//PR Enter

Империя драконов. Возрождение

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещеры на восточном склоне


Пещеры на восточном склоне

Сообщений 151 страница 200 из 232

1

http://sa.uploads.ru/WwVB5.jpg

Восточный склон Сеарива изрыт неглубокими пещерами. Редкие из них сообщаются между собой в глубине, и многие заброшены. Однако они хорошо служат одиночкам, да и просто задержавшимся здесь стайным драконам. Пещеры достаточно сухие и отлично подходят в качестве ночлега, однако вполне может случиться неприятное соседство в виде какой-нибудь дикой твари, решившей устроить себе уютное логово.

Отредактировано Киланни (3 Апр 2013 17:02:39)

0

151

Сталевар, умывшись и напившись свежей водицы, размял темные дырявые крылья и тряхнул головой, словно пытаясь неведомо кого сбросить со своей шипастой макушки. После чего развернулся и приблизился к Аргет. Взгляд зеленых глаз скользил по ней, внимательно обследуя каждую чешуйку, каждый изгиб её тела. Казалось, что он хотел удостовериться в ее невредимости и просто увлекся разглядыванием.
- Ты можешь взять то, что пожелаешь. На то моя воля. Выбирай. - Мельтон выпрямился. Выбирать и правда было из чего. Помимо драгоценных камней и металлов, у кузнеца так же имелась золотая пыль, множество странных инструментов, цепей, и прочего. Правда, такую самку скорее заинтересует что нибудь красивое и блестящее, нежели тяжелое и гремящее.
Сам кузнец выглядел весьма довольным. Давненько к нему не хаживали красивые самки, да еще и на ночь! А эта еще и оказала помощь в обороне жилища, перед этим прибравшись здесь. Полезно. Особенно для самца-одиночки, который больше времени проводил наедине с самим собой, нежели с кем бы то ни было. Потому то и ухаживать за особами прекрасного пола он не умел. Да и никто не учил его этому.

0

152

Некоторое время драконы молчали. В это время Аргет  старалась избавиться от неприятного ощущения, оставшегося после серой жижи, что успела заскочить в ее разум. Хоть этой странной энергии больше не было в ее голове, нечто все еще било панику. - Чшш, - зашипела она на себя, хлестанув хвостом по полу. Такова уж она - может успокоить любого, чей разум сможет взломать, но успокоить себя, порой, очень тяжко.
Дракониху отвлек рокочущий голос Сталевара, что, как оказалось, сидел к ней в плотную, все осматривая, да приглядываясь. Конечно, Бьяртскраудхр не понимала этого взгляда, и нечто внутри негодовало, что на нее пялятся. Однако в то же самое время удволетворялось   ее самолюбие. Уж что-то, а красоту ее оспорить было нельзя. Следом дракон предложил ей свои услуги, как кузнеца. Аргет никогда бы не приняла даров от незнакомца, но не в этой ситуации. Как говорится, услуга за услугу. Может, она и не заслужила подачек, но что-то в ее голове считало именно так. Как раз совсем недавно она стала подумывать о создании повязки, напичканного небольшими камнями. Заколдовать их, да и использовать в бою. А сейчас, найдя искусного мастера, можно создать не только помощника, но и украшение. У материи ее была перевязь на шее. До того прелестная, что частенько Златая подумывала о краже. Но, как же тут - подобное и не спланируешь, когда у тебя мать - маг разума.
- Каковы вы в ковке украшений, уважаемый? - вскинув глаза спросила Бьярт. Она немного сомневалась, что выполнить мелкую работу такими огромными лапищами вообще возможно, но... Вспоминая те стальные когти, украшенные узорами, сомнения отпадали. Да и, Аргет всегда  может помочь, если на то пошло. -Мне, как магу, пригодятся амулеты. Вы сделаете, я заколдую. - чему-то улыбнувшись, самка вдруг разлеглась на боку, укрыв тело крылом.

0

153

Сталевар втянул ноздрями воздух, словно пытаясь распознать запах исходящий от драконицы, и запомнить его. На миг он закрыл все четыре глаза и после нескольких секунд вновь распахнул их.
- Да, я могу сделать то, что ты просишь. Многие просили и обрели желаемое. Тебе надобно токмо выбрать камень и металл. - Кузнец еще раз окинул фигурку самки взглядом и кивнул. Он явно желал дотронутся до неё, но вовсе не хотел с ней ссориться. Может не так его понять. Если, конечно, не прочтет его мысли.
- Впрочем, золото явно будет уместно. - Старик выпрямился и указал на стоящие рядом стопки с золотыми слитками. Подле них же находилась горсть самоцветов разных размеров, еще не отчищенных от породы.
- И для какой части сего дивного тела делать их? Браслеты одеваются на лапы, подвески носятся на шеях, кольца на когтях... - Он повернул голову, оглядывая хвост Аргет. Любую часть тела можно украсить, так или иначе. Заказы бывали порой престранные. Опыта хватит. Было бы желание.

0

154

В голове уже был образ того, чего хотела Бьяртскраудхр. То была абсолютная копия повязки ее матери, лишь немного измененная. Возможно, спустя много-много лет, лишь эта перевязь будет напоминать Золотой о ее родительнице. В голове мелькнула мысль, что неплохо было бы создать что-то и в честь отца, что навеки будет рядом с ней, как напоминание. Видала она, что случается, когда забываешь свои корни и свои начала.
- Золото пойдет, - согласно кивнула дракониха, осматриваясь вокруг. У нее был лишь один камень, полученный еще при уборке. Она уже успела наделить его частичкой своей энергии, и решила сделать его основным составляющим из всех камней, что уместятся в украшении. Высунув из-под языка большой камень глубокого алого оттенка, драконесса положила его на землю, рядом со своими лапами. – Этот будет в середине – самый крупный. Вокруг же – множество мелких, разноцветных, - с этими мыслями Аргет обернулась, в поисках нужной ей вещи, и махнула хвостом. Кончик хвоста пригнал небольшой округлый камешек, больше похожий на обычный осколок, но на теле Аргет смотрящийся не слишком мелко. – Это будет перевязь на шею, - кончик хвоста дотронулся до ее шеи, как бы поясняя. Чтобы не оставалось больше никаких вопросов, Аргет, легонько коснувшись  разума старого дракона, быстро передала образ желаемого. В этот же миг до ее мыслей донеслось некие отдаленные чувства и желания, коих дракониха так и не поняла. Внимательно взглянув на Сталевара, по своему обыкновению, не мигая, Золотая переступила с ноги на ногу. Ей было интересно взглянуть на процесс создания ее заказа.

0

155

Сама суть просьбы самки дошла до кузнеца довольно быстро. Представительницы прекрасного пола чаще заказывают именно украшения. Кому кольца для хвоста, кому коготки посеребрить... Но для Аргет Сталевар хотел сделать что-то особенное.
Она желает подвеску на шею. Да еще с такими камнями. В голове металлического, против его воли, пронеслось изображение этого самого предмета, что предстояло сделать. Он выглядел весьма не дурно, но слишком простенько.
- Я уразумел. Смастерить это сложно. Но сделаю как и обещано. - Старик подошел ближе, поднял с земли оба камня и развернувшись, направился к мастерской. Рабочее место всегда было подготовлено на случай визита новых заказчиков. Медленно и не торопясь, самец принялся ходить по пещере и собирать все нужные материалы. Два слитка золота, один слиток серебра, горсть мелких камней. Все это отправилось к рабочему месту в лапах кузнеца.
- Обождать надобно. Несколько дней буду я работать без отдыха. - Сказал Мельтон самке и принялся за дело. Сначала в плавильню отправились слитки. Расплавленная масса стекала в формы, где корректировалась умелыми когтями мастера по той задумке, что вертелась в его голове.

0

156

Когда Мельтон наклонялся за камнями, Бьярт успела осмотреть его поближе. От старого дракона исходило тепло, а четыре зеленых глаза таинственно притягивали своей мрачностью и бездонностью. Солнечные зайчики на мгновенье проскользили по металлической броне кузнеца, но вскоре быстро слетели в сторону - самка поднялась и последовала за драконом. Наконец, она увидит, как создаются подобные вещи с самого начала. Она готова все эти дни находиться рядом со Сталеваром, наблюдая за его работой. Внутри даже разгорелся азартный огонек, что бушует во всех юнцах, но Аргет тут же его подавила. Какой же она ребенок?
Все время она поддерживала слабый мысленный контакт с драконом, дабы изображение в его голове не гасло. Наоборот, Золотая всячески приближала его и крутила по сторонам, чтобы учтены были все нюансы. Могло показаться, что Мельтон сам контактирует с этой виртуальной моделью в его голове, но на самом деле магша просто заранее узнавала, что ей делать.
Дракониха старалась не мешать мастеру - в нужный момент она отходила в сторону, иногда взлетала ввысь, но своих цепки глаз с объекта ее интереса не спускала. Через ... неведомо сколько времени, незаметно для себя, Аргет стала напевать какую-то мелодию. Сначала звук исходил изнутри, вроде как в самих ее мыслях, а затем вдруг плавно перешел в низкий бархатный голос, что пробивался у нее лишь тогда, когда она пела. При обычном же разговоре голос ее был хрипл и некрасив. Одна из причин, почему Аргет любила петь.  Голос этот был едва уловим, незаметен, особенно в пучине остальных звуков, но навевал какую-то мистическую атмосферу, добираясь до самых глубин драконьей души.

+1

157

Под приятное запевание Аргет, Сталевар продолжал свою нелегкую работу над подарком для молодой самки. Песня умиротворяла и навевала приятные воспоминания, из-за чего процесс проходил более эффективно. Изображение предмета в голове не менялось. Даже если бы драконица перестала показывать ему желаемый результат, он бы и сам прекрасно представил его себе точно таким же.
По прошествии четырех дней, Мельтон закончил труд. Украшение удалось на славу. Само цепное ожерелье вышло из золота. Оправа для камней была изображена в виде замысловатых узоров и сделана из серебра. По центру красовался вычищенный и отполированный большой рубин. Мелкие камешки разных цветов были так же поправлены в размерах, что-бы входить в оправы. В целом, всё выглядело именно так, как и заказывалось.
-Хороша оправа для эдакого камешка. Весьма. - Двусмысленно сказал Мельтон, подойдя к Аргет и с её позволения закрепил подарок у неё на шее. Замок был не сложным. Стоило только нажать на маленький крючок когтем. Оказавшись позади неё, дабы застегнуть замочек, Сталевар позволил себе еще раз полюбоваться фигурой золотистой самки. Передней лапой, закончим манипуляции с замком, кузнец провел по рельефной спинке Бьяртскраудхр почти до самого хвоста.

Отредактировано Сталевар (10 Июн 2015 11:54:51)

0

158

Это были самые быстрые четыре дня в жизни Бьяртскраудхр. Давненько такого не случалось - если точнее, никогда. Трудно сказать, о чем она все это время думала. Возможно даже, ни о чем - в голове ее было пусто, словно в пустыне знойным днем.
Ближе  к концу внутри стало разгораться странное чувство предвкушения. Дракониха видела, что работа подходит к концу, и это действительно радовало ее. Этот амулет придаст ей уверенности и сил, поможет осваивать магию разума дальше - а это, несомненно, ее величайшая мечта.
Когда же кузнец остановился, и инструменты были отложены, Аргет приземлилась на землю неподалеку. Глаза ее вспыхнули ярче прежнего от пылающего внутри нетерпения. На мгновенье дракониха почувствовала себя птенцом перед трапезой, ждущим свою матерь в гнезде. Кончик хвоста ее легонько подрагивал, хотя в остальном она оставалась недвижной. Сталевар приблизился, обдав драконессу волной тепла, а затем отстранился назад. Видимо, захотел одеть украшение сам. Аргет не стала сопротивляться, оттого и не шелохнулась. Когда весьма тяжелая перевязь легла на ее шею и немного затянулась, Золотая махнула хвостом от наслаждения, что она испытала. Ей показалось, что она стала стала совсем как мать - гордо вскинув голову и расправив плечи, она повернулась к Мельтону лицом. В этот же момент он провел своей тяжелой лапой по ее спине. Золотая, инстинктивно вздрогнув, отскочила в сторону. Что это было? Сердце дрогнуло, но быстро успокоилось. Выждав немного, все время прожигая самца взглядом насквозь, Бьярт заговорила хриплым голосом, столь отличавшимся от мысленного голоса и уж тем более песни: - Благодарю, мастер. Славная работа, я довольна.
Немного расправив крылья, самка взглянула на украшение, изогнув шею. Работа и вправду была чудесная. Золотая оправа сливалась с ее золотой чешуей, соединяя тело и украшение воедино, различные самоцветы блистали, словно звезды на ночном небе, а серебряные изящные узоры были под стать самой Бьяртскраудхр - такие же извилистые и тонкие, словно неуловимые.
И что же теперь? Работа принята, драконесса набралась сил, однако не продумала дальнейших действий. Слишком уж она тут задержалась - никогда в жизни она не оставалась в одном месте столь долго. Да и пещера стала давить. Дух Бьярт вновь завопил в жажде приключений и перемен. Пора улетать.

