//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пик Мглы

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Одна из многочисленных вершин хребта. Её облюбовала в качестве своего логова Ксора, Дух Земли. Целый комплекс пещер и гротов, пронизывающий пик, приглянулся драконице не  только обширностью, но и расположением: он находится в западной части хребта, а все входы расположены достаточно высоко, чтобы массивная драконица не переломала себе крылья в ущельях.

0

2

---Зал Советов стай---
Ксора влетела в центральный грот, злобно хлестнув хвостом по одному из сталагнатов. С потолка упало несколько мелких камешков, но сама колонна устояла. Драконицу раздражало решительно всё, начиная от долгого перелёта и заканчивая сорванным Советом. Причём Дух была абсолютно уверена в том, что виновата в этом Арамэльминдиз. Нет, Ксора уважала свою создательницу, но - Праматерь! - надо же хоть немножко головой думать! Мисансэкрес, при всей нелюбви красноглазой к бескрылой змеедраконице, имела полное право покинуть Совет ради помощи Аграилу.
Дух Земли металась по огромному гроту, недовольно взмахивая крыльями и хлеща хвостом по воздуху. "Да, они не являются кровными родственниками, но это нигде и не обозначено. Член семьи и точка. А из-за того, что Темнейшая разоралась, как над кладкой, Совет пришлось перенести. Ну ничего, все основные моменты мы обсудить успели, и на том спасибо звёздам. Надо теперь уведомить всех об ужесточении контроля границ. И Шер. Он поведёт экспедицию." Остановившись посреди зала, Ксора взревела:
- Шератан!
- Да, моя госпожа? - из темноты туннеля выскользнул советник и заместитель Главы стаи.
- Всем патрулям: не впускать одиночек. Обоснование - решение Совета! - рявкнула драконица, видя молчаливый вопрос в глазах Шератана. - Единственное исключение - Пресветлая и её посланники. И ещё, Совет принял решение организовать экспедицию к Руинам. Во главе нашего отряда пойдёшь ты. И найди Старшего Мага - он мне нужен, срочно!

0

3

Начало игры.

Самец себе досыпал, пользуясь получасовой передышкой, однако спал он, как всегда, чутко, так что сигнал Шератана был принят мгновенно и споро. Узнав о результатах Совета и о том, что Ксора требует его к себе, дракон тут же метнулся за сумкой с отварами и снадобьями, с которой по привычке никогда не расставался. По хорошему, ему уже надо было бы дать команду формировать отряд для экспедиции. Но, возможно, этим лучше заняться Шератану, как главному. Впрочем, самец всё же разбудил свою дочь Асмэру и оставил наказ собрать группу размеров в двадцать пять морды, состоящую из драконов разных профессий. Дочь его проснулась не сразу, поэтому пришлось немного посрывать голос. Когда перьекрылая таки разомкнула веки, Агром прямо впихнул ей по менталу всю информацию и унёсся к Главе стаи.
Благо, жил он не так далеко от пика Мглы, пока он летел, все драконы, которых он встречал, кланялись ему и приветствовали, даже если уже видели Старшего мага сегодня. Дань уважения, не более. Оказавшись на вершине хребта, дракон застыв при входе в логово Главы. Отдышавшись, дракон спокойно прошёл внутрь. Он сразу увидел лидера стаи и стоящего рядом с ней Шератана. Поклонившись обоим, он сказал: Твёрдой земли под лапами, Глава, - он кивнул Ксоре, - Заместитель. Сделав краткую паузу, он продолжил: Вы желали меня видеть, Глава. Я вас слушаю. И всё это самым почтительным тоном, и ни намёка на беспокойство.

0

4

Шератан сосредоточился, явно ментально общаясь с кем-то. Пусть его, Ксора не собиралась мешать собственному помощнику и единственному дракону, которому доверяла немного больше, чем всем остальным. Впрочем, Старшие маг и воин тоже были облечены её повышенным доверием. На то они и Старшие. "А вот и Агром. Быстро он," - отметила Ксора про себя, злобно подёргивая хвостом. Раздражение, вызванное срывом совета всё никак не желало уходить. Видя это, все драконы резко придумывали себе какое-нибудь безумно-важное-занятие, пока их не озадачила раздражённая Глава.
- Здравствуй, Агром. Спасибо, Шератан. Проследи, что группа не забыла собрать всё необходимое: домой они не вернутся до конца экспедиции. Озадачь охотников: на первое время им необходима дичь. И помни про светлых. Всё, можешь идти, - дождавшись подтверждения от помощника, Ксора отпустила его, обратив всё своё внимание на мага.
- Ты пойдёшь в экспедицию? Я остаюсь в Пустошах, мы ожидаем гостей, - тут красноглазую буквально затрясло от ярости, но, увы, сама справиться с бедой она не могла. Если бы не собственное бессилие, на поклон к светлым она не пошла бы ни за какие богатства. Но осознание этого только больше бесило. Глубоко вздохнув и приведя мысли в порядок, драконица продолжила: "Кроме участия в экспедиции как таковой, вам придётся разведать как можно больше о состоянии других стай. Думаю, старшие над группами будут тщательно скрывать истинное положение дел, но простые драконы могут и проболтаться.

0

5

Дракон не переставал контролировать действия дочери. Эта ленивица только-только отодралась от лежанки из мха, травы и сухих листьев. Мало того, что провалялась в постели после того, ка отец ушёл, так ещё и пошла перекусить перед выполнением отцовского поручения. Безалаберная, - в таких случаях думал дракон. Пап, ну я голодная. Можно я поем, а потом побегу собирать отряд? - взмолилась драконица ментально. Нет, марш выполнять поручения! Ситуация не терпит отлагательств! - вспылил самец, наорав на дочь. Ту из логова как ветром сдуло, и понеслась опрашивать некоторых воинов и охотников. С магами уж как-нибудь разберётся её батька, таки его подчинённые.
Глава, моя дочь, Асмэра, уже занялась сбором воинов и охотников. Магами займусь я после беседы с вами. Так что пол-отряда, считайте, укомплектовано. - поспешил сообщить Старший маг, а то вдруг Шератан тут сейчас начнёт перевыполнять работу. Надо же экономить время и упрощать задачу правящей элите. Асмэ, передай охотникам, чтоб дичи постарались добыть побольше. В дорогу надо. - тут же скомандовал он дочери. В ответ лишь получил невнятное недовольное бурчание.
Неожиданно Ксора обратилась непосредственно к нему. Если нужен - пойду. - как всегда, лаконично ответил самец, - Мммм... Гости? Крылатый даже подозревать не мог, что Глава стаи обратилась за помощью к светлым. Вот сюрприз-то будет... Слова о разведке его не удивили. Раз уж выпадает удача собрать все стаи вместе, то, разумеется, нужно использовать этот шанс и поразнюхать в стане врагов. Само собой. - кивнув, коротко ответил дракон.

0

6

- Замечательно. Чем меньше времени мы потеряем на сборах, тем лучше. Не хотелось бы прибыть последними...
Драконица проводила взглядом Шератана, коротко кивнувшего на прощанием всем присутствующим и тихо вздохнула: слишком тяжело было ей осознавать, что отбытие даже небольшой группы драконов существенно облегчит жизнь всем остающимся в Пустошах. Каждая туша на счету. Да что говорить, если охотники начали приносить даже падаль, и её ели! Разумеется, птенцам старались отдавать всё самое лучшее, но дичи становилось всё меньше и меньше.
- Думаю, твоё присутствие в экспедиции будет нелишним, - рассудила Ксора. Драконица более-менее успокоилась и старалась не думать о Совете и прочих Глав, чтобы снова не разъяриться. - Нам нельзя показывать свою слабость перед прочими стаями, особенно перед нашими драгоценными союзниками. Хватит и того, что Аллинэя в курсе. Кстати, лучше включить в отряд учёных, но оставить нескольких охотников - здесь они будут нужнее.
Глава стаи Земли несколько раз прошлась по пещере, обдумывая, всё ли она сказала своим помощникам. Выходило, что всё. А то, о чём она умолчала, вообще их не касалось.
- Если нет вопросов, можешь идти, - фыркнула она, останавливаясь посреди зала и оглядывая его тоскливым взглядом. Надоело, сил нет, но приходится тянуть эту проклятую ношу, ведь в стае никто больше не обладает её опытом.

