//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Лес Элесмиорн » Старая роща - святилище Пресветлой


Старая роща - святилище Пресветлой

Сообщений 1 страница 36 из 36

1

http://sa.uploads.ru/2ubHd.jpg

Бывшее жилище, а ныне святилище Духа Света, погибшего в битве со Звёздным личем в Руинах. Каменное основание водопада скрывает в себе пещеру, где драконы просят Светлейшую о помощи и оставляют дары.Чаще всего - самодельные артефакты, реже - предметы быта. Говорят, искренним в своих мольбах помогает сам Свет.

0

2

---Бухта---
Я вылетела из воронки портала и сразу же залезла под водопад смывать с себя пыль и усталость. Сколько времени я так простояла, сказать не могу, но когда я вышла на берег, солнце уже клонилось к закату. Дела... Неимоверно хотелось спать, и я не стала сопротивляться, а улеглась на кучу опавших листьев, издавна служивших мне подстилкой, и закрыла глаза, мгновенно проваливаясь в сон.
Со стороны могло показаться, что роща у водопада пуста. Если, конечно, дракон не обратит внимания на сугроб под деревом, который ну никак не мог появиться посреди вечной осени.
Я проснулась, но открывать глаза не спешила. Сон, который меня разбудил, был мутным и неясным, как болотная вода. Единственный чёткий момент - встревоженная птица, взлетевшая из-под лап. Чьи это были лапы? Не мои точно. Но и на тёмные не похожи. Совсем другие ощущения. И Тёмная молчала - тоже не знала, что сказать. Но оставим странные лапы в покое и вернёмся к птице. Слишком сильно она выделялась на фоне мутного сна. Может, стоит навестить Мисансэкрес? Она вполне могла позвать меня. А раз я спала, то зов воплотился в такой символ... Да, скорее всего, так и есть.
Я встала, стряхнув с крыльев пару опавших листьев. До Туманного дола, цента земель Воздуха, путь неблизкий. Надо торопиться.
---Туманный дол

0

3

---Поле Совета---
Я устало опустилась на кучу листьев. Из-за взмахов крыльев часть разлетелась. Может, стоит сделать что-то вроде гнезда? Ладно, не сейчас же мне этим заниматься. Я сгребла листья под древо и свернулась в клубок, спрятав голову под крыло. Солнце уже скрылось за горизонтом, поэтому в роще было темно. Заснула я мгновенно.
Ослепляющая вспышка Света. Давящая тяжесть Тьмы. Свет. Тьма. Свет. Что-то третье. Что? Не знаю. Это пришло с севера. Оно убивает, чтобы получить силу. Мы слишком поздно об этом узнали. А потом не верили. Тьма. Свет. Свет. Оно. Тьма. Внизу Пепельные холмы. Теперь они на самом деле покрыты пеплом. Свет. Оно выглядит, как дракон, но не является им. Тьма. Оно чем-то похоже на нашу мать, но разительно отличается. Как чёрное и белое. Цвета, но разные. Свет. Оно. Опять оно. Тьма. Свет. Там, за нами Империя. Оно не должно попасть туда. Щит. Плевок огнём. Увернуться от его атаки. Ударить в ответ. Свет. Вцепиться в хвост и дёрнуть, сбивая прицел, не давая попасть в сестру. В сестру? В первый раз мы сражаемся не против друг друга, а крылом к крылу. Тьма. Оно снова атакует. Не успеваю уйти. Спину ожгло чужеродной силой. Да, Мэльз, я наивная светлая добрячка. Тем и живу. Такой меня создала мать. Свет. Тьма. Оно. Тьма. Мы обе останемся здесь. Откуда знаю? Видела. Оно. Лапа повисла плетью, бок разодран. Ты тоже едва держишься, но упрямства нам обеим не занимать. Рывок. Ударить в спину со всей силы, задержать. Тьма. Падаю. Его больше нет, но последним ударом оно разорвало крыло. Пытаюсь выровняться. Тщетно. Земля летит навстречу. Рёв Мэльз. Что?.. Удар. А кровь у нас красная... Зря мне не верили. Мир взорвался болью. Мам, прости нас... Темнота. Собор?!
С тихим стоном я проснулась. В голове, как всегда, бардак. Что мне снилось? Что-то важное, точно. Про Собор вроде. Точно, сегодня же Совет! Солнце только-только показалось над горизонтом. Время ещё есть. Надо будет проверить Олфи и малышей и встретиться с Кейт. Она же ещё никогда не была в Соборе, а значит вести её придётся мне. Во сне я ухитрилась развернуться и закопаться в листья. Благодаря утренней росе они прилипли к чешуе, поэтому пришлось лезть в водопад и смывать их, а потом крутиться на солнце, чтобы поскорее высохнуть. Наскоро перекусив, я пешком отправилась через лес. И только дойдя до опушки, взлетела и взяла курс на побережье.
---Бухта---

0

4

>>>Поле совета<<<
Драконесса прибыла в рощу только ближе к полуночи, уставшая и измотанная. В пути она попала под дождь и вымокла до последней шерстинки, но даже это не заставило её открыть портал и переместить в лес мгновенно.
Иррлуа нечасто бывала в той части Элесмиорна, которая стала домом её матушки, предпочитая жить западнее, но всё же не узнать водопадик и огромное дерево она не могла. Рассвет подошла водопаду. Она могла проскользнуть вдоль каменного основания, но чего ей, мокрой, терять? Пройдя сквозь поток, драконесса оказалась в небольшой сухой пещерке. Лу знала, что в дождливую или холодную погоду её мать спала здесь. А ещё Аллинэя хранила в небольшом тайничке под камнем некоторые артефакты. Теперь же всё это принадлежало Луассе.
Юная драконесса уткнулась лбом в скалу и тихо заплакала, дав волю чувствам. А вместе с ней плакала природа: лил дождь, бушевал ветер, грохотал гром. Отчаяние и боль утраты давили, Иррлуа сползла по стене на пол и свернулась в клубок, будто хотела спрятаться от внешнего мира. Позабытые амулеты выпали из лапы, тихо звякнув о камень, драконесса захлёбывалась слезами.
Со стороны она выглядело жалко: мокрая, худая, рыдающая, лежит в натёкшей с неё же луже воды, но чужаков здесь не было, равно как и своих. Но душившие Лу слёзы закончились, и драконесса нехотя встала. С неё ручьями лила вода. В глазах колдуньи горела мрачная решимость сделать всё, чтобы стая не пожалела о её правлении. "Так, что тут у нас... Накопитель, простенький щит, маячок, настроенный на меня, что-то малопонятное... Хм, на амулет Крови похож, но не он, у него аура другая. А от этого Созиданием и Жизнью тянет. Потом разберусь." Драконесса надела неизвестный артефакт на шею и натянула на запястье тоненький браслет. Он не нёс в себе никаких магических свойств, но являлся чем-то вроде символа Светлейшей. На официальных мероприятиях она появлялась только с ним. Всё остальное Иррлуа сгребла в тайник - ей эти вещи были не очень нужны, так пусть хранятся. На чёрный день. Пошатываясь от усталость, драконесса добрела до большого плоского камня, заваленного сухой травой и зарылась в неё. Сон Главы был неглубоким и беспокойным, ей виделась битва и какие-то незнакомые места, расположенные, как ни странно в северных широтах. Там было пустынно и полно дичи, но картинка была слишком смазанной, чтобы можно было считать координаты. Да и не пришла такая мысль в голову спящей драконессы.

0

5

Драконесса проснулась ближе к утру с тяжёлой головой: почти всю ночь ей снилось сражение в Руинах. Летящее в морду заклинание, стремительный рывок матери, её изломанное тело, медленно истаивающее в предзакатной дымке. Правда, снился ей и Фауст, сидящий где-то в горах. А ещё её не покидало последнее видение: свободная земля. Такого не могло быть на материке - он разведан полостью, как и прилежащие острова. "Неужели где-то существует ещё один материк, незаселённый драконами? Хотела бы я там побывать... Эх, надо вставать и готовиться к Совету."
Молодая Глава потянулась и легко выскользнула из пещеры. Хмурое небо не поднимало настроения, но усилием воли колдунья отбросила мрачные мысли. Сегодня она должна показать высший класс, доказать всему миру, что достойна зваться дочерью Аллинэи, несущей в крови свет звёзд! Наскоро умывшись под водопадом и очистив чешую от потёков грязи и копоти, Иррлуа принялась приводить в должный порядок гриву. Пришлось немного поколдовать, чтобы вечно растрёпанные шерстинки легли ровно, но драконесса была довольна результатом. За это время даже крылья успели высохнуть.
Дух бродила по поляне, ожидая предрассветных сумерек, и всюду натыкалась на следы пребывания матери: сорванная о камень чешуйка, вытоптанный круг под одним деревом и целая куча листьев и травы под другим, глубокие царапины на каменном ложе водопада... Казалось, что ещё минутка, и из-за зарослей высокого кустарника покажется белый стройный силуэт, устало фыркнет таким родным голосом, но нет. Время шло, близился рассвет, но на поляне по-прежнему было тихо и пустынно. Вспоров когтями задних лап дёрн, драконесса взвилась в небо и нехотя опустилась на камни, выступающие над водопадом, обозревая рощу с высоты двух десятков метров. Скоро должны начать прибывать светлые и все прочие желающие проститься с почившим Духом.

0

6

<<< Поле совета

Ночь была темна и длинна, как никогда. Едва набрав подходящую для полёта высоту, Светлейший повернул в сторону Западной Равнины и, подхваченный потоком прохладного ночного ветра парил, практически не взмахивая крыльями, до самых охотничьих угодий. Края оперённых крыльев подрагивали, встречая воздушное течение.
Под летящим драконом широко раскинулись земли родной стаи. Они были велики, но со смертью Аллинэи их точно затопило тенью, и сейчас это действительно не было фигурой речи: низкие, мрачные дождевые тучи висели над территориями, и ни звёздный, ни лунный свет пробиться сквозь них, конечно, не могли.
«Как ты могла допустить такое, Звёздная?» - горько вопрошал Эльсирин, но ответа не мог получить. Да и не от кого – Великие Творцы оставили эту землю. Остался только он, Дух Порядка, да ещё Верраял, творец из которого был весьма посредственный – враг нёс больше разрушения и горя, чем пользы. Это было в его природе, но Рин не мог не винить его за деяния.
Думать о Духе Хаоса было проще, чем об Аллинэе. Эльсирин так и не увидел её тела, и ему упорно казалось, что она до сих пор где-то здесь. Летит где-то поодаль, за спиной или сбоку, казалось, поверни голову, и увидишь белоснежный стройный силуэт, поймаешь взгляд мудрых бирюзовых глаз… и дракон едва удерживал себя от того, чтобы действительно не повернуться. Аллинэи не было, и это правда, с которой приходилось мириться, и приходилось принять её.
Зажмурившись, Дух сложил крылья и камнем упал вниз, замедлив падение лишь у самой земли. Вновь развёрнутые крылья надулись, как паруса, подбросив тело вверх, и тогда Рин увидел свою добычу: стадо абаков. Животные стояли у края Равнины, сбившись в кучу, и смирно мокли под дождём, ожидая наступления утра и улучшения погоды. То один из них, то другой наклоняли голову, отщипывая немного травы, и потом стояли, долго пережёвывая зелёный комок.
Эльсирин не стал долго рассусоливаться. Сверкнул стремительный луч света, прорезавший набросившуюся на земли тьму, и вонзился в голову одного из абаков. Животное упало, как подкошенное, и стадо, испуганно мекая, бросилось врассыпную. Дракон порхнул вперёд, нагнав вторую особь ещё одним лучом, попавшим в круп абака и упал на него сверху, переломив шею.
Стадо разбежалось по Равнине, однако Эльсирину было достаточно двух пойманных зверей. Первого абака он забросил на спину, второго сгрёб лапами. Он открыл сияющий портал на полянку, предназначенную для добытой дичи и прошёл туда со своей ношей.
Два абака пополнили склад провианта, который будет потом разделен между светлыми и водными драконами. В столь поздний – или уже ранний час? – полянка была ещё пуста и Светлейший, аккуратно закрыв портал за собой, остановился над телами абаков, уставившись на них невидящим взглядом. Призрачное чувство пропало во время короткой охоты, однако теперь ощущение стоящей за плечом Аллинэи вернулось вновь. Всё в этих землях было пронизано её светлым духом, каждый камень и каждая травинка.
Он стоял там до тех пор, пока не начало светать, а потом медленно побрёл в Старую Рощу, зная, что точно найдёт там Иррлуа. К каждой лапе точно по тяжеленному камню привязали, и ещё один болтался теперь где-то на месте сердца. Эльсирин не знал, как долго он шел к месту, где когда-то обитала Пресветлая, однако в какой-то момент деревья расступились, открывая водопад и камни над ним, где застыла белоснежная фигура
«Аллинэя!»
наследницы… Нет, теперь уже Главы.
Рин взлетел. Крепкие крылья подняли его над рощей и вновь опустили в нескольких шагах справа от Иррлуа. Перья на голове дракона поникли, плотно прижавшись к черепу, и сам он с удовольствием съёжился бы клубком, однако вряд ли Пресветлая хотела бы видеть его слабым и жалким, не способным поддержать её дочь. А потому он выпрямился, высоко подняв голову и замерев. Чешуя, лишённая света, казалась тусклой и блестела от дождя мокро, как рыбья чешуя.
Он покосился на Лу, желая удостовериться, что она в порядке.

