//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Лес Элесмиорн » Солнечная поляна


Солнечная поляна

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://sa.uploads.ru/Yh8TB.jpg

Ходят слухи, что когда Светлейшая зачаровала это место, чтобы над ним всегда светила Шагри. Так это или нет - неизвестно, но пасмурное небо над поляной видно редко.
Покрытая разноцветным ковром трав, Солнечная поляна привлекает пчёл, оленей и целителей. В редких случаях здесь можно застать охотников.

0

2

Средоточие
Тень медленно лавировала между деревьями. Её путь лежал в дальний уголок леса, издавна известный своими магическими и даже мистическими свойствами. В частности, тем всегда были лучи Шагри. Тени казалось, что это место больше подошло бы на роль обители Аллинэи, но светлой виднее. Призрак с лёгкостью скользил по лесу. Казалось, что Элесмиорн был рад видеть её даже такой: "тропинка" почти не петляла, а если Тени хотелось свернуть, то буквально через пару метров в живой стене появлялся просвет. Неужели, этот огромный лес действительно обладает душой?.. Или это просто везение? Хотя настолько удачливой не была ни сама Тень, ни тем более Аллинэя, которой изрядно доставалось по жизни. Не в последнюю очередь, к слову, из-за упрямства Величайшей.
Наконец Тень выбралась на обширное открытое пространство. Увы, легенды не оправдались: лучи Шагри хоть и пробивались сквозь облака, но не больше, чем в любом другом месте. Или... Об "или" тёмная старалась не думать. Ибо если легенды не врут - а Линэ всегда отвечала на вопросы крайне расплывчато - это чревато большими неприятностями. Хотя куда уж больше-то? Призрак покрутился на поляне и в конце концов устроился под скальным обломком, неизвестно как здесь оказавшимся. Может, ледник оставил тысячелетия назад, а может юная Нэя училась колдовать. Да и важно ли это? Тень прикрыла глаза, больше по въевшейся привычке, чем по необходимости, и погрузилась в транс. Ужасающая магия лича задела и её, но если Дух заплатил своим телом, то её тёмная часть с каждой минутой ощущала упадок душевных сил. Хотелось забиться в угол и плакать, как птенцу, что было вдвойне странно, если учесть, что ни Тень, ни Нэя детства как такового не имели.
Смутно припоминая, что Звёздная когда-то рассказывала своим Дочерям о смерти Духов, сущность задумалась. С одной стороны, ей гордость не позволяла вернуться к стае незримым советчиком - ведь её против воли объединили со светлой, а с другой... В этом состояла вся её жизнь. Так и не решив ничего путного, драконесса стала перебирать всё, что знала по вопросу гибели Хранителей. Оказалось, что не так уж и много. Да, бестелесные, да, потеряли Силу, да, со временем восстановится до какого-то уровня. Но когда и насколько - неясно. Непонятно было, сохранилась ли сама суть Духа или погибла вместе с телом? Цела ли ещё Нить (Тень её никогда не ощущала)? И каждый раз драконесса невольно возвращалась к вопросу "что теперь делать?". Как-то кстати вспомнился давний разговор с Линэ, когда Тень убеждала светлую не лезть в чужую войну и не рисковать собой. То ли Огонь на Воздух полез, то ли ещё что-то - тёмная не помнила. Зато она помнила ответ Духа. Казалось, он и сейчас звучит у неё в ушах: "Такова моя суть - защищать. От судьбы не уйти, и, если мне назначено умереть, я погибну так, чтобы потом не жалеть об этом, в бою, выполняя свой долг. Я делаю то, что должно, а совершится то, что суждено." Наполненные тоской бирюзовые глаза уставились в затянутое тучами небо. До рассвета было ещё около часа, и мрак утренних сумерек казался особо тёмным и пугающим.
- А мне? Что должно мне?

0

3

Увы, никто не откликнулся и не развеял отчаяние Тени. Сейчас она понимала, как сильно привязалась к светлой. Ведь если у Аллинэи был выбор - слушать свою тёмную спутницу или запереть в недрах сознания, то сама сущность выбора не имела. Её круг общения был ограничен незримыми цепями, удерживающими её рядом с Духом Света. Потому и привыкла Тень всегда ощущать рядом подругу и сестру, а теперь, чувствуя пустоту на её месте, не могла избавиться от неприятного холодка, словно безопасное убежище вдруг стало известно всем окружающим.
Призрачная драконица молча смотрела на хмурое небо, пытаясь найти успокоение в далёких высях. Было видно, как за лесом на востоке медленно поднимается Шагри, но даже её лучи были не в силах разогнать туман. И никак не ожидала Тень увидеть где-то над лесом полог из светлой энергии. Только через несколько минут её озарило: "Проводы! Мать моя Звёздная, это же проводы! Хе-хе, было бы интересно посмотреть на их морды, но нельзя. Нельзя мне пока раскрывать себя. Пусть лучше считают нас мёртвыми. Так будет лучше и для стаи, и для малышки Лу, и для Эльсирина, и для меня самой. Но нас помнят, а значит и ждут. И дождутся, не будь я Тенью Духа Света! Линэ, сестра моя, возвращайся скорее, ты нужна им!"
Призрак драконессы поднялся на лапы и взмыл к небу. Тень решила, что ей не стоит оставаться в лесу. Точнее, оставаться пока можно, главное избегать рощи и дерева Иррлуассы, а также залётных целителей и прочих нежданных гостей Элесмиорна. Они могли её почуять, а тогда о покое можно было бы забыть. Её стали бы искать и не остановились до тех пор, пока не нашли бы. Ибо нет ничего упрямее слепой надежды.
Тень кружила в облаках, сероватый силуэт на фоне серых же туч. Несколько раз она попадала в грозовой фронт, последние укусы весенних штормов были особенно яростными, но что могло причинить вред призраку? Она металась среди молний и хохотала. Свобода сводила Тень с ума. Разряды сверкали вокруг неё, громовые раскаты сотрясали воздух и всё её существо, а призрачная драконесса всё кружила в небе, выписывая фигуры какого-то танца...
Безумие! - пел дождь, шелестя в воздухе. Безумие! - свистел ветер. Безумие! - рокотал гром! Безумие! - трещали молнии.
- Безумие! - кричала Тень, танцуя в буре.

