//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [прошлое] » Dura lex, sed lex [Антраварра & Кайравамори]


Dura lex, sed lex [Антраварра & Кайравамори]

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/4e485012051731afab291a81ff8f9854.jpg
КАЙРАВАМОРИ ПЛАМЕННАЯ ДУША & АНТРАВАРРА ПОСТРАДАВШАЯ-ЗА-УБЕЖДЕНИЯ
8000 год, через три дня после Элтенской битвы, окраина леса Тан
Ранний вечер. Пасмурно, небо затянуто тучами, где-то в отдалении уже громыхает, но на Пламенных землях покамест душно и сухо.
Недавно отгремела битва на Элтене, окончившаяся победой Тёмного Альянса. Стая Огня вернулась домой с потерями и трофеями. Кое-кому даже удалось продвинуться по иерархической лестнице. Например бывшему Старшему магу, ставшему теперь Советницей, на которую в новой должности взвалили труд по разбирательству в деле одной огненной, убившей прямо в ходе битвы состайника. Закон стаи суров, но он закон. И гласит совершенно определённое насчёт наказания за такую провинность. Что ждёт Антраваррру и готова ли она принять свою участь?
Предупреждения: не исключены нецензурная брань, жестокость и применение силы

0

2

Минуло всего три дня после побоища над водами Элтена, а Кайра не получила и секунды передышки. Порой ей казалось, что она всё ещё в разгаре битвы - дерёт когтями чьё-то пузо, выпуская кишки, ломает шейные позвонки, сжигает до костей мясо на мордах. Ей пришлось спешно перенимать дела почившего Советника. Но, благо, покамест в бумаги было закапываться не нужно. Стоило лишь следить за тем, чтобы раненные получали должный уход и становились снова в строй, а ещё возобновить пополнение продовольствия на складе стаи. Это были первостепенные задачи. И одно ещё менее приятное дельце - огненной самки, напавшей на состайника и лишившей его жизни. По правде сказать, у того парня всё равно были бы неприятности за то, что он сделал, но этим бы после занимались представители руководства. Самосуд даже в такой агрессивной стае не поощрялся. Если драконы начнут резать друг друга направо и налево, стая вскоре совсем опустеет. Есть закон, есть нормы, есть, в конце концов, военный устав. Если так уж нравится жить по собственным представлениям - милости просим идти в другое место и строить там свои порядки. Но здесь был иной лидер, провозгласивший иные правила и меру наказания за провинности. Алая не привыкла карать кого-то, кроме магов, с которыми разбиралась в основном при помощи трудотерапии и "общественно полезных работ". Иными словами, драконы отрабатывали свои провинности. Наверное, дело было ещё в том, что за время, проведённое на посту Старшего мага, Мори не доводилось сталкиваться с совсем вопиющими случаями. Либо их очень хорошо прятали, либо самка таки сформировала хорошую репутацию, и подчинённые решили, что проверять терпение магессы - всё равно что дёргать смерть за уши.
Драконица сидела в своей пещере, смотря в официальное донесение касательно инцидента. Там были и свидетельства очевидцев, и жалоба от кого-то из родственников погибшего. Всё говорило в пользу того, что один идиот ринулся бить недобитых, потеряв власть над собой, а, быть может, и рассудок. Ибо по показаниям этого самого родственника - там, на озере, погибла возлюбленная того сорвиголовы. Разумеется, это были домыслы. О психологическом состоянии усопшего уже не дознаешься. А вторая идиотка кинулась останавливать первого идиота, потому что сочла убийство беспомощных неправильным. Мори не оспаривала, что в лишении жизни птенца или едва живого дракона - чести нет. Как и в нарушении приказа. Наказание состайника, который тоже нарушил строй и ринулся в самоволку, - не её рогатой головы дело. А если дело было в том, что когда начальство бы дозналось касательно этой выходки, тот дракон бы уже отправило в Серый Плен нескольких недобитков - так это, простите, вообще волновало в последнюю очередь. Их интересовали в первую очередь свои потери, а не убитые на стороне врагов. Не можешь спокойно смотреть на бесчинства, которых уйма случается на войне, не терпит твоя душевная организация излишне несправедливых и жестоких сцен - не лезь в баталии. Это война, детка, на ней гибнут старые и молодые, безвинные и виноватые. Война - это коса, которая подсекает колосья махом, не разбирая, кто там попался.
Советница шумно выдохнула через ноздри. Жаль. Хорошая девчонка. Судя по отзывал знакомых, мастер кузнечного дела из неё может в будущем выйти один из лучших. Кадр ценный, кадр достойный. Но... бестолковый. Гуманистам в стане едва ли не самой военизированной на материке стаи не место. Пламенная долго думала о том, чем бы заменить грозящее этой особе изгнание. Казнь Алая сразу отмела, причём даже не задумываясь. Преступление тяжёлое, но драконица считала, что отправлять в топку стоит лишь откровенных предателей, подрывающих порядок в стае, снижающих боеспособность, пропагандистов, смущающих умы огненных. А эта дамочка просто поступила по-идиотски, явно не подумав или решив, что благая цель оправдывает её поступок более чем. В обоих случаях - идиотка. Нравственные и иные моралистические оправдания крайне редко перевешивали содеянное. И это был явно не один из таких исключительных случаев.
"Нет. Выбора у меня нет."
Неутешительный вывод и мгновенное ментальное послание, гласящее, что юной мастерице по металлу надлежит явиться на окраину леса Тан, чтобы там иметь разговор с Советницей касательно её действий на озере Элтен. Сама Выжигательница не поспешила на встречу. У неё была возможность перемещаться порталами, так что прибытие - дело одного заклинания.

+1

3

Не стоило считать Антраварру наивной или мягкотелой, и уж тем более брюзгой. Как никто иной она понимала, что война – это отнюдь не неспешная прогулка вдоль склона вулкана и уж точно не дружеские посиделки за бочонком чего-то крепкого. Кровь, насилие, страдания, смерть друзей и врагов – всё это в порядке вещей в беспощадном горниле битвы. Бездна побери, если после Элтенского кошмара кто-то посмеет её назвать трусихой, пусть будет готов встретить последствия! Их отряд прошёл сквозь линию обороны водных как капля лавы падает сквозь воду: мгновенно, без усилий и не утратив ни капли внутреннего жара. Однако случившееся позже… Это казалось страшным сном: порывы магического ветра сбивали в сторону, неуклонно тянули к воде, что шипела и пузырилась в равной степени как от падающих в неё огненных шаров, так и от бьющих то и дело молний. Одного прикосновения к волнующейся глади было достаточно, чтобы всё тело пронзила мучительная судорога электрического разряда – и затем ухнуть в тёмные глубины, не в силах пошевелить даже крылом. Смелый прорыв привёл их в котёл – в хитрую западню, устроенную воздушными. Они потеряли пятерых, прежде чем смогли вырваться из этого кошмара и отступить на берег, к своим состайникам. Стоило отдать должное воздушным: план оказался весьма неплох. Вот только битву он им выиграть не помог.
Драконица мотнула головой, отгоняя навязчивые воспоминания.  Слишком ярки были эти образы, пахнущие свежей кровью и тлеющим мясом. Избавиться от них было нелегко: о прошлом напоминали и боль в рассечённом боку, и свист воздуха в дырявом крыле… Ну и, разумеется, ноющий ожог, растянувшийся на целую половину задней лапы. Ожог, полученный от соплеменника.
Ну и да, не слишком облегчал ситуацию постоянный надзор и фактическое положение пленницы. Антраварра едва удержалась от гневного рыка при одной мысли об этом. Долгие годы учёбы, стычки на границах, и, наконец, полученное в стае воспитание, даровали ей множество твёрдых убеждений. Одно из которых заключалось в том, что нет более бесчестного поступка, чем предательство. Предательство собственных принципов, принципов стаи, заветов воина и предательство своих друзей. Это преступление подрывает сами основы, на которых держится их общество, а потому преступник заслуживает лишь смерти.
И преступник эту смерть получил. Там же, на месте. Определённо, принятие подобных решений было не в её области правомочий, но она искренне пыталась решить дело… Что, вы сдуру подумали, что драконесса относила эти мысли на свой счёт? Что она мнила себя преступницей? Что за блистательный кретинизм!
И тем не менее, кретинизм, который разделяло множество членов стаи. В их глазах виноват был не мясник, не убийца беззащитных, не поехавший ублюдок, чьи действия рисковали подорвать боевой дух отряда – а она, Антраварра! Трудно было представить себе более идиотскую ситуацию. Спору нет, она убила своего. Это неправильно, и осознание проступка тяжело давило на душу огненной. Но осознание того факта, что её поступок был совершенно оправдан, лежало на другой чаше весов, и эта чаша неумолимо клонилась вниз.
– Советница Кайравамори решит твою судьбу. Лети за мной.
Она лишь презрительно фыркнула. Решить её судьбу! Какое смелое высказывание. Хотя, быть может, этот пустоголовый болванчик лишь передаёт чужие слова с серьёзным видом. Кто знает, вдруг, новая Советница окажется поумнее большинства этих идиотов и сможет, наконец, понять, что произошедшее было лишь дурацкой случайностью… И что, наконец, поддержание боевого духа порой требует жёстких мер!
Вновь в воздух, вслед за драконом. Болью отзываются суставы в крыльях: битва в воздухе с детьми этой Стихии – не самое простое занятие. На остальные очаги боли Антраварра даже не обращает внимания: пройдёт само, основное лечение уже позади. И лишь раздражающей ноткой диссонанса врывается в уши свист воздуха в пробитом крыле. Ничего. И это зарастёт. Где-то в отдалении сзади летел второй стражник: следил, как бы преступница не улетела восвояси. Вот придурок. Как же тут много придурков, если вдуматься…

Отредактировано Антраварра (12 Окт 2018 23:18:07)

+1

4

Конвоиры... скорее необходимость, на которой настояло руководство. Ввиду того, какое было принято решение, - скорее даже излишество. Уголок пасти нервно дёрнулся. Алая потеряла в этой стычке четырёх бойцов. Четырёх, аишмы вас дери! Это больше половины Контуберии. Это были её браться и сёстры, боевые товарищи, команда, вторая семья. Любое из этих определений было бы верным. Там же, в водах озера, покоится тело её отца. Драконица не смогла найти его взглядом, когда они уходили. Не нашла тело, не смогла похоронить. У огненной было намного больше, чем у некоторых, причин беситься, жаждать мести. Но она не выместила её тогда. И после. Всему есть своё время и место. И нет в стае особ исключительных - Кайра была на хорошем счету, но если бы она совершила столь серьёзный проступок, разбирались бы с ней, как с любым другим драконом. Это касалось всех. И талантливого кузнеца - тоже.
Когда один из конвоиров доложился, что заключённая прибыла на место встречи, Советница моментально оставила свои дела и с помощью портала переместилась к окраине леса. Именно она передавала зрительные координаты выбранного места, так что перенос был безошибочный. Выжигательница вышагнула из портального провала, курящегося по краям дымом и искрящегося, словно костёр. Недобро сощурившись и быстро найдя взглядом всех троих - Антраварру и её сопровождающих - она кивнула вбок, жестом велев охране их покинуть. Вряд ли эти ребята далеко уйдут - у них был приказ, отданный кое-кем поважнее, чем Кайра. Но Пламень не хотела, чтобы встреча выглядела так, словно она здесь босс, который пришёл показать свою крутость, и, если что, уложит преступницу чужими лапами.
Когтистые лапы с каждым шагом поднимали в воздух облачка пепла, хвост неспешно извивался змеёй позади драконицы, пока она смеряла взглядом всю фигуру мастерицы. Оленерогая наконец-то встала ровно насупротив огненной, лишь какой-то метр разделял их. Ничего примечательного - хорошие мускулы, натренированное тело, передние лапы особенно явно развиты (Пламень быстро отметила, что дело тут в орудовании молотом). Таких драконов в Огне много, но было бы неразумно разбрасываться каждым, словно мусором. Ещё бы сами дорогие собратья не делали всё, чтобы их приходилось вышвыривать. Досадно.
- Должно быть, та картина настолько покоробила тебя, что ты не смогла себя сдержать. - ровно, вместо приветствия, молвила Советница. Злобы в её словах не было ни на грамм. Выжигательница хоть и славилась скверным характером, быстрой воспламеняемостью и умением опускать собеседников без причинения физического вреда и с ним, но сейчас ничего не говорило в пользу того, что ей следует вдолбить в голову самки, что она не права, - Тем не менее, тебе стоило бы. Я рассмотрела твоё дело и учла все обстоятельства произошедшего инцидента. Тебя не казнят.
После стольких осуждающих и гневных выкриков среди собратьев, сулящих преступнице суровую кару, - эта новость должна была порадовать Антраварру. Выглядела она недружелюбно. Видать, роль заключённой ей была не особо по душе, но она сама себя вовлекла в это. Что ж, первые слова Кайры можно воспринять как утешение. Самая суровая мера наказания не постигнет нарушительницу.
- Тому придурку следовало действовать, согласно приказу. Его ждал военный трибунал. Доказать его невменяемость, которая могла бы внести небольшие коррективы в наказание за провинность, уже невозможно. Но, увы, твоя вменяемость подтверждена нашими лекарями. Ты вступила в конфликт осознанно. У меня есть твоё объяснение в письменном виде. Ты хотела остановить беспорядок и беспредел. Цель достойная. Но, действуя, ты тоже ослушалась приказа. Обездвижить того дракона - было бы лучшей мерой. Или вырубить. Но убийство... - красношкурая качнула головой, как бы давая понять, что нет, это было определённо лишним, - Пусть случайность. Перестаралась. Случается со всеми, но этих всех же от ответственности не освобождает.
Удивительное понимание, неправда ли? И никакого солдафонского крика, которым обычно отчитывают отличившегося, а потом объявляют о наряде вне очереди. Нет, самка правда понимала. Не разделяла методов и вообще имела несколько другую ценностную базу, но понимала.
- О том, что можно было предпринять в той ситуации, ты подумаешь в изгнании. - Алая достала артефакт, который и был по сути источником метки. Пока есть он, на ауре дракона существует "отпечаток"-принадлежность к определённой стае. Этот принадлежал Антраварре. И теперь его надлежало разбить.

