//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тёмные просторы » Гора Мрака - храм Матери-Тьмы


Гора Мрака - храм Матери-Тьмы

Сообщений 51 страница 84 из 84

1

http://i65.fastpic.ru/big/2014/1109/3b/671e86a0740d6d9f287dbbc6135c373b.jpg

Это очень мрачная гора. Над пиком всегда нависают грозовые облака, извергая молнии. Вокруг горы стелется синевато-фиолетовый туман, создавая таинственную и пугающую ауру. В горе есть большое отверстие, ведущее в сеть подгорных пещер. Именно в этих подземельях царствовала когда-то Мать-Тьма. Ныне же её мёртвое тело вмуровано в лёд и камень, чтобы сохранить его от тления.
Также в глубине пещер скрывается небольшое озеро, полное мутной и грязной воды.

0

51

Дракон внимательно вгляделся в морду матери, словно желая хорошенько запомнить её именно такой: жуткой, ужасающей и грозной даже в виде мертвеца. Она никогда не проявляла к нему особого интереса или любви. Вечно занятая, вечно в работе и коварных планах. Даже с отцом его через раз спала, всё больше в своей пещере одна отдыхала. Ему вообще порой казалось, что его мать натуральная одиночка, независящая вообще ни от кого. Наверное, отчасти, так оно и было.
Позади слышалось копошение, голоса, выкрики, рычание. Драконы подтягивались к горе, чтобы отдать должное своему погибшему лидеру. Мать всего Альянса, непобедимая Темнейшая. Как оказалось, очень даже победимая... Самец отвернулся. Он разжёг в чаше прямо перед изваянием огонь, а затем направился к выходу. Когти стучали по каменному полу, и этот звук эхом разносился по всей пещере, ныне храме Тёмной Дочери.
Фауст вынырнул из мрака и тут же заметил собратьев-Духов. Отца, Фламментайна, Ксору. Он не стал методично оглядывать толпу, выясняя, все ли высокопоставленные личности здесь. Его это, если честно, не особо-то и волновало. Хотелось просто помолчать и пропустить драконов внутрь, чтоб они могли склонить головы и проводить его мать в последний путь. Увы, не выйдет. Он должен открывать церемонию.
- Собратья, этим вечером мы провожаем в последний путь ту, которая вела нас за собой не одно тысячелетие. Кто был лично знаком с Арамэльминдиз, знает, как много она сделала для того, чтобы Тёмный Альянс образовался и жил так, как живёт ныне, а не по чьей-либо указке извне. Мудрый политик, яростная воительница, по-своему заботливая жена и мать. Теперь она воссоединилась со своей стихией, но след свой оставила в каждом из нас и в истории Империи. След неизгладимый, который ничем не скрыть. Прошу всех соблюсти минуту молчания.
Слова еле-еле выходили из глотки, оттого голос был хриплым, чуток придушенным. Дракон замок, соблюдая традицию минуты молчания. После этого он отошёл от входа, следя за тем, чтобы драконы по трое заходили в пещеру для прощания. Первыми должны были пройти Духи Хаоса, Огня и Земли.

+2

52

-----> Чаща

Лью изо всех сил налегала на крылья и успела к горе Мрака в момент начала речи нового Главы Темной стаи. Фауста явно напрягала эта пафосная атмосфера и необходимость говорить высокопарные речи. Сейчас дракон просто нуждался в покое и осознании происходящего, должен привыкнуть к тому, что теперь на его плечах лежит ответственность за продолжение великих дел его великой матери. Продолжение могущества и величия Тьмы теперь его головная боль. Старший Маг как ни в чем не бывало опустилась рядом со Старшим воином, окинула всех присутствующих взглядом, ехидно улыбнулась и кивнула советнице, смотрящей на нее с вызовом. Тем временем наследник Тьмы договорил свою речь и отступил чуть назад, давая проход в пещеру сначала великим Духам Темного Альянса. Те шли гордо по широкой дорожке между стоящих по обеим сторонам темным драконам. Маг как положено выпрямила спину, вставая в официальную позу, как и всегда на такого рода церемониях. Она готовилась вскоре тоже войти в пещеру и попрощаться с той, кому служила всегда верно и беспрекословно, пообещать Темной Дочери, что не оставит ее сына и будет ему также верна и услужлива. Поможет преодолеть все трудности на пути к становлению из него сильного и великого Повелителя Тьмы.
Наверно, только сейчас вся стая наконец осознала событие, которое навсегда изменит их жизнь, устои и привычное с рождения. Все как по команде вытянулись гордо и величественно, как и положено, принимали новое и неоспоримый факт потери своей пусть и строгой и безжалостной, но матери.

0

53

--------> Западный берег Элтена

Летел Энерджак на всех крыльях, стараясь успеть к началу церемонии. Все-таки путь был не близкий. И, чтобы его никто не спалил, что он чуть задержался, на подлёте к Горе Мрака, Маг слился с тенью, становясь невидимым. И постарался как можно незаметней появиться среди остальных Тёмных.
Энерджак как раз успел к речи Фауста - нового Главы их стаи. Слушал он его, как и остальные драконы, молча. В минуту молчания, Маг коротко оглянулся стараясь увидеть худощавую фигуру Силентеса. Но его нигде не было видно. Видимо не пришел. Надо будет потом поинтересоваться, что за причина была у него, которая позволила ему не явиться на церемонию прощания. Переведя взгляд за спину Фауста, в пещеру, Эн невольно поёжился, вспоминая посмертный оскал Темнейшей. Довольно жуткое зрелище было, ничего не скажешь. Хотел ли он знать, что увидела она перед смертью, что её лицо так исказило от злобы? Скорей всего нет. Заходить снова в пещеру, для прощания, желания у дракона не было. Он и так уже простился с ней, когда только прибыл утром сюда. Хотелось вернуться в свою пещеру и упасть в свое ложе и проспать сутки. Но Энерджак продолжал стоять, сохраняя на морде скорбное выражение лица.

0

54

Резиденция А ------------->

Портал открылся в маленьком разломе, недалеко от Горы Мрака. Но не успел АД толком выйти из него как в голову сильным потоком ударили сотни различных мыслей. Волна была настолько мощной и неожиданной, что Ануб невольно сжался под ее натиском.
- Хххх...Что это? - Ученному пришлось ставить блоки. - Откуда здесь столько драконов? Это, что какая-то ловушка? Как же они орут...
За столько лет проведенных под землей, А привык вслушиваться в любые мысли, что его окружали. На несколько километровой глубине, не слишком много разумных существ. Но и в этом месте дракон не рассчитывал обнаружить такую толпу. - Возле храма всегда было тихо..
Но ответы не заставили себя долго ждать. Преимущественно все мысли говорили об одном: умерла Матерь Тьмы.
Чувство боли и утраты, страха и неведения царило вокруг. Выйдя из разлома, взору ученого открылось огромное множество драконов. Разлом находился немного выше основной толпы, что позволило АДу увидеть все собрание. Огненные, Темные, Земляные - практически весь альянс присутствовал здесь. Массивными фигурами над толпой возвышались духи, их мощные крылья, даже в сложенном состоянии заслоняли собою небо.
- Темнейшая, ты не могла сделать мне лучше подарок, чем позволить осквернить твой похорон. Похорон Темнейшей. Нам несказанно повезло - в этой толпе, никто не заметит как пропадут два мага. Присутствие сильных магов конечно обязательно на таком событии, и за этим наверняка следят, но только до поры их появления... - Анубсайкрон спустился в толпу, и стал пробираться поближе к храму, в чем его рост ему существенно помогал. - Неужели я мог когда-то подумать, что доживу до этого дня в истории? Я, Анубсайкрон-Дрсарис буду ступать здесь, в то время как Она будет лежать мертвой? Не все здесь, конечно, так просто...столь сильное существо не может уйти бесследно. Но факт остается фактом, она сейчас ничего не может сделать.
На этом празднике АД даже не нуждался в кулоне, который накинул на шею. Зачарованный сапфир должен был делать его незапоминающимся. Ни имени его не должны были вспомнить, ни внешности. Но в этом балагане его и так никто не запомнит. АД мог легко подойти к любому дракону и проверить его на причастие к чете темных магов. По мыслям узнать о ранге, и предположительно определить силу и возможности. Разумеется, он не мог похитить старшего мага, хоть и очень хотел. Ведь фигура столь видная, и сильная не поддастся так быстро как нужно, да и в рукаве у нее наверняка припрятано пару сюрпризов.
АД подобрался к очередному дракону Темной стаи, это был довольно сильный маг, он даже присутствовал при смерти Темнейшей. Худощавое тело, закрученные рога, в правом глазу рубин... Маг кого-то высматривал - некоего Силентеса.
- Неплохой вариант. Я могу сказать, что я от этого Силентеса, и что ему нужна помощь. Стоит пройти со мной. Его душа будет достойно доминировать в моем монолите. А тело его послужит другим целям... - АД чуть было мысленно не обратился к дракону, как услышал более приятные мысли:
- Свет побери! Я опоздал.. Надеюсь Льюилла не заметила! И Энерджак уже здесь.. присветлая я и так оплошал, с этими чертовыми заклинаниями. Только бы не попасться ей на глаза. А то у стаи появится новый драко-лич по имени Харнакс.
Особа была была более чем подходящая. Сильный маг, который не желал быть замеченным. Да и к тому же некромант. Стоило действовать покуда вся толпа не тронулась к пещере.
- Господин Харнакс. Мое имя Дохибарак. У меня для вас сообщение от Льюиллы. Она крайне вами не довольна, но позволяет вам выполнить одно ее важное поручение. Когда глава перестанет говорить, прошу вас пройти со мной.
- Поручение от Льюиллы? Так она знает, что я опоздал!...Что-то я не припомню этого Дохибарака. Но тем не менее он меня знает.. - подумал про себя дракон.
- Я новый посланник госпожи. Она не сможет сейчас говорить с вами, а дело не терпит замедления. - Ответил ученый, читая мысли мага.
- Что ж... Я пойду с тобой, когда процессия двинется к пещере.
- Как изволите Маг.

