//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Закатный край » Виэнский хребет


Виэнский хребет

Сообщений 51 страница 100 из 108

1

http://sa.uploads.ru/h05pI.jpg

Эти невысокие горы в северо-восточной части Светлых земель хранят немало тайн. Камни, иногда находящиеся на склонах, несут в себе следы древней магии.

0

51

Аллинэя
- Точно, Эльсирин! Не запоминается мне его имя и всё тут.- Динго растянулся в широкой улыбке и хихикнул.- Нодо будет записать куда то? Есть будешь, или призраки не едят, маг Лиэс?
Дракон немного задумался. Он вспоминал некоторые случаи пока он жил один."Надо её рассказать. Посмотрим на её реакцию, надеюсь она будет адекватной. По крайней со стаей она не общается и мало вероятно кому расскажет об этом. Динго вновь посмотрел на собеседницу. Глаза были немного прищурены, а по выражению морды можно было понять что дракон чем то озадачен.
- Я хочу ещё кое что тебе сказать. За то небольшое время, пока я жил один, я убил не мало драконов и некоторые были светлыми. Я надеюсь что это не так, однако возможно как минимум пара из них были из этой стаи.
Динго внимательно следил за реакцией собеседницы и готов был в любой момент ретироваться и спрятаться среди леса. Нападать он передумал, ведь Лиэс понравилась ему.

0

52

- Не едят. Такие, как я, не испытывают потребности в воде, пище и даже сне. У меня нет тела, поэтому я не устаю, не чувствую боли или голода. А когда отдых требуется сознанию, я впадаю в транс. Ни мыслей, ни чувств - ничего. Пожалуй, в моём состоянии есть свои плюсы. Но я хотела бы быть... полноценной. Живой, - драконесса вздохнула. С новыми аспектами своего бытия она смирилась. В конце концов, времена бурной молодости Лиэс уже ушли, она повзрослела и больше не пыталась спорить с законами природы. Есть вещи, которые не в силах изменить ни один дракон, будь он хоть трижды воплощением Стихии. Раньше светлая полагала себя достаточно могущественной, чтобы поспорить даже со смертью, но реальность разбила её мечты в прах. От былой наивности не осталось и следа.
- Просто так убил? - будто бы безразлично спросила не-мёртвая. Гибель драконов её бывшей стаи и в самом деле мало трогала её. Да и было это давно. - Или всё же была причина?
"В этом мире жизнь и смерть идут крыло к крылу. Одно невозможно без другого. Если учёные были правы... Если мёртвые птенцы появляются из-за того, что нет душ, которые вдохнули бы жизнь в маленькие тела... Круг замыкается. Дерево прорастает из семени, растёт и умирает, чтобы сгнить и дать почву новым деревьям. И мы умираем, чтобы на наше место могли прийти новые драконы. Только вот я, похоже, вычеркнута из этого круговорота. И Арамэль. И, наверное, все Сотворённые. Да чего уж там! Я теперь сомневаюсь, есть ли у нас вообще души! Хотя если я не душа, то что? Тень? Отражение? Коллективная галлюцинация?"
- Эк тебя несёт-то... Есть у тебя душа, есть. Но вот переродиться тебе, хе-хе, не светит.
"Тень? Постой! ... Ну вот. Ушла. Я совсем не могу справиться с ней. Сейчас она сильнее... Намного сильнее. Кажется, я в любой момент могу лишиться даже той малости, что у меня осталась благодаря капризу создательницы".
А Тень в это время думала, что уж что-что, а то подобие жизни, которое сохранила её бывшая-воплощённая-часть, отбирать ей точно не с руки. Было бы за что драться, право слово. А вот наблюдать за извечной спутницей было довольно занимательно. Логика драконессы почти не поддавалась понимнию, хотя какие-то закономерности в ней определённо были. И Тень из года в год училась всему тому, что было у Аллинэи, но не было у неё.

0

53

Аллинэя
- Я без причины не убиваю, маг Лиэс. Любой кто пал от моей лапы так или иначе заслужил этого, либо это была самооборона.
Динго нахмурился от настроения собеседницы, себя он считал неисправимым оптимистом, потому его немного раздражали пессимистические нотки.
- Что за настроение такое, маг Лиэс? Отсутствие или присутствие тела не делает кого-то неполноценным. Всё зависит от тебя и твоего отношения к данной ситуации, неужели мне тебе об этом говорить, маг Лиэс? Никто не знает о том что нам суждено пройти, и почему произошли те или иные события.
В голосе Динго были чётко слышны нотки раздражения, а глаза сузились и стали похожи на небольшие щели. Красный зрачок словно загорелся.
Ты спросишь, что же я понимаю, такой маленький и несмышлёный? Иногда взрослые забывают радоваться миру, просто потому что он есть, и неважно какого цвета твоя чешуя, пользуешься магией или полагаешься на смертоносные приёмы, есть у тебя тело или ты давно умерла, маг Лиэс. У тебя есть сознание, ты мыслишь, ты даже можешь контактировать с окружающими тебя предметами, значит ты жива и неважно как давно сгнила твоя плоть, ты это ты и ничего это не изменит, маг Лиэс.
Закончив свой монолог Динго залил суп себе в рот и быстро прожевав содержимое проглотил.
- Я вскоре вернусь, прошу не уходи, маг Лиэс.
Бросив фразу, дракон вышел на улицу и побрёл вперёд осматривая деревья.
"Стоит оставить её ненадолго, я заодно себе брёвен найду, да и сам остыну.

0

54

- Скажем так, для того, что я хотела бы осуществить, наличие тела - необходимое условие, - неохотно отозвалась драконесса. - А ещё я точно знаю, кому обязана своим нынешним состоянием, и знаю, что никогда не смогу отомстить. Наша сила отличается столь же сильно, насколько разнятся возможности Духов и смертных. Да и не хочу я мстить, если честно. Хочу, чтобы этот дракон навсегда исчез из моей жизни. Забыть бы о ней вообще, да только слишком многое нас связывает, - Нэя слишком поздно заметила, что допустила оговорку, дав воину понять, что речь идёт о самке. Хорошо хоть, что имя не назвала. Хотя... Если б и назвала - это ничего бы не изменило. Имя Звёздной Праматери знали считанные единицы.
Динго вышел, оставив светлую одну. Проводив хозяина пещеры долгим взглядом, Лиэс выдохнула и в сердцах стукнула лапой по полу, скрежетнув когтями. Молодой дракон и в самом деле многого не понимал. В первую очередь того, что конкретно в этот момент времени груз забот и непоняток настолько придавил Духа к земле, что ей хотелось умереть. Что угодно, лишь оборвать это тягостное существование. Быть рядом с дорогими ей драконами и одновременно словно под водой - это очень тяжело. Вроде и поговорить может, поделиться наболевшим, выслушать и дать совет, но всё это не то. Хотелось снова полетать с Мисой наперегонки, дурачась в воздухе. Обстоятельно обсуждать с Граем насущные вопросы, по ходу дела вспоминая былые свершения. Или пить янтарный мёд с Эльсирином, хотя обида на Духа Порядка (а вернее - на его скрытность) до конца Светлейшую не оставила. Да много что она хотела бы сделать. Того же Аэрона поискать. И дать по шее за то, что бросил её в самый сложный период. Или разрыдаться у него же на плече, делясь самым сокровенным. Но в таком состоянии... Глебоко подсознательно живые отторгали её. И это было правильно. Как ни крути, но она, Аллинэя Аналиэссан, мертва и уже давно. И ей не место рядом с нормальными драконами. Этого-то Динго и не понимал. Пока не понимал. А может, юности свойственно не замечать холод потустороннего. Вон, птенцы Иррлуа чуть ли не кидались на неё, когда в первый раз увидели. Да и важно ли это?
- Я это я. Но уже не совсем. Время меняет характер, а смерть срывает маски. Я нынешняя совсем не похожа на себя прежнюю.Хочешь - верь, хочешь - нет, но в нормальном состоянии моё общество не слишком приятно. Просто сейчас я выбита из колеи и откровенничаю почём зря.

0

55

Ночь 19 числа Морозного месяца.
Холод. Вьюга. Мрак, а не погода.

Пчелиная пасека -->

Накрывшая Виэны метель стала сюрпризом. В мгновение ока покой лунной ночи сменился сумасшедшим танцем ветра, принесшим с собой рой крупных снежинок. Одно из таких завихрений подхватило вывалившуюся из портала Сильфиду, превратив ее и без того нелегкое становление на крыло в эдакий экстремальный полет переевшего волшебных грибов существа. Благо, набитый на многократной практике навык быстро помог Облачной выравняться, почувствовать силу и направление воздушных потоков и подстроиться под них.. но этим все не кончилось. Ситуацию как никогда осложнял падающий снег: он был всюду, нещадно бил по морде и попадал в глаза, постоянно сбивая настройку драконьего ориентира. А еще была тьма. Жуткая тьма, навеянная забившими небо плотными тучами. И вот как, скажите, в таких условиях можно было не то, что увидеть и распознать земной ландшафт, но хотя бы разглядеть во всем этом безобразии своего спутника? Сильф четко ощущала рядом присутствие Рина, и все-таки то и дело поддевала его крылом: несильно, но достаточно часто, чтобы понять - в этой вьюге они смогут разве что окончательно затеряться и потерять все силы, нежели вовремя добраться до места.
- Я ничего не вижу! - бросила в завывающую пустоту самка, не особо надеясь, что ее услышат. Дело складывалось таким образом, что единственным вариантом для двух приключенцев было экстренное приземление и дальнейшая координация действий, исходя из резко осложнившихся погодных условий. Потому драконесса, будто вспомнившая о существовании такого рода способности, как телепатия, вновь пронеслась в сознании Эльсирина неожиданно громким эхом.
- Мне нужно подняться выше! - вдруг заключила она. - Держи курс, я постараюсь не потерять тебя!
После чего Порядок смог бы уловить громкое и ритмичное хлопанье крыльев, доносившееся справа и быстро растворяющееся где-то вверху. Вскоре и от него ничего не осталось, и Дух оказался предоставлен лишь сам себе и суровому северному климату. Так проходила минута. Другая. Третья. Как вдруг.. буря отступила. Вернее, не так: она все еще бушевала вокруг, в яростном припадке закручивая снег и стараясь обрушить на многострадальную Эльсиринову голову всю свою мощь, но.. она была не в силах. Ни одна снежинка больше не могла ужалить или хотя бы задеть дракона, как и все остальное, чему посчастливилось бы попасть в эту небольшую область - метров эдак сто в диаметре. Ветер все так же трепал перьевую корону Порядка, а тело его и клочок земли где-то внизу залили косые лучи вошедшего в свою полную силу Шеата. И где-то там, на его фоне, спокойно расправив четыре крыла и не давая вновь сомкнуться рваному полотну облаков, парила Сильфида. Сомнений боле не оставалось: это была чистейшая магия.
- Вон там, - уже привычным голосом разорвала она затянувшуюся тишину, - внизу. Видишь? Свет падает на подножие хребта. А вот ели. И утес. Там должно быть углубление в скалах. Кажется, я узнаю. Лети вниз. Тучи быстро затянутся, не успеем мы коснуться земли.

+1

56

Пчелиная пасека - >

- Держись! – рявкнул в ответ Эльсирин. – Пробьёмся!
Их встретил бешенный посвист ветра и рой кружащихся снежинок, и если у четырёхкрылого «вертолётика», Сильфиды, бывшей с небом на короткой ноге, уходили все силы на то, чтобы держать направление, то двукрылого Порядка в первые секунды буквально снесло. К счастью, и он не был беззащитен перед лицом разбушевавшейся стихии: воззвав к высшим таинствам магии Созидания, он сотворил на пути ветра плоский силовой щит. Чуть выгнутый, щит был словно отлит из чистого серебра и ярко светился, следуя за Порядком. Бесчисленные шквалы ударяли о него и разбивались, так что по другую сторону щита образовалась крохотная зона относительного спокойствия. Эльсирин выровнялся и принялся беспокойно рыскать туда-сюда, силясь отыскать Сильф. А та, будучи особой легкомысленной и воздушной, мелькала там и тут, периодически задевая его той или иной конечностью. Отчаявшись поймать эту унесённую ветром драконессу, Светлейший уже вознамерился сотворить силовой сачок и решить проблему кардинально, но тут её взялась решать сама Многокрылая.
Проводив спутницу, умчавшуюся прямым курсом в стратосферу, хмурым взглядом, Порядок заставил свой щит светиться сильнее и продолжил единоборство с разгулявшейся стихией. Если метель не перерастёт в настоящий ураган, он, пожалуй, сумеет продержаться в ней хоть до самого рассвета, но вот как им разглядеть лежащие внизу горы в эдакой круговерти? От изобретения способа смотреть сквозь материальные объекты Эльсирина отвлекло чувство ослабевшего давления снега. Он посмотрел вверх… и облегчённо выдохнул. Хорошо иметь в друзьях повелительницу облаков. Пожалуй, иного бы впечатлил образ Сильфиды, купающейся в лунном свете, но Порядок был всецело сосредоточен на деле. Для любования красотами придёт время, когда-нибудь потом, когда исчезнет угроза для его народа.
Дух Порядка быстро опустил свой взгляд к горам, пробежался по заснеженным склонам и, спасибо невероятной остроте зрения, нашёл то, что описывала Сильф. Ложбина в складке гор была затенена, но всё же, он сумел разглядеть нечто блеснувшее искристой белизной. Их цель.
- Ты нашла вход. Жди там, я открою портал – отозвался он.
И камнем рухнул вниз, сквозь разрыв в сером месиве туч, сверкая серебром и золотыми искрами.
Эльсирин расправил крылья у самой земли, развернул щит и немного изменил его свойства так, чтобы серебристый диск самартизировал приземление. Вцепившись четырьмя лапами в обледенелые камни, Порядок бросил взгляд наверх и сей же миг рядом с Сильф распахнулся портал, ведущий на землю. В его золотистом свете, ясно оформился подозрительно-ровный участок горной стены и высветившаяся на нём фраза. Сотворённая древними чарами, она была написана так, чтобы составляющие её буквы расплывались перед глазами смотрящего, а их смысл проникал бы непосредственно в разум. Надпись гласила:
- Из тысячи-тысяч слов, лишь двое откроют меня. Одно – непредсказуемо и порождает само себя. Второе – абсолютный конец. Глуп тот, кто сдаётся, не ощутив на плече его ледяной хватки. Ключом послужит любое из двух, ибо они – часть Великого. Назови, что привело тебя ко мне?

Отредактировано Эльсирин (16 Окт 2015 12:47:36)

0

57

Сильф тоже могла решить проблему кардинально. По сути, все это безобразие виделось ей ничем иным, как затяжным капризом подвластной драконессе стихии. Она могла бы прекратить снегопад, развеять тучи без остатка и расчистить небо над горной сетью, но.. не сделала этого. Почему? Потому что в этом, как уже неоднократно упоминалось, была вся Сильфида. Она знала, что времени на отработку полноценного заклинания может уйти не в пример много. Причем, того самого драгоценного времени, которого у них с Эльсирином было сейчас в обрез. Кроме того, она также знала, что прилегающие к горам земли нуждаются в плотном слое снежного покрова, чтобы уберечь зимующие глубоко в почве корни растений и не дать им замерзнуть в периоды продолжительных морозов. Кто еще, как не Дух Облаков, мог с присущей ей материнской любовью позаботиться о сохранности спящей растительности, и это в разгар поисковой операции, да еще и перед важной вылазкой на закрытую для одиночек территорию?
Пока Рин летел к обозначенному месту, Сильф умудрилась порядком сбросить скорость. Теперь она украдкой и с некоторым беспокойством поглядывала вниз, через сотворенную ею "лунную дорожку", дожидаясь условленного знака. И когда этот знак в мгновение распахнулся рядом с ней золотистым очертанием портала, драконица тут же нырнула в него. Когти ее со скрежетом пронеслись по покрывшей утес корке льда, тело вытянулось вверх, короткими взмахами крыльев погашая инерцию, и затем Облачная окончательно остановилась.. будто бы за считанные секунды примерзнув к камню и превратившись в очередное обледенелое дополнение к горному ландшафту. Разрыв в тучах быстро затянулся, тьма и бесконечные порции снежных хлопьев с жадностью поглотили воспротивившуюся их власти пару драконов. Но более они не могли причинить им хоть сколько-нибудь существенного вреда. Не сейчас, когда перед изумленным взором Сильфиды раскинулись ряды замысловатого письма, источающего чистейший белый свет, сравнимый разве что со светом двух Саярийских лун.
- Я.. не видела этого прежде. Не в дневное время, - пробормотала пораженная до глубины души ученая, бегая взглядом по нечетким иероглифам. Действительно, во все ее предыдущие путешествия этот обтесанный камень не подавал признаков наличия каких-либо чар. Может, они благополучно перебивались и без того переполняющей воздух магией, а может, были слишком хорошо спрятаны даже от столь сообразительной особы, как Сильф. В любом случае, теперь драконесса имела все основания полагать, что в мире может храниться далеко не одна такая тайна. И что было бы здорово рано или поздно обнаружить хотя бы некоторые из них, попытаться хоть немного приоткрыть их плотную завесу..
Самка осторожно провела когтистыми пальцами над поверхностью плиты, словно стараясь ощутить прикосновение света. "Холодно". Затем, осторожно отойдя на пару небольших шагов, она принялась изучать текст целиком, осмысливая, осознавая. Как и у всякого, хранящего в чертогах своего разума мудрость тысячелетий, однозначного ответа на замысловатую загадку узнать было невозможно. Не сразу. Сильф представляла себе великое множество ассоциаций, образов, так или иначе подходивших под указанное определение. Но из этого великого множества ей необходимо было выбрать всего два. Или один. В какой-то момент она перевела свой пристальный взгляд на Эльсирина, находящегося от нее по правую сторону.. и совершенно неожиданно для себя набрела на истину.
- Возможно, ты и впрямь был прав, - в глубокой задумчивости вещала многокрылая странница ничего не подозревающему Порядку, - в том, что она непредсказуема. Понимаешь? Жизнь.

