//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные горы » Источник Крайнда


Источник Крайнда

Сообщений 51 страница 89 из 89

1

Перед выходом на поверхность вода проходит через слой минералов, очищающих её и придающих целебные свойства, что делает Крайнду хорошим местом для водопоя. Сюда приходят многие больные драконы.

0

51

>>> Забытое ущелье
зима, 19е Морозного месяца; ночь

  Лапы скользнули в прохладное море мокрой зимней травы. Это был кинестетический вздох. Даже такая - пожухлая и пожелтевшая от ночных холодов, - она была в сотни раз лучше ледяного, усыпанного мелкими осколками дна ущелья.
  Портал, похожий скорее на мерцающий разрыв в пространстве, вспыхнул бело-голубоватым светом и синяя оказалась у самой кромки воды. Слегка неточно, но и так вполне неплохо. Родник бросил ей под лапы сверкающую горсть водяных бусин. Запах воды и ночных гор казался почти головокружительным, свежесть воздуха чувствовалась даже не смотря на теплую шерстку. Синяя изогнулась и обернулась к Порталу. У нее были весьма твердые основания опасаться, как бы Фирафир не отключился прямо в рифте. Тем более что тот отказался от ее помощи, так что приходилось контролировать перемещение лишь зрительно. Когда золотистый выскользнул из портала, воздушная протянула лапки и ловким движением, словно хирург края раны, сложила рваные сияющие стенки портала между собой. Белая полоска в воздухе на долю секунды стала ярче обычного, а затем исчезла в точке посередине бывшего прохода в рифт. Вот так.
- Ты как? - обернулась она к спутнику, - Этот источник целебный.
Взмах черной лапкой в сторону серебрящейся ленты воды. Облаков не было, удивительно чистое, темно-синее небо здесь, в горах, было так близко, что сияющие Шеат и Садира едва не задевали острые пики скал. Их бледный свет заставлял бегущую воду искриться. В такой момент можно было бы поверить в любую из тех сказок, что Воздушные драконятами рассказывали друг другу о ночном источнике. Веста улыбнулась своим воспоминаниям и тут же вернулась в реальность, переключившись с воды на Солнечного. Оставить его здесь и самой отправиться к своим за помощью было невозможно: дракон мог отключиться, его могли найти свои и понять ситуацию просто, но в корне неправильно. Можно было подождать до утра: на водопой сюда сходиться вся стая.
- Нужно сообщить Мисансэкрес, - пробормотала синяя, озадаченно оглядывая горные отроги, словно ожидала, что та выскочит из-за какого-нибудь валуна.
  Вода в источнике убаюкивающе журчала. Ветер почти стих, принося запахи прохлады с верхних перевалов. Спящие травы кивали. Веста обеспокоенно смотрела на золотистого.

0

52

>>> Забытое ущелье
зима, 19е Морозного месяца; ночь

Еще находясь в "карманном" измерении, дракон изумленно смотрел по сторонам, безуспешно пытаясь запомнить все мельчайшие детали того, как предстает перед ним портальная магия. Для него все это было похоже на какой-то сказочный сон, хотя и в самых ярких снах такое ему бы не приснилось. Из-за этого дракон шел медленным и неспешным шагом, неспешным настолько, что можно было подумать, что он вот-вот потеряет сознание и упадет без сил. Но Солнечный странник просто наслаждался тем, что в этом мире бесконечное множество вещей которых он не видел и которые он еще может увидеть.
С усмешкой на морде Солнечный вступил на земли Воздушных находясь в воодушевленном состоянии, довольным тем, что видел, хоть и ничего не запомнил. Нужно будет это повторить, но позже. Свежий горный воздух придает ему сил, но без должного отдыха он скоро рухнет на пол без сил. К тому же, он хочет пить и есть. И если второе может и подождать, то запас жидкости в организме нужно восстановить перед отдыхом.
- Ты как? Этот источник целебный, - Дракон встретился с ней взглядом, после чего незамедлительно ответил Так же, но ваш горный воздух идет мне на пользу, придает сил, - Не теряя времени, дракон прилег рядом с источником и начал огромными глотками жадно пить воду, быстро утоляя жажду, после чего совсем лег, расслабляясь и отводя голову в сторону от воды, чтоб стекающая с него кровь не попадала в источник, а Веста была в поле его зрения. Приняв удобное положение, он зачерпнул лапой немного воды и начал промывать свою рану, смывая с нее пыль и кровь.
- Нужно сообщить Мисансэкрес, - Миса... до боли знакомое имя. Эта Воздушная разнесла его остров, после чего, собственно он тут и оказался. А теперь он на ее землях чуть не разнес себе голову. Слабо улыбнувшись краями губ, он тихо обратился к Весте.
- Да, только ты не знаешь где ее искать, а меня могут найти и неправильно понять твои сородичи. Я бы на твоем месте дождался бы кого-то из молодняка и отправил бы его за ней, а сам бы следил за потенциальной угрозой.

0

53

Синяя наклонила голову набок, наблюдая, как дракон жадно пьет. Выглядел он все хуже и хуже. Но он хотя бы реагировал на ее реплики и действия. Веста старалась говорить что-нибудь, когда казалось, что желтый вот-вот выключиться. Алая кровь из раны обагрила поток, когда Фирафир принялся промывать рану, улегшись у самой кромки воды.
  Он повернул к ней голову и синяя, высоко над травой поднимая лапы (она делала это почти неосознанно), чтобы, по привычке, быть максимально тихой, подошла ближе, села у самой воды, там, где мокрые камни были отполированы постоянно набегавшей на них волной. Ледяное прикосновение влаги к пальцам взбодрило ее. Она наклонилась к водной глади и сделала несколько быстрых глотков, благо, сидела выше по течению, чем пострадавший.
  Веста все еще размышляла, куда ей следует отправиться дальше, когда голос Фирафира вывел ее из раздумий. Ее хвост пригладил желтые заросли травы полукругом, когда она повернулась, чтобы вновь бросить на Солнечного внимательный и, на этот раз, слегка удивленный, взгляд. В свете двух лун его шерсть казалась почти белой, а кровь - черной. Веста тряхнула кончиками ушей. "Я сказала это вслух?"
  Впрочем, неважно. Даже если нет, у этого дракона явно есть ментальные способности. Воздушная почувствовала себя неуютно. Пожалуй, давно следовало озаботиться артефактов на защиту в этой области. Но это следует оставить на потом. Она подняла лапы, приняв "беличью", как любил называть это ее брат, позу. Так было просто удобнее, учитывая длину ее тела и лап.
- ...дождался бы кого-то из молодняка и отправил бы его за ней, а сам бы следил за потенциальной угрозой. - между тем закончил Солнечный. Веста едва заметно тряхнула мордой. Ей это не совсем понравилось. Она не любила указания.
  Но дело было еще и в другом: был глубокий вечер. Когда дневные пташки уже легли спать, а ночные еще только выбираются из своих уютных пещер. А зимой так вообще этого хочется меньше всего. Водопой наиболее посещаем утром, или в середине ночи. Протянет ли дракон достаточно?
- Не вижу здесь ни одного, - она усмехнулась, а затем все-же озвучила свои мысли, - Продержишься до появления моих?
  Ее ухо дернулось, когда справа что-то едва заметно зашуршало, но затем снова вернулось в исходное положение - небольшая птица, вспугнутая драконами и до того, похоже, таившаяся в траве, наконец потеряла терпение и, покинув ночное логово, выпорхнула в ночное небо.

0

54

Дракон за свою долгую жизнь слышал много историй о чудесных источниках целебной воды, которая могла исцелить любой недуг, которым страдал дракон. Некоторые из таких историй и сам Солнечный сочинял, рассказывая сказки маленьким дракончикам, однако, похоже, все эти истории имею реальные основания. И, несмотря на то, что у него еще не отросла пятая лапа, а голова все еще болела, он чувствовал себя в разы лучше. Чувство голода притупилось, а из промытой раны кровь уже практически не шла, начиная процесс свертывания.
Солнечный даже немного взбодрился и был бы не против с кем-то поболтать, а если быть точным, то он не против поболтать с Вестой, узнать ее получше. С момента первого их столкновения он еще не нагляделся на эту удивительную дочь Ветра. Да и вообще настроение шло в гору, за неполный час случилось больше новых и интересных вещей, чем на его острове, который он не зря покинул. Хотя его хорошее настроение улетучилось, когда понял, что мог испортить источник своей кровью, и нужно было убрать свою тушку в сторону.
Поморщившись от боли, Солнечный осторожно перекатился на спину, по дальше от целебного источника. Теперь уже пузом к верху дракон попытался удобно расположится на холодном полу пещеры, что у него не получалось. Сейчас ему не хватало жара огненных земель, в которые он уже не имеет возможности вернутся. Воспоминания об огненных землях навеяла Веста, своим агрессивным "приветствием", там драки были обычным явлением за ограниченное количество ресурсов.
Веста озвучила свои мысли, и Солнечный мысленно прикинул свои шансы сохранить себя в сознании и заодно начал "Прощупывать" окружающее пространство в поисках разумной жизни, огибая невидимыми нитями своего сознания Весту, чтоб не беспокоить лишний раз драконицу которой и так досталось от него. Не особо рассчитывая найти кого-то еще, он был удивлен, что сюда кто-то двигался, судя по клубку мыслей, до которых он добрался и ощущал все отчетливее.
- Я не умру, но если сейчас ты уйдешь, я долго не смогу бороться с усталостью и усну. К тому же... сюда кто-то идет... - Он не стал уточнять, откуда он узнал это, но вскоре были слышны тихие шаги.

+1

55

Солнечный отполз от источника, перевернувшись на спину. Веста с некоторым недоумением наблюдала, как он пытался устроиться поудобнее. Длинные маховые перья его по-чаячьи узких крыльев едва слышно шелестели. Синяя подумала, что на таких удобно долго-долго лежать на теплых морских ветрах, не делая не единого взмаха. Впрочем, бескрылой, ей всегда была интересна и непонятна одновременно тема строения и функций крыла.
  Желтый внимательно вглядывался в ее мордочку, так что Веста наклонила голову вбок, вопросительно глядя в ответ. Он на секунду задумался, прежде, чем ответить. Выглядел он, все же, получше. Шерсть на лбу, перемазанная тщательно стертой кровью, выглядела рыжей. Или, может, это были рефлексы от алой гривы.
- Я не умру, но если сейчас ты уйдешь, я долго не смогу бороться с усталостью и усну, - наконец сказал Фирафир и, прежде чем синяя успела уверить его в том ,что не собирается этого делать, продолжил, - К тому же... сюда кто-то идет...
  Спустя секунду чутких ушей синей достиг знакомый звук - когти по замшелым камням. Фир был прав.
  Она вскинула голову и резко повернулась на звук. Судя по всему, ночной гуляка совершенно не скрывался, неспешной походкой приближаясь по камням к источнику. Веста принюхалась, и слабый ночной ветер принес ей запах родной стаи. На склоне горы, ловко балансируя почти на отвесной поверхности, легко перепрыгивая с камня на камень, спускался крылатый тонконогий силуэт.
  Это был Силь, нежно-голубой, как полуденное небо в жаркий день, флегматичный подросток, который лишь недавно перешагнул трехсотлетнюю черту. Отлично, лучшего гонца и не придумаешь. Веста снова бросила взгляд на желтого гостях, а затем встала, сделав несколько шагов навстречу юнцу. У него была узкая длинная морда и из-за темно-голубых отметин на ней он выглядел всегда немного удивленным. Увидев Весту, Силь улыбнулся ей и негромко поздоровался. Потом заметил ленту золотистого тела у воды и выгнул длинную шею. удивленное выражение его морды стало словно гипертрофированным, почти смешным. Взгляд синих глаз вопросительно метнулся к соплеменнице. Веста, не отводя прямого взгляда от воздушного, кивком головы указала на Фирафира.
- Это со мной. Он ранен. Лети в пещеру к Мисансэкрес, сообщи, что мы здесь.
  Голубой на секунду завис, присев на задние лапы и разведя в сторону согнутые в локтях длинные крылья. Вид у него теперь был ошарашенный, и только, когда Веста, едва заметно повысив голос, резко выдала "Живо!", Силь вздрогнул, кивнул и, споткнувшись, торопливо побежал вдоль воды. На третьем шаге он вытянул крылья, легко поднялся в воздух и, задевая водную гладь кончиками крыльев, пару метров летел над водой, прежде чем подняться ввысь почти параллельно склонам гор, укрывавших источник.
  Веста на мгновение позволила себе полюбоваться его полету: казалось, он не прикладывал никаких усилий, чтобы совершать в воздухе сложные пируэты. В Воздушной стае летать учились едва ли не раньше, чем ходить или говорить. Это было для них так же естественно, как дышать.
  Когда голубая стрела растаяла в воздухе, проглоченная очередным угловатым силуэтом ночных гор, самка повернула узкую морду к Солнечному.
- Вот и все, - прозвучало немного странно, словно Веста ожидала карательного отряда на обе головы, - Теперь - только ждать.
  Она помолчала, потом вдруг улыбнулась. Вид у нее при этом получился хитрый, очевидно, из-за того, что она лукаво прищурила правый глаз.
- Хэй, а твой план сработал, - выдержала крохотную паузу и позволила себе разбавить серьезный тон, - Первая его часть, пока что.