0

55

-----> Чаща
Воитель еле поспевал за шустрой темной и почти потерял ее из виду на подходе к Горе Мрака. Все еще не до конца зажившие раны давали о себе знать, и тело требовало покоя. Но темный лишь крепче сжимал зубы и летел за Лью. В такие моменты очень хотелось владеть телепортацией, но увы и ах, мозгов маловато и поздно ему уже изучать новые ветки магии. Старые еще не достаточно хорошо изучены и вряд ли он сможет дальше развить магические навыки.
Несмотря на все свои старания он упустил из вида Лью, а та скорее всего уже стояла рядом с другими важными шишками из темной стаи. Приземлившись около входа, воитель еле отдышался. Грудь сжимало, и было несколько минут больно дышать. Пока боль утихала, красный слушал вступительную речь Фауста у входа в пещеру, благо было относительно тихо и все слова он смог разобрать.
Отдышавшись, Калипсо кое-как подошел к толпе. Ему не хотелось привлекать к себе внимание. Хотелось лишь попрощаться с Темнейшей.

Отредактировано Калипсо (14 Сен 2013 01:41:42)

0

56

====>>>> Зал советов стай.

Хаос не обращал на остальных драконов внимания и лишь вполуха слушал речь своего сына. Он пребывал в глубокой задумчивости. Скорбь об утрате его создательницы и супруги даст о себе знать позже, а сейчас у него очень много дел. Тот Лич, который стал виновником смерти Мэльз, должен был страдать по воле Хаоса за то, что он отнял у него его любимую. Но ему можно найти более хорошее применение. Звездные драконы обладали уникальными знаниями, умениями, имели доступ к магическим секретами и технологиям, которые и не снились современным ученым. Ради будущего Темной стаи, ради дела его супруги, можно и отложить столь желанные пытки духа этого звездного дракона. А пыток он придумал бесчисленно множество. От банальной фантомной боли и до вечного заточения в какой-то косточке. Этот Лич мечтал о свободе, но пока жив Верраял, он будет страдать в заточении. Впрочем... одно другому не мешает. Хоть что-то будет греть мой дух на этом свете. - с усмешкой на губах подумал дракон.
Краем глаза Верраял заметил свою лучшую ученицу, которая встала рядом с ним и молча кивнула. Ее помощь ему понадобится и стоит после ее посвятить в свои планы. Дух Хаоса в ответ едва заметно кивнул.
Минута молчания прошла и сейчас пора простится со своей супругой. По всей видимости, он должен был пройти одним из первых. Верраял прошел в пещеру и подошел к трупу своей супруги.
- Прощай, любимая. Темная стая будет процветать и развиваться, а твой убийца будет страдать до конца времен. - произнес он. Возможно... я найду способ тебя вернуть. - подумал Дух и склонил голову. После, он вышел из пещеры и на пару секунд задержался около Фауста.
- Ты можешь рассчитывать на мои совет и помощь в любое время. И... Мне жаль, что я не уделял достаточно времени своей семье. - Верраял опустил взгляд и не спеша, пешком пошел в сторону Долины Плоти.

0

57

В таинственную пещеру, по сводам которой метались рыжие отсветы разведённого там огня, Фламментайн полез не сразу, дав время Верраялу. В конце-концов, этого полусумасшедшего Духа с Арамэль связывали куда более сильные чувства, нежели Фламментайна… с ней же.
Верраял же провёл там совсем немного времени. Вышел, постоял долю секунды возле Фауста, и медленно направился в направлении, одному ему известном. Огненный коротко глянул ему вслед, после чего и сам вошёл внутрь места последнего упокоения Темнейшей.
Даже его пробило здесь на небольшую дрожь. Сооружение, которое Фауст изобрёл для матери, выглядело… безумно. Да, лучшего слова не придумаешь. Покрытая коркой льда голова Тёмной Дочери только и была видна, остальное тело утопало в скале. Фламментайн замер напротив, рассматривая оскаленные зубы, темнеющую глотку, глянцевые чешуйки на морде и остановившиеся, тусклые глаза.
«Каково это – умирать?» - спросил бы он, если бы Темнейшая могла ответить. Где она и каково там, вот что ещё спросил бы он. И ещё спросил бы, что чувствуешь, когда перед смертью видишь, что единственный, кто попытался тебя защитить – это он, Фламментайн. Может, услышать пару слов благодарности… Хотя неважно. Его щит оказался бесполезен.
Фламментайн знал, что где-то в Соборе есть специальное место для каждого из павших Духов. Была ли Арамэль там во время Совета? А может, находилась прямо в зале? В этом огненный совсем не был уверен, потому что главное, чему обрадовался бы, сдохнув, это возможности не посещать треклятые Советы. Возможно, изводил бы Аграила призрачным присутствием. Это было бы весело.
Морда самца скривилась в попытке подавить улыбку – всё-таки не то время и не то место для веселья. Что-то ждёт их всех впереди, и не нужно быть провидцем, чтобы знать это.
Говорить вслух он ничего не стал, и вдоволь налюбовавшись на заточенный в лёд труп, Фламментайн склонил голову в знак прощания, после чего покинул пещеру, вновь присоединившись к своим огненным драконам.

