//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещеры на восточном склоне


Пещеры на восточном склоне

Сообщений 51 страница 100 из 232

1

http://sa.uploads.ru/WwVB5.jpg

Восточный склон Сеарива изрыт неглубокими пещерами. Редкие из них сообщаются между собой в глубине, и многие заброшены. Однако они хорошо служат одиночкам, да и просто задержавшимся здесь стайным драконам. Пещеры достаточно сухие и отлично подходят в качестве ночлега, однако вполне может случиться неприятное соседство в виде какой-нибудь дикой твари, решившей устроить себе уютное логово.

Отредактировано Киланни (3 Апр 2013 17:02:39)

0

51

- Я Глава стаи, а не уборщик, - огрызнулся Фламментайн на слова Младшей, аккуратно укладывая крылья на боках. Длинные фаланги, оканчивающиеся коготками, улеглись на крестце и мембраны сухо поскрипывали, когда дракон шевелился.
Взвесив все за и против, самец принял предложение Мельтона и степенно двинулся вглубь пещеры. Да и просто интересно, чего там внутри. Пещеры - это хорошо. Темно, сухо, тепло и привычно. В его Шагриаре тоже таких немало - но они жаркие и куда лучше защищены, нежели эта. Металлический отшельник может конечно встречать каждого гостя, званого и незваного, лично, но только здесь никакой защиты. Внизу неведомые ходы, снаружи - продуваемые всеми ветрами горы. Неуютно. Не то что Шагриар, по чёрным склонам которого медленно стекают следы извержений, год от года делая вулкан всё шире и площе, и десятки нор среди них, где драконицы бдительно следят за своими кладками, освобождая пещерки, когда птенцы подрастут, новой смене.
- Как так вышло, что твой батька обо мне ни словом не упомянул? - с сомнением протянул Дух в ответ на слова Сталевара. Таких вот полукровых по всему материку было рассыпано в количестве. В стае и вне их. Большей частью встречались огненные и тёмные ублюдки, дети от кровосмешения двух, пожалуй, самых темпераментных рас. Не хочешь по-доброму - заставим силой. А потом рождаются птенцы, часто не находящие себе приюта ни в одной из стай. Редкие могут ужиться, когда собственная кровь рвёт надвое.
В общем, ответ на заданный вопрос Фламментайна искренне заинтересовал по ряду причин. Мельтон был драконом в очень зрелом возрасте. Все эти складки на шкуре, что виднелась кое-где из-под его чудных доспехов, шрамы и другие приметы, оставленные проходящим временем, выдавали дракона, которому перевалило за четыре тысячи лет. А значит - его родители наверняка были из самых первых смертных драконов. В смысле, самых первых. Отец - огненный, значит земляная - мать. Сотворённые Фламментайном и Ксорой в пору расцвета могущества, когда силы - Силы! - вливались широкой рекой от самой Звёздной Праматери.
Что же за творение умолчало о своём творце. И почему?
Дух остановился перед узким проходом, обернувшись на Духа Молний.
- Дамы вперёд, - галантно прохрипел он.

0

52

-Глава стаи – ее лицо, - в несвойственной ей философской манере заметила Уинифрид. Этому тону она научилась у одной из своих подруг, отличавшейся особой проницательностью и уравновешенностью. Самой же драконице было совершенно все - равно, как часто огненные жгут вонючих козлов и прочую «благоухающую» животину. Стайные никогда не вызывали у нее уважения.
Она любезно воспользовалась приглашением обоих джентльменов и почапала обратно. Морда Сталевара радушием не лучилась, но Уини предпочла не подать виду, что заметила это. Драконица была рада, что добилась-таки своего, и внимание мастера снова сосредоточилась на ней.
Полюбившейся ей слиток она, конечно же, прихватила с собою.
В пол-уха она слышала разговор драконов и в свою очередь подивилась незнанию Сталевара. Ладно, если бы он Огненного не видел никогда – Главы так просто по ничейным землям не летают. Но не слышать – это уж полный абсурд. Даже самый отшельнический отшельник хоть капельку осведомлен о жизни мирской.
-Возможно, он не желал упоминать другие подробности, непосредственно связанные с правителем Фламментайном и его подопечными. Тут ведь коль камень задел – от лавины не отделаешься, - бесцеремонно встряла Уинифрид.
Она уже достигла огромного зала и снова слетела вниз, к лавовому озеру.
-Нда, серебро всегда мне нравилось больше всего. А этот слиток кажется мне очень подходящим. Если уж все-таки берешься за работу, тогда самое дело обсудить мелочи. Ну и цену, само - собой, - обратилась она к Сталевару и замолчала. Мастеру предлагалось самому назначить себе награду за труд. Уинифрид не желала промахнуться с платой, посулив больше, чем ожидает мастер. Она все-таки была одиночкой. Тут волей-неволей приходится экономить.
Да и предложенное может совершенно не заинтересовать металлического. Так что пусть сам решает.

+1

53

Сталевар неторопливо последовал за гостями. Пусть вдоволь наслаждаются видами, делают заказы и уходят побыстрее. Неуютно было старику, когда в его жилище находились чужие. Особенно, когда этих "чужих" более одного. Вид этого дракона, который назвался Духом, не особо удивил старика, но тот призадумался, поглядывая на красного. Когда же тоннель вывел всю троицу под украшенный самоцветами потолок обширной пещеры, Мельтон соизволил ответить на вопрос:
-А я его видал всего один единственный раз. Да и был не разговорчив со своим неразумным дитем. Более он не появлялся в гнезде. А ежели и появлялся, то я его не видывал. А матушка не говорила ничего об этом. - Видно, старику было не в радость обсуждать своего отца, кем бы тот не был. Сталевар встал у самого края выступа и расправил широкие побитые временем и кем-то еще крылья, приготовившись спланировать вниз вслед за Гремучкой.
Не любил старик летать в своей пещере. Пусть она и была достаточно просторной для полетов, но он сделал это с явной неохотой. Огромные черные крылья раздулись словно широкие паруса, зияя пробоинами. Приземление пришлось точно возле самки, едва не задев её. Тяжелая туша не умела приземляться мягко. Массивные лапы с глухим звуком ударились о пол так, что с потолка упали два самоцвета. Благо, не в лавовое озеро. На стенах, рядом со стоящей поблизости плавильней виднелись глубокие следы от драконьих когтей разных видов и размеров. С чего бы?
-Цвет серебра и мне по душе. Когда-то у меня был такой же блеск шкуры. - При упоминании о цене за работу, дракон опустил взгляд на когти Уинифрид, прикидывая сложность предстоящего труда. После чего поплелся подбирать с пола упавшие с потолка блестящие камни.

0

54

- Тогда ты, должно быть, в восторге от моей стаи, - ощерился Фламментайн, что совершенно не красило лицо - морду, вернее будет, - а превращало в довольно разбойного вида харю. Когда Дух Молний протиснулась в проход, дракон направился следом за ней. В проходе было тесно, всё-таки Фламментайн имеет размеры немалые, а тут и крылья не развернёшь, ни повернёшься. Оставлять незнакомого дракона за спиной было некомфортно, так что хвост Духа недовольно заходил ходуном, но в лапах он себя удержал.
- Как звать-то? - жарко дохнул он в затылок самке, когда коридор вывел в блестящую самоцветами пещеру. Тут было просторнее на порядок.
Фламментайн привстал на задние лапы, рассматривая обстановочку, но тут раздался низкий голос металлического.
- Я его когда-то знал, это точно. Не мог не знать, - отозвался огненный и отошёл в сторонку, к лавовому бассейну поближе притеревшись. Хвост так и вовсе туда свесился, отчего Фламментайну было только приятно и приносило отдохновение, ибо лава была ничем иным, как источником, из которого исходили его собственные силы. Собственно, почему он именно тут сидеть надумал? Да хм, что там ещё на родной земле делать. Вильварин куда-то по делам своим ушла, Рогвин занят поисками некого ледяного дракона, который был причиной больших бед на Пламенной земле. В Каменной пасти вон кого-то истязают опять, о чём Фламментайну было доложено, да не забавы ради, а всё по делу - ищем-поищем причины настигшего огненную стаю мора. И выжжем её к Бездне, вместе с разносчиками. Так что пока можно и себе время уделить.
К тому же отдельное удовольствие приносил тот факт, что хозяину пещеры Дух Огня явно действовал на нервы, так что отчего бы и подольше не посидеть?

0

55

Связь от Северных берегов Элтена.
- Фламентайн – слово, тихое, как дуновение подземного ветерка, почти неуловимое для слуха.
Вслед за словом, откуда-то с севера прилетел тихий шелест и звон, столь тонкий, что не сравнить его ни с пением металла, ни с трелью соловья. В следующий миг, позади Духа Огня, из пустоты вынырнул вихрь тысячи крохотных стеклянных осколков. Покрутившись пару секунд, он развернулся серебристым облаком, и, наконец, принял форму большого зеркала, перегородившего солидную часть пещеры. По ту сторону синело небо и алел закат, были видны далёкие горы и… Дух Порядка собственной персоной, раскинувший белые крыла. Секунду-другую он вглядывался в полумрак пещеры, слегка прищурив лавандовые очи, рассеченные сузившимися чёрными зрачками, а потом произнёс, явно обращаясь к собравшимся:
- Спокойного вам вечера – произнёс Эльсирин, и в этот раз ветру не удалось заглушить чистой ясности его слов. – Мастер, Враг и… ты, чьи черты скрыты от меня во мраке. Я прошу прощения за столь поздний визит, но моё дело не терпит отлагательств. Фламентайн, известно мне о напасти, что свирепствует на твоих землях. Её распространения мы допустить не можем.
Огненные – народ, непредсказуемостью сродни птенцам. Обидеть, разъярить их – нет ничего проще, так что Светлейший поневоле подбирал слова с определённой осторожностью, что не способна была, впрочем, запятнать обычной искренности и прямоты его речей. Выждав короткую паузу, Дух Порядка продолжал:
- Я предлагаю сотрудничество в искоренении болезни. Надеюсь, мы сумеем справиться с ней до того, как ситуация вынудит нас вновь собраться в Звёздном Соборе. Что скажешь?
Что может быть хуже сделки с врагом? Только бескорыстная помощь, принятая из вражеских лап. Эльсирин осознавал это, а потому, не предлагал огненному ни первого, ни второго. Вожак Светлой Стаи не протягивал огненным лапу помощи, и предлагал Фламентайну не продать свой Альянс ради сделки с врагом и спасения собственной Стаи, но объединить усилия и совместно справиться с растущей угрозой. По крайней мере, так это представлял сам Светлейший. А как оно выйдет… того и Праматерь не скажет, душа огненного покрыта вечным смогом и норовит устроить извержение на ровном месте. Её потёмки не всегда мог осветить и его острейший взор.

