//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Лес Элесмиорн » Туманное озеро


Туманное озеро

Сообщений 51 страница 80 из 80

1

http://sa.uploads.ru/6N3Qy.jpg

Озеро расположено в низине. Прохладными утрами здесь подолгу стоит густой молочно-белый туман, давший название местности.
Поблизости гнездятся совы, и ночью их печальные крики разносятся над водой, пугая случайных путников. Несмотря на устрашающий антураж, Туманное озеро не опаснее любого другого уголка Элесмиорна.

0

51

- Начало игры -

Белое безмолвие. Так дракон про себя называл это время года, зачастую почти безучастно наблюдая за беспорядочными танцами белых хлопьев, что каждый год падали на землю, укрывая и оберегая её от холодов. В это время года Дри становился каким-то вялым и почти безучастным. Он чувствовал себя деревом, что зимой замедляло бег соков под корой и будто засыпало до весны. Сонливость, обычно ему не свойственная, в морозные месяцы проявлялась чаще обычного, и если бы не надёжное укрытие, быть бы ему уже давно обнаруженным, чего Древесный не хотел. Ему для общения прекрасно хватало и непрошенных гостей, внезапно возжелавших обратиться к Мудрецу. И не отмахнёшься - вот ведь самое печальное-то!
Однако на этот раз Трииса разбудило вовсе не присутствие чужого дракона в его владениях, хотя, конечно, недовольство этим обстоятельством имело место быть. Проснулся он посреди ночи от того, что почувствовал всплеск родственной и одновременно чуждой ему магии, что означало появление чего-то крайне необычного, притом где-то недалеко.
С некоторым неудовольствием покинув свою "берлогу" (если б не размеры сей "ямы", там бы действительно поселился медведь), Ис двинулся по поблёскивавшему синеватым оттенком под луной снегу, стараясь шуметь как можно тише. Ловко обходя деревья - своих "подданных" - дракон двигался вперёд, пока не выбрался на относительно свободное пространство и не остановился, задумчиво почесав кончиком хвоста в затылке.
Его взгляду открылось Туманное озеро - одно из загадочных мест, коими был полон его дом. Никогда не исчезавший туман легчайшей дымкой навис над озером, и, несмотря на кажущуюся лёгкость, через него нельзя было увидеть то, что происходит на льду, коий покрыл воды с приходом морозов. Лишь отблески странного голубого свечения да смутный силуэт кого-то, кто ступил в его вотчину, проглядывались сквозь эту белесую занавесь. По тому, как двигалась смутно видимая тень дракона, Трис понял, что незванный гость и рад бы покинуть это место, да что-то мешает.
- Кто ты? - тихо проговорил-прошелестел Дри, одновременно с этим мысленно потянувшись к источнику странной магии. И тут же понял, что посреди льдов расцвёл необычайной редкости цветок, который под завязку был полон целительной магией. Да, и не такое повстречаешь, коли долго проживёшь, - несколько философски заключил Дух, почувствовав, как цветок, пусть и слабо, откликнулся на призыв Древесного, наклонившись в его сторону и ярко вспыхнув светло-синим цветом, на миг осветив озеро и прорезав туман своим лучом.

0

52

Миа проснётся на берегу озера с чётким ощущением того, что у неё забрали нечто важное и необходимое. Вокруг царит зимняя ночь. Её крылья и лапы болят так, словно она бежала сюда от самой Калхоны. Во мраке меж древесных стволов отчётливо мерцают глаза лунных волков.

0

53

Жилые пещеры -->

С сдавленным вскриком, драконица резко вскинулась с належанного места и тут же умудрившись свалиться набок. Лапы совсем не держали. Но она даже не заметила такую досадную мелочь. Сейчас ее тяготело совсем иное.
Драконице было противно, страшно и как-то пусто. Она чувствовала себя, словно вырвалась из отравленной трясины, которая обволакивала не только тело, но и  саму душу, только вот вырвалась не целиком. Странное чувство... Неполноценности. Миа сдавленно заскулила свернувшись в клубочек и плотно зажмурилась.
Перед глазами пробегали события сна. Сначала необычные, а потом и откровенно ужасные. Никогда еще юная драконица не чувствовала ничего подобного. А еще она подспудно старалась повторить все увиденное, запомнить, закрепить в памяти. Это было важно. Нельзя дать сну просто так уйти из памяти, как оно бывает обычно. Уж Миа то знает о данной особенности снов. Даже кошмарных.
Но если истерика и паника постепенно сходили на нет, то на первый план выходила физическая разбитость.
Перламутровая осторожно вытянулась чувствуя тянущую боль в мышцах. Не то чтобы сильная, она все же доставляла дискомфорт, не говоря уже о ощутимом морозе.
Уже куда более осторожно, волшебница приподнялась на передних лапах, а затем и, распрямив спину, уселась на круп.
- О-х... Где это я.- Бормотала драконица себе под нос. Неужели я еще и в живую начала заниматься снохождением?- Сдавленный смешок а глаза скользят по окрестностям. - Не помню. Хе-хе. Ой, огоньки!
Драконица уставилась на мерцающие глаза вокруг нее.
- О, привет вам, местные тварьки. Может вы мне скажете, где я?
Миа глупа хихикнула и помахала им пернато-перепончатым крылом. Сама фаланга в ответ на сложное движение тут же неприятно заныла.

Отредактировано Миа (6 Май 2015 11:18:13)

0

54

Отблеск магического света скользнул по крылу Древесного Духа и высветил две фигуры, выступившие из леса чуть в стороне от него. Их серая шкура мягко серебрилась в звёздном свете, а поступь была мягка и грациозна. Если Триис хоть немного разбирается в таких вещах, он поймёт, что подобную грацию приобретают те, чьи жизни напрямую зависят от стремительности и точности движений. Это была грация прирождённых убийц. Впрочем, сейчас представители Серого дозора, за каким-то лядом пожаловавшие под своды вековечного леса, вели себя вполне мирно и не предпринимали попыток сократить дистанцию. Вместо этого, они пристально оглядывали окрестности и, казалось, даже пробовали воздух на вкус. Наконец, один неспешной плывущей походкой направился к Духу, второй же взмахнул лапами – и Изумрудное медленно поплыла к берегу, всё дальше от заветной цели.
- Нам нужно содействие – бесстрастным тоном сообщил Триису дозорный. – Мы ищем здесь опасную преступницу, сбежавшую с артефактом из Серых равнин. Вы её не видели?
Он взмахнул крылом, и перед Триисом возник расплывчатый и нечёткий образ… Мии, припавшей к искусной скульптуре грифона, расправившего крылья. Серый остановился в считанных шагах от Духа Деревьев, так что Триис мог более-менее чётко его разглядеть: не слишком рослый, поджарый, без единой капли жира в теле, чешуя усыпана шрамами и рубцами, один такой шрам огибал полумесяцем правый глаз.
- Тот артефакт излучает опасную магию. Всё вокруг него гниёт, даже разум. Нам нужно найти её и отправить к нашим лекарям до того, как будет нанесён непоправимый ущерб. Окажите содействие.
Приглядевшись, Триис мог заметить одну странность: глаза дозорного были серы, словно заполнены непроницаемой дымкой. Впрочем, это вполне могло быть мутацией: слухи о Серых ходили самые разные.

По части разумности, Лунные волки на порядок превосходили своих соплеменников по собачьему древу. Впрочем, тон голоса без особых затруднений распознавали все представители рода псовых, а голос Мии был столь… безрассуден, что это внушало волкам опасение. Огоньки задвигались, замерцали – стая меняла позицию, рассредотачивалась. Чехорда длилась полминуты, а потом один молодой и не столь пугливый волк вышел из кустов и предстал перед драконицей во всём великолепии.
То был прекрасный образчик своей породы, почти достигший пиковой формы развития: длиной два с половиной метра, с густой, мягко светящейся голубоватым светом шерстью и холодными, льдистыми глазами. Внимательно следя за Мией, волк приблизился, принюхался, оскалил клыки. Стая поддержала экспериментатора дружным воем, не спеша, впрочем, приближаться. Кажется, последнее обстоятельство слегка поумерило пыл молодого волка, он несколько секунд топтался в сомнении, собираясь то ли прыгнуть, то ли убежать. Коли Миа не предпримет каких-либо враждебных действий, волк осторожно приблизится, обнюхает её, а потом, на пробу, куснёт за крыло, готовясь отскочить в любой момент. Не сильно – а то мало ли, вдруг оно ядовито или больно? Все нормальные существа на стаю реагируют иначе, это знал каждый волк!

Офф

Очерёдность свободная, друг-друга не ждите.

0

55

"Местный тварюшки" как-то не спешили показываться, чем явно расстраивали драконицу. Пребывая в этом легкомысленном настроении, она совершенно не задумывалась об опасности, вполне искренне пялясь на огоньки глаз.
У-у... Расползаются вокруг. Никак рассматривают? А может они мне помогут. Если хорошо попросить, наверняка помогут! Будет просто рас-пре-волшебно-прекрасно! - Она даже довольно курлыкнула себе под нос.
А вот показался и местный. Пушистик! О да, белый слегка мерцающий волк! Красавец, пусть и не очень большой на взгляд Мии. В нынешнем состоянии она не могла вспомнить разумны они или нет и вообще как с ними нужно себя вести. И, честно говоря, ее это и не интересовало. Теперь когда появился объект для внимания, она смотрела на него, возбужденно подергивая хвостом и поводя крыльями.
О как завыли! Наверняка поддерживают. Да, удачи желают! Я же такая грозная и прекрасная! Миа издала глухое урчание, слегка приподняв голову. Лапы сами взволнованно переступали на месте, в то время как она сама красовалась перед вышедшим смельчаком.
А тут-то все же решается, подходит поближе! Перламутровая только рада, с любопытством поглядывает. Его беспокойство только подначивает ее играться еще больше. Вот, нюхает. Ну да, собачьи... Кстати можно же даже не слишком настраиваться, чтобы перевести игру на новый уровень. Это даже интересно. Да-да, новое!
Ой! Кусь за крыло! Ах нахал! Ну ладно. Если ты так хочешь поиграем. Ты же самый смелый. М-мр.
Быстро успокоившись, от довольно-таки интимного, на взгляд драконицы, жеста она тут же призвала магию. Чего хочет увидеть молодой и смелый волк? Да такую же волчицу! Да, постатнее. Она же все-таки еще и драконица. Сделать своеобразную копию волка на себя, только черты поизящнее, кое-что убрать, что не должно быть и добавить что есть у волчиц. Ох, даже интересно, какое он чудесное преображение сейчас видел!
Новая Миа довольно зарычала, потянувшись к самцу.
Оказывается, это не так и сложно!

