кусач, так и покалывая изнеженные бочка под шерстяным одеянием. Бедному холодно зимой, бедному волком ты вой – пустите бедного домой! А там можно и к тёплому огню, затем, втихую – к тёплому бочку… Ох, нахал! Уже ведь убедился в том, что терпение самки лучше не испытывать – и всё равно, каждый раз проверяет свою удачу; получает по носу, отступает – и вновь стремится вперёд. А ведь её снисходительность может и кончится. И согреет его огненная в следующий раз уже прямиком в лавовом озерце, оставив напоследок пару роскошных ожогов.
Кстати, насчёт лавы и согревания… Позирование на холодном камне несколько утомило Антраварру, а разогреться в драке так и не вышло. Требовался альтернативный способ разогнать жаркую кровь по венам – и, к счастью, он имелся в этой пещере. То, что для Баррагана стало бы смертельным приговором, для неё окажется лишь приятным и желанным омовением. Можно даже немного попариться, устроив себе уж совсем полное блаженство, позволив острому пару проскользнуть меж чешуек…
– Пойдёт, ещё как пойдёт. Давай её сюда, – беззлобно фыркнула самка, безошибочно двигаясь в сторону своей спальни. Остатки еды и питья она вернуть всегда успеет, если голод вернётся, а вот музыкальному инструменту в мастерской или на складе лежать негоже. Пластине тоже: ещё поцарапается ненароком – и как тогда восстановить повреждения, нанесённые маленькому шедевру? Правда, свой портрет она повесит всё-таки сама. У драконессы мелась лишь одна причина приводить других драконов в спальню, и Барраган пока что её как самец ничуть не привлекал. Так что стоило ему попытаться скользнуть в коридор вслед за хозяйкой пещеры – и ответом гостю оказался весьма гневный и недоброжелательный взгляд, выражающий намерения лучше любых слов. Не влезай – убьёт!
– Вешай своё одеяло пока. Инструменты не трожь, остальным хламом можешь пользоваться как захочешь, - проинформировала ювелира Антраварра, покидая свой уютный закуток в глубине пещеры. Впрочем, в мастерской она не задержалась: протопала мимо земляного дракона дальше, в сторону склада и выхода из пещеры. Второй уже раз она оставляла его одного в мастерской, но на этот раз тащить с собой алюминиевые слитки огненная не собиралась. Её цель лежала чуть дальше – там, где вечно горячие подземные ключи выбрасывали на поверхность парящую и пенящуюся воду, чуть отдающую чем-то острым на вкус и запах. Впрочем, для питья она вполне подходила – равно как и для обогащения руды. А также – для одного очень приятного развлечения…
С лёгким шумом огненная погрузилась в воду, заставляя небольшую волну с плеском перекатиться через край естественного бассейна, посылая маленький ручеёк вдоль прохода в освещённые глубины. Тепло… Может, и враждебная стихия – но тёплая, почти горячая. А оттого – приятная и желанная. Неустанно бьющие из глубин струйки приятно щекотали тело, когда как мерное побулькивание пузырьков убаюкивало драконессу. Хорошо… Но недостаточно хорошо. Чуть поплескавшись в горячем источнике, Антраварра поднялась на лапы и вновь потопала в мастерскую, даже не пытаясь отряхнуться. Стучащие о каменный пол капли выводили негромкую, едва различимую мелодию, эхом звучащую на фоне цоканья длинных и весьма острых коготков. Ага, вот Барраган, вот и лавовое озерцо. Что он там соорудил? А… В его интересах, чтобы оно держалось покрепче. А она пока что чутка погреется.
С возмущённым шипением испарилась первая капелька, коснувшаяся горячей поверхности, вмиг обратившись в облачко перегретого, невидимого глазу пара. Но кто сказал, что это остановит драконессу? Антраварра сделала ещё шаг вперёд, подалась в сторону расплавленного камня, опускаясь всё ниже и ниже…
Казалось, где-то нашёл свой путь на свободу новый гейзер, разбуженный и без того беспокойными силами подземных огней. Укутанная в облаке пара, с оглушительным шумом и свистом самка скользнула вглубь мелкого, но такого удобного озерца, растягиваясь во всю длину, позволяя расплавленному камню коснуться каждой чешуйки. Минутное размокание в воде, интенсивный, хоть и весьма кратковременный массаж паром – и наслаждение чувством всеобъемлющего жара и тепла. Что ещё нужно чуть замёрзшей огненной драконице для счастья?

Отредактировано Антраварра (11 Фев 2019 21:27:11)

+1

56

Игра с Антраваррой

Пойдёт, ещё как пойдёт. Давай её сюда.
Один момент, дорогая. Сперва повешу шкурку, а потом отнесу и картину, — вот так вот Барраган решил назвать металлическую пластину, ибо она была столь же прекрасна, как и любая другая картина, исполненная красками. Металлические оттенки шли только на руку, хотя и в цвете картина выглядела бы ещё лучше, но бело-серые тона лоб в лоб передавали атмосферу, не отвлекая зрителя на цветовые мелочи.
Ювелир, положив шкуру на пол, подошёл и осмотрел рабочий стол мастерицы. Ему хватит и двух прутов средней длины.
Инструменты не трожь, остальным хламом можешь пользоваться как захочешь, — сказала драконица, войдя в мастерскую.
Хорошо, я и не собирался, — он действительно не собирался, если бы инструменты могли хранить в себе тайны драконов, Барр бы уже давно чуть ли не вынюхивал бы их. Они могут иметь только эмоциональное значение для личности, а посему это вопрос к Антрушке. Если, конечно, разговорчик до этого дойдёт. Антраварра, тем временем, уже куда-то ушла. Вот и славно. Не прибьёт раньше времени. С грохотом отодвинув заготовки брони, будто это его мастерская, ювелир таки наткнулся на пыль и грязь – некоторые слитки, кажется, уже давно так лежат, около пары недель. У Барра аж брови дёрнулись от возмущения, но он продолжил раскапывать эту грязную и шумную кучу. В глубине и нашлись два заветных прута, лежащих в обнимку друг с другом. И, как оказывается, можно было ничего не раскапывать, а просто вытянуть их из под завала сбоку. Ювелир усмехнулся, какой он глупыш в повседневной жизни, и какой умненький в бою. Эх, идите сюда, дорогуши (прутики). Ювелир сложил всё на место: кучей; а пруты поставил у стены. Всего несколько минут ушло на то, чтобы поставить пруты вплотную к стене и зацепить об них края шкуры. Примитивненько, зато со вкусом.
Вскоре и Антрушка вернулась, ювелир, придерживая один неустойчивый прут, приветственно блеснул глазками. Драконица была вся мокрой. Это где она искупаться-то успела? На морозе? Ах, нет. Барр же слышал бурление подземных источников.
Как водичка, кипяток? — а почему бы, собственно, не поинтересоваться? Он, может, и сам искупнётся. Да и нужно же знать, что да как на Сеариве, если он собрался здесь обживать себе пещерку. Так, здесь поправим и... – ювелир отошёл на шажок – стоит, замечательно. Остаётся только последить за одеяльцем, а то если пересохнет – быть беде.
За спиной раздалось оглушительное шипение, Барр обернулся и довольно улыбнулся – огненная медленно погружалась в лавовое озеро, решила и в нём искупнуться. Ох уж эти огненные, со своей стихией чудит Антрушка. Зато тепло, да. Ой, какая довольная моська, просто прелесть. Барру срочно нужна новая пластина. Куда он дел свою кисточку? Ювелир посмотрел на стол, высматривая заветные инструменты, и беззаботно лёг напротив своей шкурки, около задней стены, дабы особо не привлекать внимания. Пока огненная не смотрела, он осторожно дотянулся и поддел хвостом прутик, и поднёс к лапе. Пластинку возьмём использованную. Она была... где-то с краю стола, Барр точно помнит, как клал её. Да, вот она, узор в виде водной глади, воздушный металл. Её Мастер тоже аккуратненько подтянул к себе хвостом. Рисовать будем на другой стороне пластинки. Парочка быстрых и точных движений тут же обозначили контур морды огненной драконицы. Так, а как он изобразит лаву? Очень хороший вопрос, с металлом это проделать... никак? Нет, должен же быть выход... В крайнем случае нарисует бурлящий горячий источник.
Барраган задумчиво вглядывался в пластину, дрыгая змеиным язычком, и шкрябал по ней прутиком. Да, Антрушку ему понравилось рисовать. Повторим втихаря? Как-никак, ему всё же нужен сувенирчик, живущий дольше синяка и царапины.