0

4

Гроза давно прошла, призрак драконессы витал над кронами деревьев, опасаясь спускаться к земле. Тень пыталась решить, чем ей заняться. По всему выходило, что нечем. В стаю ей возвращаться нельзя, да и чувствовала она, что это не принесёт пользы. А никаких других вариантов сущность не видела. К тому же она лишь чудом разминулась с одним магом, пришедшем в лес за какой-то травой - Тень в растениях практически не разбиралась. Остаться в Элесмиорне было опасно, уйти - невозможно, что-то держало здесь Духа.
Призрачная драконесса опустилась на дерево, найдя опору в огромной ветви. Пожалуй, она выдержала бы даже живую Аллинэю... Тень поняла, что без светлой обречена на медленное угасание; слишком сильно она зависела от той, что называли Дочерью Звёздной. От её силы, от самой сути бессмертного Духа, которой сама она, увы, не обладала. Обидно было осознавать, что ты являешься лишь малой частью чего-то действительно великого, притом частью бесправной, беспомощной и, в общем и целом, терпимой лишь по той причине, что без неё не будет существовать это самое целое. Возможно, когда-то давно это бы вывело сущность из себя, теперь же ей было всё равно. Она приняла свою судьбу такой, какой её назначили Высшие Силы, те, которым нет ни имени, ни даже примерного определения. Они были властны даже над Звёздной и её народом, так что могла противопоставить им частица Тьмы, вырванная из родной стихии и заключённая в недрах сознания воплощённого Света? Собственно, только благодаря Аллинэе она вообще осознала себя. Не будь Звёзднорождённая такой патологически честной и корящей себя за каждый неблаговидный поступок, который ей приходилось совершать во имя выживания стаи, Тень ещё долго оправдывала бы своё имя, оставаясь именно тенью. Безмолвной, бессознательной. Сущность была даже благодарна своей спутнице-хозяйке за предоставленную возможность ощутить хоть крупицу жизни, поймать на ладонь последний лучик заходящей Шагри. Если бы Аллинэя действительно этого хотела, Тень вернулась бы в начальное состояние.
Призрак начал раскачиваться на ветке. Вперёд-назад. Вперёд-назад. Как маятник. Она призывала всю доступную ей сейчас силу, собирала по капле всё, что оставила ей Пресветлая в обмен на свой разум. Энергии в призрачном теле осталось ничтожно мало, но на задумку Тени должно было хватить. Особенно если помочь ей песней...
- Счастье Духа – не верить фразам,
Не знать отказа и середин.
Счастье Духа – забывший разум,
Упавший наземь, еще один…
Счастье Духа – с ветрами слиться,
Свободу–птицу в себя впустить.
Счастье Духа – до смерти биться,
И возродиться, и отомстить!
А когда догорит закат,
Взвиться в небо, спуститься в ад,
А когда полыхнет рассвет,
Раствориться в течении лет…*

Прозрачный силуэт начал светиться тусклым голубоватым светом, и постепенно уменьшался в размерах, сжимаясь в шарик Силы, вроде обычной стихийной сферы, только ещё меньше. Искрой блеснув в сумраке леса, сияющий огонёк затерялся среди деревьев. Когда придёт время, они вернутся. Обязательно.

*

Ветер Воды - Ведьма, немножко переделана под контекст мною лично.

0

5

Игра в текущем времени завершена. Игровое время в локациях переведено на 52 года вперёд.
Вы можете продолжить игру, самостоятельно создав тему во временных эпизодах.

0

6

---> Грот Маджента - обитель Айсилин

26 число Морозного месяца.

Туманная плавно вышагивал из портала, отступая прочь от него, давая своей спутнице место, когда та покажется на поляне. Вот так легко они очутились во владения стаи Света. Силин вдохнула, наполняя легкие прохладным и чистым воздухом, подставляя шкуру солнечным лучами. Пускай под лапами был снег, принесенный ветрами с ближайших территорий, пускай солнце не давало телу нужного тепла, но зато грело душу. Которой так не хватало чего-то простого, но любимого.  Родного. Как давно не видела она света Шагри? Как давно не улыбалась лучам и свету? Не так уж и много времени. Несколько дней. А казалась прошла вечность.
Щурясь, целительница поглядывала на Шагри, пока не почувствовала слез, что заставили её отступить от этого занятия.
Тут было тихо. Но здешняя тишина не вызывала приступа нервозности, или какого-то недоверия. Напротив, внушала спокойствие. Говорят, место зачаровала сама Пресветлая. Судя по всему, так и было. Аррис, потянулась, улыбнувшись чему-то, будто приветствуя новый день.
Тут было много красок. По привычке, целительниц немного покопалась в снеге, изучая, что тут есть, а что следует искать в другом месте. Забавно, но несмотря на зимнее время года, цветы тут были. Не так много, но все еще красивые.
- Я так давно не была под лучами Шагри, что забыла, какого это... Чувствовать тепло. - наконец, оторвавшись от своего занятия, проговорила Айс, подняв взгляд на Руну. И улыбнулась ей. Тепло так, по домашнему. Будто они познакомили не сегодня, а давно-давно, и вот так вот гуляют периодически. Рассказывая о произошедшем в жизни, делясь какими-нибудь мелкими секретами.
- Говорят, это место наделила магией сама Светлейшая, и с тех пор тут всегда светит Шагри. - возможно, Руна уже знала об этом, а может нет. А знала ли она о существовании этого места? Полукровка неопределенно повела крылом. Могла конечно. Но история скорее всего обошла ребенка стороной. Вполне возможно, оно и к лучшему. История их мира полна воинами, кровью, смертями. То что происходит сейчас больше похоже на затишье перед бурей. Возможно, мор спас в каком-то смысле стаю Воды от очередной борьбы.

0

7

Грот Маджента - обитель Айсилин

В детстве Руна боялась телепортов и порталов. Телепортации она перестала бояться, когда туманная сама стала постоянно перемещаться при помощи телепортации во время охоты. Для телепортации нужны цепкая память и быстрый ум, сообразительность. Сомнения и страх в сторону. Именно во время охоты туманная больше отдается своим инстинктам и интуиции, чем интеллекту. Охотница больше полагается на свой жизненный опыт, который многому научил. В том числе и тому, что нельзя дразнить рептилопардов. А мантикоры могут быть ядовитыми. Но это все в прошлом. Все в прошлом.
Посмотрев на Айсилин, которая уже что-то искала в снегу, драконесса вздохнула и оглянулась вокруг. Руна уже и забыла: она была в этом месте ранее или нет. Дернув ухом в сторону шорохов, драконица посмотрела на Силин, после на свою правую заднюю лапу. Именно туда она решила прицепить тот самый браслет, который подарила целительница. И тут она резко вспомнила, что не так давно она была в гостях у Духа Пустыни. Того со своим состайником она случайно разбудила. Неловко, но прием был теплый. Не холодный, не горячий.
Взглянув на водную, которая говорила про всякие слухи, охотница дернула левым крылом, смахивая снег, отчего легкая дымка расползлась по снегу. Про зачарование поляны Светлым Духом драконесса слышала от своих коллег, которые в перерывах между западнями рассказывали друг друг всякие байки. Удостовериться в этом, спросив саму Аллинэю о поляне, Руне не довелось. Ее это не очень интересовало, но послушать всякие небылицы - оно того стоило.