+1

56

Склонив голову, дракон спокойно смотрел на приближавшегося к нему дракона, грациозно двигавшегося так, словно родился танцором. Впрочем, насколько знал Триис, такой ловкостью могли обладать лишь прирождённые убийцы. Однако вряд ли бы они обратились ко мне за помощью, если бы хотели убить, - рассудительно подумал Ис. - Да и кто осмелится поднять лапу на Духа? Но инстинкт самосохранения, отреагировавший быстрее разума, уже отрастил каменные пластины на жизненно важных местах и протянул незаметно одно из корней ближайшего дерева поближе к убийце.
- В этом лесу нет никакого опасного артефакта, - покачал головой Дух, - иначе бы я не стоял спокойно перед вами, а уже корчился в конвульсиях. И вашей сбежавшей я не видел. Возможно, это именно она сейчас на льду... - и Трис кивнул на озеро, продолжая внимательно рассматривать странного дракона. Непонятные и непривычные серые зрачки несколько нервировали и настораживали Древесного, потому дракон решил пока не говорить о ещё одном своём посетителе, что сейчас спокойно находился рядом с Лунными волками. Нет, точно знать о том, кто же это, Дри не мог, однако через Слияние и Сейсмическое зрение прекрасно ощущал это существо, да и магический всплеск не прошёл мимо его внимания. Возможно, его почувствовали и Серые дозорные, но раскрывать свои карты перед первыми встречными Триис не собирался.
- А что вы сделаете, если там окажется не та, кого вы ищете? - поинтересовался Древесный, кивая на Туманное озеро, невольно отвлекая стоящего перед ним дракона от всплеска магических сил. Дух не преследовал каких-то целей, ему просто действительно было интересно.

0

57

На вкус крыло дракоши оказалось очень даже ничего. Смельчак задумчиво наклонил голову, как бы оценивая ощущения. И тут, вполне себе съедобная драконица обернулась волчицей! В первый миг, самец испугано отпрянул, братия из кустов отозвалась дружным завыванием. Смельчак же быстро оправился, встрепенулся, подошёл к новоявленной «волчице» и принялся её культурно обнюхивать. Пахла она… странно. Да и вообще, само её появление было столь странным, что существо разумное уже почло бы за лучшее ретироваться. Но волк счёл причудливую самку вполне себе подходящей, ну а запах… у каждого свои недостатки, любят не за это. А волчицу-Мию было за что полюбить. В общем, отважный волчара принялся радостно пыхтеть и вилять хвостом, знакомясь с предполагаемой подружкой. И кто знает, чем бы всё это кончилось, если бы не…
Пока первый дозорный общался с Древесным Духом, второй успешно утащил Изумрудное на берег, там вызвал свет и внимательно её оглядел. Никаких признаков разочарования Серый не проявил, но судя по тому, что он отправился к Триису и напарнику, искали они явно не её.
- Заблуждение порой может стоить жизни – сообщил Триису первый, без тени угрозы в морозном голосе. – Само собой, ничего. Нас не интересуют сторонние драконы. Вам лучше оказать содействие, поскольку тот артефакт и та драконица могут напрямую угрожать благополучию леса.
Второй подошёл к Триису сбоку, остановился в нескольких шагах и вскинул лапы в магическом жесте. Вопреки ожиданию, нападения не последовало. Заклинание вообще не произвело никаких видимых эффекта, но оба Серых синхронно повернули головы в сторону Мии и волков и, не медля ни секунды, побежали туда. Бежали они быстро, точно тени на воде, серые шкуры мелькали меж деревьев, едва различимые в темноте.
На том и прервались многообещающие ухаживания молодого волка: его стая с испуганным воем шарахнулась врассыпную, и не успела Миа моргнуть глазом, как осталась в компании одного единственного лунного волка. Причём, герой-любовник припал к земле и попеременно рычал то в одну, то в другую сторону. Сквозь лесную тьму проступали тени дозорных. Те же уподобились бесплотным призракам: выплыли из мрака неспешно и бесшумно, уставились на Мию. Та же могла почувствовать в них нечто неприятное и знакомое, определившееся лишь когда её разума коснулся бесстрастный голос Разумника:
- Вот ты и попалась!
В тот же миг, один дозорный вскинул лапы и два дюжих древа с треском переломились, срезанные под корень невидимыми клинками, и крест на крест принялись рушиться на сновидицу, а второй, тот, что общался с Триисом, тигром прыгнул на неё, оскалив пасть. Прыжок был выверен идеально, и если бы не бросившийся на перехват лунный волк, голова самки скорей всего в считанные секунды распрощалась бы с телом. А так, противники сшиблись в воздухе и покатились по земле единым живым клубком когтей и клыков.

0

58

Миа была довольна собой и даже мысленно хихикала, чувствуя прикосновения носа волка, сейчас активно ее обнюхивающего. Судя по нему вышло неплохо! Хотя она и не сомневалась, ведь разве она не красавица?! Значит и волчица из нее не хуже!
Глядя в упор на новоявленного Дон Жуана она уже гадала, как бы быть дальше. Миа ничего такого не планировала, но получалось так интересно! А вдруг...
Нет, не получится посмотреть, что было бы в вдруг!
Видно так увлеченная происходящим возле себя, Миа совершенно упустила из виду округу. По крайней мере паническое бегство всей стаи и неожиданная смена поведения ухажера, привели ее в замешательство.
Что... Неужели я все же страшная какая-то? У-у-о-ох!
Проследив за взглядом волка, она невольно попятилась расширив глаза.Жуткие создания. Беспричинный страх и какое-то узнавание. Она их видела. Или таких как они! Да-да...
Голос в голове.
Дыхание Мии прервалось узнаванием. А оно в свою очередь сменилось на ужас. Она помнила те чувства во сне. Она бы так и замерла, дожидаясь своей участи, но момент когда наскочивший вол сбил одно из нападающих, привел ее в чувство.
В купе с тенью от пары падающих стволов деревьев! 
Взвизгнув, драконица-волчица отскочила в сторону в сторону от падающих деревьев, глядя на дерущихся.
Нет-нет, глупый! Что ты делаешь!
Магия уже была готова, просто усилить, влить больше!
Волчица при каждом своем движении отделяла от себя точную свою копию, продолжающую начатое, в то время как двигающаяся продолжала его в другом направлении. Их стало шестеро.
Две самые дальние развернулись и оглядываясь назад рванули в лес одна за другой, ломая по пути ветки.
Две передние рванули к дальнему, встав перед ним, преграждая дорогу и угрожающе рыча.
Одна подскочила к дерущимся  подскакивая рядом, скуля и призывая волка выйти из боя, бежать пока не поздно.
Последняя побежала к краю прогалины, намереваясь пользуясь стволами ближайших деревьев, уйти за спину нападающим.

+1

59

Когда второй дозорный, что подошёл сбоку, начал делать какие-то непонятные пассы, Триис оскалил зубы и поднял свой длинный и тяжёлый хвост в защитном жесте, собираясь хлестнуть обидчика по морде. Что ни говори, но каждый Дух был крупнее и сильнее других драконов, только некоторым своим собратьям по "духовенству" уступая в размере. Однако на этот раз защитных действий не потребовалось: без видимых проявлений, заклинание убийцы, видимо, всё же возымело какой-то эффект, потому что собеседники сорвались с места и помчались вглубь леса, как раз туда, где Дри ощущал свою вторую гостью.
Покосившись на тяжело дышащую "ледовую" путешественницу, Триис мотнул головой, вверяя её заботам разумного леса, и быстрым шагом направился следом за убийцами. Интуиция ему подсказывала, что одним лишь намерением задержать свою преследуемую Серый дозор не ограничится. И оказался прав.
Однако прежде чем он оказался на злополучной поляне, неожиданная и острая боль, полоснувшая по его сознанию и заставившая на миг растянуться на земле, показала ему, насколько он был глуп, допустивший подобное.
- Я ещё простил бы убийство на моей территории, но рушить мой дом не позволю! - разъяренно прорычал-прошипел Дух, взметнувшись с земли и огромными скачками приближаясь к месту действия, мгновенно покрывшись своим каменным доспехом с лап до головы.
Серые драконы набросились на Лунную волчицу, что не ощущалась как онная, что с испуганно-ошалелым видом пятилась от них, защищаемая лишь молодым, настоящим Лунным волком. Однако на поляну Триис выметнулся прыжком, направленным на второго серого дракона. Сбив того с лап своей немаленькой тушей, Древесный тут же отвесил отчаянно скребущему по его каменным пластинам Серому мощный тумак левой лапой, направленный в голову, но в неё не попавший, и лишь невольно отбросивший пытавшегося вывернуться дракона к поваленным им деревьям. Больше не обращая внимания на сего убийцу, Ис быстро развернулся к клубку из тел, зубов и когтей, застыв в позе скорпиона. Словно прочные каменные доспехи - жёсткий хитин, а поднятый над спиной хвост - готовое к защите жало, полное смертельного яда.
Вокруг замершего владыки деревьев шелестели собираемые им хлёсткие и прочные деревянные плети, а вокруг всей поляны медленно воздвигалась стена из них же, призванная отрезать противников от остального леса и защитить его от вандализма пришлых. Триис не собирался повторять свою ошибку и пускать незванных гостей куда-либо ещё. Это же касалось и расшестерившейся волчицы, так что вряд ли в ближайшее время убежавшие копии виновницы смогут убраться подальше от места действий. Негативные эмоции, испытываемые к ней разумным Элесмиорном, никто не отменял.