0

7

Агром лишь улыбнулся в ответ на первую фразу Ксоры - у что-что, а время он любил и умел экономить, поэтому стал одним из самых преуспевающих драконов стаи. Шератан вовремя отправил мне по менталу свежие новости, собственно, именно поэтому, я так быстро прибыл и успел ещё дочь нагрузить задачей. - сообщил он Главе. Шератан покинул пещеру, отправившись исполнять задание Главы. Агрома уж давно волновала демографическая проблема стаи, да и с дичью был полный упадок. Драконы всё чаще выбирались на Ничейные территории с риском для жизни, ибо плодородность местной земли с каждым разом подвергалась всё большему сомнению. Так недолго и всей растительности подохнуть. Увы, сколь долго бы Эвер не ломал голову, он не находил ответа. Единственное, к чему он пришёл в своих размышлениях, это к тому, что, возможно, источник проблем лежит за пределами земель стаи.
Отлично. Я соберу всё необходимое и  присоединюсь к отряду в течение получаса. Полагаю, в моё отсутствие меня заменит моя дочь. Она неплохой травник и охотница, авось чем-нибудь да подсобит. - кивнув Ксоре, ответил дракон. Последующее заявление заставило нижнюю челюсть чешуйчатого со скрипом поползти вниз. Пресветлая в курсе наших проблем? Это... опасно. В первую очередь - для нас. - не удержался Старший маг от комментария.
Ксора явно была утомлена Советом и разговорами, поэтому, распрощавшись, Агром вылетел из её логова и отправился к себе. Благо, тут было не далеко.

Офф: Влом мутить собственную локацию, поэтому просто сделаю вид, что моё логово не так далеко от пика Мглы.

0

8

Агром распрощался и быстро убрался из поля зрения своей госпожи, за что та была ему очень благодарна. Ксора слишком устала, чтобы подолгу выносить общение с кем-либо. О, если бы драконица знала, что вскоре предстоит ей пережить, то не стала бы так категорично высказываться, но, увы и ах, даром предвидения она не обладала, а поэтому пребывала в счастливом неведении... "А то я не понимаю, что опасно! Но наш вспыльчивый друг ничем помочь не сможет, у него другая специализация, а идти на поклон к Матери-Тьме... Можно, конечно, но смысла большого не вижу. Хм, а может совместить одно с другим? Пресветлая обещала посмотреть, но и тёмные могут что-нибудь полезное заметить... Попробую," - решила Дух Земли. - "Хуже всё равно не будет."
Драконица несколько раз прошлась по пещере, косо поглядывая на центральный вход. Но здесь её поджидала неудача: Шератан вернулся через один из боковых проходов, вынырнув из тени, словно призрак Серого Плена:
- Моя госпожа, воины и охотники готовы отправляться. Дичь и всё необходимо на первое время также собрано и готово к транспортировке, - дракон вежливо склонил голову, отмечая окончание доклада и отошёл в сторону, ожидая возвращения Агрома или приказа от самой Ксоры.
- Отлично. Тогда дождёмся магов, и можно будет отправляться.
- Госпожа, позвольте вопрос, - Шератан обеспокоенно оглянулся, прежде чем заговорить. Ксора заинтересованно кивнула. Интересно, что же такое хочет узнать её советник? - Госпожа, многие драконы обеспокоены. Им кажется, что ситуация неуклонно ухудшается, и тут я не могу не согласиться с ними, но ходят слухи, что Вы не желаете ничего менять. Охотники всё чаще задерживаются на Нейтральных территориях лишнее время и не торопятся домой, а молодые драконы откровенно недовольны. Им, как и всегда, хочется всего и сразу.
Ксора тихо зафырчала. Да, за Советом и экспедицией она совсем забыла о том, что стая на грани раскола. И если хоть кто-то узнает о её договорённости со Светом, мало ей не покажется. Это, к слову, было одной из причин, по которым Ксора предпочла остаться в Пустошах: драконы должны видеть, что их повелительница с ними.
- Спасибо за подробную раскладку. Вот, возьми этот амулет, - Дух протянула Шеру скромную подвеску из малахита. - Если что-то случится, срочно вызывай меня, в любое время суток и по любой погоде. А теперь, если сообщить больше нечего, иди к группе.

0

9

Агром чуть ли не кубарем вкатился в свой собственный дом. Асмэры ещё не было, а это значит, что ему никто не помешает уложить ещё парочку припасов и склянок в сумку. Алоэ, ромашка, мак... Что забыл? Подорожник и мох, дурья башка! - на ходу соображал дракон, мечась от одной каменной полки к другой. В сумке всё это добро аккуратно утрамбовалось, дабы Агрому не пришлось брать вторую – накладно, знаете ли, да и неудобно. Чёртова Асмэра! Где её носит?! - выйдя наконец на площадку перед входом в своё логово, нервно подумала самец. Она уже давно должна была вернуться с набранным отрядом. Наконец-то на горизонте показалось несколько точек. Свою дочь он узнал сразу – мало кто из земляных обладает столь длинным тело, причудливой «попугайческой» раскраской и большими перьевыми крыльями в тон всему телу. Асмэра приземлилась и поклонилась родителю. Эвер лишь хмыкнул и придирчиво оглядел компанию, которую Асмэ привела с собой. Ладно, буду надеяться, что Ксора утвердит этот состав. - решил самец. В конце концов, времени на новые сборы не было.
Вся честная компания вылетела и направилась к логову Главы. Там они оказались через пять минут. Первым вошёл Агром, остальные стали ожидать снаружи – такая толпа просто не протиснулась бы туда, не причинив ощутимого неудобства. Глава, остальная часть отряда прибыла в ваше распоряжение. - доложился Старший маг. Шератан был уже здесь, значит ожидали лишь их группу. Отлично скрыв назревшее недовольство, дракон пообещал себе, что научит свою дочь быть порасторопнее, когда вернётся.

0

10

Не успел Шератан выйти из пещеры, как в проходе появился Агром. Ксора шевельнула хвостом и встретилась взглядом с помощником. Советник едва заметно кривился и потирал висок. Дух Земли нахмурилась. Ей не хотелось бы лишиться одного из важнейших драконов в стае в такое время.
- Шератан, что-то случилось?.. - тон Главы не предвещал ничего хорошего в том случае, если дракон попытается соврать, и советник прекрасно знал об этом.
- Моя госпожа, прошу простить меня. Мне только что доложили, что мой сын серьёзно пострадал в схватке с мантикором. Я не знаю, как эта тварь оказалась в Пустошах, но я должен остаться с сыном! - дракон умоляюще уставился на Ксору. Красноглазая же только вздохнула. Её сын тоже часто влезал в неприятности по малолетству. "Плохо! Придётся идти самой, а Шер тогда останется за главного здесь, в Пустошах." Щёлкнув зубами, Дух заговорила:
- Оставайся. Усилишь патрули, эту тварь необходимо найти прежде, чем пострадает ещё кто-нибудь. И помни про амулет. Если случится что-то непредвиденное - вызывай без колебаний. Мы должны сохранить стаю. Агром, передай всем полную готовность.
Ксора сосредоточилась и начала прокладывать портал на выделенную Пресветлой для сбора экспедиции поляну. Со стороны это выглядело так: пыль взвихрилась и завертелась, образовав огромную полусферу, в сечение которой без труда прошла красноглазая драконица.
---Большая поляна---

0

11

Агром с пофигистичным и безразличным видом взирал на всё. Не любил он такие мобилизации, всё же к чертям катится, и обязательно что-нибудь забудешь! Сзади послышалась возня – кто-то из воинов устроил потасовку на почве какой-то пустяковины. Издав громоподобный рёв, Эвер бросил угрожающий взгляд на юнцов. Ещё одна подобная выходка - хвосты поотрываю. - клацнув внушительного вида зубами, ментально пригрозил им Старший маг. Воины тут же успокоились и вытянулись в струнку, сохраняя самый благопристойный вид. Недовольно всхрапнув, самец снова повернул голову к Ксоре. Шератан как раз в это время рассказывал про нападение на его сына. Ксора неожиданно упомянула своего сына, её общее с Агромом дитя. Было время... - абсолютно без ностальгии подумал самец. Не то, чтобы он был настолько чёрств, что его не заботят былые годы и чувства. Он до сих пор питал определённые симпатии к Ксоре, но они разошлись, и уж давно всё чаще ведут сугубо официальный разговор. Дракон никогда не спрашивал, почему так случилось, хотя сам ведь не вполне уже помнил и понимал причины разрыва. Наверное, боялся узнать, что это его вина. Ведь из всех состайников, надо признаться, он уважал и поддерживал только её.
Глава неожиданно приняла решение идти в экспедицию. Ни один мускул на теле Агрома не дрогнул, перемену в командовании он принял с хладнокровием и безэмоциональностью. Будет сделано, Глава. - коротко ответил маг, после чего вышел из логова Ксоры и передал всем свежую новость. Также он попросил Асмэ, остающуюся в стае, передать всем, что за стаей будет следить Шератан, а не Ксора. Открыв портал для всего большого отряда, самец скользнул туда первый, жестом велев следовать за ним. Земляные успешно переправились и высадились неподалёку от их Главы.
=====>>>> Большая поляна