0

8

Целительница легла и раскрыла крылья, чтобы те тоже погрелись, или просто получили свою дозу лучиков света. Руна молчала. Она расстроена? Или тоже радуется солнечному свету? задумалась? Взгляд полукровки остановился на спутнице, озадаченно выискивая в действиях причины молчания. С другой стороны, она могла быть просто молчаливой. Но Силин слишком любопытна, чтобы так просто отстать от юной драконессы.
- Все в порядке? - в эти слова было вложено столько беспокойства, что диву даешься. Сама целительница склонила голову в бок, в глазах читалось ожидание. Казалось, что охотнице было не по себе, или она чем-то недовольна. Туманная подвернула под себя лапки, будто кошка, и вытянула голову на шее, аки лебедь. Но взгляд все еще был полон беспокойства.
Эх, а на то хотел удивить, и принести радость. Не вышло. Немного обидно. Не то, чтобы Айси собиралась отчитывать или как-то журить свою собеседницу. Кто они друг другу? Просто проходимцы. Один Альянс? И что? Да плевать. Ничто не мешает им ссориться, а может даже сражаться. Воины есть в каждой стае, так что белыми и пушистыми стаи никогда не были. Что печально. Но необходимо.
"О чем я только думаю?.. Ну же, Айси, расслабься! Хватит думать о плохом, подумай о хорошем! Взбодрись!"
- Эти деревья... Березы, верно? - морда указала на полосатый ствол, что только к вершине обзавелся ветвями с листьями. На свету они, казалось, светились изнутри. Интересные. Почему такие? Для чего? Кто бы рассказал. Надо заглянуть к ученым, а то что мы как бедные родственники.

0

9

Медленно рассматривая сугробы и водя по поляне глазами, драконица думала, что же делать. Она не хотела обижать Силин, но ей захотелось побыть в одиночестве. Синдром одиночки, так сказать. Туманная слишком привыкла к одиночеству, поэтому долгое время в компании даже одного-двух драконов она быть не может. Устает за это время. Дернув ухом в сторону скрипа снега, Руна заметила, что водная легла на снег и раскрыла крылья под лучами солнца. Нехватка солнечных витаминов? Этот витамин целители называют как-то по своему. Витамин Дэ вроде. Его так называют. В подробности лекарственных и лекарских жизней и полномочий она не вдавалась. И не хотелось ей этого. Ей и охотником быть хорошо, но никак не лекарем или кем-то еще.
Айсилин спросила про порядок. Всё ли с ней в порядке. О да. С ней всё порядке. Она оказалась на своих землях, у своей стаи. Это безупречно! Улыбнувшись, драконесса кивнула в ответ. Говорить что-либо было излишним. Говорить не хотелось. Только слушать. Силин смотрела на нее с ожиданием и беспокойством. Туманная только шире улыбнулась. Искренняя и доброжелательная улыбка. Без оскала. Так улыбаются друзья, которые общаются с самой скорлупы.
И тут спросили про деревья. Полосатое деревце. Небольшое. У самой верхушки этого дерева были зеленые листочки. И как они еще не опали за долгое время зимы? Сейчас же зима! Осень была. А за осень все листья по идее должны были уже опасть! Неправильно как-то это. Склонив голову на бок, драконесса снова кивнула и повернулась в сторону целительницы. А их же свело простое озеро Элтен, где Руна чуть было не упала под лед в воду. Жизнь - странная штука со своеобразным чувством юмора.

0

10

Айсилин удовлетворенно повела ушами. Хорошо, если все хорошо. Хотя вид собеседницы был излишне задумчив. О чем размышляла та? Может, это место вызывает в ней воспоминания? Или просто любуется красотами? Вряд ли сейчас где-то есть зелень на деревьях. Зима как никак. Разве что ели, но там - иголки. Совсем не то. Хотя и иголки полезны, но то доля целителей.
Туманная поднялась и раскрыла крылья, после потянулась, словно кошка. Тут, несомненно, прекрасно. Стаи Света можно немного позавидовать. Интересно, правдивы ли те слухи? А если даже да, могла ли быть Светлейшая такой дальновидной, или просто ей так захотелось? В траве пробежали жуки, едва заметно колыхнув мелкие зеленые стебельки.
Да, березы. Руна была драконицей немногословной. Или? Целительница присмотрелась к собеседнице. Та будто была не с ней, а где-то в себе, лишь отчасти обращая внимание на полукровку.
Быть может, юная драконесса уже выполнила свою задачу. Вытащила целительницу из укрытия, из её створок, показала что большее в этом мире, солнечный свет, волей случая. В любой темноте можно найти лучик света.
Уши забавно дернулись, а на морде вновь появилась улыбка. Что же, кажется, тут наши пути расходятся.
- Вижу, мысли в голове не дают тебе покоя, Руна. А мыслители любят побыть одни... - Силин глубоко втянула здешний воздух, заполняя все легкие. Как-будто можно было унести кусочек этого воздуха, и что-нибудь с ним сотворить.
- Так что, покину тебя я, пожалуй... - может, целительница и не была права в своих суждениях, но что же делать. С одиночками она общалась, но те были одиночки-одиночки, которые предпочитали не изменять своему образу жизни.
- Если что, знай, в стае Воды у тебя есть как минимум один друг. - сгиб пясти на крыле легонько коснулся плеча туманной полукровки. Вполне возможно, что в сиреневых глазах плескал целый океан доброты, но это другая история.
Сделала ли она правильно? Не обидела, не задела? Кажется, нет. Айс сделала несколько шагов вперед, и обернулась, помахав кисточкой хвоста на прощанье. А после зашагала дальше. Раз она тут, можно забежать кое-куда еще. Почему бы и нет? А Руна... Она дома, так что дальше пускай сама решает, что ей делать.

---> Куда-то по территории стаи Света.

0

11

Размышления всегда приводят к разочарованию. Или осмысливанию дальнейших действий и судьбы в целом. Было ли так у самой туманной охотницы? Вряд ли. Она не имела привычки думать по сто раз на дню и думать над будущим, прошлым. Она жила настоящим. Руна если и задумывалась над временем, то это было больше будущее, нежели прошлое. Если она будет вспоминать, тормошить произошедшее, то от ее бы тихого скромного нрава ничего бы и не осталось. Какие-то жалкие огрызки. Кусочки себя. Светлая не любила всего этого. Она этого просто не понимала.
Размышления никогда не приводили к счастью. Или к депрессии, или к смерти. Поэтому Руния особо и не старалась задумывать что-либо. Задумываться о чем-либо. Она просто жила. Сама по себе. И сама себе.
Жизнь. Судьба. Встречи. Мгновения этого знакомства. А Вы верите в случайности? Да? Нет? Случайности не случайны. Даже если вы поступили опрометчиво и сделали случайно. Но случаи всегда происходят лишь тогда, когда пришло к этому время. Всему свое время. И как можно набираться таких умных суждений, философских взглядов, когда живешь одиночкой?
Посмотрев на Айсилин, туманная дернула крыльями и вздохнула. Это не отчаяние. Это не обреченность. И даже не вздох облегченный. Она просто вздохнула, набравшись воздуха в легкие и выдохнув его наружу. Можно ли оставить кусочек себя в этом мире? Всегда можно сделать это когда-либо. Где-либо. Ещё бы знать, как. Если бы охотница знала, она бы постаралась это сделать. Но увы.
Посмотрев на целительницу, драконесса подошла к ней вплотную, прижалась и обняла, будь они уже подругами. Или даже матерью с дочкой. Туманная приобняла ее крыльями, положив голову на плечо, как бы ждала от нее поддержки. Если не физической, то моральной. Рунии всегда этого не хватало. Но сейчас она возместила эту нехватку. Не хотелось чего-либо говорить. Только находиться в тишине и компании друг друга. Что нужно для счастья? Только пару минут объятий. Постояв так в объятиях, драконица отпустила Силин и, улыбнувшись на прощание, растворилась в воздухе, чем она очень часто и пользовалась.
Встретятся ли они еще раз? Это уже вопрос времени.