0

60

Схватка вспыхнула, точно яростный лесной пожар. Ведомые единым разумом Серые против Духа и волшебницы-иллюзионистки. Первым своим ходом Миа умудрилась огорошить нападавших на несколько секунд. Иллюзии не могли воспрепятствовать разуму Грозового Пика, но они дали ей и Триису время. Лунный волк, который совершенно не жаждал включать Серых в своё меню, легко согласился на бегство и последовал за иллюзионисткой. Они успели как раз вовремя, чтобы оказаться за пределами древесной стены Трииса, и тут произошло сразу несколько интересных вещей. Во-первых, оба Серых опомнились и начали действовать куда активнее. И как действовать! Покусанный волком и сбитый с ног Древесным Духом дракон перехватил передние лапы Трииса за запястья и проревел простенькую формулу. По коже Древесного побежали мурашки, а потом, его лапы начали стремительно слабеть, поддаваясь воздействию паралича. Как будто мало того, Серый извернулся и хорошенько приложил Духа рогатой головой под подбородок, желая отбросить и оглушить противника.
- С дороги, Дух. Ваше время прошло, так что закопайся в нору поглубже и молись, чтобы я не стёр твой драгоценный лес с лица Саяри! – вот теперь в голосе Серого наконец появились эмоции, и в глазах его плескалось нечто большее, чем серое ничто.
Лунный волк, первым осмелившийся приблизиться к иллюзорной волчице (назовём его Смельчаком), явственно осознавал, что там, на поляне, происходит нечто странное. Для начала, так много симпатичных, молодых и исполненных энергии волчиц он не видел с прошлой весны. Далее, от чужаков несло чем-то таким, отчего волосы у него на загривке вставали дыбом, а на языке появлялась горечь. Наконец, тот факт, что его куда-то вела самка, порядком задевал звериное самолюбие Смельчака. Короче, молодой волк (насколько это вообще возможно, учитывая полуразумность лунных) пришёл к чёткому выводу, что бабы – зло, и приносят одни только сложности.
А решив так… нет, не сделал ноги. Вместо того, легонько цапнул Мию за шкирку и побежал в сторону, предлагая последовать за ним. Примерно в тот же миг, в сознании иллюзионистки раздался голос:
- Неужели ты думала, что я позволю тебе уйти, так просто?
Позади взвыл воздух, рассекаемый телекинетическим клинком. Слабо мерцающее лезвие прочертило борозду на лесной почве и с тихим гулом устремилось к драконице. Позади послышались хлопки пространственных скачков, всё ближе, ближе и ближе… Пока преследователь не завис над самой головой иллюзионистки и на её голову не обрушился дождь из сверкающих клинков.

0

61

События развивались все быстрее. Вытаскивая из боя столь любезного к ней волка, Миа стала свидетельницей появления еще одного участника этой потасовки, который, судя по всему, был не рад всем здесь присутствующим. К счастью эта странная парочка занимала его куда как больше, чем сама паникующая уже драконица под личиной.
Зато, все эти маневры с иллюзиями и новый дракон дали Миа с ее "ухажером" шанс ретироваться. Она даже почти поверила в это, когда удалось убраться с поляны! Конечно это больше напоминало паническое бегство - Светлая просто бежала куда глаза глядят. До тех пор пока волку не надоело бежать следом и он достаточно бесцеремонно прикусил ее за шкирку!
Превращенная самочка хотела было уже возмутится, уже забирая в сторону, как в то место где она только-что находилась ударило боевое заклинание!
Да еще и голос в голове!
Вы меня путаете, я не хотела-а! — взвизгнула драконица-волчица.
Не понимая чего ждать и что делать, она постаралась метнуться в сторону, кубарем покатившись по земле, в попытке уклониться от всего что в нее было нацеленно, а может и пропасть с глаз Серого. Правда на этот раз она не собиралась просто бежать, а вознамерилась из ближайших кустов применить свое единственное оружие против таких настырных нахалов. А именно, просто дохнуть в него.

0

62

Удар под дых лишь чуть отбросил Духа в сторону, прямо на построенную им деревянную стену, но не остановил удара мощным хвостом, который Древесный осуществлял в отместку за оскорбительные слова, обращённые в адрес Духов, а значит, и в адрес Звёздной Праматери. И удар, не смотря на продолжающееся действие заклинания Серого, прошёл успешно, в свою очередь попав под дых дракона-убийцы, на ближайшие минуты выводя его из строя. Вряд ли кто способен выдержать удар тяжёлого и мощного хвоста, покрытого притом прочными каменными пластинами.
Но, увы, от действия заклинания это не спасало, и Духу, пока ещё способного на разумные действия, оставалось единственное из возможного: слиться с Элесмиорном, укрыться от возможных ударов и одновременно иметь возможность вмешаться.
Трис, глубоко вздохнув, закрыл глаза и расслабилася, в какой-то степени поддаваясь воздействию заклинания, и, призвав свою власть над деревьями, скрылся в неисчислимом клубке из древесных ветвей и корней, что в мгновение ока окружили его. Стена исчезла, превратившись в огромный древесный шар, поддерживаемый множеством "нитей". Да, тело окончательно сковал паралич, но никто не отменял до сих пор бодорствующего разума, прямо сейчас и вовсе как бы "растёкшегося" по всему лесу. Мысленно дракон уже наблюдал за разворачивающимися на подвластных ему владениях событиях, с тревогой чувствуя, как сверкающие лезвия проходят слишком близко к деревьям. Возникновения пожара Дри не хотел вовсе, и с всё возрастающей настороженностью "следил", если можно так выразиться, за атакой неизвестного.

0

63

Махаться с Духом – это вам не фунт изюму. Краткий обмен ударами, и противник Трииса распростёрся на земле. Впрочем, своё чёрное дело он совершил: паралич ещё какое-то время будет удерживать древесного мудреца от вольных пробежек и лихих кувырков, но Дух ещё легко отделался. Матёрые целители могли калечить с не меньшим успехом, чем лечить. Слившись с лесом, Триис мог ощутить присутствие некой враждебной, неосязаемой силы. Не в его власти было узреть нити, за которые Разумник дёргал своих марионеток, но само ощущение чужой довлеющей воли наверняка не ускользнёт от внимания Духа.

Вспышка света рассекла полночь ослепительным копьём, оставила жжёное пятно на плече Серого и, пожалуй, спасла Мие жизнь. Лес содрогался и трещал под шквалом ударов. Телекинетические лезвия вздымали фонтанчики мягкой лесной почвы у морды и лап иллюзионистки, оставляли долгие порезы на её чешуе. Но противник, сколь яростно не разбрасывал он свои смертоносные снаряды, не мог нанести решающий удар и лишь слепо щурился. Обычного иммунитета Светлых к ослеплению он явно был лишён. Видимо, до того, как его шкура выцвела, он принадлежал к стае Воды или Воздуха, а то и вовсе был нейтралом без роду и племени. Так или иначе, вскоре дозорный должен был прийти в себя и тогда Мие придётся тяжко. Её противник был силён, владел боевой магией, а уж заклятия разбрасывал во все стороны точно ветер осеннюю листву. Но это его не спасло.
Действиями нападавшего управлял дракон, большую часть жизни проведший за изучением древних скрижалей и свитков. Ему бы хватило и нескольких патрулей в Серых равнинах, чтобы не открыться для удара, но увы, Разумник этого опыта был лишён. Тонкая грань между жизнью и смертью. Лунный волк, осмелившийся приблизиться к диковинной волчице, совершенно не оценил нападок дозорного. Да и кому понравится, когда твою самку колошматят чем-то сверхъестественным?! Смельчак порядком уступал дозорному в габаритах, но ему хватило одного мощного скачка, чтобы оказаться на спине Серого. Дозорный заплясал, точно норовистая кобылка под неумелым седоком, но тут зубы волка глубоко вонзились в его шею, и он сам завыл, уподобившись шелудивому псу.
Говорят, что одинокий Лунный волк не представляет угрозы для взрослого и здорового дракона. Говорят что чешуя и крылья служат владетелям Саяри лучшей из возможных защит. Но куклу Разумника не спасли ни крылья, ни чешуя, ни смертоносная магия. Серый взревел, подпрыгнул на несколько метров, шмякнулся боком о ствол, сбросил-таки Смельчака и повалился наземь. Из рваной раны на его шее хлестала кровь. Волк отступил в сторону и принялся отряхиваться, кровь куклы пришлась ему не по вкусу. Серый же попытался подползти к Мие, скаля зубы, но потом его тело вздрогнуло, обмякло, серая муть истончалась в его красивых зелёных глазах.
- Ты ничего не сделаешь, не сможешь, ты не цела... – телепатический сигнал прозвучал в ушах Мии и Трииса. – Никто из вас не сможет мне помешать! Я… принесу… мир…
Голос смолк, и в тот же миг, чьё-то довлеющее присутствие покинуло лес, оставив Трииса и Мию наедине с их вопросами и парой освобождённых марионеток. Оба Серых были живы, но один лежал без сознания, а второй истекал кровью.

Офф. Миа, Триис, извиняюсь за долгий пропадун, был вусмерть укатан реалом. Сейчас вы можете пообщаться, обсудить ситуацию и прийти к определённому решению насчёт дальнейших действий. Если что, обращайтесь через ЛС, устроим обсуждение в орк.теме.

0

64

Драконица могла лишь сжаться в комочек под градом атак своего противника. Чувствуя как один за другим удары секут ее шкурку. Из-за возбуждения вызванного нападением боль от них еще не чувствовалась, но легче от этого факта не становилось... Похоже она даже потеряла контроль над иллюзорным покровом.
Но вдруг послышалась возня, рычание...
Когда Миа решилась открыть глаза и собственно посмотреть, все было уже кончено. Но... Она в упор уставилась на Серого.
Не цела.... Оно у вас! У вас да?!
Она было подорвалась и попыталась схватить израненного дракона но безрезультатно. Он потерял сознание а ее лапы тут же оказались в его крови.
С сдавленным вздохом драконица раскинулась на траве и с трудом сконцентрировала взгляд на волке.
О мой спаситель. Иди сюда... Как-хо-очешь отблагодарю.
Светлая сорвалась на сдавленный смех.

0

65

Скрывшись за своеобразным щитом из древесных нитей, Триис получил возможность в относительной безопасности спокойно обдумать всё произошедшее и вычислить виновника. Однако вместо сознаний Серых Ис почувствовал неведомую силу, по мощи сравнимую и даже, возможно, превосходящую его собственную. И это обстоятельство ему активно не нравилось. А особенно было противно осознавать, что дрался ты, по сути, с ни в чём не виноватыми Серыми, с обыкновенными марионетками могучего сознания. А то, что произошло дальше, лишь подтвердило все подозрения.
- Ты ничего не сделаешь, не сможешь, ты не цела... - прозвучал чужой голос в голове. - Никто из вас не сможет мне помешать! Я… принесу… мир… - по мере звучания этих слов какая-то странная белёсо-серая муть, которую Трис обнаружил только сейчас, когда дракон смог рассмотреть бывшего противника хорошенько, исчезала из глаз Серого, возвращая родной зелёный цвет.
Наверно, его сознание наконец освободилось от тисков, - мимолётно подумал Дух, пытаясь повернуть голову, дабы осмотреться получше. Однако поражённые заклятьем Серого мышцы до сих пор ощущались словно бы одеревеневшими и совершенно чужими, и Древесному пока ничего не оставалось, как, мысленным усилием раздвинув "нити" у головы, просто отрешно и безмолвно наблюдать за причиной конфликта - молодой драконицей, её приятелем Лунным волком да за постепенно приходящими в себя Серыми.