+1

56

Шедший позади Фламментайн  заставлял Уинифрид быстро перебирать лапами. Молнии почему-то казалось, что если она пойдет медленнее, то старший брат просто пройдется по ней, как и она бы прошлась по Сталевару. Однако если мастеру вес самки не доставил бы больших неудобств, то Дух Огня вполне бы мог втоптать Фрид в пол.
Я стану Духом Камня, ага.
И она тихо захихикала.
На вопрос Огненного она отвечать не стала. Знакомиться с вулканом, пыхтящим за твоей спиной и вот-вот готовым смести все на своем пути? Только не в тесном тоннеле.
Уинифрид бросила скептический взгляд на темную потрепанную шкуру Сталевара. Ага, был он таким. Ну, разве что, чешую серебрил раньше. Потом, видать, поднадоело, и дракон решил перейти на доспехи.
А не посеребрить ли ей чешую?
Не слишком удачная мысль. Она и так электризуется на двадцать раз в день. А напудрить себя очередным проводником – обречь всех встречных на электротерапию. Оно Уини надо?
Проводив Сталевара взглядом, она тоже перекочевала  к озеру, куда Фламментайн уже опустил свой хвост. Уинифрид подобралась поближе и прикоснулась к хвосту собрата. Чешуя Огненного  уже раскалилась и над нее, как над настоящей жаровней, дрожал горячий воздух.
- Уинифрид, - сообщила она хвосту и потерла ладоши, словно хотела растереть тепло по чешуе. Ее собрат подал неплохую идею, и младший Дух тоже решила последовать его примеру, усевшись на краю и свесив кончик хвоста вниз, однако не опуская его в лаву. Гремучка была куда как термоустойчива, но больше любила сухое тепло.
Мастер не торопился возвращаться. Обдумывал заказ, наверное. И Уинифрид уже подумывала, чем бы себя занять, как тут Дух Порядка лично явился развлекать собравшуюся в пещере компанию.
Дух Молний с интересом рассматривала появившееся перед ней изображение. Конечно же, она знала, кто такой Эльсирин, однако, как и Фламментайна, никогда его не встречала, хотя ей не раз описывали внешность нынешнего Главы Света. Конечно же, творение самой Пресветлой – да снизойдет до посещения скромного убежища Духа Молний (коего, к слову, не существовало – Фрид вела кочевой образ жизни). Младшие Духи по большей части были отщепенцами, негласными изгнанниками, предпочитавшими держаться подальше от стай. Уинифрид же полагала, что Старшие и вовсе не в восторге от их существования.
Однако стоило Эльсирину договорить, она тут же подала голос.
-И что же за болезнь такая свирепа, что никто из вольных драконов о ней не слышал? – в голосе ее звучало недоверие. Да ну, огненные – одни из самых камненепробиваемых – и болеют, а одиночкам хоть бы хны? –А не преувеличиваешь ли ты, Светлейший?
Никакого почтения. Светлый далековато, навредить ей вряд ли сможет. Впрочем, даже если бы дракон материализовался здесь собственной персоной, Уинифрид вряд ли бы наскребла в себе хоть пару капель почтительности. Светлых она считала той еще размазней – неважно, Духов или смертных. А какое уважение может быть к слабым?

Отредактировано Уинифрид (19 Сен 2014 12:49:02)

+1

57

-Может и знавал. Ныне меня это более не тревожит. - Не оборачиваясь ответил старик красному дракону.
Собрав, наконец, упавшие с потолка камешки, Сталевар сложил их рядом со стопкой слитков. Наглость гостей не имела предела, что явно нервировало старика. Ну духи они - и что? Должна же быть какая-то мера и для них.
Только Мельтон приблизился к парочке, чтобы высказать им свое недовольство, как его внимание отвлекло нечто такое, чего он еще не видывал на своем веку. Огромный образ светлого дракона возник из неоткуда прямо здесь, в доме кузнеца. Видать, не врал этот Фламментайн. Только духи и могут творить эдакие чудеса. Мастер с полминуты стоял, изучая взглядом странное зеркало. Вот уж действительно - магия как она есть.
Ну и денек выдался. А как все хорошо начиналось. С утра закончил рытье восточного тоннеля, прочистил плавильню, собрал новые куски железной руды. И чего этим духам не сидится на своих облаках, вулканах, или где там они обитают вообще. С другой стороны ежели они вот так появились в мастерской обычного престарелого кузнеца, значит так повелела сама Великая.
Тот, что в зеркале начал говорить о некой беде, что постигла Огненных. Болезнь, значится. В Мельтоне вдруг загорелась та самая искорка, что не светилась уже очень и очень давно. Не из-за этой троицы или хвори, что может их всех настигнуть. Но из-за высшей силы, что привела их всех сюда. Конечно, только Высшая и могла это сделать. Как иначе? Ежели она так распорядилась и обратила свой взор на кузнеца и его жилище, то он должен что-то сделать, чтобы не разочаровать её.
-Нынешний вечер более не буде спокойным.- Обратился Сталевар к образу в зеркале. Еще бы. Какое тут может быть спокойствие, когда у тебя в твоей уютненькой пещерке и кучей драгоценностей сразу столько "необычных" гостей.
- Но коли так повелела судьбина, стало быть, я должен помочь. - Чем конкретно Мельтон собрался помогать, он пока сказать не мог. Сражаться он умеет, конечно. И весьма достойно, надо сказать. Но вот в борьбе с недугами он не силен. За всю жизнь разве что пару раз травился едой. И то - по молодости.

0

58

Хвост Фламментайна шелохнулся в вязком раскалённом месиве, отвечая на прикосновение Уинифрид, но Дух никак не откомментировал это событие. Всё же женского полу существо. Вот возникни у Мельтона идеи облапать Главу огненной стаи, был бы повод насторожиться, но хозяин пещеры вёл себя так, как ничуть Фламментайна не раздражало. Уже подружился, можно сказать.
И тут повисла было неловкая пауза, в течение которой Сталевар сдвинулся с места, перебравшись поближе к гостям. Что хотел - не успел сказать, да и вряд ли Фламментайн услышал бы, потому что меж ушей внезапно возник до неприятного знакомый голос, а потом замерцал воздух, задрожал, и посреди помещения возьми, да проявись облик его Светлейшего Величества.
То, что говорил фантом, Фламментайну более, чем не понравилось. Нет, появись он в составе дипломатической миссии на территории стаи, как принято у цивилизованных драконов, Дух бы его может и выслушал, но вот столь грубое вмешательство в личное времяпрепровождение огненного совершенно не устроило. Не говоря уже о том, что и без пресветлого снисхождения обойтись он себя считал вполне способным. Вон, неоднократно упомянутый Рогвин наверняка уже до чего-нибудь докопался.
- Говорят, что у Светлой стаи полностью отсутствует как понятие личных границ, так и умение держать язык за зубами, - прохрипел Дух, глядя куда-то мимо блестящего в пещере зеркальца и обращаясь примерно к Уинифрид. Лавовый поток, имевший контакт с хвостом огненного, заколыхался, выдавая мгновенно вспыхнувшее раздражение дракона.
Браво, Рин. Светлые не умели хранить тайны в принципе. Более того, Фламментайн как раз не отказался бы и распространения заразы среди собственной стаи Духа Порядка, не говоря уже о Воздушных и Водных. Так только не попадались они рыскающему по ничейной земле отряду с фиалом, полным плохой крови - прознали и попрятались. Но то были игры шпионов и разведчиков. А появляться вот так и вываливать  проблемы Пламенной земли всем подряд - это вообще не дело.
- Обойдусь, - сквозь зубы цыкнул Фламментайн, наконец воззрившись на посверкивающий силуэт и немного мимо него - прознать бы, где засела светлая морда и лично явиться, хвост надрать. Но только хитрец сел так, что не поймёшь - то ли побережье какое, то ли пустыня, то ли Бездна знает, чего, всё мерцает.

0

59

- Порой, так говорят – легко согласился Эльсирин с доводами Духа Огня. – А ещё говорят, что когда в лес пришёл пожар, только глупец будет заботиться о собственной причёске. Хочешь ты признавать или нет, в твоём гнезде пожар, Огненный, и это пламя тебе не друг. Я не хотел мешать твоему отдыху или проявлять неуважение. Всё, чего я хочу – чтобы этот пожар не охватил всю Саяри.
Власть – это яд. Власть – это страх. Власть – это груз, которые прижимает к земле и не даёт летать. Власть – это чувствовать, как от каждого твоего слова тянутся цепочки событий, меняющих мир. Власть – это долг. Власть – это то, что Эльсирин вкушал уже пятьдесят долгих лет. Ибо если не он – то никто. Для Духа Порядка власть была, в первую очередь – ответственностью, неизбежным злом, и лишь во вторую – средством достижения тех целей, которые он поставил перед собой давным-давно… Слова Уинфрид разорвали тягостное (для Эльсирина) ожидание ещё до того, как то успело взрасти и заполнить собой всё вокруг. В каком-то смысле, он был даже рад, что она вмешалась. Дракон обратил на неё свой проницательный взгляд, длинные белоснежные перья, украшавшие его плечи, мягко покачивались на ветру.
- Это я и пытаюсь узнать – просто ответил он.  – Всякая Стая ревностно хранит свои секреты, и боюсь, к тому времени, когда слух о болезни достигнет слуха отщепенцев, для десятков из нас будет уже слишком поздно. Преувеличиваю? Возможно. Мои сведения отрывочны и поверхностны, пока наши целители не изучат пострадавших, ничего нельзя будет сказать с определённостью. Но… считай это чутьём целителя, та, чьё имя мне неизвестно. Если я ошибаюсь – мы просто не дадим напрасно погибнуть нескольким Огненным. Если я прав… замени «несколько» на «несколько сотен», и ты поймёшь причину моей тревоги. А теперь, позволь ответный вопрос: ты Младший Дух?
Собеседники у Фламентайна были интересные, и пока огненный продолжал коптить над ответом, Эльсирин собирался завести пару новых знакомств. Кто знает, где порой можно встретить друзей и соратников? Услышав голос Сталевара, Дух с интересом взглянул на закованного в тяжёлую броню кузнеца. Конечно, он слышал об этом мастере, кое-кто из Светлых не чурался обращаться к нему за той или иной услугой, а через них, весть о Сталеваре достигла ушей Светлейшего.
- Не будет – согласно кивнул Рин. - Мир приходит в движение, Мастер. Я чувствую это. К добру или злу, но спокойная жизнь Стай не продлится и нескольких веков. Твоё стремление похвально, мы все – часть круга жизни, и у каждого есть своё место в Порядке вещей. Каждый из нас нужен миру, и каждый – по своему. Для обозначения этого места придумано множество понятий: Путь, жребий, Судьба, Рок или Выбор… Не думаю, что твой путь связан с этой болезнью, но… все мы порой можем ошибаться. И если Фламентайн…
А Фламентайн ответил… как типичный Фламентайн. И хоть Эльсирин ожидал подобного исхода, он не смог скрыть удивление. Вслед за ним, пришло понимание. И гнев. Хозяин Огненной Стаи рисковал не просто собственным народом, за благополучие которого отвечал головой, он рисковал всем и вся. Маловероятно, что они не смогут найти лекарство, но если поиски достаточно затянуться, то последствия… Опустевшие гнёзда, горы трупы, тучи мух над землями Стай. Эгоизм огненных во всей своей красе, но к этому он был привычен, Эльсирина разозлило другое. Судя по всему, Дух Огня не просто ставил под угрозу жизни подданных, но собирался использовать болезнь против своих врагов. Уверенности в этом не было, но разум подсказывал, что Фламентайн вполне мог пойти на подобный шаг.
- Деградация, энтропия, смерть… Мы уже так далеко от того, чем могли бы стать – тихо прошептал Светлейший.
Он отвернул голову, и, следуя за этим движением повернулось и изображение в зеркале. Информации о положении Духа при этом прибавилось немного, зато в пещеру Сталевара бесцеремонно вторгся закат цвета крови. Эльсирин несколько секунд рассматривал границы Светлого Альянса, не пытаясь углядеть коварных шпионов Стаи Огня, но размышляя. Он чувствовал, что должен что-то сделать, чтобы остановить надвигающуюся опасность. Но как прикажете затормозить осла, углядевшего впереди желанную морковку? Светлейший на миг прикрыл глаза, а когда он вновь обернулся к зеркалу, они сияли подобно двум небесной чистоты топазам, а его корона из огнистых перьев уподобилась пылающему ореолу в лучах заходящего Шагри.
- Мы можем быть лучше – произнёс Эльсирин, в его голосе оркестром медных труб играла правда, звучала сила. – Мы все способны на большее, чем возня на клочке земли. Посмотри наверх, Фламентайн. Посмотри на звёзды.
Он воздел вверх лапу, и жестом простым и элегантным обвёл проступавший сквозь сумрак рисунок созвездий.
- Там – целый мир, бесконечный, прекрасный и холодный. На весь этот мир мы – одни. Посмотри, как он велик, и как малы мы, как мало нас. Когда-нибудь, наши потомки воочию увидят звёзды, когда-нибудь, вселенная откроется нам. Но с каждой бессмысленной смертью, этот день становится всё дальше и дальше от нас, от всех нас. Огонь нашей расы едва тлеет, он – искра в ночи. Своим решением, ты ставишь под удар не только жизни своих подданных, коих обязан защищать, но и всех нас. Я не преследую никаких корыстных целей, всё, чего я хочу – чтобы искра Саяри не погасла и набиралась сил. Ты можешь изменить судьбу, свою, и всех нас, последствия твоего решения покатятся вперёд валом возможностей и событий. Жизнь или смерть, Фламентайн? Подумай трижды, прежде чем сделать этот шаг!
Преувеличивал ли он? Возможно. Мысленно Эльсирин допускал вероятность, при которой чума легко сдастся его целителям или вовсе окажется безвредной для прочих Стай, и вероятность, при которой болезнь успеет отнять всего несколько десятков жизней… или несколько сотен. Но, хотя и этой перспективы было достаточно, чтобы Дух Порядка начал действовать, существовала вероятность, при которой от их мира не останется ничего кроме костей и голой земли. И хоть шанс подобного исхода был невелик, сама его возможность была реальна, а значит – он сделает всё, чтобы найти лекарство. Даст ли согласие Фламентайн, или нет – не имеет значения. Хороший правитель отличается от плохого тем, что устраняет проблемы ещё до их появления, а Эльсирин старался, очень старался быть хорошим правителем.
- Аграил, друг мой – улетела в даль быстрокрылая мысль. – У меня тревожные новости. Сможешь ли ты встретить меня в самое ближайшее время?