0

58

Драконица ждала появления Сумеречного. Было тяжело стоять тут и ждать. Вот темнота в зеве пещеры шевельнулась, сверкнули две алые точки глаз... Внутри всё сжалось в ожидании появления Темнейшей, чьё присутствие на первых порах неизменно вводило Зелёную в полу-шоковое состояние, но вот дракон выступил из пещеры на свет. Неявная надежда рассеялась, как туман по утру, не успев даже оформиться в мысль.
Новый Король Тьмы говорил недолго. Ему было ничуть не легче, чем им всем. Над разломом, ведущим к бывшему логову, а ныне - Храму Матери-Тьмы, повисло тягостное молчание. Оно, будто тяжелейшая каменная плита, пригибало к земле драконов. Кажется, до некоторых только сейчас дошло, что всё происходящее - не дурацкая шутка Духов, а суровая реальность. Фауст посторонился. Слова не прозвучали, но появилось иррациональное ощущение, что первыми в храм должны проследовать Величайшие. Что ж, пусть так. Вслед за Верраялом и Фламментайном Ксора шагнула под своды пещеры. Хаоса пропустили вперёд, не сговариваясь. Земляная не знала, чем руководствовался её буйный собрат, но сама она не хотела попадать под лапу ненормальному Духу, убитому горем. Кто знает, как вывернется реальность в глазах безумца...
Но вот Верраял отошёл, и Ксора двинулась вперёд. Огонь в чашах освещал голову Темнейшей, покрытую прозрачной коркой нетающего льда. Тело же было вмуровано в стену. Странно было видеть могущественную Дочь в таком состоянии. На миг Зелёной даже подумалось, не было бы лучше, если бы Мать-Тьма истаяла, как её сестра, но эту мысль она отогнала без жалости. Тело оставляло призрачный шанс на возвращение Арамэльминдиз. Пресветлой же возвращаться некуда.
Дух Земли приблизилась к монументу и склонила голову в знак почтения. Не притворного, но самого искреннего. Раньше она порой ловила себя на мысли, что подчиняется тёмным больше из страха, нежели идейно, но теперь стало ясно, что Ксора изначально была всецело предана создательнице и шла за ней осознано. Иначе не стояла бы она сейчас здесь, застыв напротив статуи. Вскинув крылья в воинском салюте и прищёлкнув хвостом, Дух Земли подняла голову и глядя прямо в потухшие глаза Темнейшей тихо, но твёрдо прошелестела:
- Мы не подведём.
И было в этих словах что-то, смутно напоминавшее обвал в горах. Шорох одно камня, поехавшего по склону, можно и не различить, но порой именно он является предвестником куда более страшного грохота. Выйдя же из пещеры, драконица долго ещё ломала голову, действительно ли на миг сверкнули глаза Арамэльминдиз или ей почудилось? Скажем, отблески пламени...

0

59

Шэррани внимательно слушала нового Главу. Ничего сверхъестественного он не сказал, да, видимо, и вообще мог бы ничего не говорить, но церемония обязывает. Повисло тяжкое молчание, которое прямо таки давило на барабанные перепонки и на всё существо советницы. Но вот Глава отступил в сторону, и Великие Духи пошли первыми поклониться Матери-Тьме. Драконица знала, что после Глав наступит черёд советников. Верраял, к слову, вышел из пещеры абсолютно подавленным. Драконица хотела было сказать что-то, чтобы успокоить Духа Хаоса, но поняла, что любое успокаивающее слово или хотя бы жест ничто, он не вернёт Верраялу его супругу.
Шэррани потупилась, понимая, что вряд ли со смертью Арамэльминдиз что-то изменится. Вряд ли даже теперь, будучи теперь без самки, Хаос обратит на неё своё внимание. Где он, и где она... Отбросив все тягостные и ненужные мысли в сторону, самка прошла внутрь пещеры. Здесь было всё также холодно, как было при Темнейшей. Темнота была почти физически ощутима, это была аура Тёмной Дочери, похоже, она никогда не покинет это место. Драконица поклонилась трупу, вделанному в гору, а воспалённое всеми этими событиями сознание воспринимало посмертный оскал Темнейшей на свой счёт. Мол, только попробуй тронуть Верраяла - даже с того света достану.
Советница сглотнула и молча повернула назад. Толпа драконов начала напирать, но ломиться в храм Тёмной Дочери никто не посмел, все заходили по трое-четверо, в зависимости от габаритов драконов.
Шэррани поспешила уйти подальше от толпы. Она заметила шагающего в сторону долины Плоти Верраяла. Подойти или не подойти? - возник щекотливый вопрос. Но прежде чем сознание успело прийти к кому-либо логичному решению, лапы её со всей скоростью понесли к Духу. Нагнала она Хаоса очень быстро - тот шёл не спеша.
- Господин, - нерешительно начала Шэррани, - Я.... позвольте вам выразить соболезнования. Никто из нас не знал королеву так, как её знали Вы. - Дура, что ты несёшь?! - Если Вам что-то понадобится... что угодно, я к Вашим услугам.

0

60

=====>>> Средоточие
Клубящийся мрак, он же призрак Тёмной Дочери, приближался к горе Мрака. Родные земли, её земли. От их вида стало чуть полегче. И всё равно тяжело принимать факт собственной смерти. Не было привычной тяжести тела. Впрочем, бестелесной она порой становилась с помощью магии, но всегда могла вернуться в своё тело, в любое время. Теперь всё не так.
Неожиданно впереди показалась толпа. Какого?.. - Мэльз уже готова была взвыть, что её логово стало проходным двором для всех, кому ни попадя. Но всё было несколько иначе, чем она решила. Постные лица, уныние читалось в глазах большинства, в чьих-то ещё скорбь и ярость. Это что, из-за меня что ли? - опешила самка. Чтобы мозг дальше не ломать, она влетела внутрь горы. Никто на неё не взглянул, хотя призрак был крупный и вид имел не менее устрашающий, чем тело Темнейшей.
Навстречу ей вышла Шэррани. Оп-па, вот сейчас она мне всё и объяснит! - только она это подумала, как советница поспешила куда-то вперёд, словно её, королевы стаи, тут и не было вовсе. Да как она посмела?! Злости не было предела, но, похоже, никто из присутствующих её не видит. Почему? Хороший вопрос. Знать бы ещё на него ответ.
Самка углубилась в своё логово и обнаружила собственное тело, вмурованное в гору. Ого... - драконесса бы присвистнула, если бы могла издать хоть какой-то звук. Картина её впечатлила. Не ожидала она, что её подданные сделают для неё алтарь, вечный огонь, монолитные колонны и будут чуть ли не поклоняться ей. Во всяком случае, очень на это походило. Надо похвалить того, кто это придумал...
Арамэльминдиз вылетела наружу. Драконы всё ещё потоком шли внутрь на поклон. Ладно, пускай. Даже приятно немножко. Ей удалось углядеть Фламментайна, а вот мужа своего она не смогла найти взглядом. Темнейшая двинулась к Духу Огня.
- Фламментайн. - было послано раскатистое и типично рокочущее послание по менталу.

0

61

Огненные драконы, земляные и тёмные один за другим неровным ручейком входили в озарённую огнём жаровни пещеру - и покидали её притихшие, впечатлённые грозной мощью изваяния, придавленные скорбью. Тёмную Дочь любили, по-своему, но всё же.
Фламментайн предпочитал держаться в стороне, смирно дожидаясь окончания церемонии - как он помнил, у Фауста было к нему ещё какое-то дело, и в первый же день его правления взбрыкивать совершенно не планировал.
- Фламментайн.
Минуя уши, чужой голос вбуравился напрямую в мозг. Самец вскинул тяжёлую голову, озирая окрестности - кому понадобилось с ним разговаривать прямо сейчас? Если кто-то из своих, то зря он это. Вряд ли сейчас есть дела, которые не могут подождать до возвращения на Пламенные земли. И точно не Фауст к нему обратился, голос женский. Дух с усилием вспомнил имя высокой чёрной самки, убежавшей вслед за Верраялом.
"Шэррани... точно".
Но советнице Тьмы было сейчас явно не до него, она торопилась догнать Хаоса. И не Ксора говорила. Говоря начистоту, голос ужасно походил на голос самой Арамэльминдиз - как звучат её мысленные послания, Фламментайн прекрасно знал. Вот только мертва она, к прискорбию всех собравшихся, и тело её вмуровано вглубь скалы. Он мотнул головой, обшаривая взглядом драконью толпу и, так и не найдя говорившую, отступил чуть дальше к скалам, нервно хлеща хвостом из стороны в сторону.

0

62

Великие Духи отдали последний долг Темной Дочери и с хмурыми и печальными лицами покинули пещеру. Теперь настал черед остальных темных. Шэррани как и всегда влезла впереди всех. Старший маг гордо и, как и положено, в компании Старшего воина вошла в святая святых Темнейшей. Ее мощное темное тело теперь впечатанное в скальную породу даже мертвое внушало трепет и ужас. Даже потухшие огоньки глаз при свете огня вспыхивали каждый раз, когда кто-то подходил ближе. Видимо, даже там, во Тьме, она все равно следит за ними. Лью пропустив сначала Тесаракта и, когда тот кивнув ей и отошел, приблизилась к вмурованной драконессе.
- Темнейшая, я все равно с тобой. - и в этот момент снова полыхнули огоньки глаз и появился странный поток воздуха, будто залетел кто. Маг обернулась, но не увидела никого, но как дракон, чувствующий чужое сознание, четко ощутила присутствие. Вот только кто это? Смутно знакомое сознание, но маг не могла даже подумать о своей повелительнице. Смотря на ее тело, слабо верилось в удачу возвращения Мэльз даже духом. Драконесса попрощалась и вышла, пропуская остальных. Советница уже убежала за Хаосом. Наводит новые мосты. Дух Огня как-то нервно осматривался и бил хвостом. Она кивнула Калипсо. чтоб тот тоже шел внутрь на поклон. Сама же она, взлетев на выступ, все пыталась понять, чье сознание ощутила.