+1

5

К счастью, полёт не занял столь много времени. Внизу проплывали знакомые с детства суровые пейзажи: серые, присыпанные пеплом пустоши, безжизненные на вид, но таящие в себе массу сюрпризов. В принципе, Антраварре не составляло особого труда догадаться, куда они летят. Шагриар виднелся слева в почётном отдалении, и во-о-он там угадывались далёкие столбы гейзеров… Значит, лес. Точнее, выжженная, опустошённая пародия на настоящие, полные пышной зелени леса, которые ей доводилось видеть на нейтральных территориях. Конечно, в иссушённых, обращённых по мановению крыла в чистый антрацит деревьях тоже таилась своя притягательная красота, которую мало кто мог понять. Но всё же… Среди пепла и угля порой можно было найти останки животных, которых постигла не менее суровая участь: испариться, оставив после себя лишь выемку в сухой, раскалённой почве. Словно слепок со статуэтки… Такие находки всегда производили чуточку гнетущее впечатление. Гуляя по Тану, драконесса старалась не смотреть, куда наступает. Дабы не портить впечатления от пейзажа.
Но сейчас, кажется, настроение ей испортит что-то похуже испепелённого кролика или оленя. Антраварре предстояла серьёзная выволочка, и чем кончится всё это разбирательство – ещё неизвестно. Даже если выйдет так, что Советница умна, что она понимает… Слишком много своим поступком она нажила себе врагов. Друзья убитого, родственники, и те идиоты, что так любят составлять мнение по слухам… Ей придётся нелегко. Но ничего. Справится.
В воздухе ещё кружил поднятый ударами трёх пар крыльев пепел, и огненная драконица с шипением пыталась оправиться от мучительной судороги, охватившей обожжённую лапу, когда перед ними возник в завихрениях пламени портал. Подавив желание ругнуться, Антраварра вернула себе равновесие и испытующе поглядела на Советницу. Несмотря на предстоящий разговор, несмотря на усталость, боль и раздражение, пламенная ощутила некоторое уважение к подобному жесту. Сейчас, после битвы, в разгар всей суматохи с перераспределением приоритетов и ресурсов, с утрясением новых должностей и назначений, Кайравамори нашла момент для того, чтобы разобраться с той, кого считала преступницей, не желая откладывать дело в долгий ящик. Быть может, с ней удастся поговорить. Особенно теперь, когда она отозвала конвоиров прочь. Далеко те, конечно, не ушли, но теперь хотя бы можно было рассчитывать на некоторую приватность.
Спокойный, ровный тон оказался полной неожиданностью. Стараясь не слишком выражать своего удивления, драконесса слушала Советницу, пытаясь разобраться в охватившем её смятении. Она ожидала чего угодно: разноса, избиения, быть может, небрежно брошенного приговора – и его незамедлительного исполнения… Да-да, среди этих огненных кретинов хватало тех, кто желал видеть «преступницу» казнённой. Но это спокойное, методичное изложение…
– …тебя не казнят…
– Ну охереть, хоть на этом спасибо – негромко, но вполне различимо пробурчала себе под нос Антраварра. Почти без агрессии. Неплохое начало. Но… Нет, не похоже, что всё так и сразу сложится. Не верю! Верю, в то, что есть умные. Что есть те, кто способны пошевелить парой извилин и понять, кто преступник, а кто жертва обстоятельств. Но в то, что подобное произойдёт без долгих споров, без сорванного на крик голоса и долгих дней ожидания в заключении… Не верю!
И не зря.
– О том, что можно было предпринять в той ситуации, ты подумаешь в изгнании.
Вот так.
Тупо, как-то даже пришибленно драконица наблюдала за тем, как Кайравамори достаёт артефакт, как готовится его разбить. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это за штука, как она работает и к чему приведёт. К утрате той уникальной отметке на ауре, что выделяет в тебе члена стаи.
К утрате дома.
К утрате родных и близких.
К утрате тех, кого знала ещё птенцом.
Не… Не верю…
Антраварра медленно выдохнула. И вдруг исторгла смешок. И ещё один. Невесёлый, отчаянный. Так смеются перед лицом неизбежного и страшного, перед погибелью и забвением. Когда бессилие охватывает каждую клеточку души, когда разум понимает, что пути назад нет – но что-то внутри толкает дальше, заставляя искать хоть что-то хорошее в случившемся. Хотя бы повод посмеяться над своей дурацкой судьбой.
– А ты хороша… Не думала стать травником, нет? Они… Они всегда сталкиваются с проблемой. Как дать птенцу горькую пилюлю. У тебя неплохо выходит, знаешь?
Нет, она не станет плакать. Большие драконицы не плачут. Они мстят, разрывая обидчиков на куски, сжигая их останки пламенем, испепеляя саму память о них. А если такой возможности нет… Они терпят. Перетерпит и сейчас. Ведь она уже давно, очень давно большая девочка…
– Нахер ваше правосудие. Этому чокнутому было плевать, кого убить: того несчастного, который кровью пол-Элтена залил, или меня, его соратницу. А теперь ты преподносишь мне изгнание с таким видом, будто это лучшее, что я заслужила. Просто, лять, великолепно!
Горько. Горько и обидно. Неужели и впрямь изгнание? Быть заклеймённой как предательница… И теперь уже окончательно. Прости, папа…

Отредактировано Антраварра (13 Окт 2018 01:03:34)

+1

6

Пришибленность после озвученного приговора была объяснимой и вполне понятной. Аметистовые глаза внимательно наблюдали за изрядно потрёпанной теперь уже почти бывшей состайницей. У каждого было право на прощальное слово - у Варры оно тоже есть. Истерические смешки и не очень уместную шутку Советница тоже встретила поразительно хладнокровно, словно и не являлась пламенной бестией, которая разрывает неугодных на части. Эмоциональное восприятие уничтожения всего, что так долго знал и выстраивал в родном доме, и осознания потери прежней жизни - не порок. Выжигательница готова была услышать вопли, рычание, безучастно лицезреть избиение воздуха и земли, вырывание камней из оной, но единственное, чего Мори не терпела никогда и ни от кого - это оскорбления себя. Не потому что была нежна и хрупка душой, а потому что когда всякому сброду даёшь извалять себя в грязи и унизить, потом так начнёт делать каждый, поняв, что наказания не будет. К счастью, пока что огненная плевалась лишь из-за устроев в стае. Мол, не достаточно они лояльны к тем, кто тут несёт добро и справедливость в массы. Ну извините, барышня, они писались не под вас, а для вас - чтоб вы нос свой туда уткнули и почаще вспоминали, где границы ваших прав и свобод, а где - чужих.
- Его вина не отменяет твою. - тон был всё таким же ровным, но теперь в нём звенел металл, - С него теперь ничего не спросишь - он мёртв. В твои обязанности не входило усмирение потерявшего голову состайника. Этим занимается командир. Или те драконы, которым он отдаёт такой приказ. Боевая единица, не способная больше сражаться и выполнять приказания, выводится из зоны боевых действий, а не складывается в общую яму с трупами. Ты самовольно взяла на себя эту роль и несёшь за неё ответственность единолично. Вы были не в гуще боя, где ранение своих может быть результатом случайно отскочившего заклинания, или расчётом ударить другого, но состайник неудачно подставился. Вы месились на побережье, пока была дана команда обождать. На гразах у десятков собратьев. Если бы он тебя душил, и ты бы вломила ему камнем, убив, не соизмерив силу, - я бы посчитала это превышением самообороны, и наказание было бы мягче. Свидетели утверждают, что он первым атаковал тебя, и вы затеяли драку, никого не позвав разобраться в явном нарушении порядка. И ты намеренно атаковала его с помощью выкованного тобой оружия. Это умышленное убийство. Видимо, ты решила, что только такой способ его успокоит. Ты успокоила, точнее упокоила, его навечно. Теперь расплачиваешься за это, потому что много на себя взяла и не справилась с этим.
Развёрнуто, сухо, по фактам. Если вдруг Варре есть чем сказанное опровергнуть - самое время дать свои показания, потому что когда лапа Выжигательницы с силой сдавит артефакт, тот треснет, осыпаясь мелким крошевом, и всё будет кончено очень быстро. Кайра изгоняла Антраварру, не потому что потакала желаниям обозлённых этим событием драконов, не из личной неприязни - она как раз была огорчена потерей ценного члена стаи, но у неё есть свой долг. Она должна судить по фактам. И личные желания, устремления обвиняемой никак не могли загладить вину. Самые ужасные преступления совершаются под лозунгом "во благо". И это в самом деле большее, что Кайравамори могла сделать для мастерицы. Теперь её дорога ляжет в неизвестное далёко, а для стаи она словно перестанет существовать. Не для родных, конечно. Но для всех остальных - да. Она будет носить ауру обычной одиночки, которую будут прогонять с границы, если та посмеет её пересечь. И то место, которое раньше было домом, теперь станет чужим. Это всё было горько, это всё было грустно, но огненной стоило раньше думать, чем она может попланиться за содеянное. Стоит ли её выходка того, что она потеряла? Теперь уже поздно об этом думать. Остаётся лишь смириться.

+3

7

Голос Кайры по-прежнему звучал спокойно, но твёрдо – пожалуй, даже более твёрдо, чем раньше. Кажется, её всё-таки немного задели высказывания огненной: ещё бы, ведь та осуждала тот самый порядок, ту самую справедливость, на страже которой стояла Советница! О ужас и кошмар, да как она только смеет возражать против порядков своей же стаи! Антраварре следовало бы сгореть со стыда, не иначе. Тьфу, дерьмо. На самом деле, спокойствие, граничащее с равнодушием, в чём-то помогало драконессе: выслушивая уже опостылевшие суждения и умозаключения о её проступке, та чувствовала, как паника и отчаяние отступают вглубь… Прям как они на берегу озера. Пятятся, сдают позиции, уступая их последнему, почти безнадёжному порыву решительности – но вместе с тем тяжестью остаются внизу живота, готовые при первой же возможности нанести удар вновь. Удар, от которого она так просто не оправится.
Но не сейчас. Если ей всё-таки не удастся отстоять свою правоту, свою честь и достоинство, если ей суждено стать изгнанницей… Быть может, она ошибалась. Быть может, даже большие девочки плачут.
Но только тогда, когда их никто не видит.
– Свидетели утверждают… - с презрением и горечью бросила Антраварра, качая головой – А свидетели утверждали, как он отстаивал своё право быть мясником? Свидетели утверждали, что я пыталась обойтись минимумом насилия? Всё, что я хотела – это оставить ему несколько царапин на память, да привести в чувство. А этот кретин чуть не сжёг мне заднюю лапу, а потом, набросившись, пытался выпустить кишки. Скажи мне, раз ты такая умная – что мне стоило сделать? Сдохнуть самой, чтобы он отправился в изгнание? Ты пробовала когда-нибудь утихомирить другого воина – когда он делает всё возможное, чтобы тебя убить?
Она тоскливо окинула взглядом родные, знакомые с детства края. Покинуть эти места будет не слишком больно. Ей уже случалось надолго уходить с территорий стаи: для охоты или отдыха на нейтральных землях, выискивая разбросанные, наверное, по всей Саяри фрагменты знаний о сплавах и инструментах, которыми, скорее всего, когда-то пользовались Звёздные… Просто из любопытства исследуя материк, в конце концов. Больнее всего будет осознание того, что она не сможет сюда вернуться. Никогда.
Надо отдать должное Кайре… Она пыталась. Она пыталась рассмотреть её проступок со всех сторон, пыталась спокойно, без лишней ругани донести до сознания Антраварры, что кары не избежать. Быть может, это было простым притворством, и на деле Советнице хотелось побыстрее покончить с этой неприятностью. Это бы объяснило и столь быструю телепортацию, и вообще… Нет. Нет, не слишком похоже. Иначе зачем все эти долгие разговоры? Вынесла приговор, сломала печать и прогнала взашей. Возможно, она даже жалела о принятом решении, но считала, что иного выхода нет. Неужели так сложно понять… Драконесса подняла взгляд на Кайравамори и невесело усмехнулась. Ну да, сложно. Действительно сложно, когда ты маг. Когда ты можешь оставить противника беззащитным, дезориентированным и истощённым даже не прикасаясь к нему. И когда судишь постфактум.
– Ладно… В Бездну. Я по твоим глазам вижу, что решение ты уже вынесла и приговор менять не будешь. Делай, что должно – и будь, что будет. Или ты предлагаешь мне сломать эту печать самой?