Отредактировано Эльсирин (24 Сен 2014 17:34:16)

0

60

-Нет уж! - услыхав предложение металлического помочь Свету вознегодовала Уинифрид. – Сколько можно отвлекаться, мастер! Поначалу горящие козлы, потом бесцеремонные светлые, а потом может явиться и великий шишколоб. Изначально будь добр, удели внимание моему заказу. Я не желаю не из-за какой мнимой заразы напоминать водяную выдру!
Ей нужен был только Сталевар. Иные огненные и светлые могли катиться в анашу.
И все же слова Фламментайна ей не понравились. Драконица не была знакома с чувством ответственности за других. И потому, как ей показалось, отсутствие подобного чувства у Главы стаи показалось ей абсурдным и достойным порицания. Одиночка выживет сам и сам будет бороться с постигшей его бедой. Если он синел, значит, одержит победу.
Стая же должна представлять такой же единый организм, если только Уинифрид верно понимает значение этого сообщества. А там, где все драконы-органы, мозг не может от них отмахиваться.
Но это только что ей продемонстрировали.
Она хмуро посмотрела на Фламментайна. Дракон обращался к ней, хотя она прекрасно понимала, что слова его предназначены Эльсирину. Уини-то никогда не соблюдала дипломатической вежливости.
Дух запуталась. Она не верила в очевидную пустоголовую гордость старшего брата. Тот недаром был одним из первых творений Темной матери. Значит, дело тут в чем-то другом. Предположений может быть много, но какое из них верное? На этот вопрос ответит лишь сам Дух Огня. А он, похоже, этого делать не собирается.
Внимание Уинифрид переключилась на Эльсирина. Светлый либо уверовал в глупость Огня, либо тоже вел какую-то игру. Тьфу на них, этих сильных мира сего! Почему нельзя решать проблемы не пытаясь сыграть с душой другого?
-Я не понимаю тебя, светлый, - все так же хмуро ответила ему Гремучка. – Ты много говоришь, но в словах твоих – лишь вода, да ни одной молнии. А коли нет яркой искры, зачем ты вообще заводишь разговор? Да к тому же, если гнуться только огненные, может, над другими болезнь не властна, зачем печься о своем враге?
Они ей уже сегодня поднадоели. Она редко называла свое имя чаще одного раз в неделю. Новые знакомства на старых землях. А тут вдруг все решили выведать, кто она, да как ее зовут. Вот, сходила, называется в гости.
-Да, я –Младшая, отпрыск Воздуха и Огня и не имею с тобой общей крови, - нехотя ответила Уинифрид.

+1

61

Речь Светлого заставила кузнеца призадуматься. Ежели хворь не коснется его, то ему, по сути, должно быть все равно. Но с другой стороны, если всех его потенциальных заказчиков свалит болезнь, то ему будет сложно существовать. А этот огненный, видно, не собирается идти на встречу Светлому. У всех свои принципы. И Сталевар в чем-то был согласен с огненными.
- Сильный не вопрошал бы о помощи. Он должен поступать как сильный и биться до конца, эким бы ужасным враг не был. - Высказал свое мнение о ситуации Сталевар, невольно поддержав упрямство Фламментайна. Если все будут речи болтать, да собрания проводить, создавая всякие союзы и альянсы, то кто же будет бороться с бедами? Негоже это.
Тем не менее, Сталевар верил в присутствие высших сил где бы то не было. Пусть даже это окажется его скромная пещера. Но что бы вот так в один день у него тут оказались главы стай, да к тому же еще и духи! На его памяти такого не случалось прежде. Значит, это воля Высшей. Иначе они бы все не оказались в гостях у престарелого кузнеца.
Вдохновленный этими мыслями, Мельтон без вопросов взял Уини за переднюю лапу, что-бы осмотреть, собственно, с чем ему придется работать. С подобными видами работ он уже сталкивался несколько раз. Имеются даже формы уже сделанных когтей. Из глины, конечно.
- Всё сделаю, как оно велено. Опосля. - По поводу выдры она, конечно, загнула. Вполне нормальные коготки. Для такой драконицы. Но коли хочет лучше, то Мельтон уж расстарается. Только сперва надо закончить с этими главами стай. Отвлекают от концентрации. Ведь если должным образом не подготовиться, то металл получится не прочным и с изъянами.

Отредактировано Сталевар (29 Сен 2014 11:46:34)

0

62

- Ты слишком много болтаешь, Эльсирин, - прохрипел Фламментайн, уставившись в алеющее отражение. Сияние заката за спиной Духа Порядка по цвету могло поспорить с чешуёй самого огненного, и отсветы заходящего солнца расцветили её красными всполохами. Глаза - нет. Дрожавший где-то под радужными оболочками огонь светился сам собой, светился злобно и едва ли не выплёскиваясь наружу неукротимой яростью.
- Всё, что ты знаешь - это только слухи и доносы твоих шпионов. Я знаю, в какую сторону следует двигаться. Ты - нет. Оставь свои советы для собственной стаи.
Фламментайн выпрямился, обернув хвост вокруг себя и не сводя взгляда с изображения Светлейшей Морды. Его Тёмная Мать не сочла необходимым вложить в уста Огня немного способности к ведению дипломатической беседы - как там бишь это делается, не хамить, не втаптывать оппонента в грязь и ловко поворачивать разговор в такую сторону, чтобы ему казалось, будто он сам до такой замечательной идеи додумался. За пять тысячелетий Дух это умение так и не осилил. Какая в Бездну дипломатия? Сжечь несогласных так, чтобы и костей не осталось. Прав тот, кто сильнее, загляни в любые джунгли.
- Кроме того, Светлейший, - кротко молвил Фламментайн, - я не могу себе позволить принять помощь от дракона, который оказался не способен уследить за собственной племянницей. Дух Рассвета, если я не ошибаюсь? Понести от Тёмного Главы и исчезнуть в неизвестном направлении, бросив всю стаю, вместе с ним, каков скандал.
Прочь, скелеты из шкафов. Выдал секрет Огненной Стаи - получи по морде в ответ.
- А теперь во главе Тёмного Альянса стоит Хаос, - подытожил Фламментайн, тем самым намекая, к чему привела неспособность Эльсирина что-то сделать в той ситуации. Плохо ли с Верраялом во главе? Да в общем-то жаловаться не на что. Это у Светлейшего свербить начинает при одном упоминании этого имени.

+1

63

-…может явиться и великий шишколоб…
Глаза Эльсирина при этих словах удивлённо расширились. Дождавшись, пока молниеносная закончит возмущаться, Светлейший осторожно спросил:
- Шишколоб? Тот самый шишколоб? Я надеюсь, сводная сестра, что ты шутишь или ошибаешься. Боюсь, что коли явится он к вам, никто не уцелеет… кроме, может быть, Духа Огня.
На какой-то миг, перед его мысленным взором возник образ чудовища из Серых пустошей, терроризировавшего Север несколько тысячелетий назад… Но Дух Порядка тут же опомнился и вернулся к разговору.
- Потому что, коли разгорится искра, пожар будет неминуем. Немало жизней сгорит дотла прежде, чем найдётся средство остановить жадное пламя. Пойми меня, сводная сестра. Я вяжи груду сушняка, сваленного на лесной поляне жарким солнечным днём, и я не стану гадать, вспыхнет ли она, дойдёт ли пламень до порога моих владений. Я затушу пожар прежде, чем тот начнётся и успеет причинить вред. В этом – задача вожака, устранять опасности прежде, чем те смогут навредить Стае. К тому же… я не желаю гибели Стае Огня, как и всякому существу, наделённому сознанием и свободой воли. У них есть выбор, и однажды, они изберут правильный путь. Я рад был говорить с тобой, Уинфрид, дочь свирепого ветра и жестокого огня, но на этом наш разговор окончен.
Слова Сталевара заставили его призадуматься.
Значит, вот так они мыслят? Ах, как это глупо…
- Твои слова правдивы для юнца, участвующего в дружеском поединке, Мастер – с должным уважением заметил Эльсирин. – Но никак не к Главе Стаи, в чьих лапах находятся жизни соплеменников. В этом случае, сила обернётся упрямством, и лишь навлечёт гибель на тех, кого можно было спасти. Это… безумие, Мастер. Я желаю вам избежать его последствий.
И лишь тогда – Фламентайн. Взглянув на Духа Огня, Светлейший ощутил, как наливается пламенем негодования его собственное сердце. Выражение его заострённой морды оставалось неизменным на протяжении всей речи Фламентайна, и только во взгляде проступил отчётливый холодок, отчего глаза Эльсирина стали похожи на пару искристых голубых льдинок. Его перья мелко подрагивали, по чешуе скользили цепочки солнечных искр. Когда же речь Огненного подошла к концу, веки купающегося в закатном сиянии Эльсирина на миг смежились, словно он хотел отрешиться от происходящего, и…
- Руины в Серых пустошах, на берегу Северного моря. Через пять минут. Только я, ты, и твоё пустое Эго.
И не дожидаясь ответа, ударил лапой по зеркалу, словно смахивая отражение с водной глади. По зеркалу пробежала цепочка трещин, от него дохнуло холодом, в следующий миг оно рассыпалось вихрем серебристых осколков, который поглотил сам себя, покрыв стены и потолок пещеры тонким слоем инея, почти мгновенно испарившегося под действием царящего внутри тепла.
Огонь внемлет лишь голосу грубой силы… Быть посему, я покажу ему силу.

Отредактировано Эльсирин (13 Окт 2014 15:13:15)

+1

64

Уинифрид была солидарна с Фламментайном. Светлейший слишком много говорил. Его речь была полна причудливых завитков слов, которые вовсе не складывались в какой-то осмысленный узор. Так сильно увлекаться аналогиями, тут и суть упустить недолго.
Однако она была рада, что внимание Духа Порядка переключилось на Сталевара. Она помахала Светлейшему на прощание лапкой и больше в его сторону не смотрела, сосредоточившись на созерцании потолка. Благо стараниями Сталевара смотреть вверх было куда приятнее, чем на Главу Света.
А вот ответный плевок Огненного ей понравился. Любила она, когда лезущего не в свое дело ставили на место, при этом заехав как следует по печени. Фламментайн от этого только вырос в ее глазах. Да и мастер прав. Сильному – жить, слабому -  стать сильным или погибнуть. Но все это правильно лишь тогда, когда в твоих лапах лишь твоя судьба.
Однако же интересная вышла ситуация. Уинифрид уже не жалела о том, что явилась в гости к мастеру прямо перед визитом Главы Огня.
Она кокетливо щелкнула когтями, когда кузнец осматривал ее лапу. Хорошо хоть Сталевар не позабыл все на свете. А мастер на то и мастер, чтобы творить. Зачем ему дела мирские? В этой пещере от него куда больше пользы, чем на ветреных полях в компании бесхребетных светлых.
-Брр, ну и мерзость, - она неприязненно взглянула на быстро тающий иней, покрывший стены пещеры после ухода светлого. – Отчего их только называют сосредоточием добра и справедливости? Это ж болтуны коварные, только заморозить и норовят.
К тому же ей было чрезвычайно интересно, примет ли Фламментайн брошенный ему вызов.
-Ты, Старший братец, как, полетишь? – осторожно спросила она, искоса поглядывая на огненного. Она была не прочь составить ему компанию. Нет, она составит ему компанию даже если Глава отмахнется от нее так же, как и Эльсирин. Что помешает ей последовать за огненным к руинам? На большом расстоянии, да за облаками таясь – так до места и доберется. Еще и свидетелем станет. Наконец-то что-то своими глазами увидит, а не ушами воспримет приукрашенные слухи.