Отредактировано Барраган (12 Фев 2019 17:16:34)

+1

57

Игра с Барраганом.

Жар расплавленного камня с лёгкостью проникал через шкуру, согревая каждую клеточку тела, принося с собой столь приятную и сладкую истому. Ещё немного – и Антраварра бы замурчала, словно большая, довольная кошка, пригревшаяся на солнышке. Не будь в её пещере любопытного гостя – можно было бы с головой отдаться этому чувству, неспешно перекатываясь с бока на бок, лениво играя с собой, то и дело соскальзывая в лёгкую дрёму… Но до тех пор, пока перед лавовым озерцом сидел Барраган, цепким взглядом наблюдающий за драконицей, ни о каком расслаблении речи и идти не могло – ни интимного, ни какого-либо ещё порядка. Драка осталась позади, свежих конфликтов не всплывало – но это отнюдь не означало того, что стоит оставлять хотя бы на миг гостя без внимания. Привычки воина так просто не вытравить… И, на самом деле, это хорошо. Сколько бы она прожила, если бы стала поворачиваться спиной к каждому идиоту? Правильно: очень и очень недолго. Много тех, кто не любит огненных, ещё больше – тех, кто считает священным правом и обязанностью убивать изгнанников своей стаи. Беспечный дракон – мёртвый дракон. Так что Антраварра, хотя и наслаждалась лавовой ванной, всё же не спускала глаз с земляного, готовая к любой его выходке.
– Даже для такой неженки как ты не слишком горячая, – фыркнула самка, запоздало отвечая на вопрос своего гостя. Эх ты, камушек лежачий, ни капли огненной крови… Нет, драконесса не испытывала никакой гордости за свою расу: так ли важно, какая Стихия одарила тебя своим благословением? В этом нет никакой заслуги, никакого повода гордиться. О драконе судят по его поступкам, по делам – и ничто иное не должно иметь веса в данном вопросе. Ни слова, ни положение в обществе. Ни происхождение, наконец. Но всё-таки, Антраварра чуть-чуть жалела тех, кто не относился ни к огненным, ни к железным, ни к лавовым драконам. Ведь это такое несравненное удовольствие: залезть в вязкую, жаркую лаву, неохотно поддающуюся под твоим весом, принимающую в свои пламенные объятья. Попробуй они так сделать – и вместо сладкой, жаркой неги они получат лишь чудовищные ожоги. Всё, что остаётся на их долю – это купаться в лёгкой и подвижной воде различной теплоты, а потом сушиться бес знает сколько. Бедолаги.
Но что-то в действиях самки явно заинтересовало гостя. Может, он и сам решил искупаться – но только в горячем источнике? Наверное… Наверное, она может это допустить. Хуже от этого никому не станет. Но нет: Барраган не стал идти в сторону выхода из пещеры, вместо этого выудив себе лист металла среди валяющихся по пещере заготовок и испытательных образцов. Да, точно… Это та самая пластина, которую она дала ему в самом начале их делового разговора. Потолще и поменьше чем та, ставшая его холстом для последнего рисунка, она всё ещё подходила для художеств – чем ювелир явно решил воспользоваться. Достаточно быстро нашёлся и неизменный стержень из закалённой легированной стали – и вновь острое стило начало свой путь по гладкой блестящей поверхности.
– Ты каждого дракона зарисовываешь при первой возможности, или это я такая особенная? – поинтересовалась Антраварра у своего гостя, давая тому знать, что его манипуляции не остались незамеченными. Хотелось бы услышать честный ответ, конечно… Но, зная этого смазливого засранца, опять начнёт юлить и сыпать комплиментами. Земляной, одним словом.

+1

58

Игра с Антраваррой

Славно. Значит, водица должна быть что надо. Правда, если в такой долго просидишь – вылазить уже будешь чуть ли не на ощупь, голова начинает кружиться и лапы становятся ватными. Ох уж эти перепады температур, если бы не они, Барр бы всю оставшуюся жизнь наслаждался горячими источниками. Но в очередной раз природа говорит ему, что всему есть своя цена. На самом деле ювелир не против сейчас немного расслабиться в горячей воде. День был не то чтобы тяжёлым, скорее неприятным, и хотелось побыстрее смыть с себя эти маленькие невзгоды, освежиться и возродиться. Он бы так и сделал, если бы не мокрое одеялко, за которым нужен глаз да глаз, и мороз на улице. Полетит он распаренный домой и точно подхватит какую-нибудь заразу. Нет, пожалуй, он обойдётся.
Тем временем на пластинке вырисовывалась приятная, довольная мордашка. К сожалению, Антрушка тут же заметила действия земляного, поэтому пришлось проявить чудеса памяти к деталям, чтобы передать выражение огненной. Конечно же, невозможно в совершенстве передать ту довольную мордашку Антраварры только по памяти. Вот если бы она не заметила, что он стал рисовать, Барр был бы полностью доволен. А так придётся чуть-чуть своего добавить. И всё ещё не был решён вопрос с лавой. Хм, а пластина довольно объёмная... что если...
Но его мысль прервала огненная.
Ты каждого дракона зарисовываешь при первой возможности, или это я такая особенная? — Ювелир никак не отреагировал, его задумчивая улыбочка и сосредоточенный взгляд не дрогнули. Шкрябанье пластинки чуть-чуть замедлилось.
Учитывая прошлый опыт Барра, можно сказать, что к его комплиментам она относится пассивно, воспринимает чуть ли не за откровенную лесть. Ладно, дорогуша. Попробуем иную стратегию. Комплиментов огненной стаи Барраган ещё не слышал, посему будем идти лоб в лоб: он скажет правду.
Если бы я каждый раз носил с собой папиросу, краски и кисти, и зарисовывал клиентов – за кого бы меня приняли? — его голос был спокоен и задумчив, он таинственно прищурился, представляя себе эту картину. В прочем, ему откровенно всё равно, кем бы его посчитали. Он просто этого не делает, потому что не хочет. — А здесь мне просто с этим повезло. К тому же... — он на миг оторвался от рисования и взглянул на Антраварру. — ...мне просто понравилось тебя рисовать. Я огненных редко вижу, но наслышан о их нраве. И довольно необычно видеть спокойную, довольную моську в исполнении огненной. — Он было хотел продолжить рисовать, но решил добавить: — И вообще, мне же нужен сувенирчик! А то синячок и царапина долго не проживут. — сказал он более экспрессивным баском и захихикал.
Вскоре Барраган вновь сосредоточился на пластинке, ему нужно было вспомнить образ, выражение морды огненной. Здесь черту сгладить, здесь оставить остренькой... Ранее сделанный эскиз в этом сильно помогал. Но ювелир не задержался с рисунком. Спустя несколько минут, когда он обозначил границы лавового озера и более менее завершил образ драконицы, он отложил пластину и прутик на стол.
Ладно. — сказал он, поднимаясь и потягиваясь до хруста в суставах. — Я принесу твою картину. Оставлю у стены в твоей комнате. А там поглядим, куда пристраивать будем. — Мастер направился в сторону прихожей.