0

56

>>> Вересковая пустошь

Портал, открытый Вейлой, вывел её к границе территории её стаи. Усатая пролетела мимо патрульных, пустым взглядом уперевшись в точку перед собой и проигнорировав (точнее просто не услышав) приветствие подчинённых. Совсем недавно в этом котелке бурлили мысли и эмоции, столь мощные, что могли бы снести того, на кого их обрушат, словно лавиной. Теперь же был полный штиль - наступила глухая тишина, драконица словно иссякла, полностью выдохлась. Она прекрасно понимала, что перед столь важным мероприятием, как внутриальянсовый совет, ей стоит привести себя в более-менее рабочий вид и немного отдохнуть. Увы, сна - ни в одном глазу. Наверное, змеедраконица отправилась бы на охоту, чтобы просто чем-то занять лапы и вернуть себе сосредоточенность, без которой дичь было невозможно добыть. Но не судьба. Прямо в воздухе она чуть не столкнулась в молодым воздушным. Самка едва успела уйти круто вбок, и перед её взором промелькнуло смазанное голубое пятно. Санэ уже хотела было развернуться и отчитать юнца, пусть и сама не особо сложила за дорогой, но подросток поспешил извиниться и сообщить, что как раз искал её. Он сообщил, что в Источнике Крайнда срочно требуется её присутствие, а заодно коротко обрисовал причину и ситуацию. Драконица нахмурилась и коротко поблагодарила за доставление послание.
И ещё одно перемещение при помощи магии Пространства. Самка выискивала Весту и попаданца, из-за которого требовалось её присутствие. Ясность ума ещё до конца к ней не вернулась, потому когда Бард обнаружила шпионку и её спутника, то у неё возникло ощущение дежавю, словно она уже могла видеть жёлтого, как цыплёнок, дракона, но не более. Никаких конкретных имён или ассоциаций с хотя бы местом встречи или какими-то событиями. Глава мягко приземлилась перед ожидавшими её драконами и критически оглядела Фирафира, после чего перевела взгляд на Весту. Когти заклацали по камню, стоило лишь Мисансэкрес начать сокращать расстояние между собой и целью её прибытия.
- Молодец, что послала за мной, Вестия. Что произошло? Откуда кровь на этом драконе и на тебе?
Судя по тому, что жёлтого ещё не выпроводили отсюда, тот не затевал драки. Стало быть, на дикое животное нарвался и не поладил с ним? В любом случае, этому Духу (а это был именно Дух, да ещё и солнечный) требовалась медицинская помощь, и у Мисы не было причин ему в ней отказать.
- За целителем послали?

0

57

Дракон лежал, скрестив передние лапы на груди, постепенно распластав крылья по мокрой каменной поверхности источника. В таком положении ему было максимально комфортно лежать, и с этим комфортом постепенно приходила усталость. Ему приходилось крепко стиснуть зубы, чтоб смачно не зевнуть вовсю пасть и не перебудить половину ее сородичей. Это давалось ему с трудом, ему хотелось общения. На языке вертелись тысячи вопросов, Солнечному безумно хотелось узнать побольше о необычной Воздушной, да и что произошло на материке пока он прохлаждался на своем острове.
В ответ на вопросительный взгляд Весты он ничего не ответил и лишь улыбнулся, после чего он не только услышал незнакомца, но и увидел. И пока Веста сконцентрировала свое внимание на своем собрате, Солненчый беззвучно зевнул, прикрывая свою пасть лапой и довольно потянулся. После, когда Фирафир встретился взглядом с Воздушным, Дых был вынужден уже сдерживать смех. Удивленная мордочка неизвестного ему молодого воздушного дракона была бесподобной. Огромные от неподдельного удивления глаза будто заняли на мгновение всю морду дракона, от чего тот Солнечному напомнил огромных пучеглазых тропических лягушек, которые в момент оглушительного "ква!" так же выпучивали глазки и так же его забавляли.
Не пробыв и минуты с ними, молодняк полетел выполнять указание Весты. Вскоре он скрылся из виду, оставив улыбчивого Солнечного наедине с задумчивой Вестой. На ее мордочке вдруг появилась хитрая улыбка и внезапная похвала.
- Знаешь, Скромно ответил Солнечный, - Это скорее редкое исключение, - Дракон улыбнулся ей. Фирафир редко пользуется головой по назначению, предпочитая доверяться своим чувствам и интуиции. Хотя, когда этого требует ситуация, он мог думать на несколько шагов вперед, строить и выполнять планы... Но очень не любил этого делать. Редко когда все идет по плану.
- Ну, мое имя ты уже знаешь, - Начал после небольшой паузы дракон, - Я Солнечный, одиночка. Появился на этом свете четыре с половиной тысячи лет назад. Успел облетать и найти приключений на свою голову по всех уголках Империи. А я могу что-то о тебе узнать? - После еще одной короткой паузы дракон добавил - Конечно, ты можешь у меня спросить что угодно.
Беседа была прервана внезапно быстрым появлением Мисансэкрес. Младшему только и оставалось подивиться скорости их гонца и поспешно отозвать нити своего сознания, пока глава Воздуха общалась с Вестой. - Похоже, она меня не узнала, - Подумал дракон и ожидал, пока к нему не обратятся первыми.

0

58

- Это скорее редкое исключение, - дракон одарил ее улыбкой и синяя не нашла причин не ответить тем же. Было весьма маловероятно, что дух Воздуха решит, что пребывание конкретно этого одиночки на их землях невозможно, так что Веста слегка расслабилась. Но лишь слегка, потому что у Воздушного лидера могут быть свои причины.
  Скорее прилетит бескрылой за то, что потащила раненого на источник. Но у Весты были свои основания поступать так: все же пещера целителя - крайне важная точка на территории стаи. Относиться лояльно к одиночкам не значит доверят им полностью. Зеленые глаза окинули дракона оценивающим взглядом, но желтый выглядел почти безмятежно. Если бы не полустертые следы крови на лбу, можно было подумать, что они тут ведут светские беседы и вообще, все нормально, все по плану. Из очередных раздумий ее вывел голос Фира:
- Ну, мое имя ты уже знаешь. Я Солнечный, одиночка. Появился на этом свете четыре с половиной тысячи лет назад. Успел облетать и найти приключений на свою голову по всех уголках Империи. А я могу что-то о тебе узнать? - он помолчал, а затем, словно спохватившись, добавил - Конечно, ты можешь у меня спросить что угодно.
  Воздушная спрятала улыбку в повороте головы. Это просто какая-то находка для шпиона, было бы забавно узнать его реакцию, узнай он о ее положении в стае. Веста тряхнула кончиком хвоста.
- Конечно, - она кивнула и на секунду замолчала, пытаясь вычленить из хаотичных внутренних диалогов фразу, которая бы могла охарактеризовать ее. По сравнению с золотистым, биография - по-крайней мере, ее официальная часть, - была отнюдь не впечатляющей. Фразы, как назло, разбегались по уголкам мозга, - Я маг из Стаи, и за две тысячи лет совершенно не нажила приключений на свою голову.
  Внутренний голос захихикал, но Веста не обратила внимания. Она была любопытна и, честно сказать, очень хотела расспросить одиночку о том, какие же приключения тот успел себе нажить, но их разговор был прерван появлением Мисансэкрес. Драконица приземлилась рядом и медленно двинулась в их сторону. Веста вскочила, словно под хвост ужаленная.
- Ваше Величество, - она кивнула. Воздушная выглядела слегка уставшей. Синяя молчала, ожидая ее слов. 
- Молодец, что послала за мной, Вестия. Что произошло? Откуда кровь на этом драконе и на тебе? За целителем послали?
  Воздушная терпеливо подождала, пока закончатся вопросы, прежде, чем наконец мысленно собрать все случившееся в кучку, а затем выжать из нее сухие факты:
- В Забытом ущелье разрослась колония неизвестного вида - предположительно - мха. Обследовала местность, натолкнулась на него, - кивок в сторону, не отводя глаз от разноцветной, - вышло небольшое недоразумение. Он попал под падающий валун. Послали сначала за Вами.
"А этот драконенок неплох" - отдаленно подумала синяя, прикинув время, за которое Силь нашел предводителя, - "Быстрый"

0

59

"Худо. Надо было сразу за целителем послать. Видно же, что одиночка, а не вражеский засланец. А уж с чем пожаловал - можно чуть позже разобраться," - мысли самки неслись вперёд действий, хотя она успела значительно сократить расстояние от точки приземления до драконов и теперь внимательно оглядывала голову Солнечного, которой изрядно досталось. Похоже, беспечность и "удачливость" Младшего собрата была достойна воздушных - те тоже на ровном месте могли найти на филейную часть приключения, но, что примечательно и является поводом для гордости, они же и сами от неприятностей умудряются обычно унести свой хвост. Выходят сухими из воды, одним словом. Пушистому "цыплёнку" явно это было не под силу, иначе бы он не валялся на каменном полу, а сразу применил заклинание исцеления.
Шпионка встретила её церемонный приветствием, что в данной ситуации можно было опустить - в неформальной обстановке Вейла не требовала строгого следования уставу, в частности одно из правил котрого - использовать только традиционное обращение к старшим по званию. Но пожурить драконицу было не за что, формально она сделала всё верно и правильно.
- Растение следует изучить. Этим займутся наши учёные и целители. За последними, кстати, следовало сразу послать. Наш Солнечный гость явно не в лучшей форме, - змеевидная приблизилась к Фирафиру, уже почти нарушая границу его личного пространства, и жестом испросила разрешение осмотреть повреждения. Мисансэкрес не была выдающимся целителем, но конкретно заклинанием "регенерация" владела на ура. Если при осмотре не будет выявлено никаких дополнительных травм, то можно будет всё это дело залечить не отходя от кассы. Хотя на наличие сотрясения мозга и иных скрытых последствий удара Фирафира всё же будет диагностировать точно не она, а именно целитель, у которого для того имеются необходимый магический арсенал и инвентарь.
- Давно это произошло?
Самка ни к кому конкретно не обращалась. Хотя если к "цыпленку" вернётся дар речи, то это будет даже лучше - змеедраконица хотела бы услышать эту историю из уст пострадавшего, что нисколько не бросает тень недоверия на Вестию. Своим драконам Санэ доверяла целиком и полностью, пусть недавно и произошел прецедент, доказывающий, что даже в своей родной стае верить можно не всем и что семя предательства успело и тут корни пустить.
- Как зовут-то вас, товарищ пострадавший? - вот это было уже обращено непосредственно к Фирафиру. Миса не могла обращаться с собеседником, как с бревном, даже если тот проявлял примерно такую же активность в общении.