0

65

Не знал Сталевар стайной жизни, да и особо не горел желанием познать её. Принцип силы решал для одиночки очень многое. Если не всё. Конечно, у всех своя правда, но итог один и тот же. Когда Светлый вызвал огненного на поединок, Мельтон лишь красноречиво фыркнул носом, выпустив струйки пара.
- Всё же силушка решает. Он признал это. - Проговорил кузнец и без лишних вопросов сунул лапу Уини в выемку в стене, заполненную странной мягкой субстанцией похожей на грязь. Получив искомую форму, отпустил измазюканную лапку и кивнул.
-Серебро молвишь? Буде тебе серебро. - Старика, кажется, мало волновали эти стайные распри, поединки и прочие прелести внешнего мира. Хотят драться - ну пущай деруться, ежели приспичило. Лишь бы подальше отсель.
Думалось Сталевару, что неплохо было бы и самому размяться, да оглядеть окрестности. Но работа прежде всего. К тому же в качестве оплаты этой миловидной девице придется расстараться.
-Добудешь съестного, красавица. То и будет платой. - фирменная улыбка-оскал во всю морду не заставила себя ждать. Собственно, когда у тебя отсутствуют губы, другой улыбкой не можешь располагать.
Огненному дракону Мельтон более не видел повода уделять внимания. Сам разберется. Хоть он явно заслужил уважение кузнеца из-за схожести во взглядах. А эти светлые явно только бахвалятся, да выскакивают где им вздумается. Но хоть платили исправно за заказы.

0

66

Фламментайн с наглым оскалом на морде выслушал умозаключения Рина, которые тот адресовал другим драконам, и ожидал очередного длительного монолога в свой адрес, но Светлейший поступил совсем интересно, мгновенно назначив стрел... встречу, прощения просим, в развалинах Звёздных дворцов. Там, где почти полвека назад погибли обе Дочери. Место безусловно примечательное. И ещё связь прервал, как невовремя - жаль не услышал хохота, которым разразился Фламментайн. Дух Огня фыркнул снопом искр. Без-году-неделя Глава стаи Света повёлся на провокацию, кто бы мог подумать.
- Полечу, как не полететь, - весело ответил он, услышав вопрос Уинифрид. - Ты бывала в Руинах? Значительное местечко.
Следующая реплика досталась Мельтону, который старательно занимался своим делом, не встревая в стайные распри. Это правильно - гни свою линию несмотря на сцепившихся в твоём же логове Духов.
- Ещё увидимся, Мастер, - Фламментайну удался довольно почтительный тон.
Но ладно. Любопытно, каков из себя Светлейший в действительности. Долг век Духов, но ранее Фламментайн с ним практически не пересекался, не было точек соприкосновения, так сказать. Кто бы мог подумать, что однажды Эльсирин займёт пост Главы стаи. Чудные дела творятся.
Шкура дракона полыхнула рыжим и белым огнём, осветив пространство пещеры яркой вспышкой. Дух исчез в столбе пламени, провалившись в открывшийся аккурат под ним портал, чтобы мгновением позже появиться в небе между Руинами и неприветливым берегом Северного моря. Огненная колонна полыхала ещё секунд пять, прежде чем исчезла, истаяв дымком в жарком воздухе пещеры.
Его Мать - Первородная Тёмная Дочь, отсюда и некоторая склонность к драме.

>>> Северное море

offtop: непосредственно в локации Руин сейчас Шемайнкс играет, не будем ему мешать.

0

67

Уинифрид не знала, как же ей поступить. С одной стороны мастер берется за работу – отличное известие. И следовало постараться, чтобы проволочек с заказом не вышло. Может, самолично контролировать процесс, пусть мастеру это и не понравиться.
А как же еще? Хочешь получить именно то, о чем мечтал-  пыхти за спиной и не давай кузнецу отвлекаться на посторонних. Что данной посторонней может являться она сама, драконица не задумывалась.
С другой стороны Фламментайн уже наверняка достиг Руин. Уинифрид там, конечно же, бывала. Как это не сунуть свой нос в столь интересное место. Правда в последнее посещение ничего занимательного она там не обнаружила. Но сейчас ведь все будет иначе.
Можно вызвать грозу, а уж шквальный ветер очень быстро домчит ее к одному из знакомцев, способному по требованию «некогда объяснять, доставь меня туда-то», переправить ее к месту возможного сражения.
Дух чуть ли не пританцовывала на месте, нервно оглядываясь по сторонам. Чему отдать предпочтение? Вот уж непростой выбор.
В конце концов, она решила, что форма у мастера есть, а уж опыт не позволит ему халтурить. Значит, когда она вновь заглянет сюда, ее заказ будет готов. Не забыть бы только приволочь плату.
Нет уж, про это она не забудет.
-Ну, вот и отлично, - она довольно улыбнулась. Добыча – не редкие кристаллы, тут долго маяться не надо. Разживаться чем-нибудь. – За мясом дело не станет. Загляну к тебе, мастер, на досуге, притащу плату. А ты уж, будь бодр, порадуй меня обновкой.
С этими словами она направилась взлетела и поспешила по тоннелю к выходу.
------------ К знакомцу, затем к Руинам.

0

68

Наконец-то Сталевар остался в гордом одиночестве в своем логове. Надо будет и камень-дверь задвинуть обратно на его место. Чтобы не повадно было. Духи то в любое место заберутся. Вон оно как - порталы, зеркала и прочее. Полезно было бы иметь подобного чудотворца под рукой. Надо тебе за рудой - портал и всего делов.
Но пришло время приниматься за работу и позабыть про грезы. Снова шипение расплавленного металла, бурление кипящей лавы и копоть, вместе с дымом выходящая из пещеры. Плавкой серебра Мельтон любил заниматься больше, чем золотом или железом. Наверное вид этого блестящего металла напоминал ему о прежнем виде его собственной чешуи. В голову иногда забредала мысль, что ему стоило бы просто хорошенько отмыться. Но какой в этом смысл, если после этого он снова вернется в кузню и продолжить работу. Серебряные коготки ему заказывали довольно часто. И не только самки. Крайне кропотливая и тонкая работа, занимающая от нескольких дней до пары недель. В зависимости от сложности поставленной задачи. Лишь бы эта девица сдержала слово.

0

69

С оазиса --->
Сколько дней прошло с последней трапезы – дракониха не знает. Она так увлеклась своим путешествием, что совсем позабыла о нормальной еде. Питалась обрывками – тут кроликами перекусит, там какую живность побольше найдет – вот и все. Остальное время Аргет проводила в полете. Где она только не побывала за эти дни – посетила мрачные серые равнины, мимолетом заглянув на территории водных,  а оттуда отправилась в закатный край. Но не просидела там долго – совсем скоро ей пришлось перебраться к горам, а потом – сюда, к хребту Сеарив. Жажда приключений? Возможно. Более вероятно, что она занималась поисками своей матери. Это, конечно, совершенно глупо и безнадежно (если учесть, что даже ее отцу не удалось ее отыскать), но Бьяртскраудхр решила – а почему бы и нет? Не сидеть же все время на одном месте. За время ее путешествия подступили морозы. В горах последние дни бушевал нехилый ветер, и вот мы видим Золотую дракониху, маневрирующую посреди серых облаков.  Аргет видала ветра и посильнее, но ее ослабевшие крылья еле выдерживали напор. Было решено остановиться и отдохнуть. Неплохо было бы и поесть, живот недовольно урчал уже несколько часов, но на склонах в это время ничего не найдешь. Да и сил нет. Поблизости Бьяртскраудхр завидела черные дыры в Сеариве. Остается лишь надеяться, что внутри нет недоброжелательного  хозяина или какой-нибудь дикой твари.
Ловко спикировав вниз, золотая драконесса мигом проскочила в одну из пещер.  Встряхнув крылья от налетевшего влажного снега, она прошла внутрь.  Опробовав воздух языком, Аргет не обнаружила никого поблизости. Приятное тепло тут же обволокло ее тело и чувствительные крылья. Изогнув шею, самка осмотрелась. Пещера уходила далеко вперед, но идти желания в непроглядную тьму не было. Можно полежать и здесь. Пристроившись у одной из стен, Золотая свернулась клубком и задремала, все еще оставаясь частью своего мозга на стороже. Мало ли, кому еще  взбредет сюда залететь.

Отредактировано Бьяртскраудхр (12 Янв 2015 18:17:07)

+1

70

День выдался довольно трудным сегодня. Так бы сказали многие о проделанной за день работе Сталевара. Из его основного Жилища вело множество ходов. Рылись они с целью запасных входов или выходов и маскировались соответственно так, чтобы никто не мог распознать здесь проход. Два таких хода были замаскированны в природных пещерах, что не были никем заняты. А если и были, то старик позаботился о прежних хозяевах. Обе эти пещеры находились в разных концах склона. Порой туда заползали разные мелкие твари, когда Мельтон оставлял ходы не закрытыми. Так случилось и в этот раз. Пока старый дракон укреплял стены в новом тоннеле, в пещере куда он был прорыт, послышался шум. Видно, туда таки кто-то пробрался. Сразу нападать не вариант. Добыча может быть вполне съедобная, а значит пугать её не имеет смысла. К тому же, даже если там не дикие звери, внезапность ни к чему хорошему не приведет.
После недолгих раздумий, Сталевар начал выползать из тоннеля в дальнем конце пещеры. Четыре зеленых огонька его глаз замерцали во мраке, разглядывая нежданного гостя. А вернее гостью. Шипастая голова старика зацепила макушкой низкий свод. Пыль и камни посыпались на пол. Ну, что-же, пусть визитерша знает, что здесь есть свой хозяин. Многие из местных уже это знали, а значит эта мадам откуда-то из далека.
Выпустив из пасти облако черного дыма, старик заговорил:
-- Хорошо ли устроилась, девица?

0

71

Похоже, юная дракониха совсем измотала себя. Сознание ее моментально провалилось в пучину темноты, стоило ей на секундочку отвлечься от самоохраны. Телу нужно было хорошенько отдохнуть, и даже Аргет не смогла воспрепятствовать ему.
То был не сон, а обычные воспоминания. Вернее, даже не воспоминания – во снах своих она продолжала жить в прошлом времени. И иллюзия всегда была настолько реальной, что если Золотая засыпала – то просыпалась не скоро. До тех пор, пока не захочется попить или еще чего.  И вот на этот раз, даже явный запах пепла и стали не пробудил самку. Ей почудилось, что все это во сне. Но когда к разуму прикоснулось что-то невероятно огромное и горячее, а в голове громко прозвучало « Хорошо ли устроилась, девица?» ( то были мысли дракона за секунду до того, как он это произнес) , Бьяртскраудхр будто со скалы рухнула – она резко дернулась и, заслышав уже в реальности тяжелый мужской голос, открыла глаза. Моментально подскочив на ноги и немного расправив крылья, Аргет сделала два широких шага к выходу, пятясь. Она подняла свои лазурные глаза, особенно яркие в этой мгле, и осмотрела нарушителя спокойствия. То был огромный дракон, полностью покрытый стальными пластинами. Весь вид его внушал и говорил сам за себя – с ним лучше не связываться. Однако хоть незнакомец и не  выглядел агрессивно, Золотая почуяла исходящую от него опасность. Кажется, еще минуту назад он был готов броситься на нее. Но четыре зеленых глаза смотрели на нее абсолютно спокойно, даже немного безразлично. Через секунду дракониха поняла – это даже не безразличие, а некая ухмылка. Так что же, она на его землях? Вот это новость. Она редко загуливала на чьи-то территории.  Но этих пещер так много… Как же узнать, которая из них занята.
Отвечать на вопрос золотистая не стала. Скорее, это был даже не вопрос. Драконесса махнула хвостом пару раз, как недовольная кошка, и опустила голову к земле, внимательно осматривая собеседника.  Мельком она взглянула на выход. Проще было бы улететь, как она всегда это делает, но сейчас усталость брала верх. От этого сердце Бьярскраудхр забилось чаще - не любила она договариваться с кем-то. Да и не умела. А сейчас выхода нет – владелец земель легко может вышвырнуть ее, и ей придется искать другое местечко. Поэтому самка решила рискнуть. Вряд ли у дракона присутствует магическая защита разума, так что она аккуратно коснулась его мыслей и, наладив контакт, спросила – «Твои ли земли это, о, Металлический? Я заплутала и нуждаюсь в отдыхе», а затем замолчала, замерев всем телом, лишь иногда вздрагивая кончиком хвоста или крыльями.