0

12

>>>Руины<<<
Драконица вышла из портала не в пещере, а на площадке перед логовом. Моросящий дождь в другое время обрадовал бы Духа - земля наконец получит долгожданную влагу, но сейчас Ксоре было не до того. Развее что мелькнула мысль, что теперь помощи от Света они вряд ли дождутся. Ведь Аллинэя собиралась заняться рассмотрением проблемы союзников после экспедиции и вряд ли успела сказать об этом кому-либо. А даже если и сказала... Свету сейчас не до Земли с её голодом, самим бы выбраться. Ксора даже посочувствовала Иррлуассе, которой надо было удержать своё место, не допустить голода в стае, вынужденной принимать у себя Воду, и достойно показать себя в Совете. Впрочем, Дух Земли сильно сомневалась, что завтра кому-нибудь будет дело до молодой Главы: все были слишком потрясены гибелью Дочерей, и предстоящий Совет, скорее всего, станет простой формальностью. Так, официальное представление, может быть сообщения о подвижках в элите стай Света и Тьмы, но не более того. "Да, эта весна стала для нас поворотной. Что бы не произошло в дальнейшем, как раньше уже не будет," - драконица подставила морду дождю, чтобы текущая вода смыла с неё кровь и копоть Руин. Под ней уже образовалась бурая лужа, но красноглазая не обращала внимания, слушая шелест капель.
Здесь её и нашёл Заместитель Шератан, как всегда, появившийся словно из ниоткуда:
- Моя госпожа, Вы вернулись! Разрешите доложить: мантикор пойман и уничтожен. Один воин ранен, но целители обещали к утру поставить его на лапы.
- Отлично. Лишние потери нам сейчас ни к чему. Сообщишь всем: тварь из Руин уничтожена, угроза миновала. Но погибли обе Дочери. Я отправляюсь на охоту. Если ничего срочного не будет, до утра меня не беспокоить, - драконица слегка прищёлкнула хвостом по камням.
- Слушаюсь, моя госпожа, - Шератан поклонился и скрылся за поворотом тропы. Ксора ещё пару минут посидела на скале и открыла портал в лес Дит. Почти час утомительного выслеживания, и маленькое стадо оленей пало от когтей голодного Духа. Большую часть добычи драконица доставила в общую пещеру, куда складывали дичь охотники. Появление из темноты огромного силуэта изрядно напугало нескольких молодых драконов, находившихся в то время рядом с мясом.
- Держите. Сначала накормите птенцов и матерей, потом всех остальных.
- Да, госпожа Ксора.
Ещё пара рейдов на дальние окраины территорий, вплоть до вылазки на пограничную с Тьмой Глушь, и какая-то часть стаи была обеспечена дичью. Духа выручали выносливость и умение строить порталы, ноближе к полуночи, на последней охоте, она наткнулась на виверн. Небольшая группа тварей также пошла в счёт добычи, но они успела разодрать Ксоре плечо, поэтому бурную деятельность пришлось свернуть. Драконица наскоро отмылась от чужой крови и ушла в спальную пещеру логова.

Отредактировано Ксора (22 Мар 2013 15:04:25)

0

13

=====>>>> Руины
Дракон вместе со всеми своими подопечными высадился у подножия Иссдена. Самец пересчитал всех - уцелевших было не так уж много, что было печально. У земляных сейчас каждый драконы были на счету, стая находилась не в лучшем положении. А ждать помощи, учитывая последние события, вообще не приходилось. Маги, как могли, прямо на ходу залечивали раны воинов и охотников, не думая о собственных ссадинах.
Что было странным, так это то, что Агром тут же увидел точку на горизонте. Она приближалась. Ментальный позывной заставил самца расслабиться - это была Асмэра. Дракон был рад дочери, но не улыбнулся, последние события хорошо отпечатались на нём. Драконица выглядела усталой и невыспавшейся, словно весь день без перерыва летала.
Привет, пап. Что произошло?.. - юная охотница была в шоке от того, в каком состоянии пребывали члены экспедиционной группы. Самец устало потёр лапой шею, ему и самому было нелегко видеть отряд в таком виде, но никто же не знал, что эта экспедиция окажется таким роковым ударом для драконов всех стай.
Драконы других стай выглядят немногом лучше. - отозвался Эвер, - На Руинах нас ждала засада - на нас опрокинулась целая волна северных тварей, управляемых звёздным драколичем. Тварей и их хозяина удалось ликвидировать. Однако обе Дочери пали в бою... Маг нахмурился - теперь им эта история будет ещё долго аукаться. Асмэра же просто некоторое время молчала, вестимо, сказанное было для неё шоком.
А у меня новости хорошие - я не теряла время даром. Мы добыли немного дичи для стаи. - гордо сообщила самка, оправившись. А вот тут Старший маг не смог скрыть довольного взгляда. Он потрепал дочку по перьевой гриве. Взрослеет... - подумалось крылатому.
Так, господа инвалиды, всех прошу разойтись по лекарям и пещерам. - громогласно скомандовал самец. Сам же он, позвав дочь с собой, пошёл в свою пещеру.
Некоторое время самец потратил на приведение себя в порядок, раздачу ценных указаний, а затем снова отправился в логово Главы, получив от той приказ явиться немедленно. На месте он оказался раньше зеленой самки.

0

14

Руины

Мрачно вывалившись из портала, Скордж окинул раздражённым взглядом окружение. Слова Главы Воин особо не слушал. Ничего нового она не сказала. Или по крайней мере важного - там уж дракон и вовсе уши развесил, игнорируя происходящее вокруг. Драконы разбредались по домам и целителям. Собственно говоря, Старшему он бы сейчас тоже очень не помешал. Особенно со своей этой магией... шмагией. Без неё тут, судя по всему, не очень получится справиться.
Земляной оглядел свою заднюю лапу с чудесной дыркой. Боль ещё не была ощутима, но наученный опытом в драках, Ско знал, что скоро она даст о себе знать. Тогда будет совсем не весело. Так что лучше поспешить с визитом к целителю.
Стоило подумать об этом, как мысль шустро материализовалась в виде земляного дракона рядом, который вытянулся перед Скорджем, шевеля хвостом, быстро и чётко произнеся что-то по типу: "Могу я помочь Вам!" - несмотря на то, что это был вопрос, задан он был утвердительно. Недолго протупив, косясь на дракона, Ско завалился полубоком.
- Давай активнее, парниша, - целитель засуетился. Но волнения в его действиях не было. Он был уверен в себе, точен и быстр. Тем не менее, пришлось подождать и потерпеть. Затягивать дыры даже при помощи магии - занятие не из приятных. Но разве нам привыкать?
Пока целитель был занят своей работой, Скорджу ничего не оставалось, кроме как наблюдать тем, что происходит вокруг. Вот Глава уже начала удаляться. Агром тоже уходит со своей дочерью в пещеру. Взгляд скользил по другим драконам в поисках рыжей гривы. Но её не было... это странно. Возвращения экспедиции с руин ждала вся стая. И как только она вернулась, сюда стали сходиться драконы стаи. Некоторые встречали родственников, друзей, просто помогали друг другу. Но Фионы не было видно. Её просто здесь не было. Нахмурившись, Земляной уставился в одну точку в сторону, возя хвостом по земле и невольно вскапывая её чуть шипами.
"Не пришла" - коротко заключил самец, фыркнув и дунув на гриву, упавшую на глаза.
Целитель закончил и что-то там сказал. Скордж откровенно прослушал, а покосившись на воззрившегося на него дракона, поднялся. Не удосужившись поблагодарить целителя, дракон зашагал вперёд, хмурясь и надеясь, что его красавица просто спит, а не пропала куда-то на ночь глядя.

Низина Рока

Отредактировано Скордж (6 Май 2013 20:40:44)

0

15

Ксора спала беспокойно, но крепко, и тяжёлые мутные сны не разбудили драконицу среди ночи, но с утра она проснулась с твёрдой уверенностью, что неприятности ещё не закончились. С чем это было связано, Глава не поняла, не владея даром предвидения, но решила сегодня быть вдвойне осторожной в словах, как бы не претило ей изворачиваться на Совете.
Далеко на северо-западе полыхало зарево светлой энергии. Сориентировавшись по времени, драконица поняла, что северяне хоронят свою госпожу. А на закате состоятся похороны её собственной создательницы. Великая Тёмная Дочь, Мать-Тьма... Несмотря на довольно напряжённые отношения между двумя Главами, Ксора уважала Арамэльминдиз и по-своему любила. Как дитя могло любить строгую, но единственную мать. Падшая стала частью этого мира, Дух Земли просто не могла представить, каково это - жить без Арамэльминдиз. В её сознании образ Саяри был неразрывно связан только с двумя драконами, с двумя Дочерьми, которые хранили и оберегали этот мир. Теперь же вся ответственность лежала на них, на Духах Стихий, старших после своих создательниц и их Матери.
Ксора выбралась из недр своего логова на свет Шагри, а точнее - под дождь, заливающий Пустоши ещё с ночи. Впрочем, зелёную это только радовало, ведь вода оживит её умирающие земли. Вновь зазеленеют равнины и леса, животные вернутся в свои логова, и жизнь стаи Земли войдёт в привычную колею. Сезон дождей заканчивался, но Пустоши получили достаточно воды. Если летом не случится засухи, то можно будет утверждать, что самое страшное позади.
Драконица снова улетела на охоту, но на этот раз в поле она провела всего пару часов. На Совет не стоило являться в грязи и крови и с клочками шкур на когтях, кроме того, следовало узнать последние данные о состоянии некоторых драконов. К счастью, все раненые и больные шли на поправку, целители были уверены в этом. "Хороший знак," - заключила Глава стаи Земли и убралась в центральную пещеру, где хранилась дичь. Получив в своё распоряжение тушу оленя, Дух ушла в тёмный угол и там расправилась с мясом. Просидев некоторое время под дождём, она взлетела и телепортировалась к Собору.
Зал советов стай