Игра во временном эпизоде завершена

0

12

27 день Морозного месяца. Раннее утро.
Встреча с Эпсиором.

Оттащив целителя ближе к границам стаи, Зон поспешил передать его патрулю, с которым связался. К тому моменту несчастный очнулся и едва ли помнил, что произошло после того, как на территорию стаи бесцеремонно ввалилась драконесса Огня Но Старший Воин вовремя оказался рядом. Иначе не досчитались бы целителя.
Проклятье, что вообще здесь творилось после того, как Офицер ушёл? Только недавно вернулся обратно, а тут какая-то совершенная дичь, иначе не скажешь. Огненные нарушают границы, гуляет эпидемия, Эльсирин ведёт себя странно, устои и порядки куда-то скатились. Кто за всё отвечает? Как эта система работает? Бред.
Мало было Старшему того, что он корил себя за смерть Аллинэи, так теперь ещё добавился уход в Равновесие и всё, что стало со стаей после этого. Конечно, это вовсе не значило, будто Зон — центр всей планеты и вся стая вокруг него крутится. Нет. Но он точно знал, что, будь он здесь и не оставь он пост, не пойди за Лу… всё могло бы быть по-другому. Может, не так плохо. Или даже сравнительно лучше. Но определённо не так, как сейчас. Он бы просто этого не допустил! Однако, допустил, находясь при том в совершенно другом месте и не имея возможности ничего сделать.
Дракон устало помотал головой. Очнувшийся целитель предлагал светлому помощь, но она самому была ему нужна. И ещё неизвестно, кому больше. Да и принимать целительскую помощь Зону было несвойственно. Об этой дурацкой и упёртой черте Старшего Воина, наверное, каждый знал. Недолгими уговорами целитель, получивший по голове, был сплавлен с патрулём, который предпочёл долго с вернувшимся на пост Офицером не спорить. А управиться с хлипким целителем они могли. Воины перекинулись с начальником короткими кивками и с угрюмыми мордами удалились.
«Они прекрасно понимают, в какой ситуации мы находимся. Я тоже это понимаю. Тут и говорить нечего...» - мрачно думал светлый, провожая взглядом отряд. Это были такие переглядки, когда все всё знают, но не говорят, потому что… а смысл?
Зон постоял немного и отправился обратно — домой.
Он брёл вяло, всё время глядя себе под лапы. Рассматривая землю, он чувствовал, как от усталости перед глазами всё немного ходит ходуном. Уже светало, а дракон всё брёл своим улиточным темпом, медленно и глубоко дышал. Почему-то это давалось сложно, как будто грудь что-то сильно сдавило. Лапы тоже с усилием отрывались от земли для каждого шага. Хотелось просто лечь и не вставать. Но это только у себя в пещере. Потому что вот так вот валяться посреди земель… Зон себе это не мог чисто из упрямства и гордости позволить, хотя и стоило, скорее всего, остановиться и отдохнуть, да не насиловать себя.
Очередной шаг дался с таким усилием, что самец поморщился, немного рассеяно вперившись взглядом в снег. Покачнулся. Ожоги, полученные местами от самки, неприятно ныли, причём очень размеренно, не притихая ни на секунду. В один момент, недостаточно высоко подняв лапу, Офицер споткнулся о корень дерева, замаскированный под снегом, и плюхнулся грудью вперёд. Вялое падение уложило дракона в снежное покрывало. Светлый коротко зажмурился, затем неторопливо приоткрыл глаза, не торопясь вставать, и уныло выдохнул. Вокруг не было никого, так что этого кратковременно морального упадка никто не видел. Да и нельзя было, чтобы кто-то увидел, что даже старшие и сильные, бывает, поддаются обстоятельствам и позволяет себе немного побыть слабыми. Чуть-чуть.

0

13

Утро было совсем обычное. Лёгкий мороз, щекочущий ноздри, всё белым бело и ясное утреннее небо над головой, которое местами уже сменило небо ночное. Дышалось легко, обзору ничего не мешало. Снег кругом и тишина. Впрочем, на то это и была Солнечная поляна. На неё Эпсиор прибыл по наитию, в который раз пытаясь побыть в одиночестве. Шумиха, которая в последнее время стала повсеместной в рядах родной стаи, вгоняла в тоску. От бесцельных блужданий в реальный мир шпиона вернуло послание одного из патрульных пролетающих мимо.
Мирного неба, Эпс. Совсем недавно пересекался с Зоном на границе стаи, сейчас же, думаю, он должен быть где-то здесь, на Солнечной поляне. От какой-либо помощи тот отказался и остался в гордом одиночестве, - зная своего лучшего друга и товарища, самоцветный не удивился отказу. Зон по натуре своей крайне не любил показывать свою слабость, грусть, вообще многие эмоции и, как следствие этого редко принимал помощь. Только в самых редких случаях и далеко не от всех. Черта сильная, гордая, но шпиона настораживающая. «Мало ли что случилось с ним», - с этой волнительной мыслью, недолго думая дракон взялся за поиски, лишь  коротко ответив.
Благодарю! Попутного ветра тебе. -
Уже спустя мгновение, поднявшись вверх и востря зрения, Эпсиор увидел одинокого дракона, что простёрся на земле. Лежавшего ни с кем нельзя было спутать. Это был Зон. Что с ним случилось? Почему он лежит? Упал ли? Цел ли? Вопросы носились в голове как назойливые мухи, им не было конца, а крылья уже лавировали в воздушных потоках и несли шпиона на выручку. Обычная осмотрительность отступила, как не было, а до товарища оставалось совсем ничего. Вот как есть – измотанный и раненый, это было видно очень явственно. Ещё минута и самоцветный приземлился в паре шагов от друга, уже подступаясь, чтобы если потребуется подхватить того под плечо, одновременно начиная разговор. Времени для приветствий не нашлось, пусть последняя встреча и была очень давно, но здоровье товарища было превыше этикета.
Вы идти сможете? Что с вами стряслось? Откуда такие ожоги? – на теле офицера в некоторых местах были видны ожоги, характерные метки владевших магией огня. Ненавистной в этот миг магией огня, причиняющей боль его лучшему другу, почти что брату, пускай и более важному для стаи, чем сам Эпс. Это впрочем ничуть не отменяло, того, что обращался к Старшему Воину самоцветный всё равно на Вы.
«Ну что же за времена!? Только узнаешь, что в стаю вернулся очень дорогой тебе дракон, а уже что-то не так», - секунды сейчас могли показаться вечностью. Тягучей и противной вечностью, змеёй проползающей по самой реке жизни и съедающей свой собственный хвост.