0

72

Сталевар вышел на свет полностью. Лучи не отражались от покрытых копотью металлических пластин, что крепились к хозяину стальными цепями. Еще раз размяв массивные лапы, кузнец вернул внимание на вскочившую самку. Она явно испугалась. Тем лучше. Будет знать, как в чужие пещеры соваться без спросу.
Но тут в голову Мельтона пробился чей-то голос. Это его явно напрягло. Он уже сталкивался с подобными драконами, кои любили подразнить старика ментально. С тех пор у него на это одна реакция.
- Вылазь из моей головы, недоросль! Неча тебе там делать. Коли есть уста, молви ими. Али немая? - Пробасил он с явными нотками раздражения.
- Земля здесь общая. А у пещер и тоннелей есть хозяева. Эти - есмь мои. - Сталевар выпрямился. Благо, высота потолка в середине пещеры позволяла. Его черные дырявые крылья были покрыты каменной пылью и той же копотью, что покрывала всю его чешую.
После слов об отдыхе, Мельтон кивнул.
- Этот вход я запечатаю. Ежели тебе надобен отдых, то можешь пройти в мое логовище. Но блюди правила.
На этом дракон упер взор всех четырех глаз на самку. Свет в них словно потускнел, даже стали виднеться зрачки. Фирменная ухмылка во всю пасть скорее заставляла вздрогнуть, чем улыбнуться в ответ.

0

73

Дракон явно напрягся, ему не понравились действия золотистой. Конечно, кому это придется по душе? Большинство выказывали свое недовольство, прерывая контакт, другие же говорили на словах. И вот хозяин туннеля пророкотал -- Вылазь из моей головы, недоросль! Неча тебе там делать. Коли есть уста, молви ими. Али немая? -На это Аргет лишь тихо зашипела. Общаться по другому для нее совершенно непривычно, также как другим слушать ее мысли. Сейчас, однако, раздражать громилу было не лучшей идеей, но отступаться от своего драконесса все равно не собиралась. -Мысли и есть мои уста, уважаемый. Говорила она, вернее думала, совсем мягко, чтобы не вызвать новую волну дискомфорта у собеседника.
Золотая все это время не оторвала глаз от черного, следя за каждым его движением. Говоря о принадлежащем ему туннеле, дракон выпрямился и стал еще выше. На его фоне Бьяртскраудхр была просто крошечным  птенцом. Инстинктивно дракониха подняла голову, изогнув шею, выставила вперед грудь и немного расправила крылья. Это также был знак дружелюбия, по крайней мере, со стороны Аргет - все слабые ее места обнажились. На предложение войти в его логово Бьяртскраудхр задумалась. Это почти тоже самое, что идти в логово к хищнику. Немыслимо! Но деваться некуда. Если она попытается взлететь, крылья ее подогнутся в бессилии,  и она полетит вниз. А если металлический заведет ее в ловушку, то и тогда она не сможет себя защитить. Безысходность. Хорошенько все обдумав, Аргет кивнула - Благодарю, - рефлекторно наряду с этим окутав себя легким потоком  воздуха.

Отредактировано Бьяртскраудхр (13 Янв 2015 14:24:42)

0

74

Старик и не думал причинять вред своей новой гостье. Да и кто захочет его провоцировать? Те немногие смельчаки, которым это удалось в последний раз даже застали кузнеца врасплох. Но это плохо кончилось. Сейчас он все время держит ухо востро. Иначе его имуществу и всему жизненному укладу будет грозить опасность. Вот и приходится самолично охранять все подходы к убежищу.
- Манеры у тебя ладные. Проходи, коли так. - Кузнец отошел от входа в широкий темный тоннель, приглашая юную самку.
Конечно, было ясно, что гостья не уверена насчет посещения логова металлического. Но и улетать, видимо, не собиралась. А оставить её здесь Мельтон не мог.
Его тяжелый хвост с шипастой булавой на конце скользнул по полу, освобождая путь и оставляя после себя глубокие следы. Красавцем старика точно не назовешь. Да он и не напрашивался на комплименты. А вот непрошеная визитерша явно хороша собой, хоть и мала в размерах.
- Но не влазь в мою голову более.

0

75

А вообще,  Бьяртскраудхр решила взять себе на заметку возможность создавать  дополнительные выходы из жилища, это может пригодиться. Но сейчас в этом не было надобности – дракониха никогда не живет на одном месте долго – скачет, туда-сюда. Дракон, тем временем,  с шумом отодвинулся,  открыв путь  в туннель, пригласив ее пройти. Из прохода  повеяло теплом и сухостью. Золотая с интересом и неким недоверием в глазах глянула во мглу, а затем перевела взгляд на хозяина сих земель. Она все еще сомневалась в принятом решении, и при взгляде на длинный туннель чуть было не передумала. Но уже в следующую секунду Аргет  зашагала вперед, хоть и немного неуверенно. Проходя мимо черного дракона, Аргет прижала крылья к телу, немного сжавшись, и на мгновенье остановилась, пробуя языком воздух на вкус. Гарь, пепел, сухая земля. И тепло. Запахи вызывали приятную ностальгию – от ее отца вечно пахло гарью и дымом. В этот момент Золотая немного задумалась, но не переставала переставлять лапами. Не время думать о таком, когда за твоей спиной огромный металлический дракон. Сзади слышались его тяжелые шаги и дыхание (все же, слух у Аргет довольно острый, а шуму от темного достаточно много). От этого возникало явное желание броситься вперед – не любит она, когда кто-то за спиной следует. Сама  же дракониха передвигалась легко и изящно, словно змей - хвост ее немного извивался при походке, а голова, как всегда – была опущена. Чешуя даже во мраке переливалась глубоким теплым цветом. Обычно из-за этого Аргет не любила находиться в беспросветном полумраке – окрас ее терял всякую индивидуальность. Вокруг же не было слышно ничего, кроме глухой тишины. Помимо шагов Хозяина, естественно. Несмотря на давящее молчание, Бьяртскраудхр не решилась что-то говорить.

0

76

Проход по тоннелю был довольно безынтересным и недолгим. Уже приближаясь к выходу, Сталевар поймал себя на мысли, что неосознанно любуется самкой сзади все это время. В темноте он видел даже лучше, чем днем.
Когда они вышли из тоннеля, то оказались в просторной пещерной зале. Или в мастерской, как называл её сам старик. Тут было все необходимое для работы и для проживания. Горный ледяной ручей, протекающий в специальной жиле вдоль стен, служил одновременно и питьем и для остуживания раскаленного металла. Небольшое лавовое озеро неизменно находилось в центре огромной пещеры, а любимые самоцветы все так же украшали высокий потолок, отражая любое свечение. Все предметы самой мастерской (цепи, плавильня, формы и т.д.) были расставлены в соответствии с удобством расположения. Никаких бытовых излишеств в помещении более не было. За то вот таких входов в тоннели там было множество. На нижнем уровне, где находилась парочка, можно насчитать четыре тоннеля, а на верхних все восемь. Судя по тому, что уровни разделялись выступами и подъемами, Мельтон явно предпочитал передвигаться по жилищу пешком.
- Стало быть, ты теперича гостья. - Проговорил старик, склонив голову.
- Я Мельтон. Здешние кличут Сталевар. И ты можешь. А сейчас поведай мне, кто ты и чего рыщешь так далече от дома? - Металлический приосанился. По нему видно, что по молодости был вполне себе не дурной внешности. Если бы не все эти шрамы и копоть, может даже семьей обзавелся. Но Сталевар любил только металл и камни. Другой любви ему, видно, и не нужно.

+1

77

Дракониха чувствовала на себе тяжелый взгляд четырех глаз, но не подавала виду. Наконец, туннель резко кончился, и драконы оказались в обширной зале.  Бьяртскраудхр подтянулась, словно кошка, и выпрямилась.  С интересом разглядывая жилище хозяина, дракониха подняла голову вверх. В глаза сразу бросились прекрасные самоцветы, вделанные в  высокий потолок. Они переливались и отблескивали  различными оттенками, также как и Аргет – ее золотая чешуя в момент заблистала, отражая все вокруг. Довольно фыркнув, самка подошла ближе к центру пещеры и оглянулась по сторонам.  Свет и тепло  давало лавовое озерцо в центре пещеры, а металлические цепи и инструменты по всей комнате навевали мрачность и серьезность. Ручейки воды разбавляли всю эту загадочную и недвижную  картину. 
В пещере было тепло, что непременно понравилось Бьяртскраудхр. Да и вообще «интерьер» жилища дракона ей приглянулся – все просто и со вкусом, без излишеств. Затем в голову пришла мысль, что он, наверно, живет здесь если не всю жизнь, то достаточно давно. Обжиться до такой степени достаточно проблематично – особенно для Аргет. Никогда она не знала домашнего умиротворения и спокойствия, некуда ей было возвращаться. Голые серые пещеры не в счет. Эта же пещера была наполнена теплыми приятными оттенками, такими же теплыми, как и сама дракониха. Взглянув на Черного,  Бьяртскраудхр оглядела его хорошенько еще раз – уже при свете. В глазах выразилось уважение, и даже восхищение. Но длилось все это несколько мгновений.
Вильнув хвостом, Золотая вновь повернулась спиной к дракону и зашагала вдоль пещеры, внимательно осматривая свое пристанище. Она всегда удивлялась теми, кто работает с металлом. И тем более теми, кто носит его на себе – это же чрезвычайно неудобно и не практично! Толку от тебя, если ты не можешь пластично двигаться и извиваться, как змея? Разве это не призвание драконов? Пусть и самых больших. Отец ее по размерам не уступал Черному, но был прыток, как ящер. Должно быть, в этом что-то есть. Раз хозяин сего дома увлекается металлом, может, расскажет - отчего его польза. 
Стало быть, ты теперича гостья. - Прервал тишину металлический.  Аргет повернула голову в его сторону и почтенно кивнула. А затем дракон представился и выпрямился. Дракониха в ответ тоже поправилась – подняла голову повыше, изогнув шею, аккуратно сложила крылья и попыталась встать прямо, но немного короткие передние ноги ей этого не позволяли. Заглянув в глаза Сталевару (в какие именно – не понять), Бьяртскраудхр вновь вошла в мысленный контакт: - Я Бьяртскраудхр. Можешь называть Аргет. Впрочем,  как тебе угодно, уважаемый Мельтон. Это у нее такая привычка – ко старшим обращаться словом «уважаемый». Неясно, откуда это взялось.  Следом дракониха стала в фоновом режиме передавать свои воспоминания картинками- про своих родных со стороны матери, не слишком адекватных, об ее уходе, о смерти отца. - Дома у меня никогда не было. Недавно я осталась одна, увы,  вот и странствую. - После этих мыслей Аргет повернулась в сторону Мельтона и уселась.