0

66

Истерика готовая было начаться, все же прошла мимо. Нервный смех постепенно прошел, а сама драконица приподнявшись сграбастала подошедшего к ней волка. Бедняга сейчас явно был в растерянности: запах прежний, но вот шкурка уже совсем иного существа. Впрочем, ее сжавшую несчастного почти до хруста в ребрах это не особо волновало.
Во что же я влипла, волчик... И знаешь, этот летающий жаб был прав. Часть меня где-то там... В том храме во сне.
Она выпустила волка и перекатившись на брюшко, встала на лапы, продолжая бормотать:
Но я уверена, он есть на яви!
Драконицу слегка повела в бок, но она быстро выправилась, раздраженно фыркнув и продолжила разговаривать то ли сама с собой, то ли с волком. Казалось, о Серых она забыла.
Нужно посмотреть... Там на поляне был еще кто-то. Может он из наших? Вроде лес знакомый. Давай посмотрим.
Вздохнув, Миа побрела в направлении с которого пришла, но идти оказалось недолго, она уперлась во что-то.. Большое. Какой-то кокон из которого торчал драконий нос. Хотя нет, не только.
О свет... Что с ним сделали! Вы живы там?
Драконица вытянула шею, при этом слегка приседая на круп, чтобы быть повыше.

офф. Нужно прикинуть, какое у нас число сейчас

Отредактировано Миа (26 Сен 2015 10:27:49)

0

67

Лес молчал. Лишь сейчас, пребывая в почти обездвиженном состоянии, Триис мог заметить, какая странная, неестественная тишина царила вокруг. Элесмиорн замер в тревоге, словно в ожидании бури. Целитель Серого дозора, отделанный Духом по первое число, застонал, пошевелился, открыл глаза, нормальные, чуть желтоватые с вертикальной щелкой, и тихо, но отчётливо, произнёс:
- Иди на север…
Слова дракона подхватило нежданное эхо, листва зашуршала, шепча: «севвве», «севввеее». Отзвуки слов прокатились по лесу волной и всё стихло. Целитель окончательно ушёл в отруб, а его чары быстро выветривались. В воздухе тяжёлым грузом повис вопрос: «А что дальше?». Вдали отчётливо виднелась цепочка посечённых деревьев, след короткой погони одного из дозорных за Мией.

Волк отряхнул морду, алая кровь чётко контрастировала с отливающей голубым шерстью зверя. Откровенно говоря, всё происходящее было слишком непривычно, совершенно не вписывалось в устоявшийся ход вещей, и Смельчак порядком нервничал. Услыхав слова спасённой драконицы, волк дёрнул ухом, но приблизился и по-новой обнюхал Мию с головы до пят. Фыркнул. От драконицы пахло кровью, но есть её совершенно не хотелось. А что-то ещё делать с этими трудноуловимыми-летающими-чешуйчатыми-опасными волк был не обучен. Всё же, он лизнул драконицу в мордочку, после чего развернулся и уверенно отправился вслед стае, оставляя юную драконицу с ворохом вопросов и настойчивым ощущением потери.

Офф. Гляньте тему разработки квестов, есть разговор. Сейчас играем ночью 18-го Морозного, скоро перейдём в 19-е.

0

68

18 мороза, поздний вечер.
Так и не дозвавшись до кокона, драконица отошла от него, озадаченно нахмурившись. Она помнила что-то, о ком-то из членов стаи... Нет, не совсем, но из числа тех, кто живет рядом, в лесу. Промелькнуло воспоминание о том, что у Элесмиорна есть свой хранитель. А дальше она уже сама легко и быстро решила, что это он и есть! Кто как не драконо-дерево может быть им самым.
Тут же притихнув и решив, что хозяин леса сейчас спит, Миа отошла в сторону, сначала крадясь, но постепенно переходя уже на обычный осторожный шаг. Пробираясь среди деревьев, она уже задумалась. А вместе с тем и прислушалась к себе, особенно остро ощущая брешь в душе.
Глупый я-Лито... Мог бы и не попадаться этому гаду...
Драконица остановилась и села на круп, прижав переднюю лапу к груди и чуть скребя чешую когтями. Но естественно это никак не притупило неприятное чувство. Вспомнились слова того дракона.
Север... Мне нужно на север... Да, найти.
Миа снова поднялась на лапы и даже не пытаясь смотреть на звезды, точно повернула на север. Теперь, когда она знала. что будет делать, внутри стало как-то спокойнее и веселее. Теперь уже куда бодрее она двинулась в новом направлении.

--> Пепельные холмы

0

69

18 Морозного месяца, поздний вечер

Как ни старался Дух ответить на вопрос драконицы, чары ещё действовали, и всё, что он мог - это бессильно вращать зрачками и лишь мысленно управлять своими силами. Первое действие по определению было довольно бессмысленным, и потому Дри счёл за лучшее опустить веки, благо глаза воздействию чар по какой-то неясной причине не поддавались.
- Иди на север, - чужой голос, внезапно раздавшийся рядом, заставил вздрогнуть и чуть ли не отскочить. И только чуть погодя, задумчиво рассматривая лежащего на земле Серого, Триис наконец осознал, что чары развеялись. Почему время прошло так быстро, Ис не знал: то ли он успел задремать, то ли чары в принципе долго не действовали... Однако возвращению возможности управления своим телом он был несказанно рад. Зато теперь перед ним стояла другая проблема.
- Ну и что мне с тобой делать? - задумчиво вопросил Дух невесть кого, потому что Серый ответить не мог: после всего, что произошло с ним, дракон пребывал в неком подобии шока, прерываемом изредка короткими проблесками разума, и Древесный вообще сомневался, что в будущем Серый сможет обрести былую остроту ума. В своём подобии безумия несостоявшийся убийца был жалок и одновременно опасен, и как целитель Трис прекрасно понимал, что дракона сейчас одного оставлять нельзя. Но оставлять его в Элесмиорне... Этот вариант развития событий не нравился Мудрецу категорически, и ему оставалось лишь одно.
- На север, говоришь? - повторил Триис, бестрепетно подходя к Серому и заглядывая в его несколько неориентированные в пространство, но в вполне нормальные глаза. - Хорошо, пусть будет так, - и, захватив аккуратно своим длинным хвостом плечи дракона, во избежание неприятностей обрастя каменной чешуёй, Дух медленно двинулся по следам недавней гостьи. В конце концов, она о случившемся явно знала больше, чем сам Триис, и смогла бы ответить на парочку вопросов.
Ну а пока... Пока следовало просто идти, ведя за собой беспомощного, словно слепого, Серого, и по пути тщательно раскладывая произошедшие события по полочкам...

-->Пепельные холмы

0

70

2 день Вьюжного месяца. Ночь.
Начало игры с Аллинэей.

После вечера посещений, когда многим понадобилось пообщаться с вернувшимся Старшим Воином, Зон опять не мог уснуть. Право, бессонница когда-нибудь доконает. Хотя... сколько не блуждай по ночам вне пещеры или не пытайся уснуть — всё одно. Иногда Зону даже казалось, что он чувствует себя одинаково мерзко независимо от того, получается ли у него хоть сколь-нибудь отдохнуть или нет.
Офицер много думал о последних событиях. Его голова была забита практически под завязку. Он знал, что прогулка на свежем воздухе ничего не решит, никаких его проблем. И не поможет перестать загоняться и из раза в раз прокручивать в сознании одно и то же, одно и то же. Тем не менее… решил попробовать развеяться.
Поднявшись на лапы, дракон почти стрелой вылетел из пещеры и начал быстро набирать высоту над бухтой. Она, наверное, была самым любимым местом на всей территории стаи Света. И воин, взлетев достаточно высоко, чтобы иметь возможность обозревать её всю, не смог сдержать тёплой улыбки. Родное место, в котором он рос и учился. Оно хранило много дорогих дракону воспоминаний. И во всём Свете не было места более значимого.
Небо было тёмно-синим и густым. Воздух был холодный, но устойчивый к непогоде дракон не обращал на это внимания. Здесь — на этой высоте — несильные потоки воздуха трепали шерсть и гриву. Недолго повисев над Калхоной, Зон развернулся в воздухе и, держа одну высоту, направился в сторону — совершенно произвольно. Воздух был приятным и морозно-свежим. Он бодрил. И теперь Офицер понимал, что точно не сможет заснуть до самого утра.
Вопреки его невесёлым ожиданиям, сегодняшняя ночь действительно помогла отвлечься от мучивших мыслей. Кто бы знал почему так произошло? Зон не знал и не понимал. Он просто в один момент осознал, что перестал морочить голову и полностью отдался полёту. Размеренному и неторопливому, с редкими взмахами крыльев, не особо затрудняя себя движениями. Самец втянул воздух носом и шумно выдохнул его пастью. Здесь - в небе - он был один. Почти вся бухта спала. Но, несмотря на это, даже спящих как будто не хотелось тревожить своими пусть и практически бесшумными полётами. Поэтому Старший Воин полетел дальше. И ничто не менялось, пока он не достиг озера, у которого и снизился, мягко приземляясь в снег.
Потоптавшись на месте, светлый поднял заднюю лапу, глядя на неё. Той раны, что нанёс ему Кададж, там уже не было. Помощь целителя, однако. Без неё тут со всей своей вредностью и гордостью нельзя было обойтись. Но какая-то назойливая фантомная боль ещё беспокоила. Дракон пошебуршил лапой в снегу и направился к берегу. Полюбоваться озером.