Отредактировано Сильфида (16 Окт 2015 21:42:18)

+1

58

Загадки – что может быть лучше для развития молодого ума? Простые, сложные, двойные и даже тройные – они все в немалой степени способствовали становлению логики мышления. Эльсирин никогда недооценивал загадки. Но сейчас для подобных развлечений было самое неподходящее время. Порядок осторожно провёл лапой по поверхности стены, пытаясь просканировать её с помощью Структурного анализа. Не получалось. Из чего бы не сотворили это сооружение загадочные предтечи, магию оно не пропускало в принципе. Порядок всерьёз подозревал, что он может до самого утра резать плиту лучом и не оставит на ней ни царапины. Портал в этом случае тоже отпадал, не говоря уже о попытке трансмутировать преграду или о чём-то подобном. Нет, при наличии времени, он наверняка найдёт путь, но у них с Сильф был лишь остаток этой долгой, наполненной событиями ночи.
- Тогда нам придётся хорошенько постараться. Взвесить все «за» и «против», проанализировать вероятность и пути мышления Звёздных. Час тяжёлой умственной работы, и ответ… - негромко произнёс Дух.
…в том, что она непредсказуема. Понимаешь? Жизнь.
Эльсирин ощутимо так клацнул челюстями. Они у него были большие, хищные и зубастые, почти до ушей. И даром что клыки мелкие, при желании, жемчужный дракон мог распилить ими конечность взрослого дракона меньше чем за минуту. В медицинских целях… или каких других. Сейчас же Светлейший бросил короткий испытывающий взгляд на подругу, потом – на плиту. Повисло тягостное молчание. Тридцать секунд. Минута. Две. Наконец, Порядок вздохнул и покачал головой:
- Хорошая попытка. Но не думаю, что мы сумеем взять эту защиту с наскока…
И тут плита беззвучно отошла в сторону. За ней открылся проход, старый, тёмный, чуть запылённый, но явно искусственный. По форме он напоминал правильный пятиугольник, казалось, его вырезали из камня гигантским воздушным ножом. Там и тут виднелись трещины, но в целом, место это выглядело вполне ухоженным для древней развалины. Из глубин земли дохнуло спёртым тёплым воздухом и чем-то… что должно было напомнить Сильфиде запах свежей грозы, после множества ударов молнии. Но никакой особой электризованности внутри не ощущалось.
- Я впереди – голосом, не терпящим возражений, заявил Порядок. – Внутри нас может ждать… всё.
Эльсирин направился вперёд по ходу, и его клиновидная морда вдруг засветилась, распространяя впереди конус рассеянного света. Пол был выщерблен, но ровен и прям. Каких-либо следов жизнедеятельности подземных обитателей вокруг не наблюдалось, тишина нарушалась лишь клацаньем когтей да гулким эхом шагов.
- Как думаешь, что их сгубило? Тех, кто был раньше и оставил всё это.
Голос Порядка в этом месте звучал приглушённо, задумчиво. Эльсирин умел концентрироваться на происходящем, но это место, сам его вид, неизбежно вызывало вопросы, изгнать которые ему было не под силу.

+1

59

Аллинэя
Когда Динго вернулся в свою пещерку с ещё одним деревом, попутно отогнав медведя ещё дальше. Он был доволен что его гостья не ушла. вновь усевшись напротив, дракон улыбался. Он немного развеялся вновь собрав мысли в кучу.
-Тогда я скажу так. Я рад знать тебя такой и не хотел бы знать тебя прежнюю. Мне без разницы кем ты была раньше, главное то какая ты сейчас. Взбодрись, не всё потеряно, может завтра всё изменится, а если не завтра, то после завтра всё точно изменится. Никогда не падай духом, если нам тяжело мы боремся. Когда ты борешься, то обязательно выберешься. Мне это мама всегда говорила. Если ты упал в яму то у тебя как минимум есть один способ от туда выбраться и неважно насколько эта яма будет глубокой.
На морде Динго играла такая добрая улыбка, которая вполне не свойственна отпрыску двух не самых добрых стай. Хотя наверное тут получилось как в математике, минус на минус даёт плюс. Может потому его и притянуло к стае света, несмотря на их суровый климат.

0

60

>>> Вулкан Шагриар

Отказ, конечно, и не подразумевался. Зеск с готовностью пролез в портал следом за Фламментайном, Дух в свою очередь свернул огненное кольцо, отсекая удушливый уют Шагриара от неприветливых Виэнов, будто порывом ветра смахнуло всё пламя, смело окошко в вулканическое тёплое жерло. Земли Света неприветливо встретили непрошенных гостей. Ветер вперемешку со снегом облеплял морду и крылья и Фламментайн, прячущий карту под крылом, был вынужден прижать крылья к себе ещё плотнее, чтобы не утратить ценный свиток.
Красное пятно, виднеющееся сквозь буран, свидетельствовало о присутствии Ниаразеска, и каково приходилось в этих сугробах и без того не очень крупному в сравнении с Духом дракону, приходилось только догадываться. Вытянув морду, Фламментайн приметил темнеющую впереди горную гряду и ломанулся туда сквозь сугробы, оставляя за собой внушительную борозду из разбросанного снега, которая подтапливалась по краям исходящим от Духа жаром, и тут же леденела на морозе.
- За мной, - мыслью, чтобы не тратить время и силы на попытку переорать бурю, скомандовал Фламментайн. Сбоку от себя, а значит и от Морока, дракон повесил своего рода щит из чистой энергии. Прозрачный и невидимый, он стал частичной преградой между огненными драконами и порывами бури. Через миг щит облепило снегом и он побелел, превратившись в защитную маскировку от тех, кто, возможно, решит придти вместе с ветром, откликнувшись на сработавший чужой портал. Под прикрытием не сказать чтобы стало теплее и комфортнее, но продвигаться вперёд стало легче, и уже через мгновение Фламментайн увидел великую ледяную стену, которая поблёскивала даже в полумраке и сквозь носящийся в воздухе снег. Ну, некая вода была указана в качестве ориентира - маленький такой завиток над искомой пещерой, - будем считать, что это она и есть. И что Духу случилось прибыть сюда именно в разгаре зимы, когда вся вода так успешно замёрзла, ибо пройти под водопадом было бы куда большим испытанием, нежели бороздить грудью слежавшиеся снега. А вот цветочка маленького, чёрного, выполнявшего роль очередной метки, Фламментайн не наблюдал. Коротко оглянувшись на Ниаразеска – на месте ль тот? – огненный всхрапнул, прицеливаясь.
- Гляди по сторонам… мы на чужой земле, - ещё одна короткая, монотонная фраза, направленная прямиком в сознание шпиона.
Глотка широко надулась, засветилась изнутри, и из распахнувшейся пасти извергся пламенный ливень, ударивший прямиком в застывший водопад.
Вход в пещеру рождался, исходя струями воды, мигом застывающей вне пламенного потока, и паром, который обращался в новый снег. И чем дальше, чем отчётливее проступали сквозь ледяную стену острые зубья скал. Коротко прерываясь, чтобы перевести дыхание, Фламментайн вновь набирал воздуха вперемешку со снегом и продолжал изливать огонь, протапливая вход в пещеру.

0

61

Вулкан Шагриар --->
Погодные условия с той стороны оказались ничуть не лучше, чем виделось через окно портала, если не хуже. Будь на месте Фламментайна другой дракон, Ниаразеск непременно уже бы выдал парочку нелестных фраз и об этом месте и обо всём остальном. Это ж надо, посреди ночи, в буран потащились в горы на территорию светлых зазнаек. Но почтение к Духу Огня заставляло Зеска молчать в тряпочку и следовать за ним, утопая в сугробах, отворачивая морду от сильного ветра и как будто прицельно летевшего в глаза снега. Благо надбровные гребни спасали - достаточно было наклонить голову вперёд, чтобы снежинки оседали на них и не мешали обзору. Пробираться через наметённые снежные "барханы" Зеску было не в пример сложнее, чем Главе. Морок и по сравнению с рядовыми драконами ростом не вышел, что уж тут говорить о Духе, на фоне которого шпион выглядел если не желторотым птенцом, то хилым подростком точно. Не отставать от своего господина ему стоило усилий, однако ни заикнуться, ни даже подумать об этом не позволяла гордость. Разве снег нам помеха? Тьфу.
Когда Фламментайн установил незримую преграду, идти стало легче. Сугробы, разумеется, никуда не делись, и теплей не стало, зато ветер и летящие хлопья снега больше не доставляли проблем. Так, сокрытые от чужих глаз энергетическим щитом, огненные драконы двинулись к скалистому массиву, что виднелся впереди. Первым препятствием на пути к их цели оказалась ледяная стена. Точь-в-точь тот замерзший водопад с карты. Что ж, похоже, поиски начались удачно. По крайней мере они не заплутали в буране и быстро вышли на начало пути. Однако радоваться было рано. Было бы глупо рассчитывать, что драконам Тёмного Альянса так великодушно позволят порыскать в Виэнах да ещё и присвоить что-то себе. Не стоило забывать, что они были чужими в этом краю, и прихвостни Порядка должны были появиться с минуты на минуту. Нужно было быть начеку.
Фламментайн тем временем принялся топить лёд, отдав перед этим Ниаразеску распоряжение следить за подходами. Тот тоже ждал скорого визита местных обитателей. Помощь со льдом Духу явно не требовалась, даже подумать об этом было бы нелепо, так что Мороку ничего не оставалось, кроме как последовать приказу и на время стать дозорным. А кругом не было ничего необычного. Только стремительно несущийся снег, темнота ночи и оранжевые отблески Фламментайнова огня на насте. На всякий случай Зеск проверил ближайшую местность на присутствие разумных существ, но, как и предполагал, ничего не обнаружил. Разумеется, едва ли патрульные будут добираться до нарушителей своим ходом, когда есть возможность создать портал. Скорее всего о том, что у них гости, огненные узнают только тогда, когда те свалятся им на головы.

Отредактировано Ниаразеск (5 Ноя 2015 00:42:52)

0

62

Тягостные ожидания вторженцев оправдались, но лишь отчасти. Лёд, преграждавший им доступ в пещеру, таял буквально на глазах. Всё явственнее проступали очертания гигантской каменной пасти, утыканной клыками - сталагмитами и сталактитами. А за ними - тьма.
Незадолго до того, как проём расширился достаточно, чтобы через него мог пролезть Дух Огня, в стороне от замерзшего водопада, сквозь полог бури, засветилось молочным светом пятно портала. У патрульных ушло какое-то время на то, чтобы сориентироваться. У них-то под рукой не было Духа Огня, способного прикрыть их от вьюги. Та что, высадились Светлые пограничники под прикрытием одной из скал. Вылетев из портала, патрульные принялись неспешно кружить под прикрытием всё той же скалы: внизу войны, выше маги, и на самом верху, вцепившийся в вершину скалы Луч, десятник. Получился эдакий конус, нацеленный в небо. Впрочем, вскоре после открытия портала Ниаразеск почти утратил возможность отслеживать передвижения Светлых: кто-то из магов накрыл группу Лунным шлейфом. Другой же принялся прощупывать местность биолокацией, что, в теории, мог почувствовать Фламментайн.
Но прежде, чем к проблеммам двух Огненных прибавился десяток опытных врагов, Дух Огня успел таки закончить проход. Мрак в глубине тоннеля нагонял необъяснимую жуть.... впрочем, для Ниаразеска жуть была вполне объяснима: маг Разума должен был почувствовать слабое ментальное излучение, исходившее из нутра пещеры. В принципе, отсечь его было элементарно, и в этой мнимой защищённости крылась первая опасность. Но в первые пару минут пути всё было тихо. Только все источники света, какие бы не сотворили драконы магией или дыханием, с каждым пройденным шагом горели всё тускнее. Пещера казалась грубой, необработанной, совершенно естественной, и лишь торчащие буквально на каждом ходу острые "клыки" из камня и воды доставляли путникам проблеммы.
Но вот, впереди послышались чьи-то шаги. Скрежет когтей по камню, гулкие звуки чьих-то тяжёлых лап, раз за разом опускавшихся на камень. Что бы ни было впереди, почувствовать его телепатически было невозможно, и не стоит забывать о патруле, вынюхивавшем следы вторженцев (если, конечно, Огненные не позаботились о прикрытии). Чем дальше продвигались Фламментайн и Ниаразеск, тем отчётливее становились звуки шагов, пока впереди, едва различимые в темноте, не проступили два силуэта: один огромный, размером со взрослого Духа, второй раза в два меньше.
- Уходи - прозвучал дуэтом приглушённый голос. - Дальше - смерть.

Прочитать в конце написания поста

Впереди вас находится магическое зеркало. Вы видите собственные отражения, но в негативе. Любая атака отражается назад, включая ментальные бои и пр. Впрочем, сами двойники агрессии не проявляют, и были бы совершенно безвредны... если бы не жуткая темень, в которой их практически невозможно разглядеть и, благодаря перевёрнутым цветам, распознать.

Отредактировано Мастер (10 Ноя 2015 18:17:18)

0

63

Когда зачарованная плита ответила на ее слово, приоткрывая очередную завесу тайны, Сильф переполнил самый настоящий внутренний восторг. Такой, какой обычно испытывает птенец, впервые открывший для себя, что вода может падать с неба, или впервые повстречавший на своем пути прекрасную многокрылую бабочку. Еще немного, и ученая запрыгала бы от радости, если б ее нарастающий пыл вовремя не притушил Порядок. На его реплику Сильфида ответила лишь понимающей улыбкой: она никогда не отличалась от своих собратьев ни выдающейся храбростью, ни завидными лидерскими качествами, поэтому желание Эльсирина повести ее навстречу неизведанному восприняла с должной теплотой в сердце.
Туннель стал долгожданным укрытием от разбушевавшейся ни на шутку метели. Из-за спины Светлейшего вдруг повеяло чем-то теплым, отдающим.. сыростью? Да, кажется, что ей. Однако Сильф не знала наверняка, что именно представляло из себя это легкое дуновение: приглашение для нежданных гостей или предупреждение о том, что еще ждет их впереди.
- Посмотри на эти стены, - не скрывающим волнение голосом вещала Облачная. - Такие ровные.. возможно, их возводили с помощью Магии Земли. Или какой-нибудь более совершенной магии. Вот бы увидеть..
И тут ее скользящий по поверхности камня взгляд плавно опустился, фокусируясь непосредственно на Рине. Сама Сильфида не знала наверняка, почему это произошло, но вместе с этим неловким любованием Порядка ее разум начали захватывать не соответствующие месту и времени думы. Вот, один из таких мыслительных потоков унес драконессу настолько далеко, что та смогла припомнить картины знакомства двух непохожих друг на друга Духов, их многочисленные беседы, странствия, радости и горе.. ведения прошлого превращались в последовательность, которая в итоге тесно сплетала судьбы драконов и выводила их к событиям настоящего. И все-таки Сильф не покидало чувство, будто бы в этой веренице воспоминаний и чувств она упускала что-то крайне важное. Что-то, что не позволяло ей докопаться до первопричины странностей в их нынешних отношений с Эльсирином. Вернее, в ее с ним отношениях. Что-то было не так. Что-то сковывало ее. И это беспокоило не меньше, чем грозящая вырваться за пределы Огненной Стаи эпидемия.
- Как думаешь, что их сгубило? Тех, кто был раньше и оставил всё это.
Драконесса вздрогнула, возвращая себе ясность мысли.
- Сгубило ли? Быть может, их могущество достигло тех высот, с которыми не сравнятся и пики Облачных гор. Быть может, для них теперь существует другое место. То, в котором, возможно, еще есть Она.
Замолчав, Сильф поспешно отвела взгляд и опустила голову, давя в себе вырывающийся на свободу вопрос. Она все так же мирно вышагивала вслед за Рином, стараясь сконцентрировать свое внимание на ритме и не сбиться, но желание ее в этот раз оказалось сильнее воли и всякой там концентрации.
- Что.. произошло у Древа? И как вам удалось вдохнуть в него силы?