Отредактировано Барраган (14 Фев 2019 22:01:12)

+1

59

Игра с Барраганом.

Ну разумеется, ювелир ничуть не смутился тому, что его действия оказались замечены хозяйкой пещеры. Движение стального стержня чуть замедлилось, когда земляной отвлёкся от своего занятия, переводя часть внимания на беседу. Может, он просто увлёкся своим делом, или же, наконец, сообразил, что ради нормального общения с огненной драконессой ему следует несколько сменить манеру разговора – так или иначе, ответ Баррагана прозвучал с некоторой задержкой, да и оказался на удивление резонным, без всей этой уже осточертевшей игры словами и многозначительных ухмылочек. Что же это, выходит, умывание снегом и впрямь помогло? Или сейчас, когда вместо безобидного снега под носом мерцала алым отсветом смертельно опасная для него лава, таки пробудилась осторожность? А, в Бездну, не так уж оно и важно. Главное то, что он, наконец, стал разговаривать как нормальный дракон. Счастье-то какое…
– Хмфх! – довольно фыркнула Антраварра в ответ на замечание ювелира касательно сувениров, вторя смеху своего гостя, – Если желаешь, могу устроить так, чтобы прожили подольше. Хотя, со сломанным ребром тебе лететь будет несподручно.
Давай, продолжай знакомиться с повадками огненных, дружок-пирожок. Тебя ждёт ещё много чего удивительного и интересного… Если, конечно, перспектива получить по шее тебя не отпугнёт. С хвалёной вспыльчивостью и недоброжелательностью ювелир уже ознакомился, равно как и с весьма определённым отношением к смазливым засранцам вроде него. Умудрился даже отловить момент расслабленности и спокойствия – и это в первый день знакомства! Ха, если вдуматься, он зря времени не теряет. Что, неужели и впрямь клинья подбивает? Вот засранец… Так или иначе, на очереди у Баррагана было знакомство с чувством юмора Антраварры – тяжёлым, грубым и прямолинейным. 
– Что же это получается: собрался за просто так утащить пробный образец? Который я даю клиентам в лапах покрутить? – вдруг озаботилась самка, наблюдая за целеустремлёнными движениями ювелира, наносящего штрих за штрихом на лёгкую, блестящую пластинку, – А… Хрен с тобой. Рисуй дальше. Дарю.
Она фыркнула ещё раз, чуть переменив позу и сладко прогнувшись в позвоночнике. Хорошо… Но надолго тут она не останется. Чуть-чуть погреется – и надо будет чем-нибудь заняться. Наверное, стоит накормить хотя бы ювелира перед тем, как он покинет её дом: хотя он и самым наглым образом напросился к ней в гости, она согласилась его принять. А раз так, то обязанности хозяина ложились всей своей массой на её плечи. Накормить, напоить – и вовремя выпроводить, пока не напросился на ночёвку. Но всё-таки, пока Барраган рисует, можно и полежать – или, вернее сказать, даже нужно.
И тут, как назло, земляной решил прервать своё занятие. Послужило ли тому причиной неловкое движение Антраварры, или он и впрямь устал зарисовывать её второй раз за сегодня – так или иначе, он тоже решил потянуться и размять лапы. Короткой прогулкой в сторону склада, а затем, уже с её картиной – в её комнату. И если первое ещё не было большой бедой, то второе вызвало лёгкую тревогу в душе самки. Навряд ли он полезет дальше, выпытывать все тайны жилища самки… Да нет, этот точно полезет! Стоило вылезти из лавы, да заняться всем самой… Но лава всё-таки горячая и шкура огненной порядком раскалилась. Коснётся хвостом пластины – всё и поплывёт… Хитрая жёлтая жопа!
– Положишь картину в комнате у входа. И чтобы особо там не тёрся, понял? – предупредительно рыкнула она, беспокойно ворочаясь, готовая в случае чего покинуть свой уютный и горячий бассейн в кратчайшие сроки.

