//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река Зиврис

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i64.fastpic.ru/big/2014/1109/36/4941f92b26722da92f91d2f5f7164a36.jpeg

Эта река оканчивается водопадом Смерти. Воды тут бурные, а течение быстрое, ведь река горная. Живности в реке практически нет, тут смогли выжить только самые быстрые пловцы.

0

2

Пролив ------->
Высоко-высоко в небе.
Дред летел практически на предельной своей высоте. Это совсем нелишне, если ты пересекаешь Темные земли. Да, еще и по центру. Но все равно, так высоко, он бы не летел, если бы внизу, от чего-то не наблюдалась повышенная активность Темных. Со всеми драконами, что-то творилось.
- Не связанно ли это, с моим последним приступом тревоги. Что-то страшное произошло в этом мире...Но во всяком случае, лучше держатся от них подальше. Сейчас, как можно дальше.
Дракон рассекал холодный воздух верхних слоев. Ничего живого тут не обитало. Даже Небесные Киты, когда еще были, не залетали на такую высоту. Не обледенеть, и упасть на землю в виде куска замороженного мяса, ему помогала ураганная форма. Она же позволяла двигаться с максимальной скоростью. А задерживаться на такой высоте, даже ему не хотелось.
Но все же тут было необычайно красиво. Открытый горизонт, позволял  видеть на сотни миль.Массивные облака впереди, похожи на Могучие горы. А под ними, будто на дне, проглядывался материк. Был виден и каньон, расположившийся на юге Темных земель, и сами Черные горы, на севере. Позади виднелись бы и Мертвые Топи, если бы только Дред смотрел назад.
Небо над головой было скорее черное, чем синее. И уж точно не голубое. На этой высоте, появлялось странное чувство: будто ты не оттуда, не с низа. И это нельзя назвать отчуждением. Это скорее причастность... к чему-то большему. И всю планету воспринимаешь иначе, и всех ее обитателей. Все земные дела, становятся не важны. И кажется, что ты так мало сделал, для вселенной вообще. И проглядывающие звезды над головой, манят и будто призывают. Быть с ними, делать что-то великое.

Но рано или поздно, нам приходится спускаться.

-------->Глушь

Отредактировано Дредмонкратош (29 Мар 2013 18:05:32)

0

3

Начало игры
Алкара летела высоко в небе, стараясь не пропустить попутную струю ветра. Иначе она может упасть. Она никогда особо не доверила полетам, хотя вся была для этого приспособлена: большие крылья, легкое тело... Скорей бы уже долететь!Она посмотрела вниз и вздохнула. Еще пару-тройку километров и она на месте. Дааа, для дракона бояться летать - это как для пилота бояться высоты. Возможно, во всем виновата совсем не воздушная стихия. Хотя.... Многие драконы из ее стаи отлично летают. Ну, что за ерунда! Но у высоты есть один плюс. Именно он чаще всего заставляет Алкару подняться вверх. Это прекрасный вид. А сейчас? Мокрый дождь и серые облака. Алкара отряхнулась от снега и снова посмотрела вниз. Ура, почти прилетела!
Пролетев еще немного, она стала спускаться. Плавные, немного ленивые взмахи крыльев снижали вероятность разбился об землю. Наконец, лапы почувствовали  твердею поверхность. Драконесса огляделась. Никого нет. Хм, это весьма не популярное место у наших. Поэтому я его и люблю.Алкара втянула в себя воздух и пошла сквозь туман. Чувствительный нос заменял ей глаза. Вокруг не души. Лишь едва слышно журчит река. Алкара выдохнула пламя. Когда ты хладнокровная, нужно хоть немного согреваться. Да и если ответили бы еще одним сгустком пламени, значит она не одна. А ей этого не хочется! Наконец, шум водопада Смерти послышался еще более отчетливо. Темная стояла перед водопадом около берега реки. Алкара опустила свою длинную шею параллельно воде, а потом легла полностью. Так она и лежала, смотря вниз.