Отредактировано Эпсиор (29 Июн 2017 17:02:53)

0

14

Старший лежал, никого не видел и не особо хотел. Всё перед глазами расплылось в один сплошной снежный комок, который дракон отстранёно разглядывал, выискивая тёмные точки на белом. В голове не было ни одной путёвой мысли. Да и непутёвой тоже не обнаруживалось. Чёрт знает, сколько это продолжалось. От смешения боли ожогов и холода снега Офицеру казалось, что он не чувствовал собственных лап. Да и в принципе тела. Было только его сознание, какая-то общая боль и дикая усталость.
Мда, светлому очень не помешало бы развеяться. Событие на событии. Он уже не помнит, когда в последний раз просто отдыхал, прогуливаясь, или куда-то выбирался, чтобы отвлечься от всего этого. Как будто вся жизнь состоит и состояла из сплошной войны, дежурства и перерывов на сон и приём пищи. Так немудрено с ума сойти. Да воин, если так смотреть, уже сходил. Он становился помешанным, зацикленным, нервным, раздражительным, агрессивным, временами тогда, когда это вовсе не нужно. Чаще срывался, чаще дёргался и вздрагивал, всё меньше думал о том, о чём привык, реже мечтал, больше делал, не боялся крови, готов был пожертвовать собой. Особенно если принести эту жертву какому-нибудь маньяку, например, занимающему должность Старшего Мага в стае Тьмы, да?
Брови хмуро сдвинулись. Вот когда он начал так думать? Когда это всё перестало быть таким лучезарно чистым и светлым? Когда всё настолько сильно изменилось, что он, некогда утверждавший что-то одно, конкретное, теперь находился в полнейшей растерянности чувств?
Тот же Кададж, например...
… Зон вдруг очень ярко понял, надо сказать… с мерзким привкусом и при этом благоговением осознал, что рад этому ненормальному, который хотел его убить. Что постоянно думал о нём. Что жить не может без Кададжа.
Это было так неожиданно, глупо, противно… Нужно было все обдумать, чтобы не кривить душой.
Офицер начинал о чём-то догадываться. Вернее — ощущать, что этот последний всемирный подлец и негодяй — его двойник. Что этот сумасшедший и жестокий рецидивист ему дорог и необходим. Что он — дороже солдатского товарищества, поглотившего жалкие крохи Офицерского идеализма. Что они — одно.
Потому что так ненавидеть можно одного себя.
Размышления прервал голос, вдруг обрушившийся сверху так неожиданно, как сугроб падает на голову. Рядом кто-то приземлился. По голосу Старший узнал своего давнего и верного товарища, с которым их связывали многие года службы и даже дружба. Потому что Эпсиор был одним из немногих, с кем светлый мог поделиться чем-то таким… своим. При этом не опасаться, что это исковеркают, примут не так, не станут слушать или начнут распространять. Держать язык за зубами шпион умел, хранить чужие тайны тоже. Даже если не просишь умолчать, он сам понимал, о чём стоит разглагольствовать, а о чём нет. Сдержанность и стремление к постоянной работе над собой вызывали уважение.
Зон лениво поднял взгляд и немного голову, чтобы взглянуть на самоцветного. Сам светлый и кончиком хвоста не пошевелил более, даже не пытаясь подняться. Вид у него был такой, точно он потерял всякий интерес к жизни, выгорев эмоционально. Что внутри была только пустота, а всё остальное делалось на каком-то жутком автоматизме.
- А… Эпсиор. Здравствуй… давно не виделись, - самым наглым (не из неуважения к другу, а из неуважения к себе) образом воин проигнорировал вопросы о самочувствии. Как будто это не он тут, понимаете ли, валяется, потрёпанный и совершенно апатичный.
Наверное, надо было взять себя в лапы, чтобы не позволять Эпсу лицезреть такого вот начальника. Но было сложно что-то с собой поделать. Сам светлый отстранёно думал, мол, ну и что… ну и прилёг. Настроение такое. Бывает. Это ещё ничего такого не значит.

+2

15

- А… Эпсиор. Здравствуй… давно не виделись,  - все вопросы самоцветного были просто пропущены, но это не меняло того, что перед ним лежал раненый, побитый жизнью, упавший на землю дракон. Его друг, наставник и товарищ ранен и какое может быть недовольство недосказанностью.
В первую очередь нужно было что-то делать со всей этой ситуацией. Голову занимали вопросы: «Чем можно помочь? Связаться ли с целителем или можно самим разобраться? Он же ранен. Явно прямо с боя. Но только где? Он явно не летел, а шёл сюда».
Подозрения развеяли почти исчезнувшие следы позади Офицера.
На теле Старшего Воина виднелся ожог, он должен был причинять сильный дискомфорт и боль, впрочем, не меньшее беспокойство вызывало душевное состояние дракона. Тот был хладнокровным, умел держать себя в лапах и по натуре своей вряд ли бы позволил застать себя вот в этом состоянии, думал шпион. Ты всё время должен подавать пример, а тут. Что-то явно очень давило на наставника самоцветного. Не так Эпс думал, должна была произойти встреча.
Сколь долго отсутствовал Зон? Неважно! Отсутствие в любом случае ощущалось каждодневно. Стая переживала не лучшие времена и Офицера очень не хватало.
Непонятное ощущение. Вот ты вроде и в стае родной, а всё как-то зыбко, разбито, шумно, не слаженно. Шпион не был очень разговорчив, но о событиях в стае своей, да и не только, знал. Где-то со слов, а где-то был рядом, видел всё своими глазами. Ничто не вызывало радости, не вызывало гордости и совсем не внушало оптимизма.
Так чуть ещё поживи в этом режиме и считай всё, враг начнёт ходить по родной земле и не будет противостояния даже.
Но к реальности вернула непростительная секунда собственного молчания. Били эмоции, но дракон постарался сдержаться.
- Очень рад вас видеть. С того момента как вы покинули стаю, Сэр Зон, и вернулись, времени прошло словно бы мир перевернулся… О собранности, целостности, единстве и не вспомнишь. Всё донельзя разрознено и родная Стая будто разбилась на осколки.   - делая паузу, -  Вам помочь подняться или ещё что-то? Знаю, что вам такое не очень нравится, а всё же...  – самоцветный придал своему выражению именно причастный взгляд, участвующий. Он знал, что жалость Зон не переваривает. Эпс её и не испытывал, а вот мало ли Офицер мог в этом состоянии чего-то не так уловить.
Ожидание возвращения наставника было томительным и несоразмерным с реальными сроками его отсутствия. Накопилось много вопросов, и шпиону не хватало причастия Старшего Воина к его жизни. У самоцветного она и так была без особых событий и без большого количества друзей тут и там. Был Бао, были ещё некоторые драконы и драконицы, с которыми было приятно провести время, а вот Зона не хватало. Его влияние на жизнь было очень большим и значимым.