+1

60

Игра с Антраваррой

Наконец-то у Баррагана пошёл прогресс, его мордашку, лучащуюся радостью победы, можно было бы увидеть за километр, если бы не толстые стены пещеры. Значит, любим поболтать сугубо по делу, дорогая? Это Мастер ой как может. И всё было так просто, и не нужно выпендриваться официальщиной и вежливостью? Эх, Баррик, перехитрил ты сам себя. Просто будь собой и говори правду, в конце концов. Впервые за долгое время Антраварра усмехнулась над его шуткой, да ещё и подхватила её. Ювелир прошёл сквозь неловкость, сквозь холод и побои, но таки добрался до смешка этой грубой, матёрой драконицы. Да не просто добрался, а заслужил ещё и подарочек от неё, в виде пластинки. Нет, у ювелира определённо сегодня будет праздник. Как только прилетит домой, то приготовит что-нибудь вкусненькое и хорошенько выпьет. Если, конечно, наша дорогая драконица не решит накормить ювелира заранее. Но в этом Барр ой как сомневался, так что к вечеру он будет по-приятному голодненький.
Он пошёл по коридорчику, мурлыкая весёлую песенку. Губы сами собой тянулись в тоненькую, широкую улыбку, даже хотелось пританцовывать. Но победную песенку прервал рёв драконицы. В чём дело, милая? Снова Мастер тебя чем-то не устраивает? Эх, что ж с тобой сделаешь, привереда. Спрятав улыбоньку насколько возможно, Барр в пол оборота посмотрел на Антрушку весёлым, но внимательным прищуром.
Положишь картину в комнате у входа. И чтобы особо там не тёрся, понял?
Ухты, как мы беспокоимся. Мастер полностью повернулся к драконице.
Понял, товарищ-начальник, — и для пущей комичности встал в стойку смирно, выставил грудь и состроил серьёзную рожу. Всё же изображать серьёзность в повседневной жизни – не его.
Ты тоже далеко не уходи, приди в себя, расслабься... Я ещё не дорисовал. Не буду я ничего трогать, — он указал пальцем на углубление в её мастерской, продолжающееся проходом. — Это ведь твоя спальня? Проход у тебя на виду. Если что, можешь брызгаться лавой.
Ну что ты такая встревоженная? Расслабься, милая. Барру нужна спокойная и довольная моська, а не встревоженная, нервная или злобная. И уж лучше Мастер озаботится и попытается убедить огненную, что всё хорошо, и что беспокоиться ей не о чем. Да, конечно, ему очень хочется посмотреть на её личные вещички, вроде какой-нибудь шкатулочки или повнимательней изучить инструмент, на котором она сегодня играла. Но увы, без согласия драконицы он не может вот так просто вломиться в её комнату. Сразу ведь выпроводит раскалёнными пинками, в буквальном и переносном смысле. Тем более Баррагану не хотелось портить отношения, которые только-только начали налаживаться. Ювелир изящно повернулся и мягким шагом направился в холл, забрать картину, цокая длинными когтями.
Но парочку вопросиков задать можно. Хуже не будет. Главное – аккуратненько подобрать слова. А то снова начнёт отбиваться. Довольно странно, что она так сильно беспокоиться о своих личных вещах. Понятно, что они личные, никому не будет приятно, если какой-то незнакомец будет в открытую их рассматривать. То ли дело в характере огненной, что она так остро реагирует на ювелировы выпады, то ли действительно сильно нервничает. Такое чувство, что она всеми силами пытается их сохранить. Может, это как-то связано с её изгнанием? Может, оно было настолько тяжёлым для неё? Что ж, это многое бы объяснило.
Радость как-то поугасла от таких мыслей, Мастер дошёл до картины уже без весёлой улыбки, а с какой-то грустной, сочувственной ухмылкой. Цокнув краешком пластины о стену, он взял портрет в подмышку и пошёл к мастерской, чувствуя мордой, как глаза огненной всё глубже вонзаются в него. Так, понятно. Нужно обойти озерцо и оставить пластину напротив, дальше не идти, а то ведь действительно брызнет. Барр так и сделал, прошёл мимо купающейся огненной, оставил пластину напротив неё и чуть в теньке, дабы не перегрелась.
Слушай, — сказал он, очутившись возле своего одеяла, — ты так беспокоишься о своём личном пространстве, о своих... воспоминаниях. Всё было настолько плохо? — сказал он, проведя лапой по мягкой, подсохшей шкуре и посмотрел на Антраварру. Сам понимал, что очень рискует нарваться, но если душа просит, то он ей никогда не откажет. В конце концов, вопрос не конкретный, огненной должно быть легче объясниться.

Отредактировано Барраган (25 Фев 2019 10:46:22)

+1

61

Игра с Барраганом.

— Понял, товарищ-начальник!

Антраварра только и смогла, что недовольно оскалиться и потрясти головой. Этот грёбаный клоун… Ну вот что с ним не так? Сначала ведёт себя как полнейший кретин, затем получает по шее и становится паинькой. За это время успевает её приятно удивить – то умением работы с металлом, то весьма достойными навыками художника. Даже разговаривать нормально начинает. И едва она успокаивается, как тут же опять… И ладно бы Баррагану нравилось бесить огненную – самка бы это ещё поняла. Надавала бы по шее, обругала – но хотя бы причина была бы ясна. Так нет же, только недавно под золотистым от близкого вечера небом Саяри сокрушался, какая она злая и нехорошая, и насколько она ему нравилась спокойной и расслабленной. Настолько нравилась, что аж за стержень хвататься хочется. За стальной, в смысле. Для рисования на металлической пластине.
– Я в тебя и стихийным дыханием доплюну, – «успокоила» своего гостя Антраварра, не сводя с него цепких глаз. Лава – она вязкая и тяжёлая, хотя и остывает очень долго. Так что отдельные брызги имели все шансы не долететь. Разумеется, как и любой дракон, выросший среди Огненных Земель, самка прекрасно умела катать из остывающей лавы весьма комфортные для броска шарика, этакие импровизированные «бомбочки». Здесь, на Сеариве, да и вообще на северных землях, для этого использовали снег – достаточно вспомнить последнюю выходку Баррагана. Говорят, даже фигурки из него делают – импровизированные, сложенные из катанных шаров, да чуть-чуть обтёсанные для правдоподобия. Этакие снежные лавовички.
Да вот беда: для этих целей нужна остывающая лава. У краёв бассейна такая, определённо, найдётся. Но вообще, это озеро очень и очень горячее – это послужило одной из причин, определивших выбор пещеры. Другими факторами были размер и простота в обороне. Ну и источник пресной воды, разумеется, да. Водица из горячих источников имеет специфический привкус, но, в общем-то, для питья пригодна. В общем, лучшим способом достать ювелира оставалось стихийное дыхание, для пущей эффективности обёрнутое шаром.
Но, к счастью, таких мер не потребовалось. Правильно истолковав напряжённость самки, Барраган глупостей творить не стал: аккуратно оставил пластину с рисунком на ней рядом с проходом в глубину пещеры, не рискнув даже сунуться в скрытый от её глаз коридорчик. Перестраховывается. Значит, уже понял, что злить её не стоит. Вот и чудесно: если они друг друга и дальше будут так хорошо понимать, то вероятность инцидентов с ломанием рёбер и лап заметно снизится. Может, даже до нуля. Хотя, с его смазливостью и дурашливостью… Ох, навряд ли. Кстати, она ж хотела дать ему совет…
Хотела, да не успела. Желтопузый решил заговорить вновь, и с первых же слов глаза Антраварры вновь превратились в две узкие, полные подозрения щёлочки. Беспокоится? Да, есть такое. Беспокоюсь. И если ты, наглец языкастый, решил, что можешь спокойно лезть… Ан нет, ещё не решил. Вот и славно. На этот вопрос она ответит дабы уж окончательно исключить всякие дальнейшие поползновения.
– Бывало плохо. Бывало хорошо. Бывало откровенно херово – но в твоём сочувствии я не нуждаюсь, уж спасибо, – фыркнула самка, искоса глядя на ювелира, но уже без прежней подозрительности во взгляде, – Моя жизнь принадлежит лишь мне. И я сама решу, кого к какой её части допускать. Понял, желтомордый?