0

63

Мэльз покружила вокруг старого соратника. Нихрена не видит. Они что, издеваются все? Ей теперь до конца дней бродить невидимой тут? Можно, конечно, вернуться во Тьму, но хрена с два. Пока она имеет хоть призрачный шанс напакостить Свету - будет сидеть тут, на Саяри, и, собственно, пакостить.
Темнейшая предприняла попытку добраться до Духа Огня, пройдя через него. И призрак действительно прошёл сквозь плоть, кости, мышцы и чешую. Спокойно так прошёл, без вреда для себя и Фламма. Что почувствовал при этом дракон - хрен его знает. По Фламментайну вообще редко понятно, о чём эта раскалённая ящерица-переросток думает. В другой ситуации (на Совете, к примеру) Арамэльминдиз была бы только рада такому поведению Духа, но сейчас это жутко мешало. Ну подай ты знак, засранец, что хоть что-то почуял. Ауру не считать что ли? Стоп. У неё вообще сохранилась аура? Мрак всех побери. Всех до единого.
Она оказалась прямо перед ним, чуть ли не впериваясь своим призрачным носом в его. Меж глаз что ли дать... - промелькнула соблазнительная мысль. Жаль, не прокатит. Да и Фламма как раз бить не за что - никто, кроме него, - это она отлично помнила! - даже не почесался её защитить. Уроды. Все выслуживаться готовы и плясать под дудку, а как защитить госпожу - нахрен оно упало?
- Фламментайн, я прямо перед тобой.
Арамэль до зубовной боли (если бы вообще могла сейчас что-то такое ощутить) захотела, чтобы огненный её увидел. Спасибо деятельности по наитию - только это и сделало её видимой для Духа Огня. Ох уж эти магические штучки Духов...

0

64

Самец наконец устал глазеть на курсирующую между пещерой и площадкой перед ней толпу и отвел глаза, содрогнувшись от внезапного озноба. Зубы клацнули от неожиданности - огненный в жизни подобных ощущений не испытывал и от второго такого же опыта предпочёл бы воздержаться. Хвост дёрнулся, прочертив полосу в пыли. Негостеприимны всё же земли Тьмы. И непредсказуемы. Знал бы, что не может заболеть так, как смертные, решил бы, что подхватил какую-нибудь заразу.
- Фламментайн, я прямо перед тобой.
Это точно был голос Арамэль, здесь у Фламментайна сомнений не оставалось. Он всмотрелся в указанном направлении, то есть в распахнутый зев пещеры, где покоилось тело. Ну в некотором роде да, она там. Мелькнула безумная мысль - неужели выжила и её замуровали наглухо в камень и лёд? Кошмарная участь.
Глаза Духа внезапно застлало тьмой. Даже Тьмой, непроглядной, первобытной. Фламментайн сделал шаг назад, уперевшись в скалу хвостом, и взору открылся клубящийся силуэт, вполне похожий на тот, что бился с личом в то время, как тело было оставлено на земле. И это вне сомнений была Арамэльминдиз собственной персоной, бесплотная, но вполне себе в разуме, судя по всему. Если это только не напущенная каким-нибудь умником иллюзия... Узнает, кто - выпотрошит на месте. Зачем? Во славу Тьмы, конечно же.
- Вижу - отозвался наконец Фламментайн, сочтя за лучшее именно такой вариант ответа. Только глазами по сторонам косил, пытаясь понять, видит ли это кто ещё? Но драконы смотрели в сторону, друг на друга, на пещеру, на небо, только не на призрачный силуэт.

0

65

Не изменяя скорости шага, Хаос шел к своему логову и размышлял о предстоящей работе. Лапы чесались воскресить побыстрее звездного и показать ему, что есть нечто пострашнее, чем нежизнь. Однако поспешные действия могут обернуться фиаско и еще одной горкой трупов, во главе которой уже будет сам Хаос. Необходимо просчитать, сколько костей оставить в распоряжение звездного, чтоб тот не смог аккумулировать силы для какой-то пакости или попросту не сдохнуть без батареек.
Внезапно Верраял остановился. В голову пришла мысль о том, что за все время изучения Серого Плена им и другими некромантами не было обнаружено даже намека на Звездных. А что это значит? А это значит, у них есть свой мир, возможно аналогичный их миру. Или нечто иное. В обязательном порядке надо задать парочку вопросов на эту тему. Чтоб ничего не забыть, нужно все записать... - Подумал Верраял с усмешкой. Сейчас у него в голове было море мыслей, которые нужно разложить по полочкам, хотя бы на свитке.
Господин, - услышал Хаос знакомый голос своей ученицы и повернул голову в ее сторону. Сейчас ему не хотелось с кем-то контактировать, но все же лучшей ученице можно сделать и исключение.
- Слушаю.
Выслушав ее, он грустно улыбнулся краями губ. Наверное, Шэррани сейчас понимала его лучше, как никто другой. Она также когда-то потеряла всех своих родных и возможно, свою любовь. По крайней мере, он не видел ее с кем-то.
- Что ж... Благодарю. Я думал собрать некромантов через пару дней, но раз ты сама вызывалась - я не откажусь от помощи. По дороге в Долину объясню. - Верраял кивнул в сторону Долины Плоти и пошел дальше, не оборачиваясь.

0

66

Арамэль уже начинала терять терпение. Она вообще не отличалась особой терпеливостью никогда, но сейчас особенно. Хоть одна тварь её сегодня соизволит почтить своим вниманием?!
Какое-то время Фламментайн всё ещё изображал "моя твоя не видит", но в одно мгновение его морда резко изменилась в выражении. Явно так. Наконец-то, не прошло и вечности. - хмуро подумала Мать-Тьма. Огненный попятился. Во, точно увидел, сто процентов. У большинства такая реакция нормальна на неё. Хотя от Духа Огня она всегда ожидает большего. Как и от всех своих приближённых.
Дракон стал косить взглядом в сторону. Неужто не понравился вид умершей Темнейшей? Или не ожидал (а может и не хотел) её увидеть? Что ж, разберёмся. От неё так просто не скроешься, так что придётся Фламму задержаться и побеседовать с ней. Благо, ещё не все его драконы посетили её логово, так что заодно подождёт своих. Его короткое "вижу" тоже было словно вымученным.
Как и следовало ожидать, никто не обратил внимания на неё, кроме Фламментайна. В голове Темнейшей зародилась мысль о магическом происхождении её невидимости ещё в тот момент, когда Дух Огня её внезапно (!) увидел, когда она уже готова была порвать кого угодно в клочья за это массовое игнорирование.
- Отлично. Хоть кто-то увидел, - драконица не стала отступать, она так и нависала над ним тёмной клубящейся мраком громадой, - Что это за пафос? - Темнейшай кивнула в сторону толпы и своего логова, - И что случилось после... - тут она запнулась, помрачнев ещё больше, - ...после моей смерти? Рассказывай всё.
Она также хотела спросить о Фаусте, но знала, что грузить кого-либо стоит постепенно, а не всей кучей вываливать все интересующие её вопросы. Ещё хотелось узнать о Верраяле. Вот уж кому, наверное, сейчас хреново. Она ведь знала, как он к ней относится.