0

7

Тренировочная площадка

В рощу прибыли светлый драконы. В общем количестве их было около двух десятком с чем-то. Все они шли ровным строем, разделённые на группы. Возглавлял этот строй Старший Воин света, который с утра пораньше уже успел собрать отряды, готовые выступить хоть сию секунду. Офицер всегда отличался организованностью и преданностью своей работе. Он отдавался ей сполна.
Отряды прибыли и встали ровным строем, не нарушая порядка их разделения, внизу - напротив того места, где сейчас восседала Иррлуа и... Эльсирин. Да, он уже был здесь. Рядом с Лу. Кто знает, может он вообще не отходил от неё и был рядом всю ночь. Довольно дерзкое, всё же, предположение, но стоит представить, в каком состоянии находилась новая Глава... и даже по сию секунду находиться. Такая боль не проходит за ночь или две. Она и за несколько десятком лет так просто не пройдёт. Именно ей - именно Лу - будет тяжелее всего справиться с этим.
Хотя и сам Зон ощущал эту боль. И вину. Оттого было вдвойне тяжелее смотреть на новую Главу.
Отряды стояли. Офицер вышел вперёд и припал к земле, опуская голову и низко кланяясь Иррлуа. Все прочие драконы повторили за ним, отдавая свою честь и уважение Духу.
К горлу снова стал подступать ком. Как бы то ни было, Офицер не мог позволить себе таких эмоциональных вольностей. Посему он насилу, пока не выпрямился, сглотнул эту тяжесть и поднялся. Никаких "доброго утра" и "светлого дня". Утро не было добрым, а день был пасмурным и мрачным. Посему ничего из этих совершенно ненужных глупостей он не сказал. Как тогда, прибыв на весть о возвращении экспедиции с Руин, так и сейчас. Что-то докладывать Старший тоже не торопился. Если Глава поинтересуется - он доложит.
Более здесь никого не было. Тойкран ещё не прибыл. Старший Маг, с которым надо было бы обсудить подключение магов к отрядам, тоже. Но они несомненно должны были появиться. В конце концов... как можно не явиться на проводы Пресветлой? Для этого должна была быть очень уважительная причина. Впрочем....
... Зон оглядел коротко отряды, приметив отсутствие Руны. Её не было и на площадке. И когда экспедиция вернулась... хотя тогда и сам Зон прибыл поздно. Но да ладно...
На мгновение только отвлёкшись, Офицер снова воззрился на Главу.

0

8

Калхона
Дракон вынырнул из портала чуть в стороне от самой рощи, как и было задумано. Почему-то ему никогда не хватало духу явиться прямо под очи Пресветлой, вот и сейчас он по привычке настроил точку выхода в трёх десятках метров от заповедных отныне деревьев. Тугие струи дождя хлестали по спине, но под деревьями стало немного лучше. Хотя грязь за последние дни расползлась знатная - аж лапы прилипают.
Выйдя к водопаду, Аррлейт поклонился Ирлуассе и Эльсирину, сидящим на камнях, торчащих из воды, и коротким кивком поприветствовал Зона, который привёл за собой отряды. Судя по всему, охотничьи. На миг в душе заскрёбся стыд: как так, Воин догадался привести своих охотников сюда, а Маг - нет, но Лей отбросил эти мысли, как нечто несущественное. Разве что пообещал сам себе: "Опоздают - шкуры спущу и скажу, что так и было." Но маги избавили своего магистра от необходимости оправдываться перед Главой: спустя буквально минуту из-за деревьев начали выходить как сами мастера Пространства, так и их семьи и ближайшие соседи, которых волшебники сочли возможным доставить в рощу.
Подозвав к себе магов, Лей подошёл к Зону:
- Сколько всего отрядов? - дождь не располагал к длительным беседам. Тем более, что пушистый дракон мгновенно вымок и не испытывал по этому поводу особых восторгов. Думается, Старший Воин тоже не рад такой погоде, с его-то шкурой... Единственное, что хоть сколько-нибудь радовало Кота, это то, что он после прощания смотается к себе в пещеру и будет там сидеть и заниматься своими делами, а маги, которые сейчас стояли за его спиной - общим числом около полутора десятков - ещё долго не смогут присесть и передохнуть, не говоря уже о том, чтобы согреться и высохнуть. Хоть низменное чувство удовлетворения и было недостойно светлого, но что поделать: замёрзшие лапы и мокрая шкура не располагали к благородному самопожертвованию, а вот простуду и прочие гадости навеять могли. Всё же Лей был простым драконом, а не Духом, к которым зараза не липнет.

Отредактировано Аррлейт (15 Апр 2013 16:25:08)

0

9

---Бухта---
Несколько порталов были открыты чуть в стороне от рощи. Сам Рэв никогда здесь не был, как и большинство светлых, поэтому исподлобья бросал взгляды на окружение. Лес как лес, ничего особенного, на первый взгляд. Но что-то особенное здесь чувствовалось. Подавленные драконы собирались у водопада, над которым возвышались фигуры Иррлуассы и Эльсирина. В толпе были заметны и иные личности, вроде Зона или Аррлейта. Их обоих Иваль неоднократно видел, но личного знакомства так и не свёл - не до того было. Теперь, видимо, придётся.
Дождь пузырился в воде, стучал по чешуе и перепонкам, шуршал в листве. Тихонько переговаривались драконы, но проклятых дождь забивал все звуки. Рэв молча смотрел на ту, с которой беседовал в Бухте всего пару дней назад, на ту, что весело смеялась, рассказывая что-то о выходках своих приятелей, на ту, которой теперь предстоит нести тяжелейшую ношу, на ту, от которой теперь зависели сотни судеб. И его в том числе. Драконесса держалась. В её взгляде, скользящем по рядам, не было отчаяния, не ощущалось безразличия, только скорбь и какая-то безумная надежда. И этот огонёк говорил больше, чем все слова Империи. Пока есть Глава, пока её дух твёрд, а разум светел, у стаи есть надежда, есть шанс на выживание.
Драконы прибывали и прибывали, кто через порталы, кто своим ходом, на крыльях. Маги, воины, охотники, следопыты, сказители, шпионы, учёные, дипломаты... Белые, золотые, розоватые, сине-зелёные. Большие и маленькие. Устрашающие, утыканные шипами с лап до головы, и утончённые и изящные, покрытые шерстью и перьями. Угрюмые одиночки и большие семьи. Живое море волновалось, но тишина, давящая на нервы, никуда не делась. Все ждали, когда заговорит Глава.

0

10

Первым прибыл Эльсирин. Приземлившись рядом с Лу, Дух Порядка выпрямился и искоса посмотрел на драконессу. Глава вздохнула и, отвернувшись, чтобы скрыть взгляд, тихо ответила:
- Всё хорошо. Я справлюсь. Должна, - и больше ни слова, ни жеста... И кто бы знал, как сильно хотелось молодой ещё драконессе уткнуться в плечо Рину, которого она считала приёмным отцом, и разреветься, как малолетний птенец. Как хотелось бросить всё и танцевать с ветром и дождём в вышине небес, летать в бурю, вызванную ей же, до боли в крыльях, до ожогов молний, до ломоты в вымокшем и замёрзшем теле. Но нельзя. Она Глава. Она должна. Будь сильной!..
Появилась небольшая группа драконов, возглавляемая Зоном. Как они прибыли, Иррлуасса не обратила внимания, просто в какой-то момент из-за серой пелены дождя проступили силуэты. Старший Воин не стал подходить, ограничившись поклоном. Обозрев отряд, состоящий, как она поняла, из охотников, колдунья кивнула: хоть что-то идёт так, как было задумано. Вон и Аррлейт прибыл, а вскоре после него из-за деревьев призраками выскользнули маги Пространства. Вместе с ними начали прибывать и простые драконы. Пока Старшие Воин и Маг совещались о чём-то, прилетел Дориан, которого Лу была по-настоящему рада видеть. Приземлился и замер в почтительном отдалении.
Ещё через несколько минут из-за деревьев потянулась вереница драконов - оставшиеся телепортисты открывали переходы к роще для стаи. Взгляд Главы рассеянно скользил по рядам. Она смотрела на этих драконов, видящих в ней надежду на лучшее будущее, и понимала, что справится. Да, будет тяжело, особенно сначала. Да, много сил и времени уйдёт на помощь Воде. Да, они сильно рискуют, охотясь за пределами Севера. Но... Это жизнь. Никто не говорил, что будет легко. Сейчас, как никогда ранее, драконесса понимала, что её судьба отныне связана со стаей. Раньше у неё была видимость свободы выбора, теперь же иллюзия развеялась. Суровая реальность предстала перед колдуньей во всей своей красе. Подняв голову, Иррлуа подставила морду тугим струям воды, хлещущим по чешуе и крыльям. Она попробует полюбить дождь...
- Смерть Аллинэи стала для нас невосполнимой утратой. Вы все знаете, как много она делала для стаи и для каждого из нас, - драконесса говорила негромко, но её было слышно везде. - Все мы скорбим, но в этот тяжёлый час нельзя забыть, ради чего оборвалась жизнь Пресветлой. Великая жертва, принесённая во имя выживания стаи. Как бы ни было нам сейчас больно и тяжело, мы должны сражаться. Мы должны держаться вместе, не оставлять друг друга в бедственном положении. Мы должны быть сильными, чтобы выжить, чтобы жертва Аллинэи не оказалась напрасной. Я верю, что Свет не оставит нас.
Тяжело далась драконессе эта речь, спонтанная, без единой заготовки. Но ни разу не дрогнул голос, не было нервных подёргиваний хвостом и крыльями. И хотя Лу не была похожа на свою величественную мать, сейчас ей удалось показать всему миру свою способность вести стаю за собой.

0

11

Сверху прибывающие члены стаи напоминали переливающуюся светлую реку, затопившую берега вокруг небольшого озера. Лил дождь, заставлявший усы, гривы и перья намокать и обвисать, что вполне соответствовало скорбному духу, царившему над рощей. Эльсирин тосковал по атмосфере беззаботной радости, которой когда-то полнились эти земли. Много времени пройдёт, прежде чем рана превратится в шрам.
Речь Иррлуа была короткой, но ёмкой. И Эльсирин не стал ничего произносить или дополнять: слова пустые, лучше он займётся делом. Он знал, что Аллинэя оценила бы его помощь дочери куда больше, чем переливание из пустого в порожнее, однако едва отзвучало последнее слово, склонился, на миг закрыв глаза.
Рин стремительно выпрямился, запрокинув голову, и из приоткрытой пасти в небо рванул ослепительный луч света. Скоро рассвет, но тучи нагоняют неуместную здесь тьму и сырость. Духу Порядка не под силу изменить погоду, зато он мог осветить рощу. И он знал, что стая поймёт и поддержит его действие. Просто нужно больше света – всем им, здесь и сейчас.
Могучая энергия Эльсирина не давала лучу погаснуть, и столб стремительного сияния рассеивался высоко в небе, немного не доставая до туч и подсвечивая их белым. Далеко наверху занялась радуга – дождь лил по-прежнему, серый и быстрый, однако теперь каждая капля, пропустившая сквозь себя свет, искрилась.
Великие Духи не могут взять и исчезнуть просто так. И дракон надеялся, что если хотя бы частица Аллинэи осталась в мире, она увидит этот  сияющий, как маяк, свет, и придёт на него, и даст о себе знать… хоть как-то. Эльсирин отчаянно пытался заставить себя поверить в то, что Аллинэя уже где-то здесь, среди собравшихся внизу, а может уже и тут, на утёсе, между ним и Лу. Сознание рвалось на части, одновременно отрицая возможность этого события, и желая его всем существом.