+2

8

Опять перевод стрелок. Это он там творил сплошной трындец, а я спасительница, он сопротивлялся, я старалась утихомирить без насилия, меня вынудили, это не я виновата, что он погиб, нечего было упорствовать. Оправдания Антраварры прямо сквозили большим и жирным "ЭТО НЕ МОЯ ВИНА". Словно не попрись тот воин губить беззащитных, и Варра осталась бы на своём месте, не встревая. Похоже, мастерицу не учили отвечать за себя. Он дурак и не прав - бесспорно. И ты дура - влезла в то, с чем не могла справиться методами, которые не причинили бы вреда тебе. Ни физического, ни по закону полагающегося. Успокоила состайника так, как смогла, - теперь нечего пенять на то, что изгоняют за содеянное. В Огне не преступно спасать свою жизнь любыми способами. Но Антраварра поставила свою под угрозу добровольно, сама влезла в драку и оказалась сильнее противника, но, празднуя, что остановила кровопротилие и уцелела, теперь вынуждена прощаться с домом. Такова была цена её выбора и её плохо обдуманных действий. Отсутствие дум о последствиях никогда не было залогом их отведения в сторону. Они всё равно наступят.
- Я уже сказала, что свидетели подтвердили, что тот огненный напал первым и причинил тебе физический вред. Вы сцепились, и в итоге ты проткнула ему грудь. Ты утихомиривала того, чей гнев спровоцировала на себя, хотя тот воин вполне мог быть в состоянии аффекта и не отдавал себе отчёта в своих действиях.Ты спрашиваешь, обездвиживала ли я буйных воинов? - из-за спины Советницы, вися на её хвосте, болталась Цепь ариандра, - Вестимо. И никто из них не умер в ходе самосуда.
Да, у магессы было преимущество в арсенале. Цепь сковывала противника, и он мог лишь палить стихийным дыханием - и то лишь в одну точку, да магичить. В таком состоянии вырубить противника - дело одного хорошего удара в голову. Но то, что Антраварра не так хорошо подготовлена для того, чтобы скрутить кого-то, а не убить,  - её личная проблема. Нечем и никак - сиди спокойно в рядах прочих, зови командиров. Пусть исполняют свои обязанности. Инициатива бывает наказуема.
Обвиняемая вела себя на редкость разумно. Но, быть может, это пока. Пока Алая не перешла ко второй части их диалога. Дело было в том, что убийство это не каралось казнью, но и не могло ограничиться просто запретом на посещение стайных земель. Кровь собрата должна лечь позорной отметиной на крылья драконицы. Для неё же будет лучше, если та не будет сопротивляться и молча их развернёт.
- Нет, я не возложу на тебя эту задачу. Но хочу, чтобы ты поняла: тебя изгоняют не из ненависти и не потому, что так хотят те, кому был дорог тот дракон. Тебя изгоняют, потому что такова цена решения, которое ты приняла на том озере. И при тех обстоятельствах иного быть не могло. - сказано было довольно сухо, но искренне. Цепь снова оказалась убрана, а лапа с силой сдавила артефакт, после чего тот с противными треском и хрустом  раскололся на несколько частей. Осколки Советница временно положила на ближайший камень. Антраварра могла хоть забрать их с собой на память, если внезапно пробьёт на сентиментальность.
Теперь Кайра по ауре читала перед собой лишь присутствие одиночки. Ни рода, ни племени, ни дома. Но у Варры хотя бы оставалось призвание, которое будет с ней и вне стайных территорий. Это уже немало и хорошее подспорье для новой жизни на новом месте.
- Есть ещё кое-что. Разверни крылья.
Это требование могло трактоваться в свете происходящего лишь одним образом. Взгляд Мори был всё таким же жёстким, личное отношение - понимание, симпатии - было отброшено в сторону. Выжигательница снова сдвинулась с места и зашла сбоку, чтобы удобнее было выжигать рисунок.
Эти отметины не сойдут до самой смерти мастерицы - пройдут годы, память замылится, этот случай станет вспоминаться всё более и более фрагментарно, не так сильно терзать душу, может, даже сожаление пропадёт, и Антраварра сочтёт этот переломный момент судьбы - точкой отсчёта более лучшей жизни. А отметины останутся. Напоминанием. Ей. Другим. И опознавательным знаком. Символом позора и совершённой ошибки.

+3

9

Продолжать эту дискуссию не было ни смысла, ни желания. Всё. Она сделала всё, что могла. Дала письменные показания тогда, раньше, попыталась переубедить Советницу сейчас и потерпела неудачу. Единственное, что ей теперь оставалось – это сохранять достоинство. Антраварра проиграла, причём проиграла по всем правилам, и спорить с этим было глупо. Можно было сколько угодно кричать о том, что правила эти написаны идиотами для кретинов, что судьи слепы и не хотят прозреть… Но что толку? Тем более, что правдой это будет лишь отчасти. Закон суров, но справедлив. Кайравамори беспощадна, но уж точно не безучастна. И единственная беда заключалась в том, что все они были слепы. Те, кто трактовал этот закон, кто видел в ней предательницу… Даже стоящая перед ней магесса была слепа. Они не хотели видеть простой истины: иные действия требуют решительных мер, а такие меры чреваты нелепыми случайностями. Наподобие той, жертвой которой стала сама Антраварра.
С сухим треском рассыпался артефакт в лапе советницы, словно подводя черту под всем, что было сказано и сделано сегодня. Хотя нет… Не сегодня. За последние пять тысяч с чем-то лет. Глупые детские ссоры и переживания, долгие годы обучения уже известному и поиска чего-то нового, равно как и давно забытого старого. Годы охоты, годы тренировок, шутливых схваток и не очень шутливых конфликтов на границах и на ничейных территориях. Столетия дружбы и обид, юношеских влюблённостей и уже более зрелых чувств позже. Всё это теперь осталось позади, в прошлом, за хрустом ломающейся печати и скромным, чисто формальным ритуалом изгнания. С этим отныне покончено, и нет пути назад. Есть лишь будущее и жизнь в изгнании… Зачем? Ради кого? Вне стаи, без возможности вновь увидеть свою семью… Какова она будет, эта жизнь? И стоит ли она хотя бы плевка?
Спасибо, кончено… Прощай, Огненная Земля. Нужно куда-то лететь… Но куда? На юге пустыня, огромная и по-своему интересная. Прекрасное место для того, чтобы сгинуть без следа.  Нет… Наверное, лучше на север. Там, среди пограничных гор, говорят, ещё есть те, что скрывают в своих недрах жар земли и расплавленный камень. Навряд ли это будет хоть чем-то похоже на родные края, но всё же… Всё же… Пожалуй, так и стоит поступить. Ей всего лишь надо будет лететь над лесом, давно знакомым и привычным маршрутом…
- Есть ещё кое-что. Разверни крылья.
Антраварра резко мотнула головой и сделала шаг назад и чуть в сторону, вновь глядя прямиком в глаза Советницы. Теперь они снова стояли друг перед другом, и в глазах обоих не оставалось ни тени понимания или симпатии. Время для них прошло ровно тогда, когда Кайра подумала о клейме. Если изгнание драконесса ещё была готова принять, пусть и с тяжёлым сердцем, то это выходило уже за всякие рамки. Может, она была и в своём праве. Но всё равно…
Огненная подчинилась. Отчасти. Её крылья чуть приподнялись и разошлись в стороны, готовые в любой момент ударить по воздуху… Или нет. Наверняка Советница ожидала именно такого поступка в случае неподчинения, а потому следовало придумать достойную альтернативу, способную дать ей хоть какой-то шанс. К горькой обиде и отчаянию, что охватило Антраварру, постепенно примешивалась ярость. И было её немало.
– Ты стёрла с моей ауры метку стаи. Ты вынесла приговор. Лишила меня всего, что я имела. Но тебе мало, да? Хочешь меня унизить этим паршивым клеймом!?
Холодный гнев, что звенел ещё в первых словах, постепенно разгорался всё больше и больше, и последние слова вышли уже гневным рёвом. Горела не только ярость: не отдавая себе отчёта в происходящем, драконесса выпустила на волю часть своей магической силы – и вот, по её шкуре и крыльям уже бегают жаркие, беспокойные огоньки. Единственное защитное заклинание, которое знала Антраварра: знала не очень хорошо, но привыкла к нему настолько, что обращалась к нему уже совершенно автоматически.

0

10

Смотря на Антраварру, Кайра в самом деле не разделяла её чувств. Просто не могла. Она знала, каково терять членов семьи, друзей, соратников, но дом - нет. Видимо, такой воспитали. С пониманием, что закон суров, но он закон. Придётся вклиниваться в эту созданную задолго до неё систему. Как ни странно, огненных учили и тому, когда стоит остановиться, а когда - идти до конца. У Антраварры была бы масса доводов в оправдание, если бы это был открытый бой - никто мог даже не заметить, что одна самка решила самоуправствовать. Здесь же спихивание на стечение обстоятельств, на то, что вон тот дурак первый начал. Детский сад, честное слово. Крылья сами туда понесли, лапа сама махнула. Вас не ураганом туда занесло. Кто из вас двоих управляет твоим телом: ты или случайность? Решила творить добро и справедливость, навести порядок - твори хоть не через жопу. Восстановление справедливости легло на одну чашу, жизнь того воина - на другую, и мастерица ещё не довольна, что за такое преступление её судят так сурово. В самом деле чудо, что не казнили. Уже за это стоит быть благодарной, но голос глупой и беспочвенной обиды мешает драконице понять - она не контролировала ту ситуацию вообще. Это был благородный порыв, не подкреплённый хотя бы малейшей работой мозга. Герой-одиночка на звезданутой тяге понёсся, не оценив ситуацию, поздно поняв, что словами собрата не удержать, и в одиночку же решив, что сдюжит. Облом. Неудача. Провал. Много на себя взяла. Кто ей дал право применять суровые меры и доводить дело до конца, отправляя воина в Серый Плен? Сама себе дала. Сама дала, сама оправдалась перед собой, вот только есть суд иной. И здешние судьи видят картину совершенно иначе, причём не безосновательно.
Увидев как бы нехотя чуть развернувшиеся крылья и взгляд, которым Варра пронзила её, прекрасно поняв, что с ней сейчас сделают, огненная едва удержалась от того, чтобы закатить глаза. Новость о ношении такого знака, похоже, обдала душу бывшей состайницы холодком. Ей была противна сама мысль о позорном клейме. Это заставило огненную применить заклинание, выставленное щитом. Магесса без особого интереса оглядела заслон из искорок, отметив, что для воина недурно, хотя магу Мори бы за такую неуклюжесть всыпала. Слова отчаяния новоявленной одиночки Выжигательница тоже прекрасно услышала, но осталась тверда, хотя тень раздражения и легла на морду пламенной. Девочка, ты серьёзно хочешь сейчас потягаться с Архонтом Контуберии Душа Огня? Мало того, что физически, даже без усиливающего артефакта, Алая была сильнее Антраварры, опытнее в силу прожитых лет и пережитых столкновений с самыми разными существами, так ещё и магом, который может её скрутить, даже не прикасаясь к ней.
- Ты сама себя всего лишила. Теперь расплачиваешься за содеянное - кровь твоего собрата должна лечь на твои крылья клеймом позора и напоминания длинною в твою жизнь. Это не просьба.
Драконица снова начала подходить сбоку. Магии Антраварры не хватит, чтобы полностью отменить действие заклинания мастера Огня. Не хочет носить клеймо, сделанное с помощью стихийного дыхания? Кайра ей "украсит" крылья с помощью заклинания, не проблема. Так как мастерица всё ещё не пыталась сбежать или атаковать, то и Мори не торопилась её обездвиживать или вырубать. Если изгнанница встанет спокойно и смирно, переживёт так же экзекуцию, то уйдёт целой. Хочется побороться за этот момент приговора - дело её. Гордость или смирение. Разумность или эмоциональность. Нелёгкий выбор для многих драконов, но сейчас от поведения этой самки зависело, уйдёт ли она из стаи на своих двоих, собрав поклажу, или её вышвырнут, словно мешок с объедками, на границе, следом бросив то, что найдут и соберут в её пещере. Никто церемониться был не намерен.