0

60

Комфортное горизонтальное положение его тело при приближении главы стаи постепенно сводилось на нет. Несмотря на то, что Солнечный  был далек от жизни в стае, но он много слышал об этом. К тому же, в начале своей жизни он мог и наблюдать за правилами поведения на огненных землях. Возможно, многое поменялось, но вряд ли ему стоило разлёживаться перед Мисансэкрес если он чувствует, что может встать. И действительно, если минут 20 все перед глазами плыло и его пошатывало, то сейчас он чувствует себя в разы лучше, хоть пульсирующая боль в голове намекала на то, что к целителю показать все же стоит. Ну, или получить доступ к целебным травам и помочь себе самому, он лечил более безнадежное существо, даже более безнадежное чем он сам.
Без резких движений дракон подобрал под себя все свои конечности, что оказалось самым простым. Дракон боялся подняться так, что он вновь рухнет, а он может переоценить свои силы и вновь себя травмировать.В таком случае у Воздушных добавиться еще больше головной боли от неудачливого Солнечного. Уперевшись лапами в каменный пол, дракон плавно поднялся, принимая вертикальное положение без каких либо происшествий. В этот момент он услышал вопрос от Мисы ему, по крайней мере, он так думал. 
- Не более получаса назад, - Ответил Солнечный и слегка склонил свою голову в знак приветствия. После чего он вновь опустил голову, но лишь для того, чтоб Воздушная могла осмотреть его рану. - Фирафир, Солнечный. Мы раньше с вами встречались на острове Нибула после шторма, Представился Фирафир и подарил Мисансэкрес такую же теплую улыбку как когда-то на том острове. Увы, с того момента Миса выглядела даже хуже. Если в тот момент он застал ее за яростным уничтожением острова, то сейчас она выглядела бесконечно уставшей, словно не отдыхала после их встречи.

Отредактировано Фирафир (9 Окт 2015 04:44:21)

0

61

Веста стояла у самой воды, подняв переднюю лапу. Теперь прохладный легкий ветерок от воды касался ее задних лап и ей казалось, будто она стоит ими в воде. Миса слушала ее, рассматривая голову Фирафира. Веста неосознанно проследила за ее взглядом, но ничего нового, собственно, не рассмотрела. Впрочем, желтый одиночка хотя бы перестал выглядеть так, словно он на грани обморока. Все же ему лучше сейчас лежать, отдыхать и не напрягаться.
  Будто услышав ее мысли, тот медленно, с усилием поднялся, так что Веста внутренне приготовилась ловить бесчувственное тело. Хотя, Миса была куда ближе и, что важнее, крупнее синей, так что шансов помочь одиночке(и это не считая, собственно, целительской ветки стихии Воздуха) у нее было побольше. Но Фир смог встать, лишь затем, чтобы снова наклонить голову, показывая рану. Веста вытянула шею, рассматривая повреждения. Миса задала ей вопрос, но, прежде, чем воздушная успела раскрыть рот, желтый уже ответил. Синяя села, обернув лапы длинным хлыстом хвоста.
  Похоже, ее дело закончилось. Теперь осталось подлечить Солнечного, в чем она уже не могла ему помочь.
  Нужно будет потом найти ученых, чтобы рассказать им о мхе. Тщательно перебрав в голове воспоминания о пребывании в ущелье, драконица постаралась вспомнить свои ощущения. Возможно, мох мог выделять в воздух что-то. Однако, ничего особенного не приходило в голову. Синяя слегка отвлеклась, погрузившись в свои мысли, так что пропустила мимо осмотр одиночки. Когда она снова вернулась в этот бренный мир, то ее слуха коснулось лишь отрывочное "...встречались на острове Нибула после шторма".
  Так они, значит, знакомы. Похоже, Весте влетит за столь радушный прием, который она оказала гостю Воздушного лидера. Свежий ночной воздух, напоенный запахом зимних горных трав, навевал сон. Хотелось забраться в уютную пещеру и свернуться клубком в ее вязкой темноте. Синяя наклонила голову, подняв лапу к узкой мордочке, чтобы скрыть зевок.
  И зря, потому что плечо наконец решило выйти на сцену. От неожиданной резкой боли Веста поморщилась.

0

62

После разговора с Аллинэей наличие новых проблем иного рода внезапно показались Мисансэкрес чем-то... фантастическим. Несколько минут назад внутри самки словно обвалился целый мир, а всей Саяри как будто плевать - жизнь шла свои чередом, невзирая на душевные метания и страдания отдельно взятого индивидуума. С другой стороны, это было правильно, это было хорошо. Наличие внезапного попаданца в неприятности на её территории обеспечило Санэ дело до самого совета Глав Светлого Альянса. Это лучше, чем мерять шагами собственную пещеру и в очередной раз убивать сознание прокручиванием в мыслях всего сказанного между ней и её бывшей подругой. Сейчас Глава стаи Воздуха не могла думать об этом - перед ней была травмированная голова Солнечного, который уже попытался камикадствовать, а именно явно в порыве соблюдения этикета товарищ раненный решил подняться, чтобы устроить себе новое кровопускание.
- Лежи, - внезапно без всякого официоза и прочих расшаркиваний с малознакомым драконом велела драконица, упираясь одной лапой в плечо Духа и заставляя его опуститься обратно на пол, пока "цыплёнок" не заработал себе новые травмы, - Травмы, связанные с головой, предполагают занятие горизонтального положения, а не вертикального.
Самка какое-то время аккуратно рассматривала его голову, то копаясь в гребневой шерсти, дабы убедиться, что затылку не досталось, то просто с долей мрачности взирая со всех сторон на Фирафира. В конце концов, Воздушная воспользовалась заклинанием регенерации и заживила все видимые повреждения. С внутренними разбираться придётся отдельно.
- Надо тебя показать целителю. Остров Нибула, говоришь... - в голове всплыла картина того бардака, что она устроила на одном из островов в душевном порыве, - Ммм. Что ж, об этом после. Вестия...
Мисан вовремя обернулась, чтобы увидеть, как шпионка её стаи морщится от боли. Так, тут у нас два попаданца, только второй решил скрыть свою травму. Ох уж эти шпионы... Тихушники.
- Оба в целителю. Немедлен... - решительно скомандовала Вейла, однако осеклась, вспомнив о нетранспортабельности Солнечного. Нет уж, видимо, придётся не им ползти в пещеры исцеления, а лекарям идти к ним. Драконица отправила ментальное послание и открыла портал в пещеры, чтобы подмога прибыла не лётом, а самым коротким путём, - Вас осмотрят здесь.
Через пару минут из портала вышло трое воздушных, двое без поклажи, а третий нёс большую сумку с эликсирами, настоями, бинтами и прочим медицинским инвентарём. Двое занялись Фирафиром, а третий подошёл к Весте и принялся так и этак осторожно двигать её лапу, попутно спрашивая, больно или не больно.

0

63

Никогда не стоит недооценивать силу самовнушения, благодаря которому Дух еще не распластался ковриком перед двумя самками и мог поддерживать вялотекущий разговор трех усталых драконов. Однако он не железный его вновь начало клонить в сон. С каждой секундой бороться с желанием уснуть здесь, и сейчас становилось все сложнее, и дракон был готов в любой момент рухнуть на камни у источника и уснуть долгим богатырским сном. Находясь на территории Воздуха и СА, дракон чувствовал себя спокойно и в какой-то мере в безопасности, что особенно контрастировало с его ночевками рядом с Темными, когда он не мог избавиться от мысли что сама земля не рада его присутствию. Попытка там отдохнуть были, но всякий раз он забывал, что жизнь там не так справедлива, как хотелось бы. Иными словами, заблудшему путнику там и не стоило, надеется, что его оставят там, в покое хотя бы на пару часов. 
Жаль, что ему не удастся остаться в таком спокойном месте. Хотя, почему нет? Он все время мечется по Империи в поисках места, которое может называть дома и впервые за последнее столетие чувствует себя спокойно, прям как дома! Эти мысли предали Солнечному сил, хоть и вялость организма намекала на то, что ему пора закругляться. Воздушная, похоже, не так растолковала его "уставшее" состояние и мягко, но настойчиво заставила лечь, после чего занялась его раной. Сложно будет сейчас им объяснить, что если бы у него было что-то серьезное, то он бы с ними щас не разговаривал даже будучи выспавшимся и сытым.
- Госпожа Мисансэкрес, - Начал дракон с небольшой паузой, вспоминая, как следует обращаться к главам стай (хотя в этот момент его не отпускало ощущение, что он обратился к ней не так как следует). - Я хочу присоединиться к вашей стае. Я разбираюсь в травах и хоть не владею магией исцеления, я могу приготовить исцеляющие мази и зелья. И я мог бы заняться изучением мха. Я много путешествовал по Империи, и мне приходилось изучать свойства ранее неизвестных растений. Естественно, я могу охотиться или выполнять другую работу, - Вроде нигде не ошибся, все вроде сказал, осталось ждать, - Дух в ожидании ответа замер и старался не мешать прибывшим целителям осматривать место, где была когда-то его рана.

0

64

Пока Мисансэкрес занималась ранами их неожиданного гостя, Веста сидела молча, просто наблюдая за ними. Сон как рукой сняло неожиданной болью, так что она просто старалась не двигать лишний раз лапой. Правда, ее еще нужно было вернуть в исходное положение... Теперь сон отодвигался как минимум посещением целителя.
- Вестия... - предводитель резко обернулась, прямо в тот момент, когда синяя медленно и бережно опускала лапу вниз, в прохладу травы. Упс, похоже, спалилась. Впрочем, плечом в любом случае нужно было заняться. Так что лучше сейчас, удобнее будет.
- Все в порядке, - слегка устало кивнула она на случай, если и ее решат осмотреть.
  Наблюдая за сверкающей раной портала, Веста разглядывала рифт, точнее, его едва заметные очертания. Ей всегда там почему-то нравилось, хотя просто так гулять там все же не стоило. Из портала вынырнули состайники, прихватив с собой травы и решимость помочь. Один из них сразу же бросился на помощь к Синей. Его лапы аккуратно прошлись по травмированной конечности, прощупывая кости и мышцы.
  Все было нормально, пока он не дошел до плеча и не повернул лапу. Веста охнула и, привыкший к ее молчанию и спокойствию, состайник даже вздрогнул. Синяя едва не зашипела от боли, но все же сдержалась. Ловкие лапы дракона прощупали больное место, после чего он, кивнув, словно соглашаясь с собственными мыслями, отошел к травам. Веста приготовилась ощутить на языке их горький вкус, однако потом ее отвлекло кое-что поинтереснее:
- ..Я хочу присоединиться к вашей стае, - раздалось из-за спины Духа Воздуха, стоявшей между ней и желтым одиночкой. Или, возможно, уже не одиночкой. Все четверо воздушных замерли, переводя взгляды то на их предводительницу, то на гостя. Воздушные и так оглядывали желтого дракона с любопытством, но вопросов пока не задавали. Теперь же они побросали свои травы и смотрели неотрывно на Мисансэкрес.
  Но Веста почему-то смотрела только на Солнечного, вытянув шею из-за спины Воздушной, на мгновение даже забыв о боли в плече. Такого поворота событий она не ожидала. Может, его слишком сильно ударило?.. Но вид у желтого был весьма решительный, хоть и усталый.