Отредактировано Бьяртскраудхр (11 Июн 2015 13:13:19)

0

159

Сталевар оскалился в фирменной улыбке и медленно кивнул. Похвала всегда радовала сердце мастера. Особенно тогда, когда он её действительно заслужил. Впрочем, в данной ситуации самка и так хорошо отплатила. Без ее помощи в той битве он мог бы и не справиться. Проклятые маги... ничего не смыслят в честных поединках.
Мельтон отполз от Аргет и приблизился к тонкому ручейку воды журчащему из отверстия в стене. Напившись в доволь, он вновь повернулся к самке. Её натуральный голос слегка удивил мастера, но тот не подал виду.
-С сего момента можешь считать меня своим товарищем, Златая. Приходи, коли нужна будет помощь какая. Завсегда буду рад. Ежели жив буду.
Сегодняшняя заварушка явно обеспокоила Сталевара. Оставалось лишь надеяться, что те двое действительно умерли и не смогут привести сюда своих товарищей.
-На обороте сего дива я поставил клеймо. Стало быть, не забудешь.
Подобные отметки своего мастерства кузнец ставил на все свои произведения из металла. На подобных украшениях они, как правило, были аккуратно выгравированы в виде маленького изображения вулкана у основания которого располагалась наковальня.

0

160

Офф: сорян за поздний ответ.

Бьяртскраудхр еле заметно кивнула, глядя на дракона.  Подобные слова поднимали неизвестное чувство где-то внутри, в самой глубине души. Она сомневалась, что Сталевар стал бы разбрасываться словами попросту, и это радовало еще больше.
- Хорошо, - пророкотала она, выпрямляясь и становясь в миг больше. Дракониха заметила мимолетный взгляд старого дракона на выход из пещеры. Но чужаков рядом не было.  - Если почувствую что-то, прилечу на помощь. Это место я точно не забуду, -  - с последними мыслями Золотая поднялась и развернулась к выходу, грациозно взмахнув взмахнув хвостом и крылом, словно гордый павлин. По стенам заплясали огненные пятная. Окинув просторную пещеру равнодушным, со стороны, взглядом лазурных глаз, Аргет выдохнула небольшое облачко дыма, прочищая легкие. Сделав несколько быстрых шагов, она совершила  мощный взмах крыльями и тут же подлетела  ввысь на несколько метров. Было решено вылететь по другому пути. Тоннелей то тут много. Чутье тут же повело ее немного выше и левее - недалеко оттуда она сидела на выступе, когда пожаловал неизвестный некромант. При резком повороте украшение на шее слегка дрогнуло - привыкать к инородному предмету на теле придется пару дней. Но это не проблема.
Свернув в туннель, самка скрылась за воздушным щитом, по своему обыкновению, а от ее присутствия не осталось и следа - разум свой она сразу же укутала в несколько слоев барьерной защиты. - Наконец-то увижу небосвод, - подумалось ей в тот самый миг, когда стены коридора вдруг расширились, и, сшибив кучу снега, она вылетела из скалы.

--) В Закатный край.

Отредактировано Бьяртскраудхр (30 Июн 2015 17:26:39)

0

161

Старое ущелье ------>
Подземные ходы виляли словно змеи, петляя в хребте под разными углами и размерами. Обратная дорога заняла в два раза больше времени, чем когда они шли в ущелье. Это и не было удивительно, ведь путь с вершины горы гораздо длиннее. Выходы уходили то вверх, то вниз, то вправо, то влево, то и вообще вели наружу - но, увы, не туда, куда им с Аби надо было. Райсе уже казалось, что проще было бы просто облететь гору, но на данный момент они слишком далеко ушли от всех возможных выходов, так что оставалось только идти вперёд.
А драконесса хотела только одного - спать. "Спать," - именно это и начало стучать в её голове с тех самых пор, как они зашли в пещеры достаточно глубоко. Пусть до этого у неё и были планы сделать кое что, как они вернутся в пещеру, но теперь её безумно клонило в сон. Сказался тяжёлый подъем и стресс, вызванный увиденным, поэтому после невиданной эйфории пришла ужасная усталость.
Поворот за поворотом, камень за камнем - она уже двигалась на автомате, хоть и хотелось лечь прямо тут, в туннеле. Только вот темно, узко и мало воздуха. Но, к её счастью, они были уже совсем близко.
- Наконец-то... - прошипела на, выходя с последней развилки в широкий и прямой тоннель - тот, по которому они начали путь из пещеры. Она уже забыла и про книгу Абиссаля, которую так хотела взять с собой, и про свои планы, и про увиденное. Хотя нет, конечно нет, такое не забывается - разве что начали появляться подозрения, что это была иллюзия, бред мозга или сон. Но думать о чем-то для неё сейчас было равносильно ласканию огромных валунов от Сеаива до Закатного края.
Ввалившись в пещеру, болотная высунула морду на секунду, глотая чистый, свежий, остро-морозный воздух - после приключений в тумане это было то, что надо. Уже вечерело, что говорило о том, что провели они в ущелье совсем немного времени, хотя казалось что прошло чуть ли не полдня. Закатное солнце сильно резало по глазам, из-за чего драконесса тут же всунулась обратно.
- Звёздных снов... - пролопотала Райсе, повалившись на пол пещеры, даже как следует не подготовив себе спальное место, не смотря на то что было ощутимо холодно, и тут же погружаясь в глубокий сон.

Отредактировано Райсе (20 Мар 2016 20:07:47)

0

162

28 Мороза, утро

Последние три или четыре дня Рэт провёл вне стайных территорий и один. Компании не нашлось, понятно, да? Стопы же свои он направил к Сеариву в поисках нужных металлов и веществ, потому что именно здесь собралась наибольшая концентрация как собственно руд, так и разнокалиберных полукровок, промышлявших горным делом и переплавкой. Ничего нового, ничего особенного, не более, чем пополнение запасов.
К Сеариву он прибыл только вчера, ночь провёл в одной из пустующих пещер, а как солнце заглянуло в устье - проснулся, потягиваясь с хрустом и треском. Солнечный свет запрыгал по шкуре, испещрённой ожогами и шрамами.
Ничего особенного и нового не требовалось - немного серы, малость селитры и алюминия. Ещё уголь. И немного железа.
С подвыванием зевнув, Рэт закрепил на груди перевязь с семью единицами снарядов и пару минут провёл, приходя в себя и таращась на такую же сонную Шагри, выплывающую из-за горизонта. Рождённый солнечным драконом, он мог смотреть на дневную звезду без всякого для себя вреда. Ну и смотрел. В стае Тьмы ему не хватало тепла, а в стае Огня не хватало дневного света, зато с избытком было всего остального, так что жаловаться не на что.
Если только на то, что давно не было заданий.
Тех самых, ну
Где нужно навести шороха.
Он стал почти забывать, как пахнет горящая плоть и трещит подожжённый жир. Прикрыв глаза, Рэт раздул ноздри, будто надеялся вызвать этот запах в памяти. И широко распахнул глаза, когда действительно его почуял.
Внизу под горой мелькнула вторая вспышка пламени, красная шкура. Какой-то огненный охотился, загоняя козлика. Рэт ещё раз с наслаждением втянул воздух, но на контакт с сородичем идти не стал. Пора было отправляться на поиски материалов.

0

163

Начало игры
28 морозного, утро.

Дух проснулся с первыми лучами солнца. Сегодня день был не богат на деятельность и являлся, по сути, выходным для Стального. Он не очень любил такие свободные дни, но прекрасно сознавал их важность. Работа – дело хорошее, но в меру. И такие передышки нужны как раз для того, что бы расслабиться и, главное, проветриться.
Дабы драконья шкура не покрылась ржавчиной домоседства окончательно, Зидвин устраивал небольшие прогулочные вылазки недалеко от собственного дома. Заодно и проверит состояние рудников ближайших, осмотрит территорию на наличие смещения пород, уверится в безопасности некоторых своих маршрутов, мало ли, Сеарив – место опасное, от любого толчка может случиться обрыв и перегородит проходы. И, наконец, погремит своей чешуей, стряхивая пещерную пыль и разминая затекшие косточки.
Совершив ежедневный утренний рейд по дому, Дух отправился по одному из своих затухающих маршрутов. Затухающих, потому что запас алунита, лежащего на поверхности, неизбежно подходил к концу. А из алунита, как известно, можно выделять алюминий и попутно калий, так что для Металлического он представляет определенную ценность, тем более, и находится не слишком далеко.
По пути Духу повстречался какой-то дракон, гнавшийся за горным козлом. Дабы не мешать добыче пропитания, Зидвин лениво расправил крылья и взлетел, направившись на уровень ниже. Там, как ни странно, тоже оказался дракон, чем-то даже похожий на предыдущего. Его исполосованное шрамами тело говорило о богатом жизненном опыте их обладателя.
«Воин, вероятно. Или охотник. Не стоит его провоцировать», - заключил Дух при виде оранжево-красного дракона. И приземлился слегка в отдалении с громким скрежетом когтей об камень.
- Приветствую, путник, - не столько поздоровался, сколько сообщил о своем присутствии Дух.  Чтобы этот дракон не кинулся в атаку от неожиданности. Всякое бывало. Да и шкура цвета утреннего солнца сообщает об огненной составляющей. А огонь, он – пылкий, сами понимаете.
Металлическую составляющую в сумах путника Дух ощутил сразу же, хотя бы потому, что металл был явно не природного происхождения. Обработка и размер  металла  говорили о многом.
Бомбы Дух, может, и не создавал, но знал о них и даже придумывал новые их виды.
Не так прост оказался встречный, совсем не так прост.

Отредактировано Зидвин (19 Фев 2016 11:01:14)

0

164

Рэт уже разворачивал крылья, когда стойкий запах жареного мяса, расплывавшийся в утреннем воздухе, сменил другой запах - нагретого металла и соли. Так могла пахнуть либо кровь, либо металлический дракон. Дух Металла, например, если судить по величине этой огромной, кажущейся металлической, туши, что приземлилась поодаль. Благоразумно, Рэт было насторожился, но заслышав приветствие, расслабленно опустил крылья и вышел на освещённое солнцем пятно. А чего, сейчас ему скрывать совершенно нечего.
- И тебе здравствовать, - хрипло отозвался солнечный, разглядывая собеседника и в ответ позволяя внимательно изучить самого себя. - Дух Металла, верно угадал? Даже странно, что мы раньше не встречались, Сеарив я навещаю часто... И сейчас по делу пришёл.
Ужасное Чудовище являл всем своим видом Ужасное Дружелюбие - и совершенно искренне притом. Он ведь не на работе сейчас, да и с Господином Подгорных Руд ему делить совершенно нечего. Уже молчим о том, что он вроде как негласный хозяин этих мест, хребта и лавовых потоков, что ворочаются в своих ложах глубоко под землёй. Мелко поблёскивая в холодных лучах зимнего солнца, Рэт полностью сложил крылья за спиной. Улетать собирался, да только незачем теперь, и, приблизившись ещё на шаг, протянул крепкую лапу для пожатия.
- Рэт, - кратко отрекомендовался он. - А тебя мне как называть?
В том, что Металлический Сэр приметил висящих через грудь красавиц, начинённых яростью и смертью, он догадался, конечно - ещё бы нет, у него определённо есть глаза, опыт и чутьё на металлы. Что же, спросит - расскажем, а на незаданные вопросы Рэт предпочитал раньше времени не отвечать. Может он Металлическому и вовсе неинтересен окажется.
Зато Рэту такое знакомство ой, как интересно.
А просто. Чтоб было.

0

165

Встречный, видимо, собирался улетать, но услышав и увидев Духа, переменил свое решение и направился навстречу. Он был не против перекинуться парой слов с Зидвином, и не был настроен агрессивно. Сейчас, по крайней мере.
- Да, я Дух Металла.  Я не любитель долгих прогулок, – лаконично ответил Стальной. Ничего удивительного в этом не было. Если раньше он и правда выходил наружу за поисками новых руд и пополнения запасов для кузни, то теперь делал он это редко, большую часть времени проводя в своей скромной обители. Они бы и сейчас могли бы разминуться,  не заставь себя Дух выйти на поверхность.
Оглядывая нового знакомого, представившегося Рэтом, Зидвин все больше убеждался во мнении, что он шагает со Смертью рядом. Тем более бомбы, насколько он сумел оценить  при беглом осмотре, были весьма разрушительны и опасны.  И интересны – в плане сборки и соотношения пропорций материалов.
- Зидвин, – представился Дух, растягивая «и». Лапу в ответ протянул не сразу, ибо не сразу вспомнил, что рукопожатие – тоже способ знакомства. Совсем одичал Дух в своем логове.
Помня о своей маленькой миссии проверить жилу, Стальной решил совместить приятное с полезным: разговаривать по пути. Надо только узнать,  куда Рэт направляется. Вдруг пути и совпадут.
-Куда держишь путь, Рэт? Не проходит ли он в сторону той расщелины? – Зидвин указал  когтем крыла прямо -  там была расщелина, через которую проходила горная тропа, если ее можно назвать тропой. Идти не так уж и долго,  полчаса со скоростью передвижения Стального.