+3

11

Сквозь призму гнева, через то и дело мелькающие перед взглядом искорки волшебного пламени, Антраварра видела, что Советница ничуть не напряглась. Ещё бы, зачем? Перед ней ведь теперь даже не состайница. Всего лишь одиночка, которой требовалось дать последний урок перед тем, как выпроводить взашей с земель стаи. А тот факт, что она не слишком горела желанием получить этот урок, не имел никакого значения: ведь Кайравамори старше, опытнее… И, в конце концов, при своих драгоценных артефактах. Что для неё жалкая воительница, по совместительству кузнец? Плюнуть и растереть. Ни доспехов, ни артефактов… Ничего, что могло бы помочь в бою с превосходящим по силе противником. А значит, можно с серьёзной миной прочитать очередную лекцию и ждать, пока та образумится.
– Засунь свои нравоучения себе в задницу – яростно прошипела Антраварра, по-прежнему не стремясь подставлять драконессе уязвимый бок. Но… В самом деле, у неё нет никаких шансов победить в этой битве. Её просто скрутят, и сделают всё насильно, куда больней и обидней. Краем глаза огненная отметила, что картиной заинтересовались и стоявшие в почтенном отдалении конвоиры, готовые в случае чего прийти на помощь своей начальнице. Ещё лучше, три против одной. Скрипнув зубами, она рассеяла заклинание, обращая в ничто пляшущие по шкуре огоньки, заставляя их вновь вернуться в небытие. Идиотка. Позволила ярости взять верх над разумом, дала противнику знать о своих намерениях. Глупо. Лишь дурак влезет в бой, в котором не сможет победить. Оставалось лишь опустить морду и…
Погодите. Разве кто-то сказал хоть слово о капитуляции?
Полурасправленные крылья вдруг совершили резкий взмах, бросая Антраварру вперёд, прямиком на бывшую состайницу. Кайра ей чем-то даже нравилась. Убеждённость в правоте, незамутненность суждений… Она была по-своему права во всём случившемся, и огненная не испытывала к ней ни презрения, ни ненависти. Разве что лишь некоторую злобу, соизмеримую по силе с лесным пожаром.
Она хотела запятнать мои крылья!!!
Быть может, в иной ситуации они бы и стали подругами. Не самыми лучшими, но подругами. Но это было там, в других мирах, где Антраварра никогда не убивала своих и не шла за это под трибунал. Сейчас они были по разную сторону баррикад, и действовать приходилось соответствующе. В последний миг драконесса чуть сменила вектор рывка, чтобы сильно толкнуть Кайру боком: таран оставил бы их обоих тесно сплетёнными и неподвижными, а этого ей хотелось меньше всего. Бежать! Прочь от позора, от унизительной экзекуции! Не оставался без дела и длинный гибкий хвост пламенной: то, что осталось от почвы леса Тан, было щедро присыпано пеплом и сажей, готовой подняться ввысь от малейшего движения. А в движении недостатка не было: извивы хвоста поднимали серебристо-чёрные клубы пыли – для того, чтобы крылья Антраварры могли раздуть их ещё сильнее. Дезориентировать Советницу, взлететь и держаться над самыми верхушками сгоревших деревьев: антрацитовые столбы с удовольствием поймают любое материальное заклинание, да и визуальному контакту не слишком помогут. А затем, когда она будет уже в воздухе, можно будет продумать следующую часть плана.

+1

12

Нет, всё-таки не по-хорошему, всё-таки насильно. Глупые юнцы. Смелые только изрыгать оскорбления и отправлять на тот свет невменяемых, а потом сопли свои добродетельные тут по бумагам размазывают да в уши начальству льют, видимо, в самом деле веруя, что эта хрень способна стать достойной причиной содеянного и оправданием их идиотизма. Да вы никак дурью обкурились, господа. Либо живёте в своём манямирке розовых пони и радуги, где победили моралфаги и высоконравственные тюфяки.
На самом деле Алая могла понять, что такое, когда взыгрывает гордость. Уйти непобеждённой, потому что не сдалась, побороться за то, что осталось от воинской чести. Это и было настоящим бойцовским духом... и настоящей тупостью в нынешних обстоятельствах. Даже без артефактов драконица, мягко говоря, превосходила оппонентку по всем параметрам, потому шансов на победу у той было не много. И не потому что где-то рядом ошивались конвоиры, им Советница как раз послала по ментальной связи короткое и безоговорочное "сама справлюсь", красноречиво давая понять, что им запрещено вмешиваться. Втроём на одного - это не спортивно. А Советница любила и уважала хорошую честную драку. Сейчас увидим, кто и чего стоит - на деле.
- Трепись меньше. - в ответ выплюнула Выжигательница, принимая боевую стойку. Как бы сейчас в заднице у самой мастерицы не оказалось что-нибудь, вроде одной из коряг, торчащих здесь из земли куда ни глянь.
Ну раз уж дело дошло до лапоприкладства - долой пустозвонство. Оскалившись, драконица использовала тиски разума, чтобы действия противницы были менее точны и продуманны, а затем выстрелила по цели огненным дыханием, дабы минимизировать ущерб, если Антраваррра будет её всерьёз атаковать. Самовоспламенилась, чтобы даже малейшее касание алой чешуи вызывало ожоги. Ковательница ведь воин - эти ребята любят тесное взаимодействие. Потому сделать его задачей максимально сложной и болезненной в случае упорствования - первостепенное дело. Огненным, конечно, легче переносить воздействие пламени, тем не менее, даже им он способен нанести урон. Ко всему крылатая ещё отпрыгнула назад - чтобы мастерице было сложнее её задеть из-за увеличившегося расстояния. Помогая себе раскрывшимися крыльями, которые мощными хлопками создали подспорье боевой магессе, чтобы пятиться, приподнимая переднюю часть её туловища и заодно гоня воздушные потоки вперёд, что тоже могло отклонить те же листья.
Если Антраваррра рассчитывает после наезда сбежать, взлетев и уйдя на одной скорости, то пусть попробует. Ни к чему комментариями убивать последнюю надежду. Возможно, сегодня придёт конец не только ей, но и обладателю. Ведь, как верно заметила в своих соображениях изгнанница - в стае она теперь никто. И формально за её убийство, особенно в ходе поимки уклоняющейся от кары, Кайре ничего не будет.

Список артефактов, которые сейчас есть у Кайравамори

1, Цепь ариандра;
2. Плеть Руэны;
3. Амулет Хамелеона;
4. Танец Теней

Отредактировано Кайравамори (13 Окт 2018 20:07:30)

+1

13

[h1]Ход 1[/h1]
"Нынешнего сражения. Вероятность помереть в данном бою, на ваше счастье, аннулирована."

Мастерский расчёт

Активные действия:
Антраварра: Ловкость, С-Бонус [возможное противодействие]
Кайравамори: Тиски разума, Огненная броня, Сила, Ловкость х2
Итог:
Антраварра: Выносливость -5
Кайравамори: Выносливость -15, Мана -15

1. Действие единичное

Антраварра
Сила-Бонусом - 16
Л-Надбавка - 4.67
Дайс - 4
24.67

Кайравамори
Магия - 23
Броня - 8
Тиски-Надбавка - 3.5
С-Надбавка - 6
Л-Надбавка х2 - 8.67
Дайс - 8
57.17

57.17-24.67=32.5

Доля угнетения 11.5+3.5+4=19, что составляет 19/57.17*100=33.23%, что от разницы 33.23*32.5/100=10.8.
Маг.Защита - 1.8.
9 ед непрямого угнетающего урона.
Степень успешности - средняя.
Вложенные силы - (23+7)/4=7.5.
Согласно таблице: 3 ед. штрафа на 3 хода.

Доля прямого урона 6+8.67+4=18.67, что составляет 18.67/57.17*100=32.66%, что от разницы 32.66*32.5/100=10.61.
Физ.Защита - 3.2. +1 от навыка. +2 к родной стихии.
4.41 ==> 441 ед. урона.

Активные навыки:

Антраварра
• На постоянной основе +1 к базовой физической защите.
• За один ход, не совершая физических действий, может восстановить 3 ед. выносливости вместо 1 ед.

Кайравамори
• На постоянной основе +1 к базовой магической защите.

Действия артефактов:
--

Откат:

Антраварра
Постоянный: 0%
Накопленный: 0%
Списанный: 0%
Итого: 0%
Дайс: не бросается

Кайравамори
Постоянный: 0%
Накопленный: +2%
Списанный: 0%
Итого: 2%
Дайс: 81

Случайный эффект:
Вероятность эффекта Антраварра | Кайравамори:
а) Да - чётное
б) Нет - нечётное
Дайс - 3 | 6
Применяется вариант б) | а)
Количество возможных случайных эффектов для Кайравамори:
а) 1
б) 2
в) 3
г) 4
Дайс - 1
Применяется вариант а)
Характер случайных эффектов:
а) Чётное - положительный
б) Нечётное - отрицательный
Дайс - 5
Применяется порядок а-а-б
Итог: один отрицательный эффект для Кайравамори

Применено эффектов: 0.
Вероятность: 1 из 20
Расчёт вероятности для данного хода:
Активный диапазон - 1-1.
Дайс - 9. Эффект (не) применяется.

[h1]Итог[/h1]
Тиски бьют по разуму Антраварры, из-за чего она теряет контроль над своим телом. И не только не влетает в Кайравамори, не сшибает её, но ещё и не поднимается в воздух, будучи не способной улететь вверх из-за потери ориентации. Магия давит на психику, заставляя терять контроль, из-за чего тело будто бы не подчиняется драконессе, что ещё в ближайшее время скажется на любых её действиях. Но и сейчас это имеет эффект. Атака сбилась, попытка уйти с линии огня, первоначально ею же и организованной, тоже. Антраварра попадает под залп стихийного дыхания Советницы, получая 441 ед. урона.

Общий показатель Антраварры будет снижен на 3 ед. ещё 3 хода.
[h1]Шкала[/h1]

Антраварра

Мана 90/90
Выносливость 145/150
ЖС 4 359 / 4 800  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Кайравамори

Мана 215/230
Выносливость 140/155
ЖС 5 400 / 5 400  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Ход Кайравамори

+2

14

Как только Антраварра оказала сопротивление, конвоиры полностью развернулись к обеим огненным. Один даже ткнул в бок другого, шепнув что-то. Наверное, обсуждают, что стали единственными зрителями потасовки таких горячих дам. Само собой, мастерице не дадут сбежать из стаи без наказания. В принципе не дадут. Но полученный приказ от Алой оба исполнили без обсуждений и недовольства. Во-первых, Советнице перечить - себе дороже, а во-вторых, она прекрасно справится сама. Да и парочка была совсем не против побыть наблюдателями и даже сделать ставки, кто кого и за какое время. Небось, потом ещё будут всем болтать, какой эпичный махач видели своими глазами, ещё и преукрасят, что драконицы тут половину Тана выжгли и переломали. Пусть их - Кайра вступила в кофликт не на потеху. К новой должности самка относилась более чем серьёзно и намерена была проявить себя на ней самым лучшим образом. В том числе и в делах, подобных этому.
Драконица всё же надеялась, что Антраварра, получив по своей шкуре заряд пламени, причём ещё не самый мощный, угомонится или хотя бы осознает, что дальнейшее сопротивление бесполезно и может завести её в такую задницу, из которой потом выбираться -
только через лазарет. Хотя кто ж будет держать там огненную без метки? А это значит что либо Варра уматывает на Ничейные земли с клеймом и целая, если хватит мозгов заткнуться и молча протянуть крылья, либо вся избитая и с переломанными костями, но с тем же итогом. На целителя мастерица была не очень похожа, и её способность выходить саму себя Мори, мягко говоря, ставила под сомнение. Уже сейчас зарядом тисков разума противница была дезориентирована и никуда не улетела. А здесь покамест скрыться негде. Защитное заклинание Кайравамори сняла и тут же потратила магические силы на то, чтобы вырастить прямо из земли две огненные плети, которые устремились к мастерице, пытаясь обвиться вокруг передних лап драконицы, обжигая и крепко держа. Куда ты, голубушка? Куда ты, ретивая? Покалечишься же, обожжёшься, обдерёшься вся. Стой спокойно, и больно будет лишь немного - пока выжигаются рисунки.
- Не дури. Остановись. - драконица решила открыть в портал, намереваясь приземлиться на спину дезориентированной и, как она надеялась, зафиксированной Антраварре, чтобы навалиться всем весом, уже когтями всех четырёх лап пригвождая её, хвостом обвив её собственный хвост, чтобы даже не помышляла им пытаться отхлестать Советницу. А зубы устремились к шее, прямо рядом с рогами. Воины любят пыхать огненным дыханием - пусть пыхает в землю, мордой туда уткнувшись, потому как Выжигательница не пыталась повернуть шею оппонентки до щелчка, но держала крепко, вонзив зубы и с силой давя на неё, чтобы самка в самом деле ткнулась носом в пыль.
Не нравится? Варварство и несправедливость? Так ты не в сказке живёшь, родная. Ты живёшь в месте со своими устоями, а их нарушение всегда может сказатьчя на тебе, как бы ты там себя ни оправдывала. Если бы мы судили себя сами - всё было бы значительно проще. Или, напротив, сложнее, потому что объективно судить себя может не каждый. Зато и наказание сам себе выбираешь, никакого насилия со стороны. Увы, это не наш случай.