Отредактировано Веста (8 Ноя 2015 21:51:07)

0

65

Целители явились достаточно быстро и принялись оказывать помощь пострадавшим. Но если у Вестии Мисан подозревала вывих или ещё что-то в этом роде (на перелом было не похоже), то насчёт тяжести травм Фирафира сомневалась, однако вмешиваться в лечение не стала. Свою посильную часть работы она выполнила. К счастью, оба дракона не выказали сопротивления при такой резвой сдаче их в лапы лекарей. Змеедраконица присела возле стены пещеры, едва ли не облокотилась на неё. Какая ужасная ночь. Слишком много тревог для существа с такой тонкой душевной организацией, как Дух Воздуха. Тем не менее, Миса понимала, что её приключения только начинаются - впереди совет. И одни звёзды знают, что на нём будет.
Фирафира тщательно осматривали, использовали магию, чтобы проверить целостность костей черепа, дали пару настоек, чтобы облегчить боли после ушиба. И Глава смотрела на это пустым взглядом, совершенно оный ни на чём не концентрируя и не выражая ни единой мысли. Тем не менее, выйти из подобия транса её заставили.
"Что, так сильно ушибся?"
Это было первой мыслью, которая посетила голову Воздушной после озвученной Солнечным просьбы. Не то чтобы она была против новых лиц в стае, просто к чему это? С чего это он решил вдруг променять вольную жизнь одиночки, который ни перед кем не в ответе за свои деяния, на стайную - полную ответственности и иных рамок, в том числе и социальных?
- А могу я узнать причину, что послужила основой для такой просьбы? - задав этот вопрос, самка устремила на "цыплёнка" пытливый взгляд, - Горы наши нравятся? Быт? Али милую сердцу нашёл? - Глава укладкой покосилась на Вестию, не зная, что объединяло этих двух драконов - случайная оказия или нечто большее. Где-то в глубине её существа даже проснулось любопытство, но более никаких намёков Санэ делать не стала, чтобы не смущать шпионку своей стаи и Духа Шагри. В конце концов, у них тут была отнюдь не приватная беседа. Однако, если она не ошиблась, то хотя бы часть подозрений с Фирафира будет снята - Мисан была романтичной натурой, и ценила, когда кто-то из пары готов чем-то жертвовать ради другого. Например, личной свободой. Жаль, что для неё самой это так и осталось несбыточной мечтой, и дракон, от которого она понесла дочь, не ценил рождённое меж ними чувство столь высоко.

0

66

Фирафира не собирались гнать со стайных земель, и ему можно было подождать со своим желанием о вступлении в стаю, но время назад не отмотаешь. Сейчас дракон ощущал удивленные взгляды замерших целителей, словно небольшое давление на его шерсть. В лучшем случае драконы думали, что неудачливый одиночка хорошенько приложился головой об камень, а в худшем заподозрили его в шпионаже.
Через пару мгновений Солнечному стало казаться, что на него смотрят не только присутствующие. Ему казалось, что сюда слетелась вся стая.  Скорее всего это была паранойя, но дракон едва заметно пробежался глазами по поляне и не найдя никого кроме уже знакомых морд успокоился.
Естественно, просто так никого и никуда не пустят. У Драконы возникли вполне обоснованные подозрения и вопросы к Солнечному, хоть она и немного разрядила обстановку шуткой, которая немного смутила Духа. Он, конечно, собирался продолжить знакомство с Вестой, но никаких конкретных планов не строил. Все что сегодня произошло это случайные события, которые привели к их встречи и к решению о вступлении.
Несмотря на запрет, Солнечный воспользовался отсутствием лап целителей и приподнялся, чтоб встретится взглядом с Мисой.
- Элтен и Руины являются причиной моего решения, - Самец горько усмехнулся, у него никогда не было семьи, а эти события унесли жизни многих его хороших знакомых. - А ваши горы мне нравятся, и я хочу чтоб они оставались такими и через десятки тысяч лет, - Под конец дракон улыбнулся и более радостно заключил - Да и может, найду себе спутницу жизни тут.

0

67

Пока Воздушные, наполняя пространство над головами роем любопытных, невысказанных вопросов, перекидывали взгляды с одного действующего лица на другое, Веста вдруг осознала, что и сама является объектом наблюдения. Словно позабыла, что и она - непосредственный участник этой истории.
  Она-то привыкла всегда быть с другой стороны повествования. Между строк, тень за украшенной завитками буквицей. Влияющая на сюжет, но тщательно замаскированная среди иллюстраций и цифр оглавлений. Не только как шпион, но и просто как достаточно скрытная личность, синяя не любила находиться в центре внимания, так что, почти инстинктивно, внутренне сжалась, словно ее застали за чем-то.
  Однако из целителей никто не стал ничего говорить. Еще бы.
  Но затем послышался голос Мисансэкрес. Она сидела у стены, привалившись к ней плечом, и, судя по всему, мысленно была совершенно в другом месте. Похоже, что ей сейчас совершенно были не к чему лишние хлопоты. А новичок в стае - это всегда хлопоты. Весте показалось, что у воздушного Духа возникли те же подозрения насчет серьезности травмы. Впрочем, это приходило в голову само. 
- ...Али милую сердцу нашёл? - она бросила на Весту взгляд, быстрый и поверхностный, но цепкий шпионий глаз все же уловил это движение. Ярко-зеленые глаза округлились, и синяя едва не поперхнулась.
  Неужели ей не доверяют?..
Фирафир кое-как поднялся. Весте уже собственнолапно захотелось уложить этого неугомонного солнечного дракона, которого, похоже, не останавливала даже черепно-мозговая травма. Морды целителей тоже вытянулись почти с мучительной гримасой. Весте хотелось послушать его причины, поэтому она отвлеклась от своих состайцев.
  Когда желтый закончил, она перевела взгляд на Мису, игнорируя то, как переглянулись Воздушные при его последних словах. Узкая синяя морда едва ли не светилась вопросом. Весту обуревали противоречивые эмоции: природная недоверчивость заставляла ее относиться с сомнениям к любым побуждениям одиночки, привыкшего к вольной жизни, сменить ее на командную работу.
  Синяя припомнила их первую встречу, благо это произошло пару часов назад: "я лишь собирался отдохнуть". Вот что он сказал. Выглядело так, словно решение обосноваться в Облачных горах пришло ему в голову только сейчас.

+1

68

Мисан поймала себя на мысли, что, несмотря на черепно-мозговую травму, она бы с удовольствием махнулась с "цыплёнком" местами. Он мог залечиться тут и идти, куда захочет, делать, что захочет, ни за что и ни за кого не отвечая, кроме самого себя. В отличие от неё. Кто придумал сделать творческую личность руководителем? Ей бы на сцене блистать со всей пышностью и пафосностью своего артистизма. Это была ещё одна причина, по которой Мисансэкрес скептично отнеслась к просьбе Солнечного. Целители даже перестали разводить бурную деятельность. Словно застигнутые врасплох, они застыли, смотря поочерёдно на всех трёх драконов-участников событий. Собственно, веских причин для отказа у Воздушной не было, зато была масса вопросов. На которые Фирафиру придётся ответить, прежде чем змеедраконица озвучит своё окончательное решение.
- Верю, что не злыми помыслами движим ты, прося меня принять тебя в стаю. Но ответь мне, Дух-одиночка, умеешь ли ты жить в обществе? Сможешь ли подчиняться приказам, даже если лично сам с ними не согласен? Есть ли у тебя опыт в командной работе? Готов ли ты отдать не только все свои силы, но и, если понадобится, жизнь за стаю? Ответь на эти нехитрые вопросы, и я отвечу на твою просьбу.
В Воздухе хватало хлопот. Дух совсем не хотела принимать в стаю дракона, если он будет приносить дополнительные хлопоты при исполнении своих обязанностей. Само собой, какое-то время адаптации она ему даст. Всё-таки стайная жизнь достаточно сильно отличается от одиночной. И в каждой стае был свой менталитет. В её были в ходу взаимопомощь и поддержка. И жили драконы Облачных гор по принципу "мы сильны единством". Сам же принцип прочно зиждился на доверии. Нет доверия - нет единства. Нет единства - поражение практически неминуемо.
Мисан краем глаза вместила, что Вестия как будто тоже была обескуражена просьбой Солнечного. Значит, всё же не она надоумила Младшего Духа примкнуть к ним. Впрочем, от неё не укрылись и слова Фирафира про спутницу жизни. И мысленно драконица усмехнулась, считая, что её подозрения касательно этих двоих попали если не в десятку, то в восьмёрку - точно.

0

69

Эти простые вопросы оказались непростыми для Духа и на них придется дать правдивые ответы. За его революционные взгляды его не раз осуждали, но он верил в то, что при должном старании, оптимизме и затрате времени и сил этот мир можно изменить к лучшему... И, что в итоге? Империя пережила несколько кровавых и бессмысленных войн из-за которых "Серый плен" переполнен падшими воинами. Территории стай практически не изменились, а два великих Духа убиты. Его идеи сейчас нежизнеспособны, этот мир еще не готов измениться к лучшему пока кровавая пелена не спадет с глаз воюющих сторон. И, если политика и философия Темных неприемлема для него, то у Светлых он будет чувствовать себя достаточно комфортно и сможет развиваться как ученый. Нужно начинать с малого.
- Я смогу жить в обществе. Да, я подчинюсь приказам. Опыта мало, но готов учиться. Смерть меня не страшит, - Иногда он прибивался к группам одиночек и жил среди них, там всегда были определенные правила и обязанности, была даже своя территория, так что вряд ли в большой стае будет какие-то серьезные отличия за исключения масштабов. Во всем остальном он будет осваиваться и если ему кто-то в этом поможет он будет безмерно рад. Хотя бы начиная с экскурсии по землям, его знания могут быть в каких-то местах неточными. Фирафиру очень не хотелось бы нарываться на лишние неприятности. Кстати о неприятностях. Миса заявила о том, что он Дух, и теперь сегодня об этом знают целители с Вестой, завтра об этом будут знать все в стае, а через недельку добрая часть Империи. Хотя, в принципе, он не против. Хоть он и не представляет собой могущественное и древнее существо как старшие, но он никогда себя так и не позиционировал, всегда скромно умалчивая об своей этой особенности.
Ну и пока все кроме Главы были удивлены, Солнечный и вовсе поднялся планируя в дальнейшем дойти до целительской или до своего угла на своих лапах.

0

70

Миса задавала вопросы, Фир отвечал. Веста, словно опять растворившись в синеватом ночном воздухе, почувствовала себя лучше. Драконы из стаи разглядывали желтого одиночку с любопытством, но теперь оно притупилось, словно после предыдущего всплеска они вдруг потеряли интерес.
  Один из них вернулся к осмотру ее лапы. Сдерживая шипение, синяя покорно позволила ему прощупать сустав. Даже сквозь шерсть чувствовалось, какие горячие и напряженные мышцы плеча. Воздушной же, напротив, казалось, будто в бок ей дыхнул ледяной дракон. Ощущение было жутким: подозрение, что вот-вот у нее откажут все лапы разом, маячило на грани сознания, как навязчивая бродячая собака. Ощущение оставалось, никакого паралича не случалось. Онемение не переходило своих границ, но, словно специально, лишь слегка притупляло боль. Словно не ее собственная лапа, а просто попытка влезть в нее голову новичка магии школы разума. Сфокусировав взгляд на двух разговаривающих драконах за спиной у лекаря, Веста вдруг перевела его на состайника. Он смутился и, отвернувшись к сумкам, через некоторое время протянул ей пару каких-то кореньев.
  Язык пощипало, ледяная глыба, проглотившая конечность, слегка оттаяла.
  До Весты, с опозданием, вызванным бегущим по жилам ледяным коктейлем из боли и полным отсутствием ощущений, дошли слова их лидера. Вот оно что, он еще и Дух.
"Меня, кстати, зовут Фирафир, Солнечный" - промелькнуло в памяти. Она-то подумала, будто это прозвище. Солнечный. Дух Шагри.
  Выглядело так, словно разговор окончен. Или отложен, как минимум. Фирафир поднялся и кое-как, но все же сам, дошел до портала. Лекари бросились к нему, недовольно ворча. Веста поняла, что на сегодня - все. Оглашать свои выводы Миса, возможно, сейчас и не будет. В конце концов, духу еще нужно будет время, чтобы восстановиться после травмы. У него будет возможность и время передумать.
  Но синяя не могла не поделиться со своим предводителем опасениями. Дождавшись, пока все участники этой сцены нырнут в портал, включая лекаря, колдовавшего над ее травмированным плечом, драконица окликнула Духа Воздуха. Сначала синяя хотела подойти к ней, но лапа не позволила ей опереться на нее, так что шпионке пришлось зависнуть в воздухе и пролететь над водой к порталу.
  Веста кашлянула. Она слегка покачивалась у самой границы воды, едва касаясь ее кончиками лап, но почему-то теперь прохлада от источника вызывала у нее крайне неприятные ощущения. Усталость и боль, впрочем, словно сковали ее, так что она не поднялась ни на миллиметр выше.
- Все это слишком подозрительно. Я не доверяю ему. Там, в ущелье, он сказал, что просто ищет место для отдыха. Что прибыл со стороны земель Темного Альянса.
  Веста взмахнула хвостом, будто пытаясь подтвердить этим слои слова. Кончик рассек водную гладь у самых лап. Словно влажный язык воды прошелся по позвоночнику.