0

166

- Весьма польщён! - жизнерадостно сообщил Рэт, сдавив лапу металлического Духа в энергичном лапопожатии. - А что в той расщелине? Мне нужен уголь и железо.
Гром на мгновение примолк, прикрыв глаза, и после недолгого размышления решил ограничить список требуемых материалов, пока Зидвин не решил, будто его пришли грабить.
- И медь. Соли меди окрашивают пламя в синий, знаешь. Эффектно выглядит. Впрочем, если там нет ни меди, ни железа, ни угля...
Рэт не стал договаривать, махнув лапой, мол, ерунда совсем. Не стоит из-за этого напрягаться, в другой раз зайду, а пока что воистину проверим, что там в той расщелине. Привычно поправив висящий через плечо ремень, чтобы не мешался, он неспешно двинулся в указанном Властелином Металлов направлении, через три-четыре шага только оглянулся, мол, идём? Тропинка была узкая, но не беда, тут главное не орать и случайно не сдетонировать.
Рэт - это не только гора мускулов, но и ещё недурственно работающий мозг. И кристальная честность впридачу. И психопатия. Коктейль ещё более гремучий, чем любая из семи его верных соратниц, дремлющих в своих железных корпусах. Но сегодня он был мирным. Мирным и скучающим, пока Тёмная его Канцелярия ушла в отпуск, Рэт вовсю наслаждался экспериментами. А на них нужны разные расходники - что и привело его в Сеарив.

0

167

Рэт весьма жизнерадостно отнесся  к новому знакомству, это подтверждало и активное рукопожатие. Дракон явно был в хорошем настроении. Назвав цель визита, Дух слегка расстроился: ближайшее железо находилось в практически противоположной стороне, угля же в окрестностях его пещеры почти что не осталось – все выгреб во времена активных экспериментов по созданию новых сплавов.  Паузой Дух не воспользовался, так как вспоминал, где  ближайшие залежи нужных Рэту элементов. Потом добавилась и медь, но с ней проще, ближайшее месторождение было недалеко от залежей железных руд. На утверждение о горении он утвердительно кивнул, как же ему-то не знать об этом. Пока Дух все обмозговывал, золотистый направился к расщелине. Похоже, не так и важно было ему достать нужные материалы, раз говорил об одном, но сделал все-таки другое.
- Там жила алюминиевых руд. К сожалению, истощающиеся, – просветил, наконец, собеседника Стальной, направившись следом за ним. Когда тот обернулся,  добавил, - Увы, но то, за чем ты пришел, в другой стороне, – и указал на возвышающиеся пики  позади себя. Говорить «если хочешь, можешь не идти со мной» не стал. С одной стороны, Рэту лучше знать, хочет он идти с ним или нет, с другой, лишняя компания Духу не помешает. Авось и поведает что-нибудь интересное, новости расскажет.
- Могу я спросить, принадлежишь ли ты к стезе воина? – Интересно было узнать,  насколько часто  Рэт пользуется своими «вещицами». Не бахвалится же он ими, в конце-то концов

0

168

Старое ущелье ------>
18 Мороза
Подъем вниз показался некроманту просто раем, после подъема в этом белом молоке, тем паче с ограниченными возможностями, так сказать. Совсем недавно темному казалось, что выбраться из этой передряги ему не суждено, а сейчас как-то все благополучно разрешилось и он даже не вспоминал о своем некотором страхе, потому что стыдился его.
Вот он лабиринт мрачных ходов, несомненно, более приятных для темного, чем туман. В темноте пещер есть нечто родное, домашнее, даже ласковое - такое мнение и восприятие, наверное, нормально не только для некроманта, но и вообще для любого дракона, выросшего в пещере.
В мышцах приятно закололо, когда Аби, расслабившись, лег на каменный пол, слегка покрытый полувлажной землей.
Просто отлично. - подумал он, сладко зевнув.
Звёздных снов... - где-то рядом пролепетала Райсе.
Звездных. - произнес маг, но драконесса уже спала, мерно посапывая.
Да, мы сегодня оба вымотались.
Несмотря на усталость, Абиссаль никак не мог погрузить в мир сновидений. Он крутился, но потом, испугавшись, что может разбудить свою спутницу, попытался прекратить ворочаться, но от этого больше спать хотеться не стало.
Надо было каких-то снотворных трав пожевать что ли.
Темный аккуратно, бесшумно поднялся и тенью поплыл по коридорам и развилкам пещер, двигаясь к выходу. Но вот лунный свет стал виден, некромант ускорился и вышел на поверхность.
В ночном небе светили далекие звезды, периодически заслоняемые облаками. Наверное, где-то там и сейчас летели в вечность далекие предки ныне живущих драконов, но дождь прекратился, лишь мелкая морось капала, и интуиция говорила некроманту, что звездные ящеры уже далеко.
Странно это. - Аби представил себя таким же мертвым призракам, которому суждено непонятно сколько слоняться по миру с такими же трупами, как и он, и не делать ничего, только грустить, грустить, грустить... Изредко, возможно, раз в тысячелетие, видеть своих потомков и, напоминая им о себе, посылать дождь. И это все от былой силы. Это все, что осталось от бывших чувств: любви, страсти, боли, голода; все, что осталось от навыков, от умений...
Некромант представлял это и понимал, что не хочет умирать, что хочет жить. Странно, ведь раньше к своему существованию он относился с некем пофигизмом.
Немного постояв еще, маг вернулся к Райсе, лег рядом и уснул.

Отредактировано Абиссаль (20 Фев 2016 21:59:34)

0

169

- Вот как? - дракон обернулся по указке Духа и запомнил вид и местоположение заснеженных пиков вдалеке. Сглаженный ветром лёд на склонах блестел, отражая солнечный свет, десятком крошечных зеркал.
Несколько десятков метров преодолели в тишине, а потом Зидвин спросил - да ещё как вычурно спросил. "Странная у тебя речь, Дух," - невольно отметил Рэт. Не вслух, естественно. Вслух он ответил:
- Воин, верно. Ну, магией балуюсь. Вот слушай, давно хотел спросить - вы, Духи, живущие вне стай, чем вообще занимаетесь? Никогда не думал о стае?
Тон Грома был ровный, слегка заинтересованный - вопросы есть вопросы, никакой агитации. Верно, у Зидвина есть свои причины жить вне стай, ну а он с удовольствием их услышал бы. Любопытно же. В родной стае был учёным, а эта братия очень даже любопытная.
Хотя привести эту кучу металла в стаю было бы круто, от Духов есть огромное количество пользы. Они уважаемые. Хоть и дикие. Взять того же Зидвина, такое ощущение, что последний раз тот общался с живым драконом лет так -дцать назад, аж жалость берёт.
Рэт замедлил шаг, чтобы идти более или менее наравне с Хозяином Металлов, и смирно ожидал ответа.

0

170

Странно, но сегодня Райсе впервые за долгое время что-то снилось. Точнее что-то такое, что может сохраниться в памяти после пробуждения, если она этого, конечно, захочет. Повсюду были звезды - большие и маленькие, яркие и тусклые, горячие и холодные. Она плыла сквозь них, не ощущая тела, чувствовала присудствие чего-то таинственного, величественного и недосягаемого. Она отчётливо слышала чью-то гнусную, тоскливую песнь, но странно - звуков не было никаких, лишь тишина, но она все равно слышала.
Звезды плыли вместе с ней, все быстрее, и все сильнее тускнели, пока не растворились в темноте, где остался лишь крохотный лучик света, к которому она и плыла, потерявшись в дебрях разума. И тут - голос. Тихий, нежный и такой печальный... Он что-то говорил, что-то словно прощальное, раскаиваясь и извиняясь. Что-то из далёкого прошлого - нежное и ласковое, когда она была ещё совсем-совсем ребёнком. Что-то затерявшееся в памяти. А затем Райсе увидела глаза, словно в отражении, и... Райсе проснулась. Она резко подняла голову, распахнув глаза и тяжело дыша. Что это было? Странное чувство ностальгии запело внутри, и драконесса втянула воздух со всей силы, успокаиваясь.
Абиссаль мирно спал рядом. От его тела шло приятное тепло, и драконесса с трудом оторвалась от него, осторожно и тихо вставая и потягиваясь, чтобы не разбудить. Это был бешеный и дикий день для них обоих, и он имел полное право выспаться. Все же это Райсе затушила его на Сеарив. Хорошо что хоть не зря.
Подойдя к тайнику, драконесса меленно отодвинула камень и просунула внутрь руку, извлекая мешок. Достав от туда сухой лист, называемый "пергамент", стопку которых она обменяла у одного дневесного одиночки на драгоценные камни и семена, а также две баночки с густым соком ягод, она вышла наружу, где уже почти полностью стемнело. Вечер медленно перебирался в ночь, но зрение Райсе было привычно к темноте, так что ничто не могло ей помешать.
Расправив пергамент и открыв баночки, она обмакнула коготь в синюю и мазнула по листу. Прикрыв глаза, она попыталась вспомнить все, что видела. Величественные гиганты, усыпанные звёздами, печальны и далекие... Да, это будет очень сложно. Но коготь все равно начал мазать по пергаменту, набрасывая контуры будущей картины. Воспоминание из головы медленно вырисовывалось на белом полотне.

+1

171

Рэт

Собеседник посмотрел в указанную сторону, запоминая, видимо, местоположение нужных ему вещей. Он подтвердил, что  являлся воином, следовательно, боевых заданий лишен не был. А потом Рэт задал весьма философский вопрос, на которых Дух, по своей природе быстро не ответит. И если о своих занятиях он может рассказать сухо и по факту, то со вторым такое не получится. Так что придется Рэту потерпеть, пока Зидвин сообразит ответ. Дух погрузился в думы и составлял складны ответ, примерял различные формулировки, что бы не было неоднозначных толкований его слов. Это сложно, учитывая, настолько любят некоторые романтичные личности додумывать собственный смысл самостоятельно и делать из этого свои неутешительные выводы.
Сообразив, наконец, ответ на первый вопрос, он тягуче заговорил, попутно еще и обдумывая следующие фразы:
-  Занятий много у Духа. Не скажу за всех, но только за себя. Раньше не было и свободной минуты у меня, так как весь мир был не познан, покрыт завесой тайны. Да за собой успевать следить надо, дом искать, да обустраивать его потом. Но и теперь работы не меньше, но она уже спокойнее, размереннее.  Жилище мое обустроено, многие материалы для работ добыты и известны. Но кузнечное дело невозможно познать полностью. Открытия случаются, но реже, запасы кончаются рано или поздно, заказы требуют кропотливости. Да про себя не забывать, иначе нет толку в знаниях твоих, если ты не можешь ими воспользоваться. Следить за всем надо, иначе порядка не будет. Много занятий у Духа Металла, кузнеца и отчасти ученого, много, – заключил Зидвин  и замолчал снова, додумывая ответ на второй вопрос.  Говорить незаконченными мыслями ему не хотелось, но и терпение у собеседника его не вечно. НЕ хотелось Духу ссоры из-за его медлительности. Сосредоточенно помолчав еще какое-то время, он, наконец, заговорил, делая большие паузы между фразами:
- Я много размышлял о стае, но пришел к выводу, что стая не для меня. Я с самого начала был один и жил один, большие скопления драконов неприятны мне, мне нужен покой, тишина и спокойствие. Трудно такое в стае найти, - он снова замолчал, решая, говорить ли дальше и уходить в дебри своей философии или нет. Потом все же решился. – Еще я пришел к мысли, что в стае нет… хм, внутреннего равновесия. Большинство стайных гонится за внешним успехом, воюет за почетные места, устраивает битвы за территорию, за право называться сильнейшим, но редкие стараются сначала познать себя. Вместо того, что бы воевать с собой, драконы воюют друг с другом, ведь так проще.  Бегут от себя, не хотят найти и принять свою Суть. Стая просит объединиться друг с другом, но прежде, чем объединяться с другими, нужно сначала объединиться с собой. Из неполноценных частей не получится полноценного целого.  Я сам еще нашел себя, поэтому не готов стать частью стаи. – закончил Дух.  Слишком сумбурно, слишком размыто он говорил, не смог Дух так быстро подобрать нужные слова, что бы быть понятым. В очередной раз наступает на те же грабли: старается высказать незнакомцу все мысли по данному вопросу, пусть даже они и отличаются от мнения большинства. Но не высказать это Зидвин не мог, потому что сам же посчитал, что это нужно сказать.
До расщелины уже оставалось всего ничего: метров  двести от силы. Пока Стальной размышлял да говорил, большая часть пути была пройдена, тем более, что и изначально не так далеко идти было.