+2

62

Игра с Антраваррой

Вот ты, значит, какая, миленькая – Барраган на мгновение не удержал хитренького прищура, но тут же вернул своим векам нужное положение и отвернулся, как бы продолжая щупать влажное одеяло. Что ж, как говориться в науке: "отрицательный результат – тоже результат". С тобой нужно играть по-другому, но как – ювелиру неизвестно. Плохо то, что он был плохо знаком с огненными. Но тем и интересней. Когда ты уже знаешь каждую ниточку земляных, немножко ниточек водных, немножко воздушных – то выяснять у них что-то становится не столь захватывающе, не столь интересно. Земляные любят спокойные посиделки, некоторые в компании, некоторые один на один или в полном одиночестве, спокойны, уравновешенны, любят тихие места, они медлительны, но тверды характером, очень принципиальны. Зная этот, казалось бы, маленький кусочек, можно многого от них добиться, естественно, с поправками на личностные завитушки и интеллект. А здесь всё иначе. Пылающее поле неизвестности, полное самых разных опасностей. Ты таки умеешь интриговать, Антраварра.
В очередной раз ювелиру приходится отступать. Но он ещё вернётся, Барраган её так не оставит. В нём пробудился азарт, и забыв про очередные свои выдумки про тяжёлое прошлое драконицы, он стал выглядеть по-обыденному сладковато, с маленькой хитринкой в глазах. И ещё немного пощупав своё одеялко, всё ещё чувствуя влагу на пальцах, он повернулся к драконице, будто бы ничего и не было.
Желтомордый? Ха, — так его ещё не называли, на что ювелир деланно усмехнулся, тем не менее, без обиды. Переходя обратно к теме... — Ну я тогда не знаю, о чём с тобой поговорить, — по привычке он неумело, комично косил под дурачка, говоря одними губами, как бы обиженно, но голос его был весел, а сам он без конца улыбался. Сказать по правде, ему уже поднадоело строить ей серьёзные рожи. Пускай терпит. — Хоть скажи, какие шуточки любишь. А то с тобой совсем не интересно, серьёзная такая, рычишь на меня. — У Барра уже были определённые догадки по поводу юморка драконицы. Пошленькие шуточки уже приходили в его грешную головушку. Забавно, но Мастер может удариться и в чёрный юмор. За жизнь с разными ребятками приходилось общаться, и довольно продолжительное время. За отведённые драконам годы можно очень многому научиться. Как пить дать, огненная наверняка ещё любит постебать своих знакомых. Насчёт клиентов – вряд ли. Слишком она серьёзная в работе.
И да, кстати. Придётся тебе меня чуточку потерпеть, пока я не улечу. Не волнуйся, одеяло почти высохло. — Барраган всё же заявил о своём маленьком условии. Привычка на то и привычка, ему очень редко приходилось контролировать своё поведение, ну, кроме случаев с драками, хотя даже в такой ситуации он довольно улыбчив. Да и уже поднадоело, сказать честно. Ничего, он тихушник по большей части, время сам с собой проведёт, так и быть. Ещё одна маленькая услуга нашей нервной бестии. Собственно, займёмся тихушничеством. Ляжем у подножия одеялка, возьмём пластинку, прутик и займёмся дельцем.
Улыбка Барра чуть дрогнула, и стала постепенно скатываться в задумчивость. Лава... на кусочке металла. Ай! Как же он раньше не догадался! – подумал ювелир, задумчиво перевернув пластинку и увидев на обратной стороне волнистый узор, напоминающий переливающееся ртутное озеро.

Отредактировано Барраган (25 Фев 2019 10:46:37)

+1

63

Игра с Барраганом.

– Ты напрашиваешься. Опять. – предупредила своего гостя самка, весьма выразительно сверкнув глазами в его сторону. Опять ухмыляется и лыбится, грёбаный клоун. Сколько можно! Не хочешь видеть её злой – не провоцируй, неужели настолько непонятно? Рано или поздно Барраган доиграется, и она просто выкинет его из пещеры на мороз с голой задницей. Хотя, ладно, шубой в него кинет. Нахер ей сдалось это шерстяное одеяло? Пускай тащит на себе или выкидывает, в зависимости от того, насколько она хорошо высохла.  Гостеприимство – гостеприимством, но у гостя тоже есть кое-какие обязанности. Например, вести себя соответственно правилам дома. Неужели такой манерный хмырь это не понимал? Хотя… Судя по тому, что она уже второй раз за день задумывается на эту тему – не понимает. Или упорно игнорирует это правило. Ну, тогда сам виноват.
– Не знаешь о чём поговорить – промолчи. Несложное правило, верно?
Антраварра легла в прежнюю позу, позволяя ювелиру вернуться к прерванному занятию. В самом деле, пускай лучше заткнётся и продолжит рисовать, вместо того, чтобы донимать её идиотскими вопросами. Тем более, что она уже согласилась и зарисовать себя, и отдать свою пластину – а к данным обещаниям огненная относилась весьма серьёзно. Те клиенты, что соглашались засунуть свои претензии к её происхождению и характеру куда подальше и заключали сделку, в итоге всегда оставались довольны полученным результатом: ещё никого из них драконесса не обманула. Даже самых отбитых дебилов. Обманывать, расторгать договор в последний момент – неправильно. И дело даже не в репутации, но в элементарной порядочности.
Но, к сожалению, Барраган не спешил продолжать. В первую очередь он направился к своему драгоценному шерстяному одеялу, подвешенному в почтительном отдалении от лавы – достаточно близко, чтобы согреть, но слишком далеко, чтобы поджечь. Перестраховщик. Она бы кинула поближе, но смотрела почаще – для того, чтобы вовремя повернуть другим боком. Да и вообще, запах палёной шерсти нельзя при всём желании назвать приятным или малозаметным, и спасти тлеющую накидку земляной бы успел в любом случае. Но нет… Осторожничает. Антраварра вздохнула, выпуская воздух из лёгких с негромким, но весьма выразительным рыком, даже не думая скрывать своё раздражение.
– Пока что терплю. Так что заткнись и рисуй. Можешь себе со склада что-нибудь притащить перекусить, если хочешь.
Лучше уж его рот будет забит едой, чем очередной порцией бессмысленного трёпа. Вот ведь находка для шпиона. И прошлое её ему интересно, и темы для разговора… Давно под неё не подбивали клинья с такой настырностью, если не назойливостью. Словно недавно вылупившийся, ещё совершенно безмозглый, но уже кошмарно упрямый птенец: ползёт вперёд, чтобы найти себе очередных приключений на хвост, получает по затылку крылом, останавливается, хныкает – но потом опять продолжает ползти дальше. И снова. И снова. Даже не пытаясь найти обходной путь, даже не думая о том, чтобы отказаться от бессмысленных потуг – хотя бы на время, чтобы выгадать удобный момент позже. Ха… На самом деле, напоминает то, как она изучала кузнечное дело. Но если там упорство может принести плоды, то в данной ситуации Барраган рискует получить лишь парочку ожогов, да сломанные рёбра.
Ну наконец-то он лёг рядом с озером и вернулся к рисунку. Слава Сёстрам. Антраварра вздохнула и помотала головой, отказываясь от всяких попыток понять мотивы этого желтопузого дурачка. Пускай творит, что хочет – но если нарвётся, то это не её вина. В самом деле, ей впору над входом в пещеру выцарапать предупреждающую надпись. А какую? Хм… «Заходи – не бойся; уходи – не плачь». Да, неплохо подходит. Возможно, она так и сделает.
– А ты не думал красить свои картины металлическими красками, Барраган? Например, та же ржавчина может дать прекрасно и жёлтый, и красный цвет, а окислы меди – чёрный или зелёный. А после обработки кислотой так вообще синий.
Наконец-то она это сказала. А то вечно земляной сбивал её с мысли. В самом деле, при всех своих идиотских моментах, он весьма неплохой художник – и, может статься, её идея поможет ему стать ещё лучше.