+1

12

От дождя шерсть неприятно слипалась и тяжелила тело. Драконам, покрытым чешуёй, больше повезло в этом плане. У них не было шерсти, которая бы неприятно обвисала и комкалась. Впрочем, Зон не привык жаловаться. Такую мелочь можно и потерпеть, не уделяя ей должного внимания. Тем более, что есть вещи и поважнее. То, ради чего здесь собрались драконы Света и продолжают собираться, постепенно прибывая.
Вот появился и Старший Маг. Коротким кивком он поприветствовал Зона и тот ответил тем же. Довольно официально, но сам Воин редко когда общался в другой манере.
- Сколько всего отрядов?
- Шесть по три-четыре дракона, - среди собранных Воином отрядов были не только охотники, но местами и воины, и следопыты. Прочие драконы ещё будут оповещены о необходимости охотиться всем. Может, Старший Маг и отправится после в пещеру, а вот отряды направятся охотиться. Да и сам Зон тоже. Выберет себе какое-нибудь направление и отправиться на охоту сам. Отдельно. Куда-нибудь на ничейные земли, где поболее дичи. Несомненно, Старший Воин собирался внести свою лепту в общее дело. И даже не одну. Вероятнее всего, что он будет охотиться с раннего утра до вечера, только и делая, что таская тушки дичи с ничейных территорий на территорию стаи. С такой отрешённость и выделяющимися чертами характера Воина, с которыми он чуть ли не весь отдаётся службе, не больно-то удивительно.
Количество драконов увеличивалось. Они прибывали ещё и ещё. Собственно, не было ничего удивительного в том, что такое их количество возжелало проститься с Пресветлой.
Иррлуа заговорила. Зон опустил чуть голову, глядя себе под лапы. Земля размокала, грязь собиралась и стекала в лужи, образуя мрачные ручейки-венки на роще, по которым так и струилась боль. Боль каждого из здесь присутствующих.
- Я верю, что Свет не оставит нас. - Офицер мысленно повторил эту фразу, сжав губы. Дракон вскинул голову, поднимая взгляд на выступ, где располагались Лу и Эльсирин. Дух Порядка запрокинул голову и из его пасти вырвался столп света. Разумеется, на погоду это не сильно влияло. Дождь продолжал лить. Но стало чуть светлее. Капли дождя мерцали на свету, который стремился вверх стрелой. Стремился и рвался. И рвался он не из пасти, а из самого сердца, наполненного скорбью и печалью тяжёлой потери.
Зон зажмурился и поджал отяжелевшие от воды уши, вскидывая голову вверх. Капли дождя жестоко били по морде. Их назойливый шёпот был слышен везде: "Сдавайтесь. Ломайтесь. Плачьте. Скорбите." Закусив на мгновение нижнюю губу, Старший раскрыл пасть, выпуская в небо вслед за Эльсирином ещё один яркий луч. Чистый и светлый. Устремившись вверх, он соединился где-то там с лучом Духа, образуя более мощный столб света. Вода неприятно попадала в рот, но Зон лишь усиливал концентрацию. Несколько секунд спустя за ним последовали и другие драконы. Воины, охотники, следопыты, все, кто хоть как-то мог добавить каплю света, все стали прикладывать усилие. Не важно, что это было - свет, источаемый телом, лившийся с кончиков пальцев или из пасти... он соединялся с другими, разрастаясь по роще и постепенно охватывая всё вокруг.
"Я верю, что Свет не оставит нас" - дракон зажмурился крепче. Боль металась внутри и вырывалась наружу, пронзая мрачное и серое небо чистой энергией. Энергией Света.

Отредактировано Зон (20 Апр 2013 16:17:17)

+2

13

- Шесть? Отлично, значит, никто не перегорит от напряжения, - пробормотал Лей себе под нос и вернулся к своим магам. Внимательно оглядел всех, решая, как лучше распределить силы, а потом махнул лапой:
- Разбиться на пары. Работать будете посменно. Узнаю, что кто-то геройствовал, когда не нужно - шкуру спущу, - по рядам прокатились смешки. Драконы знали, что магистр может сколько угодно ворчать и грозиться, но никого из своих подопечных в обиду не даст. - Накопители у всех есть? Отлично. Тогда сразу после церемонии отправляйтесь, не будем терять время.
Сам Старший Маг с тоской думал об ожидающей его работе. Несмотря на мерзостную погоду, он лучше бы потратил пару часов на помощь охотникам, чем возился со списками молодых драконов, желающих стать магами. Но, увы, это его долг, и ему и только ему ближайшие полдня придётся потратить на разбор характеристик каждого просителя.
Тут из-за деревьев начали выходить светлые драконы. Молодые, недавно вставшие на крыло, и его ровесники, прошедшие Тьму, Землю и Пламенные недра. Маги и воины, охотники и сказители, учёные и следопыты... Аррлейт не был уверен, но в роще собралась почти вся стая, кроме самых маленьких птенцов и патрульных. Ну, может ещё с десяток драконов остались с малышами и ранеными, причём большая часть последних тоже была здесь. Друг за друга держатся, зубы сжаты, но стоят, ждут. Молодцы!
Кот прижал уши и виновато опустил голову, слушая короткую, но прочувствованную речь Иррлуассы. Магу казалось, что если бы он сам отправился с экспедицией, то Аллинэя бы не погибла. Умом дракон понимал, что всё равно остался бы вместе со всеми внизу, биться с тварями, а сражение Духов всё так же шло бы в стороне, но сердце ныло. Но они справятся. Потому что должны. Лей не знал, что этими мыслями повторил слова юной Главы, прозвучавшие совсем недавно.
Как только Дух Рассвета замолкла, Эльсирин на миг опустил голову, а потом резко выпрямился и выпустил из пасти столб света, ударивший в небеса. "Да! Нужно больше света!" Словно откликаясь на эту мысль, то тут, то там драконы, один за другим, поднимали головы и присоединяли свои лучи к общему сиянию. Кто не мог сконцентрировать энергию в одной точке, просто светились всем телом, разгоняя сумерки в роще. Не стал выделяться и Лей. Казалось, хмарь дождливого утра отступает, даже капли больше не были серой пеленой - они переливались всеми цветами радуги, отражая свет драконьих душ. "Я верю, Свет не оставит нас!"

Отредактировано Аррлейт (21 Апр 2013 15:18:03)

0

14

Когда Лу замолкла, вперёд выступил Эльсирин. Глава ожидала новой речи уже от своего Заместителя, но Дух Порядка поднял голову к дождливому небу и выпустил вверх луч Света. Магический поток поднялся до самых туч и разогнал серость. Вслед за Эльсирином драконы стаи один за другим поднимали головы и присоединяли частичку своего Света к общему потоку. "Именно таким и должно быть прощание с Духом Света," - думала драконесса, добавляя свою магию к сиянию всей стаи. - "Много света, настолько много, что весь тот Мрак, от которого нас хранила моя мать, рассеется, словно утренний туман в лучах Шагри. Да, я не могу заменить её, потому что невозможно Рождённому Духу сравняться с Сотворённым, с той, что была частью Стихии от начала и до конца, но мы все можем сделать так, чтобы её труд не оказался напрасным. Мы можем. Мы должны. Я должна. Мне не стать всеобщей матерью, но указать путь и первой ступить на него, ведя стаю за собой, мне по силам. Свет, не оставь меня, укажи верную дорогу!"
Наверное, каждый дракон в этот миг о чём-то просил, что-то обещал в своеобразной безмолвной молитве, обращённой к Пресветлой. Постепенно сияние в небе угасло, но в глазах и в душах продолжал гореть огонь надежды - Иррлуасса видела это так же ясно, как и своё отражение в бегущей воде. Стало ясно, что утих дождь, лишь редкие капли срывались с листьев и камней. "Хороший знак," - впервые за последние несколько часов драконесса искренне улыбнулась. Она верила, что их мир имеет как минимум подобие души и разума, поэтому сочла внезапное прекращение ливня своеобразным знаком: всё будет хорошо.
Постепенно драконы начали один за другим исчезать, растворяясь в лесном полумраке. Из-за деревьев доносились отголоски порталов и команд магов, перебрасывающих светлых в Калхону или другие точки Севера. Сама же Лу сидела каменным изваянием, провожая горящим зеленью взором каждого.

офф

Рэва пропускайте, он как бы со всеми ушёл в Бухту

Отредактировано Иррлуа (24 Апр 2013 18:05:12)

0

15

Эльсирин закрыл пасть, гася луч света, и опустил голову. Собравшиеся внизу драконы некоторое время по инерции продолжали сиять, но то один, то другой, прерывали магию, медленно расходясь с поляны. Рин поднял лапу, с удивлением отметив, что дождь закончился – а высоко в небе полыхал массивный сгусток энергии, созданный всей стаей сразу. Переливающееся полотно, походившее на северное сияние, но ярче и светлее, повисло ниже туч и светилось почти так же ярко, как Шагри. Дух знал, что через несколько часов эта отметина постепенно померкнет и исчезнет, и сконцентрировавшаяся в небесах магия рассеется, но пока что светящееся явление было очень даже к месту.
Он посмотрел на Лу. Драконица снова замерла, следя, как драконы уходят с поляны, однако выглядела лучше, чем некоторое время назад. Начинался новый день, он нёс с собой другие заботы. Например, Совет, на котором он должен был сопровождать Иррлуа. До мероприятия было ещё около пяти часов, может больше, и всем следовало разумно распорядиться этим временем.
- Будут ли какие-то распоряжения? – негромко спросил он у Иррлуа.

0

16

Зон захлопнул пасть и опустил голову. Недолго он сидел так, закрыв глаза. Крылья были плотно прижаты к телу, веки напряжены, иногда они чуть подрагивали. Прошло лишь несколько секунд, но в сознании дракона она затянулись. Глупые мысли и вопросы не загружали головы. Такие вопросы, как: "Что дальше будет?", "Как быть?", "Что делать?". Старший знал и был уверен, что всё будет хорошо. Более того - он знал, что ему делать. А это придавало Офицеру изрядную долю уверенности в светлом будущем, да и вообще в себе. Без дела он себе места не находил. А когда оно было, дракон ощущал свою значимость и роль в стае. И это чувство необходимости и нужности, чувство того, что то, что он делает, важно для членов стаи, спасало от уныния. И работа спасала. И сейчас несомненно спасёт. Потому именно ей и стоит заняться.
Дракон вскинул голову, строго глядя перед собой. Он оглядел отряды, которые начали примыкать к магам. Что ж, не дети малые. Сами знаю, что нужно дальше делать. Организаторские мероприятия были завершены и более нужды в них не было. Отряды примутся за работу. И Офицер счёл своим несомненным долгом тоже взяться за охоту. Но примыкать к какому-либо отряду он не станет. А займётся охотой в одиночку. Для этого прекрасно подойдут незаселённые и неизведанные территории. Охотясь там можно будет не только добыть дичи, но и получить информацию о том, какие ещё есть поблизости места и насколько они богаты дичью. Зон, конечно, не следопыт, но эта информация тоже была важна. В особенности в случае, если стая захочет осваивать новые территории и присоединить их к существующим. Процесс долгий и выполняться он должен размеренно и продуманно. Шаг за шагом.
И всё же Офицер проконтролировал, пускай и безмолвно, одним только взглядом, отправление отрядов на охоту. Он всё равно не мог не беспокоиться. Его подчинённые были ему не просто сородичами. Он дорожил ими. Как-то даже по-отцовски. Хотя сам вряд ли дал бы своим чувства такое определение.
Драконы начали расходиться и удаляться. Старший не торопился. Недолго ещё посидев и поглядев в небо, он раскрыл широкие крылья и встряхнул ими. Мокрые перья несколько уныло расправились, обвисая. Свет блеснул, отражаясь от капель воды, от чего могло показаться, что перья сверкают сотнями маленьким частичек света. Дракон встряхнул крыльями ещё раз, отряхивая их от воды, и взмахнул, тяжело поднимаясь в воздух и постепенно удаляясь, исчезая в тумане.