Отредактировано Бьяртскраудхр (15 Янв 2015 15:55:06)

0

78

- Можешь выбрать себе местечко. Но инструмент не тронь. - Предупредил сталевар молодую самку и направился к массивной наковальне, стоящей подле лавы. Рядом с нею были сложены разные странные инструменты кузнеца. Взяв один из таких инструментов, Мельтон надавил на одну из заклепок на своей стальной пластине. Та вышла из отверстия и цепь, держащая пластину, со звоном отстегнулась и упала на пол. Саму пластину дракон подхватил лапой и уложил на землю. Этот искусственный элемент брони прикрывал большую часть груди кузнеца, прилегая к его чешуе вплотную. Странно, но под пластиной чешуя оказалась вовсе не черная, а серебряная, хоть и местами поцарапанная.
- Оплата с тебя будет на твой выбор. - Все это время он не отводил от нее взгляда. Не то следил, не то просто любовался странным свечением исходящим от неё. По выражению его морды, можно было понять, что голоса в голове сильно раздражали Старика. Но хорошие манеры явно сглаживали происходящее.

0

79

На предупреждение старого дракона Аргет лишь тихо фыркнула и дернула кончиком хвоста. – Больно надо, - буркнула она про себя. Все равно она бы не подняла эти инструменты – слишком тяжелые, да и незачем было.  Закончив описывать по комнате круг, дракониха остановилась и уселась между двумя непонятными инструментами, что лежали недалеко от лавового  озера.  Расстояние между ними было достаточно большое, что приглянулось самке, и тепло -  а это главное. Наряду с этим Золотая взглянула на Хозяина, еле заметно кивнув.
Сталевар снял с себя нагрудную пластину, обнажив часть тела. Чешуя под броней оказалась серебряного цвета, что непременно удивила Бьяртскраудхр. У себя в голове она уже привыкла называть чего Черным. Но дракон был вовсе не черным, а серебристым.  Драконесса с интересом взглянула на Мельтона и вновь взгрустнула – мать ее была такой же серебристой. Но в следующий миг она задумалась – зачем же ему носить броню? Он же сильный, большой, да и чешуя у него красивая, а броня лишь прибавляет пару сотен килограмм к его и так не маленькому весу. Нет, все же, это очень любопытно. Но следом собеседник заговорил об уплате. Это естественно, за такой радушный прием следовала бы и отплатить. Мало драконов она встречала, что не нападали при первой же встрече, а затем еще и приглашали к себе. Вернее, не было таковых. С минуту помолчав, самка заговорила – Из чего же мне выбирать, уважаемый?

0

80

Сталевар хоть и жил в одиночестве, но любил когда все лежало на своем законном месте. Стопки металлических слитков в одном месте, кучка руды в другом, и так далее. Тем не менее в пещеры было довольно не убрано. Пыль, песок копоть следы от расплавленного металла. Всего этого в пещере было более чем достаточно. Видно, не досуг было Мельтону устраивать генеральные уборки. Кое где на стене и на полу даже виднелись засохшие пятна крови.
-Услуга за услугу, прелестница. Уборка али еще что. - Старик усмехнулся. Других идей насчет уплаты у него не было. Кладовая пока еще не опустела. Питьевой воды всегда в достатке. Можно было бы, конечно, отправить её в один из рудных тоннелей. Пока Мельтон думал, поднял с пола упавшие самоцвет и глянул на потолок.
-Да и камешки опавшие возврати на их былое место. Покамест так и порешим. - Камни, вживленные в свод пещеры периодически осыпались и хозяин их просто откладывал в сторону. Ведь чтобы вживить камни обратно, нужно взлететь и не сбить остальные. А Сталевар был довольно неуклюж в полете. Тем более в помещении.

0

81

Внимательно выслушивая старого дракона, Бьяртскраудхр немного наклонила голову набок и облизнула обсохшие губы. Не сказать, что слово «уборка» ей было вообще знакомо. Она никогда не делала этого ранее, ибо попросту не приходилось – в ее жилищах всегда царил сущий минимализм, убирать, как и разбрасывать, было нечего. Поэтому на первое предложение Мельтона самка лишь промолчала, не мигая взглядом. Когда дракон поднял с земли опавший с потолка камешек, Аргет впилась в самоцвет изумрудными глазами и махнула хвостом. Как же ей нравились разные красивые штуки! Это единственная ее более-менее земная черта, присуща птенцам помладше. Конечно, это никогда не доходило до фанатизма, но все же...  Ловко и весьма неожиданно подскочив к Черному, оттолкнувшись лапами от земли, Золотая легонько выхватила камень из когтей его держащего и устремилась к потолку, часто взмахивая крыльями. Помещение просторное, с высоким потолком – развернуться небольшой драконихе здесь проще простого, чего не скажешь о Мельтоне. Облетев весь полоток, где он был украшен камнями, самка наконец отыскала подходящее отверстие – видимо, именно отсюда камень и выпал. Выдохнув небольшое количество пламени, излишки которого закапали на пол,  Аргет вставила камень в проем. Удостоверившись, что все сделано правильно, она выдохнула уже газ, отчего жидкое пламя вокруг камня зашипело и мгновенно заморозилось. Красный камень засиял ярче. Вернувшись на землю, Аргет стала искать на полу другие камешки, как ищейка – низко опустив голову к земле. Изредка она чуть было не упиралась в черного дракона, но, не поднимая глаз, вовремя сворачивала. Между тем, Бьяртскраудхр покинула разум старого дракона, от чего почувствовала облегчение. Верно, как и он.

0

82

Кузнец  стоял возле плавильни и с интересом наблюдал за тем, как самка приспосабливает отобранный у него камешек. Справилась добротно и принялась искать остальные. По всей пещере их было разбросано не мало. Один из них - изумрудно зеленый игриво поблескивал на краю верхнего уровня. Второй из самых приметных, желтый и гладкий, сверкал у входа в нижний тоннель. Большинство других опавших камней были аккуратно припрятаны в специальной выемке в стене.
Новая гостья принялась ползать по пещере в поисках остальных самоцветов. Сталевар склонил голову набок, наблюдая за Аргет в столь интересной позе.
- Добро. Стало быть ты не из стайных? Где же твое обиталище? - Старик искренне не понимал тех одиночек, что постоянно мигрировали с места на место. И чего им не сидится в уютной норе или пещере?
Ощутив, что самка покинула его разум, он с облегчением выдохнул. Негоже читать чужие мысли против воли их хозяина. Такого насмотреться можно, что на полжизни хватит.

0

83

Бьяртскраудхр уже нашла несколько камней, захватив их зубами, а те, что не помещались, схватила подвижными пальцами. Из-за этого, когда она ходила, камешки слегка цокали, ударяясь о пол. Вновь поднявшись в воздух, Золотая стала обыскивать потолок на наличие подходящих дырок. Заняло все это совсем немного времени, дракониха делала все ловко и без промедления. Тем не менее, на полу еще оставалось приличное количество камней. Когда Мельтон заговорил, Аргет уже опустилась за землю за новой порцией самоцветов. Дракониха остановилась и подняла голову, изогнув шею.  Заглянув в зеленые глаза собеседника, она ответила, дернув кончиком хвоста - Я никогда не была в стае. Это семейная «традиция», от матери. – В нос попала пыль, поэтому Аргет на момент замолчала, чихнула, а затем продолжила – И жилища у меня нет. Кочую. Даже когда была в яйце меня много раз перетаскивали. – На этот раз самка не стала проникать в разум старого дракона, она лишь послала мысли, понадеявшись, что Хозяин ее услышит. Следом, Аргет вновь принялась искать камешки. Один из крупных лежал у задней лапы Мельтона – дракониха ловко юркнула к нему, ухватила зубами и выскочила  по другую сторону черного дракона, промчавшись у него под хвостом. Нагибаться или еще чего не пришлось - Аргет пролезла и так. Взлетев ввысь, Золотистая стала искать нужный проем.

0

84

Наблюдая за молодой драконицей Сталевар только диву давался. Он едва успел отреагировать на ее пролезание у него род брюхом. Как ловко она собирала камни и возвращала их на место. Кузнец только и успевал следить за ее активной деятельностью. \
Под самым потолком, по центру в окружении мелких камушков-самоцветов сиял самый крупный из них. Он имел правильную форму овала и переливался всеми цветами радуги. При взгляде снизу, его было сложно заметить во всеобщем сиянии. А вблизи было трудно отвести взгляд. Вероятно, он был самым ценным из всех камней пещеры Сталевара.
Мысли посланные самкой Мельтон воспринял спокойнее, чем обычно. Хоть в голову не залезала.
-Экая ты прыткая! В охоте, вестимо, хороша. - Проговорил старик, когда златохвостая помчалась обратно к потолку.
- Я же здесь всю жизнь свою обитаю. Многие приходили ко мне делать заказы. - Заговорил уже тише и вернув взгляд вниз. Со стороны могло показаться, что он с собой разговаривает.

0

85

Аргет давно заметила крупный самоцвет в центре потолка. Он не имел какого то одного цвета, скорее, переливался всеми оттенками и отражал рядом стоящие камушки поменьше. Много раз дакониха проносилась мимо него, останавливаясь полюбоваться. Самоцвет отражал блеск ее лазурных глаз и золотой чешуи, что непременно понравилось ей.
Бьяртскраудхр еще некоторое время собирала камни, до тех пор, пока не остались лишь самые маленькие - подбирать которые не было смысла. Дракон же все это время стоял недвижно, лишь иногда что-то говоря. - В охоте мой покров меня выдает. Моя охота - догонялки с жертвой. - спокойно проговорила самка, вновь послав свои мысли Мельтону. Приземлившись на землю недалеко от черного дракона, Аргет сложила крылья и внимательно уставилась на него. - Вы, должно быть, мастер своего дела, уважаемый. Жилье у вас-мое почтение. Никогда я не видела столь красивых пещер.
Облизнув вновь пересохшие губы змеиным языком, самка прошлась до центра комнаты, поближе к теплу. Обвив ноги хвостом, она уселась, прижавшись спиной к одному и инструментов. Взгляд ее вновь упал на черного дракона. Ее притягивали его жутковатые зелёные глаза.
Да, по сравнению с молодой Аргет Мельтон действительно стар. Дракониха задумалась, сколько ж он пережил, сколько повидал. Наверно, он даже старше ее покойного отца.

0

86

Пещера кузнеца действительно могла восхитить непросвещенных в этом деле. Обширная настолько, что в ней бы поместилась небольшая стая драконов. Всё необходимое для существования здесь же. Кладовая находилась двумя уровнями выше, где было холодно и пища не так быстро портилась. Мастерская - основное помещение. Сталевар при расширении своего жилья явно расчитывал не только на себя. В некоторых местах на стене и на полу виднелись следы когтей, которые явно не принадлежали хозяину и были меньше в размерах.
Слова Аргет пришлись по вкусу старику. Он покачнул массивной головой.
- Истинно так. Коли трудишься на славу, то и труд выходит славным. Многое нужно еще сделать.
Четыре драконьих глаза вновь загорелись зеленым светом.
- Добро. Теперича ты можешь побыть здесь для отдыха. Токмо инструменты не тронь без спросу. Ежели надобно чего, то лучше спроси.
Мельтон снова изобразил жутковатую ухмылку, глядя на золотошкурую гостью. Позади него, у плавильни громоздились стопки металлических слитков из золота, серебра, железа, меди и прочего.

0

87

На слова дракона Бьяртскраудхр лишь еле заметно кивнула и огляделась. Заняться пока больше было нечем, поэтому дракониха решила наконец-таки отлежаться. Крылья все же неприятно побаливали, так что было решено сложить их и не тревожить вовсе. Не двигаясь с места, Золотая подогнула под себя лапы и легла, положив голову на землю. Чувствуя взгляд и присутствие чужого, сознание ее и не думало уходить в сон. Дракониха все еще чутко следила за Черным мысленно, хоть и знала, что опасаться уже точно нечего. Дернув кончиком хвоста, Аргет прикрыла глаза. Интересно, неужели Мельтон и вправду прожил здесь всю жизнь? Без друзей, родных, без семьи? Конечно, и ее родители жили в отдалении от всех, презирая чужих драконов, но жили они большой семьей и связывались лишь со своим супругом. Но не похоже, что черного дракона вообще заботило хоть что-то подобное. В душе Аргет вновь почувствовала уважение к металлическому. Однако его пристрастие  к металлам и железу ей было не понятно. Как эти железки могут настолько увлечь? Настолько, чтобы обжиться на одном месте и заниматься только любимым делом…  Хотя, было ли это правдой – Аргет сказать не могла. Может, были в его жизни великие приключения  и жестокие бои (что, к слову, безумно нравится самой Дикой). Соваться в воспоминания старого дракона ей не хотелось, ведь она еще не отошла от воспоминаний, переданных отцом. И не из-за того, что Мельтон мог прочувствовать это – она могла абсолютно незаметно узнать практически все, что ее интересует. Но слишком уж это трудоемкий процесс. Итак, металл. Он же холодный, тяжелый, бесчувственный – обычный предмет. Другое дело разум – непостижимая загадка для самых умелых магов разума. Вот это да, вот это она понимает!
- Мельтон, уважаемый, чем же Вас так увлекает ваше дело? – задала она давно интересующий ее вопрос, опять же, мыслями, не открывая глаз. Лишь крылья ее немного покачнулись.