0

67

Итак, Темнейшая по жизни была именно тем существом, от которого просто так не отделаться, даже в посмертии. Рад ли был Фламментайн её видеть? Безусловно, особенно после того, что он подозревал насчёт Фауста, только излагать матушке свои домыслы до поры до времени не планировал. Он ещё с Гортхауром на сей счет не беседовал. А значит ли её возвращение то, что есть ещё шансы на присутствие Аллинэи? Её дочь не была похожа на сильного лидера, чего не скажешь о знаниях, опыте, самой личности Светлой Дочери. Это может стать небольшой проблемой.
- Надеюсь, мыслеречь ты воспринимаешь, - процедил Фламментайн, стараясь не особенно шевелить пастью. Вид Главы огненной стаи, увлеченно беседующего с пустотой на глазах у всего Тёмного альянса, вряд ли позитивно скажется на его имидже. А потому, проронив эту фразу, перешёл на мысленную беседу, стараясь, чтобы его слова достигли того органа, который теперь заменяет у призрака уши и мозг. "Голос" дракона тоже несколько изменился, почти потеряв свою эмоциональную окраску, но стал более глубоким и рокочущим - таким, как Фламментайн сам слышал его.
- Здесь церемония прощания... с тобой, - сообщил самец. Разговаривать с мёртвыми было непривычно, он же не какой-нибудь там Верраял. Но и страха не было, напротив, огненный даже приободрился: значит, по крайней мере для Духов после смерти тела ещё ничего не заканчивается.
- Как видишь, все твои союзники пришли. Что до лича - он убит. Верраял его уволок куда-то, думаю, Звёздному предку придётся пережить немало приятных минут в его обществе.
Морда Фламментайна скривилась в не очень доброй усмешке. Некоторое время он провёл в безмолвии, рассматривая подрагивающие границы призрачного тела Арамэль, будто колыхавшиеся на невидимом ветру, после чего спросил:
- Ты можешь вернуться в тело? Оно не в самом удобном состоянии сейчас, но это вполне поправимо.

0

68

Драконица уже корила и проклинала себя за поспешность и неосмотрительность. Догадалась, блин, навязаться дракону, который сейчас, быть может, был вообще убит горем. Какое ему дело до её помощи? Что она вообще может сделать, чтобы заглушить его боль? Шэррани отчаянно хотелось что-то для него сделать, однако между ними была пропасть, столь же громадная и всепоглощающая, как Бездна. И между ними всегда будет обитать Её призрачный дух.
Самка присмирела ещё пуще, уже жалея, что потревожила Повелителя неумерших. Верраял был для неё также недосягаем, как для всех драконов звёзды. Он был как будто не из этого мира. Впрочем, это, наверное, в равной степени можно было сказать про всех Духов. Но сильнейший некромант Империи был ещё и, кхм, в некотором психическом расстройстве чуть ли не с момента своего сотворения. Оттого и казался странным и непонятным. Шэррани сама уделила львиную долю своей жизни изучению некромантии, поэтому отчасти понимала любовь Духа Хаоса к экспериментам с умершими.
К счастью, её выслушали. Даже ответить соблаговолили. И не замедлили воспользоваться её предложением. Это из оперы "инициатива наказуема". Теперь ничего не оставалось, кроме как последовать за давним наставником и получить задание. Верраял продолжил движение в сторону своего логова в долине Плоти.
- Да, господин, - отозвалась Шэррани и покорно последовала за Духом Хаоса, не имея абсолютно никаких догадок касательно возможного поручения.

0

69

Короткая речь Фауста показалась сказителю абсолютно безжизненной, будто друг говорил лишь для того, чтобы что-то сказать. Впрочем, неплохо зная наследника... нет, уже Главу, Чар мог с большой долей вероятности утверждать, что так оно и было: Дух не желал никого видеть, но традиции не позволяли ему забить на всё и переживать своё горе в одиночестве, не отвлекаясь на шумное сборище.
Вот вперёд шагнули Духи, все трое, и скрылись в недрах горы. Первым наружу вышел заместитель Главы, вскоре за ним - Фламментайн, и последней - Ксора. После них тройками стали заходить первые лица всего Альянса. В шестую или седьмую группу - он не считал - пристроился и Айтан. Он не испытывал особо трепетных чувств к прародительнице, предпочитая держаться подальше от Её непредсказуемого Величества. Но он не мог не уважать её как правителя и воина. Имея возможность спокойно изучать Архив стаи, Айтан лучше многих драконов представлял, как много сделала Арамэльминдиз для Тьмы на самом деле. Пожалуй, лучше него были осведомлены только её приближённые да безмолвные свидетели её деяний. И хотя многие свершения отчётливо отдавали подлостью, предательством, кровью и смертью, но всё это было сделано на благо стаи. Нет, этот факт вовсе не умалял вины Темнейшей, но не уважать сильную духом драконессу за это невозможно. Айтан боялся Духа Тьмы, недолюбливал, не понимал, но всё это не мешало относиться к ней с уважением, достойным такой личности. Как ни крути, но лишь благодаря ей Альянс выстоял и пережил все беды, что сваливались на головы драконов.
Все эти мысли роились в голове сказителя, когда он смотрел на статую Арамэльмидиз в храме. Едва ли не впервые он позволил себе оторвать взгляд от лап перед Её взглядом и посмотреть Ей в морду. Но не в глаза. Пусть и мёртвая, но Она оставалась страшным кошмаром многих драконов Империи. И пусть сказитель умел худо-бедно контролировать свои сны, но видеть ночами Её он готов не был.
Вот те, кто прошёл с ним, потянулись к выходу, и Чар, поклонившись своей госпоже в последний раз, развернулся и покинул логово, ставшее храмом-гробницей. В голове царил раздрай, и дракон, машинально перебирая лапами, двинулся куда-то сквозь толпу. Поскольку все там постоянно перемещались, то это бесцельное движение в никуда постепенно вывело сказителя на знакомую тропу к Архиву. Краем глаза он успел заметить, что Дух Хаоса уже покинул сборище, а потому не счёл зазорным удалиться на своё рабочее место.
>>>Архив<<<

0

70

Драконица ожидала конца церемонии, привалившись к скале. Время тянулось удручающе медленно. Нескончаемый цветной водоворот драконов крутился на площади перед пещерой. Одни шли ко входу, другие - от него, третьи пробивались к краю или вовсе шли не пойми куда. С другой стороны переминался Фламментайн, так же скучая в ожидании своих драконов. Краем глаза она заметила, как Дух Огня отступил к скале и в целом как-то поскучнел. Испугался? Или ей показалось? Как и с глазами в храме... Ксора так и не определилась, тем более, что Фламментайн не подавал никаких признаков тревоги. В конце концов драконица решила, что просто переутомилась. Даже у Духов есть свой предел. А у неё были достаточно длинные и безумные сутки. Совет, битва, подсчёт потерь, новый Совет, подарок тёмных, теперь вот ещё прощание... А между ними - охота с краткими перерывами на сон. Многовато даже для Величайшей.
И вот теперь Зелёная стояла под всё усиливающимся дождём, тихо ворча под нос, когда особо ретивые драконы задевали её крыльями или хвостами. Один и вовсе ухитрился оттоптать ей хвост. Наконец хаотическое движение начало замедляться, а общий поток присутствующих распался на два. Тоненький ручеёк желающих преклонить головы перед Темнейшей и бурлящая река тех, кто покидал площадь. Но и она, в свою очередь, разделялась на три части. Тёмные разбредались по своим делам, а земляные и огненные собирались вокруг своих Глав. Окинув взглядом столпившихся драконов, Ксора заключила, что если кто-то и остался ещё под сводами храма или рядом с ним, то таких единицы. А значит не стоит задерживаться здесь. У стаи Земли много дел на своих территориях. Да и не стоит злоупотреблять гостеприимством тёмных в такой момент. Кто знает, что придёт им в голову...
Поэтому драконица создала портал, который на этот раз обрамляла не золотисто-коричневая пыль, а прошлогодние палые листья, принесённые сюда ветром. Драконы нестройной толпи втянулись в переход, Ксора прошла последней, мимоходом отметив, что времени было далеко за полночь.
пик Мглы

0

71

- Я собираюсь оживить Лича, - поставил Верраял ее перед фактом и замолчал, давая переварить информацию. А переваривать было что! Хотя бы огромный шанс фиаско и повторение событий в Руинах, но уже помноженное на возможность Лича получить контроль над Долиной Плоти. Возможно, Шэррани сейчас пожалела о том, что предложила свою помощь, возможно, что нет, но это не особо интересовало Верраяла. В данный момент ему нужен сообразительный помощник, а пушечное мясо для воскрешения Лича он найдет.
- Как ты сама можешь представить, допущенные ошибки могут обернуться еще одной бойней, но уже внутри нашей стаи, - тихо проговорил Верраял на спуске с горы. Хаосу очень не хотелось возглавить горку трупов и порадовать своего вечного врага своей кончиной. Обойдется. Подумав о Духе Порядка, дракон усмехнулся. Появилась мысль о том, чтоб натравить этого Лича на светлых и изничтожить их природных врагов. К сожалению, Лич сильно поврежден, да и опасно возвращать ему былую силу. Очень жаль. Хаоса позабавило такое жестокое изничтожение его врагов и безуспешные старания Порядка исправить положение.
- Если есть вопросы, то задавай их сейчас.