Западная равнина

Отредактировано Зон (11 Май 2013 15:03:40)

0

17

Сияние постепенно угасало, но столь большая концентрация магии в одном месте не могла пройти бесследно: над рощей словно вторая Шагри засветилась. Переливающееся полотно энергии развеяло уныние и притупило тоску магистра. Он снова был готов трудиться во благо стаи. Тем более, что поминовение закончилось, и драконы Света начали расходиться. Но списки новичков подождут, сначала было нужно уточнить у Главы, когда они будут перенастраивать метки на границах стаи. Аллинэя прекрасно справилась бы и сама, но Лей сильно сомневался, что Иррлуасса знает этот ритуал - он никогда не видел её с матерью на границах во время обновления. А вот Кот по долгу службы знал всю процедуру от первого слова до последнего, от идеального ритма напева до угла наклона крыла. Так что ему оставалось подождать, когда все посторонние уйдут и обратиться к Главе с этим вопросом - время-то не ждёт. К тому же, это утвердит Рассветную как Главу стаи в глазах других Духов, насколько маг помнил слова своей повелительницы.
Ушли отряды охотников с его мастерами Пространства, улетел куда-то Зон, а Иррлуасса всё сидела без движения.
- Госпожа, позвольте узнать, когда будут обновлены магические метки на границах нашей территории? - Лей подошёл ближе к уступу и склонил голову в ожидании ответа.
Во всей роще, кроме них троих, осталось лишь двое драконов: какой-то маг, поглядывающий на магистра, и незнакомый ледяной, ожидающий, судя по всему, Главу. "Одиночка, что ли? В стаю проситься собрался? Хм, парень субтильный, скорее всего следопыт или охотник. Неплохое приобретение, но кто его на территорию пустил? Патрульные проспали? Или просто знают его? Кого-то он мне напоминает..." Ледяной удостоился долгого пронзительного взгляда, не более того.

Отредактировано Аррлейт (30 Апр 2013 11:43:08)

0

18

- Новые распоряжения? - драконесса растерянно подняла взгляд на Эльсирина. - Не думаю. Всё самое важное мы успели обсудить вчера, текущие дела, насколько я знаю, у всех распределены. Разве что мне потребуется твоя помощь, чтобы разобраться в бумагах матушки. К сожалению, в последнее месяцы я слишком мало времени уделяла делам стаи.
Иррлуасса старалась действовать так, как поступила бы на её месте Аллинэя, бывшая для дочери идеалом. Сильная, мудрая, независимая. Способная защитить себя и тех, кто доверился ей. Способная принять единственно верное решение, увидеть выход там, где он, казалось бы, не может и существовать. Одна беда - Рассвет так не умела. Несмотря на свою сущность Духа, она была всего лишь юной драконессой, слишком мало знающей о мире и абсолютно не приспособленной для правления. Только судьба не оставила ей выбора. И только звёздам да Праматери было ведомо, куда приведёт колдунью путь Главы стаи.
- Если я правильно помню, это не займёт много времени. Думаю, разумно было бы заняться этим прямо сейчас, во избежание лишних вопросов от тёмных сотоварищи, - Лу и не подозревала, что угадала мысли мага, потревожившего покой Духов.
Драконесса прищурилась, оглядывая рощу с высоты водопада. Кроме двух Духов и Старшего Мага здесь остался только один дракон. "Рэлир? Глазам своим не верю... Он-то что тут забыл? И как сюда попал? Куда смотрели патрульные?! Хм, разберёмся. Неужели на прощание пришёл? Сомневаюсь я в этом, не такой это дракон, чтобы публично скорбь выражать. А, чего страдать-то!" Глава повернула голову в сторону пришельца:
- Зачем ты прибыл в наши земли, сын льдов? - сухо и официально, но сейчас она Глава, а он всего лишь чужак, неизвестно как оказавшийся на территории стаи. Надо соответствовать. А за хвост оттаскать наглеца можно и попозже, когда рядом не будет ни Аррлейта, ни, тем более, Эльсирина.

0

19

Дракон молча слушал Иррлуассу, про себя поражаясь, как сильно смогла измениться эта драконесса за несколько дней, прошедшие с их последней встречи. Впрочем, Рэв прекрасно понимал причину этих перемен и всем сердцем жалел, что они произошли. Стая много потеряла со смертью Аллинэи. И если светлые драконы, погруженные в свою скорбь, не замечали этого, то практически посторонний одиночка прекрасно видел это. Но даже если Лу не справится сама, рядом с ней есть Дух Порядка и разномастные советники-помощники. Вот и сейчас в толпе заметны их фигуры. Мда, практически всесильные Старшие Воин и Маг под дождём растеряли часть своей грозности.
С подачи Эльсирина драконы, один за другим, начинали светиться сами или, если могли, поднимали столбы света к хмурым небесам. Рэву было немного неуютно посреди этого переливающегося моря. Этакая тёмная полынья на белоснежном полотне льда. Слабое мерцание, сполохами пробежавшее по чешуе, за подсветку не считается...
Ледяной не запомнил, сколько времени они стояли так под проливным дождём, отдавая по частичке себя, будучи едиными в своём горе и своей надежде. Очнувшись от забытья, Странник с удивлением отметил, что дождь закончился, а драконы начали расходиться. Он тоже было дёрнулся идти со всеми, но потом остановился. Иррлуа пока никуда не собиралась, неподвижно сидя над водопадом, а значит можно попытать счастья и попроситься в стаю. Ведь он тут фактически на птичьих правах, любой достаточно въедливый и сильный дракон может попытаться выдворить его прочь. Не факт, что у него это получится, но зачем заранее портить мнение о себе? Тем более, что пока Рэв терзался сомнениями, молодая Глава сама обратила на него внимание.
- Я хочу войти в стаю, Светлейшая госпожа.
Слово сказано, пути назад нет.

0

20

- Займусь бумагами после Совета, - согласно кивнул Эльсирин. Перья на голове приподнялись и встопорщились - Лу держалась куда лучше, чем он ожидал, и внутренне дракон корил себя за то, что вообще допустил мысль о том, что наследница Аллинэи может не справиться с тем, к чему её готовили всю жизнь.
Рин провёл с Духом Света больше времени, чем кто-либо из живущих, и прекрасно был осведомлён, как ему казалось, о ходе всех дел Аллинэи, а потому ему было не в тягость ни показать всё Иррлуасе, ни объяснить, и приглядывать на первых порах за тем, как она справляется. Проблема была в том, что в глазах Рина зеленогривая продолжала оставаться маленьким и милым драконёнком... и теперь пришла пора избавляться от иллюзий.
- Я поохочусь до полудня, - невнятно попрощался Эльсирин и, отойдя на несколько шагов, взмыл в светлеющее небо. Чешуя Духа засверкала золотом, отражая сияние колыхавшегося под облаками полотна энергии. Он с беспокойством отметил присутствие незнакомого ледяного дракона, однако тот агрессии не проявлял, да и Лу за себя теперь сможет постоять, тем более в компании Аррлейта.
Успокоенный, Рин взмахнул крыльями, держа курс к реке Хена.

>>> Река Хена

0

21

Аррлейт спокойно ожидал ответа своей госпожи и думал о предстоящей работе. Причём нельзя сказать, что он был трудоголиком или так любил возиться с документами, скорее наоборот - истово ненавидел всю эту волокиту. Этих посчитай, тех отправь туда, один свиток заверь, второй сожги, третий отнеси Главе... Тьфу! Но за работой не оставалось места для грустных мыслей. Да и для любых других тоже - всё внимание дракона сосредотачивалось исключительно на деле, и в этом было его спасение. Когда погибли родители, он несколько дней пропадал в патруле, затем, вернувшись с облёта, уходил охотиться и так до тех пор, пока не падал от усталости. И это помогло справиться с болью ему самому да ещё и братишку удержать, не дать скатиться в отчаяние.
Ответ Иррлуассы несказанно его порадовал. Магистр аж воспрянул духом. Если Глава готова бросаться в бой с места, безо всякой подготовки, но в тоже время приняла решение, опираясь на известные ей факты, то у стаи есть шанс выкарабкаться без особых последствий. Конечно, Рассветная не сможет заменить свою мать во всём, но она сильна душой, а это сейчас главное. Не сдаться под грузом ответственности и собственных чувств. Но если раньше у Кота ещё оставались сомнения, то сейчас они окончательно развеялись - зеленогривая изящная девушка сможет справиться с этой непосильной простому дракону ношей.
- Как Вам будет угодно, госпожа, - дракон склонил голову и отошёл, ожидая Иррлуассу.
Эльсирин тем временем коротко переговорил с Главой о чём-то и улетел на юг. А ледяной, которого маг подозревал непонятно в чём действительно собрался вступать в стаю. Наверное, это было хорошо - Лей не знал точно. Он хорошо разбирался в магии, неплохо - в управлении отрядами, но в большой политике смыслил мало. Но достаточно для того, чтобы предсказать последствия некоторых решений. Обычного этого хватало, а в остальных случаях он предпочитал слушать своих более сведущих в этом вопросе товарищей.
Дождавшись, когда Рассветная освободится, магистр поднялся на крыло и направился вместе с драконессой к первой точке. Им предстояла долгая и утомительная работа.
Границы стаи Света, затем - домой.

Отредактировано Аррлейт (8 Май 2013 17:00:09)

0

22

Драконесса всю церемонию просидела неподвижно, поворачивая только голову, и теперь пришла жестокая расплата: всё тело затекло. Но сознание напряжённо работало, просчитывая варианты действий.
- Хорошо. Было бы неплохо заняться этим прямо сейчас, но метки важнее, - она кивнула Эльсирину на прощание. - Удачной охоты.
Дух Порядка улетел, скрывшись в южном направлении, и в роще остались только Аррлейт, Рэлир и сама Иррлуа. Рассветная поднялась на лапы и спланировала вниз, черкнув когтями по воде.
- Вот как? А ты знаешь, что сейчас для стаи Света настало непростое время? Ты готов отдавать все силы на благо окружающих тебя драконов? - Дух нависла над ледяным следопытом. Даром, что она была далеко не самой большой среди собратьев, следопыт по сравнению с ней казался вообще крохотным. - Будешь ли ты верным своему новому дому?
Драконесса забрасывала Странника вопросами и читала ответы в его душе. Хорошо быть магом Разума - можно принимать в стаю одиночек, не рискуя нарваться на подлеца. Сознание Рэлира было взбудоражено, он устал и хотел отдохнуть, но не таил зла. И мог ответить утвердительно на все вопросы Главы, за редким исключением. Лишь два из почти полутора десятков вызвали у него некоторое замешательство, но потом оно сменялось твёрдой уверенностью в правоте. "Да, он действительно способен стать одним из нас," - удовлетворительно кивнула Рассвет своим мыслям.
- Да будет так! - провозгласила она, ставя почти незаметный знак на ауре ледяного. Через несколько часов он рассеется, но до того ни у кого не будет сомнений, что дракон действительно принят в стаю, а не забрёл неизвестно как и откуда.
Отправив новоиспечённого светлого через портал в бухту, Иррлуасса подошла к Аррлейту, всё это время терпеливо ожидавшего её чуть в стороне.
- Прошу прощения. Это не стоило откладывать, - извинилась она и распахнула крылья, поднимаясь в небо вслед за магом.
Границы стаи Света, затем Раскидистый дуб.