+1

172

Рэт продолжал неторопливо трусить вперёд, приноровившись под размеренный шаг Зидвина и замечая, что от каждого шага тяжело бронированной лапы подрагивает земля. Только бы лавину не вызвал. Впрочем, их тут двое таких лавиноопасных, один со взрывами, второй с далеко не летучим шагом.
Но впрочем, дракон проявил немало такта и терпения, Дух Металлов заговорил в ответ уже когда Рэт снова стал оборачиваться, чтобы уже как-то напомнить о своём существовании. А когда дослушал его до конца, только и сказал:
- Гм.
Развивать тему дальше не получалось, потому что на металлическом табле висело выражение столь глубокой задумчивости, что вырывать Зидвина из этого состояния было бы по меньшей мере некрасиво, так что Рэт топал себе дальше, ожидая, пока дракон договорит. И, верно, не ошибся.
- А что ты подразумеваешь под Сутью? - вопросил солнечный, когда монолог окончился. Даже остановился, в пол-оборота развернувшись к собеседнику. - И как собираешься её узнать, когда она таки отыщется? Я-то насчёт себя уверен.
Он даже привстал на задних лапах, передние разведя в стороны - гляди мол, вот я перед тобой, простой и незамысловатый. Даже позицию в двух словах излагаю.
- Нет, - продолжал Гром, - нравится ходить в одиночках - ходи, я просто спрашиваю. Только есть места, где ты был бы полезнее, чем сидя в этой глуши. Не попробуешь - не узнаешь.
Подмигнув, он пошагал дальше, направляясь к устью расщелины.

0

173

Удивительно, что пламенный собеседник Духа сохранял спокойствие и не проявлял недовольства. Дух прекрасно знал, что не каждый дракон со шкурой цвета огня способен вынести утомительное молчание. Зидвин даже зауважал Рэта за проявленное терпение. А когда тот задал вопрос, предполагающей продолжение – зауважал гораздо сильнее. Рэт не стал отрицать слова Духа, не стал доказывать свою точку зрения, не проявил неуважения к мнению его, не просто выслушал, но решил узнать поглубже идеологию другого, не осуждая. Не каждый наделен такими качествами. А Стальной их ценил.
Дракон снова задумался, что бы сформулировать ответ. Не мог он не задуматься: не в его манере отвечать, не подумавши как следует. Когда Рэт остановился, что бы продемонстрировать свою уверенность в себе, Дух Металла только кивнул. К чему тут слова, когда и так все было понятно?
Он подождал, пока солнечнокрылый продолжит двигаться, ибо чем ближе они подходили к расщелине, тем уже становилась дорога, и идти бок о бок уже не получалось, особенно с габаритами Стального.   Сама же расщелина была  шириной не намного больше, чем Дух,  что доставляло определенные неудобства. Благо, порода тут была крепкой, выдержит.
Выслушав последнюю  фразу Рэта и еще немного подумав, он начал,  по порядку отвечая на вопросы:
- Суть – это предназначение. Выбранное не только судьбой, но и еще самим собой. Это направление цели, желаний, эмоций, воли.  Это влияние окружающего мира: других драконов, территории, природных условий, каждого камешка под ногами. Это влияние пространства и времени, магии, и даже того, что не поддается объяснению, но чье влияние нельзя отрицать. Когда всё это выстроится параллельно друг другу – это и станет Сутью, – Металлический понадеялся, что объяснил достаточно доступно. Сложно такое объяснить кратко. - Как узнать Суть? – он хмыкнул. Все очень просто, но самое простое – оно и самое сложное. - А как ты узнаешь, что удар для врага последним будет?  – ответил Зидвин вопросом на вопрос.
Надеюсь, поймет он аналогию мою.
- Полезнее кому могу я стать? – больше риторически спросил Стальной. Не то, что бы предложение вступить в стаю коробило его, просто знал он – не там его место. Свою Суть он не найдет в стае. Не для этого он создавался. И хотя цель его создания покрыта завесой тайны, она явно не связана со стаей.
Когда драконы вплотную приблизились к расщелине, Дух остановился. Так как Рэт все время шел впереди, то ему придется идти первым.  Грузному Духу через него точно не пролезть.
- Иди вперед, я догоню. – предупредил он Рэта. Указывать дорогу не стал, так как заблудиться там невозможно: путь один, ведущий к нужной пещере, а уж там есть где развернуться. И застрять он не застрянет. Особых причин для волнений нет.

+1

174

Аби снился какой-то тревожный сон, будто бы он тонет в морской пучине и не как не может всплыть, хотя спасительный воздух, вроде бы, рядом. И самое странное, ему даже и не хотелось выбираться, он чувствовал, что вода для него - родная стихия. Странно, очень странно.
Некромант открыл глаза, после сна осталось какое-то неприятное ощущение, чего-то липко-соленого на чешуе.
Надо все таки довести дело до конца и соорудить себе артефакт для того, чтобы дышать под водой. Сколько лет уже планирую, увалень ленивый, а лапы никак не доходят. Не в стае ведь. Делать нечего особо. - мысленно отчитал себя маг и смачно зевнул.
Дракон повернул свою голову в сторону какого-то шороха и обнаружил, что его подопечная не спит, а занята каким-то делом.
Вот чего ей не спится...
Абиссаль поднялся и потянулся, как кот, опять зевая во всю пасть. Он подошел к Райсе и увидел, что она рисует, при чем, что в общем-то понятно и неудивительно, рисует недавно случившееся в горах.
Неплохо. - сонно пробормотал темный, - Странно, столько лет тебя знаю, а ты особо не распространялась, что рисовать умеешь.
Некромант не был романтиком и особо творческой личностью, поэтому он не мог понять: своей неуместной репликой он может сбить настрой и в итоге у драконессы ничего не выйдет. Но за это его нельзя винить просто тип личности такой. Циничный.
Полетим над горой, над горой... - промурлыкал Абиссаль строчку из одной старой песни и устремил свой взор на выход из лабиринта пещер. - Наверное, лететь нам уже надо, как думаешь, а? Как-то не охото здесь засиживаться. - маг расправил крылья, разминая отлежанные конечности. Такая уж судьба у одиночки - мотаться бес конца.
Некромант был готов подождать Хвостик, ей, наверное, надо было закончить рисовать, потом свернуть принадлежности, да и коготь хорошо бы как-то ополоснуть, а то так и будет синим.
Хм. Картины как-то рисует, а кто-то думает, как артефакт соорудить. Полетим, наверное...
(Над горой, над горой)
- вновь пропел в голове басистый голос, песня прям так и въелась в сознание.
Полетим к Леднику, да. Туда надо. Там нужный ингредиент достать можно.

0

175

Линии вырисовывались одна за другой, постепенно складываясь вместе, вырисовывая контуры будущей картины, которая, скорее всего, будет закончена ещё не скоро. Райсе уже заранее не нравилось, что у неё получалось - видимо, все же стоило рисовать как только она пришла. Но на тот момент драконесса слишком устала
Какие-то линии она растушёвывала пальцем, чтобы получался эффект туману и космоса, какие-то чиркала когтем - границы драконов-богов, а иногда просто капала краску на пергамент, после чего вновь растушёвывала, делая таким образок намётки звёзд. Это лишь первый слой, на котором ещё мало что было понятно. Атмосфера того места медленно ложилась на бумагу, и Райсе была полностью погружена в рисование, не слыша и не видя практически ничего вокруг себя. Настолько полностью, что не ощутила, как Абиссаль проснулся и подошёл к ней практически вплотную. И, в результате, стоило ему заговорить - как драконесса чиркнула когтем по листку, создав ненужную линию. Хорошо что она была не так уж и страшна, вписать можно было, а вот стереть - вряд-ли.
- Тц... - рисунок был поспешно прикрыт крылом, чтобы не было видно ни краешка, ни малейшей детальки, и раздраженная Райсе, скрывающая своё смущение, развернулась к Абиссалю, выпустив пар из ноздрей. - Надо же было тебе появиться в такой момент, - прошипела она, и, взяв рисунок в одну лапу, а краски - в другую, гордо проследовала в пещеру на задних лапах, фыркнув. Краски были надёжно убраны в мешочек с принадлежностями, чтобы не разбрызгаться и не рассыпаться, а работу, первый слой которой уже был, по сути, завершён, она положила на камень в дальний угол пещеры, по дальше от посторонних глаз - сохнуть. - Я решила что стоит запечатлеть то, что мы увидели, чтобы сохранилась память и передалась потомкам. И, чтобы ты знал, я не люблю рисовать! - она махнула хвостом, но быстро отходила от раздражения. Все же Аби она доверялась больше всех, но все же не любила разглашать о своей любви к рисованию, вырезанию по дереву и росписи. Какой некромант станет рисовать, скажите на милость? Разве что кровью. Хотя, Мираи и так не особо чувствовала себя некромантом, но предпочитала не думать об этом - сразу становилось грустно. - И, куда полетим? - отряхнувшись, она достала из-за камня куски листков, принявшись вытирать палец. Краска из этих ягод плохо ложилась на кожу, так что вытиралась легко. А вот коготь придётся мыть, как только они найдут источник воды. Иначе придётся ходить с сине-чёрным когтем ещё долго.

Отредактировано Райсе (20 Мар 2016 20:24:35)

0

176

Зидвин в ответ разразился длиннейшим монологом. Продираться сквозь необычную манеру речи дракона было непросто. Рэт слушал, хмурился, шевелил носом и беззвучно хохотнул, когда Металлический привёл в качестве сравнения его, Рэта, последний удар по врагу. Солнечный любовно покосился на покачивающиеся при ходьбе снаряды. Один крит - и ты убит. Мощи в каждой из этих деточек хватало, чтобы разнести в кровавые лоскуты среднего дракона и развалить надвое Духа...
"Это ведь риторический был вопрос?"
А вот вторую тему Гром предпочёл всё-таки развить.
- Полезнее для других драконов. Что толку сидеть в этих горах отшельником и за камнями присматривать? Чай, никуда не денутся без опёки. Зато твоя стать, сила, мощь и навыки - возможно и есть то, чего не хватает какой-нибудь стае, - войдя в пещеру впереди Духа, согласно его указанию, Рэт повысил голос, и отражение его слов запрыгало среди камней. - Я сейчас даже не про войну говорю.
Интонация Ужасного Чудовища радостно подскочила на слове "война", будто бешеный подрывник буквально наслаждался каждой буквой в произносимом слове.
- Кооперация с учёными союзных стай. Я не сомневаюсь в том, что достопочтимый Дух сможет добиться всего и сам, но сколько времени можно сэкономить, сколько идей почерпнуть.
И он знал, о чём говорит. Обменяв стаю Огня на стаю Тьмы, дракон узнал то, чего хотел, узнал даже больше, чем мог предполагать. Словом, в стайной жизни он наблюдал одни только сплошные преимущества. Хоть бы было, ради чего жить. А тут одни камни, ну реально.
Рэт пнул передней лапой мелкий камушек и тот запрыгал, покатился вглубь пещеры.

0

177

Неизвестно почему Рэт все же продолжил тему вступления в стаю. Толи считал, что Металлический действительно внемлет его словам и одумается, толи в глубине души желал, что бы он присоединился к его стае. Но Зидвин понял, что именно тут их точки зрения не совпадут. Не то, что бы их взгляды были прямо противоположны, нет, они просто были другими. Тем интереснее было выслушать,  каково отношение Рэта к стае.
Солнечношкурый воин зашел в пещеру без проблем, а вот Духу для этого придется прижать крылья к себе и не вдыхать глубоко. Но даже по мере своих сил сжавшись по бокам, он все равно едва протискивался в узкую пещеру. Его чешуи периодически с неприятным скрипом касались каменных стен. Дух вполне мог и схитрить, магически поплотнее прижав чешую к телу, но такие крайности были ему ни к чему. Дух знал, что пролезет.  Попутно Зидвин слушал речь Рэта и то, что он повысил голос, было весьма кстати. То, с каким вожделением было произнесено слово «война», усиленное эхом от стен, внесло больше ясности в личность говорившего.
Война – вот его дом.
Это слегка меняло дело. Становилось ясно, для какой цели использует знания этот воин. Но то, что Рэт сказал дальше, было весьма и весьма весомым доводом вступить в стаю. Но и тут было одно «но». Однако обо все порядку.
- Откуда уверенность, что не хватает стае моих силы и навыков? – выдохнул Стальной, обходя очередной каменный выступ. Еще пара десятков метров и будет расширение пещеры. Там уже и двигаться, и говорить будет проще. Зидвину, по крайней мере. Там он и оповестит своего спутника о весомости последнего его довода.  Но сейчас Дух предпочел промолчать,  и неважно, как воспримет его молчание Рэт.