+2

71

Много веков назад, когда Элесмиорн ещё не был столь величественным и даже близко не мог претендовать на звание одной из загадок Севера, Аллинэя и предположить не могла, что однажды древний лес станет для неё не местом отдохновения души, а настоящим убежищем. Или тюрьмой. Хотя никакие замки и цепи не удерживали призрака среди тёмных стволов, но только здесь Светлейшая могла позволить себе забыться и не беспокоиться о том, что её кто-нибудь увидит или почует.
Вынужденное отшельническое существование дало драконессе время успокоиться, прийти в себя и трезво оценить ситуацию. Всё же, события после её пробуждения развивались слишком стремительно. Из этого водоворота Лиэс кое-как выплыла, но вот какой ценой? Хотя, похоже, не всё так плохо. Уж с братом, во всяком случае, ей удалось сохранить хотя бы бледное подобие прежних отношений. И драконесса была уверена, что в будущем у неё будет ещё немало возможностей вернуть себе доверие Морского Дьявола. Жаль только, что с Воздушной королевой так легко не будет. Но гораздо больше ветреной Мисан, разум одной из Первых занимала проблема родной стаи. Здесь тоже всё было далеко не так гладко, как хотелось бы.
Раз в два-три дня Лиэс старалась ночью хотя бы на пару часов выбраться к границам. Соваться в Калхону было рисковано, слишком много магов и лично Эльсирин до кучи, но вот патрульных послушать - чем не вариант? Хотя после того, как в последний раз кто-то из менталистов её почуял, драконесса решила временно свернуть свои вылазки. В конце концов, новости можно и у Лито выспрашивать, если уж на то пошло. Но не хотелось бы, нда. Не казался молодой Дух тем, кто сможет стать её глазами и ушам в стае. Не говоря уже о том, что в роли Главы его можно было представить с трудом. "И чем только Порядок занимался вместо воспитания сына?.. Хотя да, он же его даже признал не сразу!" Да и вообще, в Свете ей был необходим даже не шпион - хотя бы тот, на кого можно положиться. Дракон, который в кризисной ситуации не будет паниковать, а железной лапой направит кипучую энергию окружающих в нужное русло. И этот кто-то должен обладать властью, иначе какой смысл во всех этих махинациях?
И ведь был такой. О возвращении в стаю Зона бывшая Глава прослышала ещё три дня назад, как раз во время последней вылазки. Патрульные спорили, к добру или к худу Старший Воин снова занимает свой пост. Пожалуй, для её планов Офицер подходил больше всего. Оставалась только одна проблема. В своим стремлении зарыться в работу по уши, он был совершенно непредсказуем. Где, Тьма вас всех сожри, ей искать дракона, который в любой момент может усвистать в патруль подавать пример сослуживцам, проверять уровень подготовни новобранцев или строчить очередной отчёт? Не говоря уже о том, что сейчас к нему чуть ли не очередь стояла из страждущих. Похоже, преемник-предшественник со своими обязанностями справлялся не слишком хорошо.
Вот и кружил призрак по своему лесу злобной тенью, гадая, как бы и аишму поймать, и в паутину не влипнуть. Но в этот раз Свет, кажется, был благосклонен к своей старшей дочери. Ибо ничем иным свою невероятную удачу драконесса объяснить не могла. И возрадовалась настолько, что даже не стала раздумывать, как бы потактичнее явить себя миру, а просто вылетела из зарослей и заскользила через озеро к ночному гостю. Всё равно ещё ни один дракон из тех, с кем светлая сталкивалась, случайно или же намеренно, не воспринял её появление как должное. И Лиэс даже не могла сказать, что возмущена таким поведением. Пожалуй, доведись ей оказаться на их месте, она бы отреагировала примерно как Эльсирин, призвав на помощь всю мощь Источника. Оставалось надеяться, что встреча с Офицером станет если и не приятным исключением, то хотя бы не самым удручающим из всех подобных эпизодов.
- Ясная ночь, Зон.

+1

72

Оказавшись у озера, Зон опустил взгляд, задумавшись. Частенько, находясь в таком, на самом деле, достаточно подавленном состоянии, он, оставшись с собой наедине, задавался вопросом… что с ними со всеми случилось? Но для того, чтобы понять, как они изменились и что с ними такого ужасного и недопустимого произошло, нужно было понять, с чем сравнивать. И тогда до Офицера доходила простая, но совершенно дурацкая истина. Не было никаких отправных точек, от которых можно было отталкиваться. Не с чем сравнить. Потому что никаких таких конкретных «их» - этих личностей, которые сейчас изменились — никогда не было. Никто из них не был никем конкретным. И, скорее всего, никогда не станет. Может, не для окружающих… для окружающих ты будешь кем-то определённым за счёт призмы восприятия. Но не для себя. Для себя ты в итоге вряд ли кем-то станешь. Останутся амбиции, останутся нерешённые вопросы, не достигнутые цели и мечты, преграды, которые так и не преодолел, то, чего от себя ждал, но чего не сделал. Никогда по-настоящему не будешь соответствовать своим меркам и желаемым рамкам. Горька незавершённость бытия, которая и делает его таким — живым, неидеальным, да, каким надо, но всё равно с горечью. И иногда её становилось чуть-чуть больше, чем можно было вынести конкретно сейчас.
Светлый пожевал нижнюю губу, морщась и щурясь. Наверное, это плохо, когда тебе обидно. Обида… она ведь пожирает изнутри. Она заставляет без посторонней помощи терзать себя и уничтожать. Она как паразит, который наживается на тебе и за счёт этого существует. И Зон как будто чувствовал, что такой паразит, подобный противному червю, засел и внутри него. Либо же… такой паразит сидел в каждом драконе. И все они с самого рождения были отравлены. Буквально обречены на это. Чувствуя обиду, воин чувствовал себя ущемлённым, слабым, раненным. А на раненных, как известно, бросаются хищники. Чтобы добить.
Самец закусил губу, сжимая пальцы на лапах, царапая холодную землю, чувствуя, как напрягаются постепенно мышцы по всему телу, как сводит не сложенные до конца крылья. Вот бы найти того, кто скажет правильные слова. Кто образумит. Кто, Бездна подери, объяснит, как всё обстоит на самом деле! Поможет снова поверить в свои силы, вернуться на путь и не сходить с него ни на шаг, не шататься из стороны в сторону, не сомневаться в себе, найти силы для всего-всего, что хочется сделать. Всё осуществить и всех защитить.
Верхняя губа дёрнулась в нервозном оскале. Глаза омерзительно защипало. Быстро это заметив, светлый так на себя обозлился за эту слабость, что, рыкнув, дёрнулся в сторону. Прошёлся влево, прошёлся вправо, подметая землю хвостом, скрипнул зубами, пнул снег. Совершенно непричёмный снег. Вдохнул. Выдохнул. Шмыгнул носом и глянул поверх озера.
«Наверняка есть кто-то, кто гораздо лучше меня со всем этим справится...» - уныло подумалось ему, но потом что-то в голове возмущённо затрепетало.
«Нет… если этот кто-то есть, тогда где его носит, когда он так нужен?!» - ответ прост. Никого не было. И справляться надо своими силами. Не это ли он сам не раз говорил другим? Да уж.
Только что бы там не думалось и не печалилось, а волей-неволей забудешь обо всём этом, когда увидишь, как в твою сторону стремительно направляется силуэт почившей и ныне покойной Светлой Матери. И это сейчас была не шутка, серьёзно. Летит прямо к тебе и определённо не мерещится. Летит и даже обращается по имени!
Зон застыл, взирая на всё это как на пришествие святой. А для него это так и было… на самом-то деле.
Он весь оцепенел, но не от страха или ужаса, хотя определённо не понимал, что сейчас происходит и не мог никак это объяснить. Из головы вообще выветрило все мысли. Напрочь. Глаза ошарашенно расширились, поблёскивая изумрудно-зелёным. Пасть чуть приоткрылась, а сам дракон вытянулся вверх, как будто ему было плохо видно. Он не мог заставить себя ни пошевелиться, ни что-то сказать. Даже моргнуть.
Аллинэя. Это была она. Она! Не материальная, похожа на… призрак…? Но это не мог быть никто другой! Её голос нельзя было спутать ни с чьим. Она была неповторима и совершенно очевидна. Только окончательно поверить в это было непросто. Когда оцепенение спало, внутри перевернулся целый ураган чувств: печаль, грусть, непонимание, удивление, шок, растерянность, надежда, вера, верность, преданность и какая-то абсолютно детская радость. Такая, что хотелось, плевав на всё и на всех: на дисциплину, сдержанность, выдержку, нормы, устои и правила поведения - начать скакать на месте из стороны в сторону подобно нетерпеливому птенцу.
- Госпожа… - сипло выдавил воин, пытаясь заставить себя пошевелиться. Это был один из немногих случаев, когда у Зона на морде было написано абсолютно всё, что он чувствует вопреки тому, что обычно он хранит хладнокровие, непоколебимость и не даёт никому до конца понять, что именно он испытывает. Не в этот раз. Здесь просто нельзя было иначе.
Дракон заставил непослушные лапы согнуться, хотя изначально светлый их даже не чувствовал. Он припал к земле в поклоне, опуская голову и пряча морду, которая, впрочем, уже выдала всё, что можно и нельзя.

+5

73

По привычке драконесса перебирала в воздухе лапами, хотя совершенно точно не нуждалась в этом. Двигалась она явно быстрее, словно бежала или летела. Хотя вроде бы шла. Такие мелочи, право! Перемещаться в полуметре над землёй ей даже чем-то нравилось. Наверное, так чувствовали себя те воздушные, что одарены Стихией более прочих.
Впрочем, шевеление конечностей оказалось далеко не единственной привычкой, что была сильнее смерти. При виде дракона своей стаи, дракона, пребывающего в смятении столь явно, что это было очевидно даже ей, Аллинэя легко примерила старую маску, имя которой "Мать-Свет". Разум тут же родил несколько оправданий сему поступку. А ведь не так давно она обещала себе, что больше никогда. Ни за что. Не заставите. Снова в это болото? Увольте. И что теперь? Ради стаи быть кем-то, но не собой. И можно сколько угодно убеждать себя, что в благополучии этой самой стаи она, Лиэс, имеет большой личный интерес, проще от этого не становится.
- Встань, Зон.
Словно не было пятидесяти лет забвения, не было трагедии Элтена, Совета и экспедиции на север, оборвавшей её существование. Есть Глава, есть Офицер и есть задание, которое ей некому поручить, кроме него. Знакомая ситуация, если отвлечься от обстоятельств. Только, пожалуй, давненько уже не бывало так, что Светлейшая не могла найти слов, чтобы сформулировать своё желание. Поди разбери, с какой стороны к этой задаче подступиться. И пазуа подзатянулась... "Соберись, шкура, ты Дух или птенец необсохший?! Сколько можно молча взирать на
собеседника? Начнём издалека, а там как получится.
- Видно, сам Свет привёл тебя сюда в эту ночь. Скажи, Зон, какова сейчас стая? В ней осталось хоть что-то от той силы, что стала костью в горле тёмных пять тысяч лет назад? Я вижу, как сильно изменился за эти годы Эльсирин... И как слаб его Наследник.
Драконесса замолкла, собираясь с мыслями и давая Офицеру возможность ответить. Наверное, не стоило вываливать на него всё сразу, но, чёрт возьми, умение плести словесные кружева никогда не входило в число достоинств Светлой Дочери.
- Возможно, ты знаешь - в 20 день прошлого месяца был Совет Глав. Кажется, Эльсирин его и собирал. И первым же его и покинул. Альянс близок к распаду, как никогда ранее, а необдуманные действия его главы подводят под удар нас всех.