0

23

Иррлуасса слетела вниз и нависла над ним. Вопросы, много вопросов. Все они так или иначе касались совместной жизни драконов в стае и внутренних особенностей Света. Большая часть этих вопросов, лившихся нескончаемым потоком, находила отклик в душе Рэлира, заставляя его жалеть о том, что он так долго тянул со вступлением в стаю. Если все светлые драконы живут так, как было видно по вопросам Иррлуассы, хотя бы в первом приближении, то лучшего дома ему не найти.
Ледяной не успевал даже рта раскрыть, чтобы попытаться ответить, а потом понял, что это и не нужно. Каким бы плохим магом он ни был, ощутить прикосновение к сознанию дракон мог. "В душе читает, колдунья!" - с неудовольствием отметил про себя Странник, в то же время прекрасно осознавая, что драконессу интересуют исключительно его ответы, эмоциональный отклик на её слова, а всё остальное, в том числе и воспоминания, которые ледяной хотел бы оставить при себе, её не касалось.
Ответы на большую часть вопросов Иваль мог дать не задумываясь, мгновенно, но вот пара заставила задуматься. Иррлуасса не заостряла на них внимание, но сам дракон задумался. Он запомнил эти вопросы и решил на досуге разобрать их как следует и решить, как бы он ответил на них. Какую цель преследовала Глава, спрашивая об этом, дракон не понял, но и не особо стремился. Зачем? Раз интересуется, значит надо.
- Спасибо, госпожа. Отныне мои жизнь и честь принадлежат Вам. Я... - Рэв не договорил. Он понимал, что сейчас светлой не до него, разобраться бы со своими делами. Он глубоко кивнул, почти поклонился, и шагнул в открытый Главой портал, из которого веяло морской свежестью.
Бухта

0

24

26 Мороза, около 8 часов утра
Иррлуасса почти не спала. Всего несолько часов назад она принимала в стаю нового дракона, после чего наконец получила возможность отдохнуть. Измученный магией и переживаниями разум мгновенно провалился в сон, стоило только светлой свернуться в старом своём гнезде под кроной могучего дуба. Но прошлого совсем немного времени, и она пробудилась, сонно щурясь в предрассветных сумерках. Сон не шёл, да и времени разлёживаться не было. Столько всего предстояло сделать! Разобрать припасы, которые щедрой лапой отсыпал дядюшка: одна она столько не утащит. Собрать всех желающих переселиться и побеседовать с ними. Говоря прямо, постараться переубедить, потому что Иррлуа не готова брать на себя ответственность за новые жизни. А вот одиночкам она была бы только рада. А ещё надо, по хорошему, облететь родичей. В общем, дел немеренно, а зимний день котороток. Надолго же задерживаться нельзя, дома тоже ждут дела. А ещё супруг, с которым предстоит до-о-олгий разговор, и дети.
Поэтому драконесса неохотно выбралась из тёплого гнезда и побрела куда глаза глядят. Глядели они, как оказалось, в сторону бывшего логова Аллинэи, превращённого общими усилиями в место поклонения. Иррлуа была не в восторге от такого поворота, особенно сейчас, зная, что матушка вернулась, но изменить ничего не могла. Не запрещать же.
У водопада по-прежнему было тихо, как в старые времена, только вода шумела. На ветках ближайших деревьев осел пушистый иней. Светлая залюбовалась им и отвлеклась лишь на голос, прозвучавший неподалёку. "И кого в такую рань принесло? Даже Шагри ещё не поднялась, зимой поздно светает".
Подойдя к самому берегу, драконесса склонила голову, чтобы напиться, придерживая гриву ладонью. Держаться на одной лапе было адски неудобно, но сушить потом длинные пряди не хотелось. Да и нечем, собственно. Не огнём же на них дышать.
А водичка холодная - аж зубы сводит!

0

25

26 день Морозного месяца. 8 часов утра.
Никак провидение хранило так долго "гулявшего" Аэрона. Встреченный им дракон Серого Дозора не только смог немного успокоить его в плане того, что не знает стая иного дракона при Пресветлой, кроме него, блудного. То есть наследница его любимой могла быть его дочерью... Какая она? Наверное, вся в мать - прекрасная и чистая душой и обликом. Такая, что даже принцессы в сказках кажутся бледным подобием. Хотя коль кровь воздушная в ней сильна, то, может, Аэрон узнает в ней и свои черты?
"Ора Всемогущая, да я же сейчас буду с собственной дочерью общаться!.. Надеюсь..."
Он не знал, что его больше так сильно волнует - тот факт, что его информатор мог чего-то не знать и дочь Аллинэи всё же не от него, или то, что если она его дочь, выросшая без отца и условно с матерью (облачный помнил, как Нэя обычно была загружена делами стаи, так что только к ночи более-менее освобождалась и могла просто устало рухнуть и уснуть), то как отнесётся к тому, что перед ней внезапно предстанет её второй родитель? Спустя столько лет... он уж и не нужен совсем. Без него справлялись. Аэрон много раз корил себя за сделанный выбор. Верно, по молодости он сделал его сгоряча. Недостаточно мужчина, недостаточно силён, чтоб быть достойной парой. Пусть сотню раз это было решать Нэе - кто её достоин и кто ей пара. После того случая, когда облачному пришлось идти к Аграилу и просить его во что бы то ни стало защитить Пресветлую от зла, что грозило ей из-за сестры, дракон почувствовал себя никчёмным острее, чем когда-либо. Он ничего не мог противопоставить Духам. И даже если бы всю жизнь он посвятил изучению магии, те от сотворения были много сильнее и стояли не одной ступенью выше в иерархии сил. А постонно просить других прятать Аллинэю за спину... Самую могущественную из Светлых Духов, но такую созданную скорее для мирной жизни, такую не-воительницу... Боялся потерять, а мужская гордость не позволяла прибегать к помощи других Духов. Таким раком Нэе проще было бы выбрать Эльсирина - тот смог бы и поддержать и защитить. А он... Какой из него мужчина?..
И всё же он её потерял. Идиот проклятый.
Самоедство заставило Аэрона лишь коротко распрощаться с Ланатом и дальше топать одному, что-то неразборчивое бубня себе под нос.
Дракон почти не глядя дошёл до места святилища Светлой Королевы, где и обнаружил... "Чтоб меня порталом распополамило..." Драконица, которая пила из местного водоёма, в самом деле была очень похожа на его возлюбленную... только длиннее, телосложением напоминая скорее представителя Воздуха.
Сглотнув потенциальный горе-папаша подошёл ближе и, откашлявшись, молвил.
- Да осветит Шагри Ваш путь, миледи. Вы ведь Иррлуасса? Мне сказали, что я могу Вас здесь найти...

0

26

Насколько Иррлуа успела понять, святилище не пользовалось особой популярностью. Вернее, сюда не приходили от безделия, не тревожили попусту память об основательнице стаи. Лес вблизи скрытой водопадом пещеры оживал лишь на день Раскола, когда драконы приходят молить о помощи и защите ту, что всегда стояла на страже благополучия Севера. Слава Свету, этот скорбный час миновал, и вальде не пришлось выслушивать соболезнования с давней утратой, как годом ранее. В иные же дни сюда приходили лишь те, кому было больше не к кому обратиться. Говорят, кому-то ночь, проведённая вблизи логова Светлейшей, и вправду помогала справиться с бедой. Лу подозревала, что дело тут не в мистической помощи неживого-немёртвого создания Стихии, а исключительно в медитации и самовнушении. Ну и в капельке магии древнего леса.
Похоже, такой вот страждущий идёт и сейчас. Драконесса подняла голову как раз в тот момент, когда пришелец заговорил. "Надо же! Меня искал. А кто таков? Я тебя не припомню", - а на память Дух не жаловалась. Ни внешний вид облачного дракона, весьма крупного для смертного, ни его голос Рассветной знакомы не были.
- Да воссияют над вами звёзды. Верно, я Иррлуасса, Дух Рассвета. С чем же вы пришли? - зелёные глаза взирали на просителя со сдержанным любопытством и тщательно скрываемым неудовольствием. Драконесса отступила от воды и опустила лапу, придавая позе устойчивость.
Общаться ни с кем особо не хотелось, но Иррлуа привычно задвинула это желание подальше. Вот вернётся домой, можно будет хоть месяц в гнезде с детьми сидеть безвылазно, заодно мужа порадует, а сейчас надо делать то, за чем она вообще прилетела. Благо, проблему с ресурсами Эльсирин с лёгкостью разрешил, Лу даже заикнуться не успела о том, что ей что-то нужно. Оставались визиты к водным и воздушным и несколько встреч в стае, которые она сдуру пообещала на празднике.
Неужто этот тоже пришёл на восток проситься? Иррлуа не видела в ауре дракона метки какой-либо стаи, только следы истёршейся со времнем печати Света. Бывший состайник? Похоже на то. Только, видимо, ушёл он очень давно, когда маленькая наследница ещё сидела в гнезде и требовательно пищала, если не до её рождения.

0

27

Роща... он здесь не был сто? Тысячу лет? О нет, много больше. За такое долгое время это место просто не могло сохраниться неизменным, однако в памяти всплывали замыленные давностью куски воспоминаний. Он часто приходил сюда к любимой - дожидаться, пока выйдет, или просто караулил, ибо Светлая Матушка дома хоть и бывала по принципу "день через два", а всё ж это лучше, чем носиться в поисках неё по половине материка. А сколько подарков он сюда натаскал... Кто-то дарит цветы, кто-то стихи, а Аэрон, романтик хренов, таскал поделки. То кристалл найдёт красивый и вставит в обтёсанный до определённой формы  камень, то сам из дерева и растений что-то сообразит. Как многие скептики бы сказали - ничего нужного в быту, просто безделицы. Интересно, сохранился ли где-то этот ненужный хлам? Теперь здесь было святилище, но вещи Аллинэи наверняка оставили нетронутыми.
Кажется, он слишком залюбовался рощей, и его собеседница вполне могла подумать, что о ней незаслуженно забыли, хотя, вроде как, до этого искали.
- Мои извинения... У меня слишком много воспоминаний связано с этой стаей и конкретно с этом местом, - откашлявшись, подал голос облачный, - И я чуть не забыл представиться. Я Аэрон, в прошлом член стаи Света, но меня мало кто уже помнит... наверное. Слишком долго отсутствовал. Понимаю, что это прозвучит дежурной фразой, но позвольте мне принести Вам свои соболезнования касательно... утраты матери, - взгляд Аэрона всё ещё был направлен на Иррлуассу, но он словно подёрнулся поволокой, - Да-а, я знал её. Не знаю, насколько в действительности хорошо, но лучше, чем большинство моих тогдашних состайников.
Прошелестели перьевые крылья, когда облачный решил сложить их поудобнее. Он шкурой словно всё ещё ощушал прикосновения изящных, но сильных лап Пресветлой. Из памяти выветрилось почти всё - образы жилых пещер, морды друзей, даже межальянсовую войну он помнил так, словно это был один из кошмаров. Но только не она. Этот взгляд - порой холодный и сосредоточенный, порой полный эмоций и такой живой, словно целый ледник с них сошёл - Аэрон любил его до сих пор и часто вспоминал.
- Я к Вам по... довольно деликатному вопросу. И я пойму, если Вам он не понравится и Вы сочтёте, что я лезу не в своё дело. Однако... Рассказывала ли Вам Ваша матушка что-либо о Вашем отце? Я интересуюсь не из праздного любопытства, поверьте.
Странник понимал, что на слово ему, конечно же, не с чего верить. Но если вопрос будет только в этом, то он готов хоть магам Разума себя предоставить на проверку. Лишь бы Рассветная его не послала подальше с темой семьи. Аэрон не знал, какой выросла его потенциальная кровинушка, не знал, что думает о неполноте семьи и о пропаже возможного горе-папаши. Ничего не знал. Потому приходилось действовать вслепую - самым ненадёжным методом.