0

16

Зал советов стай
Драконица вылетела из портала в коридоре, ведущем к главной пещере её логова. Старший Маг уже ждал её там, видимо, был недалеко, когда его настиг зов Главы. Ксора кивнула ему и с ходу начала раздавать указания:
- Мрачного дня. На Совете было принято решение о начале Холодной Войны - перемирие Главам невыгодно. Новый Глава Альянса преподнёс в дар союзникам острова, расположенные недалеко от наших берегов. Я хочу знать, почему наши разведчики не обнаружили то, что столько лет лежало под их лапами. Но это забота Скорджа, а от тебя мне нужно следующее: кто-то должен отправиться в архипелаг и выбрать нам остров, пока ещё есть время. Самый большой уже закреплён за Тьмой, и необходимо успеть занять лучшее из оставшегося, - про себя Зелёная добавила "пока туда не пришёл Фламментайн". Повелитель Огня выжжет всё живое, а хорошие кормовые угодья необходимы её стае, как горы. Как ни прискорбно, без них они не выживут. Зато отпала необходимость просить о помощи светлых.
Дождавшись утвердительного ответа от мага, Дух Земли стремительно покинул пещеры и вылез на склон горы. Дождь всё ещё лил, как с водопада, но Ксора привычно не обращала на это внимания. Увы, близость территории тёмных имела не только плюсы, но и минусы. Сыростью от соседей тянуло изрядно. Впрочем, последнее время и сырость, и даже бесконечные дожди были на пользу: степь медленно оживала. А если Пустоши вновь зазеленеют - вернутся стада. Будет дичь - закончится полуголодное существование стаи. Они станут сильнее и наконец перестанут считаться слабейшими в Империи и слабым звеном Альянса. Если первое просто обидно и унизительно, ведь Земля никогда не лезла в битвы и врагов себе не нажила, то второе - откровенно опасно. Тёмные никогда не церемонились с союзниками.
Поглощённая своими надеждами и переживаниями, драконица слетала на охоту, забравшись далеко на северо-восток, ближе к границам с водными. Там сейчас было пустынно, и шанс поймать что-то съедобное был выше, чем в других областях Пустошей. Ей как раз хватило времени, чтобы поесть и немного отдохнуть после охоты, после чего Зелёная открыла большой и мощный портал, через который на земли Тьмы прошли те драконы её стаи, которые желали лично воздать последние почести госпоже Арамэльминдиз. Больше всего среди них было старших, кто помнил и Раскол, и битвы, и даже рождение первых птенцов, но были и относительно молодые.
гора Мрака

0

17

Дракон пребывал в нетерпении. Он, конечно, не мог не явиться на зов Главы, но ожидал её увидеть уже на месте. Когти клацали по камню, царапая оный. И наконец-то Ксора заявилась в пещеру. Выглядела Глава не особенно довольной, она тут же перешла к делу, сообщив о том, что произошло на Совете Глав. Вот как, значит. Тёмные соизволили им подкинуть подарочек, прямо как собаке бросают кусок мяса, лишь бы дом охраняла. Только не свинью ли они им подсунули? Пусть на выбор есть два острова, драгоценные соседи наверняка урвали себе самый сочный кусок. И как это разведчики умудрились целых три острова профукать?! Впрочем, Глава с этим разберётся, ему же надлежит взять на себя труд по прибиранию новой территории к лапам. Чем быстрее, тем лучше.
- Мрачного, Глава. Конечно, я всё сделаю. Можете не беспокоиться. - незамедлительно отозвался маг, понимая, что такое дело не терпит отлагательств. Ксора быстрее него покинула пещеру и отправилась в неизвестном направлении. Он же тут же разослала ментальные приказы магам, охотникам и некоторым воинам. Думаю, Скордж не обидится, что я умыкнул у него несколько его подчинённых для нужд стаи. - решил самец. Выбранные личности явились так быстро, как только смогли. Покинув пещеру, Агром собрал их неподалёку от пика. Раздав ценные указания, введя свой отряд в курс дела и ответив на все возникшие вопросы, Агром открыл портал, использовав, полученные от Ксоры координаты и пропустил весь отряд внутрь. Им предстояло произвести выбор острова и зачистку новой территории. Он не знал, сколь много времени это займёт, но был готов убить на это остаток этого дня и весь следующий, если потребуется. Маг скользнул в портал следом за всеми.
=====>>>> Тихие острова. Лесные Земли.

0

18

23 день Морозного месяца. День.

У Духа Льда день начинался в обед. Лишь ближе к этому времени разум постепенно просыпался и соображал, что к чему. С утра начиналось медленное, ленивое и неторопливое оттаивание. Дик, едва шевелясь, перемещался из одной точки в другую со скоростью пьяной улитки, глядя перед собой пустым и отсутствующим взглядом. К обеду мир постепенно приобретал краски. Различные тона серого, белого, чёрного и голубого. Но в основном серого. А стоило покинуть родные ледники, что случалось не часто, как несчастный глаз начинало резать обилие цветов.
Благо - не сегодня. На Саяри пришла зима. И её холодная пасть поглотила почти все материки, погружая их в свою морозную обитель. Тишины. Покоя. Застывшей и застекленевшей жизни. Маленькая, ледяная катастрофа, короткая и ненастоящая смерть мира, которая с весной превратится в небольшой потоп - плач о том, что было утеряно и о том, что потерять так и не удалось. Даже нарочно.
Увы, ничто не уничтожается толком - так, чтобы окончательно и бесповоротно. Всё это лишь пародия на конец света. Обманная прелюдия перед так и не наступающим актом.
Потом настанет лето. Самая пора спрятаться на своих землях и никуда не соваться. От одной мысли о тёплом времени года становилось как-то мерзко и неприятно.
Дух поёжился, стоя перед входом в обитель Главы Земли.
Что связывало Ксору и Дика между собой? Ничего особенного - как показалось бы другим драконам. Для Дика же это было кое-что крайне необычное и высоко ценимое - дружба. Настоящая, многовековая, закостеневшая, застарелая. Покрывшаяся прочным слоем льда и пустившая корни глубоко-глубоко в суть времени и пространство. В само понятие сущности, души и их взаимодействия.
"Застарелая... прямо как мы с тобой, старушка Земля." - но с возрастом что ледники, что леса - становились только могущественнее и красивее. Величественнее и больше. И если они стоят сейчас, то простоят ещё. И всех переживут.
Ледяному казалось, что он знал Ксору с самого рождения и даже раньше. Он - как и положено льду - сковывал её холодом, пробираясь ледяными крошками в самое сердце почвы. Сам имитировал её, покрывая всё вокруг ледяными площадками и рождая айсберги, горы, холмы, стеклянные хребты. Как будто посвящая ей оду. А земля, в свою очередь, была так же спокойна, медлительна и вдумчива. Она веками рождала что-то в себе - размеренно и неторопливо, с умом. Она никогда не спешила. Всё в ней было взвешено и соизмеримо.
Со всей этой дикой, сумасшедшей, просто бешеной беготнёй Ледяной совсем позабыл о том, что давно не навещал свою подругу.
Он шагнул внутрь пещеры, тихо ступая призраком в пустынный полумрак.
"Ты жива ещё моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет...  Пусть струится над твоей пещерой тот вечерний несказанный свет.
Говорят, что ты, тая тревогу, загрустила шибко обо мне. Что ты часто xодишь на дорогу, застывая, будто бы во сне.
И тебе в вечернем синем мраке часто видится одно и то ж: будто кто-то мне в жестокой драке саданул под сердце острый нож.
Ничего, родная! Успокойся. Это только тягостная бредь. Не такой уж горький я пропойца, чтоб, тебя не видя, умереть.
Я по-прежнему такой же нежный и мечтаю только лишь о том, чтоб скорее от тоски мятежной воротиться в низенький твой дом.
Я вернусь, когда раскинет ветви во-весеннему наш белый сад. Только ты меня уж на рассвете не буди, как сотни лет назад.
Не буди того, что отмечалось, не волнуй того, что не сбылось. Слишком раннюю утрату и усталость испытать мне в жизни привелось.
И молиться не учи меня. Не надо! К старому возврата больше нет. Ты одна мне помощь и отрада. Ты одна мне несказанный свет."