0

4

52 года спустя.
Разочарование. Пятьдесят два года сплошного разочарования ждали бестелесного Духа с момента смерти. Начиная от измены двух родных драконов и заканчивая трусливым бегством одного из них. Тёмная выигрывала битвы в небе и на земле, в чуждых ей средах и при преимуществе в виде близких стихий. Но самый важный бой проиграла. Нет, не тот, где её лишили тела. За ведением дел стайных и активной вторженческой внешней политики, тёмная упустила и отклонения в идеологическом настрое сына, и верность Хаоса. И если последнего можно было просто окрестить кобелём, который после смерти постоянной партнёрши тут же полез на другую суку, то уход Фауста Темнейшая восприняла более болезненно. Паранойя - не порок, а часть её жизни. За этим маневром драконица видела происки своей сестры. Неужто Аллинэя научилась пользовать грязными приёмами, вроде удерживания при себе кого-то через половые отношения? Даже если при этом под самца пришлось лечь её дочурке. Слабо это вязалось с образом Светлой, но в противном случае получалось, что её сы́ночка втюрился с полукровую сучку. Что ещё могло его заставить променять власть и семью на жизнь одиночки и предателя? Нонсенс.
Впрочем, ныне Темнейшая продолжала вести дела своей стаи, более скрыто, не так активно. Но вечность провести, паря над землёй и быть молчаливым наблюдателем, - со скуки в Серый Плен может захотеться. Благо, даже при наличии шаткого мира тёмные продолжали наращивать мощь, собирали данные, и не так давно шпионы, засланные на Элтен, выяснили, что население озера ощутимо поредело. Даже при учёте того, что водных хорошо порезали на Элтенской битве. Тяжко спрятать такое количество туш. Куда дели - шпионы не выяснили. И на этот случай у неё в рукаве имелся "джокер", которому предварительно уже было послано ментальное сообщение. Собственно, именно поэтому Арамэль оказалась у реки, довольствуясь одиночеством, мрачным ранним вечером и шумом воды, о которой в последнее время думала даже слишком много.
Река разбухла от мокрого снега и дождя. Защита, изобретённая Сумеречным, спасала от несанкционированного проникновения на территорию стаи, но не от непогоды. Хорошо, когда ты немного мёртв, - побоку на погодные условия.

0

5

Начало игры.

Многие думают, что невидимость - это заклинание, они полагают, что невидимку непременно что-то выдает, ненароком упавший из под ноги камень, рябь в воздухе или иной дефект чар, никогда не идеальных. Такие драконы полагают, что стать шпионом означает колдовать и быть тихим, что такого агента можно заметить. И именно поэтому никогда не видели Жнеца. Вся суть в том, что все мы подсознательно осматриваем все вокруг нас, незаметно для себя мы ищем определенные несовпадения с привычной нам картинкой действительности. И лишь когда нас окружает обычная серость, мы расслабляемся, забывая о том, что находимся на войне и тогда... Печальный конец. Тщеславные сравнивают убийцу с тенью, романтики со змеей, но правда в том, что Жнец невидим, потому что он то, что вы видите каждый день... И даже звездам не безопасно на небе.
Нокс рассекал своим телом водную гладь, советник стаи сейчас улетел на охоту, уступив место смертоносному орудию, к счастью, пока что не обнаженному и мирно покоящемуся в ножнах. Старая маска, старые привычки, идеальная точность по времени, амулет с защитой от магического поиска и заклинание сокрытия включены, ни единого звука, ни единой волны, не то, чтобы он был таким уж педантом и параноиком... Работа такая. Крылья плотно прислонены к телу, лапы и хвост служат рулем, позволяющим лавировать в бурном течении, случайно не вылетев на поверхность или не ударившись об дно или одну из скал. Конечно, проще было бы просто телепортироваться в нужное место, превратив ближайший камень в портал, но годы службы научили Жнеца действовать обходными путями, ведь никогда не знаешь, кто может смотреть. Вот и пришлось заделать крюк, телепортировавшись примерно в двух милях вверх по течению, после чего отправив иллюзию лететь на запад в течение трех минут, а сам, незримый, продолжить путь под водой. Куда надежнее, чем магией разума сканировать пространство, в поисках потенциальных наблюдателей, преследователей или нежелательных попутчиков. Нокс был готов к бою, в конце-концов темная мать просто так не зовет, а значит необходимо в очередной раз решить проблемы, чтобы почтенный Верраял мог и дальше заниматься тем, что он обыкновенно делал, то есть ничем. Не то, чтобы Жнеца так уж тянуло сражаться за дело тьмы, но держать стаю в подвешенном состоянии, означало неопределенность, вопрос времени, прежде чем драконы задумаются о будущем. И именно это время как правило советник и обеспечивал, причем на обеих работах. Он появился бесшумно, немного показушно используя свой талант оставаться невидимым и физически и магически, убеждаясь, что их здесь только двое. В конце-концов быть одним из немногих драконов со способностью подкрасться к Дочери незаметно и не использовать это... Арамэльминдиз редко лично видела своего Жнеца в деле, а потому он мог позволить себе немного позерства. И тихий шепот, доносимый порывами ветра из пустоты, стал единственным, что возвестило о том, что верный служитель рядом.
- Вижу ли я грусть на лике твоем, о темная мать? Могу ли я развеять эти тучи? 
Капли дождя касались теперь уже вполне видимой головы, медленно появляющейся из воды, сейчас Змей как никогда оправдывал свое прозвище, медленно и осторожно выползая на берег и лишь вкрадчивый голос был единственным звуком, исходящим от него.
- Ты призвала меня и я пришел, так чем же мне служить тебе, о мать, клыками или словом? Желаешь, чтоб я вышел в свет или принес ночь? Приказывай, ибо Жнец внемлет тебе.
В сравнении с ней он был мал, но тем не менее картинно преклонился перед той, кому служил, издав шипящий звук. Лапы медленно ложились на каменистый берег, капли стекали с монолитной чешуи и по мере того, как черный дракон медленно оказывался рядом с Арамэль, желтые глаза все более явно вглядывались в алые, будто бы стремясь прочитать на них то, ради чего он был призван. Старая маска. Старые привычки. И лишь цели постоянно меняются.
- Печаль моя сильна, ибо величием твоим лишь избранные могут насладиться, надолго ль это или может, ты скоро вновь погасишь свет и тьмы завесой оградишь, тех кто тебя лишь ожидает госпожою?
Пожалуй, сейчас Нокс немного перегнул палку, вопреки этикету начав задавать вопросы прежде, чем получил приказ. Впрочем, это легко можно было объяснить силой печали. Интересно, для нее Жнец был фаворитом, чья верность не подлежала сомнению, а он даже сейчас подсознательно искал уязвимые места в чешуе, пути к отступлению, силился разглядеть в бездонных черных зрачках то, что грядет. Ибо в отличие от Верраяла Арамэльминдиз никогда не вызывала просто так. Новая игра богов близилась и ему предстояло сделать первый ход в страшной партии. Или же он просто не успел изучить темнейшую за годы совместной работы.