+1

28

Драконесса терпеливо внимала словам пришельца. Не ради соболезнований же он её искал, верно? Это ощутимо отдаёт подхалимажем, знаете ли. Да и смысл подлизывать к ней, не играющей никакой роли в стае? Чужой этой стае... Зелёные глаза подёрнулись ледком. Вины облачного в этом не было, Иррлуа сожалела лишь о необходимости общаться с бывшими соратниками и терпеливо сносить завуалированные насмешки. Мать учила её, что лидер должен быть выше этого. Недовольные будут всегда, это неотъемлемая часть жизни. Нельзя угодить всем. Да и не нужно, если уж на то пошло.
Но когда дракон перешёл к делу... Рассветная воззрилась на него с искренним недоумением. Много странных вопросов она слышала на своём веку, но этот, кажется, перещеголял всех. Прежде всего потому, что...
- Простите, а вы вообще кто такой? И какая вам печаль до моей семьи?
Вальда внезапно обозлилась. Не показала этого, нет, но нахмурилась и уставилась облачному прямо в наглые глаза. Ишь чего удумал: про отца ему возьми да расскажи! Сейчас, только гриву заплету, ага.
Наверное, стоило послать этого любопытствующего товарища сразу и подальше, но что-то не давало так сделать. Может, любопытство? В конце концов, не просто так же он припёрся? Может, этот дракон сам что-то знает о её блудном папаше. Хотя Иррлуа не сказала бы, что жаждет встречи с ним. Уж на пятом-то тысячелетии можно было не обманывать себя. У неё была странная, но любящая семья. А тот, кто её зачал, в этот круг ну никак не вписывается. И если в птенцовом возрасте драконочка мечтала, что однажды в пещеру зайдёт вдруг дракон, непременно красивый и сильный, под стать матушке, то с годами это наваждение ушло. А пришло понимае, что не сильно-то она и нужна ему, этому загадочному родителю. Так что пусть они и дальше идут каждый своим путём. Зла отцу драконесса не желала, но и впускать в свою жизнь - тоже. Если он, конечно, вообще ещё жив.
Светлая пристально смотрела на визитёра, будто сканировала. Разве что в мысли не влезла, потому как неэтично. Но сравнивала его с собой и, к своему огромному неудовольствию, находила какие-то общие черты. Даже на ручей глаза скосила, чтобы на своё отражение полюбоваться. Вдруг показалось? Увы, нет. Это, конечно, ничего ещё не значит. Мало ли похожих драконов на свете. Но тревожный звоночек уже звучал. И потому новый взгляд, пришедшийся на долю облачного, оценивал его уже как вероятного противника. И что-то подсказывало Иррлуа, что случись им драться, исход не предрешён. Потому как ростом он ей не уступает (или она ему?!), статью и вовсе превосходит, а разница в годах уравнивает разницу в магических возможностях.

0

29

Природно, но не магически одарённый эмпатией, Аэрон сразу понял, что зря стартанул с места в карьер - нахмуренные брови зеленогрмвой красноречиво продемонировали, что чужаку не следует лезть не в своё дело. Что ж, справедливо. Это с Аллинэей он говорил как близкий и родной. Раньше... А Иррлуасса впервые видела его перед собой. И даже если Нэя хоть словом обмолвилась о некоем Аэроне, которого раньше знала, ближе к потенциальной дочери это его не делало. Стоило это учесть, когда стремился сразу вот всё и вызнать об обстоятельствах появления Иррлуа на свет.
- Прошу меня простить, миледи, за бестактность. Как я уже сказал, интерес у меня непраздный. Я был близким другом Вашей матери... в прошлом. Меня довольно долго не было в стае, - Аэрон несколько смутился. Драконица смотрела на него прямо, он отвечал ей тем же - открытым и честным взглядом. И каждый раз рассматривая Рассветную, он узнавал в ней сходства с её матерью, это невольно пробудило в Веятеле смесь ностальгии и жгучего стыда, что, наверное, не укрылось от зеленогривой - Аэрон сейчас не ставил себе целью держать добрую мину при плохой игре, - Линдар - первый встреченный мною дракон на этих землях - рассказал мне кое-что о Вас. Я не берусь утверждать точно, но... есть вероятность, что мы с Вами родственники.
Облачный шёл сюда с твёрдым намерением узнать правду, но сейчас внезапно осознал, что даже если Иррлуасса не имеет никакой информации, то ему всё равно был смысл к ней прийти. Ну и что, если не родная дочь? Это дитя Аллинэи, единственной женщины, которую он любил. Любил и предал. Дракон ничем и никак не мог это оправдать или понести наказание - та, кто могла его осулить и приговорить, была мертва. Но он мог помочь её дочери - всем, чем сможет, любыми средствами. Как там говорили... она ушла из стаи и пропала в неведомых землях? Может, ему там самое место? В стае Света его больше ничто не держало. А там наверняка найдётся работа, и его лапы лишними не будут.
- Понимаю, если Вы сами не обладаете информации о втором родителе. Аллинэя всегда была... скрытной. И близко к себе подпускала мало кого. Но я ещё хотел сказать, что даже если ни коим образом наше родство не может быть установлено или его в принципе нет, то я всё равно хотел бы быть Вам полезен. Я в курсе, что часть стайных драконов избрала жизнь вне Альянсов и ушла в неизвестность. Полагаю, изгнанникам вряд ли приходится сладко. И если я могу быть хоть чем-то Вам полезен, то мои знания, силы и любые иные ресурсы в Вашем распоряжении.
Веятель учтиво чуть склонил голову, поведя пернатым крылом. Он так долго был одиночкой, что сомневался, что смог бы вписаться в одну из имеющихся стай. А быть в компании изгнанников-авантюристов - там ему самое место. И он сможет быть близ Иррлуассы - постарается стать ей опорой и поддержкой. Ради Неё.
- Полагаю, что Вас гложат сомнения, у Вас есть все причины не доверять чужаку - мой разум открыт для Вас. Мы можем найти мага Разума, и он сможет подтвердить правдивость моих слов и намерений.

+1

30

Только воспитание да тщательно взращенная старшими родичами сдержанность не позволили драконессе расхохотаться в голос. Неужто её посетил кто-то из материных любовников? О наличии таковых Иррлуа не то чтобы знала наверняка, но подозревала. Не жила же Светлейшая совсем одиночкой. Хотя, зная мать, вальда не могла утверждать наверняка, с Аллинэи сталось бы замкнуться в себе и забыть про потребности тела. Или же вовсе их не испытывать - кто разберёт, как там Сотворённые внутри устроены. Хотя как минимум один дракон в биографии почившей Главы значился: не от ветра же она понесла.
- Боюсь, тайну моего происхождения мать унесла с собой, - сухо ответила драконесса, неодобрительно взирая на этого... Аэрона. И принесло же! Кстати, о матери... Надо будет у неё уточнить потом. Уж имя-то Аллинэя назвать сможет, если захочет, конечно. Будет занятно, если это и вправду её отец. Только... почему ей тогда так горько, будто дыма наглоталась?
- В наше время никому не живётся сладко. Ни стайным, ни одиночкам, - тему изгоев вальда обошла. В конце концов, её никто не изгонял. Да что там - Эльсирин даже метку Света не снял.
Иррлуасса буквально стекла со своего места и в два счёта оказалась напротив облачного. Тряхнула гривой:
- Мне не нужен маг Разума, чтобы проверить чистоту чьих-либо намерений. Но это может быть неприятно. Готовьтесь.
Чужая душа снежинкой легла на ладонь. Светлая отчётливо видела и неугасшую любовь к единственной женщине - её матери, и горечь сожаления, граничащую с самобичеванием, и ещё много чего, что сложно описать словами. Но всю эту гремучую смесь колдунья на краткий миг ощутила как часть себя. Мелькали эмоции, чувства, обрывки воспоминаний. Ассоциативные ряды вытаскивали на поверхность что-то совсем уж несусветное. Иррлуа в который раз вознесла молчаливую хвалу небесам за то, что уродилась с чешуёй на морде, и её полыхающие щёки никому не видны. Потому как среди воспоминаний Аэрона нашлась и бурная ночь. О, драконесса многое бы отдала, чтобы суметь забыть это!
Выныривая из потока чувств, Лу пошатнулась, запрядала ушами. Если с памятью Зона она обошлась очень аккуратно, не желания ни навредить воину неосторожным воздействием, ни влезать во что-то личное, то сейчас Рассветная ушла очень глубоко, буквально выворачивая чужой разум наизнанку. Причём даже не из вредности, хотя желание уязвить странного дракона, безусловно, сыграло свою роль. А глубокое погружение чревато последствиями не только для сканируемого, но и для мага. Головную боль она со своим "подопытным" точно поделила поровно, как и лёгкую дезориентацию в пространстве. Хотя последнее пройдёт быстро, главное, не совершать резких движений.
Аэрона, в отличие от светлых стаи, она видела впервые и не имела оснований доверять его внезапному решению. Слишком многое стояло на кону, чтобы пустить под своё крыло кого-то, к кому она будет опасаться повернуться спиной. Мотив полукровки был ясен как день. Вероятная польза... Велика. Даже если отбросить нетривиальные магические способности. Не так уж много у неё драконов, чей возраст хотя бы приближался к её собственному, не говоря уже о том, чтобы превосходить. И их страшно не хватало, этих опытных и умудрённых жизнью товарищей. Такой подарок... В чём подвох? И совета спросить не у кого. Не к Фаусту же бежать со словами "Милый, тут мой потенциальный отец в стаю просится, чист, как первый луч Шагри, но я ему не верю". Во-первых, Иррлуа всё ещё дулась за выволочку, которую благоверный ей устроил по факту самовольной отлучки, а во-вторых, это попросту глупо. И если она сама не может справиться с такой ерундой, то Призрак будет стократно прав, и место ей в гнезде с птенцами, а не во главе стаи.
- Почему я должна вам верить? Вы искренни в своих чувствах и желаниях, это правда. Но и тогда было так же.
"Ты бросил мою мать. Что помешает бросить меня? Особенно когда ты узнаешь, что она... снова ходит под Шагри".