Отредактировано Дик (25 Май 2016 12:45:43)

+3

19

26 Морозного
Полдень

И снова эти родные земли стаи Земли. Земли Земли. Ударение меняет всё.
Что вело Раишей по пути сюда? Ею вели принципы и недавно произошедшие события. А главное - дети. Пернатая больше не хотела, чтобы случай, произошедший буквально на днях, повторился. В тот момент дипломатка совсем не подумала, что это могло бы отразиться на их психике. Не подумала. Она, дипломатка. Это было непростительно. Первый раз в жизни драконесса жалела о том, что это случилось. Первый раз в жизни она подняла заклятье на детей. Да, они обошлись без царапин и травм. Но если?.. А если бы?.. Об этих «если» Раиша вовсе не хотела думать. Не дай Праматерь, чтобы такое повторилось. Не дай Звездная, чтобы пернатая сорвалась снова. Не дай...
Прижимая уши к голове, Садже направлялась к обители Ксоры, чтобы разобраться с должностной муторой. Попроситься в отпуск? А этот отпуск предусмотрен в целом?.. Если только больничный. Или смерть. Умри или сделай. Или все-таки «умри, но сделай»? Весь путь драконесса думала, что она скажет. Резко остановившись, она выпрямилась и взглянула перед собой. Перед ней представал хребет. Самый высокий хребет. Поэтому его и прозвали Пиком. Но почему именно Мглы? Отведя ухо в сторону, пернатая подалась назад и покачала головой. Она не решалась. Она этого еще ни разу не делала. Ни разу не просилась в отдых. Рая всегда все терпела. Жаловалась, ругалась, ныла, но терпела и делала. Все жалобы предусмотрены в жалобной голове. Но, увы, жалобные мысли не предусмотрены. Стоило Саше взглянуть наверх, так все мысли улетучились словно по щелчку. Навострив уши, она вслушивалась в звуки и осмотрелась по сторонам. А если Ксоры не будет в обители? Зря я об этом подумала... Все сверчки в голове перепутались тут же.
Разведя уши в стороны, прижимая их к голове, дипломатка выдохнула, закрывая глаза. Крупные крылья были опущены на землю, указывая пальцами и локтевым шипом на небо. Чего же стоит раскрыть крылья и полететь в одну пещеру на высоте, а там уже вежливо так постучаться? Драконица мялась и просто стояла. Будто ждала, когда Ксора или прилетит откуда-то, или, наоборот, покинет свое логово, и тогда великий Упс проснется и разбудит большой Облом. Медлить нельзя. Решительно щелкнув шипами на хвосте, драконесса выпрямилась и раскрыла крылья. Оттолкнувшись задними лапами от земли, она взмахнула крыльями и направилась к центральной пещере на пике хребта. Главное - не волноваться, а там само все пройдет и получится. Прикрыв глаза, дипломатка часто взмахивала крыльями, чтобы набрать высоту. Смотря вниз, на снежный пейзаж, она поняла, что уже достаточно высоко, когда не смогла различить свои следы на снегу. Подняв голову, пернатая осмотрелась. Хмыкнув, она снова взмахнула крылья и выровняла их, чтобы спланировать прямо в пещеру. Вход в убежище приближался с каждой секундой, но когда оказалось слишком близко, то Раиша резким движением сложила крылья и словно прыгнула в воздухе, цепляясь когтями за землю. Немного просчиталась. Помогая себе крыльями, драконица оттолкнулась от выступа задними лапами, также царапая камни когтями. Отряхнувшись от снега, пернатая навострила уши и нервно дернула кончиком хвоста. Крылья снова приняли исходное положение, утыкаясь запястьем в землю, указывая пальцами и шипом на локте вверх.
Пройдя немного, дипломатка постучала шипами на хвосте об одну из стен, мол, тук-тук, есть кто дома.
- Ксора, - глухое эхо раздалось по пещере, отчего пернатая слегка прижала уши к голове. Ее это эхо немного нервировало. Она с Духом была знакома давным-давно. Не были подругами, не были кем-то из близких. Просто приятели. Но в некоторых ситуациях официоз приходилось сдерживать, чтобы не казаться полностью фамильярной. - Это Раиша, - дернув пальцами на крыльями, произнесла радужная и прошла пару шагов, после остановилась, дожидаясь ответа. Она прождет минуту. Пять. Десять. Пока точно не убедится, что Главы нет на месте. Или пока она не доберется до своего логова. - Надеюсь, я т... Вас не сильно отвлекаю, - поймав себя на полуслове, Садже выдохнула и зажмурилась. Вот так оплошность! Нужно больше отдыхать. Оставалось только себя по лбу постучать, мол, во, дура-то. - Я к в... Вам по делу, - что-то слишком часто заикаться стали, миледи. Пора бы успокоиться. Будто в первый раз с ней говоришь, ей-богу.

0

20

Дик
23 день Морозного месяца. День.

Зима была в самом разгаре, если это слово вообще применимо тут. Воздух был холодным и свежим, а снег укрывал земли, словно большое пуховое одеяло.
Ксора чувствовала сонливость и некую умиротворенность, пробегая взглядом по строкам свитка. Тут, в своем родном и прекрасном доме она чувствовала себя в гармонии и спокойствии. Тут, тяжелые мысли о всем произошедшем с ее дорогой стаей, не так сильно беспокоили ее разум. Мысли и так слишком уж долго не давали ей покоя.
Ксора прикрыла глаза и втянула прохладный воздух носом. Ах, как бы хотелось сейчас забыть про все проблемы, замереть, уснуть на несколько веков и не просыпаться. Хотелось бы, да возможности не было. Спокойствие в последнее время земляная испытывала крайне редко и нужно было ценить такие минуты.
Дух зевнула, несколько раз моргнув в попытке вернуть хоть малую часть бодрости и сконцентрированности, но как оказалось это была изначально проигрышная затея. С этой погодкой изгнать сон было не возможно.
Решив, что чай может помочь в этом нелегком деле, матушка Землица направилась подогреть воды, но остановилась, уловив краем уха шелест свитка. Холодный и маленький сквознячок, что пролетел по обители, рассказал Духу о приближающемся госте. Ксора повернула голову в сторону входа в пещеру, где она сейчас находилась, и изогнула губы в легкой и доброй улыбке. Она уже знала, кто направлялся к ней. Знала, и была по настоящему рада тому, кто с минуты на минуту войдет в ее дом, пусть даже и принесет за собой дорожку из инея и холода.
- Ты как раз пришел к чаю, мой дорогой друг.
Этот гость был никто иной, как дух Льда. С Диком Ксора водила дружбу уже долгие годы. И это была по настоящему крепкая, проверенная веками и холодами дружба. Дружба, которая всегда несла в себе уверенность, приятные беседы и успокоение.
Земляная никогда не отличалась привязанностью к братьям и сестрам своим - это верно. Но к Дику она питала особую и теплую, можно даже сказать семейную любовь.
Ксора вернулась к приготовлению чая, совершенно позабыв о том, что пару минут назад клевала носом и мечтала о сне. Сейчас от сонливости не осталось и следа. Осталось лишь предвкушение приближающейся встречи и играющая улыбка на губах.

0

21

23 день Морозного месяца. День.
Игра с Ксорой.

- Ты как раз пришел к чаю, мой дорогой друг, - мой дорогой, давнишний друг. Вековые узы связывают нас с тобой.
Если бы Дух мог - он бы навострил уши в ответ на упоминание о чае. Но подобных ушей у ледяного не было, так что он лишь чуть приподнял брови, а гребень на шее раскрылся, как будто это он улавливал слова.
- Мне как обычно. Со льдом, - холодно произнёс Дик. И хотя в голосе его не проскользнуло ни одной - даже самой крохотной - эмоции, слова про чай со льдом были своего рода шуткой. Отчасти. Ясное дело - пить горячий чай самец не стал бы. Не комфортно. Так что лёд в напитки добавлялся. 
Даже если Дух Льда шутил, уловить это можно было по тоненькой-тоненькой ниточке самоиронии или злорадства - тут смотря об чём речь. В остальном дракона было сложно раскусить. Могла выдать усмешка, но её равно возможно было списать на нервное подёргивание лицевых мышц у страдающего неврозом дракона.
Медленная, нерасторопная, но по-своему стеклянно-изящная и утончённая фигура - несмотря на её габариты - прошла вглубь пещеры, принося с собой холод и лёгкое морозное дыхание, освежающее всё пространство вокруг. Впрочем, замораживать дом Ксоры Дик, конечно же, не собирался. Крохотные снежинки опали Духу под лапы, точечками-блёстками застилая пол.
Оглядевшись по сторонам, Дик приметил своё любимое, насиженное место у стены, где, слушая подругу, тихо выглядывал из мрака, кося в сторону Главы одним единственным глазом. Из правого же зиял чёрный провал.
Заняв своё место, ледяной начал как бы постепенно врастать в него, чуть-чуть подмораживая землю под собой и стенку позади. Он ждал чая. И ждал, когда Мать Земля заговорит первой, рассказывая о том, что за это время у неё на душе накопилось. А накопилось наверняка очень много. Присматривать за стаей, должно быть, вдвойне сложнее, чем просто за землями.