0

178

Поскрипывая и бренча шкурой об камни, Зидвин проталкивался следом за Рэтом, и слушая производимые Духом звуки, Рэт отчего-то развеселился. Да, тут на камнях по обе стороны встречались длинные царапины, произведённые то ли ранее бывавшим здесь Металлическим, то ли каким другим драконом столь же заметных габаритов. Но проход постепенно расширялся, и когда до совершенно подходящего для них обоих расширения оставалось совсем немного, Зидвин задал короткий уточняющий вопрос.
Солнечный ответил не сразу, помолчав недолго. И не потому, что подобно Великому Металлическому имел свойство подолгу подбирать ответ, нет. Ждать его заставило упомянутое свойство Зидвина, и когда он через минутку понял, что продолжать развивать мысль Дух не собирается, молвил:
- Да потому что нет пределов совершенству. Стаям всегда чего-то не хватает, а пожелавший вступить в неё Дух - это существенное подспорье. Хуже другое - вы, Духи, слишком своенравные существа. Поэтому я тебя не уговариваю.
Крепкие лапы, шаг за шагом, вынесли Рэта на более свободное пространство, где он и остановился, развернувшись мордой к Духу Металла и переминаясь. Тупые чёрные когти рассеянно постукивали по камню.
- Но как информация к размышлению...
Пожав плечами, солнечный окинул пещеру взглядом. Поморщившись, - тут уже как-то темно было, извилистый ход отсекал источник естественного освещения, - наколдовал себе левитирующий огненный шарик, да и пустил его гулять вдоль стен пещеры. Так, ну и где тут обещанная руда?

0

179

Рэт ответил не сразу, давая время Зидвину на то, что бы проползти подальше, туда, где идет хоть небольшое расширение пещеры.  Выслушав сказанное войном, Зидвин вздохнул: Духи – своенравные существа… Уж не своенравнее многих стайных. Мысль была пронизана некоей тоскливостью от осознания того, как их видят другие драконы. Но это весьма полезное знание.  Не позволив легкой эмоции увести свое сознание в сторону от насущного,  Дух спросил, попутно выходя на простор:
- А ежели нарушу я своим приходом Равновесие  между стаями? – спросил, но об ответе  мог догадываться, по крайней мере, о его направленности. В голове Духа прозвучало «Война», сладко протянутое Рэтом. Больно уж выделил воин это слово, и теперь оно надоедливо засело в голове Стального, заставляя предвзято мыслить.
Дух вдохнул и потянулся, слегка расправляя крылья и снова упирая их в землю. Не любил он слишком тесные пространства, больно уж крупный. Рэт зажег огненный шар, который осветил пространство. Виду открылась довольно высокая пещера с постепенно сужающимся потолком. Слева оказалась довольно большое пространство, конец которого огненный шар осветить не мог. Это был основной проход, по которому прошла не одна пара лап. Повсюду были видны следы драконьей деятельности: каждый старался отколоть кусочек руды и забрать с собой.  Огненный шар, гуляя по пещере, осветил проход, ненамного больше того, из которого вышли драконы, но вполне достаточный для того, что бы Зидвин спокойно там прошел. На нем особенно сильно были видны следы пребывания драконов – правильная округлая форма, довольно гладкие, если не считать многочисленных царапин, стены.
Именно туда и направился Зидвин, в отличие от Рэта вполне способный обходиться без света. Сама земля, сама порода, насыщенная металлом, указывали ему путь, открывали «второе зрение», если его можно так назвать. На середине пути к проходу Металлический вдруг заговорил:
- Да, ученые одной из Стай откроют мне свои секреты, ежели Собратом я им стану. Но… - пауза, -Путь к Знанию других Стай навсегда закрыт стать может. Сказал, словно и не было паузы между тем, что сказал Рэт и тем, когда ответил Зидвин.

0

180

Рэт следил взглядом за огоньком, который выхватывал из тьмы то обтёсанную стенку, поблёскивающую кварцевыми вкраплениями, то причудливой формы скальный выступ. Следом возник темнеющий проход, который был достаточно глубок, чтобы слабенького света не хватило, чтобы осветить его и наполовину. И, окончив облетать пещеру, огненный шарик вернулся к солнечному, где и завис между закрученных рогов. Гром расправил крылья, с хрустом потянувшись.
- Равновесие? - переспросил Рэт, перейдя к пощёлкиванию суставами на пальцах. - Иным твоим собратьям забота о равновесии не помешала примкнуть к стаям.
Подкинув такую мысль, дракон порысил в вышеназванный проход следом за Зидвином. В широком коридоре двигаться стало куда комфортнее, что уж говорить о здоровущем Духе. И если Рэт был вынужден подсвечивать себе огоньком, покачивавшимся над головой, Металлический с комфортом перемещался и в темноте. Его бы нагрузить парой мешков, да пустить подземными путями под... да под Элтен, предположим. В уме Ужасного Чудовища пронеслись образы лакуны, образовавшейся взрывом под дном озера и стремительно уходящая в неё вода. На морде нарисовалась весёлая улыбка, оскал заблестел, отражая желтоватый свет огонька.
Ну, Дух конечно выжил бы, по то он и Дух. Скажем, навертел бы вокруг себя металлическую спасительную капсулу.
- Ты, господин Зидвин, возвёл вокруг себя прочные стены, - не переставая скалиться, сообщил Рэт.
"И я наверняка смогу их взорвать".
А если активные боевые действия Металлическому не по нраву, то можно было бы его привлечь к научной работе, отвлечённо продолжал размышлять Рэт. Помог бы с составлением более стабильных смесей, сократил бы время на поиск ресурсов, опять же - не первый день на свете живёт, наверняка способен подать идеи. Только больно уж косный. Потому Гром всерьёз и не пытался его привлечь к входу в стаю. Или пытался? В любом случае Зидвин продолжал вилять и уклоняться, отчего Рэт сделался очень оживлённым.

0

181

НА фразу, оброненную Рэтом про его собратьев, Дух металла отреагировал довольно бурно: полностью повернул голову в сторону война и одарил его взглядом, несущим печальный укор. Неужели он надеется, что Зидвин вдруг возьмет, да последует примеру других, как какое-нибудь стадное животное? Когда Рэт говорил «своенравный», он имел в виду именно то, что Духи предпочитают не слушать других, а поступать по-своему? И неужели надеется, что Дух переменит свои устои из-за этого?
-На то они и «иные», - вздохнул Металлический. Распространяться на тему того, что каждый сам решает, куда пойти, во что верить и куда стремиться, не стал.  Он вошел в проход, через несколько шагов начинавший довольно круто уходить вниз и все больше напоминая шахту, где каждый добывал нужное по мере своих сил и возможностей. Кто-то выбивал породи силой, о чем свидетельствуют довольно глубокие выбоины, другие пользовались магией, причем иногда весьма удачно.
На отрешенное от разговора сообщение Стальной отвечать не стал, сначала потому, что не понял, к чему это сказано, а после потому, что ответ тут был, судя по всему, не нужен. Но задуматься эта фраза заставила, как раз таки своей несвязностью и «случайностью» цеплявшая.
Ничто и никогда не говорится просто так. Это Зидвин знал точно. Даже в бреду смертельно больного есть причина, почему он бормочет именно это, а уж Рэт на смертельно больного никак был не похож. Значит, есть причина для такой фразы.
Умей Дух Металла читать мысли, все стало бы понятно. Но, увы, такое занятие ему никогда не было по душе. Поэтому он к другим в голову не лез, но и к себе лезть не позволял.

0

182

То ли Аби напугал Райсе, то ли еще что-то, но драконесса чиркнула когтем по рисунку, создавая явно лишнюю линию.
Упс.
Возмущения ученицы только раззадорили и повеселили некроманта, но виду он не подал. Кто ее знает, может быть, для Райсе  рисование это как-то важно, а он мало тогда, что все испортил, так теперь еще лыбится, кому такое понравится?
Иногда магу казалось, что он абсолютно не знает свою подопечную, хотя кому, как не ему знать ее досконально? Часто Райсе вела себя странно, не логично, а точнее не привычно. Это темный списывал на переходный возраст: все чудят по своему, он, если вспомнить, как развлекался, то тоже диву даешься. Да и характер меняется...
Но увлечение болотной рисованием - это нечто новенькое. Это что-то за гранью. И в мозгу упрямо рождался вопрос: А почему же она не говорила раньше?! Я ведь не четвертую ее за такое увлечение!
Хоть сам некромант не обладал ярко выраженными творческими способностями, но ничего против искусства не имел. Он обладал явно более либеральными и демократическими взглядами на воспитание, чем его наставники. Возможно, был не прав...
Ученица вернулась и ее террада на тему: "Как можно вмешиваться в такой момент?" продолжилась. Дракон улыбнулся:
Я и не против. Если хочешь - рисуй.
Последняя фраза полукровки звучала как-то по-детски (Хотя она и есть пока еще ребенок.), что-то было в этом: И, чтобы ты знал, я не люблю рисовать! наивного...
И, несомненно, маг понимал - Райсе лжет, причем лжет не очень-то и искусно. Но он сделал вид, что поверил.
Не любишь, так не любишь. Но получается неплохо.
И правда хорошо.
Аби любил петь, но делал это из лап вон плохо, поэтому болотное тоже не знал об этом его увлечении. Никто не знал. Петь некромант позволял себе только в гордом одиночестве, а еще лучше ночью, когда весь мир спит, а он один-единственный ходит где-нибудь рядом с морем и громко, поет древнюю песнь или сказание. Шумят волны, лунная дорога освещает путь. Хорошо. Просто отлично.
Надо мне побыть одному. - решил темный, - Хочу отвлечься от... От всего.
Да не знаю, я б на Ледник смотался.

0

183

Абиссаль, кажется, откровенно наслаждался возмущением Райсе. По его довольной морде это было видно, хотя драконесса и сомневалась. Все же за столько лет жития вместе они сильно притерлись друг к другу, настолько сильно, что могли и мысли друг другу на расстоянии отправлять без всяких телепатических способностей - канал всегда друг для друга был открыт - и понимали друг друга с полуслова, и видели то, чего не увидел бы никто другой. Вот и сейчас, за спокойными "хочешь - рисуй" и "не нравится так не нравится" Абиссаля скрывалось почти что противоположное - да он же веселился её раздражению! Было стыдно за то, что она вот так вот спалилась перед ним в том, о чем успешно умудрялась умалчивать уже многие годы, но желания возмущаться и пыхтеть уже не было. Все же, если она это сделает, Аби поймёт, что Райсе раскусила его веселье, и может тогда начать подкалывать в открытую. Конечно, тёмный тоже понял, что Мираи врет, но что ж тут поделаешь? Просто не будет пока что больше рисовать в его присутствии. И дальше будет смотреть.
А вот похвала зацепила Райсе за живое. Учитывая то, что она никому не показывала своё творчество, это первый раз, когда она услышала о нем чьё-то чужое мнение. К тому же, драконесса даже не была уверена в своём уровне, поскольку и рисунков других драконов никогда не видела, но все равно пыталась совершенствоваться. Так что знать о том, что у тебя хорошо выходил, было приятно. Хотя, это же Аби. Для него, наверное, все чуть выше простой мазни по листочку уже красивое. А свои рисунки Сека как раз таки и считала мазней. Вот не нравились они ей, хоть убейте.
Аби выразил желание полететь на Ледник. Впрочем, туда они и собирались - прямиком через светлые земли. А вот драконесса хотела слетать к себе домой, чтобы там закончить и оставить рисунок. Хотя, конечно, это и домом назвать было сложно - просто место, где она жила до тех пор, пока не повстречала тёмного. Там же находился её самый крупный тайник и одно из временных убежишь, однако, именно на болоте она чувствовала себя в относительной безопасности в одиночестве. С Аби она чувствовала себя в безопасности всегда.
Однако, перед полётом надо было сделать кое-что очень важное. Она собиралась поговорить об этом с Абиссалем ещё в ущелье, но прибытие того странного электрического дракона его отвлекло. За книгой, конечно, возвращаться уже не охота, да и смысла особого нет, но вот сделать задуманное ей ничего не мешало.
- Подожди немного, - сказала драконесса, подходя к так и не закрытому с утра тайнику. Порывшись там, Райсе нашла завалявшийся в недрах камней круглый камешек светло-фиолетового цвету. Он был довольно крупных размеров, но при этом оставался лёгким и крепким. Хороший материал. Конечно, можно было бы взять и другой материал, однако, этот камень все же был особенным. Первый, который Райсе нашла в своей жизни, когда исследовала пещеры недалёко от болот. Она тогда и с Аби знакома не была. Сплела тогда же нить из умершего от старости болотного единорога, да повесила камешек на шею, так и носила лет десять-двадцать. Так что, можно сказать, он был заряжен её энергией. - Хочу сделать маячок на тебя. Ты ведь не против? - наверное, это было странно, что Райсе решила сделать маяк на Аби, будто бы... Волновалась за него? Болотная очень надеялась, что Абиссаль сам все поймёт, и не станет её ни о чем спрашивать. Потому что драконесса не знала, как будет защищать эту свою слабость.