+2

64

Игра с Антраваррой
Глядя на то, как щетинится и плюётся Антра, Инферус лишь убедился в своих предположениях. Она вцепилась в него так, что желание этим выпадом его если не убить, то уязвить и покалечить, казалось чересчур наивным и незначительным. Да и что с того, что её изгнали? Его не приняли в стаю и гнали мокрыми палками, а ещё он сам отказался от того, чтоб в этой самой стае быть. Хотя вот он шанс, сам плыл в лапы. Нет, слишком была глубока обида на смертных и слишком резкими были слова Советницы Огня, которые несли предложение вступить в стаю Тёмного Альянса. А потом недопонимания, молчание, отстранённость. И всего так много и одновременно, что на некоторое время Мастер пропал из поля зрения очень многих драконов, возникая чаще в чьих-то умах только по делу. Тяжело делать вид, что всё в порядке в такой ситуации.
Потому, когда до него докатилась новость, что Антру изгнали из стаи, он не удивился и был практически уверен, что потрёпанная морально и, как говорят, физически Перчёнок пойдет ни куда-нибудь, а именно в Сеарив. Тут было максимально комфортно для драконов её расы и относительно близко лежали границы Огня, а кроме всего прочего заведующий этими землями Дух её не прогонит.
И как бы логично это всё не звучало и как бы дракон себя не вёл. Антра всё равно была бы недовольна тем, что тот её не поддержал, как друг и близкий её душе зверь. Знай бы она ещё о связи Мастера с Советницей, могла проскользнуть фраза, мол, мог бы и помочь по дружбе-то. Конечно…нет. Вместо этого, дав ей пройти через все пучины Серого Плена, Инферус лишь ещё раз убедился в желании самки жить. Те, кого судьба сделала изгнанником стаи, должны были в первую очередь понять, что их жизнь зависит только от них. К слову Духу Металлов никто подобных истин не объяснял. В свои первые годы существования он просто был наивным ребёнком, которого выпихнули в этот огромный мир с минимумом знаний. Потому он до сих пор не понимал, чем плохо житие изгнанником или закоренелым одиночкой.
Думая об всём этом на периферии, Металлик слушал много хорошего о себе и о том, как плохо было смертной. Как ей было больно и одиноко. Увы, в глазах самца она не нашла снисхождения, даже после того, как он чуть отдалил морду. И после там не промелькнуло этого чувства, такого обычного для неравнодушных слушателей подобных историй жизни. Да, это безусловно звучало ужасно, но дорогуша, у тебя хватило сил не сдаться, а встать и продолжить путь.
Может, ты в чём-то и прав. – Дух изогнул бровь, мол, правда, что ли? Как неожиданно.
Хм и стоило ли говорить что-то такое же ядовитое и горячее? Стоило ли девушку огорошить своим пламенем, заставляя корчиться от боли и тяжести металла? Нет, она и без этого пострадала. От самой себя. Этого было достаточно. Потому вместо этого он молча обошел Антру и сел рядом. После чего кончиком хвоста отвесил Перчёнку подзатыльник.
- Это за то, что назвала меня пиздоболом. – с лёгким оттенком добродушия сказал Металлик, после чего протяжно выдохнул. – Что-то ещё хочешь сказать? И в этот раз давай обойдемся без высокопарных ругательств.
Нет, он не угрожал. Не его метод. И лапоприкладством он бы тоже не стал заниматься. Просто потому, что Антра не исчерпала его лимит терпения и доверия. А ещё потому что считал дурным тоном срываться и громить всё вокруг, подметая чужим телом пыль.

+4

65

Игра с Гремелкой-милахой.

Будь она романтической дурочкой с сахарным орехом вместо мозга, Антраварра бы уже давным-давно влюбилась в Инферуса. Хотя, тогда бы он на неё и не посмотрел, верно? Так или иначе, сейчас, выплеснув всю свою ярость, преодолев собственную глупость и взяв себя в лапы, огненная вновь смогла вспомнить, чем же ей так нравился Дух Металла – если, конечно, брать в расчёт не только его многовековую мудрость и интуитивное знание и понимание кузнечного дела. Самка бушевала, скрежетала зубами, была в шаге от того, чтобы броситься на своего гостя – а тот стоял себе спокойно, словно всё происходящее не имело к нему никакого отношения. Уверенный в себе, но не возгордившийся; спокойный, но не равнодушный – именно таким запомнился ей учитель и друг, могучий опекун и повелитель Сеарива. Кто-то более вспыльчивый давно бы набросился на драконицу в ответ, и, скорее всего, не со встречными обвинениями, но для того, чтобы сцепиться в жестокой схватке; кто-то мягче – оскорбился бы, разочаровался в огненной самке и покинул бы её обитель, с тем, чтобы никогда не вернуться сюда вновь. А Металлик стоял себе, как скала: без движения, без всяких признаков агрессии и обиды. Только лишь когда Антраварра смогла найти в себе силы признать собственную неправоту, мышцы на морде Инферуса дрогнули в недоверчивой усмешке. Ну давай, скажи же что-нибудь! Как ты разочарован в своей ученице, как сильно жалеешь о прошлой ошибке! Не стой столбом!
Словно прочитав её мысли, Дух сделал шаг вперёд, обходя всё ещё разгорячённую от недавней вспышки гнева драконицу. Краем глаза самка заметила, как тот устроился рядом, как ни в чём не бывало приседая на каменный пол пещеры рядом, словно стремясь обнять её крылом. Что же, друг мой железный, стареешь? Смягчился, преисполнился сочувствием к смертным? Засунь-ка его себе поглубже, при всём уважении. Жалость ей не нужна была тогда, не нуждается в ней Антраварра и сейчас, чтобы там не думал Гремелка. В иной ситуации она бы не отказалась погреться под широким крылом учителя, но сейчас бы его ожидал лишь чувствительный укус в подкрылок.
Впрочем, она в любом случае не угадала.
Огненная тряхнула головой, оправляясь от лёгкого, но всё-таки чувствительного удара – ещё бы, с их-то разницей в размерах! Тот, кто плохо знал огненную, сейчас бы наверняка задержал дыхание в ожидании неизбежного взрыва… Но подобное предположение было бы самой натуральной ошибкой. Выслушав замечание Духа, самка лишь усмехнулась – а затем искренне рассмеялась фыркающим смехом. Эх, какая же она идиотка. Чтобы Инферус размяк? Не раньше, чем с него в самом деле начнёт сыпаться ржавчина! Да… Как же, в самом деле хорошо, что он решил зайти. Самый острый вопрос они разрешили – и теперь никто не посмеет им двоим хорошо провести время. Да, после сегодняшнего вечера запас спиртного явно придётся пополнять…
– Высокопарно? Ну ладно, тогда просто если что нахер пошлю, – весело фыркнула Антраварра, искоса глядя на своего гостя, – Но в ближайшие часы тебе это точно не грозит. Пойдём, погреешь свою жопку в лаве – если, конечно, хочешь.
Хорошо иметь озеро, полное горячей лавы – причём именно горячей, а не застывающего шлака. И погреться можно, и искупаться – а также очень удобно для того, чтобы плавить металлы лёгкие, вроде алюминия, или хотя бы подогревать жаропрочные, наподобие того же титана. И горн, и бассейн – всё в одном флаконе. И обе эти вещи могли заинтересовать Металлика: почему-то самка не сомневалась, что учителю будет интересно, чего же добилась его ученица за прошедшее тысячелетие. Что ж, она постарается его не разочаровать.
– К слову, видишь источник? Можешь плюхнуться туда, а потом – в лаву. Шикарная баня получается, каждую чешуйку распаривает.
Наверняка Инферус за свою долгую жизнь уже пробовал такое развлечение. Но вдруг нет? Так или иначе, Антраварра позволила своему гостю выбирать, а сама направилась вглубь пещеры, показывая путь. Впервые за пятьдесят лет она чувствовала себя по-настоящему счастливой.