Отредактировано Дик (15 Авг 2016 10:52:02)

0

22

Ксора закончила делать чай как раз к моменту, когда морозный и давний друг прошел в пещеру, принеся за собой свежую прохладу и острые ажурные снежинки.
Приятный аромат трав начал витать в воздухе, а Ксора, специально остудив для гостя чай, направилась вместе с напитком поприветствовать любимого друга.
- Здравствуй, мой дорогой айсберг. Давненько ты у меня не был. Я уж думала позабыл совсем.
С легкой улыбкой и непринужденным тоном произнесла Дух Земли, подойдя к ледяному брату и протянув ему ароматный чай. 
Угол, в котором сидел гость Ксоры, промерз и покрылся инеем. Теперь, в тусклом свете покоев Земляной, иней и снежинки причудливо сверкали, откидывая свои отблески на ледяное тело ее брата.
- Я рада твоему приходу, Дик. Столько всего произошло с момента нашей последней встречи, что я уже и не знаю, что думать. Может, ты мне поможешь советом.
Проблема рождаемости и болезней ни на минуту не покидали разум Духа. Еще и все произошедшее в пещере с этим големом, который был поднят против самой Матери Земли извращенной магией. Причина всех бед была найдена в той же пещере, но Земля еще долгое время будет возрождаться. Хотя потерянное не вернуть, но, как известно, из пепла рождается новая жизнь. Нужно только помочь ей взрасти.
Примостившись неподалеку от Духа Ледников, Ксора вырастила из корней маленькие подставочки для посудин с чаем прямо напротив себя и своего брата.

0

23

Запах чая приятно наполнил помещение. А, перемешиваясь с морозом, принесённым Духом, он становился каким-то более выраженным, более мятным и освещающим. Дик, прикрыв глаза, медленно втянул носом аромат, уловив его ещё до того, как Ксора подошла к нему с чашкой. Тело приятно расслабилось. И вот Хранитель Ледников уже почти не ощущал его. А точнее тех частей тела, которыми не был намерен шевелиться. Он сам тогда был как снежинка, зависшая в воздухе.
- Я уж думала позабыл совсем.
- Я никого и ничего не забываю, - напомнил Дик, чуть наклонив голову вперёд, отчего взгляд стал более прямым и крайне убедительным. Мол, я надеюсь, ты не сомневаешься в моих умственных способностях и памяти? Я совсем ничего не забываю. А тебя уж точно никогда не забуду. Даже если весь мир будет стёрт с лица земли и превратится в равнину, покрытую пеплом, где не будет ни одной живой души, а только серость и копоть... я буду помнить о тебе.
Всё это Дух, конечно, мог сказать, описать в красках, придавая весомость своим словам, но к чему? Он считал вот как: если собеседник не готов принимать то, насколько взвешено и весомо каждого его слово, то такой собеседник не стоит внимания. Взгляд был куда выразительнее, чем тысячи слов и описаний, оборотов и прилагательных. Каждая буква, произносимая Диком, несла в себе смысл. А если не несла, то жестоко уничтожалась и искоренялась самым безжалостным образом. Прежде чем сказать хотя бы одно предложение, ледяной мог вынашивать его в голове неделями. Вот почему одной фразы должно было быть достаточно.
И вот почему Дик ужасно. Не любил. Повторять.
До трясучки. До дикого гнева.
- Я рада твоему приходу, Дик. Столько всего произошло с момента нашей последней встречи, что я уже и не знаю, что думать. Может, ты мне поможешь советом, - тихий хмык. Дракон взял предложенную ему чашку и, уставившись в неё, опустил в чай коготь, подмораживая напиток до необходимого состояния. Тихонько треснула тоненькая корка, успевшая образоваться на поверхности, когда Дух вынул коготь. Горячий пар заменился ледяным, окрашивая воздух в другие оттенки белого. Вы знаете, что у белого цвета на самом деле есть другие оттенки? Нет, не серые, не голубые и зелёные. Не оттенки цвета. Оттенки дыхания, температуры... прикосновения. Голоса. Чувства. Взгляда.
- Рассказывай, - произнёс дракон, готовый слушать.

Отредактировано Дик (20 Ноя 2016 16:11:05)

+1

24

- Я никого и ничего не забываю.
Короткая казалось бы фраза. Но это для вас она могла такой показаться. Для Ксоры, что выучила привычки и характер ледяного брата, эти слова несли многое. Дик мог не говорить множества слов, потому что в его трех помещалось куда больше смысла, чем в любой другой тысячи. Эту черту Дух Земли в Дике очень любила. Черту говорить ясно, четко, взвешенно и по делу. И пусть произнесенные слова никак не будут окрашены эмоционально-звуковыми оттенками. Этого не требовалось. Достаточно взглянуть в янтарно-зеленый глаз, уловить взгляд, и он расскажет куда больше, чем смогут рассказать слова и эмоции других существ.
Ксора поднесла чашку к морде и вдохнула терпкий аромат трав, что исходил от чая.
Она снова ощутила спокойствие и уют, который теплом расплывался по венам и приятно волновал душу. Все таки семья - это здорово. Особенно когда твоя семья, подобно колыбели, способна убаюкать печаль.
Дракониха прикрыла на мгновение глаза, собираясь с мыслями. Разговор предстоял долгий. И начать требовалось с самого начала.
- Дорогой, ты, наверное, знаешь, что уже долгое время моя стая и земли, на которых мы проживаем, испытывали нелегкую участь. Земли больны, мои дети больны, птенцы не выживают. Да что там, большинство из них уже рождаются на свет мертвыми. Я очень долго искала причину недуга. Мне пришлось предать Тьму и заключить союз с Главой Стаи Света. Хоть я и знаю, что это вынужденная мера, но как сложно мне было смотреть в глаза Арамэльмэндиз.
Ксора вздохнула и, казалось, даже немного поежилась. Но холод, что пробежал по коже, был не от ее ледяного брата. Этот холод был от воспоминаний взгляда, с каким Темнейшая смотрела на свою дочь там, в лесу.
Самка продолжила.
- Я отправила экспедицию в одну из пещер. Там происходило что-то странное. Нужно было разузнать и понять что. Но экспедиция так и не вернулась. Я получила тревожное сообщение и отправилась за ответами сама. О, что меня там ждало. Я столкнулась с Элеменеталем. И он, Дик, я тебе клянусь, ничего омерзительнее я не видела. Он был какой-то неправильный, магия, которая исходила от него, не шла ни в какое сравнение. Позже, когда с ним было покончено, я поняла, что охранял он самоцветные жилы. Магия, которая пропитывала пещеру, была искривлена именно ими. И из-за того, что они столько времени преломляли древнюю магию, что пронизывает наш мир, на мою голову и упало это несчастье смерти.
Голос Духа дрогнул, но Ксора поспешила взять себя в лапы, делая глоток чая.
- Я понимаю, что сейчас уже все закончилось и мы сможем справиться с недугом. Но страх не покидает мою душу.