Отредактировано Эпсиор (27 Июл 2017 18:04:57)

+2

16

Эпсиор говорит, что он очень рад видеть своего наставника. Хм-м-м-м, ну да, в это верилось. В принципе, с лёгкостью. Зон не мог припомнить, чтобы самоцветный хоть раз давал повод в этом усомниться. Светлый знал, что Эпсиор точно ждал его. И наверняка вспоминал о Старшем, когда он ушёл. А сам Офицер, сволочь такая, даже не подумал, на кого он оставляет своего не только военного, но и… духовного, можно сказать, последователя.
Вот так вот бывает. Куда-то рвёшься, за какими-то идеалами. Бывает, что толку скрывать. А самое важное, самое нужно… оно совсем близко. Рядом. Практически под носом. Родные, близкие, семья, друзья, стая… конечно, Зон всегда был душой и телом стае предан. И всегда считал, что ничего дороже у него нет. Но всё равно так выходит, что иногда и правда не замечаешь абсолютно очевидного. Даже стыдно стало перед другом. И светлый задумчиво и хмуро посмотрел перед собой. Нет, сейчас он был не готов откровенничать. Хотя были слова, которые нужно было сказать. Нужно! Что вы вот, товарищи, самые крутые чуваки, что я могу на вас положить, что вы близки мне, дороги и важны, что я никогда и подумать бы не мог о ком-то, кто был бы лучше вас. Потому что вы — лучшие. Сказать это Зорту, Эпси, Вейлоне, Зейлзу и многим другим названным братьям и сёстрам. Но дракон молчит. Почти как тряпка. Начинает корить себя мысленно за это.
«Почему ты не можешь сказать таких простых слов тем, кто важен для тебя?» - вопрос самому себе. Ответа нет. Бездна его знает, почему.
- Я в курсе происходящего, Эпсиор, - он не осёк его, не заткнул. Просто дал понять, что можно не вдаваться в подробности.
Ворчливый вздох. Как будто Зон тут не раненный валялся, а отдыхал, когда его вот так вот прервали от расслабляющего процесса разговором о делах. Но вредная натура Офицера оправдывала это занудство. С этим вздохом он начал подниматься самостоятельно. Лапы дрогнули от боли, прошедшей по телу, но усилием воли светлый заставил себя это проигнорировать.
- Спасибо, не надо, - помощь не принял, но хотя бы поблагодарил. Нацепил на морду выражение немного отрешённое и чуток скептичное даже. Видимо, пытаясь самого себя привести в чувства.
- Как сам? - натянуто непринуждённый тон. Сцепленные зубы. Застывший в перекрученному самоконтроле взгляд.

+2

17

- Как скажете, Сэр Зон, – коротко кивнул Самоцвет, принимая неизменные особенности характера своего наставника.
Ох, а как хотелось сказать куда большее и сделать хоть что-нибудь для него. Недавно Старший Воин лежал в ожогах, которые никуда не делись и жгли, а сейчас он поднимался с болью, говорил явно через волю, старался казаться отрешённым, но… Да только скупое и надменное отрицание и витало в окружающем пространстве. Оно вгоняло в тоску, оно печалило, а Эпсиор смотрел на Зона, словно просто ожидая дальнейших действий, в уме понимая простую истину: «Увы, каких-либо словесных переживаний Зон сейчас не примет. Уфф. За что же так!?» – душу терзало, а сделать ничего нельзя.
Дальше Эпс не сорвался, а только ответил на поставленный вопрос, не скрывая, правда, всех своих эмоций. 

- Дела не то, чтобы совсем плохо, но и просвета особого нет. Из самого оптимистичного за последнее время могу выделить только Ваше возвращение, – сделав короткую паузу и продолжив. - Вас же так давно не было в стае! Одна эта новость радует, как и не знаю что. Ограничусь словом “очень”, хотя оно так банально, и задам лишь один вопрос: несмотря на эти ожоги, может, хоть что-то хорошее было у вас в минувшие годы? – слова и ещё раз слова, мысли, вихри мыслей, нескончаемые потоки – всё это промчалось в голове, но Эпсиор не стал все их высказывать.
Эпс скучал без наставника? Конечно скучал и довольно таки сильно, ведь близких друзей было мало, а Зон со всеми своими завихрениями и бзиками, а они были абсолютно у всех, как раз и относился к числу близких друзей. Ты не выбираешь друзей, а просто ценишь их и следуешь рядом, ну или чуть позади, как выходило во взаимоотношениях Старшего Воина и Шпиона.
Друг вернулся, друг снова влился в побитую жизнью стаю и, возможно, всё вернётся в прежнее русло. Конечно, не всё, перемены были очень сильными, но ведь всегда можно приложить усилия и сделать хоть что-то.
Дальше Эпсиор не говорил, а лишь ждал ответа, единожды поёжившись от сильного порыва ветра .

Отредактировано Эпсиор (23 Авг 2017 16:48:21)

+1

18

А ведь Зон тоже скучал. Но так взял и бросил товарищей в стае, устремившись в дрянное Равновесие (но лишь по долгу противоречивому). Равновесие… это даже звучит смешно. Но слишком широко обсуждать это вслух не положено.
Возвращаясь к вопросу о друзьях, с которыми не виделся порядком... что мешает поприветствовать их теплее? Даже Эпсиор, который пытается в присутствии Офицера быть сдержаннее, как будто стыдясь своей искренности, всё же показывает и демонстрирует то, что он чувствует. И это вроде как важно. Это ведь помогает понять друг друга, верно? И близкие друг другу драконы так и делают… Разве нельзя улыбнуться своему товарищу, может даже приобнять по-дружески, пошутить, заверить, что всё хорошо будет, поболтать о чём-то отстранённом,?
Уголок пасти чуть дрогнул, искривившись. Что же, чёрт побери, так внутри скручивало? Страх быть отвергнутым, не принятым, непонятым? Но разве Эпсиор был тем, кто мог не принять светлого или оттолкнуть от себя? На самом деле, было похоже, что наоборот. Что он только и ждёт шага навстречу, одобрения, похвалы, лучится от любого позитивного внимания со стороны наставника. А наставник, в свою очередь, как колючий шар. Выставил шипы во все стороны и вместо того, чтобы хоть немного быть добрее, проявить заботу и ответить теплом на тепло, всё цепляется, выискивает косяки, ошибки, ворчит, что все вокруг лентяи и в конец расслабились, да на шею уселись. Как будто стоит чуть-чуть ослабить эту строгость и хватку, как всё развалится и рассыпется. Что же ты за начальник такой, Зон, если оно всё норовит развалиться? Либо слишком строг к себе, либо лидер никчёмный.
Зейлз говорил дракону, что он слишком строг со своими подчинёнными. Что нужно быть чуть более открытым. Позитивнее встречать их старания, а не критиковать всегда и во всём. Проклятье… и как это делать? А потом решат ещё, что начальство раздобрело и пойдут наглеть, возвращай потом былой статус.
«Легко тебе рассуждать, конечно...» - поворчал мысленно Старший Воин на целителя и заметно нахмурился, сдвинув брови. Так получилось, что произошло это в тот самый момент, когда самоцветный высказал радость по поводу возвращения Зона. Получилось не очень хорошо, наверное… и воину даже показалось, что он почувствовал за это неловкость. Словно над ним ещё стоял Зейлз и, цокая языком, неодобрительно качал головой. Прямо как в детстве за малейшую провинность. Ну, хорош кадр! Сначала по лапам шлёпать и с другими не пускать играть, учиться-учиться и личных интересов не знать, кроме как долг и обязанности, а потом вперёд, Зонче, дружба-магия, будь добрее! Класс.
Офицер чуть опустил голову, занавесив морду гривой, чтобы сбросить с себя этот неоправданно хмурый взгляд, не предназначавшийся Эпсу.
- Ладно, дела стаи у нас ещё будет время обсудить, - это прозвучало странно даже для самого Зона. Он редко отказывался дела обсуждать и, зачастую, его нужно было заставлять от них отвлечься хотя бы для того, чтобы поесть. Шпион, помнится, занимался этим особенно усердно. Старший Воин поднял голову, взглянув на состайника уже спокойнее и даже мягче.
- Я тоже рад тебя видеть, Эпсиор, - так непросто было говорить такие обычные вещи. Может, всё происходящее просто давило. Потому голос получился немного севшим. Не таким, как светлый хотел. И для того, чтобы это как-то исправить, он улыбнулся самоцветному. Одним уголком губ, немного болезненно, но всё же.
Зон пошевелился, проверяя, насколько крепко стоит на лапах. Достаточно. Идти может. Боль от ожогов была, но к ней самец уже начал привыкать, так что мог идти, не обращая на неё внимания. К любой боли можно привыкнуть, серьёзно. К любой.
Дракон сделал несколько шагов вперёд, проходя мимо Эпсиора и, остановившись, глянул через плечо с немым вопросом в глазах, мол… пойдём куда? Чего тут торчать. Веди, если хочешь. У Зона-то не было никакого конкретного пункта назначения. Поэтому он без слов предложил шпиону взять инициативу на себя.
- Хоть убей, ничего хотя бы относительно хорошего, произошедшего за это время, не лезет в голову, - честно признался дракон. И усталая улыбка превратилась в горькую усмешку. Самец хмыкнул.
- Малый Материк полон тайн и определённо небезопасен. Совершенно дикие места, одни обитатели чего стоят. Я таких даже на севере не видел. Хотя у нас там своих чудищ хватает, Малый создаёт впечатление одного сплошного севера. Куда ни плюнь, отовсюду может какая-нибудь гадость вылезти. Не нравится мне, словом. Ни о каком ощущении дома и уюта даже речи быть не может. Без понятия, как остальным там живётся, может это только я так всё воспринимаю.