0

72

Темнейшая собрала волю в кулак, со всей оставшейся терпеливостью ожидая ответа Духа Огня. Выглядел тот, к слову, не важно. Похоже, его тоже здорово потрепало в той битве. Ну, правильно, если уж она погибла, то и остальным должно было достаться в изрядной мере. Оставалось надеяться, что Фламментайну усталость и прочее не помешает плотно побеседовать с ней. Не хотелось бы ей тащиться с матами на Огненные земли, гонясь за этой летучей печкой.
Наконец-то Их Огненность соизволил подать голос. На слова, сказанные вслух, Темнейшая коротко кивнула. Мэльз без особых эмоций, не перебивая, выслушала Фламментайна. Вот, значит, как. Её драгоценные подданные действительно организовали тут пафосную церемонию с её проводами на тот свет. Мило. Очень мило. Лучше бы занялись более важными делами, как поиск пищи, приведение раненных в порядок, реорганизация отрядов, в которых больше всего погибших и недееспособных. Судя по всему, это промашка её сына, который по всем правилам считался теперь Главой стаи Тьмы. И это Мать-Тьму категорически не устраивало. Она всё ещё подозревала сына. Всё ещё питала недоверие из-за того его поступка.
Что до информации о личе - было приятно знать, что эта тварь окончательно сдохла. Верраял, несомненно, всласть попрактикует на нём свои выдающиеся некромантические умения. Но это мало заботило драконицу на данный момент - лишь бы её земли не разнёс, пробуя оживить лича. Гораздо больше её интересовало то, что произошло на Совете, который, всенепременно, Духи должны были созвать после экспедиции.
Что до последнего вопроса - тут Арамэльминдиз хорошо так перекосило от раздражённой ухмылки. Как же, может вернуться... Если бы могла - давно бы уже сделала это. Её бы не остановили ни лёд, ни горная порода. всё бы к чертям выбила своей массивной тушей. Увы, никто её обратно в собственное тело не пускал. И это было самое досадное.
- Ясно. Нет, вернуться я не могу. Тело мне больше не подвластно. Но часть магических способностей всё ещё при мне. - коротко отозвалась самка, - Что было на Совете?

+1

73

Шэррани молча плелась за Верраялом, стараясь не сбиться с того темпа ходьбы, который задал Дух. Ну, вот она с ним и наедине. Только вот как-то от этого было ни холодно, ни жарко. Хаос был сугубо мрачен и холоден, каков был всегда и со всеми. Со всеми... кроме Неё. Шэррани жутко завидовала Арамэльминдиз. Создала идеального дракона для себя и ни с кем им не делилась. И Верраял не мог оторваться от неё, хотя вряд ли Темнейшую можно назвать особо заботливой и ласковой женой. Порой советнице вообще казалось, что Мать-Тьма обращается с собственным супругом исключительно как с вассалом, а не как с членом своей семьи. Неприятно было на это смотреть, а ещё было очень жаль Верраяла, который терпел это.
Наконец-то Дух Хаоса заговорил. И не о чём-нибудь - о звёздном личе. Шэррани слушала молча, но чем дальше дракон пояснял суть задачи, тем больше она советнице не нравилась. Это же жутко опасно! Звёздный предок уже показал свой оскал и расправился с Дочерьми как нечего делать. Неужели даже после этой демонстрации силы Вераялу не страшно взаимодействовать с этой тварью? Впрочем, Шэррани вообще сомневалась, что этого дракона что-то может испугать.
- Господин, а мы осилим некромантию такого уровня? Лич показал свою силу. Не хотелось бы, чтобы эта сволочь разнесла земли стаи. - отозвалась советница, уповая, что у Хаоса уже есть хороший план, как обезопасить эксперимент. Самка не надеялась отговорить дракона - бесполезно. Он явно хотел отомстить личу за супругу.

0

74

То, что Арамэль слышала мысленную речь, вселяло в Духа Огня определенную уверенность. Вот теперь можно стоять тут ровно столько, сколько понадобится, беседуя с частично восставшей из мёртвых Матерью-Тьмой, не раскрывая рта. Он даже выпрямился, продолжая по возникшей привычке прятать раскроенный бок под свешенным крылом. Не на что тут смотреть, право слово. Как будто вывернутого наружу мяса не видели. На Духах, впрочем, повреждения заживали достаточно быстро, ещё пара недель, и тушка Фламментайна станет как новенькая - просто чешуя украсится ещё одним тёмным шрамом, да срастётся криво в местах разломов. Только он не самка какая расфуфыренная, чтобы беспокоиться о собственной внешности.
- На Совете было тихо, - фыркнул Фламментайн, снова вспомнив скучные минуты, проведённые под сводами Собора. - Постановили пятьдесят лет прохладного мира... всем нужно время, чтобы оправиться. Как мы, так и Светлые, присягнули новым Главам.
Косноязычие неразговорчивого Духа никуда не девалось даже во время мыслеречи. Убивать у Фламментайна выходило куда как более ловко, чем болтать.
- Беленькая Глава светлой стаи не выглядит сильной противницей, - заметил он. - Эльсирин всё маячил у неё под боком, следил, как бы чего не так она не сделала. И водная стая сейчас живёт на их землях...
Самец плотоядно ощерился, обмахнув клыки раздвоенным языком. Вот прямо сейчас напасть бы, раздавив две трети Светлого Альянса, как тараканов. Но только ему нападать некем. Собственная стая находится в состоянии весьма потрёпанном, и рисковать драконами он не хотел - стая заслужила отдых.
Сообщать о Фаустовом подарке он тоже пока не стал, ибо как сомневался. Что там за земли, да как их можно использовать? Может чувство благодарности пока испытывать-то не за что. А тем более выгораживать коварного Фауста перед Мэльз, сообщая о его ловких дипломатических ходах. Нет уж.
- А с Фаустом ты пока не общалась? - с невинной мордой поинтересовался Фламментайн. - Наверняка он будет рад знать, что ты... здесь.
Сказать "жива" язык не повернулся.

+1

75

От Арамэль не ускользнул тот факт, что хоть Дух Огня и выпрямился, но старательно закрывал крылом один бок. Похоже, здорово подрали. Ничего, на Духах всё заживает, как на собаках. Поэтому Темнейшая не стала никак комментировать сей факт.
Фламментайн по старой привычке был скуп на слова. Всё чётко, коротко и по делу. Но ей больше и не надо. Развёрнутый ответ она выбьет у Верраяла, который не откажет ей в беседе, сколь бы убитым горем и подавленным он сейчас ни был. Опять мир... - недовольно отметила в своих мыслях драконесса. Если бы она была жива и присутствовала на том Совете, то сделала бы всё, чтобы дожать Светлый Альянс. Она хорошо потрепала их дорогой Элтен, водные остались без дома. Ещё один совместный налёт, но уже с земляными в составе нападающих, и Светлый Альянс наверняка затрещал бы по швам. Но, увы, её более осторожный и менее сведущий в военном деле и политике отпрыск счёл за благое дать всем передохнуть. Впрочем, при таком раскладе она могла лишь поддержать данное решение. С новым лидером Альянса это было бы всё равно, что игра ва-банк. Вряд ли другие Духи Тёмного Альянса с охотой приняли бы сие рискованное предприятие не пойми с кем во Главе, у Фауста не было ещё никакой репутации толком.
Сведения о том, что новый лидер Светлого Альянса стоит на лапах нетвёрдо её немного порадовали, но недостаточно, чтобы хоть чуток успокоиться. Тёмный Альянс был её делищем, она сама его создала, буквально выгрызя земли для трёх стай, составляющих оную организацию. Столько драконов полегло во время Раскола, столько сил было потрачено и нервов. Арамэль не боялась за будущее Альянса, пока правила сама. А вот сможет ли удержать в своих лапах власть Фауст - вопрос интересный и непростой. Но, в любом случае, развалить свою организацию она не позволит, поэтому придётся раздавать всем Духам, а в особенности сыну, пинки и указания. Даже умереть спокойно нельзя! Впрочем, она не особо-то и жаждет спокойствия...
- Ясно. Без меня, небось, даже колкости никто не осмелился бросить. - фыркнула Темнейшая.
А вот вопрос про Фауста её застал немного врасплох. И эта невинная Фламмова морда... Подозрительность тут же включилась, а в голове зародилась догадка, которая быстро оформилась в уверенную мысль. И вместо ответа последовал вопрос на вопрос:
- Ты тоже заметил этот его маневр вбок, но не в мою сторону?
Арамэльминдиз резко посуровела и помрачнела ещё больше (хотя, казалось бы, - куда уж больше?). Драконесса никогда не отменяла возможность предательства от кого-то из приближённых, но меньше всего ей бы хотелось, чтобы предателем оказался кто-то из членов её семьи.