+1

184

Когда Райсе достала из тайника небольшой камень, некромант слегка удивился. Нет, он бы мог догадаться, что задумала подопечная - это же элементарно, как дважды два. Но... Это ведь была Райсе!
И вот драконесса высказала свое предложение. Маячок. Темный не поверил своим ушам, но они не врали.
Неужто ты беспокоишься за меня?.. - подумал маг. Так оно и было. Аби любил рассказывать болотной о своих похождениях: как едва успел удрать от патрульных, как столкнулся с монтикорами, и если бы не драконесса, случайно оказавшаяся рядом, владеющая магией порталов, то его косточки бы сейчас валялись где-то на этих склонах. Много чего рассказывал некромант, но все эти истории были с хорошим концом, потому что Аби везло, везло до сего момента сильно, раз он до сих пор способен говорить думать, ходить... Но темный никогда не предавал значения тому, как все эти истории выглядели для Райсе: ведь она-то должна была понимать - если что-то бы пошло не так, то ее наставник отправился бы в Серый Плен, тот самый наставник, с которым она чувствует себя в безопасности, который воспитывал ее и даже любил. Но разве можно каким-то образом заставить темного успокоиться и жить размеренной жизнью одиночки? Вряд ли. Не готов Аби на такие жертвы, даже ради спокойствия Райсе.
И конечно, драконесса не подает вида, что волнуется, но это не означает, что она спокойна.
Эвано как...
Абиссаль взял камень, и аккумулировал в нем часть своей силы, потом аккуратно сделал в пальце прокол когтем и помазал минерал своей кровью.
Однако приятно, когда о тебе беспокоятся.
Да, болотная не могла остановить друга в его опасных приключениях, но она имеет право знать стоит ли его ждать.
Вот. - маг протянул камень, оправу драконесса вполне в состоянии сделать сама, палец еще был красный от крови, но скоро это пройдет.
Как-то тихо было вокруг. Хорошо.
И некромант почувствовал нечто приятное, когда передавал камень своей подопечной. Это можно назвать умилением или нежностью, но для некроманта испытывать подобное не комильфо, тем более Абиссаль был далеко не романтиком. Так что он не признал за собой подобные ощущение и решил, что это у него просто хорошее настроение, а почему оно должно быть плохим? Он сегодня (или уже вчера?) стал свидетелем просто потрясающего события, так от чего настроению не быть прекрасным?

0

185

28 Мороза, утро
(для Металлического)

Рэт мог бы куснуть Духа Металлов на тему того, что он, похоже, считает себя не таким, как его сёстры и братья, но... не стал. Потому что не видел смысла и причины ссориться с Зидвином. Особенно на такой глубине под землёй. Вот вообще никакой причины для этого нет. Поэтому он сказал:
- Хорошо, что господин Дух так уверен в своих желаниях и планах на будущее. Многим драконам есть чему у тебя поучиться.
Тон уважительный, поза ничуть не агрессивная, даже дрейфующий над головой огонёк немного померк.
- Но если ты вдруг пересмотришь свои желания и планы - то я подскажу, как меня найти, - не моргнув глазом, вежливо добавил Рэт, и без всякой паузы перешёл к сути своего здесь пребывания.
- Теперь, господин Зидвин, не подскажешь ли, какие металлы нас окружают? Я не очень хорошо вижу в темноте.
Солнечный усмехнулся, увеличивая яркость своего импровизированного светильника и озирая стены. Ход, в котором очутились драконы, покато уходил куда-то в недра гор, но соваться так далеко вглубь у Рэта не было ни малейшего желания, если только окрест никто не повыковировал всю нужную ему породу. Без интереса поковырялся лапой в продолбленной кем-то ранее здесь прошедшим дырке в стене, высунул пустую лапу. Чёрные когти матово поблёскивали в отражённом от его огонька свете.
Душновато здесь.
И всё-таки хорошо бы знать, что там есть в глубине. Та часть ходов, где стоял Рэт и его величественный спутник, выглядела вполне обжитой и безопасной, и лапотворных сколов и царапин на стенах здесь было куда больше, чем природных. Но все изведанные территории где-то заканчиваются.

0

186

Зидвин выслушал Рэта и, поскольку тот сказал все быстро и почти без пауз, ответил только тогда, когда тот высказал и нечто, похожее на лесть и попросил указать на обитающие тут металлы
- за комплимент сочту и приму к сведению слова твои, – лаконично  ответствовал Дух на первые слова Рэта и перешел к описанию таящихся тут руд:
- Мало тут крупных жил осталось. Алунит исчерпан почти.   Неподалеку, – Стальной показал влево вниз, - небольшой очаг сульфата калия. Местами жилы алюминия встречаются, но малы их размеры.  Дальше и кремнезем есть, но и его немного. -  Зидвин констатировал факты, не более. Основная жила почти полностью выработана, потому и пещера эта заброшена. Это место было интересно своей сбитостью, все здесь было довольно кучно и рядом, потому и выработка тут шла относительно легко.
На самого Духа тут нападало некое подобие тоски, которое бывает, когда возвращаешься  в свой старый и заброшенный дом. Вроде, совсем недавно жил там, а сейчас там нет ничего, кроме пыли да гниющих стен.
Пещера за время пути почти не менялась, разве что стала  более зигзагообразной, все чаще приходилось поворачивать то в одну сторону, то в другую. Второстепенных туннелей было на удивление мало: по пути встретилось всего два. Опять таки, из-за особенности самой алунитовой жилы. Стало заметно жарче, но драконам, в чьих жилах течет огненная кровь, это не страшно. Воздух стал более спертым. Следы бурной деятельности стали только сильнее и больше, отчего пещера то как будто расширялась, то становилась уже. Некоторые выбоины, несмотря на узость, были несколько метров в длину, словно их прорыло некое копающее существо, а не дракон.  Идти осталось недолго. Такие удачные жилы большими не бывают.

0

187

Райсе молча наблюдала за своим наставником. Кажется, в голове у того происходил сложны мыслительный процесс, что драконессу крайне бесило. Она и так долго собиралась с мыслями и силами, чтобы сделать на Аби маячок, а он ещё и задумался о чем-то! Хотя, скорее всего, он просто удивляется её внезапной просьбе, но все равно, нельзя ли удивляться по быстрее?
Хотя, в прочем, теперь у болотной есть время подумать, что она будет дальше делать. Заглянуть в тайник на болоте это обязательно, но... что ещё? Слухов в последнее время не было, приключения искать негде, разве что рискнуть попытать удачу встретиться с духом болот, но она даже не знала, где тот живёт. Может, заняться пока каким-нибудь артефактом?.. Да. Это дельная мысль.
А пока Мираи рассуждала, Аби наконец соизволил взять камешек. Хорошо что ещё не пришлось объяснять, зачем он нужен и как его делать, иначе Райсе извелась бы. Хотя, это же Аби, не удивительно что он знает. О маячке вообще знала, наверное, вся Империя, а вот сама Райсе узнала только лет пять назад. И все это время готовилась к тому, чтобы попросить об этом Аби, ага.
И вот, наконец, камень ей вернули. Драконесса тут же повесила его за шею, ощутив лёгкую привязку энергии. Захотелось как-нибудь съязвить, чтобы показать своё безразличие и недовольство, но слов не нашлось. Так что застывшая с приоткрытым ртом Райсе, поняв, как глупо выглядит, фыркнула и гордо прослеживала к тайнику. Закрыв его, драконесса вернулась к подсохшему рисунку, свернула его и сунула в мешочек, что тут же повесила на себя.
- Вот и все, - отряхнувшись от пыли пещеры крыльями, драконесса вышла наружу, расправляя крылья. - Я думаю полететь на болота, так что, вероятно, нам придётся разделяться. Давай долетим до Закатного края через земли воздушных, а там уж разделимся, - бросив от чего-то недовольный взгляд на своего наставника, драконесса взмахнула крыльями и взлетела. - Полетели, копуша. А то ты снова влипнешь в неприятности у светлых, - вообще-то, светоче порой и принимали у себя одиночек, и давали им пролететь, но вот завидев тёмного сразу воспринимают его как потенциального врага. "Надеюсь, не влипнем", - подумала Райсе, и полетела вперёд.
----> Границы стай. Вересковая пустошь.

0

188

Как только Аби зарядил камень, Райсе тут е нацепила его себе на шею. Это почему-то показалось забавным некроманту, хотя вроде ничего забавного в сем действии не было.
Драконесса в свойственной ей хамской манере предложила часть путешествия провести вместе - вполне логично. И конечно, болотная не забыла упомянуть множество тех неприятностей, которые Аби постоянно наживал на территории Светлого Альянса. Чего там только не было. Даже странно, что некромант до сих пор жив и свободен с таким-то перечнем прегрешений, уже давно должен томиться в темнице Облачных Гор, или лежать в земле, где-то у границы.
Но пока все обходилось малой кровью: ну, в крыло воздушной сферой попадут или сетчатку засветят немного - делов-то залечить, особенно, когда сестра - целительница.
Так что и сейчас темный был уверен в успехе предприятия, тем паче сейчас они с Райсе будут вести себя, как вполне законопослушные одиночки, просто пересекающие территорию, не причиняя никакого вреда ни кому и ни чему.
А вот если эти летающие глисты мои рога заметят, а если еще там будет кто-то, кто меня помнит... Ух, тогда точно надо рвать когти.
Полетели. - кивнул маг и, расправляя крылья, подошел к выходу. - "Неприятности у светлых." - фыркнул Абиссаль, передразнивая свою ученицу, - Как будто я один в неприятности впутываюсь...
Конечно, не один, но Райсе все же гораздо реже просто так, из ничего создавала себе проблему, а если и создавала, то все же ссорилась скорее с одиночками, которым подмогу позвать особенно неоткуда. А Аби всегда если вляпался, то в патруль! При чем не в один. Нет, изначально, может быть, и один, но ведь стайные не любят по-честному один на один, им надо братву позвать, чем больше - тем лучше.
Поэтому похождения некромантов были несопоставимы по масштабам и уровню опасности. Но ведь Райсе еще двухсот лет нет - все впереди.
Абиссаль начал полет, последнее время он с Хвостиком прям не расставался, но так было далеко не всегда, частенько приходилось разлетаться на пару-тройку недель.
Но Аби всегда мог тайти свою подопечную, а вот она его...

----> Границы стай. Вересковая пустошь.

0

189

22 Мороза. День.

И вот опять Абиссаль тащился по пещерам. Сеарив за впрочем не долгий срок скитаний стал чем-то родным и приятным. Нет, конечно, не настолько родным, чтоб поселиться здесь, но все же достаточно привычным, чтоб знать развилки пещер досконально. Наверное, темный дракон в этих лабиринтах и так не заблудится - все же глаза к темноте приспособлены гораздо лучше, чем у святош; но Абиссаль уже заприметил места, которые хорошо подходят под ночлег или наоборот для этого непригодны. Так что, тенью скитаясь между могучими каменными стенами, некромант чувствовал себя просто таки хозяином всего окружающего. Неправда, конечно - слишком много драконов находили здесь свое пристанище, но в данный момент мага это не интересовало.
Вот они знакомые повороты. До боли знакомые.
И какое-то настроение было лирическое - редко такое бывает у циника, верно?
Темный прикрыл глаза и протянул конец какой-то песни:
Превратимся в рассветную пыль,
Полетим над горой, над горой,
И поведаем горькую быль
Тем, кто ходит под полной Луной.

Абиссаль пел не то, чтобы плохо, но и не сказать, чтоб хорошо, поэтому позволял себе такую роскошь только в одиночестве. Никто не должен видеть его в порыве романтизма.
А подопечная-Райсе явно бы сейчас как минимум полхвоста отдала, чтоб лицезреть наставника. Это ведь какая обильная тема для подколов и язвительных замечаний, а еще кличек.
Но пещеры были пусты, а если это и не так, то и пусть. Кому есть дело до поющего некроманта? Конечно, музыка больше ассоциируется с кем угодно, но не некромантом: с целителем, светлым магом, архивариусом. Но разрыв шаблона, он, знаете ли полезен иногда. Тем паче такой массивный, ведь Абиссаль пел не какую то нибудь мрачную песню про скелетов, выпущенные кишки и эксгумации; нет, все вполне пристойно.
Хорошее настроение было у темного.
Просто прекрасное, он чувствовал себя одним во всем мире, и это чудесно. В одиночестве есть какая-то тайна, магия, сказка...
Но ведь на свете не бывает чудес, правда? Разве могут стерпеть высшие силы, что некромант вот так в наглую портит устоявшееся мнение о представителях сего мрачно ремесла? Нет! Без сомнений! Нужно срочно выправлять ситуацию.
И пригнать какого-нибудь, чтоб он привел горе-певца в чувства.