+2

15

Маг Разума – хуже пидораса.
Нет, серьёзно. Антраварра, будучи воином, вообще не слишком жаловала магов, в особенности – когда те оказывались её противниками. Ты ещё не успел приблизиться на дистанцию даже стихийного дыхания – не говоря уже об атаке когтями и зубами – а этот ублюдок в тебя уже влепил пару заклинаний из своего арсенала. А то и, сволочь, дополнительно дистанцию нарастил. Одна радость: в контактном бою эти знатоки волшбы очень быстро теряли свой гонор, а вместе с ним – и саму жизнь. Проблемой оставалось лишь до них добраться.
Но особым родом мудаков оставались даже не пространственники, способные порталом тебе отрезать полтела, нет – главными мразями оставались любители пошариться в чужой черепушке. Во имя Звёздной,  они, в теории, могли обратить против тебя твоего же союзника, сломив его волю! Что за ублюдство-то, а? Вот и сейчас… Быть может, Антраварре следовало винить лишь себя и свою поспешность: стоило чуть подольше изобразить покорность, и нанести удар, когда Советница чуть умерит свою подозрительность. А может, дело было в том, что эта паскуда просто взяла и прочитала её мысли. Во втором варианте развития событий особо убеждал тот факт, что Кайра внезапно взбунтовавшейся изгнаннице подбросила ещё и невесёлых дум. Мир перед глазами огненной плыл, терял свои очертания, словно что-то – или кто-то – прикрывало ладонью её глаза и уши, изолируя порядком отяжелевший мозг от тела. Сука! В последний раз Антраварра себя так чувствовала, когда сдуру ввязалась в соревнование «кто кого перепьёт» с каким-то земляным драконом. Дело кончилось благородной ничьёй, но голова на следующее утро… Ух-х-х, лучше не вспоминать. Тем более, сейчас.
Всё шло через жопу. Из-за этой сраной магии, ей не удалось ни ошеломить Советницу, ни уйти из-под атаки, ни взлететь толком. Вообще, совершенно нулевой результат. С тем же успехом можно было подойти и хренакнуться головой со всей дури о ближайший ствол дерева, под ошалелые взгляды и противницы, и двух наблюдателей. Но сдаваться так просто Антраварра не намеревалась. Ведь, в конце-то концов, даже из такой неудачной атаки оставалась возможность извлечь хоть что-то полезное. В частности, драконица сменила своё положение и теперь оказалась куда ближе к обугленным великим пламенем стволам деревьев, что, согласно первоначальному плану, должны были послужить защитой. План провалился… Но оставалась возможность адаптироваться к сложившейся ситуации. Антраварра, стремясь не терять ни секунды, скользнула прямиком за ствол обгорелого дерева, помещая эту преграду меж собой и Советницей. Не стоит недооценивать пользу укрытий. Отсутствие визуального контакта определённо должно несколько помешать Кайре продолжать вершить святое правосудие, хоть ненадолго.
Останки леса. Жар лавы и раскалённого воздуха испил из них всю влагу до конца, оставив лишь уродливые угольные столбы да обломки… Которые вполне себе могли гореть. Особенно если как следует постараться. Стараясь не терять ни мгновения времени, Антраварра плюнула в ближайшее обгоревшее дерево стихийным дыханием. Загорись! Определённо, стоило бы дыхнуть и на Советницу, чтобы хоть как-то ей помешать, но драконесса не могла себе позволить рисковать. От того, получится ли ей поджечь угольную колонну, слишком многое зависело.
Пламя горящего угля слишком чисто. Оно оставляет лишь тонкий полупрозрачный белый дым, совершенно не устраивающий Антраварру. Потребовалось ещё одно отчаянное магическое усилие, в которое она вложила всю силу, чтобы попытаться это изменить и заставить обугленное дерево гореть тяжёлым, коптящим пламенем, оставляющим жирные чёрные клубы дыма, что совершенно скрывали всё за собой. Должны были они скрыть и огненную драконицу: благо, их источник был совсем уж близко, а ветер играл на руку её. Если Кайра её таки увидит и будет атаковать сверху – у неё останутся все шансы нанизаться на ствол. А если не увидит, то, скорее всего решит, будто изгнанница решила сбежать, пользуясь дымовой завесой, и пойдёт искать дальше по ходу движения облака. Тыл прикрыт, верх прикрыт – к обороне готова.

+1

16

[h1]Ход 2[/h1]
"..."

Мастерский расчёт

Активные действия:
Антраварра: Ловкость [возможное противодействие], Сила [на риск возгорания], Трансформация пламени х3
Кайравамори: Плеть огня х2, Портал, Сила х2, Сила^, С-Бонус
Итог:
Антраварра: Выносливость -10, Мана -21
Кайравамори: Выносливость -12, Мана -24

0. Риск возгорания
По всем совокупным параметрам возгорание заочно гарантируется (в теории)

1. Действие

Антраварра
Сила - 16
Л-Надбавка - 4.67
М-Надбавка - 3
Трансформация - 7
Трансформация-Надбавка х2 - 7
Дайс - 2
39.67
-3 от угнетения
36.67

Кайравамори
Магия - 23
Плеть - 8
Плеть-Надбавка - 4
Портал-Надбавка - 4
С-Надбавка х3 - 18
С-Бонус - 6
Дайс - 6
69

69-36.67=32.33

Доля урона 23+8+4+4+18+3=60, что составляет 60/69*100=86.96%, что от разницы 86.96*32.33/100=28.11.
Противодействие от преграды на местности - 3.
25.11.
Маг.Защита - 1.8. +2 к родной стихии. Физ.Защита - 1.4.
19.91 ==> 1991 ед. урона.

Активные навыки:

Антраварра
• На постоянной основе +1 к базовой физической защите.
• За один ход, не совершая физических действий, может восстановить 3 ед. выносливости вместо 1 ед.

Кайравамори
• На постоянной основе +1 к базовой магической защите.

Действия артефактов:
--

Откат:

Антраварра
Постоянный: 0%
Накопленный: +2%
Списанный: 0%
Итого: 2%
Дайс: 25

Кайравамори
Постоянный: 0%
Накопленный: +3%
Списанный: 0%
Итого: 5%
Дайс: 77

Случайный эффект:
Вероятность эффекта Антраварра | Кайравамори:
а) Да - чётное
б) Нет - нечётное
Дайс - 3 | 6
Применяется вариант б) | а)
Количество возможных случайных эффектов для Кайравамори:
а) 1
б) 2
в) 3
г) 4
Дайс - 1
Применяется вариант а)
Характер случайных эффектов:
а) Чётное - положительный
б) Нечётное - отрицательный
Дайс - 5
Применяется порядок а-а-б
Итог: один отрицательный эффект для Кайравамори

Применено эффектов: 0.
Вероятность: 2 из 20
Расчёт вероятности для данного хода:
Активный диапазон - 1-2.
Дайс - 3. Эффект не применяется.

[h1]Итог[/h1]
Ой, как больно. Как больно! Антраварра едва ли успевает броситься за ближайшее дерево, но мощные огненные плети Кайравамори почти "срезают" сухой ствол и достают изгнанницу, оплетая её передние лапы. Плеть жжётся и сжигает плоть. Пахнет палёным мяском.
Зафиксированная в таком положении, Антраварра не может никуда деться, она промахивается по другому дереву, её заклинание срывается. А сверху всей своей тушей падает Советница, прижав соперницу к земле, вонзив когти ей в плоть, перетянув хвост и впиваясь зубами. Антраварра получает 1991 ед. урона.

Общий показатель Антраварры будет снижен на 3 ед. ещё 2 хода.
[h1]Шкала[/h1]

Антраварра

Мана 69/90
Выносливость 135/150
ЖС 2 548 / 4 800  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Кайравамори

Мана 191/230
Выносливость 128/155
ЖС 5 400 / 5 400  ▌▌▌▌▌▌▌▌▌▌


Ход Антраварры

+1

17

К обороне готова… А, хер там плавал. Всё шло через жопу с самого начала. Антраварра знала, что в открытом бою с Советницей у неё шансов очень и очень мало. Всё, на что она надеялась – это ошеломить её, дезориентировать, получить то жизненно важное тактическое преимущество перед более сильным противником. Быть может, для того требовались более решительные меры, более жёсткие – но огненной уже хватило одного убитого состайника. Хватит. Пускай она теперь лишь изгнанница, жалкая одиночка, которой не суждено более приобщиться к чему-то большему, она не забыла и никогда не забудет свою жизнь в стае. То самое чувство родства, пускай и не кровного, но оттого не менее сильного. Оставить Кайре пару ушибов? Да пожалуйста. Опалить шкуру пламенем, нанести увечье? Не в этот раз. Всё, что хотела Антраварра – это спасти остатки чести, воспрепятствовать наложению позорного клейма, изобличавшего в ней изменницу. Предательницу.
Но и с этим, похоже, не вышло. Советница была куда сильнее, чем думала драконица. Скрывшись за деревом, огненная ощутила себя в некоторой безопасности. Хоть какое-то убежище. Возможность перевести дух перед следующим ходом. Там, где ещё недавно находилась Антраварра, над землёй расцветали огненные плети, жадно пытаясь дотянуться до жертвы, скрывшейся в укрытии… Ненадёжном укрытии.
Пламенные хлысты прорезали уголь, словно его и не было. Вот жёлтый росчерк плясал где-то среди камней, и вот он уже здесь, обвивается вокруг лап огненной, причиняя мучительную боль. Несмотря на все тренировки ей не удалось удержать долгого, с трудом задушенного в зародыше стона. Вот ведь тварь. Сколько времени после этого будут сходить ожоги? Трудно сказать. Тем более, что она ни разу не лекарь. Лишь кузнец пополам с воином. Проклятье… Нужно хотя бы поставить дымовую завесу…
Не срослось. Что там было насчёт магов Разума? Вот-вот. Огненный язык, вырвавшийся из глотки Антраварры, ушёл куда-то в дальние края, не поджигая ничего и никого. А нет огня – значит, нет и дыма, свойства которого можно было бы изменить. Приплыли. И тут, словно желая окончательно разрушить все надежды драконессы, упало и дерево, что должно было служить ей укрытием. Огненные плети подкосили его начисто, перерубив сразу в нескольких местах. В этих обстоятельствах ничуть не удивительным финалом оказалось внезапное давление сверху, вжимающее её прямиком мордой в жирный пепел, что так щедро усеивал эти выжженные земли. За болью в лапах почти незамеченными оказались уколы острых когтей, прорывающих плотную чешую. Антраварра взрыкнула – отчаянно, словно пойманный в ловушку зверь, попыталась скинуть Советницу со спины… И затихла, убедившись в своём бессилии. Грёбаное заклинание. Грёбаная разница в возрасте и силе. Неудачи валились на неё одна за другой, ещё с того памятного дня на Элтене, и конца им не было видно.
– Знаешь… Я хотя бы попыталась – выдавила из себя драконесса, констатируя своё поражение. В голосе не осталось ни ярости, ни отчаяния. Только лишь опустошённость и некое безразличие к тому, что будет потом. Хотелось бы верить, что хотя бы Кайравамори получила свою порцию веселья, скручивая не слишком ретивую преступницу. Быть может, после прошлого раза она и не поверит в капитуляцию Антраварры, но та и в самом деле совершенно исчерпала свои резервы. Не так много ситуаций, в которых сопротивление ни к чему не приведёт – но сейчас приключилась как раз одна из них.