+4

31

О, Аэрон не питал никаких иллюзий по поводу того, как к нему могут отнестись бывшие состайники, если кто-то из живущих вообще ещё помнит его. Что уж говорить тогда о личностях, которые были дороги ему, но, что важнее, он был дорог им? Или влиял на их судьбу. Странная сейчас была картина: отец и дочь беседуют друг с другом как чужие, холодок едва ли не физически можно почувствовать. Самое поганое, что это более чем закономерно и винить, кроме себя, некого. В конце концов, даже в потребности исчезнуть был виноват сам Аэрон - он был слаб. Он не мог быть Ей достойной поддержкой.
Не было ничего удивительного в том, что Аллинэя не трепалась о своей личной жизни и о том, откуда у неё появилась дочь. Точнее от кого. Этой чести Аэрон мог бы быть удостоин, если бы остался. Они бы вместе воспитывали их девочку. Пока Аллинэя была занята делами стаи, с птенцом мог сидеть молодой папаша - вздор, что не мужское это дело и с птенцами должны самки носиться. Свой ребёнок не может быть позором.
- Я готов, - моментально отозвался облачный, который сам предложил провести проверку. А девочка церемониться не стала. И хотя откровенно копаться в "чужом белье" она себе не позволила, но проникла достаточно далеко и выцепила больше, чем лежало на поверхности. Разум облачного был бурным океаном - в шторме эмоций плавали обрывки воспоминаний и мыслей, не все их можно было однозначно трактовать, но общая картина была ясна даже без усердного выкладывания мозаики из этих кусков - мотивы Аэрона были чисты.
Тяжело выдохнув, самец вгрызся когтями в землю, чтоб его ненароком не повело из-за головокружения и головной боли. Пару раз сморгнув, он снова уставился на зеленогривую, которой должно было быть не по себе ещё больше, чем блудному папаше.
Последовавший вопрос означал, что ему придётся выбирать: не бередить прошлое и уйти от ответа, но тогда даже не сметь рассчитывать на то, что он сможет пойти вместе с Иррлуа, или наплевать на личное болезненное отношение к прошлому и рассказать, как же так сложилось.
Не за этим ли шёл он сюда? Дракон жаждал искупления - пусть уже не перед Ней, но хотя бы перед той, что была напротив - в её несладкой судьбе он тоже виноват. К чему же прятать голову в песок? Спасовать сейчас - значит вновь просрать возможность быть с семьёй.
- Вы в любом случае вряд ли станете верит чужаку, даже побывав в его голове. У моих поступков есть объяснение. Вес его не достаточен, чтобы перекрыть вину, но я ушёл не потому что моему правому уху так захотелось, - дракон поудобнее устроился на тваре, обернув длинным хвостом лапы. Время охренительных историй, господа! - Уверен, Вы помните, чем окончилось Расхождение. Битва Дочерей в Соборе - событие громкое, его по сей день поминают... разными словами... Я не хотел Её отпускать, - по оттенку голоса и расфокусированному взгляду можно было понять, что Аэрон уже не видит Ирруассу - он в который раз разворачивает в голове своей калейдоскоп образов, видя происходящее с точностью до колыхания листьев на мизансцене, - Призыв Тёмной Дочери в Собор не мог кончиться ничем хорошим - я должен был остановить Нэю, когда пришло время выходить один на один с врагом. Я просил взять меня в Собор... если бы что-то пошло не так, я бы сделал всё, чтобы вытащить её... Я бы отдал жизнь, но этого Нэя и боялась. Объективно говоря, в случае вмешательства, Дух Тьмы бы просто размазал меня - смертного, имеюшего скудные силы физические и магические. Аллинэе вместо живого дракона остались бы его труп и память о нём... Она правильно поступила, запретив мне идти с ней. Но и одну её отпускать я побоялся. Это я рассказал Аграилу о грядущей встрече Дочерей. Его не нужно было упрашивать - он сам первым же выдвинул мысль о том, что создательницу надо подстраховать. Как мы знаем... предположение было более чем верным. Благодаря нему Нэя смогла прожить столь долго. Но этот случай был показателен: чтобы защитить свою женщину её мужчина был вынужден прибегнуть к помощи другого мужчины. Возможно, мужская гордость - глупое чувство, но как защитник и опора я для Вашей матери был практически бесполезен. Мало что может убить Старшего Духа, но такие вещи и существа есть. С одним таким она долго вела войну, и я _НИЧЕМ_ не мог бы помешать Темнейшей во время схватки. А если бы Аграила в нужный момент не оказалось рядом? Дракон должен заботиться не только о моральном и психическом здоровье партнёра, потому что слова поддержки не способны отвести чужие когти от глоки или атакующее заклинание. И в смерти любимой можно было бы винить только себя - не смог, не спас, не справился. Происхождение - не оправдание. Я был слаб - я искал способы, как это исправить. Перерыл весь архив, исследовал множество свитков. Единственное, что узнал, - это то, что самая древняя и магически странная зона находится на севере, в Руинах. Там в своё время было добыто несколько табличек с письменами Звёздных. Парочка говорила о магической мощи Древних. Я решился на отчаянную вылазку в царство диких тварей. И... не смог вернуться.
На этом рассказ Аэрона оборвался, так как подробности того, что было после, он предпочёл приберечь на потом.
Чуть замутнённый недавно вновь виденными в памяти картинами взгляд нашёл напряжённо-холодный лик Рассветной. Речь, отзвучавшая здесь, не была оправдательной. Это была его история и только.
- Магически я в самом деле стал сильнее, хотя это не легко далось. И не сразу. Но та, ради кого это всё и делалось, уже этого не сможет увидеть - я опоздал. Однако живы Вы. И, быть может, Вам пригодятся мои силы и знания. Я вначале думал осесть на старом месте... в стае, которая когда-то была мне домом. Но здесь, на севере, я теперь чужой. Так же, как на западе, востоке и юге. Буду чужим и в неведомых далях, но уйти туда, где меня вряд ли помнят и где смесь из драконов разных видов даст затеряться полукровке и при этом быть полезным, - едва ли не лучший выход. Потому я прошу Вас взять меня с собой. В конце концов... магу Разума не составит труда стереть мне память, в случае чего, а Вам - изгнать меня, если посчитаете, что мне нет места в Вашей стае. Вы ничего не теряете.

+4

32

Иррлуасса молча слушала дракона, мрачнея с каждой минутой. Мелькнула мысль, что проверить их родство на деле проще простого: достаточно найти мастера-целителя или же специалиста в магии Крови. Уж такую близкую связь, как отец-дочь, они точно смогут подтвердить или опровергнуть. Но завлекательная идея оказалась погреблена под пугающими откровенями Аэрона о далёком прошлом. Далеко не всё из того, что говорил облачный, вальда знала. Более того, никогда не жалуясь на математические способности, сейчас она не могла понять, отчего её рождение состоялось спустя почти пять сотен лет после описываемых событий. Либо предполагаемый родитель о чём-то умолчал, либо тут крылась ещё одна загадка.
А мать, оказывается, тоже далеко не всё поведала своей единственной наследнице. Неужто стыдилась? Ничем иным Иррлуа не могла объяснить тот факт, что Светлейшая не сочла нужным упомянуть, кто и при каких обстоятельствах вытащил её из Собора. Ей было известно лишь то, что Аллинэя ушла на переговоры, ожидаемо переросшие в схватку, а в стаю её приволок Аграил. Поговаривали, что целители несколько дней кружили вокруг своей госпожи, борясь за её жизнь. Но Иррлуа и подумать не могла, что дядя не просто помог её матери добраться до дома, а в самом деле вытащил её из когтей смерти.
На фоне таких откровений факт отцовства драконессу уже почти не трогал. Светлая потрясла головой и шумно выдохнула. Отчаянно хотелось вставить крепкое словцо, но пока ещё она не настолько утратила контроль над собой, чтобы дать волю языку.
- Знаете... Я думаю, это нам предстоит долгий разговор. Давайте уйдём с мороза. Мать не обидится, если мы временно займём её логово, - первоначальное желание попросту послать неудобного просителя уступило место более зрелому. Иррлуа жаждала во всём разобраться. И заодно скинуть эту головную боль на Аллинэю. В конце концов, нечего было скрытничать! Сама Рассветная собиралась выяснить всё, что только возможно, а после убраться по своим делам, и пусть мать сама разбирается со своим ухажёром и его раненной гордостью.
Короткий туннель, весь утыканный жар-камнями, обеспечивающими тепло и сухость внутри, вывел драконов в округлый грот. Немалую его часть занимал внушительный каменный стол. Он стоял там, сколько Иррлуа себя помнила. Только раньше он был завален свитками и всевозможными материалами, которые матушка использовала в работе и творчестве, а сейчас его ровным слоем покрывали разнообразные подношения. В центре возвышалась небольшой обелиск, который венчала выточенная из белого мрамора фигурка с глазами-аквамаринами. Каменная Аллинэя с доброжелательной полуулыбкой протягивала к входящим лапы. В раскрытых ладонях мерцали два крохотных кристалла -
единственный источник света. Повинуясь порыву, драконесса стащила с лапы плетёный кожанный браслет-ремешок и присовокупила к прочим дарам. "Дай мне сил, мама. Дай мне сил справиться со всем этим и не подвести тех, кто доверился мне".
За столом в полумраке тонуло каменное же ложе, в прежние время укрытое шкурами и ароматными хвойными лапами. Сейчас же там было пусто и немного пыльно. Драконесса решительно прошла туда, прикосновением зажгла ещё два светильника и тяжело осела на ложе. Длинный хвост несколько раз обвил лапы, словно укрывая светлую от чужих взглядов*. Хотя было бы кому и на что смотреть.
- Отложим пока разговор о будущем. Видите ли, Аэрон, после вашего рассказа меня терзает множество вопросов о прошлом. Возможно, некоторую их часть вы сможете прояснить, - Иррлуа ненадолго замолкла, собираясь с мыслями. - Я могла бы поспорить с вами о силе и долге партнёра, но не стану. Я за справедливое разделение обязанностей в паре сообразно способностям и умениям каждого. И если один из супругов в чём-то превосходит другого, пусть даже стократно, это не значит, второй должен стараться перепрыгнуть себя.
Перед глазами стоял Фауст. Тот, каким она его запомнила в день сборов. Потерявший разом дом, семью, стаю и силу, проигравший почти всё, что только можно, смертельно уставший, но не сломленный. Пока Лу металась между кладкой, целителями и их единственным проводником, он уверенно руководил последними сборами, выстраивал драконов в походно-боевой порядок и проявил большее присутствие духа, чем многие из них, имеющие возможность в случае чего вернуться на родину. Только говорить о беспощадной каре, павшей на любимого супруга, она не собиралась. Это их личное дело. Ей казалось, что Фауста произошедшее будто бы и не трогало. В том смысле, что он не утратил вместе с магией лидерские качества и острый ум. И, откровенно говоря, тёмный был и оставался куда лучшим правителем, чем она.
- Но речь не об этом. И не о том, что моя мать осталась одна в тот час, когда нуждалась в поддержке более всего. В вашей поддержке. И если вы действительно мой отец, я не могу сказать, что не понимаю причин, побудивших её молчать об этом. Жаль, мне не выпало возможности узнать, какой она была до того, как стала ледяной владычицей. Что произошло тогда? Вы знаете, чем завершилась битва в Соборе? Там явно произошло что-то сверх того, о чём говорят летописи! Но знающие правду молчат, молчат под клятвой о неразглашении. А меня в ту пору ещё не было. Я, да будет вам известно, в пятидесятом году родилась. Уже в пятом тысячелетии.
О дате рождения птенца Главы тоже были осведомлены далеко не все. Многие вообще считали, что Иррлуа лет на десять старше своего реального возраста. Аллинэя хорошо прятала свою новорождённую дочь.
- Как это вообще возможно?!

* - жест, по смыслу аналогичный сложенным на груди рукам. Закрытая поза.

+2

33

Блудный отец уже взрослой и порядком вымотанной делами во Свете и в своей новой стае дочери на секунду даже засомневался, что грузить Иррлуа своими желаниями сейчас было хорошей идеей. Возможно, Рассветная вернётся сюда через несколько месяцев - более свежая и бодрая, нежели сейчас. Хотя... кого он пытался обману? Больше неудобств, доставленных потенциальной кровиночке, дракон опасался, что попытка разгрести то, что он наворотил да так и оставил много лет назад, приведёт к ещё худшим последствиям. Быть может, ему следовало навсегда сгинуть в снегах севера и больше никогда не являться на порог некогда родной стаи. И остаться... трусом? Оставить дочь и состайников в неведении. В конце концов, вряд ли кто-то считал, что некий Нэйрин до сих пор жив и вполне себе здоров. А кое-кто и вовсе не знал о его существовании до этого момента.
"Нет-нет-нет.. Я растревожил осиное гнездо прошлых грехов, но поступаю правильно. По совести."
- Я готов поделиться любыми сведениями, которыми располагаю, - кивнул самец, следуя не столько за Духом, сколько ступая на до боли знакомую тропу, и лапы словно сами несли его в логово любимой женщины. Теперь пустынное, но не заброшенное - множество даров у обелиска говорило о том, что светлые частенько сюда заглядывают и пытаются найти силы, обращаясь к фигурке своей погибшей королевы.
Рассветлая заняла пустое ложе, обернув лапы хвостом, и продолжила "допрос". Высказанное ею мнение по поводу разделения обязанностей Аэрон понимал, но... нет, не принимал. Есть вещи, которые должен уметь каждый. Каждый дракон должен уметь охотиться, чтобы в случае чего суметь добыть себе пропитание, защищаться, чтобы отбиться от группы преследователей или диких животных. В этом залог выживания каждого жителя Саяри. Это просто необходимость. И родителю-мужчине - любому - дóлжно иметь достаточно сил и опыта, чтобы защищать своих жену и детей. А последних - ещё и воспитывать. Или что, если один из супругов, скажем, сляжет с болезнью или ранением серьёзным, то в случае угрозы второй сложит крылья и даст своему семейству погибнуть? Нет. Другое дело, что мужская и женская сила совершенно разные. Даже если самка - воин.
- Не стану с Вами спорить насчёт семьи. Возможно, в Вашей гармония находится по-иному.
Аэрон пришёл уж точно не препираться. Он пришёл договониться и, если Иррлуа окажется не против, сменить место жительства и приносить пользу молодой стае. Но тут уж не его воля.
- Если бы я знал о том, что наша связь повлекла за собой её беременность, ни одна, даже зубодробительная, мысль не заставила меня уйти, - обронил облачный, остановившись насупротив самки и спокойно смотря ей прямо в глаза, - Я постараюсь прояснить момент с Собором. Не задолго до стычки Дочерей мы с Аллинэей беседовали о том, что, возможно, её встреча с сестрой могла бы положить конец войне. Нэя была решительно настроена, но я боялся, что встреча тет-а-тет с Арамэльминдиз закончится для неё плохо. Потому после нашего разговора я отправился к Аграилу. Заранее договорился с ним о том, чтобы подстраховать в случае чего. И правильно сделал. План был таков, что Водный не будет высовываться, если всё пройдёт гладко. Тёмная хитро обставила встречу... Они сошлись не в самом Соборе, а в саду при нём. Там не действует особая магия того места - можно пользоваться атакующими чарами. Дочери сошлись в битве, и под конец Темнейшая сильно прижала Нэю. Грай не дал ей нанести удар, сбив собственной атакой, а затем забрал еле живую Аллинэю и порталом перенёс сюда. Лиэс была сильно изранена. Я просидел не одну ночь возле её постели, вызывая целителей при первых же признаках ухудшения её состояния. Несколько недель кошмара... Да, наверное, именно эта картина меня толкнула сделать то, о чём я думал давно. Я дождался, когда она встанет на лапы, когда жизнь снова войдёт в прежнюю колею и заботы о восстановлении пострадавших построек и земель затянут Нэю по самую макушку. Я не думал, что уйду надолго. Год, два... С возможностью мелькать на горизонте и слать вести, чтобы любимая не волновалась. Руины отняли несколько лет и на какое-то время - память... В общем, всё вышло совсем не так, как я надеялся. Винить в том некого, кроме самого себя.
Закончив свой рассказ на этой ноте, Нэйрин нахмурился, морща лоб и протарабанив когтями по полу пещеры. Вот как, значит... Поздновато произошло вылупление Наследницы. Хотя самец, уже более осведомлённый по части магии, имел некоторое представление о том, как такое могло произойти.
- Тут два варианта: либо я ошибся, и мы с Вами всё-таки не родственники, либо момент вылупления был оттянут намеренно магически. Зачем? Быть может, из-за неспокойного  и сложного времени. Может, были иные причины. Об этом с точностью смогла бы сказать только сама Нэя. Боюсь, эти обстоятельства Вашего рождения так и останутся тайной.