+2

74

- Встань, Зон, - дракон повиновался и встал, выпрямившись. К тому моменту морда его приобрела выражение более сдержанное. Воину удалось довольно быстро взять себя в лапы. Он итак уже достаточно продемонстрировал своих чувств от всей этой ситуации. И, откровенно говоря, в мыслях ещё подозревал, что всё это может быть сном. Но даже если и так… ладно! Пускай. Пусть даже сон — дракон был счастлив увидеть Аллинэю. Хоть и призраком. Хоть и придётся ещё некоторое время ходить и сомневаться, правда ли всё это было. Не плод ли больного воображения… а всё таки. Зону не хватало наглости спросить у Светлейшей, является ли она реальной. Воспитание не позволяло. Поэтому он, как обычно, верный, старательный, преданный и ко всему готовый, демонстрировал намерение слушать, вникать и исполнять.
Несмотря на то, что Старший Воин демонстрировал себя таким отрешённым и полностью погружённым в дело, у него всегда были свои мысли на любой счёт. И в разных ситуациях он мог отбросить какие-то правила и пойти за рамки, лишь бы добиться успеха. Если результат действительно будет того стоит. Но это было настолько оправдано, что забывалось. И все возвращались к образу прилежного и строго исполняющего должное Офицера. Он никогда бездумно - подобно лишённым собственных мозгов - не кидался исполнять приказы, даже если со стороны выглядел как тот, кто прыгнет со скалы, если Аллинэя ему велит. При этом как никто знал, что такое дисциплина и как она важна. В этом была почти неразличимая, но очень значимая грань между верностью Офицера и его разумностью и самостоятельностью. И… ответственностью.
Инициатива была наказуема. Светлый прекрасно это знал. Часто приходилось чувствовать на своей шкуре. Но если все будут пассивными и апатичными, то кто будет двигать мир? Если риск оправдан… почему не рискнуть? Возможно, и поэтому многие светлые воспринимали Зона не только как бравого командира, но и как надёжного друга, чьё сознание не заплыло нереальными идеалами и тоталитаризмом.
Вопрос, который задала Дух, был… не самым приятным. Даже если и начала она издалека, Зон, имевший рабочую привычку мыслить и продумывать наперёд, уже понимал, к чему это идёт. И обсуждать нечто подобное было не в радость. Но в надобность. А всё потому, что в упадке стаи Старший винил и себя. Винил себя за смерть Светлейшей. За уход вместе с её дочерью. За то, что происходит с Эльсирином. За сомнительного Наследника. Много за что. И даже если прямого причастия дракона во всём этом не было, даже если он прикладывал усилий поболее остальных, он всё равно считал, что мог лучше. Что у него была возможность не допустить всего этого.
Прошлого не воротишь.
Словом, он чувствовал ответственность за всё произошедшее и происходящее. В том числе — в особенно числе — перед Матерью. Он не думал, будто она косвенно обвиняет его или требует ответа за случившееся, но… сам бы он с себя потребовал. Самокритичность, чтоб это всё.
- Нет, Светлейшая, - строго и сухо начал дракон.
- Стая в упадке. Мы разрозненны и разбросаны по углам. Правящая верхушка не идёт на контакт и занимается непонятно чем. Драконы напуганы последними событиями, они чувствуют и понимают, что внутри стаи нет связи. Каждый, кто хоть как-то может, держится за другого. Мы не можем дать отпор врагу, говорить о том, чтобы стать костью в чьём-то горле и вовсе нечего. Стая разваливается. Союзы трещат по швам. Боевой дух упал. Большая часть населения удручена происходящим, другая и вовсе не понимает, что происходит. В наших рядах неспокойно, растёт нервное напряжение и недовольство. Одни постепенно приходят в ярость, другие бросаются в пучину отчаяния, - доложил он с привычной непоколебимостью на морде. Всё плохо.
То, что сам Зон испытывал попеременно и отчаяние, и ярость, упоминать ни к чему. Это слабость. Со слабостями нужно бороться. И сейчас, когда перед Старшим была Аллинэя, он чувствовал, что смысл сражаться есть, что нужно идти до конца, что он отдаст всё, что может для того, чтобы выйти из этого сражения победителем. И вывести всех остальных. Он сможет. Это его долг.
- Знаю, - отозвался Старший о совете, - Но без особых подробностей. Мне известно, что внутри Альянса сейчас не лучшие времена. Но чьи и какие именно поступки, кроме Эльсирина, этому способствуют, мне знать не дано, - может, было что-то ещё? Личные отношения Глав, какие-то иные щекотливости… Зон был не в курсе, потому что слишком близко к этому вопросу не подбирался, не политик он был, а воин. Но именно в момент, когда всё начало катиться в Бездну, он был готов думать о чём угодно и делать что угодно, чтобы спасти стаю и альянс от краха.

+6

75

Прекрасная зимняя ночь. Тихая, спокойная. Ну почему бы не провести её более приятным образом, чем обсуждение проблем стаи и вынос сора из логова? Но события неслись снежной лавиной, стремительно, неумолимо, увлекая за собой всех, кто неосторожно приближался. Напряжение копилось очень долго, как бы ещё не со времён экспедиции, и, наверное, можно назвать чудом, что катастрофа случилось только сейчас. Или же её появление и стало тем неосторожно-громким звуком, который сдвинул с места тонны снега? Да и важно ли это теперь? Какая разница, как это случилось. Удержаться бы на поверхности, не позволить затянуть себя в толщу снежного месива. А если удастся повернуть поток так, чтобы он прошёл стороной, не задел ничего важного и дорогого, будет и вовсе замечательно. Успеть бы только возвести на его пути барьеры. И не забыть, что не только в её лапах есть сила изменить ход событий.
- Значит, глаза меня не обманули, - крохотный шанс всё же оставался, но нет, не судьба. - Ты говоришь о правящей верхушке. Требовать ответа с Наследника, боюсь, бесполезно. Юный Лито ещё нескоро станет тем, кто сможет заменить отца и быть опорой стае. Сам Дух Порядка ведёт свою игру, его действия непредсказуемы. Чего стоят одни только переговоры с Фламментайном в обход всех союзных договорённостей! Безрезультатные, на наше счастье. Каждый его новый шаг всё больше и больше отдаёт безумием, - драконесса тяжело вздохнула.
Очередная привычка, не имеющая и капли смысла теперь, но настолько въевшаяся в суть, что проходила мимо сознания. И на этот раз Аллинэя не играла, не пыталась изобразить из себя что-то или надавить на воина, как это было с Мисан. Светлая делилась своими наблюдениями, отчасти рассуждала вслух. Озвучивала иной взгляд на ситуацию и дополняла общую картину, крайне безрадостную, надо сказать.
- Но чем тогда занят Заместитель? Советница? Старший Маг? Орион, в конце концов! Или они все поголовно слепы? Впрочем, наверное, это уже неважно. В ближайшее время грянет буря. Стаю ждут большие перемены. Возможно, сменится и командный состав. На тех, кто хочет и может что-то делать.
Это ни в коем случае не было упрёком в адрес Зона. Глупо было бы винить того, кто, как и она сама, оказался оторванным от привычной среды и, вернувшись, застал нечто невообразимое. И, пожалуй, Звёзднорождённой было даже немного совестно перекладывать этот груз на плечи смертного дракона, только вот другого пути она не видела. В стае Света не осталось Духов, которым она могла бы довериться, звать на помощь союзников... Можно, конечно, но это окончательно разрушит и без того потрёпанную репутацию стаи. Да и кого? Не Наследниц же высвистывать. Нет уж, своими силами справимся. Пусть долго, пусть трудно, но сами. Как всегда.
Оставалось решить, что именно делать. Драконесса привыкла принимать решения, опираясь на власть приближённых, которые эти самые решения претворяли в жизнь, спуская каждый по своей вертикали. Теперь ситуация изменилась. Похоже, на этот раз действовать придётся изнутри, думать не об общем благе и глобальной цели, а о сиюминутных потребностях. И первейшая из них - уверенность в завтрашнем дне. Как бы только её вернуть... Когда под лапами дрожит земля, с этим ещё можно бороться, но когда рушится вечное небо, страх захлёстывает с головй. Аллинэя испытала это на себе, осознав в один "прекрасный" миг, что мать-создательница больше не придёт и не поможет, и никому не желала подобной участи. С тех пор её девизом стала фраза "Помоги себе сам", и именно ею светлая собиралась руководствоваться ныне.
- Ярость - плохой советчик, но отчаяние ещё хуже. Оно заставляет опустить крылья и сдаться ещё до начала сражения. Зон, ты лучше меня представляешь, какие слова нужно сказать твоим товарищам по ремеслу, чтобы оградить их от подобной участи. Пусть даже это вызовет к жизни ярость или злость... Быть может, выраженное недовольство воинов, выраженное направленно и многоголосо заставит шевелиться старшие чины. Кроме того... Пока что о моём присутствии знает Лито и знаешь ты. Ну и Светлейший, разумеется. Я не хотела бы пока открыто объявлять об этом. Силы мои ничтожно малы и, боюсь, скорее разочаруют наш народ, чем воодушевят.