+1

66

Игра с Антраваррой

Терпи-терпи, милочка. Ещё совсем недолго. Мех почти полностью высох, остались лишь редкие капельки, которые Барр ранее размазал по всей поверхности шкурки, дабы влага быстрее испарилась. Ему нужно полежать здесь ещё несколько минут, тогда можно с лёгкой душой улетать. На самом деле вышло довольно забавное знакомство. Он упорствовал как мог, но в итоге вышла лишь прогорклая каша. В принципе, ювелиру незачем расстраиваться. Его никто не учил общаться с огненными, да и сам он впервые встретил чистокровную огненную. Барраган хоть и вырос в семье со своей мамой, железной драконицей, но они довольно быстро находили общий язык. Наверное потому, что в его властной матери медленно и лениво текла кровь и земляных драконов. Несмотря на редкую вспыльчивость, прямо как у Антраварры, мать могла быть очень спокойной, чуть ли не умиротворённой целый день, что бы ни случилось. Из-за этого она была очень непредсказуемой, и на пару с отцом сынишке приходилось отбиваться от неожиданного выпада железной драконицы. А Антрушка практически всегда в состоянии защиты, в состоянии агрессии и вспыльчивости. Ювелиру ещё предстоит познакомиться с ней поближе, а теперь, пожалуй, им обоим хватит на сегодня. Или? Эх, если бы... если бы...
Увлечённый внезапным озарением, Барраган быстренько и ловко выколупывал крупные кусочки металла из пластинки. Его взгляд ещё больше заострился на изделии, глаза так и блестели одержимостью. Опилки сыпались ему под лапы, иногда падали целые кусочки металла. Потихоньку стало вырисовываться что-то необычное. Это не было похоже на лаву в привычном понимании. Это был узорчик. Да, узорчик с резкими углублениями. Всё гениальное – так просто. Ну как он не смог догадаться? Это прекрасно... просто замечательно, так необычно и... умно! Ух, какой он молодец.
И только спустя какое-то время Барраган обратил внимание на драконицу, точнее, уже давненько сказанное ею. Уж прости, милая. Он не мог вот так оставить идейку остывать и мёрзнуть, их надо хватать свеженькими! Ювелир поджёг свой коготь магией и поднёс его к пластинке. Жёлтый свет пламени отразился в рельефе узора на пластинке, что создало видимость лавы. Гениально, действительно гениально.
Тааак... — протянул он в задумчивости, вспоминая. Голос его был тонковат, радостен. — Ты говорила о перекусе... на складе? — в его словах не было удивления, скорее маленькое, почти незаметное разочарование. О намеченном праздничке речи больше не шло, так и так он оставил о себе не самые приятные воспоминания, так что пить он сегодня не будет. А тут вдруг такая неожиданность прилетела – его угощают! Какая прелесть. Только вот жаль, что драконица, похоже, и готовит-то редковато. Брать еду со склада... Хах, забавно. Ну, ничего-ничего.
Я так понимаю, у тебя на складе много ингредиентов, да? — у Барра не было настроения сейчас есть простенькую пищу. — Я умею неплохо готовить. Может, сделаю нам ужин на двоих? У тебя есть любимое блюдо? Могу и его попробовать сделать, у меня неплохой вкус. Это так, в качестве извинений за то, что нервировал тебя весь день. — говорил он смущённо, хотя временами проскакивали самоуверенные, как будто отчаянные нотки. А на самом деле рецепт его слов прост: немножко околоточных путей, немножко хитрости, немножко простого желания вкусно поесть. Учитывая его сегодняшнюю упрямость, самка и не подумает, что ювелир снова пытается выведать у неё хоть какие-то тайны. Напротив, она сочтёт это за глупое желание извиниться и наверняка не упустит его, рассказав Барру хоть что-нибудь о себе. Вряд ли она настолько мелочная, что не позволит узнать ему даже своё любимое блюдо. А ювелир знает много рецептов, и кухню огненных тоже проглядывал одним глазком.
Барраган был несколько удивлён идеей огненной. Не потому, что сам до этого не догадался, а потому, что попросту не знал таких свойств у металлов. Как это рыжая медь может приобретать чёрный и зелёный цвет? Окислы? Да... реакции металлов с кислотами. Он как-то слышал эти глупости от земляных учёных. Но и подумать не мог, что такие глупости могут оказаться такой интересной идеей. Это же сколько возможностей! Цветные украшения! Можно ведь сделать целые крохотные панорамы!
Слушай, если это правда, то продажи украшений взлетят выше небес. Про крышу я уже не говорю, она и так пробита. — сказал он в откровенном удивлении, хотя не без скептических соринок, и конечно же не забыл похвастаться!

Отредактировано Барраган (21 Фев 2019 17:40:09)

+2

67

Игра с Барраганом.