+1

76

От помрачневшего призрака аж холодом повеяло. Фламментайн, отчаянно тосковавший по духоте родной пещеры в Шагриаре и тёплой Виль под боком, принялся нагревать свою шкуру. Края чешуек слабенько засветились, как раскаляющийся металл. Мать-то не проведёшь, но вот только Духа Мщения им не хватало в общей кунсткамере, коя и составляла Альянс Тьмы. Потому Фламментайн постарался сбавить обороты, тем более что и сам не особенно-то в курсе был - свои наблюдения Горт ему ещё не озвучил, как помнится.
- Не до того было, - сумрачно ответил он. - Меня куда более занимал летящий в твою сторону снаряд, а не перемещения Фауста по полю. А потом и вовсе...
Он пожал плечами. Да. Вид гибнущей Арамэль нескоро выветрится из памяти любого, кому повезло в этот трагичный момент смотреть в нужную сторону. И кровь, сочившаяся меж её клыков, и конвульсии, сопровождавшие последние минуты её жизни в драконьем теле. Фламментайн всё пытался понять, к какой природе теперь принадлежит Мать-Тьма. Это наверняка не обычный призрак - имей возможность любой желающий летать в таком виде по землям Империи, у Фламментайна проходу бы не было от мятущихся душ драконов, погибших от его когтей. Но она и не Дух в полном понимании того слова, каким все привыкли обозначать одушевлённую стихию. Самец тряхнул головой, избавляясь от бесполезных размышлений. В общем-то это неважно, мысли о тонких материях - не его конёк, и ни к чему хорошему не приведут.
Да ещё этот непрекращающийся зуд где-то под кожей, свидетельствовавший о сильном чужаке на его земле. Давно пора уходить, но делать это, не дождавшись обещанных слов Фауста, огненный не хотел.

0

77

Церемония плавно и неспеша сходила на нет. Основная масса драконов уже попрощалась со своей повелительницей и хмурившись кто улетал сразу после посещения свода пещеры. Кто просто разбредался по сторонам. Землянные вместе со своей главой покинули гору Мрака через портал, оставшиеся ожидали либо Фламментайна, либо просто переговаривались между собой планируя куда лететь и что дальше делать.
Лью сидела на камне дожидаясь пока Калипсо отметится у алтаря и выйдет обратно. Мысли то и дело витали о последнем событии с чужим сознанием. Определенно маг знала этого дракона. Но вот кто так и не было ответа. К тому же ощущение присутствия как появилось так и пропало. И теперь можно было благополучно отпустить свои размышления и не грузится. Мало ли кто тут пролетал, или прилетал. Может в свете последнего дня у Льюиллы от смены некоторых жизненных позиций теперь и сознание чуть тронулось.
Взглядом темная посмотрела снова в сторону долины в которой исчез Дух Хаоса. Вот этот феномен до сих пор для всех был загадкой. Как это наитемнейшее существо после Темной Дочери пустил в душу это чувство как любовь, привязанность. И тем более к той что в принципе не знакома с этими чувствами. А может подальше от чужих глаз и эта драконица умеет отдыхать и получать удовольствие. Просто все это думалось к тому что самка признавала необходимость быть хоть с кем то в особой близости. Ведь одинокий дракон не всегда может быть счастлив. И к тому же данные чувства значит нужны для чего-то.
Лью приняла наконец решение которое наверняка изменит мнение о ней в стае. Или же прибавит ей веса кто знает. А вообще ее личная жизнь не должна никого интересовать.
Вот воитель показался из пещеры после прощания с Матерью и Маг послала ему слова:
Я хочу домой. Ты со мной?
Но ответа она ждать не стала взмахнув крыльями повернулась по направлению к горам. К своему укромному уголку.

----------> Пещера Ведьм

0

78

Фауст с отсутствующим выражением морды следил за входящими в пещеру и выходящими из неё. Слышались односложные предложения в адрес матери, все приблизительно одного и того же содержания. Отец после прощания тут же удалился в сторону своего логова. примечательно то, что за ним кинулась советница, но Фауст счёл, что это уже проблемы Верраяла, они его на данный момент не особо волновали. Ксора после прощания удалилась вместе с частью своих драконов. А вот Фламментайн остался, как его и просили. Сейчас было самое время подойти и побеседовать с Духом Огня, но слова как-то не шли. Вот и Льюилла отправилась заниматься своими делами. Основной поток драконов начал удаляться, теперь в пещеру заходили по одиночке или по двое.
Фауста обдало холодном, словно кто-то внезапно устроил сквозняк. А ещё ощутилась знакомая аура. Дракон подозрительно покосился на логово матери, пытаясь высмотреть голову Темнейшей, закованную в лёд. Нет, быть того не может. Он видел, как она умирала. Просто померещилось. Хотя, легко сказать "померещилось" - неприятное ощущение так и не прошло.
Набравшись смелости и выстроив в голове приблизительный ход разговора, Фауст направился к Духу Огня. Занятый своими мыслями, дракон не заметил ни странного поглядывалия огненного по сторонам, ни столь же странный взгляд в одну конкретную точку. Оставив между собой и Фламмом около двух метров расстояния, тёмный остановился и первым начал беседу.
- Хорошо, что ты остался. Беседа не затянется надолго - у меня тоже полно дел, - заговорил Фауст, - С Её уходом жизнь в Империи изменится. И в Альянсе тоже. Ты уже договорился с Ксорой на счёт островов? Если на острове будет немного дичи, тёмные готовы отдавать одну четвёртую добычи со своего острова. Нам сейчас нужно заново наращивать мощь - последние события круто потрепали все стаи.

0

79

Ксора со свитой удалились, и площадка постепенно начала пустеть. Вот и прямо сквозь призрачное тело Арамэль, поёжившись, прошёл один из огненных архонтов.
- Господин Фламментайн, - дракон чувствовал себя явно неуютно, - разрешите идти?
Дух Огня отпустил его кивком, и архонт поспешил вернуться к толпящейся стае. Под мигание порталов и хлопанье крыльев гости Тёмной земли стали возвращаться обратно к себе. Больше стае здесь было нечего делать - отдав дань почтения, драконы решили разойтись по пещерам.
Фламментайн тем временем приметил идущего к нему Фауста. Вот и хорошо - по крайней мере без свидетелей обойдутся. И без Ксоры - впрочем, если Сумеречный хотел сообщить что-то действительно приватное, тем лучше. Информацию самец умел ценить. А если мать соизволит и ему показаться, уйдёт следом за стаей. Вникать в разборки Тёмной семейки не больно-то хочется.
- С Ксорой не говорил. Я отправил сына осмотреть остров и поставить метки, - пробасил Фламментайн, - и результаты разведки мне пока неизвестны. Если дела там будут обстоять плохо, я воспользуюсь твоим предложением. Спасибо.
Последнее слово он произнёс, несколько помедлив. Что бы там ни сделал Фауст в Руинах, теперь он пытался завоевать доверие огненной стаи. Однако Дух был консерватором. Ещё бы - пять тысячелетий под железной пятой Матери-Тьмы без намёка на изменения кого угодно отучат смотреть в другую сторону. Впрочем, Фламментайна всё вполне устраивало, у него есть уютная Пламенная земля и карт-бланш на кровавые развлечения с участвием представителей Светлого альянса. А теперь ещё и новый островок, где можно устроить себе всё, что угодно. Словом, не на что жаловаться.
В сторону Арамэльминдиз он старался не особенно смотреть, однако леденящий душу холод давал понять, что клок тьмы, в который она превратилась, всё ещё здесь.