0

71

26 день Морозного месяца.
Уже не утро, но еще не день. Пасмурно. Возможен снегопад.

«Неужели я так быстро расходую травы? - всерьез задумалась Рис, размеренно взмахивая крыльями и следя за полетом. - Такое чувство, что у меня по сотне пациентов на дню. Притом, что в стае еще два Целителя. Да у меня еще год должны были запасы держаться!» - нахмурившись, додумала самка и стала прикидывать место для посадки. У воды садиться было не очень перспективно, ведь облачная не хотела намочить хвост в ледяной воде. От одной мысли об этом, по хребту рогатой пробежались мурашки, заставляя ту немного содрогнуться и потерять управление. Ойкнув от неожиданности, Ирис стала судорожно махать крыльями и пытаться выровнять полет. Иначе она точно свалится прямиком в ледяную воду. Все-таки сумев выровнять полет, облачная целительница пролетела еще пару метров и стала снижаться. Приземлившись, самка немного поскакала на месте, чтобы не потерять равновесие. Восстановив дыхание, рогатая встряхнула крыльями и сложила их, приближаясь к воде.
«И где я собралась зимой искать травы? - сама у себя спросила облачная, садясь на берегу и обвивая передние лапы хвостом. - Разве что лететь на земли стаи Огня в поисках каких-то огненных растений? - приложив один палец ко рту, самка посмотрела на небо. - Нет, не стоит. Еще нападет кто. Да и выходить за земли стаи я считаю не особо безопасным. Да и на Ничейных территориях тоже ничего не найдешь,» - помотала головой.
«Придется идти к Максариату и слезно упрашивать одолжить немного трав. Хотя бы до конца зимы, - вздохнув, пробубнила Ирис и опустила голову. - Свалилось же все это на мою голову. Или отпуск взять? - посмотрела на свое отражение в воде. - Да кто меня отпустит-то...»
Склонив голову к воде, Рис немного отхлебнула и тут же отпрянула. Вода и впрямь была слишком уж и ледяной. Вздрогнув, облачная немного отодвинулась подальше от воды, чувствуя, как оттопыривается чешуя.
«Ужас! Как она еще не замерзла?!» - в ужасе подумала облачная целительница, думая как бы согреться.

+1

72

Морозный, 26
Позднее пасмурное утро
Here we go

С самого утра Дух Ветра была предоставлена сама себе. Ну то есть, конечно, по большому счёту так было всегда - вольный ветер никому не удержать, а пытаться - себе дороже. Но сейчас не о том речь. Просто в пасмурные дни у облачной такое настроение - спокойствие, граничащее с меланхолией. Как будто Лейра растворяется в родных облаках - по крайней мере она сама так это объясняет. На деле же возможно, что наследница просто капризничает, что тоже иногда случается. Кто её, ветреную, разберёт.
Но сколько бы ни прошло тысяч лет, что бы ни нашёптывал ветер, о чём бы она ни думала, Ледойру в любой день, даже самый плохой, пьянит полёт. Не испытывая необходимости в разбеге, она легко взлетает, кружится и теряется в потоках воздуха, поднимаясь выше облаков, где яркие лучи Шагри заставляют забыть о том, что где-то там, внизу, может идти снег. А холод - дело привычное; не так уж в небесах и тепло, в конце концов.
Впрочем, в холодной воде приятного всё же мало, и ёжащаяся на берегу целительница - лучшее тому подтверждение. Ледойра вообще не ожидала встретить в такой день здесь хоть кого-то - ей казалось, что в такую погоду большинство предпочитает отсиживаться по пещерам, однако, бесшумно приземлившись на берегу источника, наследница обнаружила, что не ей одной захотелось хлебнуть бодрящей ледяной водички. Хотя Лед уже сомневается, что прямо уж так сильно хочется.
- Здравствуй, Ирис. Я не помешала? - голос Духа, хрустальный и чистый, звучит, пожалуй, чересчур звонко в пасмурной тишине. Ледойра мягко улыбается, приветственно махнув длинным хвостом. Кажется, прежде лично они не общались - у маленькой красавицы-целительницы всегда хватало забот, а мешать кому-то исполнять свои обязанности наследница считает делом недостойным. Кому, как не ей, осознавать всю важность долга, а вместе с тем уважать личное время и пространство других. Раньше это казалось невыносимо скучным, но постепенно пришлось привыкнуть, понять и принять. Однако сегодня у Рис, кажется, выдалась свободная минутка, чему облачная радуется - когда у целителей нет забот, не это ли счастье.
Впрочем, Лейра замечает, что облачную что-то беспокоит - как-то совсем печально она голову повесила.
- Всё в порядке? - осторожно интересуется ветреная.

Отредактировано Ледойра (30 Май 2016 17:46:07)

0

73

Вздрогнув от неожиданности, Рис чуть не свалилась в воду, но вовремя удержалась. Перед ней во всей своей красе предстала сама Наследница стаи Воздуха. Не узнать ее было бы для облачной грехом. Это милое и довольно доброе создание даже имя рогатой знает, от чего сердце целительницы учащенно забилось.
- Нет, конечно, виконтесса Ледойра, - немного испуганно протараторила самка, вскакивая на лапы и чуть ли не собираясь кланяться наследнице. Но что-то вовремя остановило зеленоглазую. Наверное, облачную заворожил голос виконтессы. Чистый и звонкий, словно хрусталь или весенняя капель. Да и внешне она была невообразимо прекрасна, словно легкий и неуловимый ветер, который, кажется, сожмешь в кулак, а он и улетел. И даже не злорадствует над тобой, а играючи машет хвостом, мол, шагай ко мне, играй со мной наперегонки, пытайся поймать меня. И эта игра затягивается на целую вечность. Вот уже несколько лет облачная пытается обогнать ветер, а тут он стоит прямо перед ней из плоти и крови. Только лапу протяни, проведи ею по шелковой гриве, почувствуй всю ее легкость и мягкость. Будь бы Ирис самцом, то давно бы влюбилась в виконтессу, не смотря ни на свой, ни на ее возраст. Так и сидела сейчас, глупо хлопая зелеными глазами и просто им не веря.
- Да, все в порядке, - покраснев, соврала самка. Но не специально. Рис просто не хотела загружать наследницу своими проблемами. Да и она бы, скорее всего, не смогла бы ей помочь. Даже ветер не может перемотать время до весны и позволить травам освободиться от холодного плена.
- Для меня такая честь увидеться с Вами, - немного склонив голову в качестве уважения, добавила Лери, еще сильнее краснея.

0

74

Лейра порой думает, что в детстве всё было намного проще. Сверстники, даже будучи в курсе, кто перед ними, не придавали статусу наследницы большого значения - скорее уж для наиболее дерзких это было поводом для подколов. Ваше не_величество и всё такое. И всё равно было проще - непринуждённое общение на равных, и никто не смотрит на тебя с какой-то надеждой - и одновременно требованием. Ты не ощущаешь на себе десятки взглядов, ты не думаешь о том, что на тебя в стае смотрят все. Ты не ловишь себя на мысли, что ты не знаешь, как всем помочь и угодить. Тебя не гнетёт осознание того, что есть те, кто от всей души желают тебе поражения. И ты не испытываешь неловкости, переминаясь с лапы на лапу, выслушивая приветствия в твою сторону.
Неподдельная искренность маленькой целительницы отзывается тёплым чувством где-то в груди, однако Ледойра благодарна Рис за то, что облачная хоть кланяться не стала. Целительница, конечно, вне всякого сомнения отлично воспитана, однако создавшуюся обстановку можно называть непринуждённой, а потому неисполнения всех норм этикета наследница с лёгкой, как ветер, душой простит.
Дух, чуть улыбнувшись, качает головой и помахивает хвостом в ответ на слова о том, что своим присутствием она оказывает кому-то честь. Так и хочется рассмеяться и сказать "Вольно!", но ветреная боится, что это смутит Рис ещё больше - у облачной и так на щеках играет румянец, делая ту совершенно очаровательной. Бывают же такие особи - живые и непосредственные, которые всех подкупают своей искренностью. Не обладая способностями к эмпатии или чтению мыслей, Лед, однако, довольно неплохо разбирается в окружающих её драконах, и знает, что за любым комплиментом порой может таиться злость, хорошо или плохо скрываемая. О завистниках наследница не то что говорить - думать не любит, однако и от этого никуда не убежишь. Но сегодня не тот случай.
- Я польщена, - лукавая улыбка становится шире, а в тёмно-синих глазах зажигается озорной огонёк; Лед склоняет голову на бок и внимательно рассматривает собеседницу. Она, конечно, всполошилась, стоило Лейре заговорить, но Дух Ветра успела заметить, что до этого целительница сидела как в воду опущенная - почти в прямом смысле.
- Это точно? - Лейра прищуривает глаза, в которых, однако, по-прежнему плещется веселье. - Я умею хранить секреты, - ветреная осекается слишком поздно. С её, наследницы, стороны, не слишком-то красиво лезть в чужую жизнь - в конце концов, кем бы она ни была, Рис вовсе не должна делиться с ней чем бы то ни было, если сама того не захочет. - Если нет - так нет, я больше лезть не буду, обещаю.

Отредактировано Ледойра (13 Июн 2016 02:02:26)

0

75

ОФФ

Простите, пожалуйста, ща ожидание

Рис немного испугалась тому, что соврала, но не поздно было все исправить, тем более наслелница сама уточнила, явно поняла, что полукровка пытае ся утаить от нее правду.
Да и правда жта, нвдо сказать, была смешной. Смутившись еще сильнее, самка стала выволить что-то на снегу и соображать, что ответить Ледойре.
- На самом деле, - начала облачная целительница, что-то рисуя когтем, но тут же замолкла, подбирая нужные слова. - Проблема есть, но я не думаю, что она достойна Вашего внимания, - добавила самка, готовясь спрятать алеющие щеки за крыльями.
- Не хочу загружать Вас своими глупыми проблемами, - хотя недостаток трав посреди зимы нельзя было назвать такой уж глупой проблемой. При сильном приливе пациентов эта проблема была более чем серьезной. Но Ирис считала, сто у такой важной особы, как наследница, могут быть проблемы похуже.
Вздохнув, Рис стерла свой снежный шедевр, толком его не рассмотрев и все-таки подняла глаза на Ледойру.

0

76

Кажется, все попытки Духа как-то расположить Ирис к непринуждённому разговору с треском провалились. Целительница, по-прежнему не поднимая глаз, начинает выводить что-то на снегу, явно смущённая распросами ветреной, а оттого, боится Лейра, чувствует себя ещё более несчастной. Хороша наследница, нечего сказать. Лед вздыхает, раздумывая о том, что тут явно есть, над чем работать.
- Ошибаешься. Проблемы целителей никогда не бывают глупыми, - взмахом длиннющего хвоста Лейра велит перестать Рис принижать себя и значимость своих затруднений. - Наши жизни в твоих лапах, а потому нет проблемы, более достойной моего внимания. И если я могу чем-то помочь, то это мой первоочередной долг, тебе не кажется? - наследница встречается с целительницей проницательным взглядом синих глаз. Говорит Лейра всё так же мягко, однако голос ветра звучит серьёзно. Действительно робость ли перед высокопоставленной особой (смешно, право слово) или, быть может, толика профессиональной гордости - Лед не знает, что заставляет сидящую перед дней красавицу-облачную так отчаянно смущаться, говоря с наследницей о свалившихся на рогатую голову трудностях, но даже та, у которой подчас гуляет ветер в голове, считает своим долгом помочь. Тем более что Рис подкупает её своей искренностью. Хотя смущаться так - это всё же лишнее. Совсем.
- Рассказывай, - велит Ледойра, присаживается рядом с целительницей, обвивая лапы хвостом, и готовится слушать.