Отредактировано Бьяртскраудхр (23 Янв 2015 16:33:36)

0

88

Новая гостья устроила себе место для сна и уже закрыла глаза. Старик было подумал, что нужно бы и самому отдохнуть пару часов от рытья тоннелей. Но тут в голове снова зазвучал её голос. Кузнец усмехнулся, выдохнув клуб черного дыма из пасти.
-Престранные вопросы ты задаешь, девица. Я металлический дракон. Один из первых. Ежели бы я не занялся своим ремеслом, то было бы всё иначе. - Тут старик задумался на несколько минут. А ведь и правда, если бы он не занялся своим пристрастием тогда, то вполне мог бы стать стайным драконом. Может, даже неплохим воином. Он и так сражаться умел (приходилось по образу жизни). В целом, данная перспектива показалась Мельтону довольно привлекательной, но в какой-то момент он мотнул головой и мысли рассеялись.
-Металл не лжет. Камень не предает. За то и любо мне сие ремесло. - Самое простое объяснение выдал старик. Все разумные существа так или иначе способны на подлость и ради своих собственных желаний. Кузнец же был всегда прямолинейным и честным со всеми, кто ему встречался. Потому он не понимал стайных и любил свой нынешний род деятельности. Быть может, однажды всё переменится... Но не сегодня. И не завтра.

0

89

Ответ старого дракона удовлетворил Бьяртскраудхр. Возможно, он прав – это его призвание, да. Здесь она его судить не могла. Но ведь камень, железо… Они не могут предать, даже если захотят. Это материал. И какая же жизнь среди тех, кто не имеет собственной личности? Дернув хвостом, драконесса глубоко вздохнула. Все же, не ей о таком говорить - ей чужие драконы также не нужны. Возможно, в будущем будут исключения. Но сейчас, в первые годы самостоятельной жизни, она еще могла наслаждаться одиночеством и природой, большего ей и не требуется. Другой жизни она не знает. И все же, высказать свои сомнения дракониха не решилась. – Тебе знать лучше, металлический, – подумала она, на мгновенье впившись  лазурными глазами в Мельтона, но мысли свои не передала. Закрыв глаза обратно, Золотая свернулась калачиком, подтянув голову поближе, и уткнулась носом в лапы. Дернув крыльями, Аргет еще раз вздохнула, осознав, что больше задаваться вопросами не хочется, и расслабилась. Впервые, за долгое время. Разум ее принял ощущение относительной безопасности и позволил хозяйке уйти в неглубокий сон без сновидений, однако частичка ее сознания, как всегда, бодрствовала. Мало ли что.  Звуки вокруг затихли, тело окутала приятная пелена тепла, а с мышц сошло неприятное напряжение. Наконец-то, отдых.

0

90

Утро следующего дня. Или не утро вовсе? Под землей время останавливалось. Было не ясно, какое же сейчас время суток. Ручейки горной воды журчали, все так же, у стен пещеры. Лавовое озеро бурлило и кипело, озаряя помещение красным свечением, которое отражаясь от самоцветов становилось разноцветным.
Зазвенели цепи, заскрипела мешковина, раздувающая огонь. Кузнец взялся за дело. Проверяя одно из своих творений, он выявил в нем несколько серьезных недоработок и принялся их устранять. Для начала нужно было выковать три крепких металлических стержня. Чем он и занялся, пока гостья спала. Разбудить её он вовсе не боялся. Более того - уже давно пора было вставать и бодрствовать (по его мнению). Рядом с его рабочим местом на полу лежала стальная драконья лапа, будто отсеченная у какого-то металлического собрата. На самом же деле это было подобие рукавицы для драконов. И Мельтон старался довести её до совершенства.

0

91

В конечном итоге, Бьяртскраудхр стала проваливаться в глубокий сон. Тьма приятно окутала разум, перед глазами замелькали картинки и начали раздаваться звуки. Все возникало совершенно незаметно, почти неуловимо – так уходит в сон каждое существо, даже не замечая этого. Но Аргет давно уже научилась контролировать свой сон. Как только она заметила это, то резко открыла глаза и вздрогнула. Не место, чтобы засыпать полностью. Иначе она проваляется целый день, утонув в своих невероятных сновидениях, а это, несомненно, не устроит Хозяина. К тому же, шум, исходящий от него, не беспокоил Аргет. Она его не слышала. Поморгав глазами, дав привыкнуть им к свету, самка осмотрелась. Мельтон уже занимался своей работой. Широко зевнув, обнажив ряды невероятно острых и мелких зубов, Золотая приподнялась на ноги и стала подтягиваться, словно кошка. Размяв тело и крылья, она выпрямилась и встряхнулась. В этой пещере и не понятно, какой сейчас час. Утро ли? Но чуйка говорила, что проспала не так уж и много, и на земле еще царствует тьма. 
Бесшумно подойдя к Черному, драконесса стала с интересом рассматривать его инструменты. Подобие драконьей лапы, что лежало неподалеку, привлекло ее внимание. Она подошла ближе и слегка обнюхала странный предмет. Аргет никогда не встречала, да и не думала о драконах, у которых отсутствует конечность. Да и сейчас ей это казалось бессмысленным. Такая жизнь, по ее мнению, совершенно пуста. Но ведь не просто так Мельтон сотворил это? Неужто она может кому-нибудь пригодиться? – Что это, уважаемый? – весьма резко подумала Аргет, сама того не ожидая. Немного не рассчитав, самка влетела в мысли старого дракона, впившись своим защитными барьерами в его незащищенный разум. В эту же секунду в ее ушах громко зашипели помехи. Дикая поспешно покинула голову Мельтона, оставив за собой лишь неприятные ощущения и эхо от ее прошлых мыслей. Извиняться она и не думала, такое случалось временами ( хоть и довольно редко). Приемлемая плата за общение без слов.

0

92

Кузнец не привык к тому, чтобы его кто-то отвлекал от любимого занятия. Прошлый ученик и вовсе не находил времени для отвлечения мастера. Слишком уж занят был своими делами. Потому Сталевар сильно раздражался, если все же ему приходилось даже на короткое время терять концентрацию. Так и в этот раз. Старик вовсе не обращал внимания на Аргет ровно до тех пор, пока у него в голове не заговорили голоса. Он едва не выронил тяжелый молот из лапы и оглянулся на гостью раздраженно. Четыре зеленых глаза смотрели на неё с минуту, едва прищурившись. После чего взгляд снова перестал проявлять какие либо эмоции, как и физиономия кузнеца.
-Сие есмь мое творение. Оружие взамест того, что было утеряно или не взращено. - Сталевар поднял с пола эту самую стальную рукавицу уже изрядно почерневшую от копоти. Но сквозь черноту поблескивали проблески полированного серебра. Явно любимый металл старика. Длинные лезвия-когти, торчащие из изобретения были ни чуть не хуже данных природой. Эти, разве что, были прочнее.
- И клич меня по имени, златая. Али не клич вообще. Уважение мне не потребно. - Дракон полностью развернулся к самке, переключая на неё внимание.

0

93

На раздраженный взгляд старика Бьяртскраудхр лишь непринужденно взглянула на него, вильнув хвостом, и довольно хмыкнула. На замечание по поводу обращения дракониха также не обратила внимания, лишь внимательно глядела в глаза Мельтона.
Ее редко чем можно было заинтересовать, это правда, но если что то и вовлекало ее – держитесь те, кто имеет связь с объектом ее интереса. Аргет очень пытлива умом, и не успокоится, пока не спросит все, что ей нужно. Конечно, можно все это узнать самостоятельно – но зачем? На этот раз ей действительно приглянулись лишь прекрасные самоцветы, сияющие на потолке (в ее голове даже мелькнула мысль прибрать к лапам один из мелких камушков, что валялись на полу), а необычная, по мнению Аргет, профессия Мельтона вызвала лишь небольшой интерес и недоумение. Старый дракон не особо разговорчивый, но делать нечего – до утра ей нужно остаться здесь. Да и ветер, наверняка, еще завывает – спала то она не долго. С рассветом можно будет и на охоту отправиться, а пока – посидит лучше тут.
Отскочив на несколько шагов вбок, самка медленно зашагала по кругу, еще раз внимательно осматриваясь, будто бы она упустила что-то важное при первом осмотре. Инструменты, земля, вновь инструменты… А здесь пусто. Вот ручеек, камушки, да опят инструменты. В общем – ничего интересного. Остановившись напротив черного дракона, по другую сторону лавового озерца, Золотая присела, обвив ноги хвостом. Яркий оранжевый свет от лавы отражался от ее чешуи, делая ее еще желтее. Лазурные глаза драконихи замерли на бурлящей лаве. Тепло так и тянуло к себе, завораживало… Помнится, отец часто бредил что-то на счет огня, о  лаве, о том, как приятно облачиться в пламенную броню. Тогда Аргет и не слушала его, а теперь начинает жалеть – может, если бы она расспросила об этом, Нангорёхт поведал бы ей что-нибудь и о деле Сталевара. Тяжко вздохнув, все еще не отводя глаз от пламени, золотая драконесса задумалась.
В голове много мыслей, они проносятся, не оставляя и следа. Иногда это раздражало Аргет, это ей часто мешало сконцентрироваться. Сейчас, глядя на совершенно сосредоточенного Мельтона, она подумала – ведь даже в его деле нужно невероятное внимание и точность. В ее работе (ну, якобы работе), все это тоже нужно. Но как же сложно совладать со своими мыслями! Может, старый дракон и не думает вовсе? Просто стоит, да делает все на автомате, по задумке. Хм, а о чем он думает вообще? Закрыв глаза, Аргет дернула головой в сторону и нахмурилась.
- Как долго вы здесь живете? И где ваша семья? – случайная мысль промелькнула в голове Золотой, и почти неслышно отозвалась в разуме старого дракона. Заметит ли он ее – неясно.

0

94

Мельтон жил на свете достаточно, что-бы набраться разнообразного жизненного опыта за всё это время. Каким бы замкнутым он не был, все же встречал много драконов из разных стай. Аргет была не первая, кто пытался залезать к нему в голову. Прочесть мысли было бы не сложно, но долго ли читатель выдержит? Внешне этого было не понять, но даже во время работы Сталевар думал и проводил расчеты, представлял себе будущий вид создаваемого предмета. Многое можно было бы выяснить, копнув глубже в его воспоминания. А их было великое множество. У дракона не так давно был пернатый ученик, который во многом перенял мастерство старика, а после покинул его. Моральных переживаний с каждым годом становилось все меньше и меньше, как сталь, которая с каждой заточкой становится всё острее. В итоге Мельтон стал почти непроницаемым. Многие дела творящиеся снаружи его не задевали. Даже восхищение от знакомства с Духом Огня и Духом Порядка очень быстро погасло. Их тоже можно было увидеть в воспоминаниях. А те следы от когтей, что были в стенах, оставили, как оказалось, пара самок которые расплатились иными способами с мастером, нежели поиск самоцветов или добычи. Были в его голове воспоминания и о битвах. С кем только он не сражался за многие года проживания в пещерах Сеарива. То были и дикие опасные твари, и разумные драконы. Последний раз такой конфликт произошел около сотни лет назад. Двое не то храбрых, не то глупых молодых драконов пришли к старику в логово якобы сделать заказ, а сами в подходящий момент напали на него сзади(На месте атаки были обломаны несколько шипов и рисовались мелкие шрамы от когтей). Что сделал кузнец с ними, было бы страшно смотреть. Но к нему никто не прилетал с претензиями или обвинениями.
Голос в голове заставил дракона махнуть хвостом.
- Всея моя семья здесь. Огонь - мой отец, земля - моя матушка. Сколь живу здесь, не ведомо мне. Не исчислял года. - На самом же деле из всех своих четырех тысяч восьмисот лет он прожил в своем логовище около четырех тысяч-шестисот.
- А ты, видать юна и глуповата, раз бродяжничаешь одна. - Звучало грубовато, но старик таким образом скорее поучал, нежели попрекал.