0

80

Фауст поёжился снова. Возле Фламментайна царила какая-то непривычная аура, веяло холодом, замогильным. Обычно такая аура окружала Темнейшую, а впоследствии приходило и ощущение ужаса. Но матери здесь быть просто не могло, по определению и по всем законам здравого смысла. Хотя... Духи в этом плане несколько отходят от основных канонов этого самого смысла. И тем не менее, самец никого хоть отдалённого похожего на его мать не видел, стало быть - её тут и нет.
Захлопывались порталы, драконы массово покидали гору Мрака. Похоже, дорогие гости не особо уютно себя чувствовали на территории стаи-союзницы. Впрочем, их в этом винить нельзя - атмосфера здесь создана исключительно для тёмных. Для огненных слишком холодно, для земляных слишком мало лесов и слишком мрачно.
Фламментайн не промедлил с ответом. Что ж, если он ещё не договаривался с Ксорой, значит делёжка земель, скорее всего, произойдёт по старой доброй традиции - кто успел, тот и съел. И в таком случае он не причём, если кому-то достанутся земли получше, а кому-то похуже. Благодарность Духа явно была скорее официальной, Фауст был уверен, что клочком земли и обещанием помощи доверие Духа Огня он купить не сможет. Авторитет придёт завоёвывать более значимыми делами.
Но стоило поскорее обсудить более значимые вопросы, нежели новые земли - с этим у них ещё будет время разобраться, острова никуда не убегут. О своей задумке касательно изоляции стаи Фауст пока решил не говорить соседу. Это ещё требовалось обсудить с отцом, а уж потом ваять, что надумал.
- Моя мать в последнее время чаще всего опиралась именно на твоё плечо при совершении различного рода операций в адрес оппозиционного Альянса. Надеюсь, ты не откажешь и мне в такой роскоши. Ксоре я не доверяю - она не поддержала союзные стаи при битве на Элтене. - уж об этом он помнил, мать была более чем недовольна, - Ты не в курсе, разбиралась ли Темнейшая уже с этой проблемой? И ещё... Оставляла ли моя мать какие-либо планы или распоряжения касательно ближайших лет? Зная её, она бы не стерпела долгой передышки и за Элтеном бы последовала новая битва. Из всех Духов-союзников - ты лучший военачальник. Она не могла с тобой такое не обсуждать.
...Либо я плохо знаю свою мать... - додумал уже свою тираду Фауст.

0

81

Арамэль как-то подозрительно притихла. Даже из виду как-то почти пропала - Фламментайн улавливал боковым зрением тёмное марево, дрожащее на нездешнем ветру, но оборачиваться, чтобы выяснить это более точно, не хотел. В той стороне не было ровно ничего такого, что могло бы привлечь внимание, а скосить глаза, чтобы рассмотреть более ясно, мешала жёсткая перепонка на скулах.
- Не в курсе, - немногословно ответил Дух, щурясь. - Если и были какие-то планы, до меня они дойти не успели. Всё в твоих лапах, брат.
Кто-то, а лично он ближайшие несколько лет по крайней мере налётов не планировал. Его стае тяжело пришлось в последнее время, и теперь Фламментайн желал направить усилия в чуть более мирный вектор развития, а именно - охоту, тренировки и, конечно, рождение новых птенцов. С последним проблем никогда не было, как и с сохранностью будущих воителей огненной стаи, росших на склонах Шагриара, буквально у него под крылом. Кажется, более безопасного для них места на всём материке не сыщешь.
- Не терпится встать во главе армии? - прогудел Фламментайн, без тени усмешки или иронии. Глубоко посаженные глаза мрачно светились, отбрасывая на скулы слабые блики - укрощённый огонь, запертый в теле дракона, готов был в любой миг выплеснуться яростью. Уж Первородную-то стихию ничуть не тревожили мирные договоры, ослабшая стая и прочая шелуха. Огонь пожирает всё.

0

82

Увы, от Духа Огня ему не удалось многого узнать. Либо Арамэль оставляла распоряжения, но сказала их не выдавать никому (что, впрочем, учитывая ситуацию, можно было бы и нарушить), либо действительно ни с кем ничем не поделилась, всё держала в собственной голове. Печально, весьма. Значит, придётся мастерить собственный концепт с нуля. И тут главное не наломать дров и сильно не отдалиться от выбранного матерью курса.
- Прискорбно. Значит не судьба. Спасибо за... - отсутствие информации, - ...те сведения, что смог предоставить, брат.
Обращение было немного странным. Пусть Фламментайн действительно в некотором роде мог считаться его братом, так как Мэльз его создала, однако братские чувства между ними навряд ли существовали. Да и не они были нужны Призраку. Ему нужен был надёжный тыл. Пока он состоял лишь из отца, но этого явно мало. Чем больше верных сторонников, тем крепче будет его политика и его авторитет. И пока всё это будет укрепляться и строиться, стая сможет вновь набрать мощь, он как раз хотел занять демографией. Она итак у них не хромала, но если детёнышей прибавится - стае оно будет только на пользу. Для этого самец планировал часть драконов, преимущественно охотников и воинов, сослать на новые приобретённые земли. Более благоприятная обстановка должна помочь тёмным чуток расслабиться и отвлечься от войны и прочего. Пускай в кои-то веки уделят львиную долю времени своим семьям.
Внезапный вопрос огненного вывел тёмного из раздумий. Не отвлекаться на постороннее! Беседа не окончена.
- Армия в раздрае, боевых единиц заметно уменьшилось. Демографией надо усиленно заниматься, если мы хотим новых увеселений с нашими светлыми "друзьями". - прогудел глухо Фауст. Ему совсем не улыбалось сражать со Светлым Альянсом, которым теперь руководила Иррлуасса, но, как видно, иного ему не светит.
- Спасибо за уделённое время, Фламментайн. До встречи. - не мог же он во всём копировать свою мать, которая любила уходить вовсе не попрощавшись, поэтому прибегнул к вежливости. После этого он коротко кивнул и потопал в сторону от горы Мрака. Захотелось в кои-то веки на своих четырёх добраться до логова, а не порталом. Заодно есть время на раздумья, а при ходьбе и думается легче.
=====>>>> Кроличья нора

0

83

- Займусь, будь спокоен, - усмехнулся самец и попрощался в ответ, склонив голову в коротком кивке. Несколько мгновений он смотрел вслед удалявшемуся Сумеречному, после чего перевёл взгляд на то место, где по его прикидкам должна была находиться Арамэльминдиз.
Но её не было. Тёмное марево, которое он наблюдал боковым зрением в течение всего разговора с новым Главой, окончательно истаяло, будто призрака здесь и не было никогда. Кажется даже, несколько потеплело.
- Арамэльминдиз? - на всякий случай позвал Фламментайн в пустоту. Ответа не последовало и он, пожав плечами, стронулся с места. Заднюю лапу внезапно скрутило мощной судорогой, отчего Дух был вынужден поджать её к животу, дожидаясь, пока резкая вспышка боли не отпустит. Что за чёрт там творится в его землях? Если нудную чесотку ещё можно было вытерпеть, то это уже ни в какие ворота не лезет. Да ничто больше и не держало его на Тёмных просторах. Разговор с Фаустом окончен, дань вежливости отдана.
Несколько раз согнув-разогнув конечность, болезненные ощущения с которой схлынули так же быстро, как и накатили, Фламментайн распахнул десятый за эти сутки портал и впрыгнул туда. Лететь на своих двоих не хотелось, пусть и не так уж далеко - тревожить лишний раз рану на боку желания не было.
Тяжёлый хвост, мигнув на прощание раскалённым кончиком, втянулся в пространственный коридор и исчез вместе со своим владельцем.

>>> Лавовое озеро

0

84

Игра в текущем времени завершена. Игровое время в локациях переведено на 52 года вперёд.
Вы можете продолжить игру, самостоятельно создав тему во временных эпизодах.

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Тёмные просторы » Гора Мрака - храм Матери-Тьмы