0

6

Часть побережья было окутано клубами мрака, распространявшегося от Темнейшей, в чьей голове зрела и укреплялась гнуснейшая мысль. Какова ирония судьбы. Она могла бы править, но обязательство хранить мир от уничтожения заставили её прийти на помощь Светлому Альянсу, который оказался бы разгромлен на Севере, будучи там без поддержки её и тех, кто ей служит. Вот и конец войне. Никогда не давать обещаний, которые могут мешать делу. Никогда больше. Пусть Праматерь оставила поле битвы детям своим, но свинью подсунуть не забыла. Гадина.
Ноздри раздулись, выдавая нетерпение и яростную работу мысли. Смерть, предательство, ещё одно предательство, дважды измена. Трудно сказать, по чему это ударило больше: по любви или по самолюбию. Во всяком случае, с Хаосом она виделась редко, вынужденно и неохотно, давая советы. Её бывший не был ни умелым правителем, ни матёрым политиком. Пусть видел он много раз жену на Советах, часто следил за исполнением её приказов, но генератором идей была она. Все прочие - исполнители, орудия для реализации. И если ранее эти орудия могли быть ей дороги за трудолюбие и честно выполняемую работу, то ныне никому не было доверия. Если уж любимый дракон, созданный ею и для неё, оказался способен легко в первый же день найти ей замену - что говорить о прочих существах, практически ничем к ней не привязанных, обладающих собственными волей и целями? Чем выше пьедестал - тем больнее падать, а Темнейшая упала с большой высоты. Причём как буквально, так и фигурально.
Жнец появился внезапно. Как и всегда. Взращенный на её глазах и с её подачи, воспитанным в неблагоприятной среде, в тяжёлых условиях, психологически он вырос быстрее, чем физиологически. С тех пор лишь совершенствовался. На зависть другим - на скупо и немо демонстрируемое довольство покровительницы. С её смертью ничуть не изменился, хотя Хаос наверняка лелеял мечту разбить голову фаворита жёнушки о ближайшую скалу. Не мог. Слишком полезен, слишком хорошо оправдывал себя и свою репутацию.
- Тучи сомкнулись над моей головой задолго до твоего рождения, с тех пор они всегда со мной.
Скупой и экономный в движениях подзывающий жест. Темнейшая не была склонна к сентиментальности с момента создания. В виде призрака же эмоции почти полностью упразднились. Сейчас она хотела ограничиться выражением своего сожаления, что она больше не может быть рядом с учеником в полном смысле слова "рядом", а также выдать задание. Всё.
- Слова твои надеждой полнятся и скорбью. Пусть ничто не омрачает твоё сердце, гордость моя. Я по-прежнему рядом и мне всё также не безразлична твоя судьба, - призрак медленно двинулся вдоль берега, при этом думается не менее лучше, чем при ходьбе, - Призвала я тебя по следующему делу: наши шпионы на Элтене обнаружили сильно поредевшие ряды противника. Тел не обнаружено, видимых причин отсутствия - тоже. То, что не удалось выяснить им, должен сделать ты. Добудь все возможные сведения об этом. Есть у меня подозрение, что часть драконов облюбовали иное обиталище. Мне нужны доказательства, делающие мою теорию верной или опровергающие её.