+3

76

Аллинэя была всё ещё чёткой и различимой, как и окружение. Обычно, если во сне Зон долго смотрел в одну точку, очень внимательно, она начинала расплываться. Когда ты не знаешь, спишь иди бодрствуешь, жив или мёртв, навык определение очень не помешает. Вся жизнь расплывалась в одно мутное варево, где сон и быль перемешались между собой и слились в совершенно дикую, фантасмагоричную фигуру, порождение больной фантазии.
Старший Воин чуть-чуть прищурился и вперился взглядом в одну точку, которая была позади Светлейшей. Смотрел, настойчиво, но ничего не менялось. Возможно, вывод, к которому это вело, нужно было как-то для самого себя прокомментировать, но почему-то всё, что на данную минуту прозвучало в сознании, было сдавленное «мда...».
Хорошо или плохо — хрен разберёшь.
- Ты говоришь о правящей верхушке, - всё верно. Всё так. Это достаточно нагло, но… да как тут ещё скажешь, когда ситуация такая?! Как тут вообще не то, чтобы смолчать, не думать ненароком? Уж чуть ли не войной иди на собственную стаю. Гражданской революцией.
«Может, это слишком категорично...» - подумалось Зону, но он тут же вспомнил про экспедицию и заметно нахмурился.
«Нет, не категорично!» - разве можно переубедить того, кто потерял голову и всякую возможность здраво рассуждать? Разве перевоспитаешь взрослого Духа? Если только не обеспечишь ему такие условия, которые кого угодно сломают и соберут заново. Так что революция получается даже простой, щадящей мерой.
Странное ощущение вообще. Тяга вершить самосуд никогда раньше не беспокоила Зона. Он был предан нормам и правилам реалии. А сейчас был готов бунтовать и ломать любые рамки. Но всё во благо стаи. Праведная цель стоила того, чтобы переступить через моральные принципы.
Требовать что-то с Лито было рано. Но время неумолимо ускоряет события таким образом, что Наследник, видимо, вступит в свои права раньше, чем планировалось. И к тому моменту ему лучше быть готовым это сделать. Иначе второй беды… второй катастрофы не избежать. Но никто уже не может быть уверен в том, что стае удастся её пережить.
Это злило. Бесило. Выводило из себя. Хотелось прямо сейчас что-то сделать, но опрометчивостью и эмоциями делу не поможешь. Зон сдержался, чтобы не оскалиться, не зарычать. Только чуть поджал губы, чувствуя, как в глотке встаёт противный ком.
Светлый был согласен со словами Главы (истинной Главы!), а потому слушал, молчал, не возражал, давая понять, что он думает, в принципе, так же.
- Но чем тогда занят Заместитель? Советница? Старший Маг? Орион, в конце концов! — тянуло сказать, мол, я без понятия, мох пинают, но Зон вовремя прикусил язык. Да уж, отвык он от всего этого с этим раздраем, когда никто не следит ни за своими словами, ни за действиями. Вот и показательный пример. Так постепенно стая и ослабевает. Никакой ответственности, дисциплинированности и порядка. Порядка… ха. Зато есть Дух, который сеет Хаос тогда, когда должен ему противоборствовать. Может, на землях Тьмы уже ромашки зацвели?
- Возможно, сменится и командный состав. На тех, кто хочет и может что-то делать, - да, упрёком в сторону Старшего это не было. Однако он, параноидальный донельзя, решил, что Аллинэя, вероятно, и к нему претензии имеет. И, может, его кем-нибудь заменить собирается. Более способным.
Мысль была очень неприятная. Спрашивать напрямую не хотелось. В конце концов, о чём тут спрашивать, если окажется, что это так? Критичный и требовательный к себе, воин всегда считал, что делает меньше, чем может. Он чуть опустил голову, со смирением глядя исподлобья.
- Зон, ты лучше меня представляешь, какие слова нужно сказать твоим товарищам по ремеслу, чтобы оградить их от подобной участи. Пусть даже это вызовет к жизни ярость или злость... Быть может, выраженное недовольство воинов, выраженное направленно и многоголосо заставит шевелиться старшие чины, - вот это было очень неожиданно. Самец решил, что он не так понял. Подумал, вскинул брови, ожидая ещё комментариев, но они не последовали. Глянул в сторону, как будто их могли подслушивать, и решил осторожно поинтересоваться и уточнить. Потому что только что он думал о революции, о недовольстве в рядах, которое все запихивают куда подальше, а тут такие слова от Светлейшей.
- Вы хотите, чтобы я… инициировал это? — дракон немного подался головой вперёд, не зная, надеяться ли, что он понял не так, или верить, что интерпретировал правильно. «Инициировал» было выговорено очень чётко и выразительно, хотя и негромко, с осторожностью. Как будто это слово — бомба, способная взорваться при одном малейшем неверном движении. По сути, так оно и было. Подобно тем, кто способен как обезвредить, так и заставить бомбу сдетонировать, Старший Воин по максимуму контролировал слова и поведение всех вверенных под его командование драконов. И знал, как сделать так, чтобы все эти эмоции затихли, пожирая самих светлых изнутри. А как дать им выйти на волю, уничтожая обидчиков.

+4

77

Ощущение упущенного времени никогда не нравилось драконессе, но сейчас она особо остро чувствовала, как с каждым днём становится всё меньше шансов на благополучный исход. И ей очень не хватало утраченной способности предвидеть. Тыкаться вслепую, подобно новорождённому птенцу, ощупью искать единственно верный путь, оступаться и спотыкаться на каждом шагу... Привычно и знакомо. И опасно. Не для неё самой, ибо мало что способно причинить вред призраку, но для всех остальных. Оставалось полагаться лишь на опыт и смутную надежду, что тогда было хуже. Если молодая и ничего о жизни не знающая Аллинэя смогла вытянуть стаю в военные времена, неужели сейчас у неё не выйдет направить драконов по другому пути? Лишь бы не подвели те, кто станет её глазами и ушами, голосом и лапами.
- Да, - всего одно слово упало камнем, тяжело и неотвратимо. Но этот камень явно был из тех, что способны стронуть с места огромный вал.
- Я хочу, чтобы хотя бы воины были готовы ко всему. Моя тёмная сестра, в отличие от меня, не провела полвека в забвении, она была со своим народом и тень её стоит за плечом Хаоса. Пусть южные стаи более других пострадали от мора, с таким лидером они и оправятся быстрее, - драконесса дёрнула хвостом и, не удержавшись, зажгла в воздухе небольшой мерцающий шарик. Сама она не могла позволить себе ходить из стороны в сторону, потому что в движении, тем более постоянном, поддерживать чёткий зримый облик было сложнее, а следить за размытым пятном глазам не слишком приятно, но вот магический шарик пусть и был в каком-то смысле частью Аллинэи, на различимость фигуры не влиял и выписывал петли над головами драконов.
"А вам с лидером, смотрю, не слишком повезло, не так ли?"
- Пока Эльсирин погрязает в своём безумии, а его ближники жуют хвосты, ничего не изменится. На действия Главы повлиять едва ли удастся, он не желает слышать никого, кроме себя, но вот остальные... Не сомневаюсь, что у вас получится обратить на себя их внимание.
Аллинэя недаром обратилась именно к Зону. Дело было не только в личном доверии к этому дракону, наибольшему из всех тех, кто ныне обретался вблизи Главы. Не стоит забывать, что воины издавна были едва ли не самой многочисленной группой из всех. А когда к ним ещё и боевых магов присоединили... Если на дыбы встанет треть стаи, верхам придётся вытащить головы из-под крыльев и посмотреть вокруг. Если же они не пожелают прозреть, придётся нырять ещё глубже. Даже сейчас, не зная толком всей ситуации, Светлейшая видела два варианта, каждый из которых сулил немало тяжёлых минут лично ей и знатный переполох всему Северу. Можно было лично явиться всё тем же старшим и попытаться прочистить мозги. А можно было зайти издалека и поднять своих приближённых. Тех, кто бок о бок с ней прошёл и войну, и разруху, и благоденствие. Тех, кого она учила. Тех, кто готов бороться за будущее стаи, но не хотел лезть в политику. На память драконесса пока ещё не жаловалась и понимала, что если обойти всех, получится такая сила, отмахнуться от которой не выйдет.
Но это оставим на крайний случай. Потому что оставался один вопрос, который Аллинэя так и не смогла прояснить для себя, не задав его в лоб:
- Кто сейчас вообще стоит у власти? Я слышала, что было несколько перестановок, но их суть вслух не обсуждалась.
Откровенно говоря, слышала она только про нового Заместителя, чьё появление было весьма логичным в свете ухода Лу. Но имя так ни разу и не прозвучало, а лезть в Калхону не-мёртвая поостереглась. Не дай Свет на Ориона нарваться или кого-то из его менталов. Иррациональный страх перед ними не давал Аллинэе действовать.
А вот имя Советницы в подслушанных разговорах несколько раз всплывало. Софьяра. Старая знакомая. Воин и учёный. Не самый плохой выбор для тех времён, когда Светлейшая выбирала эту драконессу, но сейчас, похоже, обстоятельства изменились.
Тёмной лошадкой оставался и Старший Маг, о котором патрульные вовсе не упоминали. Вообще так себе ситуация складывалась. Из шести драконов, определяющих жизнь стаи, о двоих бывшая Глава не знала ничего вообще, а из оставшихся четырёх только на одного могла положиться. Негусто. "Бывало и хуже".