Отредактировано Сильфида (11 Ноя 2015 20:00:59)

+1

64

- Нет, это не Земля. Это нечто куда большее - отозвался Дух Порядка. - Это место не вырезали из камня, его... сотворили. Удивительно. Магия внутри этих стен блокирует любое стороннее волшебство. Я мог бы часами прожигать эти стены световым лучом, и не пробил бы и на сантиметр. Поисковые заклинания... мне кажется, даже порталы. Выбраться отсюда, в случае беды, будет непросто.
Их путь пролегал спокойно. За пределами конуса света, испускаеомого клиновидной головой Эльсирина, клубился мрак, ни единого звука, кроме их собственного дыхания и осторожных шагов. В таких местах, как это, издревле селилась всяческая нечисть. Немёртвым противен был свет дня, да и многие живые, у кого на сердце было тяжело, стремились убраться в нору потемнее. Но пока что всё было спокойно, и поисковое заклинание биолокации, сотворённое Эльсирином, лишь напрасно обшаривало ближайшее пространство.
Что ещё удивительнее, даже пребывая в полной боевой готовности, Порядок ощущал в себе небывалый покой. Улеглась наконец древняя буря, что в тайне от всех терзала его чуть ли не с начала времён. Слова любви прозвучали и принесли Эльсирину неожиданное чувство свободы. Его всё ещё беспокоили недавние события, равно как и возможные ответные чувства со стороны Аллинэи. Но сколь малыми и незначительными эти проблемы казались на фоне того, что они с Сильф делали сейчас!
- И величайшая сила теряет всякий смысл без направляющей воли - задумчиво прокоментировал он изречение Сильф о судьбе Звёздных. - Могучая воля, даже при недостатке сил, способна менять мир. Где бы не оказались Звёздные, они бездействуют уже очень давно и вряд ли проявят себя в будущем. Для нас они всё равно, что мертвы.
И тут стены тоннеля распахнулись, открывая их взорам просторный шестиугольный зал, чьи стены исписаны бледно светящимися символами. В центре, на высоком постаменте, стояла наклонная плита. Дороги дальше не было.
- Или это какая-то загадка, или мы уже пришли - с сомнением пробормотал Эльсирин, отступая в сторону и давая дорогу Сильф. - У Древа...
Дух приподнялся на задних лапах, провёл рукой по тёплому камню, ощупал кончиками когтей светящиеся знаки. Он не испытывал должного смущения, в компании Облачного Духа ему всегда было легко... по крайней мере, пока она не начинала чудить и общаться с грибами.
- Я сказал ей, что люблю её уже тысячи лет - признался Эльсирин. - Рассказал всё как есть, а потом, без какой-либо видимой причины, Древо стало давать плоды. Об этом ещё стоит подумать, но мне кажется, что я сам, непроизвольно, не давал ему расцвести. В конце-концов, оно было создано в память об Аллинэе.
Дракон покачал головой, потом обернулся и вновь водрузился на все четыре лапы, приблизился к Облачной, заглянул ей в глаза. Какое-то время назад он был ослеплён радостью от возвращения Пресветлой, но сейчас проницательности Эльсиринова взгляда позавидовал бы и телескоп "Хабл".
- Что с тобой, Сильф? Ты в последнее время ведёшь себя... - короткая заминка, чтобы подобраться адекватное определение, - страннее обычного. Что бы не произошло дальше, нам потребуются все наши силы и внимание. Так что, если тебя что-то тревожит, лучше расскажи сейчас.

0

65

Дух продолжал изливать пламя на ледяную стену, которая, конечно, не могла выдержать напора ожившей ярости, которую случай привёл на эту землю. Он сам – огонь, он был им от раскалившегося кончика хвоста до самой последней искры, вылетевшей из пасти. Пламенем Фламментайн чувствовал короткий холод льда, закипающего под огненным напором. Короткая передышка – и вновь на мгновение надувается горло, и новый огонь нисходит на застывший водопад.
Шаг за шагом дракон продвигался вперёд, и не только желание найти обещанное лекарство, во что бы то ни стало, подгоняло его, но и крайне неприятное ощущение чужого взгляда в спину, которое с некоторых пор появилось. Но оглядываться было некогда, в остальном он рассчитывал на бдительность Морока. В ком, а в напарнике он был всецело уверен.
Скоро во льду образовался своего рода тоннель, куда Фламментайн и проник, и по мере своего движения вперёд он смещал энергетический щит вокруг себя и Зеска, отсекая обоих от колючего злого ветра. Стоило ступить в своеобразное укрытие – и ветер отрезало. Короткий проплавленный тоннель за спиной был не столько путём отхода, сколько входом для каких-нибудь любопытных Светлых патрульных, так что… Фламментайн дождался, пока Ниаразеск войдёт следом и обвалил несколько крупных глыб перед входом, плеснув сверху ещё одной порцией огня, чтобы сплавить их воедино. Вряд ли это единственный способ проникнуть в пещеры – а разгребание баррикады теми же патрульными наделает немало предупредительного шума. Что же до самого Фламментайна, вздумай тот выйти – нет такой пещеры, которая всерьёз удержит Старшего Духа.
Свернув щит, Дух замер во тьме, привыкая к ней. Насколько можно привыкнуть к стихии, из которой ты произошёл? Чешуйки дракона налились янтарным свечением и вокруг Фламментайна образовался небольшой освещённый круг, частично выхвативший из мрака опасно поблёскивающие каменные клыки.
- Итак, мы вошли, - прошелестел дракон, прижимая к боку крыло с драгоценным свитком. – Следи за разумом. Аккуратнее с телепортацией… промахнёшься – окажешься в скале. Навсегда.
Фламментайн вгляделся в чернеющий впереди мрак. Зловеще… но кто он такой, чтобы бояться темноты? Давно не птенец. И никогда им не был. Однако заставить себя начать передвигать лапами оказалось вроде несложно, так что Дух двинулся вперёд по тоннелю медленно и степенно, изредка задевая то хвостом, то боком ощетинившиеся каменными наростами стены. Вроде бы всё шло неплохо. От шкуры Фламментайна исходило ровное сухое тепло, чешуя светилась изнутри оранжевым, как будто дракон был инкрустирован раскалёнными углями. Тяжёлые тупые когти клацали по неровному полу, порождая эхо и к этому звуку примешивался шорох от шагов Ниаразеска.
Звук распространялся очень странно. То ли из-за неровных стен и множества торчащих выступов, то ли из-за неведомых искажений, которыми Виэны были наверняка пропитаны… близость к Северу сказывалась…
Дух остановился и тряхнул головой. Эхо шагов было слышно ещё долю мгновения – и тоже замерло. Будто Тот, Кто Шёл, услышал, что Фламментайн остановился, но не успел своевременно среагировать.
- Впереди кто-то есть… - мысленно шепнул Дух своему спутнику и принюхался, пытаясь учуять чужаков.
Ничего.
Пригнув голову, он сделал ещё несколько шагов вперёд, слыша, как отчётливо заскрипели по полу чужие когти, с готовностью приближаясь к драконам. Как глупо, как самонадеянно.
Неяркий свет, порождённый внутренним огнём Главы, выхватил из мрака два чужих силуэта. Фламментайн незамедлительно ощетинился и чешуя на загривке поднялась дыбом. Жар, исходящий от дракона, усилился, - однако дальше этого агрессия пока не зашла.
- Уходи, - прозвучал хор из двух голосов. – Дальше – смерть.
Дракон сощурился, пытаясь различить в темноте чужаков. Не видно нихрена – а свет его огня слишком слаб… Он снова потянул воздух, пытаясь распознать этих двоих. Попытался прощупать ауру. Но всё, что удалось рассмотреть, это только размеры драконов и отблеск синих шкур.
Что же… значит, здесь как минимум два входа.
- Виэны сегодня популярны, - прохрипел Фламментайн. Он тянул время, ожидая мнения Зеска. Что скажет маг Разума насчёт этих двоих?

+1

66

Ледяной щит, преградивший драконам проход, всё плавился, оплывал, растекался лужей не в силах противостоять мощи фламментанова пламени. Очень скоро они смогут пройти внутрь. Вот только где встречающая делегация, где приветствия? Слишком тихо. Чутьё подсказывало Ниаразеску прощупать местность ещё разок. И не напрасно: магия показала присутствие разумных существ поблизости, и Морок успел насчитать восемь различных источников мысли, прежде чем кто-то из вражеских магов укрыл группу каким-то скрывающим заклинанием. Но вряд ли патрульных было восемь. Скорее всего по души огненных вторженцев прислали стандартную группу из десяти драконов. Зеск собрался было сообщить Главе о скором прибытии местных сторожевых псов, но тот как раз в этот момент покончил с ледяной стеной и двинулся в глубь горного массива. Ниаразеску ничего не оставалось кроме как последовать за своим господином.
Стоит отдать должное предусмотрительности Духа Огня: едва оба дракона оказались под сводами пещеры, он обрушил с потолка несколько габаритных валунов и сплавил их воедино, запечатав таким образом проход. Умно. Оказаться погребённым под толщей каменной породы где-то в недрах Виэнов Ниар не боялся. Они оба владеют заклинанием портала и смогут покинуть это место, как только добудут то, за чем пришли. Да и очень уж он сомневался, что даже в крайнем случае груда камня станет серьёзным препятствием для Фламментайна. Словно прочитав мысли мага, тот предостерёг его от неаккуратного обращения с пространственной магией. По мнению последнего предостережение было необязательным, что впрочем ничуть не умаляло правоты этих слов. Застрять в стене было раз плюнуть.
Драконов окружала темнота. Зеск позволил себе прикрыть глаза на несколько мгновений, чтобы привыкнуть к ней. Но мрак был слишком густой, почти осязаемый. Даже свет, исходящий от объятой пламенем чешуи Фламментайна, не рассеивал тьму и озарял пространство едва ли на пару метров вокруг. Ниаразеск осторожно и легко ступал позади Духа, ловко огибая торчащие тут и там каменные наросты. Даже сама пещера, казалось, была не рада огненным и ощерилась острыми гранитными клыками.
Они прошли совсем немного, когда Морок почувствовал магию Разума. Кто-то наложил на это место заклятие, призванное внушить страх вошедшему, заставить его повернуть назад. Но эффекта магия не возымела. Глава стаи Огня был достаточно силён духом, чтобы противостоять ему. Что до самого Зеска, то его оно заставило только скривиться в пренебрежительной усмешке. Как он успел отметить, заклинатель колдовал либо в спешке, либо очень небрежно, потому что работа была проделана из лап вон плохо. Сам шпион мог сделать в разы лучше. Поэтому ему стоило совсем небольших усилий разрушить заклинание. Однако само наличие подобной магии его настораживало. Присущая ему подозрительность временами перерастающая в паранойю не давала ему расслабиться в полной мере. И неясный шум, напоминающий его собственные, но как будто запоздалые шаги, не способствовал успокоению.
Маги Разума тоньше всех чувствуют надвигающиеся события. Иногда эти ощущения оформляются в полноценные предсказания. Сейчас же предчувствия предчувствиями и остались. Магия Морока говорила о том, что поблизости никого нет, но всё же он был уверен, что они в пещере не одни, хоть тому и не было никаких подтверждений. Здесь был ещё кто-то... или что-то. Зеск не мог сказать, дракон ли это, какой-то зверь или, может, нечто совсем иное, но с каждым шагом его уверенность только крепла.
- Впереди кто-то есть… - вскоре и Фламментайн озвучил мага мысли в его собственной голове. Шум чьих-то чужих шагов нарастал, пока наконец впереди не показались две фигуры. Впрочем "показались" слово не вполне уместное - их силуэты только угадывались в сгустившейся темноте, и было совершенно невозможно различить их черты. Все что удалось разглядеть Мороку, это размеры незнакомцев: один по габаритам был сопоставим с самим Духом Огня, второй же, который стоял напротив Ниара, был в два раза меньше.
"Ну надо же какое совпадение," - сощурился дракон, вглядываясь во тьму. Ничего. Только грозное предостережение, сулящее смерть тому, кто осмелится пойти дальше. Интересно, что пока драконы (или кто бы они ни были) ограничились одними словами и встали, как вкопанные.
- Виэны сегодня популярны, - послышался со стороны голос Фламментайна. Он остановился. Было видно, что Духа появление незнакомцев ничуть не обрадовало - об этом ясно говорил и усилившийся жар и топорщащаяся чешуя на загривке. Однако предпринимать что-либо он не спешил. Ниаразеск остановился рядом. Они выглядели неагрессивно. По крайней мере Зеску так казалось. Атаковать он их не собирался. Не раньше, чем Фламментайн прикажет сделать это или сам бросится в атаку. И всё-таки было в фигурах напротив что-то такое, что шпиону очень не нравилось. Он не сразу понял, что именно это было. А потом осознал. Всю дорогу он время от времени прощупывал пространство в поисках разумного или следов магии Разума. Но этих двоих не почувствовал. Совсем. Ни когда они приближались, ни даже сейчас, когда они стояли прямо перед ним. Об этом стоило доложить Фламментайну.
- Что-то не так с этими двумя. Я не чувствую их. Не слышу. Словно глухая стена. Так не должно быть.
Зеск знал, о чём говорил. Не может быть такого, чтобы совсем нельзя было уловить работу мысли дракона, находящегося так близко. Даже защитные артефакты в большинстве своём не скрывают разум хозяина, а лишь блокируют попытки вторжения. Но Ниаразеск даже не пытался "вторгаться". Он просто не чувствовал того, на что мог бы повлиять. Словно у драконов и вовсе не было мыслей, сознания. Если это всё же артефакт, то очень мощный и редкий. С таким Зеску ещё не приходилось сталкиваться. Это было странно. Неправильно.

0

67

Драконесса сердито постукивала кончиком хвоста по полу. Её опять начали одолевать сомнения. Под треск поленьев в костер и вой ветра за стеной пещеры вообще очень хорошо думалось, жаль только, что думы Светлейшей были нерадостны. На этот раз Аллинэя погрузилась в размышления о том, насколько правильно она поступила на последнем Совете. "Хах, последнем! Можно подумать, что будут другие". Порвать с прошлым оказалось так легко... И вместе с тем - неимоверно сложно. Всего несколько слов, но драконесса до сих пор чувствовала себя так, будто шла по тонкому льду и не знала, что под ним: близкое дно или жадная бездна. Бесконечные споры с Тенью не улучшили и без того паршивое душевное состояние драконессы, из-за чего она пребывала в крайне сумрачном настроении. Но, как ни странно, разговор с Динго снял изрядный камень с её сердца. Так что, когда воин вернулся в своё жилище, светлая была относительно бодра и весела, а тёплые слова дракона толкнули её на невиданный подвиг: впервые за последние дни Лиэс искренне улыбнулась в ответ.
- Знаешь, я столько раз говорила подобное отчаявшимся... Один мой друг когда-то давно сказал, что я умею давать мудрые и своевременные советы другим, но совершенно не могу следовать им сама. Всегда нужен кто-то, кто повторит их для меня со стороны. Поэтому спасибо тебе, Динго. Ты напомнил мне кое-что очень важное.
"Например, что есть те, кому безразлично, есть у меня плоть или нет, и как меня зовут. Хотя их очень мало, этих чудеснейших ребят. Но я никогда не любила большие кампании, так что оно и к лучшему."
- Пожалуй, мне пора идти. Правильной дороги, воин!
И снова одно из любимых напутствий светлой. Ни ровные, ни лёгкие пути, как правило, к хорошему не приводили. А вот выбрать из сотен тысяч тропинок единственную верную - это действительно сложно. Сама Лиэс этому училась очень долго и до сих пор часто ошибалась.
Драконесса легко поднялась и выскользнула из пещеры. В снежном царстве она перестала поддерживать зримый облик и  мгновенно растворилась в тенях.
куда-нибудь

0

68

Странная парочка драконов, будто лишённых не то что разума, - сознания, - между тем продолжала стоять, полускрытая тенями так, что видны были только очертания, да отблеск сине-фиолетовой чешуи. На раздражители никак не реагировали. Пока что, должно быть. И только немного шевелились вслед за движениями огненного владыки и его шпиона.
А всё вместе - и сумрачные коридоры, будто поглощавшие в себя свет, тяжесть горы и ощущение враждебных территорий вокруг себя, порождало вместе целый комплекс совершенно неприятных впечатлений.
Но других ходов нет, позади - завал и, возможно, Светлый патруль, впереди же парочка с неясными намерениями. И значит, что-то придётся предпринимать.
- Здесь нет того, что ты ищешь, - вновь молвил хор из двух голосов.
Ненормально? Возможно. Здесь не должны бродить драконы, не должно быть и драконов, лишённых аур и отголосков Разума. Живых, по крайней мере - но даже личи светились блёклым серым цветом. Однако чем дальше, тем более реальной казалась эта парочка. Все возникающие вопросы будто сами собой отметались, уступая место принятию непреложного факта: там их двое, впереди.

0

69

Фламментайн медленно кивнул в знак согласия с Мороком, не сводя взгляда с крупного дракона перед ним, который ощетинивал чешую на загривке так же, как и он сам, с его глаз, мерцавших, как две ледяных звезды. Впрочем, малого тоже не стоило недооценивать, так что порция внимания доставалась и ему.
- Здесь нет того, что ты ищешь, - вновь прозвучали чужие голоса. Дух поморщился.
- Вы не знаете, что я ищу, - отозвался огненный, припав на все четыре лапы. Пламя, тускло светившееся из-под чешуи и наполнявшее её светом, как будто солнце пронизывало тёмный янтарь, засияло ярче, языки огня полезли из-под стыков между отдельными чешуйками. Стало ощутимо теплее, но темноту разогнать это не помогало, напротив – всё будто начало тонуть в чернильном мраке.
- Не атакуй, - пасть Духа Огня застыла в оскале. Между мелких острых зубов замерцало рыжее свечение, поднимающееся откуда-то из нутра дракона. – Твоя задача – Разум.
Он плотнее прижал крылья к спине и бокам, сделавшись обтекаемым и длинным, и попутно не позволяя ценному свитку пропасть где-то здесь между камней, среди стен, острые скальные выступы на которых торчали как клыки в пасти какого-то мутанта. Видно было плохо, но для Фламментайна – лучше, чем на свету, ибо свет ослеплял его, тьма же была привычнее тому, кто был порождением Тьмы. Но и нападать здесь было так опасно. В этом узком коридоре за спиной огненной пары не было ничего, за спинами же этих зловещих синих незнакомцев могло быть всё, что угодно. И хуже – то, что признаки постороннего присутствия здесь никак нельзя было прощупать магическими способами. Только увидеть.
- С дороги, - захрипел Фламментайн. Каждый слог, вырывавшийся из оскаленной пасти, сопровождался выхлопом из рыжих искр, стремительно поглощаемых сгустившейся тьмой. – Или смерть станет вашей.
Он медленно и тяжеловесно двинулся вперёд, со скрипом задевая бронированными плечами края скал, частично мешавших проходу. Более крупная и тёмная чешуя на шее и между лопатками торчала вверх, время от времени выплёвывая короткие огненные язычки. Обычно вид Духа Огня, который едва сдерживал жажду крови, вселял определённый страх и заставлял всех встречных расчистить ему путь. И немудрено, если на тебя движется раскалённая глыба, готовая взорваться с минуты на минуту.