+4

34

Мягкий полумрак, окутывающий драконов, скрадывал различия во внешности. Наверное, получи Иррлуа в тот момент возможность взглянуть на их беседу со стороны, она уже не стала бы сомневаться в своём родстве с Аэроном, настолько похоже они выглядели. Не отдельными чертами, но каким-то общим впечатлением, жестами, мимикой.
Но проблема отцовства светлую уже почти не волновала. Помилуйте, до родителей ли, когда тут такие тайны всплывают? Вальда даже не знала, что на это сказать. Да и не было тут вальды - только растерянный ребёнок, сунувший нос во взрослую жизнь и обжёгшийся первыми трудностями. Слова облачного впивались в уши раскалёнными иглами, переворачивая привычную картину мира. "Как же много от меня скрывали!.." И вновь скажем спасибо полумраку: нежданно выступившие на глазах слёзы незаметно растворились в гриве. Кажется, на этот раз зелёное буйство пришлось кстати, хотя обычно непослушные пряди, падающие на морду, Иррлуа сильно раздражали. Драконесса шевельнула крыльями и вздохнула, успокаивая дыхание. Ответом на тираду Аэрона послужили всего два слова:
- Даже так...
И мало кто смог бы наверняка утверждать, что за этими словами, произнесёнными с задумчиво-безразличной интонацией, кроется горечь обиды и острое желание отплатить той же монетой. Старшие Духи Альянса воспитали достойную преемницу, способную если не отстраниться от бури эмоций полностью, то как минимум не показывать больше, чем того требовала обстановка. В новой жизни это умение стало особенно важным.
Ну а долгое общение с тёмным сказалось на изобретательности драконессы не лучшим образом - с точки зрения некого идеального представителя стаи Света. Сама Иррлуа на фантазию никогда не жаловалась, а внезапно прорезавшееся желание временами устраивать ближним и дальним мелкие пакости восприняла философски. Если подумать, ребячество не так уж и плохо само по себе. Особенно если держать сии души прекрасные порывы в узде.
- Мать могла сотворить подобное. Как-никак, одна из сильнейших целительниц мира. И достаточно безумная, чтобы так рискнуть яйцом. Или яйцами. Понятия не имею, сколько их было на самом деле. Но знаете... Не всё так плохо, - драконесса подалась вперёд, задорно блестя глазами. - Водные говорят: "Что знают двое, знает и юмо". Мать многое скрыла ото всех и перехитрила саму себя, стремясь похоронить тайны в своей памяти, но... Но. Как бы глубоко ни были запрятаны кости, их можно отыскать, - эта фраза, как понимаете, пришла из лексикона некромантов.
Светлая замолчала, сильно наклонившись над полом и застыв в этом неустойчивом положении. Не ради нагнетения обстановки, а запоздало решая, стоит ли прямо заявлять, что Аллинэя-то может и померла, но не так, как нормальные драконы. Ей вся эта ситуация всё ещё казалась дикой и немного безумной, несмотря на то, что с момента появления Светлейшей в её доме прошло уже больше недели. Наконец Иррлуа "разродилась" короткой, но ёмкой фразой:
- Свет бессмертен, - и, поразмыслив, добавила: - А что не рождалось, и вовсе умереть не может.
Кажется, эти слова она слышала от матери. Когда, кому Аллинэя это говорила? Драконесса так и не вспомнила. Да и важно ли это? Первородный Дух удивительно точно описал суть.

+4

35

Надо признаться, это место раньше обычно встречало Аэрона уютом и покоем. Здесь не всегда можно было найти саму Нэю, но её логово тогда было теплее. Конечно, немалую роль сыграло и то, что ныне это не жилое помещение, но в большей степени - отсутствие неповторимой атмосферы, которой наполняла его сама Дух Света. Её дом словно был небольшой частью её. Всё здесь пахло и даже словно бы звучало Пресветлой. Теперь же с её ложа на него озадаченно взирало её дитя, которому Нэйрин без особых раздумий доверил вещи строжайшей секретности, ни секунды о том не жалея. Аэрон верил, что Аллинэя и сама бы поведала родной дочери правду - рано или поздно. Если бы осталась в живых... Теперь это могли сделать разве что Аграил да он. Целители хоть и выхаживали долгое время раненную Королеву и наверняка догадывались, кто мог так изувечить Первейшую. Но всей правды не знали - одни домыслы. О планах Аграила просвещать племянницу Аэрон по понятным причинам ничего не знал. Эта тема так и могла остаться нераскрытой. Потому облачный взял на себя ответственность, рассказав историю чудесного спасения Аллинэи и своего по факту разрыва с ней. Похоже, что первое заинтересовало драконицу куда больше, что тоже не удивительно. Столько самок по материку бродит с детьми, брошенные своими любовниками или мужьями. Случай едва ли не рядовой. Зато не каждый день слышишь, какие ухищрения были придуманы для спасения одной из Дочерей.
Честно говоря, внезапно слова потенциальной дочери больно кольнули душу дракона. Нет, не последовавшие дальше намёки - слова про яйца. Весь Альянс знал, что у Аллинэи одна дочь. Но коль столь тщательно был запрятан факт её существования уже на стадии яйца, отчего бы Пресветлой не скрыть и размеры самого гнезда? Общественность знала лишь то, что ей знать позволили. Что если из-за столь рискованной авантюры часть птенцов погибла? И виноват наверняка он... Аэрон знал Нэю достаточно хорошо - без веской причины она не пошла бы на такое. Он мог бы её остановить, отговорить, предотвратить произошедшее.
Дракон посмотрел себе под лапы и на мгновение ему померещилось, словно они по локоть в крови. Ему-то тогда казалось, что он просто отлучится не надолго. Дело-то житейское - вернётся, потом всё будет как надо. И Нэя будет с ним в безопасности, здорова и любима. Первое его особенно беспокоило - Аэрон в тот раз испугался за её жизнь, и то, что было просто комплексом слабого мужчины, превратилось в подкреплённую произошедшим гипотезу о том, что его слабость однажды может действительно свести его любимую в могилу. Эх, выбить бы тогда из него ту дурь...
Чтобы чувство вины не поглотило его прямо на глазах у собеседницы, дракон постарался сосредоточиться на второй части её ответа. Что она сказала насчёт "знает и юмо"?
"Стоп. Я не ослышался?.. Так она..."
- Вы хотите сказать, что она стала чистой Стихией? Духи ведь лишь "скованы" телесной оболочкой. Я видел один раз, как Аллинэя покинула собственную... Наверное, смерть тела освободила её навсегда... Я прав? И с ней можно поговорить?!
В голосе и взгляде, обращённом к Лу, светилось столько неподдельной и отчаянной надежды, что, наверное, если бы Иррлуасса сейчас заставила её разлететься на куски, то и самого её папашу пришлось бы от пола пещеры отскребать. Хотя... зачем? Сам отскребётся .

+1

36

Каким бы лёгким не было тело потомка воздушных, определённый вес оно всё же имело. Увлёкшись подбором слов для достойного ответа, драконесса потеряла равновесие и чуть не упала со своего "насеста". Всё же, каменное ложе почившей правительницы не было предназначено для того, чтобы на нём изображали горгулью. От лобового столкновения с Аэроном вальду спасли крылья, мощным взмахом коих ей удалось сдержать падение, и привычка тела к резким нагрузкам и сумасшедшим изгибам, потому что рывок едва не собрал её этакой гармошкой. В спине что-то противно хрустнуло, но Иррлуа посчитала это небольшой ценой за сохранённое достоинство.
- М... Кажется, она говорила, что Серый Плен не имеет над ней власти. Хотя что-то общее со слиянием, безусловно, есть, - задумчиво пробормотала драконесса почти что себе под нос. - Но в целом вы, пожалуй, правы. Да и так ли важна природа этого... явления, как его суть? Что до возможности переговорить с ней... Всё будет зависеть от желания матери.
А в том, что оное желание у Аллинэи возникнет, Рассвет сильно сомневалась. Ей казалось, что Светлейшая когда-то решила раз и навсегда вычеркнуть из своей жизни некоего облачного. Она не раз и не два поступала таким образом, сталкиваясь с чем-то крайне болезненным для себя, и Иррлуа хорошо знала эту особенность характера своей матери. Скорее всего, Аэрон будет царственно проигнорирован. Или же вовсе не сумеет отыскать свою зазнобу.
- Насколько мне известно, она предпочитает проводить время здесь, в лесу. Меньше посторонних глаз и ушей, больше простора и покоя. Но где именно - я не знаю. К сожалению, лично мы виделись лишь один раз и не на этой земле, так что едва ли я смогу помочь вам в вашем поиске. Но рискну предположить, что если кто и сможет отыскать её в сердце Севера, то только вы.
Память Аэрона ясно давала понять: он очень хорошо знал Аллинэю. И, что особенно важно, он наверняка знал её настоящую, раз так легко назвал вторым именем, именем, которое Лу с трудом соотносила со Светлейшей. "Королеву бы он найти не сумел, зуб даю. Но свою женщину - сможет. Мать - мастер маскировки и запутывания окружающих. Ручаюсь, мало кто из её приближённых знаком с её сутью".
Драконесса не стала больше искушать судьбу и стекла с ложа. Всё, что хотела, она уже сказала, добавить было нечего. Кроме того, Иррлуасса ощущала насущную необходимость забиться в какую-нибудь щель и осмыслить произошедшее. Всю жизнь считать отца погибшим и столкнуться с ним нос к носу - не каждый переживёт такое и ухом не дёрнет. Или не с отцом, хотя других кандидатов особо-то не было. Одним соловом, сложно. И хотелось либо "переварить" это всё, пережить и отпустить в прошлое, либо загрузить сознание другими делами так, чтобы на посторонние тревоги не осталось ни сил, ни времени. Хотя оставалось ещё кое-что, что драконесса хотела сообщить облачному:
- Знаете, Аэрон... Мне кажется, лучшее, что вы можете сделать сейчас: остаться здесь, в стае, которая была делом всей жизни для моей матери и которая дорога мне. Далеко не всё тут идёт гладко, и ваши "знания, силы и иные ресурсы", а также опыт и память о том, какой была стая раньше, будут неоценимы. Полагаю, Старший Маг, нынешний или прошлый, с удовольствием осветит для вас сложившуюся ситуацию. Мне будет гораздо спокойнее, если шанс однажды вернуться на пепелище вместо цветущей земли станет хоть на песчинку меньше.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Лес Элесмиорн » Старая роща - святилище Пресветлой