+2

19

Реакция Зона была неожиданной как палкой по голове, но Эпсиор не подал виду, не сделался печальным или расстроенным, он даже не стал задавать вопросов. По крайней мере, внешне Самоцвет просто принял хмурость за боль от ожогов. Мол, а что если Старший Воин просто давит в себе боль? А вот чего это стоило для душевного состояния дракона уже другой разговор. Совсем другой. 
Эпсиор не умел упускать из виду такие изменения в настроении своего Наставника. Случалось так, что не раз Самоцвет маячил где-то рядом и советовал поесть своему учителю, не сдерживался и заявлял мол:
«Приношу свои извинения, Сэр Зон, но вам просто необходимо выспаться, так как никуда наша тренировка не денется» – Произнёс про себя дракон. Это было отрадно и тяжело чувствовать своё участие в жизни Зона. Отрадно и тяжело не совсем точно. Отрадно и волнительно - вот как это было.
Старший Воин был крепким орешком в вопросах обязанностей. Иногда Самоцвет думал, что вот не предлагай поесть, не зови спать и пить, проветриваться, так тот и сгорит на службе. А было из-за чего так думать.
Когда Зон был весел и подавал повод быть спокойным за себя!? Редко. Верилось, что он не сдастся, не отступит – это никогда не ставилось под сомнения, но из этого и вытекало беспокойство. Беспокойство как частые, иногда даже каждодневные переживания за друга, за товарища и наставника. 
Старший Воин мог вообще не думать о себе. Днями, неделями и так год, за годом думая лишь о благополучии Стаи.
«Друзья разными бывают, но их лучше не найти. Если горько им, поддержим и поможем на пути» – успокаивал себя Эпс какой-то бессмыслицей, а волнение было и не стихало. Опять думалось, что Старший Воин гнёт свою линию. Но тут Старший Воин оправился, отмахнулся от своего состояния.
Ладно, дела стаи у нас ещё будет время обсудить, - Офицер отбросил дела Стаи!? Это что-то почти невозможное! Можно отдать Зону должное: старший Воин отбросил Стайные дела и временно перешёл к обычному разговору. Однозначно, думал Эпс, для его наставника это было очень сложно.
Я тоже рад тебя видеть, Эпсиор, - Эпсиор в ответ не мог не улыбнуться. Улыбнулся открыто, дружелюбно, а потом как часы завёлся, собрался и вернулся к своему обычному состоянию: Шпион с почтительностью ученика.
«Стою тут, улыбаюсь каким-то мелочам. Но. Простите? Какие это мелочи!? Это правда, хорошая новость. Логичная, очевидная быть может, но такая хорошая! Да!» – а вот и весь Эпсиор. Сейчас поник, а сейчас вроде и жизнь хороша. Ох, характер и его причуды...
Зон тем временем уже даже собрался идти, предлагает взглядом ринуться в дорогу.
«Что же? Раз так, то, конечно же, пойдём! Нельзя оставаться посреди снегов», - подумал Самоцвет и ответил, чтоб порвать безмолвие.
- Как скажете, Сэр Зон. Предлагаю не задавать какого-то определённого маршрута и просто идти прямо. Там и до места какого-нибудь, где можно остановиться обязательно доберёмся.
Взял размеренный темп, не вырываясь вперёд, но и не отставая. Поймал себя на мысли, что на Малый Материк в здравом уме, зная положение дел, ни за что по доброй воле не сунется.
Страх? Вряд ли. Самоцвет не был трусом. Дракон переживал, сомневался частенько в своих поступках, но не боялся опасностей. Он старался лишний раз не подставляться, не лезть в пекло, если в этом не было нужды. От Шпиона в целости и сохранности было куда больше толка, чем от покусанного, побитого, а не то и вовсе убитого. Понимание такой простой истины и было своеобразной командой стоп во всех действиях Самоцвета.
- Чего одним не нравится, для других вроде и ничего. Я понимаю Вас. Лично я бы не стал жить в подобных местах без особых на то обстоятельств. Мне и домашних чудовищ и напастей хватает. Патруль с повышенным вниманием к Северу? Ладно: раз надо ведётся и вестись будет, а вот жить когда тебя всё хочет убить - сомнительное удовольствие. Если допустимо и возможно, то лучше такого избегать. Целый дракон Стае куда нужнее, чем раненый какой-нибудь тварью, а то и убитый в мирное время. Его и так почти не бывает.
На том Эпсиор и закончил. Много сказал, не поскупился на слова. Винил себя в чрезмерной болтливости, но иногда надо сказать хоть что-то, надо поддержать беседу и вообще высказываться.  Куда дальше заведёт их выбранный навскидку маршрут, Самоцветный не предполагал. Вернее мог предполагать, но не о том была его головная боль. Нужно многое обсудить. О многом рассказать и многое выслушать. Время прошло знатное, впечатлений и переживаний было у обоих драконов много.

Отредактировано Эпсиор (15 Сен 2017 15:52:51)

+3

20

ОФФ

Как скажЕте, как скажЕте! Не скажИте! Ух… побью.