+1

18

Получив ещё порцию "добра и понимания", Антраварра ещё какое-то время пыталась рыпаться, но потом затихла. Магесса приготовилась отражать какую-нибудь гадость - воительница ведь ясно дала понять, что сделает всё, чтобы её не заклеймили, потому Кайра ожидала продолжания схватки, не отпуская шею противницы и хвост, а так же вцепившись в её шкуру когтями сильнее, ведь, скорее всего, контрдействия будут направлены на то, чтобы Выжигательница свалила с тушки кузнечных дел мастерицы и прекратила ею подметать пепел в Тане. Однако то ли огненная не знала, что предпринять, то ли прислушалась к словам Кайравамори. Ну или к голосу разума.
"Попыталась она..."
Сняла с себя звание безропотной овцы, чуток подёргавшись с Советницей в бою, который мог стоить ей отнюдь не ожогов, а хотя бы и переломов. Если где-то на Ничейных землях у Варры не запрятан под камушком личный лекарь, то такой оборот сделал бы начинающуюся одиночную жизнь огненной очень несладкой. Неспособный сражаться дракон - уязвимый дракон. Корм для мантикор.
А что бы сделала ты, Кайра? Да, разумеется, Советнице было сложно представить себя на месте Антраварры. По многим причинам. Но драконица не могла отрицать - случается всякое. Никто не застрахован. И Алая не знала, как в точности бы себя повела. Тоже зависело от того, что произошло и как. И как бы Выжигательница судила саму себя, хотя при осуждении Главой или кем-то из высших чинов собственное отношение к содеянному редко вносит коррективы в наказание, зато диктует поведение - отстаивать себя или признаться, что накосячил. Однако в любом случае ношение клейма - знак позора, и мало кто при встрече будет копать историю такого дракона. Это просто преступник. Наверняка и магессе была бы противна сама мысль быть помеченой. Даже если заслуженно.
Медленно выдохнув, драконица сковала тело оппонентки Цепью Ариандра, тем самым лишив способности шевелиться на ближайшее время. Теперь мастерица могла лишь выдохнуть стихийное дыхание и что-то наколдовать, но не сбежать. Всё верно, Мори не доверяла новоявленной одиночке. С чего бы?
Огненная немедленно сошла на землю с тела Антраварры и обошла её, становясь по правый бок.
- Слушай внимательно. В ближайщие минуты твоё тело полностью сковано, это позволит мне с меньшими проблемами завершить процесс изгнания. Если ты выстрелишь в меня пламенем или начнёшь колдовать - я тебя вырублю, и не гарантирую, что все твои кости останутся целыми. Я понятно объясняю?
Хмурясь, аметистоглазая развернула крыло воительницы, возле которого стояла, намагичила себе огненный наконечник на хвосте, сделав остриё максимально тонким, и принялась выводить на перепонке, забрав повыше, ибо края крыльев имеют свойство рваться, знак позора, уродуя крылья, чтобы точно остался заметный шрам и очертания изображённого были узнаваемы. Это больно, это не быстро. И неказистый рубец потом сможет свести разве что мастер Исцеления, но среди одиночек таких было весьма не много и они были хорошо известны, ибо если драконы, живущие вне стаи, не могут залечить себя сами в некоторых наиболее тяжёлых случаях, то больше податься им не к кому, кроме таких умельцев, - стайные редко приходят на помощь, особенно тёмноальянсовские. А у Варры ещё и из-за характера тяжёлого вряд ли выйдет сторговаться с кем-то таким. Плюс любой из мастеров-лекарей Ничейных земель очень рисковал, если метка пропадёт. Таких изгнанников было не много, и все имена вписывались, чтобы стая помнила своих "героев". Если такой дракон встретится кому-то из огненных, знающих о том, что это клеймлённый, но не увидит знака - это значит, что какой-то отбитый рискнул избавить от него преступника. За что может закономерно поплатиться, ибо кого попало таким образом не изгоняют.

+1

19

Восстановлена прежняя очерёдность ходов. Очередь переходит к Антраварре.

0

20

Отказаться от борьбы, сдаться на милость Советницы было совсем нелегко. Это шло вразрез со всеми привычками, со всем опытом воина: всё-таки, обожжённые лапы – это ещё не конец света. Антраварра ощущала в себе силы продолжать это сражение, и даже в столь невыгодном положении у неё оставались некоторые возможности, кое-какая свобода действий. Например, она могла бы поставить огненный щит, который при столь тесном контакте неизбежно доставил бы Кайре неприятностей. Такое обстоятельство наверняка бы заставило её ослабить хватку, чем бы и воспользовалась изгнанница. Всё вернулось бы на круги своя… В теории. И хотя неумолчное пламя в душе гнало огненную вперёд, кричало ей «действуй, пока не поздно», разум подсказывал совсем другие вещи, притом совершенно неутешительные. Заклинание, наложенное Советницей, уже успело запороть на корню сразу два манёвра Антраварры. Каковы шансы, что в её задумке, простой, но способной провалиться от одного неудачного действия, вновь не возникнет зияющий провал, вызванный, хотя бы, невозможностью призвать щит? А даже если произойдёт чудо и всё удастся – что дальше? Статус-кво? Как пару мгновений назад, когда они стояли друг напротив друга, готовые ко всему? Да, почти… Если не считать того факта, что Кайравамори свежа, как огурчик, а её соперница уже получила чувствительные раны, да и магический размер заметно исчерпала. Что тогда? Надеяться на удачу? Глупо. А в данных обстоятельствах, подобная глупость может быть смертельной. Этакий экстравагантный способ самоубийства. Конечно, можно было начать горестно стенать, говорить, что без стаи ей жизнь не мила, что уж лучше смерть… да вот только это было бы откровенной ложью. Да, горько. Да, больно и обидно. Терять разом всех близких, всех друзей, всё прошлое. Да вот только Антраварра не жила прошлым. Она жила настоящим. И хотя чувство тоски уже сейчас сковывала всё её существо, драконесса понимала: переживёт. Переживёт, проживёт и выживет. Особенно если не будет бросаться грудью на огненные плети. Отдельной проблемой оставалось лишь клеймо, эта мерзкая и отвратительная традиция, словно призванная растоптать чувство собственного достоинства изгнанника. Мысль, что такой след останется на её крыльях, сводил с ума. Но надо было перетерпеть. Потому что альтернатив оставалось не так много.
Магическая цепь как-то внезапно обернулась вокруг всего тела, сковывая любые движения. Не доверяет. Ещё бы, после маленького представления, что только что произошло… Но, на самом деле, предосторожность совершенно лишняя. Антраварра сдалась – сейчас. Она ненавидела сама себя за это, понимая, что ещё остались силы для сопротивления, но стоило прислушаться к голосу разума. Бессмысленно. Бесполезно. Без внимания она оставила и слова Советницы, устремив равнодушный взгляд вдаль. Как же мерзко чувствовать себя бессильной что-либо сделать. Она может сейчас воспротивиться, может сократить мышцы и вырвать своё крыло из цепкой хватки Кайры… Но что это ей даст? Лишь отсрочку и пару ушибов. Драконица лежала без движения, лишь один раз слегка вздрогнув от прикосновения раскалённой иглы к перепонке. Больно, можно даже сказать – мучительно больно. Но она привыкла к такой боли. Единственное, что не давало покоя – это ширящаяся, кровоточащая рана в душе. Не было сожаления: она сделала, что считала нужным. Не осталось ни гнева, ни уж тем более ненависти: Советница делала то, что считала нужным. То, что была обязана делать, нравится ей это или нет. Всё-таки, они во многом похожи: наверное, случись так, что роли бы сменились – и ситуация осталась бы точно такой же. Лишь пустота, отчаяние, чувство невыносимой утраты… Что ей делать в изгнании? Сеарив, уже знакомые места… Что она там будет делать, искать Инферуса по старой памяти? Сдалась ему изгнанница, пусть и прежняя ученица. Кто я, где я, куда я…

+2

21

Мастерица верно подумала - это было просто работой. Необходимостью, не особо приятной Кайре. Вопреки расхожему мнению, Алая не любила "драку не важно с кем". Боевых товарищей драконица ценила и прикрывала. Не только членов своей Контуберии и друзей с учениками, но и всех, кто, как и она, любили свой дом, защищали его, верили своему Главе и без колебаний шли проливать кровь - свою и чужую - коль на то воля Пламенного. Кайра видела, что Антраварре совсем не легко принять свою новую участь. И хотя Советнице было не в тягость исполнять эту обязанность, её не мучила совесть, не дрожали лапы - после стольких боёв её вообще очень сложно вогнать в такое шоковое состояние, но и удовольствия не было, как при ведении боевых действий. Она только что словно избила птенца. Условно, конечно. Варра могла составить ей конкуренцию, но, по совести, самки сейчас и не дрались толком - одна хотела сбежать и защититься, вторая не позволила и обездвижила, а теперь рисунки выжигает вот.
Как только с одним крылом было покончено, Советница обошла тушку мастерицы снова и взялась за второе - по тому же принципу. Заклинания обезболивания магесса не знала, а если бы и знала, то по идее облегчение участи преступника не предполагается при унизительной экзекуции. Через пару-тройку минут огненное шило перестало скользить по мембране, на которой теперь выделялись неприятного вида ожоги. А ещё пахло палёной плотью.
Цепь моментально соскользнула с тела Антраварры, вернувшись к владелице, которая снова встала насупротив одиночки, смотря на неё не безразлично, но совершенно спокойно - без ненависти или злобы. Нет, своими действиями изгнанница не нажила здесь врага, зато магесса оценила стойкость самки и желание бороться, пусть в последний момент разум и взял верх над гордостью и стремлением уйти непобеждённой.
- Тебе даётся час на то, чтобы взять с собой всё необходимое. После этого конвоиры проводят тебя до границы. - сказано было довольно сухо и формально. А чего вы ждали? Дружеского похлопывания по спине и, мол, "не вешай нос, не в одной стае жизнь течёт"? Кайра не была утешителем - если и ободряла, то грубо. В духе "не ной, тряпка". Но Варре не было сказано и этого, просто потому что мастерица и не ныла.
Жестом Советница подозвала парочку, которая всё это время стояла в стороне, но бурно жестикулировала и переговаривалась. Им не хватало ведёрка жареных оленьих ножек и запивона - вот она, благодарная публика. При исполнении, однако. Смерив зевак строгим взглядом, Алая отдала приказ сопроводить изгнанницу до её жилища и рядом с оным дождаться, пока Антраварра не станет готова выдвигаться. Про то, что максимум времени - час, тоже сказала. И так же быстро и легко, как появилась, Мори исчезла в портале, оставляя дальнейшее перемещение Варры на совести тех, кого к ней приставили.
Этот час был занят бумагами, всякой писаниной, от которой лапы ныли хлеще, чем если молотить противника, гудели виски и тексты плыли перед глазами. Единственный минус этой работы. Сраная. Макулатура. Под конец самка просто отложила очередную стопку в нишу на столе, где гласило "не отработано". Как раз в этот момент ей пришло ментальное сообщение, что парочка отправилась провожать изгнанницу в последний санкционированный путь по Пламенным землям. Ну, вот и всё. Потом по факту ей отчитаются, что драконица улетела, а уж Кайра доложится Духу Огня, что разбирательство закрыто... И всё же. И всё же...
Когтистая лапа быстро нашарила сумку с зельями. И чего там только не было, великие звёзды... Но нужная штука нашлась быстро. Взяв её, Советница открыла портал, уточнив предварительно, к какой части границы ведут Антраварру, и переместилась туда.