+1

95

Аргет всегда была в окружении семьи. Дяди, тети, дальние родственники – все жили вместе, хоть и не были особо близки. Но сам факт того, что все вокруг - родные, как-то успокаивал ее. Да и мать всегда говорила, что с семьей нужно держаться вместе – только они поймут, поддержат, а чужие драконы – всегда зло. И сейчас, оставшись без своей семьи, она страдала. Не столько от одиночества, сколько от осознания того, что нет никого рядом, к кому она может обратиться в трудную минуту. Она еще совсем юна, да. Что же ей делать в этом чужом, неизведанном  мире?
Вот и сейчас, Бьяртскраудхр не понимала, как Мельтон может жить и не помнить своих корней. У него же тоже были родители. Он тоже был птенцом, беззаботным и счастливым, в какой-то мере. Дракониха мельком взглянула на старика, но затем вновь перевела задумчивый взгляд на пламя.
- Я юна, это правда, – мрачно отозвалась она, - но нисколько не глуповата. Дернув хвостом, замка прилегла, поджав под себя передние лапы. – А скитаюсь я здесь в поисках, которые длятся вот уже  несколько лет. Ни следа от того, кто мне нужен.
Хотя, это она приврала. Разок она встретилась с дальним своим родственником. Ну, как встретилась… Аргет завидела красного дракона, сидящего на горе. Он был мрачен и печален, завывание его мыслей слышалось издалека. Но при виде приближающейся самки он тут же исчез, просто испарился бесследно, ни оставив и мысли. Сейчас Золотая уже сомневается, был ли тот дракон реальным. Может, всего лишь игры разума.

+1

96

-И чего-же ты ищешь и никак не сыщешь? Аль неприятности? Тут их вдосталь. - Кузнец усмехнулся. В горах, помимо, недружелюбно настроенных одиночек можно напороться и на опасную дикую живность, которая не прочь полакомиться свежей драконятинкой.
- Поведай мне, красавица, кого и зачем ты пытаешься сыскать?
Пожалуй, в душе старик испытал некое сочувствие по отношению к гостье. Сам то он перестал переживать из-за одиночества где-то полторы тысячи лет назад. Не так давно в общем-то. Многие его знакомые с прошлой жизни уже имели внуков и правнуков, и им не было дело до кузнеца-отшельника. А он как бы не скрывался, все равно испытывал некую тягу к общению. Особенно с представительницами женского пола.
Инструменты для ковки были отложены на пол. Всё свое внимание старый дракон вновь переключил на юную самку. Четыре зеленых глаза слегка померкли на мгновение, а за тем вновь засияли, словно фокусируясь.

0

97

Бьяртскраудхр все еще внимательно наблюдала за лавовым озерцом, но совсем скоро отвела взгляд в сторону, так как почувствовала, что может совсем провалиться в свои раздумья. При Мельтоне делать этого не хотелось. -И чего-же ты ищешь и никак не сыщешь? Аль неприятности? Тут их вдосталь.
Аргет хмыкнула, но ничего не ответила. Повстречаться с диким зверьем ей уже приходилось – в первый же день ее самостоятельной жизни. Как-то раз на нее напал басилискос, это отвратительное подобие дракона, и чуть было не погубил. К счастью, к ментальной магии Золотистая устойчива, и выбраться из лап этого создания было не так уж и трудно. Но после этого инцидента дракониха навсегда взяла себе за правило – проверять, где ложишься спать. Так ведь и во сне сожрать могут – весьма глупая смерть.
Сталевар закончил свою работу и перевел все свое внимание на Аргет, от чего та невольно поежилась. В ответ она заглянула в глаза старого дракона, немного приподняв голову. - Поведай мне, красавица, кого и зачем ты пытаешься сыскать? – Золотая помолчала. С чего бы ей рассказывать все чужаку? Почему его это интересует? Внутренний голос приказывал молчать. Но сейчас так хотелось поделиться с кем-то, пообщаться – она почти никогда не имела удовольствия общаться с чужими драконами, а здесь сразу пожилой, уже видавший виды. Так что отвечать на свои вопросы Аргет не собиралась. Она лишь мигнула, и подумала – Я ищу ту, что вырастила меня и обучила, хоть и не до конца. Только с ней я буду спокойна. – Никогда ты не будешь спокойна, - мысленно добавила дракониха, тихо заурчав.

Отредактировано Бьяртскраудхр (22 Фев 2015 14:48:31)

+1

98

НАЧАЛО ИГРЫ

- Проклятый идиот, сколько можно врезаться в сталактиты? Иль у тебя глаза сгнили?! - Блэйз с недовольной мордой оглянулся на телепающегося за ним драколича и с интересом огдядел его морду, после чего презрительно фыркнув и сокрушенно покачав головой, продолжил свой путь. В кои-то веки, некромант вдруг решил исследовать сам хребет на предмет полезных минералов, ибо ближайшие горы он почти полностью обобрал, а вот просторы Сеарива детально так и не осматривал. Пробравшись на пару со своим творением в одну из крупных старых пещер, Блэйз решил углубиться в обросшие паутиной тоннели. Пуская впереди себя мертвеца, как сборник паутины, колдун следовал за ним, оглядывая возможные ответвления и гроты по сторонам, как вдруг паутина неожиданно кончилась, что нельзя было сказать о тоннеле - он всё так же уходил вниз под небольшим уклоном.
- Если дальше будет тупик, то по возвращении неприменно подниму труп того скрюченного паука. Хоть какое-то разнообразие будет, ибо видеть ваши стертые морды я уже устал. - грубо оттолкнув зомби, который раньше, судя по всему, был представителем огненной стаи, задумчиво вслух проговорил колдун и стуча когтями по камням двинулся дальше. Всё время находясь в одиночестве, Блэйз взял привычку беседовать со своими драколичами и его совершенно не беспокоило, что те его не понимают - молчаливый и безмозглый слушатель тоже слушатель. Продолжая спускаться вниз в кромешной темноте, некромант со своим спутником, словно по своим же предсказаниям, уперся в тупик.
- Какая неожиданность! Вот как знал, нужно было выбрать тот левый тоннель... - стукнув когтем по одному из выпирающих камней, хмыкнул колдун и обернулся на своего молчаливого и отчасти разложившегося слугу.
- Хотя, погоди ка... - спустя около минуты молчания, изрек некромант и озадачено почесал когтем челюсть, смерив взглядом высоту тоннеля. А тоннель был довольно таки широк, что по умозаключению Блэйза значило лишь одно - скорее всего, дальше было что-то стоящее, раз даже завал, который был создан искусственно, а некромант в этом не сомневался, оказался у него на пути именно здесь. Ещё раз внимательно оглядев навал и даже зачем-то постучав когтем по камням и внимательно прислушиваясь к звуку, колдун отошёл слегка в сторону и повернув голову на драколича, сделал приглашающий жест.
- Прошу, дражайший, помогите старику очистить путь. - прорычал Блэйз и отошёл к стене, не глядя на своего слугу, который тут же приступил к разбору завала. Немного покопавшись в своей висящей на шее сумке, которая, к слову, была собственнолапно создана некромантом из чешуи своих жертв, колдун уселся на пол и зевнул, принявшись наблюдать, как драколич неустанно поднимает и отбрасывает камни в сторону. Как оказалось, завал не был таким уж большим - спустя десяти минут работы, мертвец при очередной попытке вытащить крупный валун неожиданно провалился вместе с камнем вперёд в тоннель. Грохот тут же разбудил успевшего прикорнуть Блэйза, от чего тот, вскочив, с самодовольным урчанием прошёл дальше по открывшемуся его взору проходу.
-Так-так... Занятно. Чего развалился? Вставай и пошли дальше. - недовольно зыркнув на распластавшегося на полу драколича, прорычал Блэйз и двинулся дальше. Последующий путь некроманта по то и дело меняющим размеры тоннелям со слугой оказался более долгим, от чего колдун даже успел усомниться в своей затее, но вот вдруг...
- Стой и замри. - негромко прорычал Блэйз и остановившись, слегка стукнул набалдашником хвоста следующего за ним зомби. Последующая минута молчания не дала чёрному усомниться в своём слуха - где-то впереди вновь раздался низкий бас. Произнеся про себя короткое заклинание, от чего глаза некроманта засияли красным, колдун узрел сквозь каменную породу два драконьих силуэта, хотя говорил только один, который был крупнее.
- Устроили дружеские посиделки, а меня не позвали? Как некультурно... Ну ничего, придётся их немного посторонить, ибо там могут находится полезные залежи различных минералов. За мной. - окончив свой монолог, Блэйз махнул лапой вперёд и продолжил путь, совершенно не обращая внимания на то, что от его шагов по всему тоннелю раздавалось гулкое цоканье когтей по скальной породе.

Отредактировано Блэйз (21 Фев 2015 15:52:55)

+2

99

Сталевар не совсем понимал тягу к приключениям у других драконов. Зачем пускаться в далекие края, подвергать себя опасности и влезать в разные передряги? Тем более ради других. Он смотрел на Аргет снисходительно, но внимательно. Ему понравилось её ладное телосложение. Да и цвет чешуи привлекал взгляд. Старик подошел поближе, разминая тяжелые лапы.
-И живота не пожалеешь ради обретения заплутавшей родни? Коли так, то подсобить я бы мог. Токмо не ведаю - как.
Только кузнец приблизился к юной особе, как руны вырезанные на выходе одного из тоннелей стали светиться. Явное предупреждение о вторжении. Старик слегка замешкался. Четыре глаза грозно вспыхнули и дракон вернулся к рабочему месту, чтобы в несколько отточенных движений приладить свою броню обратно на тело. Многовато, однако, гостей за неделю. Пора бы завалить пару входов накрепко.
- Еще незваные гости. - Мельтон тяжелыми шагами направился к тоннелю, который подавал сигнал угрозы. Слишком часто к нему наведывались угрожающие ему и его имуществу проходимцы. Лишь немногие из них могли выбраться самостоятельно. Остальных приходилось выкидывать силой. Нечего шастать по чужим жилищам. Коли пришел без спросу - должен знать на что идешь.

+1

100

Сталевар вновь ее внимательно осмотрел. Что значит этот взгляд, дракониха не понимала, но заинтересовалась. Приоткрыв крылья, самка выпрямилась и махнула хвостом. Черный дракон стал приближаться. -И живота не пожалеешь ради обретения заплутавшей родни? Коли так, то подсобить я бы мог. Токмо не ведаю - как. Дракониха слабо улыбнулась: - Не пожалею… - Договорить не вышло. В эту же секунду где-то вдалеке послышались чужие мысли, затем проступил разум, а после в нос ударил и характерный запах. Хотя, возможно  запах этот и был нереальным - так, игры разума. Золотая резко отстранилась в сторону, взглянув на туннель, и сощурилась. – Здесь кто-то есть,  - мелькнуло в голове. Следом заметил и Мельтон. Аргет взглянула на него внимательно и немного испуганно. Не ожидала она еще кого-то, а Хозяин – тем более. Внутри что-то запаниковало. Чужой дракон, пожаловавший без приглашения. Это не есть хорошо. Особенно если учесть, что чужаков Аргет вообще сторонилась. Мельтон нацепил на себя свою броню, а Золотая, в свою очередь, быстро установила воздушный щит  и ментальный барьер. Мало ли, кто идет. Оставаться на земле она ну никак не могла, так что, оттолкнувшись от земли лапами, вспорхнула к самому потолку, пустив по всей комнате солнечные зайчики разных цветов – отражение от камней. Пока летела, успела дотронуться до разума незваного гостя. Опасность.

+1


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещеры на восточном склоне