+1

25

Короткий глоток холодного чая. Сёрбать чаем, пока кто-то говорит и тогда, когда Дик намерен слушать, Дух не любил. Потому можно даже сказать, что он поторопился сделать небольшой глоток, прежде чем Ксора начнёт рассказывать. Обычно он пил, пока говорил сам — в смысловых и задумчивых паузах между словами, давая собеседнику время частично переварить уже сказанное Ледяным. Но опять же… не так уж часто приходилось с кем-то болтать, чтобы иметь возможность в полной мере описывать характер и поведение Дика в такой редкой атмосфере. Пусть и редкой, но тоже по-свойски особенной.
Пока Глава говорила, самец не шевелился и, замерев, слушал. Впитывал каждое слово, чтобы потом в полной мере выдать то, что сам думает об этом. Возможно, что-то посоветовать. Но только возможно. Давать советы, в практичности и целесообразности которых он был не уверен, Дух не любил. А потому, даже если и высказывался уже на тот момент, обрывал рассказ своих впечатлений и оставлял его загадочным и незавершённым. Оставлял без вывода.
«Дорогой...» - начала Ксора. Звучало это так, будто они были возлюбленными. Или давними супругами — уже порядком в возрасте. От этой странной ассоциации уголок губ — всего один — скривился. И Дик чуть не впал в забытье, рискуя погрузиться в свои собственные мысли и чувства. Но вовремя осёк себя, внимая Духу Земли.
Детали политики Ледяной немного пропустил мимо. Ему нечего было сказать на этот счёт. Так что он просто позволил Ксоре продолжать говорить.
Дик занимал во всём этом деле нейтральную позицию. И на разделение Альянсов, как и на все прочие вытекающие факты, ему было несколько… плевать. Он не собирался ни признавать их правоту, ни отрицать её. Вообще выражать какое-то мнение по этому поводу. Живут себе так, как придумали — пусть живут. И лучше промолчать. Потому что ссориться с Ксорой из-за того, что она является важной частью этой системы — глупо. И зачем? Всё равно это останется так, как есть.
- Я бы взглянул на этого Элементаля, - негромко произнёс дракон, возведя взгляд к потолку, как будто представлял, сколько можно было интересного узнать, если хорошенько изучить этот вопрос.
- Но, я так полагаю, уже поздно. Ведь ты уничтожила его, - это не было укором. Констатация факта. Дик вернул взгляд обратно Ксоре, глядя по привычке немного исподлобья. Отчего вполне могло показаться, будто самец несколько не доволен чем-то в словах Ксоры. Но к такому взгляду приходится привыкнуть. Он был таковым зачастую даже тогда, когда весомо дракона ничего не тревожило. Разве что по умолчанию. Но так было всегда. И это нельзя было вылечить. Душой Дух был навеки болен. И навечно проклят.
Закрыв глаза, Ледяной немного опустил голову, как будто хотел, чтобы его обманчивый взгляд не сбивал сейчас Духа Земли со слов, которые произносит Дик. Чтобы ограничить круг восприятия.
- Подумать только… хах, — горькая и немного едкая усмешка исказила морду.
- Столько смертей и бед из-за каких-то самоцветов, уперевшихся в скалу не в том месте. Иронично то, что твоя собственная стихия обернулась против тебя. За что все эти беды…? Только для того, чтобы мы, преодолевая их, погибли. Либо стали сильнее. Другого не дано, - немного животный закон. Но кем они были? Да, разумными существами, но всё же это не освобождало их от законов выживания. Просто они становились шире, жёстче, сложнее и путанее.
- Страх — это нормально, Ксора, - приоткрыв глаза, но глядя по-прежнему лишь одним за неимением второго, Дик посмотрел спокойно. Голос его звучал размеренно и немного покачивался — подобно плавучей льдинке на воде. Произнося имя собеседницы, он привлекал особое внимание к своим следующим словам.
- Страх возникает от неизвестности. Мы не знаем, чего ждать. И поэтому боимся. Не хотим повторения прошлых бед. Хотя, когда они рухнули нам на голову, мы думали обо всём этом не особо хуже, чем сейчас, - глоток чая. Взгляд стал более внимательным и острым.
- Разве твой Советник не умеет предсказывать будущее, смотреть сквозь время и чувствовать различные энергетические информационные потоки? Хотя не думаю, что ты брала его только за это умение, но тем не менее - Дик фыркнул. Он был знаком с Табаки не понаслышке. Но это уже… совсем другая история.

+1

26

Да, и правда, если посмотреть на этих двоих, то может сложиться впечатление, что Дух Земли и Дух Льда не являются родственниками. По сути так и было. У Дика и Ксоры не было прям родственной связи в прямом понимании этого слова, но нечто связывающее и крепкое все же присутствовало. И нет, это была не Звездная, хотя и она тоже.
Дружба, симпатия, а также забота – вот что по-настоящему может связать крепче любых других родственных связей. Это узы, которые не так-то просто разорвать, даже если постараться. Даже если кто-то из этих двоих решит уйти от мира подальше на долгие столетия, нить эта вряд ли оборвется. Ведь время – эта такая мелочь. Мелочь, которая не способна навредить настоящим, искренним чувствам.
Года, расстояния, какие-то масштабные события способны погубить лишь то, что является иллюзией с самого начала. Да, мы потом будем сетовать на время, то что это оно, негодное, погубило все, что нам было дорого. Но нет. Корень проблемы находится глубже. И если так случилось, что время смогло погубить нечто ценное для вас, задумайтесь, являлось ли оно ценным изначально? Так ли это было на самом деле, или вся ценность - это лишь плод вашей фантазии?
Время не может уничтожать, оно лишь укрепляет, придает значимости и ясности. Так чувства, что были испытаны годами и с ними же только становились крепче, действительно настоящие чувства. И вне зависимости, какие это чувства – их так просто не искоренить.
Это истинное счастье, но в то же время и довольно тяжелое бремя, которое придется нести через потоки бесконечного времени.
Ксора прикрыла глаза, а чай в ее чашке пошел небольшой рябью. Лапы дрогнули или это лишь порыв ветра?
В любом случае, Дух Земли никак внешне не проявила той бури мыслей, что захлестнули ее на несколько мгновений, пока в воздухе повисла тишина.
Какие-то странные мысли, которые унесли от сути всего разговора в целом. Но этот шквал был утихомирен и мысли вновь приобрели спокойный тон морского прибоя.
- Столько смертей и бед из-за каких-то самоцветов, уперевшихся в скалу не в том месте. Иронично то, что твоя собственная стихия обернулась против тебя. За что все эти беды…? Только для того, чтобы мы, преодолевая их, погибли. Либо стали сильнее. Другого не дано.
Ксора приоткрыла глаза, взглянув на содержимое чашки в своих лапах, и несколько грустно улыбнулась.
- Я думаю, Звездная приготовила для нас еще много испытаний, которые нам предстоит преодолеть, но если они все столь же жестоки, я не знаю сколько еще мы сможем проходить через них, укрепляя свой дух, а не ломая.
Практически полное вымирание стаи стало для Ксоры не просто испытанием. Она старалась сохранять крепость духа, но ей частенько казалось, что она не выдержит. Душевная боль, которую испытывала Матерь Земли при виде своих погибающих детей, не сравнится, пожалуй, ни с какой болью в мире. А чувство полного бессилия в сложившейся ситуации сравнимо с бесконечными сердечными спазмами, которые разгоняют агонию и панику по телу. О, как прекрасно, что все это закончилось. Да, земля практически исчезла, но как известно, маленькое семечко способно взрастить целое дерево. Так что сейчас, когда все закончено, можно взрастить целый лес. И земля вновь станет прекрасной и процветающей.
Дик ее успокоил. Его слова и мелодичная, медленная манера говорить могли успокоить кого угодно. И Ксора наконец почувствовала облегчение.
- Разве твой Советник не умеет предсказывать будущее, смотреть сквозь время и чувствовать различные энергетические информационные потоки? Хотя не думаю, что ты брала его только за это умение, но тем не менее.
Дух взглянула изумрудными глазами на Дика, на этот раз улыбнувшись спокойно и нежно.
- Так и есть. Я собиралась узнать у него, чего стоит ожидать в ближайшее время. Не то, чтобы я хотела вмешиваться в естественное течение времени, но я должна хотя бы знать, что ничего подобного в ближайшее время не обрушится, словно снег на голову. Прости, дорогой, за такое сравнение.
Ксора сделала небольшой глоток уже остывшего чая, отставляя его в сторону.
- Ну, а у тебя какие вести? Никто не тревожит ледники?