+1

70

Ситуация нравилась Ниаразеску всё меньше и меньше. От слова совсем. Он просто ненавидел те случаи, когда не мог в полной мере чего-то понять, и эти двое представлялись ему пока что неразрешимой загадкой. Маг с большим трудом подавил оскал и позволил себе только сощуриться, сверля глазами синеватые фигуры драконов впереди. Один из них внушал одними габаритами и в ближнем бою несомненно был бы грозным противником. Второй же хоть и смотрелся невзрачно на фоне первого, вполне мог выкинуть какой-нибудь неожиданный фокус. Не вышедших ростом принято не брать в расчёт и недооценивать. Ну что может сделать этот коротышка, когда я такой великий и могучий? А ведь думать так - это большая ошибка. Зеск знал об этом получше многих, ведь сам частенько пользовался своими скромными размерами, умело превращая недостаток в преимущество, а потому не спускал глаз и со второго стража. Вот только сражаться в тесном и утыканном острыми каменными пиками проходе, да ещё и во тьме Зеску не хотелось, пусть ему не приходилось жаловаться на куриную слепоту и развернуться было всяко проще, чем Фламментайну. Это не выигрышная позиция, тем более ещё неизвестно, что находится за спинами чужаков. Дух Огня, наверное, мыслил схожим образом, потому дал Мороку вполне однозначный приказ. Ниар только едва заметно кивнул. Остаётся надеяться, что у этих двоих достаточно здравого смысла, чтобы не пытаться остановить главу стаи Огня, слывшего не самым терпеливым драконом на Саяри, чьё самообладание с каждой секундой грозило сойти на нет.
Немного погодя, чтобы не путаться у господина под лапами в узком коридоре, Зеск двинулся следом за ним. Шипы вдоль хребта непроизвольно поднялись в угрожающем жесте, что впрочем едва ли сделало шпиона более устрашающим. Рядом-то с Фламментайном, чей облик с искрящейся чешуёй, пламенеющей пастью и внушительными габаритами внушал ужас не одному поколению драконов. Местным стражам стоило бы всерьёз задуматься, а стоит ли гнуть свою линию дальше, потому что если Фламментайн рассвирепеет, мало не покажется никому, и хуже участи, чем стать мишенью для его ярости, Ниаразеск не мог придумать. Самое время было бы порадоваться, что они находятся по одну сторону баррикад, если б только знать наверняка, что Дух в порыве гнева не затопчет ненароком своего сподвижника. На всякий случай Ниаразеск прижал крылья поплотнее к телу, дабы не мешали, и напружинил лапы, готовый в случае необходимости отскочить. Хоть и хотелось рассчитывать на здравомыслие преградивших путь драконов, а быть готовым к неожиданностям нужно. По мере продвижения вперёд Морок контролировал ситуацию и в магическом плане, однако ничего из ряда вон не находил. Ничего нового не обнаруживалось, а этих двоих для его магии по-прежнему как будто не существовало.

+1

71

Синий исполин двинулся вперёд, пригнувшись, и его малый спутник засеменил рядом и чуть позади. Конечно, такое сходство в действиях настоящих драконов и странных синих стражей коридора было настораживающим и дающим безусловный повод усомниться в реальности происходящего в принципе, но присутствие здесь фона, странно воздействующего на психику и разум, толком не позволяло этого сделать.
Шкура более крупного дракона замерцала голубоватыми искорками. Коридоры подземелья наполнялись медленно нарастающим гулом и глуховатым размеренным стуком – будто слышишь собственное сердцебиение, только исходит этот звук откуда-то извне.
Перегородившие коридор фигуры надвигались молча. Видно, всё, что они могли сказать – уже сообщили.

0

72

Добром эта встреча заканчиваться не собиралась, что, впрочем, было с самого начала очевидно. Фламментайн даже мог бы сказать, что достаточно долго предупреждал о возможных последствиях попытки перегородить дорогу Главе огненной стаи. Кто перегородил – тот крупный, пожалуй даже такой же, как он сам, но он не Дух, он вообще никто, хрен из-под горы, вот он кто, и следовало этого нахала проучить. Ишь как раздувается и искрами сыплет из-под чешуи.
И довольно разговоров. Время поджимало, а впереди таилось ещё немало опасностей, если верить тому, что было написано на той карте, что огненный продолжал прятать под крылом. И эти два болвана, что надвигались на Фламментайна и Ниаразеска – явно не самая серьёзная из них. Так что Дух предпринял именно то, что казалось единственно верным в данной ситуации. А именно – булькнул глоткой, раздувая просыпающееся в его теле пламя, и рванул вперёд. Когти всех четырёх лап клацнули по скале, оставив длинные белые царапины и мелкие камешки брызнули в стороны, разбросанные могучим прыжком.
Но все звуки тонули в нарастающем гудении, которое порождало нутро Виэнов, глуховатый стук с причмокиванием, будто сокращались клапаны, пропускающие порции крови, одну за другой, так что Фламментайн ринулся беззвучно. И всякое движение казалось замедленным – отрывающиеся от пола лапы, горло, засветившееся от подымающегося вверх огня и глаза, почерневшие от налившейся крови, оскаливающаяся пасть, в которой замерцали оранжевые отсветы.
Было одно мгновение, которое осталось без течения времени, а потом всё вновь вернулось на круги своя, и Дух обратился в объятый собственным пламенем снаряд, который мчался прямиком на синего исполина, которого скрывала порождаемая тоннелями Тьма – как бы ни светил огонь, деталей не удавалось разобрать. Будто чем больше огня извергалось, тем плотнее становился мрак.
И загрызть своего оппонента Фламментайн собирался теперь на полном серьёзе, кем бы он ни был. Не он первый, не он последний.
Гул, наполняющий тоннели, усердно вытеснял из головы все прочие возможные мысли. Что не имеет значения, когда окружающему ландшафту не достаёт немного крови.

0

73

Пока Глава закипал, Ниаразеск внимательно следил за движениями драконов впереди. Было в них что-то такое, что будоражило внутри тревожное чувство, и дело совсем не в том, что обмен угрозами грозился вот-вот перерасти в драку. В них было что-то неестественное. В том, как они слаженно говорили, как двигались. Меньшему из них доставалось больше внимания Морока, и тот, хоть чернильный мрак не позволял разглядеть фигуру напротив как следует, никак не мог отделаться от ощущения, что этот чёртов синюшный идиот передразнивал его. То, как он встал чуть позади второго, как пришёл в движение одновременно с самим шпионом. Второй же страж, к слову, едва ли не в точности повторял за Фламментайном.
"Да какого шикаяра они делают?"
На ум пришло, что это вообще могла быть иллюзия, но эту мысль Ниаразеск отмёл. Он бы сумел распознать иллюзию, даже такую искусную. В чём же подвох? При движении вперёд вновь стало нарастать давление на Разум. Связан ли с ним этот всё усиливающийся ритмичный гул, доносившийся как будто издалека и заставляющий вспомнить о токе крови по венам, ещё предстояло выяснить. Кто-то всё-таки очень не хотел, чтобы забредшие в эту пещеру прошли дальше. Зеску это не то чтобы очень мешало, но несколько нервировало. Так что ему показалось вполне не плохой идеей создать вокруг огненных драконов нечто вроде довольно объёмной невидимой сферы, призванной по мере не таких уж скромных умений мага оградить от нежелательного воздействия на их умы.
А тем временем, пока Ниаразеск был занят колдовством, терпение Фламментайна лопнуло. Шпион мог почувствовать, как брызнула каменная крошка из под лап его господина, когда тот ринулся на стража-великана. Загадка о сущности двоих, преградивших путь, как-то сразу отошла на второй план перед угрозой быть задетым в сражении драконов, каждый из которых был вдвое крупней Ниара. Бросаться в бой следом и устраивать взбучку второму Зеск, конечно, не стал. У него был чёткий приказ не атаковать, и он не собирался его нарушать. Дракон только отпрыгнул к стене, чтобы не путаться под лапами и припал к полу, замерев на взводе на подобие сжатой пружины, готовый при необходимости мгновенно отскочить. Хвост без отгрызенного когда-то давно кончика в угрожающем жесте заходил из стороны в сторону. Стражу поменьше был адресован только недобрый оскал, дополненный змеиным шипением, которое впрочем потонуло в гуле. Смысл сего посыла был прост и понятен. "У меня терпения побольше, но не советую проверять его на прочность."
Не сводя глаз с обоих стражей и по-прежнему скалясь, Ниаразеск занялся тем, чем должен был. А именно поддержанием и усилением защитной сферы.

+1

74

Малый дракон, брызнувший в сторону из-под лап своего более крупного товарища, оскалился, между зубов брызнули капли слюны – это мельком можно было успеть заметить перед тем, как воспламенившаяся голубыми огнями туша рванулась вперёд по направлению к Фламментайну. Купол, который воздвиг Ниаразеск, был нематериален, и двигался вперёд заодно с продвижением самого Духа Огня, так что он никак не помешал дракону врезаться в своего противника грудью и плечом, так же, как сделал выходец из тоннеля. Чешуя, притёршаяся друг к другу, скрипнула; звук потонул в оглушительном рёве из двух пар глоток, от которого завибрировали стены тоннеля и вниз полетели маленькие камешки и песок. Ниаразеск может также почувствовать творение схожей магии со стороны противника – дракон поменьше поднял точно такую же сферу, и скрестившись, они полыхнули пурпурными искрами на стыке.
Толстая чешуя на груди обоих сцепившихся драконов амортизировала удар, но несколько сотрясла разнообразные внутренние органы. Пока не смертельно, но достаточно чувствительно. Сила удара отбросила противников на несколько шагов назад и щиты Разума также рассоединились. С треском и осыпаясь искрами пурпурная граница снова исчезла.
Однако она возымела определённый эффект. К драконам неспешно начал возвращаться разум и критическое осмысление ситуации.

0

75

Дух скрипнул зубами. С тем же успехом можно было пытаться отпихнуть скалу – импульс силы, который он применил против противника, вернулся обратно ровно таким же и на алой чешуе затухали осыпавшиеся голубые искры. Когти столкнувшихся драконов прочертили симметричные борозды в каменном полу.
Фламментайн шагнул назад и покосился на Зеска. Краем глаза успел заметить, что синий противник совершил такой же жест. Гудение, наполнявшее голову, медленно отступало, как волны в отлив, обнажая гладкий берег ясного сознания.
- Они такие же, - прошелестел огненный, вновь воззрившись на противников. Поднял лапу, помахал перед собой, и огромный синий, по-прежнему наполовину закутанный в тень, махнул в ответ.
- Но пройти не дадут.
Сопя, Фламментайн проделал ещё несколько жестов. Прошёлся по коридору, насколько позволяла его ширина, стараясь не застрять в торчащих из стен обломках. Синий дракон внимательно повторял каждое движение и дышал в такт вздымающейся и опадающей груди самого Духа, из пасти которого теперь валил глубокий чёрный дым, заворачивающийся в клубки при каждом новом слове.
- Как думаешь… они нас слышат? – едва уловимо прошелестел Дух, наклонив морду к самому уху Зеска. Шевельнул крылом, едва коснувшись узкой спины шпиона, и вновь его жест был скопирован. Это повторение можно было обратить в собственную пользу, что до просветлённого сознания Духа Огня дошло довольно быстро. Лишь бы Морок не устал наводить щит раньше, чем задуманный план удастся осуществить.
- Не похоже, будто они понимали, что делают, - продолжал Фламментайн, транслируя размышления напрямую в голову огненного. – Тоннель, в котором они стоят, не является отражением нашего. Эти скальные шипы с их стороны расположены не там же, где у нас. Мы убьём их сейчас, их обоих.
Морда Главы осветилась оскаленной ухмылкой, что в сочетании с ровным и даже равнодушным тоном его мысленного общения сочеталось несколько пугающе. Между плотно стиснутых зубов продолжал медленно сочиться густой дым, ядовито заполняя помещение. Впрочем, какая проблема для огненных, они живут в облаке вечного смога и загадочных испарений.
Торчащие из стен сталактиты поблёскивали кварцевыми вкраплениями в свете, который испускала нагретая чешуя Фламментайна.
- С той стороны есть достаточно тонкие выступы, - ухмылка стала ещё шире. – И достаточно длинные. Если у этих тварей есть мозг… им не повезло.
Следующие действия Духа Огня со стороны могли напомнить игру драконовой кошки с чем-то невидимым – но если кошки скорее всего не преследуют какой-то цели в своей игре, то цель Фламментайна была простой и древней, ибо нет ничего древнее убийства. Косясь на противника, он проследовал к стене, где не было ничего, и где приметил со стороны противников длинную и узкую каменную сосульку, зазывно мерцающую в слабом свечении драконовой чешуи. Поднял лапу, - и скалящийся в ответ противник повторил. Убедился в том, что отросток скалы крепко охвачен у самого основания и дёрнул лапой. Впустую – но у синего соседа этот каменный шип обломился.
Крепко «держа» пустоту, чтобы отражение не уронило шип, Фламментайн оглянулся на Морока.
- Заставь того, второго, повторить.
И с этими словами он размахнулся и вонзил воображаемую каменную колючку аккурат в собственный правый глаз. Синеватый силуэт напротив него сделал ровно то же самое, но в его лапе был зажат вполне материальный сталактит.

+1

76

Грохот кругом стоял жуткий. Когда Дух сражается с кем-то сопоставимым ему хотя бы по размерам тихо не бывает. По спине шпиона неприятно застучала каменная крошка, скатываясь с легкой чешуи. Совсем рядом что-то опасно заскрежетало, и дракон непроизвольно подался вперёд, отчего едва не столкнулся носом со вторым синим, который сделал то же самое. Всполох огня со стороны столкнувшихся Духа Огня и его противника на мгновение осветил морду стража поменьше. Зеску смутно почудилось в нём что-то до дрожи знакомое, но прежде чем маг успел разглядеть оппонента как следует, мрак снова окутал его очертания. Ниар попятился назад, приняв прежнее положение и вдруг поймав себя на том, что ощущает воздействие магии, причём идентичной той, что творил он сам, а под потолком заискрило сиреневым на месте столкновения двух заклинаний. Без сомнений стражи повторяли не только движения драконов. И в этот момент то ли наколдованный Ниаразеском ментальный щит начал себя оправдывать и позволил трезво взглянуть на происходящее, то ли и дальше не замечать почти очевидное было попросту невозможно - Морок наконец осознал, что видит перед собой не случайно сходного по размерам и по внешности дракона, которому каким-то образом удаётся повторять все его действия. Он видел перед собой не много не мало свою копию, которую можно было отличить от оригинала разве что по цвету шкуры. И хотя природа этих двоих всё ещё оставалась загадкой, стало ясно, что преградившие путь драконы сделают в точности то, что сделают их незваные гости. Немногим позже эту догадку подтвердил Фламментайн.
Ниаразеск позволил себе немного расслабиться, краем глаза отметив, что близнец принял такую же позу, и перевёл взгляд на Главу. Тот нехитрым способом заставлял другого стража махать лапами и прогуливаться по пещере. Кажется, по крайней мере на данный момент опасность миновала. Впрочем, ослаблять бдительность дракон не собирался, и незримый щит по-прежнему накрывал обоих. Он будет поддерживать его до тех, пока не будет уверен, что их здравомыслию ничего не угрожает.
- Не думаю, - ещё тише отозвался Морок, когда Дух оказался рядом, окутывая пространство вокруг клубами едкого дыма, - А даже если и слышат, то едва ли осознают услышанное, - на одарённых рассудком существ эти двое походили очень мало. Бездумное порождение неизвестной магии, созданное только для того, чтобы загородить проход. Марионетки. А кукловодами вдруг стали сами огненные драконы.
Намерения господина Ниаразеск уловил быстро. Простая и замечательная в своей простоте идея. Пусть они убьют себя сами. В какой-то степени это даже изящно.
По морде шпиона скользнула тень усмешки, когда он взглянул на фигуру напротив и двинулся к стене. Фигура послушно повторила за ним и остановилась перед россыпью сталагмитов. Зеск поводил лапой перед собой и сомкнул пальцы на воздухе. В то же время лапа синего дракона обхватила каменный колышек. Не слишком большой, довольно тонкий, но такого достаточно, чтобы забрать жизнь дракона. Ниаразеску бы хватило. Одно небольшое усилие, и отросток с характерным хрустом отломился. Убедившись, что оппонент прочно держит орудие за основание, Морок поднял ухватившую пустоту лапу на уровень глаз, а затем одним неторопливым движением приложил её к глазнице. Выглядело это так, будто огненный просто хочет посмотреть на стража через кольцо собственных пальцев. Невинный такой, почти что детский жест. Для противника же дело обстояло совсем иначе.