Отредактировано Абиссаль (25 Апр 2016 15:20:03)

+2

190

День этой солнечной драконессы начался не так уж и солнечно. Во-первых, разбудили ее еще до восхода этого самого солнца, когда, по сути, единственная задача драконы был сон. Непродолжительный, но все же столь необходимый, иначе быть ей, как и сейчас, в легкой прострации, натыкаясь на стены в этом лабиринте из пещер и туннелей, именуемом Сеаривом. А хотя нет, это скорее единичный случай, повторения которого, честно, не хотелось.
Среди же снов самки стали очень популярны именно непродолжительные, рваные и практически не несущие энергии, что, несомненно, довольно сильно печалило Йоцеру, которая иногда только и мечтала о том, чтобы свернутся в маленький клубочек где-нибудь в уголке и вздремнуть, выделив на это приятное дело ни день, и даже ни два. Но что поделать - в последние дни у нее скопилось слишком много работы, а это количество, определено, было вызвано тем, что Ра упорно не хотела заниматься тем, чем нужно, а предпочитала заниматься какой-то ерундой, старательно делая вид, что занята. Вообще, врать ей не свойственно, в этих случаях она лишь отвечала несколько уклончиво да пряталась от подозревающих взглядов. Цера, снова уткнувшись в какую-стену своим многострадальным носом, вздохнула. Ну что поделать, если она до жути не любит всяческие отчеты? Терпеть и делать, сразу же, когда дают, иначе их будет столько, что хоть на собственном хвосте вешайся. И, плюс ко всему, ее еще отправили за каким-то камнем, которого она вообще в глаза не видела. Вот, де, прости, Йоцера, мы знаем, что ты занята и хочешь спать, но не могла бы ты слетать за одной вещицей на Ничейные земли? Ну же, соглашайся, ведь тебе всего-то и нужно, что портал открыть и через пять минут вернуться! Так, в общем-то, думала и сама дракона, поэтому и согласилась, да и потому же не особо торопилась со всеми приготовлениями. Сначала медленно-медленно кивнула, потом поднялась, размялась, проведав птенцов и своих учеников, потом еще поела и посидела за книжками. Она, в общем-то, и вовсе забыла о своем задании, но потом ей очень тактично напомнили. Хоть и не самыми цензурными выражениями, но напомнили, да еще и мотивации прибавили. Ну и направилась Йоцера за этим камешком, в итоге, ближе к обеду.
Вышла она из портала и моментально скривилась, стараясь параллельно размять и лапы, и крылья, да в их наличии убедится. Не любила она порталы, особенно на такие немаленькие расстояния, а ведь по иронии судьбы в Игнесе она состояла именно как специалист по пространству. Ужас. Ну а что же для Ры было таким ужасным в порталах? Да все. Сначала тебя расщепляет до каких-то очень мелких частиц, что ты даже себя не чувствуешь, а потом собирает обратно. Кости-мясо-кожа, а потом каждая чешуйка на место прибивается. Гвоздями. Драконесса снова вздрогнула, силясь сбросить с себя остатки этого отвратного ощущения, но, видимо, с этим болезненным отголоском придется ей ходить ближайшие пару часиков. И новую боль зарабатывать. А ведь как вообще вышло, что Йоцера уже некоторое время бесцельно шатается по коридорам? Само собой, заблудилась - пару лишних поворотов, сделанных во время раздумий о тщетности бытия, и все - потерялась, совершенно без надежды на спасение. Она, конечно, знала, что эти пещеры довольно неплохо заселены одиночками, но ей было несколько боязно от того, что она может случайно забрести в чью-то обитель, а с чужаками обычно разговор короткий. По крайней мере, в стаях, а а особенности Темного альянса, в основном так и происходило.
Долго бы ей еще пришлось блуждать по туннелям, если б не чье-то пение. Услышав его, Солнышко замерла, вслушиваясь, а потом двинулась на звук, стараясь более не врезаться в стены. Медленными и осторожными шагами, но все же дошла до пещеры, где находился незнакомый ей дракон, и остановилась в нерешительности. Пришла? Молодец. Но чего теперь делать-то? - дракона укорила себя за несколько неразумный, а, точнее, необдуманный поступок. Чуть прищурилась.
- Эм, привет. Хорошо поешь, - выдала она то, что первым пришло в голову. Да и идей более не было, не пренебрегать же хоть чем-то.

+2

191

И этот кто-то не заставил себя ждать. Абиссаль думал, что даже если какая-то заблудшая душа и услышит его пение, то подходить точно не будет: ну, мало ли кто в этих пещерах голосит? Может, вообще ловушка. Но, видимо, у дракона, поздоровавшегося с Аби, любопытство побороло чувство самосохранения. И чего греха таить, сам темный поступил бы также и пошел выяснить, кто музицирует на пол-Сеарива.
Мать моя виверна! - выругался маг и развернулся лицом к незнакомке. Хоть некромант и был темным, но все же видел в темноте весьма посредственно - различал, например, очертания предметов, но прям чтоб видеть - нет, увольте, тут нужны магические умения, а все свои старания на поприще ворожбы Аби убил на некромантию, о чем, впрочем, не жалел. О драконе, который потревожил его идиллию, маг мог сделать некоторые выводы: во-первых это представительница прекрасного пола, так как мало того, что голос звучный и приятный, так еще и вся из себя такая миниатюрная; просканировав же ауру, некромант обнаружил стайную метку стаи Огня, значит, скорее всего, стайная. И если учесть миниатюрность, то надо сказать, что вряд ли драконесса воин.
В общем кое-что уже было понятно, но знать зачем сие создание отправилось в пещеры темный не мог.
Здравствуй, - произнес маг, - Спасибо за комплимент...
Смутить Аби довольно сложно, тем более после ухода из стаи на репутацию как-то стало наплевать, и некромант мог позволить себе каждый раз строить о себе новый образ, что, несомненно, весело.
Конечно, жаль, что эта мамзель сбила весь настрой, но и ладно; первый раз что ли?
Если Абиссаль еще как-то и ориентировался в темноте, то вот в том, что такой способностью обладает незнакомка некромант сильно сомневался, поэтому был предпринят, наверное, единственный возможной в данном случае вариант: В воздухе появился легкий запах гари и откуда не возьмись возник лич, которому тут же было приказано применить Пирофорность. Слуга загорелся и тем самым осветил пространство - вот такая вот своеобразная магическая лампочка. Абиссаль слегка прищурился - глаза уже успели отвыкнуть от света. Но теперь он имел возможность хорошенько разглядеть собеседницу, да и она его. Но маг быстро спохватился: как его действие выглядит со стороны? Как будто к атаки готовится и призывает дополнительные силы, нужно немедленно разъяснить ситуацию:
Не волнуйся, - промурлыкал некромант, стараясь сделать тон как можно более дружелюбным, - Мой слуга просто освещает пространство.
На самом деле немного глупо вышло...

+1

192

Если Абиссаль что-то и различал в темноте, то для Церы это было испытание еще то - кругом так темно, что ни зги не видно, так еще и запах перед носом незнакомый, и потому непонятный. Дракона, чуть приподняв голову, повела носом, но это ни к каким существенным изменениям не привело - воздух в пещере был несколько застоявшимся, и потому место положение обладателя этого самого запаха определить было сложно, как и то, кем он, собственно, был. По голосу же Солнышко могла только сказать, что это самец, да и только. Не самая приятная ситуация, особенно учитывая то, что незнакомец, вероятнее всего, вполне ее видел или хотя бы различал, а, следовательно, был темным. Почему она решила, что собеседник ее видит? Просто потому, что в его голосе было ни тени или намека на испуг или настороженность, хотя он вполне мог скрывать эти чувства. Драконесса чуть поморщилась. Не особо ей нравилась вся эта скрытность, а ее светлая сторона, доставшаяся от дражайшего папочки, и вовсе хотела как можно скорее покинуть это место.
- Прости, что отвлекла. Заблудилась немного, - несколько смущенно ответила она, все еще пытаясь что-то разглядеть, но эти попытки были уж очень жалкими и не принесли совершенно никаких результатов. Сейчас вот Йоцера несколько корила себя в том, что в свое время не изучила такую штуку, как пирофорность. Сейчас бы зажгла, к примеру, рога или крылья, и вполне можно было бы не только не натыкаться на стены (в это время самка недовольно провела лапой по морде, ускоряя, таким образом, заживление небольших царапин, украшавших ее морду после некоторых особо неудачных столкновений), но и сейчас посветить. Благо, от самогрызения ее в какой-то мере спас сам незнакомец - вызвал лича и поджог его. Как на это отреагировала Цера? Сначала, когда ей в нос ударил запах мертвечины, она чуть распахнула крылья и расставила лапы пошире, практически копируя идеальную боевую стойку. Все-таки я кому-то помешала? Это некромант? - вопросы так и роились в голове, а будь самка не сама собой, то бишь более разумной, она, как минимум бы, призвала собственное "чудо" - элементаля, но делать этого не стала, а когда же возможная опасность воспламенилась, то и вовсе успокоилась, снова опустив крылья - огонь явно не то, чего ей нужно бояться. Да и вкрадчивый голос незнакомца, которого дракона наконец увидела, вовсе не пугал это дите малое.
Дракон выглядел довольно забавно - чего рога одни стоили, но улыбка на морде Солнышка не особо стремилась переходить с вежливой на веселую - незнакомец, точно бывший темным, был ее выше, что определенно прибавляло ему в глазах Церы несколько очков солидности и даже уважения, что ли. На слова же собеседника она кивнула.
- Хорошо, - от желания вызвать элементаля не осталось не следа. Даже этот огонь выглядел довольно уютно и настраивал на довольно спокойное поведение, - И часто ты... Практикуешься? - из вопроса не особо было понятно, что именно Солнышко имела ввиду - пение или призыв лича, так как она, собственно, была заинтересованна каждым из этих вопросов.

Отредактировано Йонцера (27 Апр 2016 20:15:00)

+1

193

Абиссаля забавляла та реакция, которое произвело на незнакомку появление лича, а также спад ее напряжения после его слов, али еще чего? А еще некроманта забавляло, как драконесса смягчала свою оплошность этим "немного" - "немного заблудилась". Заблудиться можно только по-крупному. Немного это как? Заблудился, но вроде и здесь жить можно? Но впрочем, чего цепляться к словам. Стайная драконесса оказалась одна у черта на куличиках, заблудилась, сейчас вся смутилась, что с нее взять?
Это не беда. - произнес темный, - Выведу тебя. Безвозмездно даже. - некромант приятельски подмигнул.
Вот так вот рушим стереотипы о некромантах. Мало того, что не атакует, так еще и помощь бесплатную предлагает. Ну, просто законопослушный господин.
Вообще Аби прерасно знал - с огненными лучше не ссориться. Откуда вообще знать, что эта барышня тут одна? Не кому доверять нельзя - а то быстро сожрут - это раз. Да и хоть бы одна... Потом братки-огненный одиночку из-под земли достанут и прямиком в Каменную Пасть на опыты. Оно нам надо? - это два.
Так что в манерах мага было не только моральная-этическая, но и вполне материальная составляющая.
Ну, пение вообще не практикую. - признался Абиссаль, - Это так для души.
А про себя добавил: Только для души, исключительно для души, не для кого более.
А вот этого лича частенько вызываю - он отличный сторож. Кто же должен мой сон охранять.
Наверное, дракона слуга не поборет в одиночку, даже если приказать. Ну, только если это не птенец или подросток. Но вот предупредить об опасности может.
На самом деле использовать лича при огненной было опрометчиво. Кольца архидемонов предельно редки, их вот так вот каждый встречный не носит, а для создания подобный диковины одной некромантией не обойтись, нужен и огонь... И вот думай тут: пойдут до законного обладателя кольца слухи о местоположении Аби? Лопух-то, как и все считает некроманта мертвецом, а значит и не надеется вернуть украденное - концы в воду, как говориться. А теперь... Но волков бояться - в лес не ходить. Для того ли Абиссаль крал артефакт, чтоб бояться его использовать? Хватит того, что он прятал его в укромном месте вплоть до ухода в одиночки.
А некромантию - где практиковать-то? Особо трупов нет. Только если что птенцов из стай воровать, но это не по мне как-то.
Абиссаль высказал насущную проблему. Мертвецов и впрямь не удавалось раздобыть, обленился.
Кстати, мое имя - Абиссаль, бывший маг-некромант Темной стаи. - одиночка слегка склонил голову, - А как ваше имя, мамзель?

Отредактировано Абиссаль (27 Апр 2016 21:50:24)

+1

194

28 Мороза, утро
(для Металлического)

Солнечный прослушал краткую сводку о местных залежах (негусто и лично для него почти бесполезно), после чего примолк, постукивая когтями по выщербленному пыльному полу. Его светлячок тихо покачивался, порождая размытые тени.
- Покажешь, где находится алюминий? - наконец спросил Рэт. Прочие минералы пусть остаются для тех, кому они нужны, а тратить время и силы на добычу ненужных камней он не видел повода. И размышлять об этом было недосуг, куда больше настораживало другое. Гром был не спец во всяких геодезических штуках, но эти выбоины разве оставлены драконьими когтями? Тряхнув головой, дракон потрусил следом за металлическим Духом, каждый шаг сопровождался поскрипыванием кожаных петель, которыми снаряды были прицеплены к портупее.
- Ну, господин Дух, - через пяток шагов он вновь нарушил молчание. - Что тут водится, в этих подземельях? Помимо одичавших драконов.
Он глуховато хохотнул. Хохотать в подземельях можно было безопасно. А ещё можно было кричать или ещё много чего делать. Каменные стены глотали звук быстрее, чем птенцы - свой первый завтрак.
- Я был подростком, когда убил сцепионикса, - продолжил Рэт, скалясь в темноту. - Он и сам был подростком, иначе я бы тут уже не бродил. Он поднялся из лавы и раздулся, открыл пасть, а я швырнул туда снаряд, и эта тварь его проглотила. Инстинктивно, знаешь, как привыкла проглатывать всё, что ей попадалось. Снаряд сработал ещё в пищеводе. И сцепионикс разлетелся в лоскуты, Бездна, как же это было весело, и вдвойне - от того, что он был в рабочем состоянии, мой снаряд, и он оказался действенен. А если бы я полагался только на себя, ну может быть на магию, то я давно бы уже сгнил в брюхе сцепионикса. А что ты, господин Дух? Кто встречался тебе?