Быть спокойным за себя и не давать поводов волноваться другим. Ха-ха, нет. Другим самим придётся просто плевать на Зона, если не хочется переживать. За себя же в полной мере светлый никак не мог быть спокойным, ведь у него вся жизнь — не одно, так другое. Вечный хронометраж без перерыва и права вдохнуть воздух, вечная вереница, когда бежишь, задыхаешь и думаешь, что вот сейчас удастся чуть-чуть передохнуть, но это чуть-чуть так и не случается. Не наступает. И ты бежишь ещё один марафон, снова теша себя мыслями о том, что скоро можно будет отдохнуть. И опять нет. И так год за годом, год за годом. Офицер не мог понять, где всё это проклятье начиналось и где заканчивалось. Потому что не было у него краёв, оно просто существовало и, по сути, являлось жизнью Зона. Он уставал, считал, что больше не вытянет и не вытерпит, что это предел его сил и терпению, а потом всё снова. Запускается. По новой. И оказывалось, что дракон ещё не сломался. А крошился по кусочкам. И когда настанет этот последний момент, критичный, в котором так трагично завершающим кривым аккордом прозвучит хруст последней переломанной кости — загадка. Никто не знает, когда настанет этот момент. И Старший жил в тихом и постоянном страхе перед неизвестностью и в ожидании этого момента.
Жуть, на самом деле. Жуть… либо это сейчас так всё ощущалось от усталости и того, как всё накрутилось и намоталось, завертелось в колесе негативных событий. Хоть бы что-нибудь хорошее, а!
Улыбка Эпсиора оказалась заразительной. И когда воин, двинувшись вперёд, но затормозив, чтобы дать самоцветному вести их, снова взглянул на шпиона, то улыбнулся ему шире. Получилось немного неловко. И самец, как будто сам смутившись сейчас своей улыбки, быстро отвёл взгляд, продолжая улыбаться. Не подумайте, словно дракону проявление таких чувств чуждо. Просто ему казалось, что в такой ситуации как будто даже… неправильно улыбаться. Но другие говорили, что это наоборот помогает бороться  с невзгодами. Кто знает, может стоит попробовать.
Перестав улыбаться, Зон покосился на Эпси как бы тайно, но пристально и с лёгкой подозрительностью, как будто пытался оценить, помогает ли это ему? Справляется ли он хуже или лучше? И стоит ли тоже пробовать? Но спрашивать вслух нечто подобное Старший не стал конечно, вы что. Это слишком.
- Как скажете, Сэр Зон. Предлагаю не задавать какого-то определённого маршрута и просто идти прямо. Там и до места какого-нибудь, где можно остановиться обязательно доберёмся, - Офицер чуть повёл плечом, безмолвно соглашаясь. Идти впереди Эпсиор не стал, вместо этого держался рядом. Зон был, в общем-то, не против. И темп поддерживал.
- Угу. Ни ты бы не стал, ни я. Хм… другие мы, - светлый беззлобно усмехнулся уголком губ, немного мечтательно глядя вперёд. Другие… такие… «свои». Своя атмосфера, свои обычаи и всё очень по-своему, другим не объяснишь, какого это. Здорово, когда есть те, кто с тобой это разделяют. Когда есть такие товарищи, на которых не только положиться можно. Положиться — это ведь лишь часть целого, общего, крепкой связи, что состоит из множества мелочей. Важных мелочей.
«Другие…»
… и тут на Офицера как будто что-то нашло. Или переклинило. Или всё разом на голову свалилось, что было до этого обдумано. И он, выдав короткое «хех» самому себе с наигранной обречённостью (подчинясь нахлынувшим чувствам и признавая их победу), опустил голову, пряча морду. И в немного вальяжной, непринуждённой и расслабленной форме приобнял самоцветного крылом, накрывая его спину и плечи, притягивая по-дружески к себе.
- Я правда очень рад вернуться и снова вас всех видеть, - на этот раз слова вышли легко и тепло, усмешка трансформировалась в мягкую улыбку, в ней даже можно было проследить бодрость, пусть и не такую явную, но какой-то внутренний огонь. Возможно, именно он и был стержнем, той самой основой, что вот уже сколько лет не давала всей конструкции сломаться.

Жилые пещеры

+3

21

Улыбка Зона? Та самая редкая и тем самым необычайно ценная и дорогая? Да: Эпсиору не показалось - его друг, наставник и товарищ улыбнулся в ответ. Это было как снег на голову, но такой, в хорошем смысле этого выражения снег. Даже не в хорошем, а в наилучшем из вообще возможных смыслов.
Конечно же, Самоцветный был счастлив от такого развития событий. Не за себя, а за друга. Офицер так редко позволял себе такую простую, безмятежную и живую улыбку, что от неё даже на душе стало теплее. А ведь как она тому шла. Действительно: она была вот как надо. Без фальши и иронии.
Все конечно привыкли видеть в Зоне решительного, строгого и добросовестного начальника, не склонного к видимому проявлению всего спектра эмоций. А они ведь были, ведь в подтверждение этому следом за улыбкой Старший Воин отвёл взгляд. Ему было неловко, впрочем, как и Самоцвету от своих же мыслей.
«И ведь сказал бы ему, что его улыбка бесподобная. Но. Простите! О чём только я думаю? О каких-то мелочах. Читай бы кто сейчас мои мысли, то подумал бы, что у самоцветного не все дома» – Эпсиор отдёрнул себя внутренне и содрогнулся.
«Занимаю себя рассуждениями, думаю и рассусоливаю. Зачем?» – говорил себе Эпс – «Зачем? Зачем Эпсиор?» - словно заговор, повторяя один и тот же вопрос про себя.
И задавал бы дальше ведь, но вернулся в реальность от речи Старшего Воина.
- Угу. Ни ты бы не стал, ни я. Хм… другие мы, - да. Были они другими. Вообще обитатели Светлой Стаи были ни такими как их друзья из той же стаи Воздуха. Как-то по своему, что ли смотрели на жизнь. Где-то реагируя сильнее на её проявления, а где-то более приземисто. Ну а чего можно ожидать? Напасти под твоим боком в виде монстров, это уже хороший повод быть отличными от любой другой стаи. Напасть не в диковинку, напасть рядом. Напасть вообще часть твоей жизни и ты идёшь с ней под лапу. Смешная и грустная ирония жизни.
А ещё есть обычные враги. Как же без них? Враги идейные, враги как противоположность. Идеальная почва для инаковости.
Вообще как же замечательно, что есть те, кто таков как ты. Со всеми различиями характеров и поступков твои братья и сёстры. Тоже понимают, что враг не дремлет и, несмотря на разногласия, окажутся рядом, если случится беда. Зон был в этом семействе стайном как родной брат. Старший брат, строгий, иногда даже резкий, но это же не делало его плохим. Напротив Эпсиору нравилось учиться у такого дракона. Нравилось идти рядом, нравилось поддерживать в мелочах и в беде. Даже напоминания об элементарном сне были дороги по своему.
- Я правда очень рад вернуться и снова вас всех видеть, - как было приятно ощутить дружеское крыло и идти прислонившись к Зону. Не к начальнику в первую очередь, а к дорогому другу. Конечно же, Эпсиор поддержал это мгновение своей простой и душевной улыбкой и ответил.
- Я ни разу не сомневался в этом и очень рад, что Вы снова с нами.
Так и побрел Эпсиор вперёд, рядом с Зоном, разговаривая о том что произошло и что нет, о моментах из далёкого прошлого, да и просто о наболевшем.

Жилые пещеры

Отредактировано Эпсиор (24 Сен 2017 11:36:52)

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Лес Элесмиорн » Солнечная поляна