+1

77

Со стороны зрелище получилось действительно пугающим. Отражения, вынужденные повторять всякий жест, вздох и действие, действительно вонзили каменные осколки в собственные глазницы, а это ведь один из кратчайших путей, ведущих непосредственно в мозг. Но картинки получились разные.
Отражение Фламментайна, из стража прохода обратившееся в мученика, загнало сталактит себе в голову, с точностью повторяя и зловещую усмешку, застывшую на морде Духа. Копия Ниаразеска проделала то же самое, но более неспешно, дав возможность проследить за медленно сминаемым глазным яблоком, которое сперва обогнуло острие и наконец, не выдержав давления, лопнуло прозрачными брызгами. По скулам обоих стражей медленно заструилась кровь, почему-то тоже синяя, что обостряло общее ощущение абсолютной нереальности происходящего в тоннеле.
Несколько мгновений они стояли напротив огненной пары, после чего раздался оглушительный звон и треск, напоминающий звук бьющегося стекла, только очень большого. Закутанные в мрак силуэты задрожали и рассыпались на множество осколков, исчезнувших, стоило им коснуться пола.
Одновременно с этим пропало мощное ощущение почти физического давления, которое всё это время тяготело над драконами. Дышать сразу стало легче, думать - тоже. Тьма отступила и рыжий свет, источаемый раскалённой шкурой Духа Огня, ворвался в пространство, освещая его.
Коридор продолжается вперёд, но теперь ничего не мешает идти дальше.
Пока не мешает.

0

78

Фламментайн ликующе рявкнул, проследив за тем, как рассыпаются на части иллюзорные фигуры противников. Зрелище было очень странное, ничего подобного он раньше не встречал, ну а если встретит в будущем - теперь понятно, как эта проблема решается. Возможно, для кого-то подобная ловушка и окажется смертельной, но Дух искренне считал, что таких болванов в мире не водится.
И всё же, когда первая краткая радость от победы прошла, а радовался Глава так же привычно, как и убивал, на смену ей пришло весьма сильное раздражение, выразившееся в яростно полыхнувшем всплеске пламени, покрывавшем чешую. Потому что, ну - как можно быть таким слепоглухонемым идиотом и не заметить, что он бился с собственным отражением? Ну воздействие на Разум, исходящее, кажется, от самих камней. Ну  и что. Не затем он прожил пять с хреном тысяч лет, чтобы так легко поверить в подобный обман.
Скрипнув зубами, Фламментайн покосился на Морока, и его гневный прищур смягчился, а укрывающие шкуру языки пламени потемнели.
- Отлично, - скупо и быстро похвалил он работу дракона. Всё же те гнилые кости, что притащили эту карту, были правы: взять с собой мага Разума было отличной идеей. Иначе он наверняка так и сдох бы здесь от голода, пытаясь победить самого себя. Он расслабил затёкшее крыло и карта упала на пол, разворачиваясь. Фламментайн аккуратно растянул её когтями на полу, перевернул и уставился на надпись, которая красовалась на обороте.
"ИРД".
Ну и тот стих про цветок, корни и болезни, который дракон запомнил  в общих чертах.
- Думаю, недолго осталось, - заметил он, кивая на продолжающийся коридор. - Виэны не настолько велики, вряд ли придётся блуждать здесь долго. Идём посмотрим, что там. Щит не снимай.
Фламментайн запихнул карту обратно под крыло и двинулся вперёд, постукивая когтями по полу. Волшба Ниаразеска неплохо снимала негативное воздействие, порождаемое тоннелем - вроде бы и тьмы стало поменьше, и тлеющая чешуя огненного Духа давала вполне пристойное освещение. А может действительно, то морочащее зеркало и было источником и единственным стражем. В любом случае тоннель теперь казался не таким уж и длинным.
Дракон замедлился, проходя мимо того места,  где отражения рассыпались осколками. Но пол был каменный и в принципе даже чистый. Только под слоем были были различимы множественные царапины от когтей когда-то проходивших здесь драконов.
- Лич, который отправил нас сюда, - негромко заговорил Фламментайн, - сказал, что это место нашёл какой-то лавовый полукровка, собиратель редкостей. Здесь-де было что-то, связанное со Звёздными. То ли гробница, то ли храм. В любом случае, вымыслов об этом месте явно больше, чем истины.
Тоннели действительно мало напоминали храм. Либо кладка камней истёрлась и обросла извёстковыми сталактитами до такой степени, что утратила всякие сходство с лапотворным сооружением, либо Звёздные использовали природные пещеры под свои нужды. Однако если они были настолько высокоразвитым народом, какими их все считают, разве стали бы они ютиться в какой-то норе? Духу приходилось изо всех сил прижимать к себе крылья, чтобы не ободрать их об острые выступы на стенах. Вряд ли он крупнее тех же Звёздных. Вот Зеску хорошо, он помельче.
Фыркнув, Фламментайн поднял голову. Куда-то приведёт этот коридор?

0

79

Что ж, это сработало. Стоило меньшему из лжедраконов последовать примеру большего и вогнать  каменный осколок себе в глазницу, чары спали. Стражи разлетелись вдребезги с треском и звоном, с каким лопается толстое стекло. До поры проход был свободен. Тьма заспешила скрыться в углах пещеры, разгоняемая сиянием фламментайновой чешуи. Ниаразеск прищурился и застыл на месте, прислушиваясь к своим ощущениям. Прежнее давление на разум поубавилось и сходило на нет. Однако Дух Огня был прав, терять бдительность и ослаблять защиту не стоит. Благо без сопротивления поддерживать заклинание было легче. Глядя на исчезающие прямо на глазах осколки, Зеск чуть слышно фыркнул. Могло бы показаться, что он не впечатлён, но дело было не в этом. Он был недоволен. Сейчас представлялось ясным, как день над Светлыми землями, чем являлись те двое. Казалось нелепостью не заметить этого сразу. Где же твои наблюдательность и сообразительность, которыми ты так гордишься, а, Морок? По крайней мере удалось снять угнетающий эффект. Ещё бы не удалось! Напрасно что ли прошли четыре тысячи лет. Ничем более шпион свое недовольство не выдал. Дело ещё не сделано, стоило сосредоточиться на нём.
Дракон перевёл взгляд на Духа, который вновь устраивал  карту под крылом, и двинулся за ним по коридору. Находиться здесь стало намного спокойнее. Хотя бы потому, что огонь теперь давал возможность не налететь в потёмках на какой-нибудь неудачно расположенный выступ и не разделить участь двойников. Любопытно, сколько ещё препятствий воздвигнуто перед ними, дабы преградить путь? И главное, к чему? Каковы шансы, что это нечто действительно способно справиться с мором?
- В самом деле? - отозвался Ниаразеск, оглянувшись по сторонам. Звёздные? Что-то не очень-то похоже. Узкие переходы, неровные стены с известковыми подтёками, сталактиты и сталагмиты - всё это никак не ассоциировалось с монументальными творениями лап далёких предков. На вид совсем непримечательная пещера. На Сеариве есть и попрезентабельнее. - Слабовато верится.
"Ещё бы. Собиратели древностей и не такого наплетут, лишь бы подороже втюхать свои находки."
А туннель тем временем сужался, и Зеску пришлось ненадолго остановиться, чтобы пропустить Фламментайна, и продолжить идти уже следом за ним, а не сбоку, как ранее. В этот момент он был рад, что природа одарила его такими скромными габаритами. Вот оно - то самое преимущество, о котором многие забывают. Морок был способен при необходимости без труда развернуться в проходе прямо на месте, вот Главе стаи Огня такой фокус уже бы не удался. А вот как следует разглядеть, что таится впереди, маг не мог. Мог только в деталях разглядеть пылающий господский хвост.

0

80

Тоннель был недлинным. Через минут десять ходу он начал подниматься вверх, вильнул и вывел в освещённую пещерку. Самую обыкновенную освещённую пещерку, никаких там светящихся кристаллов, магических аур или чего-то подобного. Стены были разукрашены белой глиной, но к сегодняшнему моменту все рисунки истёрлись и осыпались. Может это они давали воздействие на разум, от которого теперь приходилось защищаться, может быть и нет, главное здесь не это.
В зал вёл второй проход в противоположной стороне, выглядящий практически точно так же, и тонул во мраке. Свет же в пещерку попадал из достаточно большого отверстия выше по скале - достаточно большого, чтобы туда могла пройти голова взрослого дракона. В сереньком полумраке были хорошо видны каменные полки, заставленные сотни лет назад выдохшимися артефактами, ныне ставшими лишь бесполезным барахлом, непоправимо истлевшими книгами и свитками, и довольно крупный постамент посреди пещерки. К нему вели следы, исходящие из противоположного прохода - следы двух крупных драконов, которые, вестимо, покинули сокровищницу бесполезных предметов порталом. И что бы ни лежало на постаменте - забрали его с собой. А может не нашли ничего точно так же, как Зеск и Фламментайн.
Камень был пуст, совершенно пуст.

0

81

Приметив проблеск света впереди, Фламментайн ускорил шаг, с треском продираясь сквозь немного сузившийся проход. Желание увидеть наконец то, зачем он пришёл и то, на что дала ему наводку гнилая черепушка, именуемая Хароном, подстёгивало дракона. Длинный хвост, светящийся изнутри ярким оранжево-алым цветом, какой рождается в раскалённых углях, исчез за поворотом.
На миг всё затихло. Дух Огня изучал открывшуюся ему картину, замерев перед каменным пьедесталом. Быстро обшарил взглядом скучные полки, заставленные мусором, пустую поверхность подставки и цепочку следов, ведущую к ней из соседнего прохода. Больно знакомые чувства вызывали эти следы. Фламментайн шагнул вперёд, шумно принюхиваясь.
И взревел оглушительно и яростно. Языки пламени, побелевшие от ничем не сдерживаемой злости, брызнули в стороны, ударяясь о стены, закружились огненным вихрем, сжигая и сметая всё, что попадалось на пути. Огонь, воцарившийся вокруг взбесившегося Главы, накинулся на разбросанные по пещерке предметы со своим извечным аппетитом, проглотив трухлявые книги и свитки и не оставив даже пепла; заставил полопаться опустошённые волшебные шары и сплавиться в бесформенные груды какие-то металлические и бесполезные цацки. Финальным движением Фламментайн выбросил ставшую бесполезной карту и её тоже пожрал огонь. Круто развернувшись в тесноватой пещерке, Дух тяжёлым взглядом уставился на Ниаразеска. Пламя, закоптившее стены до черноты и сохранившееся кое-где в виде очень маленьких костерков, попрыгало обратно к Фламментайну, как опилки тянутся к магниту, и огонь впитывался в шкуру, вновь присоединяясь к гневливой сущности Духа.
- Эльсирин, - пыхтя и фыркая, заявил дракон первопричину яростной вспышки. – Опередил. Что бы тут ни было, забрал. Или тут не было ничего. Но он здесь побывал.
Фламментайн неприязненно махнул в сторону второго тоннеля. Идти туда не было никакого смысла, Светлейший наверняка порыскал уже и там, и вынес всё ценное, если здесь хоть когда-то было что-то хоть немного более ценное, чем горка пустых стеклянных сфер.
- Отец. Мы закончили,  – вклинился вдруг в раздражённый поток мыслей далёкий голос Гортхаура. Хоть какая-то позитивная новость. Теперь Дух Крови может быть горд – уберёг Виэны от разрушения их Фламментайном во втором приступе ярости. А то курящаяся чёрным дымком воронка на месте этой горы вполне бы оживила местность.
Со стороны Глава смотрелся внезапно обретшим спокойствие, если бы не налившиеся кровью почерневшие глаза, хмуро вперившиеся в пространство. Дух сосредоточенно провешивал портал от Ледников до Лавового озера для сыновей, стараясь не выбросить обоих вместе с, как он надеялся, их добычей, куда-нибудь на дно Элтена. Или в космос. Ну, своих детей он любил и заботу проявлял, как умел.
Наконец, покончив с этим занятием, он повернул голову к Зеску и исподлобья уставился на дракона.
- Разносчика поймали. Или убили. Нам пора. Здесь больше делать нечего.
Каждая произнесённая фраза вылетала из пасти Духа, как короткий и отрывистый плевок. Передёрнув плечом, он спросил Горта:
- Прошли?
И, получив удовлетворительный ответ, закрыл коридор между такими чужими друг другу землями.
Теперь поодаль от Фламментайна распахнулось другое огненное кольцо, теперь уже для него самого и для Морока. Портал вёл всё к тому же Лавовому озеру и дышал привычным сухим теплом. Впрочем, кое-кто назвал бы его сатанинским иссушающим жаром, от которого у иных глаза лопаются. Дух Огня кивнул Ниаразеску, указывая ему на портал. Мол, полезай вперёд.
Сам же прыгнул следом.

>>> Лавовое озеро

0

82

Проход вёл драконов недолго, выведя драконов в небольшую пещеру. Первым в неё, разумеется, ворвался Фламментайн, шедший впереди. Следом за ним прокрался Ниаразеск, вставая чуть в стороне, чтобы открыть себе обзор. Первым в глаза бросился пустой пьедестал посреди помещения. Зеск поджал губы и сощурился. Чутьё подсказывало, что ловить здесь нечего. Желая убедиться в этом, дракон пробежался взглядом по полкам, заваленным истлевшими от времени свитками, давно выдохнувшимися артефактами, разного толка склянками и прочей бесполезной рухлядью. И вот это "храм Звёздных"? Ха-ха три раза. Много разглядеть он не успел. Дух Огня по соседству яростно взревел, и вместе с ним взревела поднявшаяся вдруг огненная буря. Пламя заполонило собой всё пространство кругом, оглашая пещеру характерным треском, сопровождаемым шипением и звоном лопающегося стекла. Оплавленные осколки брызнули во все стороны, воздух наполнился дымом и гарью, на стенах, полу и потолке оседала сажа и копоть. Самое время порадоваться тому, что огонь не мог нанести вред шпиону. По крайней мере до тех пор, пока Фламментайн намерено не захочет этого. Ниаразеск хранил молчание. Когда Глава в бешенстве, самый лучший ход - привлекать к себе поменьше внимания, дабы не попасть под - хе-хе - горячую лапу. Когда же гнев немного поутих, Дух озвучил причину буйства стихии. Эльсирин притащил сюда свой светлейший зад раньше. Даже если здесь что-то было, огненным это не достать. Они пришли сюда зря. Что ж, очевидно, больше здесь делать нечего.  Виэны забрали уже достаточно времени.
Зато были и хорошие новости. Хотя бы не плохие. Видимо, на связь вышли фламментайновы сыновья, что искали источник заразы в Ледниках. Стало быть нашли. Оставалось надеяться, что это хоть как-то поможет целителям и учёным продвинуться в поисках лекарства. Хоть Зеску и было наплевать по большому счёту на жизни каждого отдельного члена стаи, он понимал, насколько плохо могут в скором времени обернуться дела для Огня в целом, если всё останется по-прежнему. И он не хотел этого.
Перед драконами раскрылся портал, ведущий на родные Пламенные земли. По ту сторону лениво шипело магмой Лавовое озеро. Где-то глубоко внутри Ниар ощутил удовлетворение. Виэнский хребет с его заснеженными вершинами и узкими подземными переходами не пришёлся Мороку по душе.
Жест Фламментайна недвусмысленно указал магу на портал, и тот прошёл сквозь огненное кольцо.

---> Лавовое озеро

Отредактировано Ниаразеск (16 Июл 2016 13:32:17)

0

83

21 Мороза, полночь
Холодно, ясно

Уже несколько часов призрак светлой бродил по Виэну, как самое что ни на есть настоящее привидение из детских страшилок. Разве что не завывал и не кидался палками. Хотя выть хотелось так, что хоть плачь. Лиэс было плохо. Разговор с Дингросуром ненадолго отвлёк её от мрачных дум, но и воин, и его логово остались где-то далеко, а мысли - они здесь, никуда от неё не денутся, мельтешат и требуют внимания. Да и что ей ещё делать, как не размышлять, если ни на что другое драконесса более не способна?
Снегопад давно закончился, ветер унёс прочь тучи, и теперь высоко в небе мерцали яркие зимние звёзды. Красивое зрелище, наверное. Аллинэе же они в последнее время напоминали о Праматери и будили отнюдь не радужные воспоминания. Хотя, честно говоря, в жизни драконессы вообще было не так уж много светлых моментов. Из всех событий прошедших двух дней таковым можно было назвать разве что встречу с Иррлуассой и её семейством. А так... С Мисой она поссорилась. И хотя оба Духа явно были на взводе изначально, Лиэс это ни в коей мере не оправдывает. С Эльсирином вообще всё сложно. Что там думала этот дракон сейчас, светлая не представляла, но сама она ему безоглядно доверять, как раньше, уже не сможет. Да и в Совете он такой фортель выкинул, что хоть стой, хоть падай. Крайне эмоциональная "беседа" с Аграилом довершила разгром. Что делать, куда бежать, за что хвататься? Хорошо, вроде бы с Мисан брат собирался переговорить с глазу на глаз ещё раз, уже без Нэи и тем более без Рина. И сама она перед подругой повинится. Потом. Когда Вейла остынет и устроит повторную истерику. А вот что делать с ДУхом Порядка?.. Оставить всё как есть? Не вариант, однозначно. Иначе этот оглашённый что-нибудь такое устроит, что вся стая год икать будет.
Драконесса петляла по горным тропинкам, и постепенно в её голове оформлялся примерный план действий. Для начала... Для начала стоит найти приближённых Главы и посмотреть, что это за драконы. Если Нэя их лично знает, имеет смысл показаться на глаза и поспрашивать, что вообще происходит. При условии сохранения её тайны, конечно же. Вот только где их искать? Калхона большая, не говоря уже о всём Закатном крае! А советники имеют обыкновение носиться по всей территории и спать где придётся... Сложно, в общем.