+1

195

НА просьбу указать, где находится алюминий, Дух согласно кивнул. В Принципе, они ведь и шли по алюминиевой жиле. Из алунита ведь добывают алюминий. Более того, он по доброте душевной вполне может помочь Рэту выделить из алунита алюминий и тем самым облегчить ему задачу.
НА второй вопрос о других животных Зидвин задумался: ему куда интереснее камни да металлы, нежели живность, что по ним ходит. Додумать металлический не успел, так как Рэт вдруг начал рассказывать историю из жизни, чем удивил Духа. Он никак не ожидал, что солнечный начнет откровенничать с ним. В конце концов, не такие уж они и друзья, так, случайные встречные.
Зато, выслушав историю, Зидвин понял, про какого рода животных хочет узнать Рэт. Про тех, что поопаснее. А вот с чего он вдруг начал эту тему, Дух не понял. Лично для него тут ничего такого пугающего не было. Попадались, конечно, норки кротов, Зидвин называл их «горными кротами», так как они рыли норы в камне не хуже, чем обычные кроты в земле. Но это не те существа, которых стоит бояться. Но, еще немного подумав и припомнив существ пострашнее, Зидвин на вопрос ответил:
- Самыми опасными можно считать мантикор - неразумные существа без страха они. Водятся Басилискосы, но навряд ли их можно в глубоких пещерах найти. Еще водятся тиры, - Дух поклацал зубами, - В особо больших пещерах иликаки попасться могут. Но надоедливы скорее они, чем опасны.  -  Дух еще помолчал немного и ответил на самый последний вопрос, - Каждого из них я видал, но издалека. Нет нужды мне в бой с ними вступать.
Дух начал говорить тогда, когда уже приближался к тупику пещеры, а закончил уже стоя прямо перед каменной стеной с блестящими вкраплениями, выдающими месторождение алунита. Он постучал когтем по блестящей полоске, оценивая размер породы. «Это последнее» - вот что констатировал Зидвин. Потом повернулся к Рэту сказал:
- Немного алюминия здесь, но есть он. Скажи, сколько  нужно и я отделю его от  основной породы для тебя.
Уж кому-кому, а Духу Металла это не в тягость, да объем не настолько большой, что бы из-за этого переживать.

0

196

Йоцера же, чуть склонив голову на бок, прикрыла глаза и смущенно улыбнулась, невольно косясь на лича, даже несколько любуюсь этими огненными всплохами, покрывающими его тело. Нет, ну чем не красота для настоящего ценителя огненной магии и огня в общем? Драконе же и вовсе хотелось сорваться с места, и, немного потискав этого самого лича, улечься у него под боком и поспать. Но, благо, в лапах она себя все еще держала, поэтому подобного, в принципе, произойти не должно. Да и задерживаться в пещерах более не хотелось - душенька рвалась к свету, солнышку и теплу, но вот всего этого придется ждать вплоть до Пламенных земель, только вот с солнцем проблемы - в последнее время погода была на редкость противной, и небо уже давно не радовало драконов светилом. Грустный вздох. Может, махнуть на территорию Светлого альянса? Там-то света должно быть предостаточно. Объяснить же свое появление можно тем, что она, де, соскучилась по отцу или же прилетела "по работе". Конечно, первую теорию перед полетом следует тщательно проверить - а то, мало ли, может он уже коньки отбросил, да и как он вообще выглядит неплохо было бы узнать. Представления об отце у Солнышка остались довольно размытые, да и основанные только на обрывочных детских воспоминаний. При таком раскладе лучше всего наслаждаться тем, что есть.
- Это не беда. Выведу тебя. Безвозмездно даже, - на эти слова Йоцера только тихо фыркнула. Все же, темные такие темные. Только о выгоде и думают, но этот дракон был неким исключением из правил. Дракона чуть улыбнулась. Как забавно. Его рассуждения тоже вполне можно было бы послушать, да вот незадача - солнечная вспомнила о редкости подобных колечек. Задумчиво прищурилась. А у кого это она видела такой же артефакт? Точно, у состайника своего. Он потом долго рвал и метал, пытаясь найти утраченное, только вот не вышло. А сейчас... Вот она, пропажа, нашлась. Конечно, никого Цера сдавать не собиралась, ей вообще было бы проще забыть о всех этих размышлениях, но нет... Помнить она будет достаточно долго, так как эта память, столь часто ее подводящая, почему-то запоминала именно то, что, в принципе, не нужно. Это постоянно мешало, но и поделать с этим ничего нельзя, разве что к магам Разума обратится. Хотя, зачем кого-то нагружала какой-то ерундой. И так прожить можно. 
Кстати, мое имя - Абиссаль, бывший маг-некромант Темной стаи. А как ваше имя, мамзель? - на "мамзель" Цере впору было бы и обидеться, уж большого подчеркнуто-вежливого это звучало, но, благо, натура она была совершенно не злобливая и, тем более, не обидчивая. Она только коротко улыбнулась и ответила.
- Йоцера, "действующий" ученый стаи Огня. Приятно познакомиться, - не удержавшись, чинно кивнула. Уж больно светская беседа у них намечалась, поэтому своеобразный этикет все же соблюдать нужно.

+1

197

28 Мороза, утро
(для Металлического)

- Вот как, - протянул солнечный. - А эти сколы и эти отметины кто тогда мог оставить? Не драконы же.
Он указал на царапины и бороздки, покрывавшие стены тоннелей вокруг. Слабый блеск неведомых минералов, отражавшийся от фонарика Рэта, делал эти тоннели если не привлекательными на вид, то по крайней мере интересными. Впрочем, Гром на эту деталь окружающей действительности внимания не обращал, куда более привлечённый находкой Духа Металлов. Жилка руды посверкивала, как капилляр в теле горы, массивной и неповоротливой туше. Драконы приходили сюда и брали понемногу, а гора так ничего и не замечала. Или замечала, но реакция ещё не последовала.
Рэт чувствовал свою незначительность пред лицом стихии примерно две секунды.
- Был бы благодарен за слиток величиной с вивернью голову, - оскалился Рэт.
Пойдёт на разные снаряды. Большие и маленькие.
И пока Дух был занят с жилой, дракон отошёл ещё на два или три шага, с вниманием учёного рассматривая и ощупывая столь заинтересовавшие его царапины и борозды, покрывавшие стены тоннеля. Провёл пальцем с толстым чёрным когтем,  следом палец обнюхал. Ничего.
- Как глубоко под землю опускался ты, господин Дух Металла? - негромко спросил Рэт. Его низкий голос, частично проглоченный каменными стенами, звучал здесь очень странно.

0

198

Когда Аби пошутил про бесплатность своей помощи, драконесса сначала фыркнула, а потом, как и полагается, улыбнулась. Вот оно изменчивое настроение драконов, в чьих жилах течет огненная кровь. У них характер весьма своеобразный - буйный, пламенный; но это не повод недолюбливать таких драконов. Просто факт, подтвержденный многими наблюдениями. Но стоит отдать должное детям света и огня. Подобные полукровки обычно умели держать себя в лапах, свет сдерживал неукротимость огня; а если каким-то образом светлая кровь начинала доминировать, а характер наследовался не от огненного родителя... Чтож такие экземпляры иногда вовсе были душками, а душки, они, как правило, те еще лопухи.
Когда мамзель представилась, некромант повторил про себя ее имя, будто пробуя его на вкус. Память на имена у мага была отличнейшая, как и на даты, впрочем. Так что, наверное, "Йонцера" на долго останется в памяти темного. Необычное, на самом деле, имя, хотя бы по тому, что начинается на такой странный звук, как Й.
Взаимно, взаимно. - произнес некромант, и на его устах застыла странная улыбка, будто бы и не улыбка даже, а насмешка; но в сочетании с кошачьими глазами, которые во тьме округлились, словно маг перебрал с дурман-травой, морда Аби выглядела вполне дружелюбно, как у гостеприимного хозяина какой-нибудь пещеры, вынужденного принять нежданных, но все же дорогих гостей. Странная физиономия была сейчас у темного - нечего сказать.
Ну, думаю, не стоит терять времени, - сказал одиночка, - Давай-ка, я выведу тебя из этого лабиринта.
Не то, чтобы Абиссаль горел желанием выйти на свет - во тьме гораздо лучше. Но Лич все сжигал и сжигал ману, а она может понадобиться для какого-нибудь куда более важного дела, чем освещение пещеры.
Да и, если уж говорить на чистоту, не очень-то доверял некромант Йонцере. Кто его знает, может быть, на поверхности засада? Вдруг Зеск как-то прознал про то, что Абиссаль жив? Да и попросил состайницу выманить давнего неприятеля? А она еще и разузнала не выменял ли бродяга кольцо на что-нибудь?
Но, не будем гадать, пока обвинять в чем-либо солнечную - глупо.
Она просто заблудилась.
Пусть будет так.

+1

199

28 Морозного, утро
Рэту

- Драконы, -  развеял Зидвин заблуждение Рэта. Для него  такие борозды были естественны. Такие углубления получаются, если металл извлекать магически. Впрочем, Зидвин не стал это объяснять, ибо солнечный сейчас сам увидит, как эти борозды создаются. Услышав пожелание о размерах, Дух приступил к делу. Он начал магически вытаскивать необходимый металл из породы.  Со стороны это выглядело так, словно Дух решил поднести лапу к блестящей жилке и на этом остановиться, потому что некоторое время не происходило ничего. Дух как будто просто стоят, держал лапу перед камнем. На деле же в породе происходили довольно значительные изменения: Из алунита магическим образом отделялся алюминий и постепенно процесс уходил все глубже в породу. Через какое-то время жилка начала самым натуральным образом стекать в лапу Духа, постепенно приобретая форму.
Когда Дух закончил, на его лапе оказался кусок алюминия размером с вивернью голову и формой напоминающей ее же, только словно завернутую в ткань.  А в том месте, где раньше была блестящая жилка осталось только аккуратная дыра. Ибо уж не Духу ли Металла вытаскивать металл самым аккуратным способом.
Зидвин протянул лапу с куском Рэту.
- Очищено только от неметаллической породы, для удаления примесей больше времени потратить нужно, -  оповестив Рэта о состоянии алюминия, Дух отдал ему алюминий и развернулся, что потребовало определенных ухищрений, так как пещера все-таки была немного маловата для него.  Развернувшись, он ответил на поставленный вопрос:
- Недалеко по меркам гор. Но глубоко для многих драконов. На три тысячи метров точно, - и, решив не тянуть время, Дух добавил,  --  Больше нечего делать тут. Возвращаться пора. -  Теперь Рэту придется идти впереди, ибо обойти его массивный Дух не сможет.

0

200

22 мороза, утро
Абиссалю

Йоцера снова задумалась, все глядя на лича. Его пламя, оно стало медленно ослабевать, что ли? Чуть вопросительно наклонила голову, и, взмахнув хвостом, уселась, сложив крылья. Возможно, так ей было проще думать, а также создавать своего клона, только вот не слишком материального, да и созданного из солнечной энергии. Вначале он был лишь небольшим сгустком, но потом, разрастаясь, принял облик дракона, который сейчас уже осел рядом с хозяйкой. Та, бросив на него косой взгляд, "отрегулировала" эту спонтанно придуманную лампочку, сделав свечение менее раздражающим и явным. От элементаля веяло теплом, что было очень приятным для солнечной - теперь, по крайней мере, желание устроится под боком у лича было меньшим. Посидела так немного, с легкой улыбкой на мордочке, а потом до нее наконец дошло, как это выглядит. Очень подозрительно.
- Теперь, кажется, моя очередь тебя успокаивать, - совершенно невинно начала она, - Элементаль просто поработает источником освещения, не более того, - выдохнула она, улыбаясь чуть более веселой улыбкой. Вызвала она свое "чудо" не только для света, но и для того, чтобы, так сказать, похвастаться, де, вот, я тоже всякое призывать могу, не только ты у нас уникальный.
- Ну, думаю, не стоит терять времени. Давай-ка, я выведу тебя из этого лабиринта.
Дракона снова поднялась - поднялась и "лампочка". Кивнула.
- Хорошо, спасибо, - сказала она,еще раз кивая, на этот раз благодарно. Уж благодарить-то определенно есть за что, иначе бы она наверняка долго тут бродила. Но тут ее внезапно осенило - пришла она сюда за чем? - правильно, за камнем, - Э, есть одна проблема, - несколько виновато пробурчала она, чуть отворачиваясь, - Я тут, вообще, по делу. Мне нужно кое-что найти в этих пещерах, не составишь мне компанию?

0


Вы здесь » Империя драконов. Возрождение » Хребет Сеарив » Пещеры на восточном склоне