+3

22

Какая ирония. Огонь, родной и привычный, покровитель всех огненных драконов, в некоторой степени даровал ей в своё время жизнь. Огонь же открыл глаза Антраварре, заставив её увидеть свой настоящий талант: не выпускать другим драконам кишки в бою, не охотиться на зверьё Огненной земли, но в пламени горна или жаре лавы расплавлять и раскалять металлы, совмещая их, создавая нечто новое, придавая им необходимую форму. А теперь с помощью всё того же Огня Советница выжигала позорное клеймо на втором её крыле, даже не думая остановиться, чтобы дать несчастной изгнаннице время передохнуть от ослепляющей боли. Словно в такт мучительным пульсациям в крыльях, отзывались и сожжённые до мяса лапы. Сожжённые всё тем же Огнём. Забавно… Что же, получается, её предала родная стихия? Нет, конечно же нет. Огонь — это лишь сила. Могучая, изменчивая, но всё-таки равнодушная сила. Было бы глупо считать это предательством, но… Всё равно, забавно. Какие только мысли не приходят в голову, когда пытаешься отвлечься от чувства собственного бессилия, от отчаяния и боли – душевной и телесной поровну. Она не закричит. Воины привыкли терпеть боль и смеяться над выпадающими из распоротого брюха собственными кишками. И хотя дни пребывания Антраварры в стае сочтены, воином и кузнецом она останется до конца своих дней.
Наконец, с этим мерзким ритуалом покончено. Цепь соскользнула быстро, почти нежно скользнув по плотной чешуе огненной, возвращая ей, наконец, свободу. Ту самую свободу, за которую драконица так отчаянно пыталась сражаться пару минут назад. Теперь она уже не казалась столь желанной, столь сладкой. Уйти непобеждённой не вышло – и теперь идти не хотелось вообще. Свобода оказалась на вкус как пепел.
А ну-ка, соберись и подбери сопли. Приспичит нужда – будешь не только пепел, но и угли жрать. В душе Антраварры словно случился раскол: до того цельная и складная, она пела на два голоса. И если в первом голосе, несмотря на горечь, слышалась решимость, второй советовал просто лечь и умереть. Предатель. Паразит. Его стоило задушить в корне, убить немедленно… Ну, или хотя бы лишить сил. Драконесса понимала, что он вернётся в любом случае. Что она потом возненавидит себя за слабость, за сожаление к самой себе, за дурацкие слёзы и истерики. Но выдержать подобный удар судьбы и не пошатнуться – это, пожалуй, слишком тяжёлая задача. Потом. Потом она вернёт своим мыслям целостность. А сейчас надо лишь переступить через себя и действовать. Почти привычный поступок.
Антраварра поднялась на лапы, чувствуя, как трескается обгоревшая плоть, как парой быстрых ручейков сбегает сукровица. Заживёт. Всё заживёт. Коротким кивком подтвердила, что поняла слова Кайры: задерживаться здесь дольше необходимого она и так не слишком хотела. Часа более чем хватит. И, не дожидаясь пока Советница исчезнет в портале, поднялась в воздух. Казалось, крыльевые мембраны горят до сих пор, что огненное заклинание раз за разом повторяет отложившийся уже в памяти узор. М-мать… Так дерьмово она не летала даже птенцом. Сейчас бы схватить за шкирку какого-нибудь лекаря, чтобы дал свою отраву, заглушить боль хотя бы на полчасика. Но нет, приходится терпеть. Терпеть и являть собой зрелище для этих двух идиотов-зевак, что наверняка уже ржали над изгнанницей. Ничтожества. Если после их краткого столкновения Антраварра прониклась чем-то вроде уважения к Кайравамори, то этих двух олухов она теперь просто презирала. Вмазать бы по этой вытянутой харе лапой, да так, чтобы пройтись когтями от рогов до носа… Но, увы. Увы.
Полёт оказался настоящей пыткой. Почти такой же, как осознание того факта, что она видит свой дом в последний раз. Сколько лет драконесса прожила в этом месте? И каждый раз, когда она покидала пещеру надолго, огненная знала: ей есть куда вернуться. И её даже есть кому ждать. А теперь… Теперь всё это отправилось в Бездну. Драгоценный, едва ли не единственный в своём роде корундовый тигель, уже привычный кузнечный молот да кое-какие другие принадлежности, небольшой запас еды и воды. И, конечно же, артефакты. То, что ей так помогло на Элтене. Те вещи, которые она воспринимала уже как часть себя. Серебристые, с алыми полосами набалдашники с хитроумной застёжкой, призванные защитить суставы крыльев… И не только. Огненный шлейф для многих врагов оказывался неожиданным сюрпризом. С щелчком они заняли своё место на теле Антраварры. Сложнее оказалось с наручами: одного прикосновения к металлу хватило, чтобы обожжённая плоть взорвалась болью. Пришлось просто кинуть их в сумку, вместе со всем остальным. Что ещё? Пожалуй, только попрощаться с местом, что так долго служило ей домом. И вновь долгий, изнуряющий полёт до границы, который, казалось, пил саму её кровь…

Она выбрала Сеарив. Пожалуй, последний выбор, который ей дали в стае: выбор границы, где ей дадут пинка под хвост. Но тут всё было достаточно очевидно, на самом деле. Что ещё оставалось? Южное море? Западное море? Смех, да и только. Нет, Антраварра, конечно, могла предпринять долгое и опасное путешествие окружными путями или через границы до Белой пустыни, или ещё куда… Но зачем? Если она надеется остаться кузнецом и хочет найти себе более-менее подходящее для этого занятия место, то лучше гор и придумать нечего. Ну вот и решено. Позади осталось и место недавнего разбирательства, да и сам испепелённый лес уже потихоньку редел, плавно переходя в плоскогорья, на которых уже теплилась жизнь. Ещё немного – и она покинет земли стаи. Навсегда.

+2

23

Будучи до конца не уверенной в том, что собралась сделать, самка спрятала прихваченное в сумку под крылом. Драконица хмурилась, ибо почти всегда была уверена в действиях агрессивного характера - они были обусловлены её природой, самой её огненной сутью, Кайра знала, когда следует обнажить зубы в оскале и замахнуться лапой, а затем ударить, но что касалось проявления мирных и мирских чувств - тут наша магесса по большей части пасовала. Выросшая среди вояк с малолетства, ибо отец Мори был прославленным воином стаи, Алая впитала с кровью первой дичи их грубость, жёсткие и довольно похабные шуточки, минимум нежности, очень скупое и больше немое проявление сочувствия, помощь - делом. Выжигательница не нуждалась в утирании соплей сама и не утирала их другим, тем не менее, не являлась бревном. Наверное, в гуманисты её никогда не запишут, но ничто драконье ей было нее чуждо, в том числе и сострадание и понимание, которые, правда, находили проявление в весьма своеобразном виде. И ещё больше это терзало саму магессу, так как в такие моменты та чувствовала себя не то что неловко - полной идиоткой. Прямо как сейчас. Кайра ощущала свою нужность и свою правоту там, возле Тана, где она преподавала жестокий урок зарвавшейся бывшей состайнице, и ни один мускул не дрогнул на морде самки, когда она уродовала крылья Антраварры или когда уничтожала амулет. А сейчас припёрлась на границу, чтобы... что? Помахать вслед мастерице лапой? Сказать, чтобы не держала на неё зла и ещё пару напутствий кинуть? Как будто болтовня сейчас поможет воительнице. Она ранена, с немногим скарбом вскоре окажется выдворена из собственного дома. Словами ей не поможешь, а делом... Алая просто не могла. Теоретически можно было дать пару наводок касательно нового жилища - с умениями Варры ей было самое место в Сеариве, рядом с металлическими. Горы, полнящиеся рудами и кузнецами. Знавала Алая Звезда несколько ребят оттуда - хорошо живут, вполне зажиточно, разбогатев за счёт заказов брони и иных защитных элементов. Однако это были общеизвестные факты, Антраварра, как кузнец, наверняка тоже знает, что Сеарив отлично подойдёт для собственной мастерской - не зря же выбрала именно это направление сейчас. Кайра не откроет ей что-то невиданное. Что же тогда? Убедиться, что изгнанница без шума и пыли покинула территорию Огня? Так тут ходит патруль. Даже если самке взбредёт в голову кочевряжиться, её быстро скрутят, подавив хотя бы и числом.
Зачем она здесь?..
Наконец-то дракоица заметила конвоиров и саму всё ещё потрёпанную мастерицу. Та летела тяжело, еле взмахивала крыльями. Да ещё и с поклажей. Разумеется, сопровождающие и не думали ей помогать - их было не в чём упрекнуть, тут не шло речи о помощи даме. Аметистоглазая показалась из-за скалы, внимательно наблюдая за тем, как подлетает троица. Она вышла им навстречу, поднимая вверх лапу в знак того, что следует остановиться. Наверное, в этот момент все подумали, что случилось что-то ещё, за что с Антраваррой будут говорить повторно. Возможно, не только словами. Мори поняла это по тому, как конвоиры переглянулись. Один даже гаденько улыбнулся, будучи явно не против понаблюдать ещё один бой, но на этот раз чтоб покровавее и пожёстче, а не игру в догонялки. Советнице это не понравилось - она ценила дисциплину и профессионализм, а в этом сослуживце видела очень много пристрастности.
Когда все трое приземлились, оленерогая резко мотнула головой, глядя на охрану. Мол, погуляйте, ребята. Понадобитесь - вас позовут. Как только драконы удалились, Кайравамори приблизилась к Антраварре, критически оглядывая тушку огненной. И делала она это пусть и недолгое время, но в полном молчании, словно бы и не собиралась ничего говорить изгнаннице, а пришла попялиться. В тишине время тянулось дольше, потому могло показаться, что изучение затянулось.
В конце концов хвост красной змеёй скользнул под крыло, оттуда драконица медленно извлекла пузырёк с целебным зельем. Его не хватит, чтобы Антраварра снова стала здоровой как огурчик, но часть ран залечит. Если мастерица его пожелает взять и использовать, само собой.
- Возьми. Используй так, как сочтёшь нужным. - с этими словами Кайра протянула пузырёк Варре.

+2

24

Опять. Опять она. Зачем? Почему? Ритуал изгнания был завершён, конвоиры чётко исполняли свои обязанности – хотя, кажется, один из этих жалких крылатых червей, по недоразумению родившийся в теле дракона, явно был бы не прочь преподать Антраварре ещё один урок унижения и подчинения. В конце концов, она ж более не была членом стаи: лишь одиночка, которую надлежало выдворить за границу. Казалось, драконица могла прочитать его мысли, даже не обладая никаким талантом к магии Разума. Сейчас я связан приказом, и я его исполню. А когда мы окажемся на нейтральных землях, это будет лишь нашим личным делом. Тьфу, мразь. Ну ладно. Если он и впрямь этого захочет – то получит. Даже будучи раненой, Антраварра не собиралась сдаваться снова. Тем более, что одно дело подчиниться той, кто лишь исполняет свой долг, и совсем другое – унижаться перед каким-то ублюдком.
А исполнявшая свой долг явно хотела что-то ещё. Возникнув, словно из ниоткуда, она дала недвусмысленный знак – и их троице пришлось приземлиться рядом. Пожалуй, за то стоило поблагодарить Кайру: опалённые крылья изгнанницы немилосердно болели, и хотя бы минута отдыха была сущим благословением. Вопрос только… Что последует за этой минутой? Быть может, кто-то надавил на советницу, заставив ту сменить решение, и теперь Антраварра приговорена к казни? Если так… Если так, то она лишь очередная бесхребетная тварь, наподобие этих двух охранничков. Подумать только, а огненная ведь тогда ещё испытывала что-то вроде уважения к ней! Значит, в этой сраной стае и впрямь годятся лишь на тела для некромантов. Личи, по крайней мере, не будут юлить и менять своё решение каждый миг.
Советница уже привычным жестом отозвала конвоиров. Снова. Дежа-вю? Самка чуть усмехнулась, ощущая гнетущую пустоту внутри. У неё не было больше дома, не было стаи, и, быть может, скоро не станет и жизни. Наверняка Кайравамори понимает, что её подопечная не станет мирно стоять и ждать своей судьбы. Если ей суждено погибнуть – она сделает это в битве. И всё же… Пока оставался хоть мизерный шанс, что она ошибается, пока Антраварра хранила надежду, что слово «честь» для оленерогой не пустой звук, она не бросалась в самоубийственную атаку. Она ждала, в притворно спокойной позе и долей вызова во взгляде. Давай же. Говори, зачем ты тут. И действуй. Делай, что должно.
Словно прочитав… А, хер её знает, может, и в самом деле, прочитала. В общем, Кайравамори полезла куда-то хвостом под крыло. Что она достанет? Небось, требование или приговор, подписанный кем-то повыше. Ну-ну. Удиви меня. Стоп… Что?
Ладно, и впрямь удивила. Драконесса, слегка ошарашенная развитием событий, глядела на пузырёк со смесью удивления и недоверия во взгляде. Лечебное зелье? По крайней мере, выглядело очень похоже. Да и прозвучавшая фраза косвенно подтверждала это наблюдение. Почему Советница это делает? Зачем ей помогать той, кого только что изгнала? Антраварра медленно перевела взгляд с пузырька на морду вершительницы её судьбы, словно желая прочесть там ответ на свой вопрос. Что это было? Жалость? Милосердие победителя к побеждённой? Подачка с барского плеча? Нужно было очень плохо знать драконессу, чтобы оскорблять её таким.  Или… Или это был жест уважения? Сочувствия? Если она не ошибалась в Кайре…
– Почему ты это делаешь?
Вопрос, полный недоверия. А чего ещё можно было ожидать? Что Антраварра бросится целовать ей лапы и лизать задницу? Ха. Но, в то же время, огненная не отворачивалась, не отказывалась от подарка… Сразу. Она ждала, почти без движения. Ждала, пока Советница ответит. Если это жалость и снисхождение… Пусть засунет свой пузырёк куда подальше. Такая помощь ей ни к чему.