0

84

21 Мороза, полночь

Это была одна из самых обыкновенных вылазок Лито, хотя дракон больше любил говорить "прогулок". Вот такие вот у него получаются затяжные прогулки, которые растягиваются бывает на пару-тройку недель. Сегодня Лито обследовал Виэны, но ничего особо интересного не обнаружил - горы, как горы. А ведь говорят, что тут немало тайн... Ну, если какие-то тайны и есть, то они либо не желают быть раскрытыми, либо целитель плохо искал. Как бы там ни было, но день подходил к концу, а значит пора возвращаться домой. Но тут образовалась небольшая загвоздка... Лито очень сильно устал за сегодня, как морально, так и физически. А ведь порталы наследник открывать не умеет. Вот и решил Дух заночевать прямо здесь. Какая в конце концов разница? Он ведь на своей территории, верно? Серый Дозор, да хранит его Праматерь, не подпускает всяких тварей близко к границам, так что можно чувствовать себя в безопасности. Да и чтоб Дух не справился с какой-то виверной? Враки.
Лито улегся у подножия в сложенную из веток конструкцию, напоминавшею гнездо, и стал смотреть на звезды. День был ясный, и каждую звезду видно хорошо. Целитель смотрел на ночное небо и постепенно засыпал.
Казалось бы, как наследник Светлой Стаи может находится так далеко от своего логова? Без охраны? Ведь мало ли что! Вдруг диверсия соседей? И вообще этот мир такой опасный... Но Лито было на самом деле все равно, он частенько забывал, какую должность занимает. Да и вообще, какой смысл быть бессмертным, если за все эти тысячи лет ты даже не можешь пощекотать себе нервишки и поспать там, где вздумается? Да и он в конце концов всего лишь наследник, нет пока на Духе такой ответственности, которая лежит на его отце, и Лито надеялся, что еще не скоро ему придется занять место Эльсирина. Ведь это такие проблемы... Уже просто так не погуляешь, не поспишь под Виэнским хребтом.
Погруженный в созерцание неба и свои размышления, светлый уснул, как обычно свернувшись калачиком. Дух Целительства обладал здоровым сном, т.е. если уснул, то даже, наверное, взрыв Шангри его не разбудит. Так что Лито сопел себе, не обращая внимания на призрака, находившегося буквально в двух шагах.

0

85

Бездумно бродить по горам Светлейшей в конце концов надоело. Так уж сложилось, что она всегда предпочитала каменным склонам лесную тень, и теперь драконесса споро летела к любимому уголку, к своей старой пещере в чаще древнего Элесмиорна. Так бы и закончился второй день её пребывания в мире живых, если бы в какой-то момент светлая не заметила среди снегов яркий хохолок перьев. "Эльсирин?!" Вопросов к Светлейшему накопилось в избытке, и за возможность решить их с глазу на глаз Аллинэя радостно ухватилась, мгновенно меняя направление движения. Но пятно цвета то исчезало, то появлялось вновь, скрываясь в пещерах и ущельях и вновь показываясь на глаза. Хотя едва ли дракон знал, что за ним внимательно наблюдает не упокоившаяся с миром душа.
По мере приближения стало понятно, что Аллинэя где-то ошиблась. Следы на снегу никак не могли принадлежать огромному Духу Порядка, хотя и для простого смертного были, пожалуй, великоваты. В общем, дальше за неизвестным Аналиэссан гнало уже не желание учинить допрос с пристрастием, а банальное любопытство. Наконец, спланировав вдоль крутого склона, она нагнала дракона, спустившегося где-то в другом месте по более удобной тропке. Тот, как ни в чём ни бывало, устраивался спать, наломав в ближайшей роще веток на шалаш-укрытие, каковой могли соорудить практически все обитатели Закатного края. В зимнее время - первая защита от ветра и холода. Хотя сама Звёзднорождённая предпочитала делать норы в сугробах, ей так было удобнее. А вот обладателям перьевых крыльев или шерстяного покрова, наверное, такой варинат не слишком подходил.
Впрочем, не о том речь. С некоторым запозданием светлая узнала своего, так сказать, племянника. Судьба привела ей навстречу Лито, Духа Исцеления, Наследника Эльсирина и стаи Света. Удачно, ничего не скажешь. Тем более, что давняя встреча, которую им устроил "провинившийся" отец, оставила после себя приятное впечатление. Юный Дух был принят тогда ещё Главой не только формально, но и допущен в ближний круг. Хотя этой возможностью Лито не очень-то и пользовался, предпочитая, как и Иррлуа, проводить время в исследовании Закатного края и прочих забавах молодых драконов. Признаться, Нэя в этом не слишком много смыслила, т.к. её детство и юность были весьма своеобразными.
Однако драгоценный племянничек явно собрался спать, а Светлейшую это категорически не устраивало. Поэтому, подобравшись практически вплотную к дракону, она изо всех сил позвала:
- Лито!
Если ей повезёт, то мысленный зов выдернет Лито из глубин сна, а потусторонний холод довершит начатое. С этой мыслью драконесса отошла в сторону, выбираясь из шалашика, чтобы Дух, если ему вздумается вскочить, не задел её. И не обрушил своё убежище себе же на голову, обнаружив перед мордой прозрачную фигуру!

+1

86

Лито снился какой-то приятный сон, вообще ему редко снилось что-то плохое; наверное, из-за того, что позитива, который Дух излучал днем, хватало и на мир сновидений. Так и сейчас в своих грезах целитель бродил по чудному краю, на дворе явно стояло лето, приятно пахло и было тепло, но не жарко, а как надо. Что и говорить, Лито любил спать и любил свои сны. Он бы, наверное, проспал еще как минимум часов пять, а после бодрый, проснувшись рано утром, отправился дальше исследовать этот загадочный мир. Но иногда мир хочет показать: он настолько загадочный, что иногда ради подтверждения этого тезиса далеко ходить не надо, а даже наоборот: нужно улечься себе калачиком у подножия Виэнского хребта и уснуть.
Все началось с того, что сон наследника был потревожен, но не стандартным способом: грохот обвала в горах, обрушение крыши шалаша; нет, на этот раз судьба приготовила нечто новенькое. В сон Лито кто-то вторгся и окликнул его по имени. Нечто смогло пробраться в разум Духа, значит нечто не уступало по силе Духу или же являлось Духом; нечто находилось на территории стаи Света - как только оно сюда пробралось? И самое интересное: голос, позвавший во сне, казался светлому смутно знакомым...
Лито проснулся. Сейчас все происходящее напоминало ему начало страшной сказки, коих Дух знал не мало, и страшилки подсказывали ему: Для главного героя в подобных историях редко наступает счастливый конец, особенно если нечто владеет Магией Разума на таком уровне, что ментальная защита наследника для него - раз плюнуть.
Но слегка проснувшись, Лито быстро взял себя в лапы, подбадривая себя тем, что бессмертному бояться глупо.
Он осторожно выполз из своего укрытия, которое, впрочем, если бы уж кто-то поставил себе целью атаковать целителя, даже на первых порах не смогло бы защитить дракона.
Чтож надо этому незнакомцу? И наверное, это последний раз, когда я сплю вне логова. Будет мне урок.
И тут Лито заметил какой-то размытый, прозрачный силуэт, напоминавший дракона.
Призрак? - не поверил своим глазам целитель.
Кто вы? - твердо произнес Дух, он уже почти не боялся.
Мертвых бояться не надо - надо бояться живых.

0

87

Честно говоря, Светлейшая не слишком хорошо представляла, на что способен Лито. Как он думает. Что для него важно. Чем он живёт, что ценит и чем восхищается. Как реагирует на опасность, как удивляется, что делает, если ситуация выходит за рамки обыденного. Да что тут говорить: с младшим родичем Аллинэя в последний раз общалась, ещё когда тот был совсем юным драконом, только постигающим основы магии. Вчерашний птенец. Конечно же, за это время Лито сильно изменился. Да и её приоритеты претерпели некоторые изменения. В общем и целом, с Духом Исцеления ей предстоит знакомиться заново.
А юноша, между тем, производил исключительно благоприятное впечатление. Не пытался прикинуться пустой шкурой, не кидался с воплями (как его беспокойный родитель при первой встрече!), и в целом вёл себя весьма разумно. Лиэс бы поступила немного иначе, кинув пару сканирующих заклинаний и подготовив щиты, но на её стороне опыт тысячелетий (в том числе военных лет) и врождённая склонность доверять, но проверять. Да и не о ней речь, а о младшем Духе.
- Ясной ночи, Лито. Ты помнишь меня? Узнаёшь? Я Аллинэя, - драконесса сконцентрировалась, придавая облику максимальную устойчивость.
Черты призрака теперь не расплывались и были чётко видны на фоне тёмного неба. Со временем встречи ей вообще очень повезло. Днём, тем более зимой, светлое на светлом было бы очень сложно разглядеть. Долго держать такую форму ей было сложно, но тех секунд, что призрак был хорошо виден, должно было хватить для узнавания.
- Узнаёшь? - повторила Лиэс.
Она надеялась, что от Лито ей не придётся бегать, как от Эльсирина. Но утверждать наверняка не могла. И вообще она уже начала жалеть, что связалась с неизвестной величиной в лице Духа Исцеления. Но назад уже не отыграть, придётся продолжать эту партию до логического конца. И хотелось бы, чтобы она не закончилась разгромным поражением. Какой бы путь светлая не выбрала в итоге, в стае ей нужен будет союзник. Главе она доверять больше не могла. Порядок стал совершенно непредсказуем, его действия отдавали безумием. Можно было бы обратиться к Старшему Воину... Но, как поняла Нэя, в стае его больше не было. А жаль, на Зона всегда можно было положиться.
В общем, работаем с тем, что есть, и будь, что будет!

0

88

Лито просто не верил в происходящее. Все это казалось сном, очень красивым, реалистичным сном. Он, конечно же, был когда-то давно знаком с Аллинэей, но это было так давно, что уже казалось неправдой. Что он говорил тогда? Как на него, несмышленыша, отреагировал Дух Света? Все это затерлось, стало смутным воспоминанием, которое даже из подсознания вызвать сложно. И еще Лито, будучи образованным драконам, знал о происшедшем тогда, когда Нэя потеряла тело. Это событие обросло сказаниями и легендами, в голове целителя даже всплыла строчка из какой-то песни: Кто-то платит посмертной судьбой, за оставшихся жить и спокойствие этого мира.
И еще почему-то захотелось метнуть в призрака заклинание, рассеивающее иллюзии, но такой магией Лито не владел.
Да что я вообще! Кто мог создать такое? Разве что в Виэтах и правда творятся странные вещи.
Тем временем призрак принял форму, напоминавшую дракона. Опять это странное чувство дежавю. Ведь целитель помнил... Но так позорно почти все забыл.
Конечно, я помню. - немного кривя душой, произнес Лито, - Вы Дух Света. Мы с Вами... Хм... Родня? - на морде светлого появилась добродушная, приветливая улыбка. Он понял, что никакой опасности ему не угрожает и опять стал безмятежным, счастливым и позитивным, как и полагается Духу Целительства.
Но душу укололо чувство беспомощности. Аллинэя де-факто была больна. Кто-то скажет, что мертвые не болеют, но само по себе отсутствие тела - это какая-то извращенная, неизлечимая болезнь. Пока неизлечимая. Потому что Лито был готов посвятить свою жизнь, способ найти лекарство, способ воскрешать мертвых, но не как это делают некроманты, а как-то по-другому.
Но пока целитель ничего не мог. И он просто наслаждался такой необычной встречей.
Давно это было правда. - на лице Духа появилась блаженная гримаса, будто он окунулся в приятные воспоминания, но на деле целитель только пытался вспомнить. - Не ожидал повидаться с вами здесь...
Виэнский хребет - мощный, древний исполин становился немым свидетелем встречи Духов - живого и мертвого; древнего и молодого; повидавшего многое и только начинавшего жить. И он, возможно, был свидетелем жизни и того Звездного дракона, который посмел отобрать у Нэи привычное мироощущение. Он, наверное, знал многое, но молчал...

+2

89

- Родня? Можно и так сказать, - Лиэс кивнула. Отношения Духов вообще были весьма странными и местами противоречивыми, а прозвища, данные Хранителям простыми драконами, вносили ещё больший хаос в и без того сложный процесс самоопределения. Сама она придерживалась той системы, согласно которой Духи, вышедшие из одной Стихии, приходились друг другу братьями-сёстрами, дети родственных Стихий - двоюродными, а Младшие... Младшие и есть Младшие. Словно другая семья, пусть и имеющая общие корни с её. Возможно, их степень родства можно было назвать третьей или четвёртой. Всё равно на словах все эти подробности опускались и оставались лишь наименования: "воздушная сестра", "Младший брат" и другие. Ну а потомки собратьев приходились ей племянниками вне зависимости от колена. Хотя кровного родства ни у кого из Духов нет и не было.
Изрядно уставшая после тяжёлого дня драконесса приняла слова Лито за чистую монету, не заметив в поведении юнца ничего странного. Да и не ждала она от младшего родича подвоха. Помнит - и слава Свету!
- Давно. Очень давно. Эх! Никогда не желала жить прошлым, а теперь только и говорю о том, что было когда-то, - неожиданно для себя разоткровенничалась Аллинэя. - И тем не менее, сейчас я здесь. И считаю, что мне несказанно повезло встретить в столь далёком от Калхоны месте Наследника стаи. Тоже не любишь сидеть на одном месте?
На первый взгляд, Лито напоминал Светлейшей дочь. Впрочем, это было неудивительно, если учесть, что оба Духа-родителя не уделяли своим детям достаточно внимания, пусть и по разным причинам. У Главы просто не было времени тетешкаться с птенцом. Куда там - она есть не всегда успевала! А вот Эльсирин сына то ли стыдился, то ли ещё что - Аллинэя так и не поняла, но не стала лезть товарищу в душу. В конце концов, это его детёныш и его забота.
И всё же первое впечатление часто бывает обманчиво. Зная это, драконесса собиралась продолжать беседу до тех пор, пока не будет составлено более-менее справедливое представление о юном сородиче. И уже после этого решать, стоит доводить до сведение Лито события Совета или нет.

+1

90

Странно. Все это было странно. И нельзя сказать, что Лито любил обыденность, но сейчас он чувствовал себя просто таки участником легенды, из-за чего путался и не понимал, как себя надо вести. Вот как себя ведут герои легенд? Они обычно говорят какими-то вычурными, красивыми фразами, философствуют, чего-то выясняют, сражаются... Но Аллинэя говорила обычным тоном, совершенно обычные вещи, чем вводила целителя в еще большую непонятливость.
Можно, наверное, сказать, что зря Лито вообще заморачивается, но когда с вами последний раз общалось, пусть и доброе, но все же приведение? Прям настоящее из плоти и крови... Ну или из чего они там? То-то. А когда такое в первый раз, вообще тяжело сориентироваться.
И самое интересное: целитель нутром чуял - просто так мертвые не приходят, тут что-то гораздо более интересное скрыто. Ну, вот не бывает так: не приходила, не приходила столетия, дела до отпрыска Эльсирина не было, и тут на-те! Получите-распишитесь призрак в количестве одна штука! Значит у Нэи какая-то информация есть, что-то она знает. Но почему же молчит? Соблюдает традиции? Хочет познакомиться и наверстать упущенное? Или что другое? Присматривается? Думает, достоин ли Лито того, чтоб ему рассказывать некую тайну?
Поживем - увидим. Тем более жить осталось не долго, ну, то есть ждать.
У Аллинэи слово "наследник" звучало как-то гордо. Прям Наследник - звание с большой буквы. А если учесть, что Лито вообще себя с этой должностью не ассоциировал, и частенько вообще забывал какого полета он птица... Какой там Наследник? Просто наследник. Или даже наследник.
Но было приятно.
Еще Лито немного позабавило "тоже". неужто все светлые Духи страдают манией смены обстановки? Аллинээя только что в этом призналась, Эльсирин вечно в делах, Иррлуа смылась за тридевять земель, сам Лито души не чаял в перемене обстановки.
Вот и говори потом, что не кровные родичи.
Да, конечно, - произнес целитель, - я просто обожаю путешествовать, видеть новые места... А если б знал, что в далеких от уютной пещеры местах, можно вот так запросто встретить - на пару секунд наследник замялся, подбирая нужное слово, - родственную душу, то путешествовал бы в два раза чаще.
Как-то плохо прозвучало "родственная душа", будто намек, что у Нэи ничего кроме души и не осталось. Но она ведь Дух Света, должна понять, что Лито ничего плохого не хотел, верно?

+1

91

- Самые лучшие встречи - случайные, - с необычайно серьёзным видом старший Дух поделился собственным опытом. - Сколько не моталась по всему континенту, больше всего пользы извлекала именно из тех встреч, которые не чаяла ни я сама, ни мои собеседники.
Разум воспользовался предлогом и попытался увлечь Светлейшую в дебри воспоминаний о былых похождениях, в части которых она могла дать фору многим. Могущество Хранителя, пусть и малолетнего, оберегало драконессу от серьёзных опасностей, а неудержимое любопытство влекло дальше и глубже. Как только не убилась...
Встряхнувшись, Лиэс отогнала воспоминания, не все из которых были приятными, и особенно навязчивые голоса из своего прошлого. Наверное, в этом была главная беда долгой жизни: накопленный багаж знаний порой очень сильно мешал. И ведь не избавишься от него!
Поняв, что её снова уносит куда-то не туда, драконесса села и с силой потёрла лапами морду. Ясности в мыслях от этого не прибавилось, зато пришло понимание: ей нужен отдых. Иначе ошибки перед Советом покажутся ей незначительными описками в черновике речи.
- Давай ближе к делу перейдём, что ли... - Аллинэя с некоторым сожалением отказалась от своих планов по поводу оценки, скажем так, пригодности Лито к хранению той тайны, которую она собиралась доверить младшему. Интуиция молчала, что как бы намекало, что большой беды не будет. А на большее утомлённый разум был уже не способен.
- Скажи, Лито, ты не замечал ничего странного в поведении... Главы? - драконесса на секунду запнулась, не зная, как лучше охарактеризовать Эльсирина. Отцом его называть было не слишком уместно, зная о сложных взаимоотношениях Духов, по имени... Ещё примчится, не дай Свет! А титул - вполне нейтральное наименование. - Скажу честно, за эти дни мы виделись лишь дважды, но встречи эти оставили гнетущее впечатление. Возможно, за годы моего отсутствия произошло что-то, что изменило его, но о том мне не ведомо.
В который раз драконесса задумалась, правильно ли поступила, задумав обсудить столь сложную тему с посторонними - как ни крути, а проблемы действующих Хранителей касаются в первую очередь их собратьев, а потом уже Наследников, помощников и всех остальных. Но вновь и вновь Аналиэссан приходила к выводу, что Дух Порядка становится слишком непредсказуемым и похожим на... извечного противника?
Светлая допускала, что Эльсирин мог быть совершенно сбит с толку её возвращением (особенно в свете открывшихся фактов о его, хм, чувствах), но Хранитель на то и Хранитель, чтобы уметь отгораживаться от эмоций, когда речь заходит о делах. Иными словами, даже сумятица в мыслях не должна была существенно повлиять на поведение Духа и уже тем более не могла объяснить его выходку на Совете. Нет, здесь что-то иное... Что-то, лежащее глубже. И её долг - узнать, что. Долг старшей в роду, долг создателя, наконец!
О том, что делать, если самые худшие подозрения оправдаются, Звёзднорождённая думать не хотела.