Отредактировано Ледойра (13 Июн 2016 02:29:06)

0

77

Ледойра говорила с ней мягко, но Рис еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться и выложить все, как есть. И это стоило ей не малых усилий, особенно под проницательным взглядом Духа. Она словно видела ее на сквозь и могла прочитать любые ее мысли и страхи, поэтому не было смысла ломаться дальше, просто нужно было выложить наследнице все, как оно и есть.
Вдохнув полной грудью, Ирис выпрямилась и робко посмотрела на Ледойру.
- Если это не такая уж глупость, как я считаю, то не имею права держать Вас в неведении, - также робко проговорила самка, собираясь с мыслями и пытаясь сначала все проговорить у себя в голове, а потом уж выкладывать все наследнице. И все-таки облачная целительница не хотела загружать Духа своими проблемами, поэтому она постаралась как можно быстрее взять себя в лапы.
- Сегодня я заметила, что у меня конкретно истощились запасы целебных трав и это при том, что в стае еще два Целителя. Я, конечно, понимаю, что зимой возрастает риск заболеть или нарваться на кого-нибудь, но такое чувство, будто все сговорились и идут лечиться именно ко мне. А достать травы зимой достаточно проблематично, особенно если учитывать то, что мне самой до сих пор нужна кое-какая медицинская помощь, - на одном дыхании выпалила дракоша и только потом поняла, что все-таки ее слова были похожи на жалобу маленькой девочки, у которой в детском саду отобрали игрушку.
- Простите, - тихо прошептала Ирис, опустив голову еще ниже и прижав уши к голове.
"Как же все плохо..."

0

78

26 день Морозного месяца. День.
Начало игры с Тинэквалон.

Это снежное и холодное время года можно было любить только за то, что перья сильнее выделялись на снегу, а потому Кравен казался ярче и ещё красивше. Будучи ужасно самовлюблённым эгоистом, он расхаживал по территории стаи, пушил перья и не терпел неподобающего к себе отношения. Когда была возможность не терпеть...
Ведь все должны были восхищаться им. И, конечно, на расстоянии.
С теми, кто был старше, это не проходило. Потому что могли и по морде надавать, а когда мяли его перья, так это совсем неприятно. Ведь за ними нужен был такой тщательный уход. Особенно тщательный тогда, когда было холоднее или жарче всего. Или… слишком много дождей. Получалось как-то, что всё равно уход был необходим в большом количестве. А кому же понравится, когда твои труды идут насмарку? Вспыльчивому нарциссу Кравену это не нравилось вдвойне, ведь его характер в несколько раз преувеличивал негатив, но не работал по тому же принципу с положительными чертами, что жаль. Недаром всё же говорят, что особенная внешность может скрывать за собой гнильцу внутри.
Сегодня Кравен решил сходить к источнику. Там — в отражении льда, покрывшего водную гладь — он смотрелся очень здорово. И некоторое время дракон был намерен провести, любуясь на себя.
Немного о самой личности самца — он был электрическим магом в возрасте 200 лет. Звания, титулы и старшинство он не уважал и был вынужден мириться только тогда, когда другие драконы могли быть сильнее его. Иной классификации он попросту не признавал. Такое понятие, как слабых и маленьких не бьют, было не для него. Срываться на малышне было в порядке вещей для Кравена, который по трусливой на деле натуре своей не рисковал вступать в перепалки с равными по силе. Родня его была такой же безынтересной к окружающим, как и он сам, отстранённой и с ветром в голове, но сынка своего почитала, любила и всячески нахваливала, почему он и вырос таким себялюбцем.
Может показаться, что всё очень плохо, раз дело касается описания только отрицательных качеств, но что-то хорошее было и в этом лже-принце. Он бывал довольно щедр и бескорыстен. Причём поступал так как будто вопреки себе, сам на себя за это негодовал, но продолжал делиться. Жадностью не страдал, если это не касалось вопроса о количестве перьев у него на голове.
И вот, усевшись перед источников, дракон гордо вскинул голову, настраиваясь на нужный лад.
[NIC]Кравен[/NIC][STA]Пожалуйста, уйди. Спасибо.[/STA][AVA]http://savepic.ru/14320515.png[/AVA]

Отредактировано Мастер (17 Июн 2017 09:10:38)

+1

79

26 Морозного месяца. День
Игра с Мастером

Тинэквалон сидела в пещере в гордом одиночестве. Она вообще стала замечать, что персиковый не такой уж и частый завсегдатай этого места. Постоянно куда-то уходит на весь день, а то больше. Тинэквалон поначалу завидовала, но вылезать наружу не решалось — страшно было. Но теперь, после полетов аж на самую высокую, по ее мнению, точку мира, бояться ей определенно нечего. Места она немного поразглядывала, свыклась с этой холодной и неприглядной обстановкой, лишенной теплого желтого цвета песков и горячего солнца. И потому сегодня Тин задалась целью погулять, и погулять хорошо, не надеясь на всяких длинных волосатых змеев с ногами. Она же не маленькая, в конце концов. Да и почему этому персиковому можно, а ей нет?
   И вот, движимая столь простой и понятной каждому ребенку истине, она вылетела из убежища рогатого и отправилась изучать места, куда ее занесло. Сначала кругами полетала вокруг входа в ее новый дом, а это был, судя по всему, именно он, присмотрела парочку ориентиров, которые ей показались наиболее привлекательными с ее точки зрения, а потом полетела  вниз, во все глаза изучая все, что попадалось. И, в целом, тут было как-то даже поинтереснее, чем в пустыне. Там-то все пески да пески, изредка кустик попадется, чуть чаще куча камней, еще реже — оазис какой-нибудь и деревья. А тут и кустиков много, и деревьев, и камней. Целые горы. Правда, все какое-то бесцветное, тусклое, покрытое этим белым и холодным песком. Вот без него куда лучше было бы. И теплее. Логическая связь «там, где белый песок, там абсолютно точно холодно»  закрепилась в ее ушастой голове. НУ и куда же без неправильных выводов: это белый песок все и холодит. Он ведь холодный. Другая теория в ее немного ограниченном сознании не уложилась, хотя в пустынях тоже бывает местами холодно. Но взаимосвязи Тин тут не видела. Ведь это два совершенно разных мира, а значит, и правила другие.
  Методом «лечу куда глаза глядят» она прилетела к тому месту, где ее в первый день привели к странному синему взрослому и где она устроила драку с самцом, за и отхватила. От этого неприятного воспоминания она содрогнулась, но все же как следует полетала вокруг, высматривая что-нибудь интересное, а заодно выглядывая,  в какой стороне ее жилище. А примерно высмотрев, она двинулась дальше, летя исключительно по наитию.
  И к источнику ее привела исключительно дорога приключений. Это место ее очень удивило, ибо такой штуки, как лед, она раньше никогда не видела. И хотя лед был крайне интересен в плане изучения, да еще такой весь плоский и как будто даже прозрачный, куда сильнее ее внимание привлекла птичка. Хотя нет, нет, не птичка, очень странное существо, все пернатое, прямо как она, только вот…   ЦВЕТНОЕ!
  У дикарки рот открылся от удивления. Она осмотрела себя, сравнивая себя с этим невиданным ярким существом. Она, вся белая, с розоватыми вкраплениями ран, и этот невероятно яркий и пестрый зверь. Прям полная противоположность. Вон он как на белом фоне хорошо выделялся. Не то, что она. Напрочь забыв о преимуществах своего цвета, она издалека пялилась и восхищалась переливами перьев на голове, необычным узором на морде, и сочным цветом крыльев.
  Потом ей захотелось посмотреть на зверя поближе, и потому, что бы не вспугнуть, она тут же решила скрыться из глаз, становясь как можно незаметнее. Стала тише крыльями махать, больше переходя на планирующий полет, сбавила скорость и высоту, что бы спрятаться между деревьями и изо всех сил  прилагала усилия к тому, что бы остаться незамеченной. Магические, в том числе, но о том она знать не могла, потому как магии в ее мире не существовало.
  В конце концов, сделав вокруг невиданного и очень довольного зверя несколько сужающихся кругов, Тин мягко приземлилась метрах в пятнадцати от него, так, на всякий случай.  Вдруг это какое-нибудь травоядное и оно испугается да сбежит. НА травоядного зверь, конечно, не походил, ибо очень уж он напоминал того синего взрослого, который ее наказывал. Только вот куда красивее и импозантнее. Дикарку обуревало восхищение и любопытство в равной степени, ибо такого обилия красок на одном звере ей еще не встречалось. Пустынные твари все же более монохромны, и не так стремятся выделяться на фоне общей массы песков. А тут — красота!
  Драконочка ежесекундно шевелила ушами и принюхивалась, а потом начала очень медленно приближаться, прижимаясь к земле, а точнее, ко льду, словно охотилась. Уж очень ей хотелось поближе посмотреть.

Отредактировано Тинэквалон (10 Июн 2017 18:12:08)

+1

80

Беспокоиться о том, что он выделяется на снегу, Кравену не приходилось. Навык скрытности ему был ни к чему, ибо ни в какой деятельности дракона он не применялся. А вот выделяться самцу очень нравилось. Привлекать внимание и демонстрировать своё внешнее превосходство наравне с отсутствием интереса к окружающим. И даже высокомерием. Ведь я вот какой красивый. А вы нет. Стало быть, я лучше вас.
Пернатый был настолько погружён в процесс любования самим собой, что никак не мог заметить драконочку в воздухе. А уж тем более такую маленькую. Да и зачем? Ведь он был на территории стаи. Опасности здесь ему не должны были грозить. А выходить на небезопасные территории... зачем? Только внешний вид портить. В других местах ещё климат бывает совершенно неподходящий.
"Да, совершенно" - маг как будто сам с собой согласился и повертел неторопливо головой. Вправо, влево. Отметил, как с разных ракурсов он смотрится. Поправил выбившееся из композиции пёрышко.
Электрический был тем ещё домашним посиделкиным. Он о территориях за границами почти не знал ничего. Только некоторые общие вещи. И то предпочитал их особо в голове не задерживать. Потому что верил, что от большого ума внешность хуже становится. Бездна его знает, где там взаимосвязь, но для Кравена это было таким же очевидным, как и снег под лапами. Как и его - дракона - красота и великолепие.
А Тинэквалон, тем временем, уже приземлилась позади и во всю глазела на нового встречного. Видимо, таких существ, а уж тем более с подобной раскраской, ей ещё не приходилось наблюдать. Неплохие навыки скрытности, осторожность и небольшой размер позволили дикарке подобраться близко и остаться незамеченной. Она могла подойти к Кравену почти вплотную, если решится на это. Может быть, даже, успеть его коснуться...
[NIC]Кравен[/NIC][STA]Пожалуйста, уйди. Спасибо.[/STA][AVA]http://savepic.ru/14320515.png[/AVA]

Отредактировано Мастер (17 Июн 2017 09:28:48)

+1

81

Разноцветная зверушка совсем не обращала на Тинэквалон внимания, и это было хорошо, ведь она  и желала остаться незамеченной. И с каждым шагом она приближалась все ближе и ближе, перышки и переливы красок становились все четче и ярче. Оставалось расстояния на два прыжка — и Тин бы врезалась в не замечающего ее зверя. Но прыгать она не собиралась, не охотится же, а смотрит только! Изучает. Думает, как это столько всяких цветов собрано в одном месте. Она остановилась на какое-то время, наблюдая, замечает ее этот Цветастик или нет. Да, она решила про себя обозвать его так. Ну а что,  ему ведь подходит.
  Цветастик ее в упор не замечал, да и после длительных (в течение пары минут) наблюдений, Тин установила, что он, кажется, вообще ничего не замечает. Только перышки свои поправляет и поправляет зачем-то. Мордочка дикарки с интересом наклонилось. И чего он себя трогает-то все? Нормально же все. Никто не обдергивает его и хорошо. А раз он ну совсем-совсем ее не замечает, значит, можно подойти поближе, это раз,  и она просто мастерки прячется, это два. Ей бы погордиться собой, да куда уж там, все ее внимание было на перышках. Очень уж ей потрогать захотелось. Мягенькие они или нет?
   Тинэквалон осторожно, короткими шажками подошла так близко, что стоит протянуть лапу, и можно коснуться хвоста незнакомого зверя. Только вот касаться ей было страшновато: зверь был куда больше и явно старше, то есть, опасен.  Да и хвост ей трогать не хотелось. Если уж лапать, так сразу голову! Не зря ж она у Цветастика самая разноцветная. Она бочком начала обходить зверя, что бы подобраться поближе к голове, но при этом успеть сигануть, если вдруг что пойдет не так. И все ждала, заметит он ее или нет. Даже азарт некий появился: оставаться незамеченной как можно дольше, а то и вовсе до самого конца. Вот будет весело, если она этого простофилю облапает, а он и не заметит! Зато будет знать, что по сторонам смотреть надо, а не только голову себе гладить и что-то там высматривать у себя непонятное.
  Нет, ну серьезно, что он там такое высматривает? Дикарке явно не понять этого красивого и очень странного зверя.