Отредактировано Антраварра (30 Окт 2018 13:58:34)

+4

25

Как и предполагалось, огненная восприняла жест Советницы с изрядной долей подозрений, однако по лапе не ударила и на землю не сплюнула со словами "засунь свою поганую стекляшку себе в задницу". Хотя могла - Кайра уже поняла, что Антраварра в случае чего за словом под крыло не полезет. Не доверяла, конечно, ведь совсем недавно Алая готова была ей шею свернуть, но долг свой исполнить. Тяжело лапу жать тому дракону, что заклеймил тебя. Кайравамори уже и сама сто раз пожалела. Ведь этот её жест сейчас видели и конвоиры, и тот, с ухмылкой дурацкой и явным пристрастием к изгнаннице, вылупился откровенно по-идиотски. Недоумевали все, включая саму Выжигательницу, и, откровенно говоря, не было достойного ответа у неё на вопрос мастерицы. Ну не смыслила драконица в делах околоморальных, в таких ситуациях действуя скорее интуитивно и особо не забивая себе голову причинами. И на этот раз хотелось бы не ломать над этим мозги, совсем не под то заточенные. Но тогда жест скорее дружественный, чем из жалости, будет расценён как последний. Варру тут будет не в чём упрекнуть.
"Почему ты это делаешь... Пфф... Стою тут с зельем в протянутой лапе как придурошная, словно оно мне надо, а не ей, помятой и едва летящей."
Наверное, после такого многие убрали бы пузырёк, развернулись и ушли восвояси. Или даже дали Антраварре пинка напоследок. Мол, нос воротишь от пряника - лови кнутом по хребтине. Привередничает ещё, сучка с поганым языком. Наверное, этого два зрителя и ожидали, но Алая лишь положила зелье на ближайший камень, чуть наклонившись. Вот сейчас развернётся и пойдёт. Не возьмёт фифа - дело её. А распинается и объясняется пусть кто-то другой.
- Хотелось бы на хорошей ноте разойтись. - отрывисто и не слишком довольно отозвалась Советница, хмурясь и теперь чувствуя себя ещё хуже, потому что всё ещё топталась на одном месте и зачем-то беседовала с этой... никем. Не исчерпывающий, конечно, довод привела. Нахрена ей эта нота? Неужто не пережила бы Кайра ещё одного дракона, который бы точил на неё зуб за то, что бока намяла? Да пережила бы, конечно. Даже если бы и свела судьбина в будущем - разве ж Алая не одна из лучших боевых магов стаи? Таких Антраварр по стае и вне её - не один пяток. Сложно не нажить завистников, соперников и недоброжелателей, когда лезешь высоко.
"Тьфу ты."
- Мне не одного дракона приходилось видеть в изгнании. В основном отъявленные сволочи - подрыватели стайной мощи, воры, убийцы, которым в самом деле наплевать на чужую жизнь. И совсем мало таких, как ты. Тех, кому по большей части не повезло. То, что я исполняю предписанное по законам стаи, не значит, что лично считаю тебя убийцей и преступницей. Кто знает... может, сложись всё иначе, я бы тебя за содеянное уважала.
Выпалила и заткнулась, смотря на мастерицу испытующе. Вот попробуй только допытываться дальше, вобла сушёная. Алая сегодня, конечно, чудит по полной программе, уже перевыполнила норму добрых дел, но лучше по этому льду... вообще не ступать, потому что даже сама огненная не знает, в какой момент и где начнёт трещать по швам и идущий пойдёт ко дну.
- В общем, бери и не заморачивайся. Вещь в хозяйстве нужная.

+3

26

Разойтись на хорошей ноте? Антраварра презрительно фыркнула в ответ на такое известие, даже не пытаясь скрыть свои эмоции. Впрочем, она и так никогда не пыталась. Не видела в этом смысла. Вся эта игра словами, все попытки скрыть истинные намерения за красивыми мотивами – это или для шпионов, или для двуличных уродов. Нормальный дракон никогда не станет заниматься такой чушью. И те, кто кудахчут о «вежливости», могут идти нахрен. Тоже мне, придумала! На кой ляд ей, Советнице, сдалось мнение какой-то изгнанницы, которую она сегодня увидела в первый и, скорее всего, последний раз? Если те грани характера оленерогой, которые успела почувствовать и воспринять самка, действительно имеют место быть и не являются лишь продуктом её воображения, то ей должно быть совершенно плевать на недругов совершенно любого рода. Антраварра ведь и сама была такой: друзья и близкие – это те, за кого можно отдать жизнь, не моргнув глазом. А остальные не стоят и плевка. Так почему она должна была чем-то выделяться среди этих «остальных»? Драконесса проследила взглядом за пузырьком, что занял своё место на камне и вновь взглянула в глаза Кайравамори. Та явно чувствовала себя не слишком комфортно: в её действиях чувствовалась какая-то скованность, да и недавние слова дались с трудом. Давай, давай, родимая. Ты сможешь, если и впрямь этого хочешь. Делай то, что считаешь правильным – как это делала всегда. Переступи ради этого через свою гордыню и скажи, наконец, правду. Скажи, что поступаешь так из жалости – и, клянусь, я не обложу тебя матом. Просто немного разочаруюсь, всего лишь. Или же скажи, что какой-то неведомый доброжелатель попросил так сделать. Это было бы тоже понятно, и, наверное, даже немного ожидаемо…
Нет. Всё было куда проще, и, в то же время, куда удивительнее. В смешанных чувствах Антраварра выслушивала неловкое, сбивчивое признание Советницы. Теперь она предстала перед ней в совершенно ином свете: не как беспристрастный и суровый вершитель судеб, но как чуткая и справедливая самка, с чувством собственного достоинства и честью. Способная увидеть эти черты в других… Даже когда долг чертит меж ними, казалось бы, непреодолимую границу. Огненная чуть усмехнулась, осознавая всю иронию ситуации. Когда Кайравамори выносила свой жестокий приговор, когда с немалой долей жестокости ловила беглянку… Даже когда она выжигала на её крыльях это уродливое клеймо, Антраварра питала к ней некую симпатию, вызванную, в первую очередь, невольным уважением. А теперь оказалось, что, хоть и по разным причинам, но эти чувства оказались взаимными. Видать, она тогда была совершенно права: сложись ситуация иначе, и они могли бы стать неплохими подругами. Быть может, судьба ещё заставит их пути пересечься?
Драконесса осторожно сделала пару шагов вперёд, приближаясь к Советнице. Без малейшего намёка на агрессию или что-то ещё, нет – словно пытаясь разглядеть её поближе, не веря своим глазам. Пузырёк с целебной микстурой пока что остался без внимания: его время наступит чуточку позже. Когда, наконец, они распрощаются – но на этот раз уже надолго. Быть может, даже навсегда.
– Кайравамори.
Тихо, непривычно тихо и спокойно. Очень редкий тон для раздражительной, вспыльчивой драконицы, не привыкшей к нежностям. Мало кто знал, что Антраварра способна так говорить. Один из них пропал из её жизни совсем недавно – но, признаться, огненная и не жалела. Если он так быстро согласился увидеть в ней изменницу, не пожелал даже узнать о её судьбе – пускай прошлое поглотит его в своих мягких объятьях. Сейчас перед ней стояла куда более достойная, куда более верная долгу чести драконесса. И она, как никто другая, заслуживала такого обращения. Обычно в этот миг. И пускай он продлится недолго, и шипастая, колкая натура самки скоро снова возьмёт верх… Плевать.
– Я рада, что мне довелось узнать тебя. И… Спасибо.
Конечно, оставались ещё эти два лоботряса-конвоира. Они и не думали уходить далеко, равно как и оставлять без внимания разыгравшийся спектакль. Похер. Тихий шёпот огненной до них донестись точно не мог, а остальное не играло столь уж важной роли. Постояв ещё пару моментов, Антраварра чуть отступила, подхватывая с камня пузырёк и распечатывая его. Вязкое, отдающее горькими травами содержимое прокатилось по языку и пищеводу, перетекая в желудок – и почти сразу боль в лапах и крыльях чуть утихла, плавно угасая. Конечно, это не полная регенерация. Далеко не она. Но лететь уже будет проще… Да и отбиваться от этого горе-стража тем более. Ха, быть может, хоть кого-то она сегодня оставит побеждённым в пыли.
Краткий миг свидания подходил к концу. Сейчас Кайра вновь откроет портал и сгинет в нём, проглотив то немалое расстояние, что отделяло это место от её пещеры. А Антраварре придётся лететь дальше, в неизвестность и пустоту. Туда, где её никто не ждёт. Где не будет шума и суматохи племени, не будет военизированной рутины. Лишь она – и мир вокруг. Так одиноко и непривычно…
И всё же, перед тем, как портал закрылся за оленерогой, перед тем, как подняться на крыло, огненная обернулась. В её тоне или взгляде не было и намёка на прежнюю ласковость, слова звучали как издёвка – но, раз уж Кайравамори так похожа на неё характером, наверняка истинный смысл этих слов до неё дойдёт, несмотря на весьма колючую оболочку.
– Эй, Советница! Занесёт судьба в Сеарив – заскакивай на огонёк! Уж больно охота ещё раз попытаться подпалить тебе задницу!
И снова в воздух. Уже не свистела дыра в крыле, да и боли поубавилось. Быть может, они виделись в последний раз. Может, и нет. Кто знает? Клеймо легло на крылья Антраварры, убивая её прошлое… Но, кто знает, может, это новое и столь странно начавшееся знакомство было первым ветерком, дующим с неизведанных пустошей будущего?

+3

27

Ну что "Кайравамори"? Алая уже более четырёх тысячелетий зовётся этим именем. Бери зелье и проваливай, шикаяра тебе в селезёнку! Огненная не злилась и не ненавидела Антраварру за эту... слишком сентиментальную на вкус Кайры беседу. Просто драконица чувствовала себя не в своей тарелке, словно полезла в ту область, где куча мин и свои правила игры, и она по обеим частям не бум-бум. Но ведь если делать только то, что умеешь, то никогда не сможешь превзойти себя и останешься на том же уровне развития, не так ли, Кайруша? Тем не менее, бесило чуток. Самую малость. Зато в Варре агрессии поубавилось. Кажется, это откровение её удивило. Ну что ты вылупилась, чернорогая? Да, прикинь, с тобой говорит не булыжник и не лич, не кто-то запрограммированный на определённый действия и тупо выполняющий команды. У Алой было собственное мнение, но в этот раз оно не могло помощь изгнаннице, потому что в деле судебном от магессы требовалась беспристрастность. Если миловать тех, кто понравился по каким-либо причинам, этак можно вообще слать законы в задницу Пресветлой и не доставать их оттуда. Зачем? Ведь всё решают эмоции блядские.
Но сам тон, это... спокойствие. Ни нотки задиристости, никакой спеси. Надо же, как меняет некоторых жест дружеский. Кайру тоже немало удивило преображение Антраварры, хотя драконица и виду не подала, просто стояла и слушала, чуть склонив голову набок. Значит... рада. Но точно не час тому назад, не так ли? Магесса была уверена, что эпизод с заклеймлением не скоро выйдет из головы мастерицы, и та не забудет, чьих лап это дело. Впрочем, возможно, где-то глубоко в душе Варра таки признавала, что в случившемся есть и её вина, а? Что она теперь носит этот знак, не потому что так чьей-то левой пятке захотелось. Хорошо бы. Ошибки совершают все, даже такие зрелые и умудрённые опытом драконы, как Выжигательница. Самое главное - извлечь уроки из ошибок, а то ведь во второй раз грабельки прикладываются об лобешник даже больнее, чем в первый. И намного обиднее.
- Держи нос по ветру, огненная. - вместо ответной любезности отозвалась Советница в своей излюбленной манере. Свою порцию ласковостей она на сегодня исчерпала, и на свет выползла снова уверенная и пропитанная духом воинским боевая магесса - острая, колючая, грубоватая. Аметистовые глаза проводили взглядом пузырёк, содержимое которого быстро кануло в пасть мастерицы. И часть ран моментально затянулась, так что Антраварра уже не напоминала поджаренную отбивную. Славно-славно. Ей в самом деле может попасть, как только она вылетит за пределы стаи. Не только от конвоиров, потому Алая не стала предлагать помощь по беспроблемному пересечению границы. Это было бы уже перебором - можно было тогда сразу взять Варру под лапку и проводить аж до какой-нибудь тёплой пещерки в Сеариве, помочь там обустроиться, а уж потом свалить. Антраварра большая девочка и далеко не слабачка - справится. Но мастерица тоже осталась верна себе - быстро убрала с морды это дружелюбие и не смогла удержаться от шпильки Моричке в задницу, когда та уже распахнула портал и развернулась к нему, чтобы топать до дому, до хаты. Хах, да девчонка не промах, не утратила кураж, стоило лишь получить парочку оплеух. Определённо, не будь этого досадного инцидента, эти самки бы нашли общий язык. Может, даже подружились бы и вместе тусили.
- Любишь массаж, значит. - когда магесса обернулась, то морда её имела самый хитрый и даже немного самодовольный вид. С ноткой ответной издёвки, - Я с удовольствием помну тебе бока и спинку. Так что загляну, раз зовёшь. А ты выкуй себе броню попрочнее. - подмигнула ещё так залихватски, мол, я-то приду - только держись. После этого драконица таки прыгнула в портал, который постепенно сжался до красной, словно раскалённой, точки, которая потом растворилась, лишь дымок после себя оставив.

Эпизод завершён.

+3


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Архив эпизодов [прошлое] » Dura lex, sed lex [Антраварра & Кайравамори]