0

78

Да. Да… Аллинэя подтвердила свои слова. Задача была ясна и понятна. Зону нужно было только это «да», чтобы он мог быть уверен в том, что правильно интерпретировал слова Светлейшей. Он сам бы готов и с радостью. Проявить инициативу и без всяких «да», но в крайнем случае. Действительно в крайнем. С другой стороны… а когда этот крайний случай наступает? Сейчас не крайний? Он считается тогда, когда подходишь к обрыву, стоишь на краю или уже падаешь? И как это рассчитать и взвесить, ведь случай может наступить резко, а подготавливать подчинённых, задавать правильный настрой и мысли… на это нужно время. Потом можешь просто не успеть, будет поздно.
Нда… всё верно. Верно. Действовать нужно сейчас. Даже если ничего такого крайнего не случится, всё разрулится и обойдётся, готовым надо быть заранее. Сил потраченных не пожалеешь. А если и подумаешь, что потратил их зря, то лучше так, чем погибнуть, будучи застигнутым врасплох.
Больше у Старшего Воина не было вопросов. Ему не нужно было ничего уточнять и тем более разъяснять. У него была задача, которую он получил. И она будет исполнена. В этом плане с Офицером всё просто. Есть цель — мы двигаемся к этой цели. Вести за хвост, размусоливать и контролировать каждый шаг не надо, ведь светлый давно не был тем, кого надо поучать и воспитывать в воинском деле. Теперь он стал для многих наставником, знал, как поступить в той или иной ситуации и действовал максимально оперативно. Ему не нужны были комментарии. Поставленной задачи хватало. И Нэя могла быть уверена, что всё, что ей останется, это ждать того момента, когда прозвучит отчётное «исполнено, Госпожа».
- Я хочу, чтобы хотя бы воины были готовы ко всему, - дракон строго и коротко кивнул. С такой уверенностью, как будто он не просто сделает всё, что от него требуется, но уже сделал. Не нарочно так получилось, но и не без причины. У Старшего Воина было достаточно возможностей, частью которых было и уважение со стороны состайников, и преданность товарищей, и то, что к нему без шуток прислушивались. Даже после того, как он ушёл и снова вернулся, все по-прежнему смотрели на него как на лидера, за которым готовы идти. Зон и сам не сомневался в успехе. О, он видел глаза патрульных и других драконов. Их полные надежды, негодования, злости и готовности действовать. Особенно как тогда, когда вернулся с целителем… они ничего не сказали, но смотрели так выразительно и многозначительно, будто сами уже были готовы. Как Зон ждал этого «да» от Аллинэи, так и они… ждали от него. Когда уже он, поймав их взгляды, скажет это слово, способное перевернуть всё.
Прохладный воздух щекотал нос. И самец вдохнул с некоторым усилием, на мгновение так напрягшись от всех этих стремительных мыслей, что позабыл о необходимости дышать. Спокойствию не было места в душе воина. И даже манящий блеск озера, красота призрака Светлейшей и такая прекрасная ночь не помогали расслабиться. Мысли были заняты делами, от которых Старший бежал сюда. Но они его настигли. Везде настигали. Стало быть, от всего этого просто не скрыться, пока тебя не отпустит. Самому не уйти, если только не позволят. Не побороть конкретно это течение, даже если ты — боец.
- Кто сейчас вообще стоит у власти? Я слышала, что было несколько перестановок, но их суть вслух не обсуждалась, - а вот это был не очень удобный вопрос. Дракон скосил уголок рта и быстро глянул в сторону. После снова на Аллинэю. Он не хотел уходить от ответа и врать тоже не собирался. Пытался подобрать самые верные слова, которые, впрочем, нашлись довольно быстро.
- Не могу знать, моя Госпожа. Прошу прощения. Меня не было некоторое время и я несколько выпал из стайной жизни, - отчеканил он, стоя прямо и ровно. Не переминался с лапы на лапу, не вертел головой, не дёргал хвостом и крыльями. Впрочем, разве можно было ожидать чего-то другого? В своём официозе Зон казался непоколебимее любой самой неприступной скалы. Естественно, на самом деле это было не так. Никто не был непоколебим. Все были со слабостями. И даже сёстры, считавшиеся бессмертными, умудрились… умереть.
- Возможно, Вам стоит обратиться с такими вопросами к кому-нибудь чуть более осведомлённому. Я если и смогу удовлетворить Ваш интерес, то позже, - ох, что внешняя политика, что внутренняя — при всём желании, Зон был в ней туговат.

+1

79

Воистину, отчаяние ослепило драконессу. Погружение в бездну домыслов и удручающих перспектив прошло так гладко и незаметно для Аллинэи, что она только сейчас осознала, что все последние дни буквально упивалась ощущением собственной беспомощности и бесполезности на фоне грядущей катастрофы. А ведь её можно отсрочить, как минимум на несколько лет, а если хорошо постараться - то и вовсе стереть из картины будущего. Кому, как не ей, знать, от скольких мелочей порой зависит исход. А тут целый Дух. Уж Светлейшую не стоящей внимания деталью ни у кого язык назвать не повернётся. Ну разве что у Мэльз, но так это скорее чувство противоречия, чем реальное отношение. Так что прочь тоску и скорбь!
На волне душевного подъёма даже ответ Зона не показался драконессе трагедией. Бесспорно, она рассчитывала, что за прошедшие три дня хотя бы имена своих соратников Офицер узнает. С другой стороны, у Старшего Воина всегда много дел, а в период разрухи - тем более. Как бы ни хотелось получить всё и сразу, но Аллинэя была благодарна уже за то, что сегодняшняя встреча вообще произошла и прошла в рабочем ключе. Ну а недостающие сведения можно и из других драконов вытрясти. Причём начнёт она даже не с Лито. Было у светлой на примете несколько приближённых, которых можно достать не выходя из леса. Если подумать, даже странно, что эта мысль не пришла ей в голову раньше. И что ни с кем из них призрак не столкнулся в своих хаотических метаниях по Элесмиорну.
- Так и поступлю, - откликнулась драконесса. - Спасибо, Зон. Если будет нужно, ты всегда можешь позвать меня. Направленные мысли я всё ещё могу слышать.
Малая часть былого могущества, но, безусловно, очень полезная. И очень важная сейчас. Для неё это возможность видеть и слышать стаю изнутри, не покидая при этом своего убежища и не подставляя под удар тех, с кем будет поддерживаться связь. Ох уж эти шпионские игры!
И всё же, несмотря на внешнюю уверенность и непоколебимую веру в способность Офицера справиться с заданием и ситуацией в целом, грыз Аллинэю червячок сомнения. Потому что был в этом сплетении желаний, стремлений и воль один разум, чью реакцию она была не в силах предугадать. И чьё тяготение к радикальным решениям было ей хорошо известно. Впрочем, даже в этом есть свои положительные стороны... "Если Эльсирин промолчит, это заметят и начнут задавать вопросы. Если - упаси Свет! - он обратит силу против своей стаи, Главой ему не быть. Убивать брата я не хочу, лишить его силы теперь невозможно, но, уверена, Аграил и Мисан вдвоём смогут его... изолировать. И не откажутся помочь. О Стихии, о чём я только думаю?!" Тут впору хвататься за голову и выть. Но для призрака это бесполезно вдвойне. Поэтому участливое выражение с морды драконессы никуда не делось, хотя тени мрачных мыслей нашли своё отражение в глазах.
- Думаю, для этой ночи сказано достаточно. Да пребудет с тобой Свет, Зон.
Храни надежду, Офицер. И действуй. Наша судьба в наших лапах, и будущее стаи сейчас зависит от тебя. А ей пора. Нужно ещё много сделать, но прежде всего - обдумать. Один раз Аллинэя уже поспешила, и это закончилось катастрофой. Пусть сейчас она чувствовала себя значительно увереннее, эта встреча оставила после себя смешанное впечатление. Стоит позволить себе несколько часов отдыха, безмолвия разума, заменяющего призраку нормальный сон. А по утру со свежими силами приступать к делу.
Мерцающий шарик света вспыхнул в последний раз и потух, погрузив берег во мрак. Драконесса медленно, будто нехотя, уходила прочь, так же, как и пришла - через озеро. Оглянулась у первых дереьев на той стороне, ища взглядом тёмный силуэт. И неслышно канула в заросли.

+1

80

Дракон стоял, провожая Светлейшую взглядом. А когда она совсем скрылась из виду, и Зон был уверен, что никто его не видит, он осел прямо там, где стоял. Практически плюхнулся на пятую точку, как будто силы резко его покинули и продолжать стоять на лапах было просто невозможно. Расслабленные крылья сползли на землю, перья укрыли белый зимний покров, а снег просел под воином. Офицер сидел, не двигался, не чувствовал собственного тела, полагая, что это именно потому, что он спит. Да, это сон, поэтому и нет никакого ощущения. Но вскоре снег начал чуть покалывать холодом. Самец провёл крылом по бледным блёсткам, скосив на них взгляд, медленно выдохнул носом.
Нет. Снег был настоящий. И откуда такая неуверенность? У Зона никогда сны не были такими, чтобы прям полностью реалистичными. Реалистичны скорее были отдельные детали. В частности боль. Физическая фантомная боль была настолько чётко ощутимой, что можно было поверить в правдивость сна. И вдвойне плохо, что ею нельзя было себя разбудить или убедиться, что всё это только снится.
Зон моргнул и ещё раз взглянул туда, где исчезла Аллинэя. Проморгался усерднее. Затем с тяжким вздохом поднял лапу и провёл ею по морде, размазывая снег по носу, щекам, глазами. Морда стала неприятно влажной, а снег щекотал ноздри. Но Старшему Воину до этого, откровенно говоря, не было дела. В голове не нашлось ни одного оформленного предложения. Не то что слова. Поэтому некоторое время светлый ещё сидел с абсолютно пустыми мыслями и приходил в себя. Сейчас у него была возможность позволить себе нечто подобное, ибо спешить было некуда. Но забавно было то, как при необходимости он мог резко собраться. Например до этого, когда давал ответы Аллинэе. А теперь разобрался обратно, потому что тоже… не железный.
- Ладно… - кивнул Зон сам себе и поднялся на лапы, стряхивая с кончиков крыльев снег. И с морды тоже.
- Здесь будет над чем подумать, - воин уже удостоверился, либо убедил себя в реальности происходящего, поэтому следующей задачей были вопросы, которые нужно было решить во благо стаи. Вряд ли теперь получится уснуть. Скорее всего размышления будут слишком занимать голову и перевариваться всю ночь. Офицер себя знал. Он не успокоится, пока не решит для себя что-то определённое. А до того момента придётся довольствоваться бессонницей. Либо же тревожным сном, но его что нет, что есть. Спать таким образом всё равно, что постоянно бодрствовать. Может, какой-нибудь энергетик достать тогда или что-то, что облегчит всё это дело? Почему-то Зон не подумал о снотворных или успокоительных. Потому что не думалось ему в ту сторону никогда. Не жаловал он правильные методы в отношении своего здоровья. Но всё же…
… он помялся, неуверенно посмотрел себе под лапы, сомневаясь, стоит ли делать то, что он собрался. Или лучше вернуться к себе. Но решившись в конце концов, развернулся и быстро взмыл в воздух, направляясь в сторону Калхоны. Осталось надеяться, что Зейлз не спит и Зон не разбудит его. Лисьему целителю часто хорошо работалось по ночам.

Бухта

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Лес Элесмиорн » Туманное озеро