+1

92

Тон Аллинэи стал более серьезным, и внутри Лито заговорил приглушенный голосок: "Все таки ты ее обидел!" Кто знает этих призраков? Обидчивые они? Ко всему безразличные? Разные? Вот разбирайся. Собственно, психология умерших - предмет интересный, но наследника сейчас интересовали не сколько все приведения, сколько конкретно Нэя.
Лито по природе своей был необидчивым, но обидеть кого-то он опасался. Да и вообще, это ж надо такое ляпнуть: "родственная душа"? Ты думай, балбес, с кем говоришь! Но слово, как говорится, не воробей.
Да и вроде бы Пресветлая вновь перешла на более доверительный тон. Вот думай теперь...
Тема разговора, которую выбрала Аллинэя, не очень понравилась виконту. Не любил он сплетничать и за глаза кого-то обсуждать. Тем более Эльсирин. Отец все же. Глава... Но и промолчать было бы не корректно, да и кто его знает, судя по всему дело важное, раз сама Пресветлая пришла на разговор.
Вот я как в воду глядел: просто так призраки не появляются. Всегда повод есть. При чем, видимо, не просто повод, а нечто такое, что касается всей стаи. Обычно то, что касается Главы, касается и стаи в целом.
Эльсирин... - замялся светлый, все же было не комфортно, - Последнее время он какой-то уставший, несчастный, вымотанный. Я б даже сказал: грустный. Ну, и более раздражительным стал. - вот и все, что смог из себя выжать Лито. Вообще, он, наверное, не самый лучший информатор. Отношения с Силином не были образцовыми, и виделись отец с сыном редко. Но Лито все равно любил Духа Порядка, скорее всего, если б глава уделял больше внимания целителю, то виконт стал бы любить его еще больше, но что уж поделать - Эльсирин вечно в делах и ему нет времени, чтобы просто так болтать с сыном. Так сложились обстоятельства.
Но на самом деле Лито бы выменял и титул наследника, и способности Духа, лишь бы у него была обычная семья, желательно полная.
Обычно без спешки, без напряжения, нормально поговорить с главой наследник мог только на свое день рождение, тогда Порядок сам прилетал к нему и приносил какой-нибудь подарок, но все равно Лито чувствовал, что отец считает себя виноватым перед ним, от чего и сам наследник не мог до конца расслабиться.
И всегда была какая-то недосказанность. Всегда не хватало тем для разговора.
И всегда будет так. ничего уже не изменишь.
Потому что у главы целой стаи слишком много дел, которые никто кроме него не сделает.
Вот только Лито надеялся, что его птенец не будет обделен отцовским вниманием. И чего греха таить, надеялся сделать для своего чада все возможное, чтоб ему было хорошо.
Так как у них с отцом не должно быть, иначе Лито себе этого не простит.

+1

93

- Вот как... Уверен, что ничего не упускаешь? - честно сказать, не такого ответа ожидала Аллинэя. Видимо, подсознательно хотела, чтобы неприятная ситуация разрешилась как можно быстрее, а свидетельства Лито могли бы пролить свет на происходящее. "М, как я могла забыть! Они же виделись раз в году, на дне рождения малого. И едва ли после моей смерти что-то существенно изменилось. Дай-то Свет, чтобы он Лито хотя бы учил чему-нибудь полезному. Наследник, как-никак". Но не судьба. Что поделать. И да, пока её слова не истолковали превратно...
- Не пойми меня неверно: я доверяю твоему мнению. Всё же, последние годы я была лишена возможности видеть Эльсирина, в отличие от тебя. Но я всё ещё не могу понять, что так повлияло на него, - драконесса резко отвернулась и закусила губу.
Конечно, обсуждать товарища за его спиной, тем более не абы с кем, а с родным сыном этого самого товарища, было, мягко говоря, не очень красиво. Мерзко это было. Аллинэя чувствовала себя так, будто с головой ухнула в вонючее болото да ещё и тины наглоталась. Но а что делать-то? Есть растения, которые растут в самом сердце топей. Есть слова, отравляющие душу говорящего. И потом. Лучше ошибиться, чем упустить момент. Да, Порядок сильно на неё обидится. Да, будет хреново на душе. Переживём. Это всяко лучше, чем потерять его вообще и оставить стаю без Главы. Принцип меньшего зла и всеобщего блага, да-да. Тень, следящая за этой цепочкой размышлений, смеялась так, что будь она живым драконом, рисковала бы надорвать живот. "Заткнись. Просто. Заткнись. Я не могу бросить их! Если я права... Он же всех подведёт на самый край! Свет, великие Стихии! Пожалуйста... Пусть я ошибусь".
- Хе-хе-хе. Это-то и забавно. Ты так истово ненавидишь свой долг и - сама призналась - весь Альянс, но при этом одна мысль, что ему что-то угрожает, повергает тебя в панику. Не находишь?
Отогнав навязчивое желание побиться головой о ближайший камень, Лиэс поступила так, как всегда делала в подобных ситуациях: просто махнула на говорливую сущность лапой и сосредоточилась на насущном. На Лито.
- Послушай, что я сейчас расскажу. Эта информация не для всех. Сам поймёшь, когда я закончу, - драконесса сделала небольшую паузу и перешла к сути. - Этим утром состоялся малый Совет, Главы стай Альянса... решили, что пришла пора действовать. Да и вообще... Много вопросов накопилось. Насколько я могу судить, это был первый Совет за долгое время. Ты же знаешь, что в стае Огня бушует неизвестная нам болезнь? Это был один вопросов, требующих срочного решения, н-да. Во время обсуждения Эльсирин повёл себя несколько... странно. Забыл о союзническом долге, зачем-то солгал о своей встрече с владыкой Фламментайном. Мы многое прошли бок о бок, но я не помню, чтобы он когда-либо был настолько увлечён своей идей, вплоть до фанатизма. Это пугает. А в конце он просто ушёл через портал, заявив, что мы ему не верим и не способны принять чужую точку зрения. Альянс близок к краху, и я не преувеличиваю и не пытаюсь запугать тебя. Сейчас я могу уповать лишь на упорство Аграила и на то, что Мисансэкрес приведёт себя в рабочее состояние как можно быстрее. И на её помощников. На помощников Эльсирина. И на тебя. Потому что ему я довериться уже не смогу.
Аллинэя выдохлась и, перескакивая с одного на другое, в итоге забыла, что намеревалась сказать изначально. Но вроде неплохо вышло. Во всяком случае, всё действительно важное она вроде бы передала. Повисла неловкая пауза. И прежде, чем Лито успел что-либо ответить, Светлейшая, собрав мысли в кучу, продолжила:
- Не знаю, зачем я всё это тебе говорю. Всё равно сейчас ничего не изменится. Наверное... Наверное, я хотела, чтобы ты был готов. Ко всему готов. Грядут большие перемены, и мне будет намного спокойнее, если в стае будут не только Заместитель и Советник. Повлиять на Главу я вряд ли смогу, но они помогут тебе. И я помогу. Если вдруг что - ты всегда можешь позвать меня. Мыслеречь я воспринимаю, как и прежде.
Вот теперь точно всё. И Лиэс было даже отчасти жаль младшего родича, на которого она вывалила такую гору информации и ответственности. Но... Как ни прискорбно, выживает сильнейший. Самый приспособленный. Если - если! - её худшие подозрения оправдаются, то Лито придётся занять место отца. А из всех Наследников он, кажется, самый младший. Чтоб им в Бездну провалиться! Да даже сама Нэя была в два раза старше, когда на её голову свалились стаи, Альянс и всё, за ними последовавшее! Пусть её учить было некому, пусть все решения находились методом проб и ошибок, но и соперник её был в том же положении. А вот оппонентами Лито будут матёрые Духи, которые вчерашнего подростка просто сожрут.

+1

94

Когда с тобой происходит нечто из ряда вон выходящее, то ты до последнего надеешься, что это непонятное и странное, выбивающееся из ритма серых будней, все же, не смотря ни на что, к лучшему; до последнего хранишь в сердце эту надежду, и только когда и надежда умирает приходишь в отчаяние. Иногда можно позавидовать детям, они не знаю названия многих чувств и когда испытывают их не отдают себе отчет, что это "радость", это "отчаяние", это "скорбь", они просто испытывают, не давая названий, и поэтому быстро забывают и быстро изменяют свое настроение. Привязка к понятию помогает ее запомнить и испытать острее. Но Лито не был ребенком, возможно, в душе, в глубине подсознания, в нем и спал птенец, но сознание виконта было сознанием если не взрослого, то уж точно не ребенка. И он все понимал, давал отчет своим переживаниям, чувствовал, как по загривку ползет холодок, вызванный ужасом, страхом... Но Лито пытался быть мужественным и не выказывать слабости, хотя получалось это у него плохо.
Я так и знал, не к лучшему появление призрака...
Сейчас целитель по-другому глядел на Аллинэю, на какое-то мгновение в его взгляде отразилось недоверие, он смотрел на призрака глазами обиженного ребенка, который проснулся в нутре наследника: Эта драконесса пришла сюда, чтобы разрушить его мир, его уютный, родной мир; до ее появления все было если не идеально, то хотя бы терпимо. Но что теперь ожидает Лито? Что? Он не знал, а неизвестность пугает.
Не мало бед напророчили виконту звезды, пока он прохлаждался и старался радоваться в этом жутком мире боли и страдания.
И сейчас его ждут перемены. Родиться в эпоху перемен - это особая "удача", а родиться в эту эпоху виконтом - просто джек-пот. И сейчас хотелось только одного: проснуться и понять, что все это сон, или наоборот уснуть.
Но нет, птенец свернулся клубочком на окраине сознания Лито, теперь он вновь смотрел на мир трезво, пропуская все проходящее через призму анализа и холодного разума.
Нэя сделала все правильно, он, как никто иной, имеет право знать.
Но что значит "я не могу доверять Эльсирину"? Что значит "можешь обратиться"? При чем здесь зам и советник? Неужели заговор против главы? Неужели, потерявшая веру в своего товарища Аллинэя, хочет устроить переворот и с помощью влиятельнейших драконов стай посадить на трон Лито, который, конечно же, не смог бы править в таком возрасте самостоятельно и им бы руководили все кому не лень... Что нужно призраку? Послушный наместник в мире живых, исполняющий ее волю?
Скорее всего, подозрения Лито - плод возбужденной наступающем апокалипсисом фантази, но можно понять молодого дракона, которому на плечи свалилось все это: Альянсы, заговоры и еще черт знает что!
Вот зачем Иррлуа упорхала за океан со своим темным принцем? Это она должна была сейчас разбираться со всем этим, ей, в конце-то концов, четыре тысячелетия!
Хоть призывай ее обратно, письмом: "Богата наша земля, только наряда в ней нет"... Так не прилетит ведь. У нее совсем другие заботы.
Была бы у Лито нормальная семья, он бы пошел жаловаться на судьбу ей, но нет, с матерью и отчимом не сложилось, Миа нельзя посвящать в гостайны, а то мигом о них вся округа узнает, Эльсирину доверять нельзя. Вот так выглядит кошмар, когда своим горем даже поделиться не с кем.
Крах Альянса? - переспросил наследник упавшим голосом, чуть ли не шепотом. - Но почему? Что такого могло произойти? Не понимаю... - целитель зажмурился и с шумом выпустил воздух, - Аллинэя, мне не с кем посоветоваться и я понятия не имею... скажите вы: что мне сейчас делать? - в глазах виконта была запечатлена скорбь по ушедшему спокойствию, по разрушающемуся миру и по жертвам грядущей войны.
Потому что просто так Альянсы не рушатся.
Не дай вам Звездная родиться в эпоху перемен виконтом.

+2

95

О, если бы только Аллинэя могла ответить на вопросы Лито фактами! Но драконесса сама терялась в догадках относительно происходящего. С каждой минутой она всё глубже погружалась в пучину отчаяния, уже не надеясь найти первопричин тех событий, что поставили её детище на край гибели. Светлой казалась, что она стоит у самого обрыва, и он потихоньку осыпается под лапами, а за ним - лишь Бездна, и она уже знает, уже готова встретить гостью и принять ту по высшему разряду. И неясно, что делать. То ли улетать самой без всякой уверенности в своём спасении, то ли принять безнадёжный бой, чтобы не отменить, но отсрочить приговор всем остальным. Раньше Аллинэя бы даже не задумалась, выступив живым щитом. Лиэс пыталась найти иной выход. Не сбежать, не сдохнуть, но и не оставить всё, как есть.
И кто знает, может, именно Лито сможет ей помочь? Хотя для этого родича придётся посвятить абсолютно во всё, чего драконессе не хотелось бы делать. Не из желания что-то утаить. Просто объяснить постороннему все тонкости связывающих северных Духов отношений - задача не из лёгких. К тому же, выступать сплетницей Лиэс не хотела. Но, похоже что придётся.
- В первую очередь, не паниковать. Страх сковывает разум. Я сама не знаю, что делать, Лито. Я, как ни посмотри, всего лишь призрак. У меня остались лишь капли былой силы, я в прах разругалась с Владычицей Мисансэкрес, совершенно не понимаю, что творится в голове Эльсирина, едва не утратила последние крохи доверия Владыки Аграила, и понятия не имею, почему мои драгоценные товарищи смотрят друг на друга, как на злейших врагов. Меня не было полвека, Лито, это слишком долго. Слишком многое успело измениться за это время, и я не успеваю за этими изменениями.
С чего Светлейшая внезапно решила пожаловаться Целителю на жизнь, она сама не поняла. Похоже, что напряжение последних дней, наложившееся на два оглушительных скандала, абсолютно неуместное признание в любви и знакомство с Фаустом, давало о себе знать таким вот образом. По хорошему, драконессе сейчас требовалась помощь опытного мага Разума, способного успокоить мятущуюся душу. Или старого друга, чьи методы были бы далеки от магии, но не менее действенны. Но где взять тех друзей, если один из них по самые рога в заботах и беспокоить его после произошедшего было попросту стыдно, вторая видеть её не захочет и будет абсолютно в этом права, а третий ведёт себя уже не как друг, а как... Бездна знает как, в общем! И к смертным же пойдёшь с таким, тем более, сейчас. Призрак-истеричка. Да тут от смеха лопнуть недолго. Вот и мучилась светлая, борясь с раздраем, как всегда сама, как всегда в себе. И только перед Лито, как ни как, не чужим ей, крепчайшие оковы воли дали трещину.
- Отношения меж Духами оставляют желать лучшего. Старые взаимные обиды, недоверие, резкие и несвоевременные слова - всё это благодатная почва для всякого рода подозрений и обвинений. Порядок принимает решения, не думая о союзных стаях, Мисансэкрес открыто обвинила твоего отца в предательстве. И не скажу, что её подозрения так уж беспочвенны. Я... верю в то, что Эльсирин верен Альянсу. И вместе с тем он солгал кому-то из нас. В первую нашу встречу он сказал, что переговоры с Фламментайном провалились. На Совете прозвучали иные слова. Кто услышал правду, а кто ложь? - Лиэс нервно переступила лапами.
Кто знает, если бы не безобразная ссора между Духами, сейчас у неё была бы возможность примирить соратников. Она в дурном сне не могла увидеть, как тонка паутина, что некогда связывала их крепче иных цепей! Хотя... как раз во сне - могла бы. Жаль только, что призраки не спят.
- Напряжение достигло пика. Если затея Эльсирина закончится успехом или хотя бы ничем, мы сможем сохранить надломленное. Но если он ошибётся и навлечёт на нас гнев Тёмного Альянса... Я не знаю, что будет. Готовься, Лито. Готовься к худшему и моли Свет, чтобы всё это оказалось лишь бреднями древней драконессы с чрезмерной подозрительностью.
А про себя Аллинэя жалела, что не имеет возможности встретиться с сестрой. Потому что на всей Саяри лишь двое точно знали, к чему приведёт новая война. И лишь двое могли её остановить. Только вот согласия меж ними никогда не было.