+1

82

Тинэквалон была настроена обвести этого самого Цветастика вокруг пальца и до конца остаться незамеченной. У неё это здорово получалось. Хотя наверняка частично из-за того, что электрический был слишком погружён в себя, чтобы действительно что-то заметить. Если бы он не уделял так много внимания себе любимому, то Тин бы вряд ли удалось столь успешно скрываться.
Но удача вдруг повернулся к дикарке задним местом. Кравен, в конце концов, вертел головой, чтобы лучше разглядеть, как уложены его перья с разных сторон. И так вышло, что при определённом наклоне Тинка, забавно подбирающаяся бочком, попала в поле зрения самца — в самый краешек бокового.
Уголки губ пернатого резко опустились. Как так вышло, что кто-то вдруг оказался так непозволительно близко к нему прекрасному и неповторимому? Да ещё эта мелочь как будто пыталась до него… дотронуться?! Возмутительно!
Самец чуть ли не взвизгнул тут же. Появление кого-то так близко оказалось столь неожиданным, что Кравен весь встрепенулся и резко подскочил на лапы, выгибая спину подобно кошке, а яркие перья начали топорщиться во все стороны. И уже не лежали так, как их уложил дракон, что его неимоверно взбесило. Он издал какой-то пищаще-шипящий звук и в прыжке развернулся в сторону Тинэквалон, сверля малышку недружелюбным взглядом.
Маг не любил детей. Они противные, слюнявые, всё тащат в рот, а когда к нему прикасаются, так вообще мерзость. Словом, он смотрел на птенца, как на какую-то болячку, заразу или источник эпидемии, от которого надо держаться на расстоянии. А лучше вообще молниями испепелить от греха подальше.
- Какого чёрта тебе нужно?! Что припёрлась?
[NIC]Кравен[/NIC][STA]Пожалуйста, уйди. Спасибо.[/STA][AVA]http://savepic.ru/14320515.png[/AVA]

+1

83

И вот только стоит подумать, что у нее выйдет кого-то провести, как все сразу берет, и обламывается, словно  ей по голове шлепнули тяжелым хвостом. Пернатый вдруг резко зыркнул на нее, как завизжал, что дикарка сама шуганулась и отскочила на насколько прыжков назад, напрочь забыв, что она там хотела сделать, и только лишь желая убежать. Но совсем недалеко она убежала, остановилась и вновь, пригнувшись, словно охотится, воззрилась на Цветастика, который вдруг стал казаться больше, а перышки его топорщиться еще сильнее, что, по мнению Тинки, выглядело даже лучше, чем зализанные непонятно как. И от того еще непонятнее, чего эта зверюга себя требушила? Вон от нее для красоты больше пользы, чем от его бесполезных телодвижений.
  Только вот самому зверю такой всполох очень не понравился, и Тин ничего не стоило ощутить, как его злость и раздражение чуть ли не по воздуху передаются. А их было совсем не мало! Драконочку такое недружелюбное отношение припугнуло, заставив прижать уши, но совсем не удивило. Пообщайся-ка полвека с вивернами, там и не такие нападки в свою сторону увидишь. На шипение она только сильнее напряглась, пригибаясь еще ниже, и готовясь в сию же секунду убегать. Да вот только с таким поспешным действием она не торопилась — Цветастик-то красивый! А она ведь так близко к нему была, так близко! Не хотелось ей так быстро переставать смотреть на сиё чудо природы.
  Какие бурчания непонятные, но агрессивные, Тин, разумеется, не поняла, и потому только слегка непонимающе встопорщила уши, мол, а по-виверьньи, как положено, сказать-то нельзя, но быстро вновь их опустила, слегка прищурившись. Не то, что бы хитро, но исключительно в целях посмотреть получше, как это делают при изучении какой-нибудь зверушки. Потом она провела хвостом по снегу,  откинув его в сторону и демонстрируя  напряжение. После стала заискивающее тереться грудью о снег, издавая низкий, немного бурлящий горловой звук, гласящий, что драться она не хочет, только лишь, так сказать, походить рядышком. Любая виверна это все, разумеется, поймет и тут же отреагирует, но вот перед ней была вовсе не виверна, а Цветастик, очень необычный и почти гипнотизирующий. Ибо иначе Тин бы быстро улетела, не намереваясь подвергать себя совершенно излишней и ей не нужной опасности. Уж ей ли не знать, что каждая рана в мире, где все хотят тебя убить, может оказаться фатальной. Да и к тому же, не так много времени прошло с той битвы с ее другом Виверненышем, пару ощутимых царапин на ее животе оставившей.

+1

84

Дикарка отскочила назад и стала делать какие-то неясные телодвижения. Вот так вот. Тин были непонятны слова Кравена, а ему, в свою очередь, бессловесное общение Тин. И самец, всё ещё распушившийся, встопорщенный и выглядящий таким нелепо-недовольным с этой миной на морде, с негодованием смотрел на птенца.
Электрический видел Тинэквалон впервые. Но даже если бы она уже прилично пожила в стае, велика вероятность, что самец бы не запомнил её. Для него все птенцы были на один хвост и гриву, безличностные и неотличимые друг от друга, одинаково раздражающие. И что магу так не нравилось, так это когда они лезли к нему, пытались познакомиться, подружиться или поиграть в свои бестолковые игры. Нафиг надо! Со всякими молокососами возиться. Пусть этим занимаются сказители, раз им так нравится. А Кравен уже вырос из этого возраста. И подобной чухнёй не страдал.
Хмуро сдвинув брови, дракон пошевелил верхней губой, как будто собирался оскалиться, но оскал так и не последовал. Только беззвучное бурчание какое-то вышло. Подозрительно сощурился на Тинэквалон и помялся с лапы на лапу. Вот ведь поганка, сбила весь настрой! И теперь ещё не хочет уходить.
- Иди отсюда! Что уставилась? - Кравен хотел, чтобы она свалила отсюда, хотя вернуться к прежнему настрою у электрического вряд ли получится. Но компания малявки его никак не прельщала.
На возгласы драконочка не реагировала. И взрослый дракон — по крайней мере на порядок взрослее самой Тин — самую малость выждав, решил пойти в наступление. Гордо вскинув голову и выпятив грудь, мол, весь такой большой и сильный, он полурасправил крылья и зашагал на малышку.
- Пошла прочь! - преследуя намерение припугнуть, Цветастик щёлкнул хвостом во воздуху и резко взмахнул крыльями, глухо притопнув передней лапой по снегу.
[NIC]Кравен[/NIC][STA]Пожалуйста, уйди. Спасибо.[/STA][AVA]http://savepic.ru/14320515.png[/AVA]

+1

85

Зверь как-то странно отреагировал на ее действия, и Тин не сильно удивилась этому. Еще бы, такое необычное существо и понимало ее язык общения. Ведет себя странно да и только. Только вот этим он и привлекал. Весь необычный и просто чудо какой красивый. Она не привыкла к большому разнообразию цветов, и всё это буйство красок драконочку почти завораживало.
  Снова он издал недовольные звуки, и Тин смысл, в целом, поняла. Прогонял он ее.  Да еще и как-то даже слишком активно. Тинэквалон задумалась даже, чего он так ее прогоняет? У него еды нет, территорию свою защищают совсем не так, а так он ее словно пугает. Вон весь выгнулся, крылья подрасправил, что бы казаться побольше, как это делаю такие очень смешные ящерки с капюшонами вокруг шеи, который они расправляют, что бы отпугивать хищников, ибо сами…
  Ах, вот оно что! Он боится ее! Как те ящерки! Он защищается! Тин даже коварно улыбнулась. Он травоядный, все-таки, и ее, такую опасную и беспощадную хищницу-виверну,  боится, даже несмотря на то, что он больше. Кончик хвоста игриво заходил из стороны в сторону, а сама она почувствовала себя хозяином положения. Любой ведь дурак знает, что если хочешь напасть, нужно к земле прижиматься и вообще делать вид, что атаковать хочет, а не пытаться напугать. А такое срабатывает только на тех, кто слабее. Тинэквалон себя слабой считать не хотела — она ведь хищница!
  Следуя своим измышлениям, драконочка решила сама попробовать припугнуть этого травоядного. Вдруг он испугается и позволит делать с собой все, что захочет. Она почти с хлопком расправила крылья и взлетела, а сама, тем временем, все же предположила тот вариант, что это существо побольше и постарше ее, а значит, может ей и ответить. Правда, ей казалось такое маловероятным. Он ведь напуган. А любое существо, если напугано, старается сначала убежать.
  Она поднялась повыше, зависнув почти прямо на Цветастиком, а после нырнула в быстрое и короткое пике, из которого вышла на пока что почтительном расстоянии — лапой не подцепишь. И якобы собралась улететь. Даже нырнула  в ветви меж ближайшими деревьями, прячась за ними и теряясь. И, как можно тише повиснув на одной из веток потолще, замерла, прячась и стараясь пропасть из виду, прямо как когда она подкрадывалась, только с еще большим рвением. Ведь… Тут дело такое. Она прямо сейчас почти что охотится! За чем? Хм… Ах, да, за перышком из головы Цветастика, да-да. Так все и есть, ибо такие перышки, да еще и добытые прямо с их обладателя, сразу покажут, кто она такая и что она может. Главное тут — это терпение.
  Дикарка терпеть умела. Помогал в этом непростом деле и темперамент. И потому Тин довольно долго сидела на ветке, очень упорно прячась за стволом дерева и лишь издалека наблюдая за Цветастиком. А когда терпеть стало совсем невмоготу, и ажиотаж и желание игриво обмануть Цветастика взяли свое, она вновь направилась к Цветастику. Летела низко,  почти не шумела в полете, спасибо мягким крыльям, очень сосредоточенно старалась остаться незамеченной. Очень и очень. Даже желтые глаза щурила от напряжения.
  Глаз на спине нет — Тин знала это точно. И потому старалась держаться за спиной, так, что бы не попадать в поле зрения, что не так просто, когда ее добыча имеет свойство озираться по сторонам или просто вертеть головой туда-сюда. Но она быстро приближалась. Так быстро, как мог позволить только полет. Да и не отлетала она слишком далеко.
  А потом она по спине травоядного — Хлоп! — всеми лапами приземляясь. И тут же передней лапкой перышки — Хоп! — схватила. И сразу же как оттолкнулась свободными лапами от спины и головы, да в небо взлетела, смеясь очень громко и радуясь честно выдранным перьям, в ее лапке лежавшим. Штуки две или три, но зато каких! Радужных, переливчатых, мягеньких! Меньше секунды ей на эту шалость потребовалось, зато сколько счастья и гордости.
  Драконочка вокруг своего хвоста сальто сделала от радости и победы. Да еще смеялась, издавая такое громкое «ха» на выдохе. Почти насмехаясь. А потом посмотрела на Цветастика — как он там?
  То, что выдирать чужие перья может быть некрасиво и грубо, она и не подумала. Ведь сильный всегда берет то, что хочет, у слабого. Тин и взяла. А хорошо это или плохо, о том она и не знала, ведь в ее голове таких понятий нет.