+1

27

Ледяной сейчас, вопреки недавнему, смотрел на свою подругу с каким-то непривычным задумчивым теплом во взгляде. Как будто лёд вообще может быть тёплым — скажете вы. Это же чушь собачья. Вот и Дик… разве в его морозной душе среди колючих айсбергов и беспощадных снежинок с острыми зубами было место чему-то такому? Тёплому и нежному. Всё это было в Ксоре. И Дух мог на расстоянии наблюдать за этим, видеть, как оно отражается в его глазах (глазу… в провале второго вся эта теплота испаряется и исчезает, как будто поглощённая подобием чёрной дыры). Он мог не бояться, что растет, пока любуется всей красотой Матери Земли. Если не станет подходить близко...
Их связь была невесома, их любовь друг к другу сидела по разные стороны и не позволяла никому касаться другого. Хотя они и были, казалось бы, так похожи. И разве могли такие драконы с таким отношением причинить боль тому, кем так дорожат? В том-то и дело, что они могли причинить такую боль, которую не сможет причинить даже самый злейший враг. Что им можно только держаться на почтительном расстоянии от всего этого и страдать от невозможности приблизиться. Понимая, что тогда — при сближении — им станет ещё хуже, чем и без того есть по жизни.
Возможно, Ксоре в этом смысле было тяжелее. Или же Дик переживал в своей душе гораздо больше, лишь скрывая всё за обманчивой маской стерильного равнодушия. Узнать наверняка нельзя. Но одно было точно. Оба они не были по-настоящему безразличны. И обоих осознание этого — как касательно себя, так и другого — убивало и мучило, но не до конца. Именно до той точки, когда можно решить, что ты всё, кончился, покойник. Но, тем не менее, продолжать жить, покачиваясь подобно подвешенному.
- Я думаю, Звездная приготовила для нас еще много испытаний, которые нам предстоит преодолеть, но если они все столь же жестоки, я не знаю сколько еще мы сможем проходить через них, укрепляя свой дух, а не ломая, - слова Ксоры вырывали из задумчивости и не давали погрузиться в этом омут странных измышлений. И это даже было хорошо, потому что погружение могло принести много ненужных раздумий, за которыми часто следуют те самые действия, которые принято именовать ошибкам. Дик ненавидел ошибаться. И так как ненавидел, почти этого не делал. Настолько сильна была его ненависть к собственной неправоте.
- Могут быть вещи ещё хуже. Мы просто не можем себе представить насколько, - да уж. Дух Льда — отличный товарищ, который поддержит верным словом, ничего не скажешь. Всё нормально, Ксора, сейчас всё нормально, ведь будет ещё хуже. Впрочем, от этого в Дике не мог никто деться. Даже он сам. Но сам-то он сжился с этим. А вот окружающие с таким тленным расположением духа не всегда готовы были мириться. Особенно тогда, когда брошено много усилий на поиск чего-то хорошего в грязному омуте и на попытки не тронуться умом и удержать позитивный настрой. Ха.
Хотя, конечно, вымирание стаи — это не об камень споткнуться. Ледяной и не считал, что это нечто, которое легко пережить. Особенно когда ты Глава. И это всё твой народ страдает. Только поддерживать дракон всё равно не умел. И зачастую не считал, будто это нужно. Но, может, Ксоре и стало немного легче оттого, что её выслушали? Вряд ли сейчас Дик мог предложить что-то большое.
Самец как-то тяжело выдохнул носом и снова сделал глоток, прикрыв веки и опустив взгляд. Он выслушал Главу, когда та подтвердила своё намерение обратиться к Советнику, и чуть покачал головой на сравнение о снеге, падающем на голову. Это его не задело. Обычное выражение, вполне жизненное.
- К моему счастью… нет. Никто не спешит в последнее время устраивать вакханалии на ледяных пустошах, - самец чуть кровожадно усмехнулся. Наверное, не стоит объяснять, что с теми, кто совсем неуважительно относится к этим неприветливым землям, Дик обращается ещё более недружелюбно, чем обычно. Но отсутствие каких-то великих событий и стабильность только радовали Духа. И рассказать ему было особо нечего. И когда всё было так, это было хорошо. За исключением, конечно, проклятых свитков. Но ему не хотелось о них говорить. Уже весь язык об эти древние письмена счесал. Может, после того, как сам к чему-нибудь придёт, так и поделится с Матушкой.
- Когда сама придёшь ко мне в гости? - как будто лукавя поинтересовался он, хитро и искоса взглянув на Ксору. Сам он не очень любил ходить куда-то. Лучше, как говорится, вы к нам. Но Главе не так просто оставить свои земли. Вероятно. Однако, может, немного времени всё же возможно выкроить?

+2

28

Боль. Она была всегда.  Порой большую боль приносят не чьи-то действия, а просто слова. Даже взгляд может нанести невыносимую рану. И тот взгляд, с которым Дик смотрел на Ксору, был именно таким. Он словно пронзал насквозь, образуя огромную дыру, но в то же время согревал и успокаивал. Это сложно объяснить. Это нужно чувствовать самому. И Ксора, зная  Духа Ледников уже долгие годы, научилась терпеть эту боль, жить с ней. Но порой сердце щемило так, что складывалось впечатление, что вот-вот умрешь. Задохнешься в этих ощущениях, пропадешь и исчезнешь. Но нет. Боль затихала, пока новая вспышка не встревожит душу и запертые чувства, которые с каждой новой раной вырывались из своих оков и захлестывали своим безумием, ворошили мысли и не давали покоя. То, что нельзя сказать. То, что так просто не выразишь словами. Да и вообще, можно ли это оформлено как-то сказать? Ох, это было очень сложно. Сложно и опасно потому, что Матерь Земли прекрасно знала, что эти спущенные чувства могли натворить и к чему привести.
Страх. Все мы ему подвержены. А те, которые, кажется, словно камень могут выстоять при любом ударе, и вовсе его скрывают в огромном сундуке. Чтоб никто не увидел. Никто не узнал. Никто.…
Но ничто не способно причинить большую боль, чем собственные мысли. Это чудовища, которые будут питаться страхами и нашептывать самые ужасные исходы. Мысли будут подпитывать ваши страхи, а они в свою очередь будут вырастать в ужасы и захватывать ваше сознание. А там… там безумие ходит у стены, только дожидаясь, когда ваши сомнения продолбят в этой самой стене маленькую дырочку, сдвинут один единственный кирпичик. Безумию хватит щелочки, чтоб напасть на вас и подчинить себе. А это никак со страхами. Страхи можно еще побороть, можно и нужно. А безумие – это болезнь. Это опухоль, которая вырастет и пустит корни. Оно не даст от себя избавиться и уже не выпустит из своих когтей. Значит надо бороться со страхами. Надо! Надо… но, Звездная, как же тяжело!
«Ты создала нас сильными и разумными существами, но все-таки такими уязвимыми перед другими… Именно перед теми, перед кем нельзя быть уязвимыми. Но порой так хочется побыть слабой.»
- Могут быть вещи ещё хуже. Мы просто не можем себе представить насколько.
Голос Дика вырвал Ксору из очередной волны мыслей, что опять обрушились оглушительным потоком, и неизвестно к каким решениям и выводам это вообще могло привести. Может оно и к лучшему, что вырвал?
Дух улыбнулась. По нежному, доброму и как-то устало. Так, как она улыбалась только ему, и тихо и вкрадчиво заговорила.
- Несомненно. Мы еще дышим, дорогой. А значит, на нашу долю может выпасть и то, что нас похоронит под собой. А может и не выпасть. Увы, этого мы знать не можем. Хотя может это и к лучшему. Ведь узнай мы нечто ужасное, то, что нельзя изменить или предотвратить, нам бы оставалось только смириться и ждать. А это намного страшнее - бессилие.
Ксора знала, что на самом деле за словами Дика не хранилось ничего плохого. Что он не хотел этим сказать, что вот, Сора, дальше будет еще хуже. Что ты разнылась? Нет. Таким образом он пытался придать сил. Не дать расслабиться и быть всегда и ко всему готовой. С чем бы ни пришлось столкнуться. Она должна все пережить и все выдержать. Все должны.
Разговор плавно перетек в более спокойное русло, не очерняющее тягостями того, что было пережито. И Ксоре полегчало. Правда полегчало. Ей просто необходимо было поделиться с кем-то всем этим, что в последнее время произошло. Дух Земли умела говорить, а Дик умел слушать. Очень редкое и прекрасное качество.
- К моему счастью… нет. Никто не спешит в последнее время устраивать вакханалии на ледяных пустошах.
Самка сощурила глаза, чуть склонив голову.
- Нужно быть либо храбрецом, либо глупцом, чтоб злить Хозяина Ледников. Скорее, конечно, глупцом.
- Когда сама придёшь ко мне в гости?
Ксора немного опешила, а потом внезапно поймала себя на мысли, что и правда давно не наведывалась в холодные владения своего близкого и доброго друга. Только друга ли? Для Ксоры это, конечно, было несколько большее. Но именно из-за страха потерять эту крепкую и дружескую нить, которая словно прочная ветвь дуба скрепляла ее с Диком, она и никогда не выражала то, что поистине чувствовала. Да, может это было не честно. Даже, наверное, не может, а так и было, учитывая уровень доверия между этими двумя, но Ксора никак не могла избавиться от ощущения, что она все может загубить. Именно поэтому столько лет она молчала. Именно поэтому этот страх сковывает ее подобно цепям. Но пусть все будет как есть. Пока он рядом, ей большего и не надо.
Посмотрев себе под лапы и вычертив какой-то узор на земле, Ксора вскинула голову и практически с  той же интонацией, с которой произнес Дик, произнесла свои следующие слова.
- А вот наведу порядок, оставлю Табаки за старшего и приду. Если меня не сдуют твои ветра. Климат у тебя там суровый. Раз сам предложил, теперь не отвертишься.
Было в этих словах что-то детское. Что-то наивное и немного упрямое. Но ведь правда, она уже давно не позволяла себе отдохнуть. А стая. Хоть Ксора и привыкла за всеми следить, как за детьми малыми, у нее были те, в чьи лапы она могла все это доверить и выкроить для себя немного времени. Нельзя все время всех держать под крылом. Если все время холить и лелеять, эти птенцы так и не научатся летать.

+3