0

7

Взглянув на Жнеца сейчас сложно было опознать в нем матерого убийцу. Более безобидного существа вы не встречали за всю свою жизнь, равно как и настолько тоскующего по своей королеве, присутствовало все - и слегка поджатая передняя лапа и нервные подергивания, сопровождающиеся кучей случайных движений, обыкновенных, если дракон ходил в себя и лишь напряжение в каждой мышце и сосредоточенный взгляд выдавали, насколько внимателен этот столп престола был к собственно восседающей на престоле. В любом случае, тот факт, что обращение к Темной дочери на "ты", которое любому другому могло бы стоить многого, для него проходило вполне себе естественно, лишний раз подчеркивал, почему Нокс служил именно Темнейшей. Она ценила его, в конце-концов, не ее ли уроками он научился никогда ни перед кем не лебезить и не пресмыкаться, а преданность выражать делами, а не льстивыми речами. А это дорогого стоило. Впрочем, эта секундная вспышка теплоты, вызванная "гордостью моей", была сразу же задавлена волей. Не время думать о тонкостях их взаимоотношений, когда впереди задача, которая лишь на вид выглядит вполне себе элементарной для профессионала его уровня, на деле же... Разведка означает диверсии или войну. Война означает стаю. Стая означает Верраяла и необходимость подтолкнуть хаосита к решительным действиям. И Верраял в свою очередь означал проблемы. Простая логическая цепочка. Которую безусловно понимала и сама владычица, теперь дело оставалось за малым - продолжив изысканную словесную игру как бы ненароком приправить ее своим мнением. 
- Но то ТВОИ тучи, владычица ночи и теней, тени той мудрости, что даришь ты всем нам, порядок, созданный твоею волей. Проникла же частица хаоса туда, и как бы не проникла боле... И тучи, шедшие с тобой не оказались вдруг уж не твоими. Прости мне эту дерзость, мать ночи, но первенец и твой супруг сейчас, вгоняет клин за клином в то, что строили мы многие века.
Теперь, когда проблема обозначена, можно поговорить о деле. Ни в коем случае ничего не советовать, если Темнейшей потребуется его совет, она сама спросит, а так он невольно выразил бы сомнения в ее действиях за все эти годы. Действительно, ну не предупреждал ли он ее, естественно тет-а-тет, о том, что приближать к себе духа, чья сфера деструктивна по отношению ко всем другим, это конечно не ошибка, но может таковою стать? Верраял неспроста не любил Нокса, в конце-концов между ними стояла не только самка, но и огромная стена мировоззрения и амбиций. В конце-концов занимаемое им место, Жнец давно уже облюбовал для себя. Но все это останется невысказанным, ведь он приносит результат и не приносит проблем, а весь этот обширный внутренний монолог иначе чем созданием проблем не назовешь.
- Благодарю тебя, о мать, прими же мою веру в наше дело. Насколько понимаю я, ты полагаешь что враждебна стая, устроила гнездо себе втайне от нас, и армия растет их молодая... Молю тебя лишь воздержаться от войны, сейчас пока у власти Верраял, любой его успех - одна глава, повернутая от тебя к нему. Но если подчинить нам эту стаю... Отправить Верраяла, а потом, ослабленным и угнетенным помощь, нам предложить, что Свет не может дать... Получим мы союзников, чтоб наказать измену, тех повелителей, что предали ту ночь, которая их некогда пригрела. Коль Свет мы сможем натравить на Равновесье... 
Тем не менее, Жнец предпочел не докучать своими рассуждениями, а потому на последнем слове, заклинание создания отсроченного портала уже было использовано на ближайшем камне, а сам оратор резко прервался, "овечья шкура" печального дракона слетела, оставив лишь хищника, которому указали на его добычу и место где ее найти. Точкой выхода был один из берегов Элтена. И после тех речей, которые он развел, внезапно холодно и жестко, прозвучала короткая фраза, положившая начало его работе.
- Будет сделано.
Все что нужно было сказать, было сказано. Прислушается ли к нему мать? Навряд ли. Однако, возложенные на него обязанности перед стаей, обязанности советника, исключали возможность не сказать то, что победив, Темный блок стал уязвим как никогда. И может "Разделяй и властвуй" всегда остается самой эффективной тактикой, пусть решает что делать сама Темная Дочь.
- Храни меня, о мать. И храни все, что тьмою сотворила.

--------) Восточный берег

0