+1

96

Не паниковать? Товарищ призрак, вы серьезно? За прожитые тысячелетия вам удалось повстречать хотя бы одного дракона, который после фраз "не паникуй, не волнуйся, не беспокойся" реально успокаивался и становился умиротворенным, аки цветок лотоса? Видели такого? Тогда вам очень повезло! Потому что, например, Лито таковых не встречал. Если Аллинэя и пыталась успокоить целителя, то явно не делала в этом деле особых успехов. "Не паникуй" - это, конечно, хороший совет на все времена, но на данный момент он был не совсем уместен; скорее всего, было бы лучше, если у виконта появилась возможность выкричаться. Но он держал себя в лапах. Даже когда драконесса сказала, что сама не понимает, что делать.
Просто отлично. Происходит какой-то апокалипсис, деталей которого Лито не знает, а единственный дракон, могущий хоть что-то разъяснить, хоть что-то посоветовать - сам не в курсе.
Отличный день. Просто отличный. Но не паникуй, Лито, ага.
Виконт вздохнул.
Если Нэя не успевала за изменениями в силу возраста, то Лито просто не успевал...
Я еще Дух был немагическим эмпатом, а это, скажу я вам, не особенно хорошая способность, если учесть состояние призрака и характер целителя. Он просто ненавидел свое бессилие, когда надо кому-то помочь. Он чувствовал, что твориться в душе драконессы, а когда та уже откровенно пожаловалась ему...
Хотелось утешить Аллинэю, но и сам Лито был в одном шаге до истерики. Его бы кто утешил...
О Праматерь! Вот за что мне это? Как Эльсирин мог оказаться предателем?! Это же просто в никакие ворота! Он просто живет ради стаи и Альянса, он готов наплевать на все остальное, но на стаю и Альянс положит все силы. И он предатель?! И Аллинэя с этим согласна!
Осколки старого, спокойного мира, словно падающие звезды, гасли, не достигая земли.
Наверное, весть о "предательстве" отца была для Лито даже большем ударом, чем информация о крахе Альянса. Потому что это выходило за рамки возможного.
Может быть, у него был какой-то план? - с надеждой в голосе произнес целитель, - Он, в конце концов, не обязан всегда говорить правду... Я не знаю. Это не похоже на Эльсирина, обычно он старается дела все ради сохранения порядка.
Как это странно прозвучало: воплощение Порядка делает все, чтобы сохранить порядок - тавтология, но по-другому и не скажешь.
Как он мог предать Альянс, если, чего греха таить, фанатично предан ему?
Бред, все это бред...
И что может быть хуже Дух не знал, только если Альянс рухнет, Эльсирин сойдет с ума, Лито останется один; и как раз в этот момент на светлую стаю нападет Темный Альянс в полном составе. К этому готовиться?..
Аллинэя, я бы очень хотел, чтобы все, сказанное вами, оказалось просто предположением, но если все действительно так, а в этом нет сомнений, то ваши предположения не лишены почвы. И я не знаю к чему готовиться. Даже если мне придется стать главой Стаи - не приведи Свет! - а я понимаю, что вы мне на это намекали, я понятия не имею как к этому можно подготовиться... Только если морально.

+1

97

Нет, с каждой минутой этот парнишка нравился Светлейшей всё больше. И где были раньше её глаза? Хотя известно где - в бумагах. А ведь потенциал у младшего родича был совсем не плох, очень даже хорош, можно сказать. А что до молодости и отсутствия опыта... Это дело наживное. В их силах сейчас сделать всё, чтобы опыт пришёл к Лито постепенно, небольшими порциями, а не как к самой Аллинэе - каменной плитой да по пустой башке. Мозги, конечно, на место после такого встали быстро, и сила проявилась, и упрямство, и изворотливость, но больно и гадко было - словами не передать. Только вот её учить было некому, а у Лито потенциальных наставников аж четверо. Или даже шестеро, если посчитать ещё Иррлуассу и Ледойу. И это только Духов. А ведь есть помощники из числа смертных драконов. Заместитель, Советник, тот же Орион наконец! То ещё хитрозадое создание, но наставник из него выйдет, кстати, отменный.
- Может и был. Я и раньше в Разуме была не сильна, а сейчас и подавно. Только что это за план такой, в которой нельзя посвятить никого из соратников? Союз ведь для того и заключался, чтобы делить все тяготы на троих, а не тащить их в одиночку. Не понимаю. Не. Пониманию. Что им движет? - вопрос был, в общем-то, риторический. - Знаешь, Лито... Много лет назад у нас с твоим отцом был разговор. О разном. Коснулись мы и порядка. Для каждого из нас - для меня, для него, для тебя - существует своё видение единственно правильного. Со временем оно меняется, у одних сильнее, у других - почти незаметно, но опыт прожитых лет и пройденных дорог исподволь меняет нас. Когда-то давно я истово ненавидела своё тёмную сестру. А теперь понимаю, что мы обе были лишь игрушками в чужих лапах. И не будь этих лап - вся история пошла бы по другому пути. Так же и со всем остальным. Возможно, произошло что-то, что изменило представления Эльсирина о Порядке. Ведь все мы руководствуемся вовсе не тем, что начертано на скрижалях Собора, нет. Мы слушаем своё сердце, Лито, только оно точно знает, что ты должен делать как Дух. Может, он стал глух к этому голосу. А может, наоборот, живёт в полной с ним гармонии. Этого мне не узнать.
Лиэс очень хотелось обнять Целителя крылом, поддержать, дать то незабываемое чувство единства, которое неизменно приходило подобных ситуациях. Увы, ей, как части совершенно иной силы, к магу Жизни лучше вообще не подходить близко.
- Сложный вопрос, - драконесса снова вцепилась в гриву, путая пряди. - Мне-то учиться довелось на ходу, набивая шишки и регулярно оступаясь. Тебе же есть, к кому обратиться с вопросами. Не знаю... Попробуй разбирать старые указы Глав, понять, почему в той или иной ситуации мы поступали так или иначе. Наблюдай, как стая готовится к зиме, как собирают запасы, как считают, чего и сколько необходимо заготовить. Сколько нужно охотничьих групп и как часто они вылетают. Патрули, работа Наставников и Архива, целителей, наконец. Можно даже просто сидеть на некоторых совещаниях и слушать - Наследник имеет на это право. Если что-то непонятно, спрашивать. Отца, его советников, меня. Ориона. Основа у тебя уже есть: ты не сидишь в Калхоне, путешествуешь, знаешь, чем дышит стая. Изнутри понять легче, чем снаружи.

0

98

Лито просто инстинктивно защищал отца, а вместе с ним и привычный уклад вещей. Сегодня, возможно, была историческая встреча, которая после войдет в какую-нибудь летопись, а возможно, что о ней никто и не узнает. Но Лито точно запомнит разговор с Аллинэей и не забудет его до конца своих дней, а для Духа, пусть и не первородного, жизнь это не мало.
Кто его знает, какие мысли варятся в голове Эльсирина? Может, союз предал кто иной и Порядок просто не может теперь доверится этому дракону? И не может сказать всех, ибо это приведет к безоговорочному краху Альянса? Может быть, Эльсирин знает такое, чего не знает больше никто, но по каким-то причинам не может сказать? Тут нельзя ручаться - можно только строить догадки. И надеяться.
Лито не верил в крах Альянса, потому что вера слепа и не терпит фактов, даже если бы Нэя сказала целителю, что с завтрашнего дня все отношения между стаями считаются разорванными, что отныне каждый сам за себя и даже поговорить с соседом нельзя под страхом наказания... Даже если бы Светлейшая принесла ему официальную бумагу, или показала, как стенах Собора вырезали новые правила конфронтации... Лито бы не поверил, со временем бы понял, осмыслил, принял, но не поверил и считал бы это просто временным похолоданием в весьма непростых отношениях разных стай. В этом мире вообще ничего простого нет, особенно, если ты птица высокого полета. Некоторые довольно скудоумные драконы мечтают о власти, но представляют ли они что это? Какая ответственность? Это же надо постоянно каждую минуту просчитывать ходы противника, понимать психологию, пытаться вести себя так, чтобы не отвратить от себя союзников и не начать войну с оппонентами. Это тяжелый, утомительный каждодневный труд, требующий познания в драконьем нутре, истории, географии, ораторском искусстве, необходима развитая логика и дедукция, просто как воздух нужна мудрость; как вода - актерское мастерство и хитрость. И все это в одной чешуйчатой шкуре, иначе никак. Иначе крах государственности, интервенция и развал всего, что только возможно. Поэтому нет ничего странного в жестких методах Огня или Тьмы - так проще. Но светлому еще нужно быть и сострадательным, милосердым. Так пусть же отсохнет язык у того мерзавца, который посмел роптать на властьимущих и считать их баловниками судьбы! Потому что глава, взяв в свои лапы бразды правления, делает остальным огромную, гигантскую, исполинскую услугу - он ответственен за все, и совесть в случае неудачи кампании будет терзать именно его душу, а не души воинов и магов. Хорошо быть рядовым! Хорошо ничего не знать в политике! Хорошо просто жить! Неописуемое счастье родиться не-Духом! Так радуйтесь и не ропщите.
Если бы не ответственность, если бы не этот клещ, сосущий моральные силы, словно кровь, Лито бы стал отшельником, заделался сказителем и мотался по миру, напевая очередной сказ. Отшельничество - это та дикость, которую готово терпеть цивилизованное общество, но которая не простительна и преступна, если речь идет о виконте, родившемся в эпоху перемен.
Лито кивал, когда Аллинэя перечисляла ему возможные упражнения по подготовке к принятию власти. Редко Дух делал нечто подобное: он, конечно, изучал историю и знал, где лежат указы, иногда почитывал их - но не больше; он знал, как инвентаризировать запасы, сам проводил такое, но исключительно в отношении лекарственных трав; он бывал в Архиве, иногда отправлялся в патрули, но только из интереса, не вникая в подробности; он посещал совещания всего пару раз - было, откровенно сказать, скучно. Да, Лито обожал путешествовать, но делать это с легкой головой, не отягощенной обязательствами. И пара юности, которая, казалось, мало отличается от детства, неожиданно кончилась - надо становиться ответственным и взрослым.
Дух вздохнул.
Я постараюсь, Аллинэя. Сделаю что с могу. И, надеюсь, у меня еще будет время переориентироваться и хоть что-то понять в этой волоките.

0

99

Сердце драконессы сжималось от жалости. Хотя как может болеть то, чего нет? Но Аллинэя ощущала почти физическую боль от того, что уже второрой раз разбивает иллюзии детства, заставляя молодых Духов быстро взрослеть. И пусть в том, что произошло в Руинах, не было её вины, равно как и в странностях поведения Эльсирина, ответственность ложилась на усталые плечи тяжким грузом. Что Иррлуасса, что Лито никогда не были заинтересованы в управлении стаей и участии в жизни Альянса. И необходимость вливаться в этот бурлящий поток настигла обоих Наследников неожиданно и неотвратимо, как снежная лавина в горах. И всё из-за неё. Но свою девочку Нэя хотя бы готовила, заставляя заниматься не только своими делами. И рядом с ней был опытный Дух, способный, если что, поддержать не только морально. А с Лито в худшем случае будут только смертные. Умудрённые годами, хитрые и  изворотливые или честные и прямолинейные, безусловно преданные стае - но смертные. Хотя верно ли называть их так, если даже Первосозданные, как оказалось, не вечны.
Нет, конечно, совсем без помощи молодого Главу не оставят. В конце концов, слабая стая ослабит Альянс, поэтому Аграил и Мисансэкрес не оставят Целителя с проблемами один на один. Если конечно Альянс к тому моменту ещё будет существовать не только на бумаге.
- Я тоже надеюсь на это. Думаю, несколько лет у тебя точно будет, может, больше, - драконессе остро не хватало привычного чувства предвидения, которое могло даровать уверенность в прогнозах. Сейчас же ей приходилось полагаться лишь на опыт прожитых лет и на интуицию, которая была свойством разума, а не магии. И они подсказывали, что закат нынешней эпохи не будет мгновенный, он растянется на долгие годы, как мучительная агония, из которой, быть может, сумеет родиться что-то принципиальное новое.
- Береги себя, Лито. И помни: что бы ни случилось, ты не останешься один.
Потрясения сыграли со Светлейшей дурную шутку. Найдя свою дочь повзрослевшей и самостоятельной, со своей семьёй и своей жизнбю, в которой нет места привычному Лиэс укладу, драконесса растерялась. И теперь обрела в племяннике того, кому её помощь и поддержка точно понадобятся. Хотя нянька взрослому уже виконту явно не нужна. А вот наставник не помешал бы. Но это решать самому Лито. После всего Нэя несколько опасалась навязывать своё мнение кому-либо.
- Ясной ночи, малыш, - последнее слово прозвучало совсем тихо, светлая сомневалась, что его услышали, но не жалела об этом. Тянущее чувство беспомощности наконец отпустило её, появились силы что-то делать, искать выход и верить в лучшее. В конце концов, что ей осталось, кроме этой веры? Похоже, что ничего. Поэтому, оставив заснеженный Виэн позади, Аналиэссан направилась в Звёздный собор, рассчитывая найти там что-нибудь полезное. Или хотя бы обрести душевное равновесие.
Собор

+2

100

Иногда очень странно понять старших, Лито находился в полнейшем шоке и чувствовал себя выбитым из колеи не меньше, а то и больше, чем когда его назначили наследником, а дорогой призрак, сказав "что бы ни случилось, ты не останешься один" благополучно улетел. Да, говорить о невозможности одиночества и оставить Ли наедине с самим собой и с навалившимися проблемами.
Лито стоял на месте, в его ушах эхом повторялись слова Нэи. Наследник всматривался. Куда? Он ждал. Чего? Он просто стоял. Ли понимал: отныне для него навсегда закрыты двери беззаботности, которые, не смотря на титул виконта, иногда приоткрывались ему. Теперь он должен стать взрослым, окончательно погрузиться в суровую действительность, в которой нет места играм и бесцельно потраченному времени. Ли должен стать сыном достойным своего отца, верой и правдой служившего Альянсу. Именно Лито, как наследник, обязан сейчас попытаться сохранить дружеские отношения с наследниками стай Воды и Воздуха, чтобы если нынешние главы развалят Альянс, будущие могли его восстановить.
Много что нужно сделать.
Лито стоял и смотрел вслед Аллинэи, как смотрит верный пес на то место, где только что был хозяин. Но вовсе не во след призрачной драконессы был устремлен взор Духа. Он смотрел туда, где минуту назад была Светлейшая, только потому, что надо куда-то смотреть.
В голове роились тысячи бессвязных мыслей косяками бестолковой рыбы, и все они были направлены в будущее или пытались решить извечный вопрос "что делать?", потому что "кто виноват?" не ясно. В политике всегда так. Никто не хочет войны, но все равно воюют. Нелогично, неправильно, мерзко. Но так устроен этот мир, и изменить его вряд ли получится. Даже если ты Дух Исцеления. Даже если ты взойдешь на престол Светлой Стаи.
Состояние Лито, наверное, можно назвать отчаянием, он принимал неизбежность своей судьбы, покорялся ей, понимая: всю оставшуюся жизнь ему придется ломать свой от природы кроткий нрав и миролюбивый характер, чтобы научиться хорошо заниматься делом, которым он не хочет заниматься, изредка помогая целителям во время боя, следовать своему призванию, и с грустью думать, что этим он мог бы заниматься всю жизнь: сидеть в палатке, слушать жалобы больных, прописывать нужные лекарства, ловя благодарные взгляды исцелившихся. Он должен был стать спасителем, тем, кто вырывает души драконов из когтей Серого Плена, а вместо этого он станет полководцев, ведущим одних драконов калечить и убивать других драконов. Ему придется стать судьей и палачом. Идти против своей природы. Ради чего? Лито не знал.
Но он был обязан.
Уснуть сегодня так и не удалось. Безмолвной статуей стоял наследник, глядя на звезды и только моргание говорило, что в нем еще теплится жизнь.
Тихо падал снег, припорашивая окаменевшего дракона.
Так он встретил рассвет. Ах рассвет! Это, казалось, прекрасное явление наводило жуткую тоску, ведь именно Духом Рассвета была сбежавшая принцесса. Лито не знал, не мог знать, почему с ним так обходится судьба, ведь даже то, что он Дух Целительства уже говорит о его непригодности, как политика. Почему он не родился Духом Зенита? Или Духом Полдня? Почему злой рок, наделив его мягким характером, наградив неприродной эмпатией и крайней чувствительностью к чужому горю, хочет поставить Ли править Светом? Зачем?
Неизвестно, непонятно, нечестно.
И вот на кой черт я потащился в эти Виэны?!
Лито засеменил прочь.
Впрочем, далеко виконт не ушел, он так и остался в пределах хребта.
Было раннее утро, и Ли чувствовал просто-таки физическую потребность с кем-то обсудить произошедшее. Миа на роль слушателя не подходила - гостайну разглашать будущему главе не претит, значит нужен тот, кому можно доверится, но кто вхож во власть. Кто бы это мог быть? Конечно, дорогая Лейра! Целитель, забыв который сейчас час, наплевав на то, что принцесса может отдыхать в опочивальнях (а точнее просто об этом не подумав), отправил ей по телепатическому каналу сообщение; полностью приводить его здесь неблагоразумно, так как огромную часть заняло описание вкратце ночных событий, а именно: появление Нэи, весть о крахе Альянса, кое-что об Эльсирине. Начинался же сей месседж с фразы:
Лейра! Ты не представляешь, что случилось!
Конечно, нельзя было сказать, что Ли впал в истерику, но некие нотки предапокалиптического безумия проглядывали в тоне его рассказа. Закончил он просьбой:
Прилетай как можно скорее, жду тебя в Виенах у старого дуба.
Старый дуб был ориентиром, известным обоим виконтам. Чтобы встречаться приходилось находить места встречи, а Виены - огромный хребет, где тут искать братца по крови владыческой?

Отредактировано Лито (3 Июл 2016 15:07:36)

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Закатный край » Виэнский хребет