0

86

Птенец как будто усмехнулась. И Кравену это не понравилось. Он не понимал, почему она так себя ведёт? Почему липнет к нему? Он же кричит, ругается, гонит. Надо быть совсем дурочкой, чтобы продолжать лезть. Ведь он и всечь ей может! Неужели её это не пугает? Он взрослее, больше и сильнее. Какая-то дурная совершенно…
Цветастик почувствовал себя растерянно. Ведь так вот просто брать и серьёзно нападать на птенца, который сам ничего ещё толком не сделал, наверное, было глупо и слишком агрессивно. Даже если брать во внимание то, что Кравен сам по себе был достаточно злобненьким. Или же она всё таки сделала что-то… например, лезла, вела себя странно, не хотела уйти, когда ей ясно было велено катиться прочь! Но заслужила ли она серьёзную за это оплеуху? Кравен медлил и мялся. Ситуация не нравилась ему в корне. И раздражала ещё. Как и весь сбитый настрой.
Дикарка поднялась в воздух, чем ещё больше озадачила электрического. Но он понадеялся, что она решила улететь. К сожалению, нет… Она спустилась вниз, развернулась, вынуждая дракона напрячься и скрипнуть зубами — выходил из себя маг быстро. А мелкая, тем временем, испытывала его терпение, которого было совсем не много, чтобы долго заигрывать.
В конце концов, назойливая блоха исчезла где-то в ветвях. И Кравен уже было поверил в то, что дурная решила реально улететь. Он некоторое время сверлил деревья взглядом. Подождал. Фыркнул. И, развернувшись, гордо направился прочь, ибо делать ему здесь уже было нечего. И зря, потому что Тинэквалон воспользовалась этим. А Цветастик так удачно спиной повернулся и мысленно попрощался.
Только Тинка прощаться не хотела. Она огорошила мага своим появлением и, что хуже всего, выдранными перьями. Кравен даже не успел сразу понять, что и как произошло. Когда он в прыжке развернулся, дикарка уже радовалась в воздухе, сжимая в лапах… его… перья. Его прекрасные перья! Она выдрала их! Выдрала! Выдрала!
Этого стерпеть электрический не мог. Он почувствовал жгучую обиду за такую потерю, стиснул зубы, стараясь сдержаться, но это никак не выходило. Такое нельзя простить!
В конце концов он просто взорвался. Не в буквальном, конечно, смысле. А психанул.
- Ах ты тварь маленькая! Как ты посмела?! - раззявив пасть, выкрикнул дракон. И почти вместе с этим крик наружу рванулась молния, прицельно попавшая в такую лёгкую для взрослого дракона цель, как птенец. Заряд был не смертельный, но очень неплохой.
[NIC]Кравен[/NIC][STA]Пожалуйста, уйди. Спасибо.[/STA][AVA]http://savepic.ru/14320515.png[/AVA]

+1

87

Смотреть на озлобленную морду для Тин сейчас было очень весело, ведь перья его были у нее в лапе. И дикарка улыбалась, скаля клыки и хвастаясь своей победой. Только вот радоваться ей оставалось совсем недолго. Вот, Цветастик уже скалится, в глазах промелькивают искорки, кто ж знал, что почти буквально, он рычит, ругается, весь недовольный и расстроенный. А после произошло то, что слегка сдвинуло сознание глупого и неразумного птенца.
  Некоторые птенцы в 50 лет уже строят коварные планы, отправляются на другой конец Саяри и знакомятся с неизведанным. Строят логические цепочки, иногда даже осаждают взрослых своими умозаключениями. А Тин... А Тин была глупой, как виверна. Может, ненамного умнее. И про магию она не знала. Не воспринимала то, что не имеет лап, крыльев или вообще тела, то, что берется из ниоткуда и уходит в никуда.
  Но тут из пасти Цветастика вырвалась молния, попавшая точнехонько в Тин, совсем не ожидавшую такой напасти. Она взвизнула, пронзенная током, выронила перья, забыла, как махать крыльями, и змеей заизвивалась, жалобно заскулив. Откуда?! Как? На небе нет грозовых туч! Откуда молния, да так близко? Куча панических мыслей пробежали за одну секунду, пока поверженный птенец перестал держаться на высоте и стал падать на землю. Но основной вопрос был всего один: ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? И к нему гурьбой пристраивалась куча других: Откуда боль? Что это за боль такая, что передергивает изнутри и заставляет двигаться так, как обычные существа не двигаются?
  Тинэквалон видела молнии, и не одну, но все вдалеке, ибо знала, что они могут быть опасны. Но тут-то откуда? Вот только времени думал уже не было — земля неумолимо стала приближаться. Тинэквалон пришлось начать судорожно махать крыльями, пища, как ужаленая крыса. Настало время теперь Цвестастику радоваться победе и злорадствовать, пока испуганная и потерянная дикарка совсем некрасиво и жестко приземляется. Ведь ее раньше никогда не било током, она просто не знала, что это такое и почему мышцы теперь так неприятно дергаются. Обида перекочевала от радужного зверя к ней, и теперь она ощутила весь ворох страданий. Ох, лучше б она оставила его в покое, а не решила выдрать перья! Это несправедливое наказание!
  Наказание. Драконочка уже успела познакомиться с таким понятием. У виверн была так называемая "мгновенная карма", когда за воровство или излишнюю дерзость другой тут же прихватывает зубами шкуру, норовясь проучить. Сейчас было примерно то же самое. Она украла перья — получила в ответ боль, ведь Цветастику это не понравилось. Тут все логично, тут все просто. Сам метод был только какой-то странный.
  Она зашипела на такого гадкого зверя, но сама вприпрышку на отбитых лапах принялась убегать. Ибо разницу в силе она уже ощутила, а самоубийцей она не была. Глупой — да, но не безбашенной. Только вот все равно это было несправедливо. Она всего лишь выдрала пару перышек, а он ее чуть не убил! Хотелось справедливости. И потому, драконочка воспользовалась тем, о чем сама недавно узнала. Собрала всю свою злость и обиду в горле, да так, что глаза едва не засветились, и на ходу плюнула этим комком в ужасно красивого зверя. Навряд ли попала, но зато хоть как-то ответила. Ох не получить бы только больше...

0

88

Дикарка запищала. И Кравен злорадно усмехнулся, наблюдая за тем, как она падает, издавая эти забавные звуки. А нечего потому что выделываться! Будет знать, как шутить подобным образом с Цветастиком! Он больше и сильнее. И даже более того… он не спустит Тин такой небывалой наглости.
Судя по кровожадной морде электрического, он только начал и не собирался останавливаться. Вряд ли он мог очень серьёзно покалечить малышку или, упаси Звёздная, убить. Нет, для этого маг был трусоват. Но причинить Тинэквалон боль — вполне. Тем более, что сейчас здесь больше никого не было. Никто не мог бы его одёрнуть или остановить. Кравен старался выбирать именно такие места. И изначально не из-за рвения попинать детишек. Но вот ведь как удачно для мести обернулось.
Дракон размял пальцы на лапах, выпуская когти. Ну, сейчас он её проучит! Сейчас покажет ей, какого это! Да, может, шерсть на теле Тинэквалон и не была такой цветастой и красивой, но всё же была. И Кравен намеревался вернуть дикарке должок.
Когда на электрического зашипели, он вдруг оскалился в ответ удивительно грозно, оголяя ряд острых и страшных-страшных зубов. Ведь пасть этого самца была чуть ли не с половину Тинки. То есть перекусит её пополам за так. Защёлкав хвостом по воздуху и присев для атаки, Кравен зашипел. И, конечно, у него это вышло куда более грозно и внушительно.
А после… после маг, не намеренный отпускать Тинэквалон, пока та не получит своё (ибо он считал, что она ещё не получила), бросился за птенцом. Лапы Цветастика были длинными, бегал он быстрее и переставлял их шире, преодолевая расстояние в пять или шесть Тинок за раз.
Стихийный плевок оказался для Кравена ничем, незначительной помехой. Он легко увернулся от него, тут же нагнав неуёмную драконессу, и схватил её за хвост. Свободная когтистая лапа быстро и крепко сжала шерсть на бедре попавшейся малышки и рванула, выдрав клок. Жестоко? Возможно. Да и это наверняка было больно. Но у Кравена даже сердце не дрогнуло. Он был одержим жаждой отомстить вдвойне или втройне за свою обиду. Впрочем, предпринимать что-то ещё сверх этого он не стал. А почти тут же отпустил Тинэквалон, с пренебрежением бросив клочок шерсти себе под лапы. Как знак своей победы. Как будто обозначив свою территорию и призывая Тин бежать, что есть мочи, пока красивый и пернатый дракон не передумал.
[NIC]Кравен[/NIC][STA]Пожалуйста, уйди. Спасибо.[/STA][AVA]http://savepic.ru/14320515.png[/AVA]

+1

89

Могло показаться, что у Тин нет инстинкта самосохранения, но это, конечно же, было не так, иначе она не прожила бы в пустыне так долго, будучи птенцом. Нет, он был, просто иногда, когда она думала, что опасности нет или она маловероятно, верх в ней брала вредность и наглость, впитавшиеся вместе с виверновым молоком, если можно так выразиться. Иногда ей просто жизненно необходимо нужно было пошалить и поиграть, выпрашивая приключения и неприятности на свой хвост. И вот сейчас на нее бежала, сверкая зубами и глазами, большая, красивая, но неприятность! Которая могла просто влегкую перегрызть Тинке не только хвост ее шальной, но и глотку! От такой напасти она заскулила еще сильнее, еще быстрее побежала, но куда уж там ей, мелкой и слегка отстающей в развитии даже физическом, иначе с чего бы она такая маленькая?
  Тин на собственном опыте только что убедилась, что красота — страшная сила. Настолько страшная, что ну ее долой! Лучше сидеть в своей песочнице подальше от такой напасти. Тем более, что красота-то с зубами! Сколько страху дикарка испытала, когда этот гадкий Цветастик ринулся на нее, догоняя в два счета, словно она маленькая ящерка, а за ней бежит большой и быстрый охотник. Сердце зашлось, дыхание сбилось, зрачки расширились, заполняя чуть ли не всю радужку, не зря же говорят, что у страха глаза велики.
  Дикарка жалобно завизжала, когда Цветастику оставалось совсем ничего до нее, да попыталась рвануть в сторону, но куда уж там, тот был намного больше и такая попытка убежать была совершенно ничтожной. Аж от сжимания и без того редкой тонкой шерсти он совсем взвыла, переходя на плач от жгучей боли на бедре, да пробежавшему холодку по тому месту, где раньше была шерсть. Она совсем ополоумела от страха, забыв, кто она, что она и где, зная лишь, что надо срочно драпать куда подальше от боли, страха и дикой злобы, которой с щедростью облил ее Цветастик, совсем не жалея и даже не переживая. Она чувствовала чужую злость, что смешивалась с ее страхом, создавая резонанс в голове и заставляя мозги кипеть, сбивая их с толку. Она неловко перебирала лапами, взрывая снег, плача и шумно махая крыльями, словно забыла, как летать и теперь пыталась научиться. Оттого ее побег выглядел невероятно нелепо и глупо, в виде постоянных прыжков и попыток взлететь, приправленных испуганными воплями. Но лишь бы подальше от этого места, подальше!
--> Долина Лисмолей

Отредактировано Тинэквалон (12 Июл 2017 10:07:37)

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Облачные горы » Источник Крайнда