Да, всё-таки Барраган явно любит и знает своё дело. Хотя осознание того факта, что в её мастерской работает какой-то другой, малознакомый ей мастер – и работает хорошо – по-прежнему вызывало в душе самки какое-то противоречивое чувство, более всего похожее на ревность, наблюдение за работающим земляным драконом в то же время доставляло ей какое-то удовольствие. Увлечённый и целеустремлённый, судя по внезапной вспышке активности – явно нашедший решение какой-то терзавшей его проблемы, более всего ювелир чем-то напоминал Антраварре её саму. Наверное, окажись в разгар работы в её мастерский сторонний наблюдатель – и она бы выглядела точно также. Или нет? Говорят, все одержимые своим делом драконы похожи друг на друга. На своего отца она точно чем-то походила – состайники, по крайней мере, так говорили…
А ещё увлечённый рождающейся под его лапами картиной дракон был настолько поглощён процессом, что слова огненной доходили до него с явным, почти полуминутным запозданием. Как ни странно, сейчас это её не раздражало: как никто другой самка понимала увлечённость Баррагана. Поэтому она терпеливо дожидалась, пока до сознания её гостя медленно, но верно дойдёт всё ей сказанное. Насчёт ужина… Она подумает. А пока что стоит закрыть вопрос с металлическими красками. Всё-таки, Антраварра не ювелир, не художник – она кузнец, и с повреждениями металлов имеет дело только как с негативным процессом, которого стоит избегать. Какие-то металлы более стойки к коррозии, какие-то менее. Одни не ржавеют на воздухе, зато от малейшей капли кислоты – не то чтобы на Саяри доспехи часто подвергались опасности оказаться в кислоте, но исключать такого не стоило – таяли прямо на глазах. Другие – наоборот. Третьи стойки и к тому, и к тому.
– Могу к следующему твоему визиту подобрать… Палитру. Заодно поэкспериментируешь. А что до готовки…
Любимое блюдо? Надо признаться, самка была не слишком разборчива в еде. Различным образом консервированное мясо? Почему бы и нет. Свежая добыча? Было бы неплохо обжарить, да получше – но, если нет времени или просто лень, можно и сырым поесть. Случалось, что она решала устроить себе маленький праздник, и занималась готовкой всерьёз – но это, скорее, исключение, чем правило.
Да и из чего Барраган собрался готовить? Из вяленого мяса или солонины? Или он всё-таки соизволит вылезти на мороз без шубы, да поймает какую-нибудь зверушку? Почему бы и нет. Специи у неё должны найтись: и высушенные головки чеснока, и форменное ожерелье из жгучего южного перца… Ох, да чего в её пещере только нет! Правда, используется оно иногда пару раз в год, а затем, после очередной ревизии, выкидывается как испорченное или непригодное. Другое дело, что совместная готовка – это дело отчасти, пожалуй, интимное…
Ай, да какая ей нахер разница? Пускай себе подбивает клинья, если ему так хочется. Признаться, самка уже немного устала от его настойчивости, и могла лишь обрадоваться тому, что ювелир решил сменить подход. Если раньше ей приходилось каждый раз его одёргивать, рычать и грозить расправой, то теперь она могла попросту игнорировать всё, выходящее за рамки. Пускай готовит. А она даст ему пару инструкций. В итоге никто из них в проигрыше не останется.
– Да в задницу твои извинения, – недовольно пробурчала Антраварра, искоса поглядывая на своего гостя, – Лучше впредь веди себя так, чтобы не пришлось извиняться. Или лечить переломы. А если ты так хочешь заморочиться – слетай, да добудь снежную козу. У этих зверушек достаточно нежное мясо. Пожаришь вырезку и рёбра, специи у меня найдутся. 

+1

68

Игра с Антраваррой

Могу к следующему твоему визиту подобрать… Палитру. Заодно поэкспериментируешь.
Эхх, если этот следующий визит будет... Впереди у Баррагана много дедлайнов, и по-хорошему ему надобно приниматься за украшения уже сегодня. Но это не критично. На завтра у него нет никаких других встреч, он проведёт следующий день в обычном, одиноком окружении маленькой берлоги, держа в одной лапе несколько штихелей разом, а в другой – первоклассное сапфировое колье. Он будет высекать узорчики на её серебристых пластинках, будет вставлять камушки, которые совсем недавно огранил... Извини, Антрушка. Как получится, но скорее всего ты не увидишь его в ближайшие парочку месяцев, может и больше. Но ювелир с радостью встретится с тобой ещё разок и, конечно же, попробует снова с тобой заговорить. Крепись, милая. Это будет тяжёлый путь.
Заодно он опробует новые цвета у металлов. Вот уж открытие так открытие... Чтоб ему, лучшему ювелиру стаи, не знать о таких, таких особенностях металла? Неслыханная глупость! Шутка звёздных драконов. Только вот, похоже, Антрушке придётся вновь предоставить ему свою мастерскую, и в следующий раз она не отделается маленьким прутиком. Барраган уже давно заметил, что драконица как-то странно косится на него. Уж не знает его душенька, чем воин её так раздражает, помимо попыточек заговорить с огненной, но... что имеем, то имеем. В любом случае ювелиру нужно готовиться и к другим её нападкам.
А что до готовки… — Мастер посмотрел на неё с крохотной надеждой. Ему не хотелось от слова совсем идти на улицу и искать какого-нибудь кролика, по которому нужно ещё удачно попасть терракинезом. К тому же на улице уже темнеет...
Да в задницу твои извинения, — ювелир только туповато уставился на неё, а его морда сделалась усмехающейся. Барр даже приставил лапу к морде и тихо хихикал. Эта привычка всё никак не уйдёт. Вот же папа, вот же молодец, научил своего сынка ржать в самой неподходящей ситуации. Но... но... хи-хи-хи. — Лучше впредь веди себя так, чтобы не пришлось извиняться. Или лечить переломы, — прости, дорогая, прости, он не может... кхи-хи, ох. — А если ты так хочешь заморочиться – слетай, да добудь снежную козу. У этих зверушек достаточно нежное мясо. Пожаришь вырезку и рёбра, специи у меня найдутся.
А я-то понадеялся, что у тебя найдётся какая-нибудь вырезка, — он попытался убрать весёлые, тонкие нотки из голоса, и он стал таким же глубоким и приторным, как прежде. К счастью ему не раз приходилось так делать в том же строю. Видите ли, голос требуют нормальный, а не как у девственной девчушки. Чтоб командирам было легче, да и окружающим тоже, ибо они вслед за ювелиром подхватывают его смешок, Барр научился довольно лихо гасить свои порывы, жаль, правда, что только в конце смешка.
Ну, что поделать. Хочешь хорошо поужинать, люби и дичь таскать, как говорят охотники. — в любом случае, он сходит, посмотрит, нет ли поблизости какого-нибудь стада. Благо, их копыта с долей удачи и точности подцепить терракинезом, а на бегу они и сами убьются об скалы. Правда, неприятно потом есть мясо с раздробленными костями. Но ленюшка, ленюшка, дорогие мои. Ювелир поднялся, дёрнул импровизированную и хлипкую вешалку, и она с лёгкостью и даже изящностью свалилась на хвост Баррагану. Он сам не любит громкие звуки, не будем лишний раз нервировать Печку. Он осторожно снял с прутиков своё одеялко и пошёл собираться.
Ты, случаем, не видела какого козлёночка поблизости? Ах да, кстати. — он накинул одеяло себе на спину, а пруты положил под стеной. Они негромко звякнули. — Уже поздно и... — и она снова злится. — Ладно-ладно, уйду я, как только всё приготовлю, не кипятись. Так что, видела кого съестного поблизости? Стадо какое? Неохота мне сейчас, вечером, летать непонятно где.

Отредактировано Барраган (28 Фев 2019 16:10:46)

+1

69

Все игры в данной локации закрыты в связи с уходом игрока.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещера Ниорвет